Ударный вертолет Ми-28. - Российская авиация

Ударный вертолет Ми-28.

Разработчик: ОКБ им. Миля
Страна: СССР
Первый полет: 1982 г.

Концепция боевого вертолета в процессе формирования прошла длинный путь изменений и совершенствований. Одним из краеугольных вопрсов была выработка представлений о наиболее эффективной тактике применения винтокрылого штурмовика, соответствующем комплексе вооружения и, следовательно, схеме и компоновке боевого аппарата. В ходе проектирования «воздушной боевой машины пехоты» Ми-24 у разработчиков и у заказчиков появились новые идеи относительно перспектив дальнейшего развития вертолетов подобного назначения.

Параллельно с концепцией транспортно-боевого вертолета, предназначенного для повышения мобильности мотострелковых войск и одновременного обеспечения их огневой поддержки, М.Л.Миль и его соратники задумали проект специализированного высокоманевренного винтокрылого «воздушного танка», который служил бы «летающей платформой для установки всевозможного вооружения». В этом варианте перевозка десанта уже не предусматривалась. Повышенный интерес к такой винтокрылой машине во многом был обусловлен постройкой в США (фирмой Локхид) скоростного и маневренного боевого винтокрыла АН-56А «Шайен», широко разрекламированного западной прессой. Для достижения высоких тактико-технических показателей, сопоставимых с характеристиками самолетов-штурмовиков, АН-56А был оснащен толкающим пропеллером, крылом, жестким бесшарнирным несущим винтом, а также сложным комплексом прицельного и пилотажно-навигационного оборудования.

Принятое 6 мая 1968 года постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании Ми-24 предусматривало, в числе прочего, и разработку на его основе перспективной модели винтокрылого штурмовика, обладающего более высокой скоростью полета, хорошей устойчивостью и маневренностью. К концу года в отделе перспективного проектирования МВЗ был выполнен первый проект винтокрыла Ми-28, который представлял собой дальнейшее развитие Ми-24 без десантно-грузовой кабины, но с жестким несущим винтом, дополнительными пропульсивными средствами и усиленным вооружением. К сожалению, отсутствие у заказчика четких представлений об облике такого аппарата, большая загруженность фирмы текущей работой, а также болезнь и смерть М.Л.Миля не позволили немедленно воплотить новую концепцию в жизнь.

К углубленной проектной разработке боевого винтокрыла Ми-28 (изделие 280) сотрудники МВЗ им. М.Л.Миля под руководством нового главного конструктора М.Н.Тищенко вернулись в 1972 году, когда в США уже полным ходом велись исследования по программе аналогичного армейского вертолета-штурмовика ААН. Ведущим конструктором на ранних этапах был М.В.Ольшевец. Командование советских ВВС сформировало к этому времени основные требования к перспективной машине. Винтокрыл должен был служить средством поддержки сухопутных сил на поле боя, уничтожения танков и другой бронированной техники, сопровождения вертолетных десантов, борьбы с вертолетами противника. В качестве основного оружия предполагалось использовать управляемые ракеты противотанкового комплекса «Штурм-В» (до восьми ракет) и 30-мм подвижную пушку 2А42. Общая масса боевой нагрузки оценивалась в 1200 кг. Кабина экипажа, состоящего из летчика и оператора, и основные агрегаты вертолета должны были иметь защиту от поражения оружием калибра 7,62 и 12,7 мм, пилотажно-навигационный комплекс обеспечивать эксплуатацию в любое время суток и в любых метеоусловиях. Максимальная скорость машины планировалась 380-420 км/ч.

Конструкторы МВЗ им. М.Л.Миля провели аэродинамические, прочностные и весовые расчеты перспективных проектов, проработали различные варианты силовых установок, схем и компоновок Ми-28. Так как заказчик требовал оснащения вертолета системой аварийного покидания, а практика летных испытаний, проведенных на фирме Миля, показала сложность обеспечения безопасного отстрела лопастей, то разработчики рассматривали в качестве приоритетного вариант двухвинтового винтокрыла поперечной схемы. Он не только гарантировал безопасное катапультирование вне дисков винтов, но и позволял включить в конструкцию крыло винтокрыла. В 1973 году был выполнен проект такой машины взлетной массой до 11,5 т, оснащенной двумя двигателями ТВ3-117Ф мощностью 2800 л.с. каждый, двумя несущими винтами диаметром 10,3 м и толкающим пропеллером. Опытное производство построило соответствующий макет, в отделах ОКБ прорабатывались агрегаты и системы.

В середине 70-х годов заказчик пересмотрел концепцию применения боевых винтокрылых машин. Тактика боевых действий (по аналогии с самолетами-штурмовиками) на относительно большой высоте и скорости уступила место тактике действий на малых высотах с огибанием рельефа местности, которая обеспечивала вертолету высокую выживаемость на поле боя. В связи с этим конструкторы МВЗ в начале 70-х годов в порядке инициативы разработали технические проекты ряда боевых вертолетов без дополнительных пропульсивных средств. Среди них варианты вертолетов: двухвинтовой поперечной схемы с несущими винтами диаметром 8,25 м и двумя двигателями ГТД-10ФП мощностью 1950 л.с. каждый; одновинтовой схемы с диаметром несущего винта 14,25 м и двумя двигателями ГТД-10ФП; одновинтовой схемы с несущим винтом диаметром 16 м и двумя двигателями ТВ3-117Ф. Последний вариант был признан наиболее перспективным для Ми-28. Двухвинтовую соосную схему милевцы не рассматривали из-за опасения возможности схлестывания лопастей несущих винтов при боевом маневрировании.

Отказ от схемы винтокрыла позволял существенно увеличить весовую отдачу и боевую нагрузку, а также упростить конструкцию. Принятие тактики ведения боевых действий на малых высотах позволило, кроме того, отказаться и от установки системы катапультирования. Исследования показали, что при поражении вертолета на малых высотах у экипажа не оставалось времени на катапультирование, приходилось рассчитывать только на прочность корпуса машины и средства выживания. Зародившаяся в те же годы концепция использования безопасно деформируемых конструкций, энергоемкого шасси и энергопоглощающих кресел создала предпосылки для обеспечения выживания экипажа подбитого вертолета без обязательного катапультирования. Основываясь на этом, конструкторы предпочли вернуться к конструктивно более простой классической одновинтовой схеме. В качестве силовой установки они выбрали модификацию мощных, надежных и уже освоенных промышленностью двигателей ТВ3-117.

Поиск наиболее рационального внешнего облика вертолета сопровождался согласованием требований к системе вооружения, прицельно-пи-лотажно-навигационному комплексу и прочим комплектующим изделиям, продувкой моделей в аэродинамической трубе, формированием методов оценки и определением способов повышения боевой живучести и выживаемости, снижения заметности, проводившимися в специализированных научно-исследовательских, опытно-конструкторских и лет-но-испытательных организациях, основными среди которых с самого начала проектирования стали ЦАГИ, ЛИИ, ВИАМ, НИИАС, ГНИКИ ВВС, коломенское КБ Машиностроения, ЦКБ «Сокол», Раменское приборостроительное КБ МАП и др. К разработке перспективного прицельно-пи-лотажно-навигационного комплекса и вооружения для боевого вертолета с каждым годом привлекалось все больше организаций заказчика, министерств авиационной, оборонной, радиотехнической и других отраслей промышленности. Проектирование Ми-28 постепенно принимало характер национальной комплексной программы, сопоставимой по сложности решаемых задач со строительством нового перспективного боевого самолета.

К 1976 году черты внешнего облика Ми-28 в основном определились. Все работы по боевой машине возглавил заместитель главного конструктора А.Н.Иванов, ответственным ведущим конструктором был назначен М.В.Вайнберг. Ему подчинялась целая группа ведущих конструкторов, каждый из которых отвечал за отдельное направление грандиозной программы. Разработанное на МВЗ им. М.Л.Миля техническое предложение получило положительную оценку заказчика. Сформировался круг соисполнителей по системам и комплексам.

Одновременно с милевцами проект боевого вертолета В-80 предложил правительству Ухтомский вертолетный завод им. Н.И.Камова. Специалисты ОКБ им. Камова, имея опыт применения вертолетов двухвинтовой соосной схемы на кораблях, пришли к выводу, что аппараты такой схемы окажутся эффективными и при решении задач огневой поддержки сухопутных войск. Камовцами была предложена оригинальная концепция вертолета-штурмовика с одним членом экипажа. Функции второго члена экипажа в значительной мере должен был взять на себя электронный комплекс.

16 декабря 1976 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление о разработке вертолетов Ми-28 и В-80 (в дальнейшем Ка-50) на конкурсной основе, и обе фирмы приступили к эскизным проектам. Поскольку конкретного тактико-технического задания от ВВС не было, специалисты МВЗ и УВЗ получили широкую свободу действий. Начался беспрецедентный в истории авиации конкурс, в котором создателям винтокрылых машин предстояло самим изобретать и разрабатывать концепции боевых вертолетов, основанных на их собственном понимании задач, стоящих перед машиной, и способах их выполнения, а затем доказывать перспективность своих концепций заказчику. В результате фирмы начали проектирование машин совершенно разного класса, отличающихся аэродинамической схемой, взлетной массой, экипажем, вооружением, оборудованием и т.п. В отличие от не имеющего аналогов камовского В-80 вертолет Ми-28 проектировался на МВЗ им. М.Л.Миля в соответствии с принятой во всем мире и подтвердившей свою жизнеспособность в реальных боевых действиях концепцией двухместной боевой машины с четким разделением функций (пилотирования, наблюдения, распознавания цели, прицеливания,связи и управления вооружением) между двумя членами экипажа. В качестве прототипа милевцы взяли Ми-24 и лучший зарубежный вертолет аналогичного класса — американский АН-64 «Апач», который и предстояло превзойти по основным показателям.

Создавая Ми-28, конструкторы МВЗ им.М.Л.Миля для достижения весового совершенства при необходимой прочности, надежности и боевой живучести применили новые методы оптимального проектирования, апробированные при создании тяжеловоза Ми-26. Эскизное проектирование сопровождалось проработкой многочисленных вариантов компоновок, в том числе оригинальной компоновки фюзеляжа с так называемым «центральным сердечником», т.е. с размещением всех жизненно важных частей и систем в центральном продольном силовом каркасе, по бортам которого размещались отсеки с оборудованием и второстепенными агрегатами. Однако расчеты показали сложность достижения необходимых вибрационных и прочностных характеристик, уязвимость оборудования и заставили отказаться от привлекательной схемы и вернуться к традиционной компоновке цельнометаллического полумонококового фюзеляжа. Боевую живучесть конструкторы решили обеспечивать дублированием агрегатов с максимальным их разнесением и взаимным экранированием, защитой более важных агрегатов менее важными, комбинированием бронирования, выбором материалов и размеров конструкции, исключающих при повреждении катастрофические разрушения конструкции за время, достаточное для выполнения задания и возвращения на базу.

Одним из ключевых элементов стала компоновка кабины экипажа. Милевцы сразу отказались от расположения членов экипажа рядом, поскольку такая схема не обеспечивала необходимые углы обзора летчику и оператору, а также осложняла аварийное покидание вертолета. Наиболее удачной была признана схема «тандем» (место летчика было приподнято над местом оператора), т.е. схема, проверенная жизнью на Ми-24. В дальнейшем правильность выбора подтвердилась мировым опытом. В ходе проектирования Ми-28 опытное производство МВЗ построило множество макетов и моделей, в том числе последовательно шесть полноразмерных макетов вертолета, позволивших оптимально скомпоновать боевую машину.

К концу 1977 года конструкторы МВЗ им. М.Л.Миля закончили эскизный проект, а также согласовали со смежниками все программы создания комплектующих систем оборудования и вооружения. Следующие полтора года ушли на согласование с заказчиком всех аспектов тактико-технического задания на вертолет и его комплекс, и в 1979 году ОКБ приступило к рабочему проектированию винтокрылой машины и испытаниям первых экспериментальных образцов агрегатов и систем.

При проектировании агрегатов вертолета прорабатывались варианты различных схем и конструктивных решений, широко внедрялись новые материалы при строгом соблюдении весового и прочностного контроля. В частности, в качестве альтернативных вариантов специалистами МВЗ были спроектированы и построены два типа принципиально новых втулок несущего винта Ми-28: эластомерной и торсионной, а также испытаны, наряду с рулевым винтом, имеющим традиционный способ управления шагом лопастей, экспериментальный рулевой винт с управляемым закрылком, трансмиссионный вал из углепластика. Выбор наиболее перспективных решений сопровождался всесторонними испытаниями агрегатов на стендах.

Всего было создано 54 стенда, в том числе натурный стенд, стенд автоматических статических испытаний, электровинтовой стенд для испытаний главного редуктора, стенды для испытаний элементов втулок, лопастей и других агрегатов, уникальный стенд-макет для отработки системы выживания экипажа при аварийных посадках, а также стенд для исследования воздействия перегрузок на человека и отработки систем спасения. Для проведения предварительных летных испытаний агрегатов (эластомерной и торсионной втулок и лопастей несущего винта, рулевого винта, двигателей ТВ3-117ВМ) и систем (автопилота, прицельно-навигационно-пило-тажного комплекса и управляемого ракетного оружия) опытное производство переоборудовало в летающие лаборатории четыре вертолета Ми-24, а затем и несколько Ми-8.

Конструкторы МВЗ им. М.Л.Миля вместе со смежниками из специализированных ОКБ и НИИ провели экспериментальные исследования по программам обеспечения высокой боевой живучести и малой тепловой заметности, в частности баллистические испытания на живучесть кабины экипажа, топливного бака, лопастей несущего и рулевого винтов, трансмиссионного вала, тяг управления и гидросистемы, по результатам которых была оптимизирована конструкция и размещение броневой защиты; впервые в отечественном вертоле-тостроении экспериментально определены характеристики теплового излучения вертолета на всех азимутах. Кроме того, совместными усилиями был проведен комплекс экспериментальных и расчетных исследований по созданию системы пассивной защиты экипажа вертолета, проверена работоспособность безопасно повреждаемых средств аварийной амортизации и фиксации шасси, удароустойчивых кресел, подвижного пола и т.п.

В августе 1980 года Комиссия Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам, ознакомившись с ходом разработки перспективного боевого вертолета Ми-28, приняла решение о строительстве двух опытно-экспериментальных образцов, не дожидаясь официального утверждения окончательного макета. Положительное заключение макетной комиссии последовало только в конце следующего года, когда сборочный цех завода уже передал на статические испытания первый образец вертолета и строил первый летный экземпляр. Поэтому первый образец Ми-28, собранный в июле 1982 года, дорабатывался до требуемого уровня в процессе доводки и летных испытаний.

Двухместный боевой вертолет Ми-28 был построен по классической одновинтовой схеме и предназначался для поиска и уничтожения в условиях противодействия бронированной техники, живой силы противника на открытой и пересеченной местности, а также малоскоростных воздушных целей при визуальной видимости в простых и ограниченно сложных метеоусловиях. Габариты вертолета позволяли перевозить его на военно-транспортных самолетах Ил-76 без разборки. Конструктивные решения и компоновка основных агрегатов обеспечили автономность ведения боевых действий с площадок вне аэродрома в течение 15 суток.

Фюзеляж Ми-28 включал в себя носовую и центральную части, а также хвостовую и килевую балки. В носовой части находились два раздельных бронированных отсека кабины экипажа, в которой размещались спереди кресло штурмана-оператора, а сзади и выше — кресло пилота. Для повышения боевой живучести вертолета и выживаемости экипажа предусматривалась бронезащита кабины, к которую входил набор керамических плиток, наклеенных на каркас носовой части фюзеляжа. Кроме того, защитную роль выполняли силикатные бронестекла. Летчик и штурман были разделены броне-перегородкой. Дверь штурмана находилась на левом борту, а летчика на правом. Двери и стекла оборудовались механизмами аварийного сброса. При аварийном покидании кабин под дверями надувались специальные трапы, предохраняющие экипаж от удара о шасси. Спереди внизу к носовой части крепилась на стабилизированной платформе комбинированная обзорно-прицельная станция КОПС и рама пушечной установки. Под полом летчика размещались блоки электрооборудования и прицельно-пилотажно-навигационного комплекса.

На потолочной панели центральной части фюзеляжа крепились главный редуктор, вентилятор, вспомогательная силовая установка, гидроблок, агрегаты системы кондиционирования. Справа и слева от оси симметрии на потолочной панели и консольных элементах шпангоутов были установлены двигатели и угловые редукторы, а также консоли крыла. В нижней части фюзеляжа находился контейнер топливных баков, на верхних панелях которого стояли блоки оборудования. Размещение наиболее тяжелых агрегатов и систем вблизи центра масс способст вовало повышению маневренности Ми-28. Задний отсек радиооборудования имел достаточно вместительные свободные объемы, позволявшие использовать его в качестве грузового (для перевозки аэродромного оснащения при передислокации вертолета либо эвакуации экипажа другого вертолета). Простоту и удобство обслуживания различных систем и оборудования вертолета обеспечивали многочисленные двери и люки по бортам фюзеляжа.

Нижнее расположение хвостовой балки исключило возможность задевания за нее лопастью несущего винта при резком маневре. Задняя часть килевой балки была выполнена в виде фиксированного руля, внутри которого размещалась тросовая проводка управления рулевым винтом и стабилизатором, крепившимся в верхней части килевой балки. Под ее нижней частью находилась хвостовая опора шасси. Крыло вертолета — свободнонесущее с четырьмя пилонами, предназначенными для подвески ракетного, стрелково-пушечного, бомбового вооружения и дополнительных топливных баков. По концам крыла в обтекателях располагались устройства для отстрела помеховых патронов. В аварийной ситуации крыло могло сбрасываться. Управление стабилизатором было соединено с ручкой общего шага несущего винта.

Система пассивной защиты вертолета должна была обеспечивать безопасность членов экипажа при аварийной посадке с вертикальной скоростью до 12 м/с. При этом величины перегрузок снижались до уровня физиологически переносимых. Механизмы, приводившие в действие систему защиты, были установлены на цилиндрах амортизаторов основных опор шасси. С их помощью осуществлялась просадка энергопогло-щающих кресел экипажа и отклонение вперед ручки продольно-поперечного управления, что исключало возможность травмирования летчика. Энергогасящие кресла, опускающиеся на 30 см, защищали экипаж от перегрузок, возникающих при аварийной посадке. В аварийной ситуации также обеспечивалось принудительное травмобезопасное притягивание летчиков к спинке кресла привязной системой.

Выбор схемы шасси Ми-28 — трехопорной с хвостовым колесом, был обусловлен ограничением на габариты машины, связанным с условиями ее транспортировки. В конструкцию опор шасси были включены гидропневматические амортизаторы с дополнительным аварийным ходом. Основные опоры рычажного типа позволяли изменять клиренс вертолета.

Лопасти пятилопастного несущего винта имели профиль, рекомендованный ЦАГИ, и прямоугольную форму в плане. Лонжерон лопасти — из полимерных композиционных материалов образовывал носовую часть по форме профиля. К нему крепились хвостовые отсеки, выполненные в виде обшивки из полимерных композиционных материалов с полимерсотопластовым заполнителем. Втулка несущего винта представляла собой титановый корпус с пятью вынесенными сферическими эластомерными шарнирами. В подвижных соединениях втулки широко использовались металлофторопластовые и тканиевые подшипники. Такие «безуходные», т.е. не требующей постоянной смазки, втулки впервые применялись в отечественном вертолетостроении. Эластомерная втулка не только позволяла снизить трудозатраты на обслуживание вертолета, но и обеспечивала повышение маневренности и управляемости машины. (От применения альтернативной торсионной втулки на Ми-28 отказались.)

Четырехлопастной рулевой винт для снижения шума и повышения эффективности был спроектирован по Х-образной схеме. Его втулка состояла их двух модулей, установленных один над другим на шлицах ступицы. Каждый модуль представлял собой сочленение двух рукавов лопастей. Лопасть включала стеклопластиковый лонжерон и хвостовую часть из сотового блока и стеклопластиковой обшивки. Лопасти несущего и рулевого винтов оснащались электротепловой противообледенительной системой. К сожалению, разработка Х-образного рулевого винта затянулась и на первых опытных Ми-28 до 1987 года использовались рулевые винты от Ми-24.

Силовая установка включала два турбовальных двигателя ТВ3-117ВМ, мощностью 1950 л.с. каждый, независимая работа которых обеспечивала возможность выполнения полета с одним работающим двигателем. На входах двигателей стояли грибовидные пылезащитные установки. Двигатели были оборудованы экран-но-выхлопными устройствами, снижающими тепловую заметность вертолета. Система впрыска воды обеспечивала беспомпажную работу двигателей при пусках неуправляемых ракет. В качестве вспомогательной силовой установки использовался двигатель АИ-9В, который обеспечивал также привод систем при проверках на земле и подачу теплого воздуха для обогрева кабин. В подкапотном пространстве редук-торного отсека, над потолочной панелью центральной части фюзеляжа, располагались вентилятор и маслорадиатор.

Топливная система Ми-28 была выполнена в виде двух самостоятельных симметричных систем питания каждого двигателя с автоматическим перекрестным питанием и перекачкой. Она состояла из трех баков (двух расходных на каждый двигатель и одного общего), находившихся в контейнере топливных баков, стенки которого были протектированы пенорезиной. Сами топливные баки заполненялись предохраняющим от взрыва пенополиуретаном.

Особенностью трансмиссии вертолета было наличие двух угловых редукторов УР-28, служащих для передачи крутящего момента от двигателей к главному редуктору ВР-28 и являющихся первыми ступенями редукции.

В системе управления были задействованы четыре установленных на главном редукторе комбинированных рулевых привода, которые выполняли функции гидроусилителей и рулевых машин автопилота. Гидравлическая система Ми-28 состояла из двух независимых систем, служащих для питания комбинированных рулевых приводов систем управления и гидродемпфера в системе путевого управления. В состав оборудования вертолета входили также пневмосистема, система кондиционирования воздуха и кислородное оборудование.

На вертолете Ми-28 был установлен комплект приборного оборудования, позволявший пилотировать вертолет и решать задачи аэронавигации в любое время суток и в любых метеорологических условиях. Для решения боевых задач, а также выполнения полетов вертолет был оборудован: комплексом управляемого ракетного вооружения, включающим в себя комбинированную обзорно-прицельную станцию, предназначенную для осуществления штурманом-оператором поиска, распознавания и сопровождения цели при пусках управляемых ракет и стрельбе из пушки; нашлемную систему целеуказания летчика, обеспечивающую управление пушкой; прицельно-пилотажно-навигационный комплекс ПрПНК-28.

Созданный Раменским приборостроительным КБ комплекс ПрПНК-28 обеспечивал поиск, обнаружение, распознавание целей, прицельную стрельбу и бомбометание, улучшение пилотажных характеристик, полет по заданной траектории, неподвижное висение над заданной точкой, стабилизацию высоты, а также непрерывное определение местоположения. Комплекс состоял из датчиков первичной информации, двух бортовых вычислительных машин и устройств управления и индикации. В качестве датчиков использовались: информационные комплексы вертикали, курса, высотно-скоростных параметров, доплеровский измеритель скорости и сноса и нашлемная система целеуказания. В состав устройств управления и индикации входили: автоматический планшет, навигационные приборы и система отображения информации.

Вооружение Ми-28 состояло из несъемной подвижной пушечной установки НППУ-28 с мощной пушкой 2А42 калибра 30 мм разработки тульского КБ приборостроения и системы съемного вооружения, подвешиваемого на балочных держателях пилонов крыла. Как и большинство боевых вертолетов мира, Ми-28 был оснащен поворотной на большие углы пушкой, что позволяло вести огонь из различных видов оружия одновременно по двум целям, находящимся на различных азимутах (пушка аналогична установленной на боевой машине пехоты Сухопутных войск БМП-2). Диапазон отклонения НППУ-28 составлял: по азимуту 110°; по углу места +13…-40°. Боезапас пушки в 250 снарядов располагался в двух ящиках с селективной двухсторонней подачей на поворотной части турели. Вынос боеприпаса повысил надежность оружия и живучесть вертолета. На внешних балочных держателях предусматривалась подвеска до 16 противотанковых управляемых сверхзвуковых ракет 9М120 комплекса «Атака-В» или 9М114 комплекса «Штурм-В» (с радиокомандными системами наведения) разработки Коломенского КБ машиностроения, предназначенных для поражения не только наземных целей, но и низколетящих малоскоростных воздушных целей. На внутренних держателях могли крепиться блоки неуправляемых ракет Б-5В35, Б-8В20 или Б-13Л1, унифицированные вертолетные гондолы ГУВ в пулеметном и гранатометном вариантах, контейнеры мелких грузов КМГУ-2 с минами и авиабомбами малого калибра. На держателях также можно было перевозить авиационные бомбы калибра 250 и 500 кг или дополнительные топливные баки. В последующие годы арсенал Ми-28 пополнился тяжелыми неуправляемыми ракетами С-24Б, пушечными контейнерами УПК-23-250 и зажигательными баками ЗБ-500.

Защиту от поражения управляемыми ракетами на Ми-28 обеспечивали: аппаратура для постановки помех радиолокационным станциям и управляемым ракетам с инфракрасными и радиолокационными головками самонаведения; аппаратура предупреждения об облучении вертолета радиолокационными станциями и лазерными целеуказателями противника; устройство отстрела помеховых патронов УВ-26 для защиты от ракет с тепловыми головками самонаведения.

Немаловажное значение при разработке вертолета придавалось удобству технического обслуживания в условиях автономного базирования. По сравнению с Ми-24 трудоемкость технического обслуживания была снижена примерно в три раза.

Несколько месяцев после завершения сборки ушло на наземную отладку агрегатов и систем первого Ми-28, и 10 ноября 1982 года экипаж в составе ведущего летчика-испытателя завода Г.Р.Карапетяна и штурмана-испытателя В.В.Цыганкова впервые оторвал новый вертолет от земли, а 19 декабря того же года осуществил первый полет по кругу. Все части и системы вертолета работали удовлетворительно, и уже на следующий день состоялась официальная передача винтокрылой машины на первый этап совместных сравнительных государственных испытаний (ССГИ). Они благополучно завершились в 1984 году, и вертолет поступил в ГНИКИ ВВС на второй этап ССГИ (этап ВВС). Большой вклад в испытание боевого вертолета внесли заводские летчики Ю.Ф.Чапаев, В.В.Бухарин, В.И.Бондаренко и Б.В.Савинов, штурман В.С.Черный. Ведущими инженерами по летным испытаниям были В.Г.Воронин и В.И.Куликов.

Первый образец Ми-28 предназначался преимущественно для снятия летно-технических характеристик и не нес системы вооружения. Ее установили на втором летном экземпляре, сборку которого опытное производство МВЗ завершило в сентябре 1983 года. В его конструкции были учтены все замечания макетной комиссии ВВС. Второй летный экземпляр в конце года поступил на полигонные испытания вооружения ССГИ. Вначале летные испытания обеих машин осложнялись недостаточным ресурсом трансмиссии и несущей системы, но затем конструкторы довели ресурс основных агрегатов до нескольких сот часов и обеспечили, таким образом, благополучное завершение программы ССГИ.

В ходе сравнительных совместных испытаний первого летного образца Ми-28 к 1986 году все заданные летно-технические характеристики были подтверждены, а по некоторым параметрам даже превышены. Пожелание заказчика сводилось только к расширению диапазона допустимых перегрузок в связи с тем, что запасы управления вертолетом позволяли выполнять маневры с более высокими их значениями. После соответствующей доработки лопастей и гидросистемы удалось решить и эту проблему. В результате вертикальная перегрузка на режиме «горка» составила 2,65 на высоте 500 м и 1,8 на высоте 4000 м. Существенно увеличились и максимальные скорости полета «вбок» и «хвостом вперед». На втором летном экземпляре в том же году были завершены все работы по доводке специальных комплексов вертолета и обеспечению совместимости вооружения с машиной. Успешно прошли испытания вооружения на Гороховецком полигоне, в том числе первый экспериментальный ночной пуск с вертолета управляемых ракет по наземным целям. После установки в 1987 году на первый летный образец Х-образного рулевого винта окончательно определились внешний облик и комплектация боевого вертолета.

Впечатляющие результаты первых испытаний Ми-28 позволили Министерству авиационной промышленности в феврале 1984 года принять решение о подготовке его серийного производства на Арсеньевском авиационном производственном предприятии. При благополучном стечении обстоятельств советские ВВС могли бы получить первые Ми-28 уже в 1987 году, однако, этому не суждено было сбыться. Несмотря на то, что проведенные в США исследования доказали невозможность создания полноценного одноместного боевого вертолета при существующем уровне развития американской электроники, советские военные специалисты пришли к обратному выводу, считая, что наши приборостроители смогут создать автоматизированный комплекс, позволяющий одноместному боевому вертолету эффективно действовать вблизи земли. В октябре 1984 года заказчик сделал свой выбор, отдав предпочтение вертолету В-80 для дальнейшей разработки и серийного производства в Арсеньеве.

В апреле 1986 года состоялись одновременные испытания Ми-28 и В-80 на обнаружение, распознавание и имитацию поражения целей, в ходе которых Ми-28 доказал свои преимущества. Тем не менее специалисты заказчика, не дожидаясь окончания сравнительных испытаний, на основании теоретических расчетов пришли к выводу, что В-80 обладает «большей перспективой развития и требует меньших затрат на создание и содержание вертолетной группировки». Для повышения показателей эффективности обнаружения и распознания целей военные предложили для В-80 методику «аппаратурного целеуказания» со специального вертолета-разведчика или наземных комплексов наведения. Однако такой двухместный вертолет-целеуказатель предстояло еще построить, а приборное оборудование и вооружение В-80 — довести до работоспособного состояния. Поэтому закрыть программу Ми-28 никто не решился, был сокращен только объем финансирования. «Конкурс» продолжился, но уже в неравных условиях. Несмотря на это, Ми-28 успешно завершил госиспытания, доказав высокую эффективность своих бортовых систем и вооружения. Учитывая положительные результаты ССГИ, ЦК КПСС и Совет Министров СССР выпустили Постановление от 14 декабря 1987 года о завершении работ по Ми-28 и начале серийного производства на ростовском вертолетном заводе. Дальнейшая программа совершенствования вертолета предусматривала создание на первом этапе модернизированного «дневного» вертолета Ми-28А, а затем его «ночного» варианта Ми-28Н, способного вести боевые действия в сложных метеоусловиях в любое время суток.

Постройку третьего летного экземпляра Ми-28, в конструкции которого были учтены все замечания заказчика и измененения, вносимые в опытно-экспериментальные образцы по мере их доводки, опытное производство МВЗ им. М.Л.Миля начало в 1985 году. Модернизированный вертолет получил в 1987 году название Ми-28А. Он отличался от первых опытно-экспериментальных образцов модернизированными высотными двигателями ТВ3-117ВМА мощностью 2225 л.с. каждый, улучшенным приборным оборудованием, измененной конструкцией эжекторных выхлопных устройств и модифицированным главным редуктором. На концах крыльев появились контейнеры с кассетами инфракрасных и радиолокационных пассивных помех (на первых двух Ми-28 не устанавливались).

Испытания модернизированного Ми-28А начались в январе 1988 года. Они прошли благополучно, и в следующем году вертолет впервые был продемонстрирован на авиасалоне Ле-Бурже в Париже и на выставке в Ред-Хилл под Лондоном, где пользовался огромным успехом у посетителей. В том же году первый опытно-экспериментальный вертолет Ми-28 впервые был официально представлен и у себя на родине во время авиационного праздника в Тушино. В январе 1991 года к программе испытаний присоединился второй Ми-28А, собранный опытным производством МВЗ. В сентябре 1993 года в ходе общевойсковых учений под Гороховцом вертолеты блестяще продемонстрировали свои летные качества и боевое превосходство над конкурентами. Целесообразность выбора двухместной компоновки стала очевидной для всех.

Вертолет Ми-28А получил высокую оценку как отечественных, так и зарубежных специалистов. Он полностью соответствовал своему назначению и превосходил по многим показателям все вертолеты аналогичного класса. Пилотажные и маневренные характеристики гарантировали высокую степень выживаемости в воздушном бою. За исключением своего «младшего брата» — легкого учебно-спортивного Ми-34, боевой Ми-28 является единственным вертолетом в России, способным выполнять фигуры высшего пилотажа. 6 мая 1993 года летчик-испытатель Г.Р.Карапетян впервые выполнил на Ми-28 «петлю Нестерова», а спустя несколько дней — «бочку». Ростовское вертолетостроительное производственное объединение начало подготовку серийного производства «летающего танка», и в 1994 году приступило к постройке первого серийного образца за счет собственных средств.

Российским боевым вертолетом заинтересовалось руководство вооруженных сил многих иностранных государств. Осенью 1990 г. с Ираком было заключено соглашение о продаже вертолетов Ми-28, а в последующем и об их совместном производстве (Ми-28Л — лицензионный) в Ираке, но этим планам помешала начавшаяся война в Персидском Заливе. Осенью 1995 года Министерство обороны Швеции выбрало среди различных типов боевых вертолетов российский Ми-28А и американский АН-64 «Апач» для проведения сравнительных испытаний. Наша винтокрылая машина полностью выполнила программу испытаний, включая боевые стрельбы, и показала себя «очень надежной и хорошо приспособленной к полевым условиям».

В 1993 году, после окончания первого этапа государственных испытаний Ми-28А, было получено предварительное заключение заказчика о выпуске установочной партии вертолетов. Военные летчики-испытатели приступили к освоению Ми-28А. Однако из-за недостаточного финансирования работы затянулись и оборудование конкурирующих вертолетов к эт

xn--80aafy5bs.xn--p1ai

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ВЕРТОЛЕТА МИ-28НЭ — АВИАКОЛЛЕКЦИЯ

Вертолет выполнен по классической одновинтовой схеме с неубира-ющимся шасси и вспомогательным крылом с узлами крепления боевой нагрузки.

Фюзеляж Ми-28НЭ — полумонокок смешанной конструкции, изготовлен преимущественно из алюминиевых сплавов и композиционных материалов с применением клепаных и клеесварных соединений. Технологически он делится на носовую и центральную части, килевую и хвостовую балки.

В носовой части находятся две бронированные, разделенные бро-неперегородкой кабины штурмана-оператора (впереди) и пилота (сзади). Бронезащита включает титановую броню и керамические плитки, наклеенные на каркас носовой части фюзеляжа, и силикатные бронестекла, выдерживающие попадание бронебойно-зажигательных пуль калибра 12,7 мм и снарядов калибра 23 мм. Дверь штурмана находится на левом борту, летчика — на правом. Двери оборудованы механизмами аварийного сброса. При аварийном покидании вертолета под дверями надуваются специальные трапы, предохраняющие экипаж от удара о шасси.

Спереди под носовой частью фюзеляжа расположена стабилизированная платформа комбинированной обзорно-прицельной станции КОПС и артиллерийская установка.

Под полом кабины летчика размещены блоки электрооборудования, прицельного и пилотажно-навига-ционного комплекса.

В хвостовой балке находится задний отсек радиооборудования, свободный объем которого позволяет перевозить аэродромное оборудование, необходимое при передислокации вертолета, или транспортировать в особых случаях до трех человек. Доступ в отсек осуществляется через люк и откидной трап с левого борта.

Нижнее расположение хвостовой балки исключило возможность соударения с ней лопастей несущего винта.

На килевой балке расположены хвостовой винт и управляемый стабилизатор в виде одной консоли.

Внутри килевой и хвостовой балок размещена тросовая проводка управления рулевым винтом и стабилизатором.

Крыло вертолета размахом 4,88 м — свободнонесущее с четырьмя пилонами, предназначенными для подвески ракетного, стрелково-пушечного, бомбового и прочего вооружения, дополнительных топливных баков и контейнеров КМГУ-2. На торцах крыла размещаются устройства для создания пассивных помех. Крыло кессонной конструкции изготовлено из алюминиевых сплавов, за исключением носка и хвостовой части, выполненных из композиционного материала.

Шасси — трехопорное неубираю-щееся. Основные стойки оснащены тормозными колесами размером 720×320 мм. Колея шасси — 2,29 м, база — 11,0 м. Задняя опора укомплектована колесом размером 480×200 мм. В конструкцию опор шасси включены гидропневматические амортизаторы с дополнительным (аварийным) ходом.

Система спасения экипажа обеспечивает снижение перегрузок при ударе до физиологически переносимого уровня. Она включает энер-гопоглощающие кресла с повышенным ходом амортизации до 30 см и системой притяга привязных ремней к креслам летчика и штурмана, допускающие аварийную посадку с вертикальными скоростями до 12 м/с. Система спасения приводится в действие вручную, но если по каким-то причинам летчик не сможет этого сделать, то благодаря соответствующим датчикам срабатывает автоматика.

На больших высотах экипаж может покинуть вертолет с парашютом, предварительно отстрелив крыло.

Кроме этого предусмотрены конструктивные меры, исключающие соприкосновение членов экипажа в момент удара с органами управления и элементами интерьера кабин, а также снижающие вероятность взрыва, пожара и существенной деформации кабины, исключающей самостоятельное ее покидание на земле.

В силовую установку входят два турбовал ьных двигателя ТВЗ-117ВМА производства ОАО «Мотор Сич» (Украина). Система управления двигателя позволяет настраивать взлетную мощность в диапазоне от 2000 до 2500 л.с. (в зависимости от типа вертолета), мощность на чрезвычайном режиме для всех модификаций двигателя — 2800 л.с. Впрыск воды обеспечивает устойчивую работу двигателей при пусках неуправляемых ракет. Силовая установка комплектуется пылезащитными фильтрами и экранно-вы-хлопными устройствами. Благодаря повышенным характеристикам ТВЗ-117В серии 02 возрастают скорость и потолок (почти на 1000 м), грузоподъемность — более чем на 1000 кг, улучшается маневренность вертолета. В дальнейшем предполагается замена двигателей на ВК-2500, разработанный в ОАО «Климов» на базе ТВЗ-117ВМА.

В подкапотном пространстве ре-дукторного отсека, над потолочной панелью центральной части фюзеляжа вертолета, расположены вентилятор и маслорадиатор. В качестве вспомогательной силовой установки, используемой как источник сжатого воздуха, необходимого для запуска ТВЗ-117ВМА, применяется двигатель ТА-14 (на опытных образцах стоял АИ-9В мощностью 3 кВт, сухая масса 70 кг).

Топливная система Ми-28 состоит из двух независимых систем для питания каждого двигателя с автоматической перекрестной подачей горючего.

Три бака (два расходных, по одному на каждый двигатель, и один — общий), объемом около 1900 л размещены в протектированном контейнере под полом центральной части фюзеляжа. По мере опорожнения они заполняются пенополиуретаном, предохраняющим их от взрыва. Для полета на предельную дальность допускается подвеска дополнительных топливных баков.

Несущий винт — пятилопастный, диаметром 17,2 м, рулевой — че-тырехлопастной диаметром 3,84 м, выполненный по Х-образной схеме. Лопасти несущего и рулевого винтов — прямоугольные, с хордой 0,67 м и стреловидными законцов-ками. Лопасти изготовлены из полимерного композиционного материала, конструктивно лопасть представляет собой носовую часть, к которой крепятся хвостовые отсеки, также выполненные из полимерных композиционных материалов с сотовым заполнителем. Скорость вращения несущего винта 242 об/мин, окружная скорость концов лопастей 216 м/с. Лопасти несущего винта выдерживают без разрушения попадание снарядов калибра 20 — 23 мм.

Главный редуктор, вентилятор, вспомогательная силовая установка и прочие агрегаты крепятся на потолочной панели центральной части фюзеляжа. Мощность с двигателей передается на несущий винт через редукторы: два угловых УР-28 и главный ВР-29. Кроме этого, от главного редуктора осуществляется привод двух электрогенераторов переменного тока напряжением 208 В.

Втулка несущего винта представляет собой титановый корпус с пятью вынесенными сферическими эластомерными шарнирами. В подвижных соединениях втулки широко использованы металлофто-ропластовые и тканевые подшипники, не требующие постоянной смазки.

Эластомерная втулка не только позволила снизить трудозатраты на обслуживание вертолета, но и обеспечила повышение маневренности и управляемости машины.

Рулевой винт — диаметром 3,84 м, его лопасти установлены под углами 45° и 135° по отношению друг к другу для снижения уровня шума. Лопасти прямоугольной формы в плане с хордой 0,24 м. Конструктивно рулевой винт выполнен из двух модулей, связанных эластомерным подшипником. Лопасти несущего и рулевого винтов оснащены электротепловой противообледенительной системой.

Система управления вертолетом — механическая, с четырьмя комбинированными рулевыми приводами, установленными на главном редукторе и выполняющими функции гидроусилителей и рулевых машин автопилота. Управление стабилизатором кинематически связано с ручкой общего шага несущего винта.

Гидравлическая система Ми-28 состоит из двух независимых систем, предназначенных для питания комбинированных рулевых приводов управления вертолетом и гидродемпфера в системе путевого управления.

В состав оборудования вертолета входят также пневматическая система и устройство кондиционирования воздуха, а также кислородное оборудование.

На Ми-28НЭ установлен комплект приборного оборудования, позволяющий пилотировать вертолет и решать задачи аэронавигации в любое время суток и в любых метеорологических условиях. Бортовое радиоэлектронное и приборное оборудование включает аппаратуру радиокомандной линии наведения ПТУР с антенной, расположенной под радиопрозрачным обтекателем в носовой части фюзеляжа.

Под ним находится гиростабилизированная комбинированная обзорно-прицельная станция (КОПС) оператора с оптическим, инфракрасным и телевизионным каналами наблюдения и управления ракетным оружием. КОПС имеет широкие и узкие прямые оптические поля зрения (3- и 13-кратного увеличения). В состав КОПС также входят лазерный дальномер-целеуказатель и телевизионная и инфракрасная станции летчика. На борту имеются системы управления и индикации, цветные многофункциональные жидкокристаллические индикаторы, пилотажно-навигационное оборудование и средства связи.

Важнейшим элементом, допускающим круглосуточное и всепогодное применение вертолета, является надвтулочная РЛС кругового обзора НО-25, работающая в миллиметровом диапазоне. Эта станция позволяет обнаруживать воздушные цели на удалении свыше 20 км, а также наземные препятствия, обеспечивая полет в режиме автоматического огибания рельефа местности.

Предусмотрено использование экипажем очков ночного видения. Приборное оснащение кабины летчика включает индикатор на лобовом стекле (ИЛС) и нашлемный прицел для наведения пушки.

Вооружение вертолета состоит из несъемной подвижной установки НППУ-28Н с пушкой 2А42 калибра 30 мм (скорострельность 550 выстр./ мин по воздушным целям и 200 — 300 выстр./мин — по наземным). Диапазон отклонения НППУ-28: по азимуту от +110° до -110°; по углу места от +13° до -40°. Боезапас пушки — 250 патронов.

Боевая нагрузка массой 1605 кг размещается на четырех узлах подвески под крылом. На внешних балочных держателях предусмотрена подвеска в транспортно-пусковых контейнерах до 16 противотанковых управляемых сверхзвуковых ракет 9М120, 9М120Ф или 9А-220О комплекса «Атака-В» с тандемной кумулятивной, фугасной или стержневой боевыми частями или ракет 9М114 комплекса «Штурм-В» с радиокомандными системами наведения.

Предусмотрено также применение объединенной системы ракетного вооружения «Штурм» — «Атака» с максимальной дальностью стрельбы 6000 м, обладающей высокой помехозащищенностью и скорострельностью два-три пуска в минуту.

Кроме этого, в арсенал Ми-28Н включено до восьми ракет 9М39-2 класса «воздух — воздух» с тепловой ГСН комплекса «Игла-В» и два блока противотанковых ракет 9М123 комплекса «Хризантема-В», представляющих собой дальнейшее развитие «Атаки». В состав этого комплекса входит также РЛС наведения, подвешенная в контейнере под крылом вертолета.

На внутренних держателях могут крепиться до четырех блоков НАР Б-8В20-1 с 20 ракетами С-8 калибра 80 мм в каждом или до четырех Б-13Л1 (по пять НАР С-13 калибра 122 мм) или контейнеры мелких грузов КМГУ-2 с минами и авиабомбами малого калибра. На держателях также можно было перевозить авиационные бомбы калибра 250 и 500 кг или дополнительные топливные баки. Возможна установка двух контейнеров УПК-23-250 с 23-мм пушками ГШ-23Л и зажигательных баков ЗБ-500. Вертолет оснащен приспособлениями для постановки мин с воздуха.

Для защиты от поражения управляемыми ракетами на Ми-28НЭ предусмотрена аппаратура для постановки помех радиолокационным станциям и управляемым ракетам с инфракрасными и радиолокационными головками самонаведения; аппаратура предупреждения об облучении вертолета радиолокационными станциями и лазерными целеуказателями противника; устройство отстрела помеховых патронов УВ-26 для защиты от ракет с тепловыми головками самонаведения.

aviacollections.ru

СОЗДАНИЕ ВЕРТОЛЕТА. Боевой вертолет Ми-28

СОЗДАНИЕ ВЕРТОЛЕТА

Несмотря на почти сорокалетний опыт создания и применения боевых вертолетов, концепция машины такого назначения в нашей стране до сих пор окончательно не утвердилась. Достаточно убедительным примером тому является создание в Советском Союзе двух прямо противоположных по концепции вертолетов: двухместного Ми-28 классической схемы и одноместного Ка-50, выполненного по соосной схеме. Единого мнения о преимуществах того или иного типа пока нет ни у заказчика, ни у разработчика. Более того, сначала победителем конкурса на новый боевой вертолет был объявлен Ка-50, а три года назад все изменилось, и на первый план вышел Ми-28Н «Ночной охотник».

Облик боевого вертолета, как, впрочем, и самолета-штурмовика, сформировался не сразу. Переносить автоматически опыт Великой Отечественной войны на применение над полем боя нового вида летательных аппаратов было нельзя, поскольку вертолет слишком отличался от своего крылатого собрата.

Боевой вертолет Ми-4АВ

Реальная возможность создания в Советском Союзе боевого вертолета появилась после постройки Ми-4, поднимавшего до 1670 кг груза. Но в середине 1950-х гг. в стране продолжала существовать фронтовая авиация, на вооружении которой находились штурмовики Ил-10 и Ил-ЮМ. Потребность в боевом вертолете военными еще не ощущалась.

Ситуация изменилась в 1960-е гг., когда появились вертолеты Ми-8 с газотурбинными двигателями и стал вопрос: что делать с морально и физически устаревавшими Ми-4А? Тогда и возникло предложение переоборудовать их в вертолеты поддержки наземных войск. Сохранив под фюзеляжем пулеметную установку, по бортам машины разместили узлы подвески неуправляемых авиационных ракет С-5 в блоках УБ-16-58УМ и пусковые установки противотанковых ракет «Фаланга» с радиокомандной системой наведения.

После успешного завершения государственных испытаний вооруженной модификации Ми-4АВ в 1967 г. по решению Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам в боевой вариант переоборудовали 60 машин. Эксперимент удался, и спустя год правительство обязало промышленность изготовить комплекты оборудования для доработки еще 140 транспортных вертолетов в боевые. Ми-4АВ был чисто ударной машиной, поскольку его грузоподъемность не позволяла одновременно перевозить десант и вооружение.

Первый опыт эксплуатации и «боевого применения» Ми-4АВ на полигонах привел к появлению Ми-24, задуманного как летающая боевая машина пехоты, совмещающая транспортные и ударные функции. Он нес мощное вооружение, но в то же время имел емкий фюзеляж, позволяющий перевезти отделение десантников. В этом вертолете конструкторы Московского вертолетного завода (МВЗ) имени М.Л. Миля впервые применили много новшеств, например, убирающееся шасси и размещение членов экипажа друг за другом. Ми-24 обрел полноценный фюзеляж – ранее на всех машинах МВЗ рулевой винт располагался на тонкой хвостовой балке. Однако наименование этой составляющей в технологическом членении корпуса осталось без изменений. Кабину экипажа, а также важнейшие узлы и агрегаты вертолета защитили броней.

Но, как показало применение Ми-24 во время войны в Афганистане, концепция летающей боевой машины пехоты оказалась не совсем удачной, поскольку ударный вертолет должен решать свои задачи, а транспортно-десантный – свои. Но от самой идеи окончательно не отказались, и специалисты МВЗ в 1984 г. предложили проект подобной машины Ми-40 в надежде, что потенциальные заказчики ею заинтересуются. Но этого не произошло, военные предпочли альтернативный проект Ми-42, тоже совмещавший ударные и десантные функции, но отличавшийся реактивной системой управления вместо рулевого винта по типу зарубежной системы NOTAR.

Экспортный вариант Ми-24 – Ми-35М2 ВВС Венесуэлы, июль 2007 г.

Боевой вертолет Ми-24ПН

К проекту Ми-40 вернулись в 1992 г. На этот раз силовую установку, несущий и рулевой винты для него полностью заимствовали от нового боевого вертолета Ми-28. Для круглосуточного применения в сложных метеоусловиях предусмотрели надвтулочную РЛС. С тех пор «утекло много воды», но обратят ли военные опять свои взоры в будущем на «летающую БМП», неизвестно.

Ми-24 пока не сдает своих позиций. Эта машина еще долго будет оставаться в строю, и поэтому постоянно модернизируется. Последней ее модификацией стал пушечный Ми-24ПН. Он предназначен для уничтожения бронетанковой техники противника, огневой поддержки сухопутных войск, высадки десанта, эвакуации раненых, транспортировки грузов, в том числе и на внешней подвеске, и рассчитан на круглосуточное применение в ограниченно-сложных метеоусловиях. Для решения этих задач машина, кроме всевозможных боеприпасов, укомплектована ночной обзорно- прицельной подсистемой с инфракрасным пеленгатором и лазерным дальномером, спутниковой навигационной системой, очками ночного видения и т.д. Для зарубежных заказчиков предназначен аналогичный вертолет Ми-35ПН. Несмотря на насыщенность Ми-24ПН и Ми-35ПН новейшим радиоэлектронным оборудованием и вооружением, они из- за отсутствия радиолокатора могут эксплуатироваться далеко не в любых погодных условиях.

Но специализированный аппарат всегда сделает свое дело лучше, чем универсальный – в нем не надо принимать компромиссных решений. Пришло время настоящего боевого вертолета, ориентированного на наиболее эффективное применение бортового оружия. Военные остановили свой выбор на двухместной винтокрылой машине, способной решать боевые задачи, не заботясь о своих «пассажирах». О таком вертолете задумывались еще в конце 1960-х гг. Когда готовилось постановление правительства о создании Ми-24, в том же документе появилась запись о разработке на его базе винтокрылого штурмовика без возможности перевозки десантников. От «летающей боевой машины пехоты» он должен был отличаться более высокой скоростью полета. Дополнительным стимулом здесь стало широко разрекламированное в зарубежной печати появление американского боевого винтокрылого аппарата АН-56 «Шайен» с толкающим хвостовым винтом. Таким образом, отсчет «биографии» будущего Ми-28 можно начать с мая 1968 г., когда вышло упомянутое выше постановление.

К проработке нового вертолета «изделие 280», позднее переименованного в Ми-28, приступили вскоре после ухода из жизни М.Л. Миля в 1970 г., когда его преемником стал М.Н. Тищенко. К тому времени за рубежом самым популярным боевым вертолетом стал американский АН-1 «Кобра», огневая мощь которого, несмотря на вдвое меньший полетный вес, была значительно больше. АН-1 являлся «чистой» ударной машиной, «летающей канонеркой». Он не мог перевозить ни людей, ни грузы, обеспечивая только огневое воздействие на противника. Правда, «Кобра» создавалась довольно поспешно и имела немало недостатков. В США учли опыт ее боевого применения и приступили к разработке вертолета следующего поколения RAH-66 «Команч».

При проектировании «изделия 280» специалисты МВЗ рассмотрели возможность использования не только классической компоновки, но и прорабатывали вариант двухвинтового вертолета поперечной схемы. У последнего под крылом большого размаха можно было разместить практически любые виды вооружения, конечно, в пределах грузоподъемности. Кроме того, подъемная сила крыла облегчала взлет перегруженной машины с разбегом, давая определенные преимущества перед вертолетом классической компоновки. Поперечной схеме свойственно еще одно достоинство: она позволяет катапультироваться членам экипажа, не попадая в область вращения несущих винтов, на чем настаивали военные.

Десантно-боевой вертолет Ми-40 (проект)

Модель Ми-40, вариант 1992 г.

Десантно-боевой вертолет Ми-42 (проект)

Конечно, можно было применить устройство отстрела лопастей с последующим катапультированием членов экипажа. Такой эксперимент провели в 1960-е гг. Тогда летчик- испытатель Ю.А. Гарнаев вывел вертолет Ми-4А в заданный район и, включив автопилот, покинул его на парашюте. Через некоторое время у беспилотного вертолета были отстрелены лопасти несущего винта, и из машины через открытую дверь благополучно катапультировали манекен, который также «воспользовался» парашютом.

Однако вскоре заказчик изменил свои взгляды не только на эту проблему, но и на тактику применения вертолета. Теперь на первый план выходили полет с огибанием рельефа местности и нанесение удара по противнику с малых высот. Последующие проработки и мировой опыт (в то время в США полным ходом проводились исследования по программе аналогичного винтокрылого штурмовика ААН) показали, что наиболее приемлемой схемой для боевого вертолета все же является классическая. При этом полет на сверхмалых высотах позволил окончательно отказаться от средств аварийного спасения членов экипажа – катапультных кресел. Вместо них предложили использовать энергоемкие гидропневматические амортизаторы основных опор шасси, допускающие посадку с большой вертикальной скоростью.

«Изделие 280» постепенно приобретало свой собственный облик. Поначалу вертолет очень много заимствовал от Ми-24. Влияние «летающей боевой машины пехоты» можно было, например, наглядно увидеть в его полноразмерном макете.

Параллельно с разработкой будущего Ми-28 конструкторами МВЗ, проектирование машины аналогичного назначения велось и в ОКБ Н.И. Камова. Камовцы шли своим непроторенным путем. Их первая попытка создать боевой вертолет соосной схемы относится к началу 1960-х гг., когда они попытались приспособить для этих целей противолодочный Ка-25, оснастив его соответствующим оборудованием и вооружением. Заказчик эту идею не поддержал, но, чтобы отчитаться о проделанной работе перед партией и правительством, а заодно и припугнуть недоброжелателей, в 1961 г. на традиционном воздушном празднике в Тушино продемонстрировали Ка-25 с бутафорскими ярко окрашенными ракетами.

Камовские предложения отличались непременным применением традиционной для этого ОКБ соосной схемы, а позднее – ограничением экипажа до одного человека, который должен был и пилотировать машину, и управлять ее вооружением.

16 декабря 1976 г. вышло постановление правительства о разработке боевых вертолетов на МВЗ имени М.Л. Миля и в ОКБ Н.И. Камова на конкурсной основе. Соперником будущего Ми-28 стало изделие «80», впоследствии получившее широкую известность как Ка-50, или «Черная акула». Обе эти машины предназначались для поддержки сухопутных сил, уничтожения различной бронетехники, включая танки, сопровож- дения вертолетных десантов и для борьбы с вертолетами противника.

И на Ми-28, и на Ка-50 стояли турбовальные двигатели (ТВД) ТВЗ-117В, а в качестве основного вооружения использовались противотанковые ракетные комплексы (первоначально с ПТУР «Атака-В», а затем – «Штурм») и подвижная пушка 2А42 калибра 30 мм. Это орудие с селективным питанием создавалось как для сухопутных и воздушно-десантных войск (оно применяется на боевых машинах пехоты БМП-2 и десанта БМД-2 и БМД-3), так и для авиационной и морской техники. Как патроны к пушке, так и управляемые ракеты унифицированы с боеприпасами, применяемыми в сухопутных войсках. Благодаря этому вертолет может достаточно быстро быть снаряжен боекомплектом в условиях автономного базирования. Максимальная скорость уже не считалась главным параметром машины, хотя и задавалась не ниже 300 км/ч.

Полноразмерный макет «изделия 280» с хвостовым винтом. Носовая часть вертолета явно сохраняет «фамильные черты» Ми-24

Турбовальный двигатель ТВЗ-117В

Стенды для отработки средств спасения экипажа

Летающая лаборатория – Ми-24, на которой отрабатывался прицельно-пилотажно-навигационный комплекс Ми-28

Все вооружение, за исключением орудия 2А42, разместили на внешней подвеске под крылом, идея которого перекочевала с Ми-24. Его площадь уменьшили, что, однако, не помешало увеличить запас управляемых ракет в два раза по сравнению с Ми-24П. Крыло, как известно, разгружает несущий винт вертолета и способствует увеличению его скорости, но при загромождении несущей поверхности боевой нагрузкой его подъемная сила значительно снижается.

Конкурирующий Ка-50 отличается от Ми-28 не только соосной схемой расположения несущих винтов (это, кстати, улучшило маневренные характеристики), но и размещением 30-мм орудия вблизи центра масс, что повысило точность стрельбы.

Боевые действия в Афганистане показали, что наиболее уязвимым местом Ми-24 был главный редуктор. Попадание ракеты «Стингер» в этот агрегат сразу же выводило машину из строя, порой не оставляя экипажу шансов для выживания. Поэтому на Ми-28 изменили расположение двигателей; теперь они прикрывали собой главный редуктор, а для снижения вероятности поражения их ракетами с тепловыми головками самонаведения смонтировали на соплах традиционные для боевых машин экранно-выхлопные устройства. Последнее приводило к более сильному смешиванию горячих газов со спутной струей от несущего винта и, как следствие, снизило инфракрасную заметность машины в полтора-два раза.

После защиты эскизного проекта в 1980 г. началось рабочее проектирование вертолета. В августе того же года Комиссия Президиума Совета Министров СССР по военно- промышленным вопросам,учитывая важность создаваемого вертолета и не дожидаясь утверждения заказчиком макета окончательного его варианта, приняла решение о постройке двух опытных образцов. Первый серийный Ми-28 предполагалось изготовить в 1994 г. на авиационном заводе в Ростове.

В окончательном варианте главным отличием Ми-28 от транспортно-боевого Ми-24 стало отсутствие кабины для десантников, поскольку опыт ряда локальных войн показал, что каждый тип вертолета должен делать свое дело: десантный – высаживать бойцов, а штурмовик – расчищать плацдарм и поддерживать наземные войска. В то же время в задней части фюзеляжа («хвостовой балке») предусмотрели отсек с люком, где мог разместиться техник вертолета или боец, оказавшийся на территории противника.

Расположение кабин экипажа и форма их фонарей на новой машине поначалу (на чертежах и макете) оставались, как и у Ми-24. В окончательном варианте остекление кабин летчика и штурмана сделали плоским, как на первых модификациях Ми-24.

Серьезное изменение претерпела схема шасси. Теперь оно стало неубирающимся, а вместо носовой опоры применили хвостовую, что было связано с условиями возможной транспортировки вертолета грузовым самолетом. В конструкцию основных опор шасси рычажного типа ввели гидропневматические амортизаторы с дополнительным аварийным ходом, поглощавшие значительную энергию при аварийной посадке с вертикальной скоростью до 12 м/с.

Двигатели ТВЗ-117ВМ разнесли по бортам, что благоприятно сказалось на живучести машины в случае поражения одного из них, а мощность от них передавалась на несущий винт через главный редуктор ВР-28. Для упрощения технического обслуживания и сокращения трудоемкости подготовки машины к полету значительно сократили число механических шарнирных соединений, благодаря замене их тканевыми и эластомерными подшипниками. Это позволило уменьшить число точек смазки. Сократилось и количество соединений с тарированной затяжкой гаек, требующих периодического контроля.

Поскольку основным режимом полета Ми-28 является низковысотный, то при его создании большое внимание уделили эргономике, позволившей сосредоточить основное внимание экипажа на борьбе с наземными целями. Управление всеми системами машины скомпоновали таким образом, что на левом пульте, рычаге «шаг – газ» и ручке управления вертолетом находятся органы управления, используемые в полете, а на правом – органы управления, необходимые только для подготовки к полету. Это дало возможность ускорить восприятие полезной информации летчиком, максимально автоматизировать процессы обработки информации и управления системами,обеспечить приоритеты при использовании оружия и иметь отличный обзор из кабины.

Для нового вертолета был разработан прицельно-пилотажно-навигационный комплекс ПрПНК-28.

Летные испытания первого опытного образца Ми-28 (бортовой № 012) начались 10 ноября 1982 г. с висения у земли, а спустя девять дней летчик Г.Р. Карапетян и штурман В.В. Цыганков впервые выполнили полет по кругу. Впереди были совместные сравнительные государственные испытания с конкурентом – Ка-50. Первый экземпляр Ми-28 предназначался для определения летно-технических характеристик и не имел вооружения. Осенью 1983 г. к испытаниям подключили второй летный экземпляр машины. На нем предполагалось опробовать вооружение. Существенным недостатком обоих опытных экземпляров был низкий ресурс трансмиссии и несущей системы, на доводку которых потратили немало времени.

Первый опытный образец Ми-28 (бортовой № 012):

1 – в первоначальном виде, на стволе пушки размещены ПВД и ДУАС; 2 – после установки Х-образного рулевого винта

Первый полет Ми-28, 10 ноября 1982 г.

Летчик-испытатель В.В.Юдин

На первых машинах экранно-выхлопные устройства находились за двигателями, а их воздухозаборники – над мотогондолами. В ходе летных испытаний экранно-выхлопные устройства перекомпоновали и газовые струи из них, смешанные с холодным воздухом, стали теперь истекать не вбок, как было раньше, а вниз. Это, в свою очередь, еще снизило вероятность поражения машины ракетами с инфракрасными головками самонаведения.

На этапе совместных с заказчиком заводских испытаний на Ми-28 летали летчики-испытатели ОКБ В.И. Бондаренко, В.В. Бухарин, Ю.Ф. Чапаев и штурман B.C. Черный. В 1984 г. вертолет передали на совместные государственные испытания в НИИ ВВС; в том же году руководство Министерства авиационной промышленности приняло решение о подготовке серийного производства Ми-28 на авиационном заводе «Прогресс» в Арсеньеве. Казалось, все шло как нельзя лучше и военные могли получить первые серийные машины уже через три года. Однако этого не произошло.

Первый опытный образец Ми-28 в полете

Демонстрация первого опытного образца Ми-28 на Центральном аэродроме в Москве

Главный конкурент Ми-28- одноместный боевой вертолет Ка-50 «Черная акула»

Исход «поединка» Ми-28 – Ка-50 определился осенью 1984 г., когда заказчик, по рекомендации специалистов НИИ ВВС, предпочел «Черную акулу», серийное производство которой наладили на авиазаводе в Арсеньеве. Причиной этого стало мнение военных, посчитавших, что при существующем уровне приборостроения возможно создание автоматизированного комплекса, позволяющего одноместному боевому вертолету эффективнее справляться с возложенными на него задачами.

В принятии такого решения, видимо, сыграл свою роль и экономический расчет. Меньше экипаж, значит – меньше забот командирам, ведь каждый лишний человек в вооруженных силах – это не только дополнительное денежное довольствие, но и жилье, детские сады, школы. Получалось, что авиационная группировка из Ка-50 обходилась государству намного дешевле. К тому же имелся наглядный пример – одноместный штурмовик Су-25. Так почему же боевой вертолет должен быть обязательно двухместным? Задачи-то они решают схожие.

Испытания первого опытного экземпляра Ми-28 завершились к 1986 г., при этом подтвердились заданные постановлением правительства летно-технические характеристики. Однако уже тогда заказчик пожелал расширить диапазон эксплуатационных перегрузок, поскольку запасы по управляемости машины позволяли это сделать. С этой целью доработали лопасти несущего винта и гидравлическую систему. В итоге выполнение «горки» у земли теперь допускалось с 2,65-кратной перегрузкой. Одновременно возросла скорость полета вбок и назад.

Первый образец Ми-28 после приземления. В кабине В.В. Юдин

Второй опытный образец Ми-28 (бортовой № 022)

Второй опытный образец Ми-28 на аэродроме

Весной 1986 г. состоялись одновременные испытания Ми-28 и Ка-50 на обнаружение, распознавание и имитацию поражения целей, в ходе которых Ми-28, как утверждают на заводе имени M.Л Миля, убедительно доказал свое превосходство. Но положительное решение по «Черной акуле» было уже принято, хотя финансирование работ по Ми-28 не прекратилось, сократился лишь его объем.

В те годы на страницы не только отечественной, но и зарубежной печати выплеснулась дискуссия между двумя фирмами о том, чей вертолет лучше. Так, в частности, журнал «Авиэйшн уик» писал: «В условиях значительного сокращения ассигнований на оборону Россия закупает как двухместные вертолеты Ми-28, так и одноместные Ка-50. Ка-50 критиковался западными военными летчиками, считающими, что пилотирование вертолета и применение оружия в ходе реальных боевых действий приведет к чрезмерной нагрузке летчика».

Но приборостроители не успевали за создателями винтокрылых машин. Аппаратура, предназначавшаяся для Ка-50 и на которую собирались переложить функции второго члена экипажа, в срок так и не была создана. Выход нашли в разработке двухместного вертолета-целеуказателя Ка-52 для совместных действий с группой одноместных Ка-50. На этой машине члены экипажа размещались не друг за другом, как на Ми-28, а бок о бок. Работу же по Ми-28 продолжали так, на всякий случай. И этот случай представился в 1989 г.

С учетом положительных результатов испытаний машины вышло постановление правительства о завершении работ по Ми-28 и начале его серийного производства на Ростовском вертолетном заводе «Роствертол». В дальнейшем предусматривалось создание модернизированного вертолета Ми-28А для действий в дневных условиях и Ми-28Н, способного вести боевые действия в сложных метеоусловиях в любое время суток.

Еще в 1987 г. на первом летном образце Ми-28 трехлопастный рулевой винт (заимствованный с Ми-24) заменили четырехлопастным Х-образным, по типу американского вертолета АН-64 «Апач». Это позволило снизить уровень шума и улучшить управляемость машины.

Испытания вооружения на втором опытном экземпляре вертолета (бортовой N° 022) проходили на Гороховецком полигоне (во Владимирской области). Первоначально арсенал Ми-28 включал, кроме несъемной подвижной установки НППУ-28 с пушкой 2А42 калибра 30 мм, ракетное вооружение общей массой в 1200 кг. Впоследствии боевая нагрузка Ми-28 возросла до 1605 кг. Все вооружение (не считая встроенного в фюзеляж) располагается на четырех внешних узлах подвески. На внешних балочных держателях под крылом было предусмотрено размещение до 16 противотанковых управляемых сверхзвуковых ракет 9М120 комплекса «Атака-В» (с радиолокационной системой наведения) или 9М114 комплекса «Штурм-В» (с радиокомандной системой наведения, максимальная дальность пуска 6000 м) или до четырех ракет малой дальности класса «воздух – воздух» Р-60 с инфракрасной головкой самонаведения.

На внутренних держателях допускалось размещение блоков неуправляемых авиационных ракет (НАР) Б-5В35, Б-8В20 (до 80 НАР С-8 калибра 80 мм) или Б-13Л1 (20 С-13 калибра 122 мм), унифицированных вертолетных гондол ГУВ с 30-мм гранатометами или 12,7-мм или 7,62-мм пулеметами. Кроме того, допускалась подвеска контейнеров мелких грузов КМГУ-2 с минами и авиабомбами малого калибра. На держателях также можно было перевозить авиационные бомбы калибра 250 и 500 кг или дополнительные топливные баки.

Для защиты от поражения управляемыми ракетами на Ми-28 служила аппаратура постановки помех РЛС и управляемым ракетам с инфракрасными и радиолокационными головками самонаведения (устройства отстрела помеховых патронов УВ-26), а также аппаратура предупреждения об облучении вертолета радиолокационными станциями и лазерными целеуказателями противника.

Согласно заданию кабина экипажа, состоящего из летчика и оператора, а также основные агрегаты вертолета, должны были иметь броневую защиту. Но какую? Это предстояло определить специалистам МВЗ имени М.Л. Миля. Использование вертолета на сверхмалых высотах снижает эффективность зенитно-ракетных комплексов, и на первое место выходят малокалиберная зенитная артиллерия, а также ручное автоматическое оружие. Не исключались и дуэльные ситуации вертолетов противоборствующих сторон в воздухе, но здесь, в первую очередь, вставала задача о защите машины сбоку и сзади, поскольку лобовые атаки считались маловероятными и практически были исключены снизу. Исходя из этого и была разработана схема бронирования Ми-28, защищающая экипаж от прямых попаданий пуль калибра 12,7 мм и осколков снарядов 23-мм пушек.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Ми-28. Ударный вертолёт России | Армия и вооружение


Работы по созданию за границей боевых вертолётов нового поколения шли довольно активно. Так в 1972 году в Соединенных Штатах проводился конкурс на создание опытных вертолётов Макдоннелл-Дуглас YAH-64 и Белл YAH-63. Это подвигло МВЗ им. М.Л. Миля приступить к разработке современного вертолёта с новыми характеристиками обзорно-прицельной системы, оснащенным высокоточным оружием и имеющим большую дальность действия. Отталкиваясь от опыта применения винтокрылых машин Ми-24 и Ми-8, конструкторы применили перспективную концепцию в разработке нового аппарата. При этом очень важным было выгодное сочетание хороших эксплуатационных и лётных характеристик при минимальном техническом риске, и, одновременно, оптимальное соотношение «стоимость-эффективность».

Практически машина предназначалась в качестве сопровождения вертолётного десанта, борца с вертолётами противника и
танками
, а также для поддержки
войск на поле боя. Вертолёт должен быть оснащён пушками калибра 30 мм и ПТУР комплексами «Штурм», назначенная боевая нагрузка составляла 12 000 кг, экипаж из оператора и летчика и максимальная скорость 380 — 420 км/ч.

Ми-28 в полёте

Внимание было уделено разнообразным схемам компоновки, среди которых наиболее перспективным явился проект вертолёта двухвинтовой поперечной схемы с толкающим винтом, позволяющим развивать большую скорость, а также возможность катапультирования экипажа. Изготовленный макет подобного винтокрыла показ значительную сложность конструкции и технический риск создания. В конце концов пришли к стандартной одновинтовой схеме как на Ми-24.

Различные схемы расположения винтов у Ми-28 и Ка-50

Проектированием винтокрылого аппарата, получившего обозначение Ми-28, занимались ЦИАМ и ВИАМ, НИИАС и ГНИКИ ВВС, ЦКБ «Сокол» и Раменским ПКБ,  ЦАГИ, ЛИИ и другие. Руководителями были заместитель главного конструктора А. Н. Иванов и главный конструктор М. В. Вайнберг. 16 декабря получено Постановление Совета Министров СССР о разработке вертолетов Ми-28 и В-80 (двухвинтовой соосной схемы ОКБ Н. И. Камова) на конкурсной основе.

Началом обширной работы над Ми-28 был 1980 год, когда решили изготовить 2 экспериментальные машины; 10.11.1982 совершён первый полёт Ми-28 (штурман-испытатель В. В. Цыганков и летчик-испытатель Г. Р. Карапетян), после чего вертолёт был передан на государственные испытания, проводившиеся в ГНИКИ ВВС.

Ми-28 в трёх плоскостях.

По своим габаритам новый аппарат меньше Ми-24, однако больше вертолёта «Апач» (АН-64).

Сравнение компановки Ми-28 и вертолёта «Апач»

Экипаж, как и у Ми-24, состоял из 2 человек: штурмана-оператора в передней кабине, обеспечивающего поиск, обнаружение, распознавание и уничтожение малоразмерных целей на предельных дальностях с применением управляемого высокоточного оружия и пушечной установки, и летчика в задней кабине, обеспечивающего пилотирование вертолета и использование неуправляемого оружия. В отличие от западных боевых винтокрылых аппаратов в фюзеляже Ми-28 имеется свободный объем, в котором могут разместиться 2-3 человека, если будет необходимо эвакуировать экипаж подбитого самолета или вертолета.

Для увеличения живучести машины применялось не только бронирование отдельных агрегатов и кабины экипажа, но и конструктивно-компоновочные решения, дающие возможность взаимного экранирования агрегатов и протекцию более важных агрегатов менее важными, чтобы при их разрушении не происходили фатальные нарушения за время, достаточное для выполнения миссии и возвращения на базу; широко использовалось дублирование наиболее важных сторон.

Сравните «дверки« у Ми-28Н и AH-64D Apache Longbow

Внедрение элементов катапультирования экипажа было признано нецелесообразным, поскольку значительная часть полетов производится на малых высотах, поэтому был применен ряд решений, позволяющих экипажу выжить, не покидая вертолет, при аварийном приземлении со скоростями и перегрузками, значительно превышающими нормальные.

Значительно внимание уделялось усовершенствованию эксплуатационных свойств, для чего было уменьшено число точек смазки благодаря использованию эластомерных  и тканевых подшипников, внедрены встроенные элементы автоматизированного контроля и облегчен доступ к силовой установке и отсекам оборудования. В конечном счёте общая трудоемкость обслуживания в сравнении с аппаратами  Ми-24 снизилась в 3 раза, а по некоторым агрегатам и системам — в 9 раз. Предусмотрена возможность быстрого перебазирования вертолетов с помощью военно-транспортных самолетов Ил-76 и Ан-22 при минимальной разборке (удаляются лишь лопасти рулевого и несущего винтов), позволяющей собрать машину в течение 1 часа. Проектиррование Ми-28Н возглавили заместители главного конструктора В. А. Стекольников и В. А. Щербина.

Из-за недофинансирования дальнейшие исследования Ми-28 затормозились. Только в январе 1988 года экспериментальная винтокрылая машина Ми-28А, имеющая всё оборудование и системы и высотные двигатели ТВЗ-117ВМА, поднялась в воздух. Уже в мае 1988 года Ми-28А показывали в Париже на авиакосмическом салоне, а в дальнейшем и на других выставках. В 1991 г. начал проходить испытания второй экспериментальный Ми-28А, а в 1993 г. 2 вертолета Ми-28А с отличием завершили в полном объеме летные испытания, в которых было показано, что данная машина, обладая  большим статическим и практическим потолком, и мощным вооружением, способна с большой эффективностью применяться в частях специального назначения и для борьбы с террористами, скрывающимися в труднодоступных местах, для уничтожения их оборонительных укреплений и техники. Во время испытаний 6 мая 1993 г. летчик-испытатель Г.Р. Карапетян впервые выполнил на Ми-28А «петлю Нестерова», а через несколько дней — «бочку».

В 1994 г. Ростовское вертолетостроительное производственное объединение «Роствертол» начало подготовку серийного производства вертолетов Ми-28 для армейской авиации России, где они станут основными боевыми вертолетами.

Вертолет Ми-28А, спроектированный в 80-х годах, снабжён
комплексом вооружения
и оборудования для применения в дневных и ограниченно-сложных метеоусловиях. Поэтому в 90-х годах в МВЗ им. М. Л. Миля под руководством генерального конструктора М. В. Вайнберга в сотрудничестве с Раменским приборостроительным конструкторским бюро (РПКБ главный конструктор Г. И. Джанджгава) была создана глубоко модернизированная модификация Ми-28Н (ночной) с интегрированным комплексом бортового оборудования и
вооружения
, обеспечивающим круглосуточное боевое применение в сложных метеоусловиях и на предельно малых высотах (5—15 м). Это достигается использованием в составе комплекса БРЛО и его обзорно-прицельных систем тепловизионных каналов, надвтулочной РАС миллиметрового диапазона, очков ночного видения, лазерных дальномеров, системы экстремальной навигации с использованием физических полей земли и ряда других систем.

Первый опытный вертолет Ми-28Н был построен в августе 1996 г. и совершил первый полет 14 ноября 1997 г. (летчик-испытатель В.В. Юдин и штурман С. В. Никулин), а с 30 апреля 1997 г. начал проходить заводские летные испытания. Внешне Ми-28Н отличался от Ми-28А установленной в сферическом обтекателе надвтулочной РАС, разработанной в ЦКБ «Алмаз» и позволяющей вертолету обнаруживать наземные и воздушные цели, прячась за укрытиями и в складках местности. В дополнение к комплекту вооружения вертолета Ми-28А вертолет Ми-28Н будет вооружен сверхзвуковыми УР «Игла» «воздух—воздух» с модернизированные тепловыми головками самоведения.

В 1983 г. на базе вертолета Ми-28 начались исследования проекта нового вертолета Ми-40, или вертолетной боевой машины пехоты (ВБМ~ предлагаемой для замены боевого вертолета Ми-24. а в 1992 г. была продолжена ее разработка. В новом вертолете предлагалось использовать динамическую систему вертолета Ми-28 (несущий и рулевой винты, силовая установка, трансмиссия и система управления), но новый фюзеляж с бронированными двухместной кабиной экипажа и грузовой кабиной для восьми десантников или восьми раненых на носилках. Вертолет предполагалось оснастить круглосуточным и всепогодным прицельно-пилотажно-навигационным комплексом с надвтулочной РЛС и усовершенствованным вооружением, включающим НАР, ПТУР с УР «воздух—воздух», а также подвижной пушечной установкой калибра 23 мм в носовой части и подвижной пулеметной установкой 12,7 мм за десантной кабиной для защиты задней полусферы. Был построен макет вертолета Ми-40, который по летно-техническим характеристикам приближался к Ми-28, однако разработка его не была завершена из-за ограниченного финансирования.

На базе Ми-28 в 1995 г. по предложению генерального конструктора М. В. Вайнберга была начата разработка перспективного пассажирского вертолета Ми-58 в соответствии с требованиями российских норм летной годности и американских FAR-29. Вертолет должен был иметь динамические системы вертолета Ми-28 и новый фюзеляж с комфортабельной кабиной для размещения 19 пассажиров, а в грузовом варианте для перевозки различных грузов, для чего был предусмотрен задний грузовой люк. Разработка вертолета также не была завершена.

Ми-28НЭ — экспортный вариант боевого вертолета круглосуточного и всепогодного действия, является развитием боевого вертолета Ми-28А с новым интегрированным комплексом бортового оборудования, обеспечивающим пилотирование со следованием рельефу местности в ручном и автоматическом режиме, поиск, обнаружение и распознавание целей и управление вооружением. Комплекс вооружения и оборудования на Ми-28НЭ такой же как и на Ми-35М, дополнительно установлен надвтулочная РЛС кругового обзора. Впервые демонстрировался на МАКС-2001. Вертолет выполнен по одновинтовой схеме с рулевым винтом, двумя ГТД, трехопорным шасси и вспомогательным крылом.

Фюзеляж цельнометаллический, полумонококовош конструкции с широким использованием КМ, имеет значительно меньшие размеры, чем у вертолета Ми-24. В носовой части размещена двухместная кабина экипажа с отдельными кабинами штурмана-оператора и летчика, сиденья которых расположены уступом, как на Ми-24. Кабина экипажа образована плоскими поверхностями и полностью бронирована с использованием облегченной комбинированной брони с керамическими плитками и малобликующего броневого остекления, выдерживающей прямое попадание снарядов калибром до 23 мм в лобовые стекла и до 12,7 мм в боковые. Поврежденные керамические плитки брони могут заменяться при эксплуатации, Между кабинами штурмана-оператора и летчика имеется бронированная перегородка. Система спасения малых высотах включает энергопоглощающие кресла, снабженные системой притяга для придания необходимой изготовочной позы при ударе о землю; на больших высотах экипаж может покинуть вертолет с помощью парашютов через боковые двери, открывающиеся влево у штурмана-оператора и вправо — у летчика. В центральной части фюзеляжа предусмотрен специальный технический отсек, имеющий свободный объем, что позволяет обслуживать БРЭО в непогоду. В случае необходимости в отсеке могут разместиться два —три человека, доступ в отсек осуществляется через люк с левого борта.

Крыло размахом 4,88 м, среднерасположенное, с отрицательным поперечным V, имеет кессоновую конструкцию из алюминиевых сплавов, носок крыла и хвостовая часть изготовлены из КМ. Крыло оснащено четырьмя универсальными балочными держателями ДБ-34 для подвески вооружения и ПТБ и встроенными лебедками для их подъема. На концах крыла установлены обтекатели с контейнерами для кассет пассивных помех.

Шасси трехопорное, с хвостовым колесом, неубирающееся, главные опоры рычажного типа имеют двухкамерные гидропневматические амортизаторы с увеличенным ходом, обеспечивающие снижение перегрузок при ударе о землю с вертикальной скоростью 12 м/с до уровня, который физиологически может переноситься экипажем. Колеса главных опор имеют размер 720х 320 мм и давление 5,4 кг/см2, хвостовое колесо — 480х 200 мм, самоориентирующееся. Колея шасси 2,29 м, база шасси 11м.

Несущий винт пятилопастный, такого диаметра, как на Ми-24, но с новыми стеклопластиковыми лопастями, имеющими профили с увеличенной кривизной, создающие большую подъемную силу. Лопасти прямоугольной формы в плане, хорда лопасти 0,67 м. Концевые части лопастей имеют стреловидность по передней кромке, на последних модификациях концы лопастей отогнуты вниз. Лопасти имеют стеклопластиковый лонжерон, изготовленный методом спиральной намотки на станках с ЧПУ, к которому присоединены стеклопластиковые секции с сотовым заполнителем. Вдоль носка лопасти проходит противоэрозионная титановая накладка с электрической противообледенительной системой. Титановая втулка несущего винта имеет сферические эластомерные шарниры и торсионы. Агрегаты несущей системы не требуют смазки при эксплуатации.

Рулевой винт диаметром 3,84 м четырехлопастный, образован двумя двухлопастными модулями, установленными под углом 45° для увеличения КПД и уменьшения уровня шума. Лопасти прямоугольной формы в плане из стеклопластика, хорда лопасти 0,24м.

Силовая установка состоит из двух турбовальных ГТД со свободной турбиной ТВЗ-117ВМА Санкт-Петербургского научно-производственного объединения им. В. Климова (главный конструктор С. П. Изотов) с взлетной мощностью по 1620 кВт/ 2200 л. с., установленных в отдельных гондолах по бокам главного редуктора и снабженных модернизированной электронной системой регулирования. Вспомогательная силовая установка — ГТД АИ-9В, расположенный за редуктором несущего винта сверху фюзеляжа, обеспечивает запуск двигателей и привод систем при неработающих двигателях. Воздухозаборники ГТД снабжены пылезащитными устройствами, а сопла охлаждаются потоком воздуха, поступающего через воздухозаборники по бокам мотогондол и смешиваемого с потоком газов ГТД для уменьшения ИК излучения.

Топливо содержится в мягких топливных баках общей емкостью — 1900 л с латексным самозатягивающимся протектором. Для перегоночных полетов возможна установка подвесных топливных баков. Трансмиссия включает главный редуктор ВР-28, два угловых редуктора УР-28 и редуктор рулевого винта с валом привода.

Система управления бустерная, с четырьмя комбинированными рулевыми приводами на главном редукторе. Предполагается разработка электродистанционной системы управления. Управление вертолетом максимально скомплексировано: в кабине летчика размещены органы управления полетом, в кабине штурмана-оператора — управление вооружением. Гидравлическая система состоит из двух независимых систем для питания комбинированных рулевых приводов и гидродемпферов. Электрическая система переменного тока с напряжением 208 В питается от двух генераторов с приводом от главного редуктора.

Оборудование. В состав БРЭО вертолета Ми-28Н входят:

• РАС миллиметрового диапазона с круговым и секторным обзором, размещенная в обтекателе над втулкой несущего винта и используемая для навигации и прицеливания;

• тепловизионная станция переднего обзора с лазерным дальномером, размещенная в носовом обтекателе и обеспечивающая выдачу летчику индикации закабинного пространства, сориентированного с положением головы летчика, на индикаторе нашлемной системы и на жидкокристаллических индикаторах на приборной доске;

• многофункциональная стабилизированная оптико-электронная станция оператора, включающая прямой оптический канал с широким и узким полями зрения (с трехкратным и 13-кратным увеличением, телевизионный и тепловизионный каналы, лазерный дальномер-указатель и канал управления ПТУР «Атака», все каналы стабилизированы с высокой точностью на едином зеркале и имеют широкую зону обзора ±110° по азимуту и + 13° — 40° углу места:

• нашлемная система целеуказания, индикатор и очки ночного видения;

• система электронной индикации на цветных жидкокристаллических дисплеях, выдающих картографическую информацию и трехмерное синтезированное изображение местности;

• инерциальная и спутниковая навигационные системы, а также система навигации по физическим полям земли;

• комплекс средств связи, обеспечивающих двухсторонний обмен информацией о целях между вертолетами и воздушными и наземными командными пунктами.

БРЭО интегрировано в установленный на вертолете прицельно-пилотажно-навигационный комплекс ПрПНК-28, созданный РПКБ и обеспечивающий поиск, обнаружение и распознавание целей, прицельную стрельбу и бомбометание, автоматическое пилотирование вертолета по заданной траектории со стабилизацией высоты и неподвижным висением, а также непрерывное определение местоположения.

Вертолет оснащен системой предупреждения об облучении РАС и лазерными целеуказателями, системой постановки помех РАС и УР с ИК и радиолокационными ГСН и контейнерами с кассетами для отстрела ложных целей для защиты от ракет с ИК ГСН.

Вооружение состоит из несъемной подвижной пушечной установки НППУ-2-с мощной пушкой 2А42 калибром 30 мм с углами отклонения по азимуту ±110° и по возвышению от +13° до — 40°, размещенной под фюзеляжем. Боезапас пушки в 250 снарядов размещается в двух ящиках с селективной двухсторонней подачей.


30-мм пушка 2А42.

На двух внешних балочных держателях подвешиваются на двух пусковых установках до 16 сверхзвуковых ПТУР 9М120 комплекса «Атака-В» или 9М114 комплекса «Штурм-В» с радиокомандной системой наведения, предназначенных для поражения наземных целей и низколетящих нескоростных воздушных целей. На двух внутренних балочных держателях подвешиваются — два блока Б8-В20 по 20 НАР С-8 или Б-13Л по 5 НАР С-13, предусматривается подвеска пушечных контейнеров УПК-23/250 с пушкой ГШ-23Л или контейнеров мелких грузов КМГУ-2 с минами и авиабомбами малого калибра, авиабомб калибром 250 или 500 кг и зажигательных баков ЗБ-500. Возможно использование пусковых установок для подвески восьми сверхзвуковых УР «воздух—воздух» «Игла» или тяжелых НАР С-45.

УР комплекса «Атака» могут применяться селективно в зависимости от вида цели и отличаются высокой помехозащищенностью. Управляемые ракеты комплекса «Атака-В» с радиокомандной системой наведения имеют три варианта:

• с тандемной кумулятивной боевой частью (б. ч.) для поражения бронированной техники, оснащенной динамической защитой, с толщиной брони 300 — 500 мм на дальностях 800 — 6000 м;

• с фугасной б. ч. с объемно-детонирующим зарядом;

• со стержневой б. ч. для поражения воздушных целей.

————

Обсудить на форуме

Евгений Ружицкий. Боевой вертолет Ми-28 / Российские вертолеты, 2005 год

Фотографии с сайта: www.malchish.org

warinform.ru

Особенности аэродинамической компоновки Ми-28H - Aviadrive

На потолочной панели центральной части фюзеляжа (ЦЧФ) крепятся главный редуктор, вентилятор, вспомогательная силовая установка (ВСУ), теплообменники, гидроблоки, агрегаты системы кондиционирования воздуха (СКВ) кабины экипажа, агрегаты системы пожаротушения. Сверху потолочная панель закрыта капотами, образующими отсеки главного редуктора, двигателей и ВСУ, разделенные перегородками. Верхние части шп.7 и шп.8 выполнены в виде балок, образующих центропланную часть крыла. К концам этих балок при помощи фланцевых стыков и четырех болтов крепятся консоли крыла. Конструкция фланцевых стыков обеспечивает сброс (отстрел) консолей крыла в аварийной ситуации для предотвращения травмирования о них членов экипажа в случае вынужденного покидания вертолета. Справа и слева от ЦЧФ установлены двигатели и угловые редукторы

Хвостовая балка.

На хвостовой балке сверху установлен откидной кожух, который закрывает вал трансмиссии рулевого винта с опорами, тросовую проводку управления рулевым винтом и стабилизатором. На кожухе установлены строевые огни и антенны. На килевой балке установлены промежуточный и хвостовой редукторы, которые закрыты обтекателями с жалюзи охлаждения. Под съемным носком килевой балки проходят вал трансмиссии и тросы управления рулевым винтом. Задняя часть килевой балки выполнена в виде фиксированного руля, внутри которого размещена тросовая проводка управления стабилизатором, а в нижней - хвостовая опора шасси. Киль. Киль на вертолете имеет несимметричный профиль с выпуклостью, направленной влево, и установлен под углом 50 влево относительно вертикальной плоскости симметрии фюзеляжа. Киль улучшает путевую устойчивость вертолета. Боковая сила, создаваемая килем, направлена влево и разгружает рулевой винт на больших скоростях моторного полета.

Шасси.

Шасси обеспечивает разбег при взлете, пробег после посадки и передвижение по земле, воспринимая при этом динамические и статические нагрузки. Шасси позволяет осуществлять подъем и опускание носовой части вертолета при закатке в самолет при транспортировке, торможение на рулении и пробеге, поглощение дополнительной (к нормированной) энергии удара в случае посадки вертолета в аварийной ситуации. Шасси состоит из правой и левой основных и хвостовой опор. Основные опоры шасси включают в себя амортизаторы, рычаги, на осях которых укреплены колеса с дисковыми тормозами. Хвостовая самоориентирующаяся опора состоит из полурычажной амортизационной стойки, колеса и звена. Хвостовое колесо фиксируется по полету.

Несущий винт.

Несущий винт состоит из втулки винта и пяти лопастей. Втулка винта установлена на валу главного редуктора. Лопасти несущего винта вертолета прямоугольной формы в плане состоят из стеклопластикового лонжерона, выполненного по форме носовой части профиля, с комлем, усиленным титановой фольгой, хвостовых отсеков с сотовым заполнителем и органо-пластиковой обшивкой. Лопасти оборудованы электрической противообледенительной системой.

Рулевой винт.

Рулевой винт, примененный на вертолете, четырехлопастной, Х-образный и состоит из втулки рулевого винта и четырех лопастей. Втулка рулевого винта состоит из двух модулей, шарнирно установленных на ступице, крепящейся к валу хвостового редуктора. В качестве опор горизонтального шарнира используются эластомерные конические подшипники, а осевого - комбинированные (эластомерные цилиндрические с подшипником скольжения). На каждый модуль крепится по две лопасти. Лопасти рулевого винта состоят из стеклопластикового лонжерона, хвостового отсека, включающего стеклопластиковую обшивку и сотовый заполнитель, и оборудованы электрической противообледенительной системой.

Крыло вертолета.

Крыло вертолета двухлонжеронное, прямоугольной формы в плане. На каждой консоли крыла крепятся по два пилона с балочными держателями. На каждый пилон можно устанавливать подвесной топливный бак или подвешивать вооружение. Консоли крыла оборудованы встроенной системой подъема грузов. Установленное на вертолете крыло разгружает несущий винт при выполнении маневров. Для отдаления начала срыва потока при увеличении угла тангажа крыло расположено под нулевым углом относительно строительной горизонтали вертолета. Стабилизатор. На вертолете установлен односторонний стабилизатор небольшой площади (Fст/Fнв=0,43%). Стабилизатор расположен в верхней части киля, со стороны, противоположной рулевому винту. Верхнее расположение стабилизатора уменьшает скос и торможение потока около него, что более эффективно улучшает устойчивость вертолета.

Особенность вертолета.

При разработке компоновочной схемы вертолета Ми-28 основное внимание было уделено повышению эффективности применения и боевой живучести вертолета: - вынос двигателей; - установка ЭВУ; - плохо обтекаемая носовая часть фюзеляжа; - неубирающееся шасси; - установка БРЛС. Все это привело к тому, что лобовое сопротивление вертолета (по сравнению с вертолетом Ми-24) возросло в 1,5 раза. Вертолет построен по одновинтовой схеме с рулевым винтом. Несущий винт пятилопастной. Эластомерная втулка несущего винта имеет разнос горизонтальных шарниров в два раза больший, чем на вертолетах типа Ми-24. Это увеличило эффективность продольного и поперечного управления вертолета (несмотря на более легкие лопасти несущего винта), а также увеличили демпфирование угловых движений тангажа и крена. Однако, увеличение разноса горизонтальных шарниров привело к увеличению статической неустойчивости несущего винта по углу атаки на больших скоростях полета. Обеспечение приемлемых характеристик статической и динамической устойчивости вертолета, в целом, достигнуто соответствующим выбором аэродинамических характеристик планера со стабилизатором. Особенностью вертолета является расположение на втулке несущего винта обтекателя антенны БРЛС шарообразный формы. Его аэродинамические характеристики таковы, что он практически не влияет на устойчивость вертолета, но увеличивает его вредное сопротивление и создает кабрирующий момент. Компенсация кабрирующего момента, создаваемого силой сопротивления обтекателя, достигается выбором угла установки стабилизатора. Использование стабилизатора небольшой площади стало возможным благодаря упругому закреплению стабилизатора относительно оси его вращения. Например, при увеличении угла атаки вертолета и стабилизатора, шарнирный момент последнего преодолевает натяжение пружины и увеличивает его угол установки. Из-за этого возрастают подъемная сила стабилизатора, которая создает момент относительно центра тяжести вертолета, направленный в сторону уменьшения угла атаки вертолета. Таким образом, улучшается устойчивость вертолета по углу атаки. Для уменьшения продольной разбалансировки вертолета при переходе от режима горизонтального полета к режимам набора высоты или авторотации стабилизатор сделан поворотным, а его угол установки зависит от общего шага несущего винт. На вертолета установлен толкающий 4-х лопастной, Х-образный рулевой винт увеличенной эффективности. Направление вращения, при котором нижние лопасти идут вперед, дает улучшение путевой управляемости на режиме висения при ветре справа. В целях улучшения путевого управления и точности выдерживания курса при вертикальных перемещениях вертолета на висении и малых скоростях полета, а также для уменьшения потребных перемещений педалей при изменении режима полета вертолет снабжен системой автоматического изменения угла установки лопастей рулевого винта в зависимости от общего шага несущего винта (система «шаг-винт»). Положение упора максимального угла установки лопастей рулевого винта выполнено переменным, зависящим от величины общего шага несущего винта. Это сделано для того, чтобы ограничить возможность излишнего отклонения вперед правой педали в условиях малых барометрических высот и низких температур наружного воздуха. Чем меньше барометрическая высота и ниже температура наружного воздуха, тем меньшие значения имеют потребные на режиме висения вертолета, как общий шаг несущего винта, так и угол установки лопастей рулевого винта. Этим достигается снижение нагрузок в хвостовой трансмиссии при отклонении правой педали до упора, аналогично системам СПУУ на вертолетах Ми-24 и Ми-8МТ.

aviadrive.ru

МАКС-2011 ч.22:Ми-28НЭ и Ми-28Н (09-35-38 желтые)

На авиасалоне МАКС-2011 можно было увидеть три вертолета Ми-28,два из них это МИ-28Н (09 и 35 желтые) и один Ми-28НЭ (38 желтый).Тут дальше много много фотографий этих трех вертолетов в разных ипостасях.09 и 38 на земле,а 35 в воздухе!!!
этот же пост,но с маленькими картинками

МАКС-2011
Как всегда использую информацию с сайтов
http://www.airwar.ru
http://ru.wikipedia.org/wiki
и других источников найденных мною в инете и литературе.

Вот он грозный вид спереди вертолета 09 желтый.

В 2011 году в Ростове-на-Дону были изготовлены 12 серийных вертолётов Ми-28Н,
из которых 10 были поставлены ВВС двумя партиями:
1-я - 4 шт (б/н 09(наш вертолет), 10, 11, 12 "жёлтый") В июле поступила в Центр боевой подготовки и переучивания лётного состава армейской авиации в Торжке. Первоначально машины предназначались для 393-ей авиабазы в Кореновске и имели бортовые номера красного цвета, после переподчинения Торжку цвет номеров был изменён на жёлтый .

Вот его номера :05-01 модель Ми-28Н №09 з/н 34012843251 (год производства 2011), 393 АвБ, 07.2011 переподчинен 344 цбп и плс, получил №09, в ходе МАКС-2011 первым получил р/н RF-93942;

Ми-28н это ночной вертолет на базе Ми-28А.

В 2006 году в серийное производство была запущена модификация Ми-28Н («Ночной охотник») отличающаяся от первоначальной более современным БРЭО. За наведение управляемых ракет в «Ночной» модификации отвечает комплекс «Тор» производства ОАО «Красногорский завод им. С. А. Зверева». Для обзора передней нижней полусферы используется ТОЭС521 производства ФГУП «ПО „Уральский оптико-механический завод“». Новая ОПС на Ми-28Н, вместе со станцией ночного видения обеспечивает поиск точечных подвижных и групповых целей на удалении до 10 км.

винт:Ми-28Н главный редуктор ВР-29 вместо ВР-28 на Ми-28А

Вертолёт Ми-28Н принят на вооружение приказом президента РФ 15 октября 2009 г

пушка

шасси

лобовое стекло

бок

общий вид справа

крупнее кабина

хвост

общий вид сзади

сзади справа

крупнее

Взлетно-посадочные устройства выполнены по трехопорной схеме с хвостовым рулевым колесом.

лопасть,это лампочка на законцовке? Это для балансировки?

винт

выхлоп

выхлоп

хвост

X-образный рулевой винт, который обеспечивает лучшие характеристики по сравнению с обычным рулевым винтом классической схемы.

хвостовая балка

хвостовой винт

подвеска:это авиабомба 250, 500 кг,или бак с зажигательной смесью


общий вид слева

теперь посмотрим на его брата,он вооружен получше: 38 желтый Переоборудован как прототип Ми-28НЭ В 2010 г. принимал участие в демонстрационных полетах в Индии.Сразу бросается в глаза система над основным винтом,отсутствующая на предыдцщем вертолете.

02-02● Ми-28Н №38 з/н 34012840202 (2007) (2-я установочная партия), ОКБ Миля, в 2010 году дооборудование в опытный прототип Ми-28НЭ на МВЗ по перечню ОКБ для продолжения КЛИ, 09.2010 принимал участие в демонстрационных полетах в Индии как Ми-28НЭ, перед МАКС-2011 получил новую окраску ВВС РФ;

Те теперь у нас такая новая окраска ВВС?
справа,у фюзеляжа это НАР С-13?

Ми-28НЭ отличается от прототипа(Ми-28Н) принципиально новым интегрированным комплексом бортового радиоэлектронного и приборного оборудования, обеспечивающего возможность ведения боевых действий в любое время суток, а также различными другими средствами повышения боевой эффективности и живучести. На Ми-28НЭ установлены новый многопоточный главный редуктор и модернизированные двигатели

Многослойные бронестекла кабины летчика и кабины оператора,бронеплиты на двери летчика и люке оператора

рабочие места

воздухозаборник

стойка шасси

пвд

от же понапихали: 30-мм пушка НППУ-28 боекомплект 250 снарядов, подача снарядов двусторонняя селективная, есть возможность выбора снарядов: бронебойного или ОФЗ.Предназначена для поражения легкобронированной техники на дальности 1500 м, живой силы до 4000 м и малоскоростных воздушных целей до 2500 м. Для повышения точности стрельбы, ствол амортизирован. Боекомплект состоит из бронебойных и осколочно-фугасных снарядов. Диапазон отклонения пушки: по азимуту ±110°; по углу места +13…-40°.Пушка синхронизирована с прицелом. Летчик также может вести огонь с помощью ИЛС или нашлемного прицела..Опыт применения пушек на различных вариантах Ми-24 показал, что подвижная пушка гораздо удобнее в эксплуатации: разворот счетверенного пулемета на турели Ми-24Д занимал в 3-4 раза меньше времени, чем разворот всего вертолета Ми-24П с неподвижной пушкой. Вертолету с подвижной пушкой не надо разворачиваться, гася при этом скорость до 100 км/ч, что делает вертолет более уязвимым для противника.

тепловые ловушки,пустые.На 09 были закрыты красными защитными крышками. Там наверное они были!!!

«Атака» (Индекс ГРАУ — 9М120, по классификации МО США и НАТО — AT-9 Spiral-2) — противотанковая управляемая ракета с радиокомандной системой управления, разработанная на базе ракеты 9М114 комплекса «Штурм». Предназначена для поражения бронетехники, живой силы, ДОТов, объектов ПВО, и вертолетов. Система управления ракетой включает в себя расположенные в приборном отсеке ракеты приемник радиокомандной линии и блок ответчика с импульсной лампой, а также расположенные на пусковой установке носителя комплекса пеленгатор импульсной лампы и передатчик команд управления миллиметрового диапазона длин волн.

боковинка

оптическая система

пушка

Установленные на вертолете лопасти несущего винта из композиционных материалов позволяют сохранить их работоспособность при поражении артиллерийскими снарядами калибром до 30 мм.

хвостовой винт

кабина

ближе

пушка

что за система?

и еще оптическая система:Для обзора передней нижней полусферы используется ТОЭС521 производства ФГУП «ПО „Уральский оптико-механический завод“»


вооружение


радар над винтом

Управляемая инфракрасная ракета 9М39 "Игла-В" является легкой ракетой класса "воздух-воздух" с малым радиусом действия .
Предназначена для поражения медленно и среднелетящих воздушных целей. Вес ракеты равен 10.8 кг. Скорость полета достигает 570-600 метров в секунду. Дальность применения ограничена пятью километрами. Игла оснащается довольно мощной боеголовкой весом в 2 кг. Игла способна выдерживать большие перегрузки и имеет отличные характеристики по помехозащите. Является средством типа "пустил-забыл" то есть полностью автоматическим комплексом слежения за целью.
Разработчик ОКБ А.И.Микояна
Первый пуск 1961

кабина

особенно радует система опечатывания дверей:-)))

а вот ее открыли

хвостовая балка

система вентиляции

хвостовой винт

воздухозаборник:Обеспечена возможность полета на одном двигателе с автоматическим выводом его на чрезвычайном режим при отказе или поражении второго

общий вид слева

а теперь в полете:

общая группа

с ми-26

35 желтый 01-04 Вторая предсерийная партия, изготовлены по доработанной серийной документации на МВЗ им.Миля в Панках из комплектующих, изготовленных в т.ч. на "Росвертоле". в строевые части не поступал, используется для испытаний. Базируется в Торжке

01-04● Ми-28Н №35 з/н 34012835104 (2006-2007) (2-я установочная партия), 344 цбп и плс АА, используется для испытаний, МАКС`07`09, 2010 – дооборудование на МВЗ для продолжения СЛИ ПОС


Технические характеристики
Экипаж: 2 человека
Пассажиров: 3 человека
Длина фюзеляжа: 17,05 м
Высота: 3,82
Ширина с консолями крыла 5,88 м
Диаметр несущего винта: 17,2 м
Диаметр рулевого винта: 3,85 м
Масса:
пустого: 8095 кг
нормальная взлётная масса: 10900 кг
максимальная взлетная масса: 12100 кг
Масса боевой нагрузки: 2300 кг
Масса топлива: 1500 кг
Силовая установка:
Тип двигателя: турбовальный
Модель: Мотор Сич ВК-2500-02
Мощность:
на чрезвычайном режиме: 2700 л. с.
на взлетном режиме: 2200 л. с.
на крейсерском режиме: 1500 л. с.
Максимальная скорость:
при горизонтальном полете: 300 км/ч
крейсерская: 270 км/ч
Дальность полета:
максимальная 450 км
с ПТБ: 1087 км
Статический потолок: 3600 м
Динамический потолок: 5000 м
Скороподъёмность: 13,6 м/с
Вооружение
Встроенное стрелково-пушечное: 1 × 30-мм пушка 2А42, боекомплект 250 снарядов.
Точек подвески: 4
Подвесное стрелково-пушечное: 2 × 23-мм ГШ-23Л
Неуправляемое ракетное: НАР С-8 — 4 х 20 шт; НАР С-13 — 4 х 5 шт;
Управляемое ракетное: ПТУР «Атака-В» (9М120, 9М120Ф, 9А-2200) х16.
«Воздух-воздух»: Игла-В — 4 x 4 шт.,
Бомбовое: авиабомбы 250, 500 кг, баки с зажигательной смесью[источник не указан 222 дня]

30-мм пушка НППУ-28 боекомплект 250 снарядов, подача снарядов двусторонняя селективная, есть возможность выбора снарядов: бронебойного или ОФЗ.Предназначена для поражения легкобронированной техники на дальности 1500 м, живой силы до 4000 м и малоскоростных воздушных целей до 2500 м. Для повышения точности стрельбы, ствол амортизирован. Боекомплект состоит из бронебойных и осколочно-фугасных снарядов. Диапазон отклонения пушки: по азимуту ±110°; по углу места +13…-40°.Пушка синхронизирована с прицелом. Летчик также может вести огонь с помощью ИЛС или нашлемного прицела..Опыт применения пушек на различных вариантах Ми-24 показал, что подвижная пушка гораздо удобнее в эксплуатации: разворот счетверенного пулемета на турели Ми-24Д занимал в 3-4 раза меньше времени, чем разворот всего вертолета Ми-24П с неподвижной пушкой. Вертолету с подвижной пушкой не надо разворачиваться, гася при этом скорость до 100 км/ч, что делает вертолет более уязвимым для противника.

УР Атака-В (балочный держатель ДБ-3УВ) предназначена для уничтожения бронетехники, живой силы, вертолетов, ДОТ, ДЗОТ. Управление ракетой осуществляется через помехозащищённый радиоканал миллиметрового диапазона (узкая диаграмма направленности), передатчик находится в носовой части вертолета, приемник расположен в задней части ракеты. Возможно применение ракет одновременно с 10 носителей. В сочетании с автоматом сопровождения цели, вертолет может маневрировать с углом рыскания ±110°, по крену ±30°. В отличие от лазерно-лучевых систем наведения, имеет преимущество в неограниченном времени управления ракетой с высоким темпом стрельбы, лазерные системы менее надежны в условиях задымлённости (запылённости и тумана).

Ракета с ТГСН Игла-В предназначена для поражения малоразмерных БПЛА, вертолетов, самолетов, крылатых ракет. На ракете Игла предусмотрено охлаждение головки самонаведения ракеты, что позволяет поражать цели не только по теплу от горячих выхлопных газов двигателя, но и любые теплоконтрастные цели, ГСН ракет обеспечивает селекцию тепловых помех.

КМГУ-2 Контейнер для малогабаритных грузов, для постановки минных заграждений.

НАР Неуправляемые ракеты предназначены для уничтожения живой силы, легкой бронетехники и объектов инфраструктуры. Главное достоинство — дешевизна.

igor113.livejournal.com

Миль МИ-28 Вертолет огневой поддержки

Концепция боевого вертолета в процессе формирования прошла длинный путь изменений и совершенствований. Одним из краеугольных вопрсов была выработка представлений о наиболее эффективной тактике применения винтокрылого штурмовика, соответствующем комплексе вооружения и, следовательно, схеме и компоновке боевого аппарата. В ходе проектирования "воздушной боевой машины пехоты" Ми-24 у разработчиков и у заказчиков появились новые идеи относительно перспектив дальнейшего развития вертолетов подобного назначения. Параллельно с концепцией транспортно-боевого вертолета, предназначенного для повышения мобильности мотострелковых войск и одновременного обеспечения их огневой поддержки, М. Л. Миль и его соратники задумали проект специализированного высокоманевренного винтокрылого "воздушного танка", который служил бы "летающей платформой для установки всевозможного вооружения". В этом варианте перевозка десанта уже не предусматривалась. Повышенный интерес к такой винтокрылой машине во многом был обусловлен постройкой в США (фирмой Локхид) скоростного и маневренного боевого винтокрыла АН-56А "Шайен", широко разрекламированного западной прессой. Для достижения высоких тактико-технических показателей, сопоставимых с характеристиками самолетов-штурмовиков, АН-56А был оснащен толкающим пропеллером, крылом, жестким бесшарнирным несущим винтом, а также сложным комплексом прицельного и пилотажно-навигационного оборудования.

Принятое 6 мая 1968 г. постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании Ми-24 предусматривало, в числе прочего, и разработку на его основе перспективной модели винтокрылого штурмовика, обладающего более высокой скоростью полета, хорошей устойчивостью и маневренностью. К концу года в отделе перспективного проектирования МВЗ был выполнен первый проект винтокрыла Ми-28, который представлял собой дальнейшее развитие Ми-24 без десантно-грузовой кабины, но с жестким несущим винтом, дополнительными пропульсивными средствами и усиленным вооружением. К сожалению, отсутствие у заказчика четких представлений об облике такого аппарата, большая загруженность фирмы текущей работой, а также болезнь и смерть М.Л.Миля не позволили немедленно воплотить новую концепцию в жизнь. К углубленной проектной разработке боевого винтокрыла Ми-28 (изделие 280) сотрудники МВЗ им. М.Л.Миля под руководством нового главного конструктора М.Н.Тищен-ко вернулись в 1972 г., когда в США уже полным ходом велись исследования по программе аналогичного армейского вертолета-штурмовика ААН. Ведущим конструктором на ранних этапах был М.В.Ольшевец. Командование советских ВВС сформировало к этому времени основные требования к перспективной машине. Винтокрыл должен был служить средством поддержки сухопутных сил на поле боя, уничтожения танков и другой бронированной техники, сопровождения вертолетных десантов, борьбы с вертолетами противника. В качестве основного оружия предполагалось использовать управляемые ракеты противотанкового комплекса "Штурм" (до восьми ракет) и 30-мм подвижную пушку. Общая масса боевой нагрузки оценивалась в 1200 кг. Кабина экипажа, состоящего из летчика и оператора, и основные агрегаты вертолета должны были иметь защиту от поражения оружием калибра 7,62 и 12,7 мм, пилотажно-навигационный комплекс ≈ обеспечивать эксплуатацию в любое время суток и в любых метеоусловиях. Максимальная скорость машины планировалась 380-420 км/ч.

Конструкторы МВЗ им. М.Л.Миля провели аэродинамические, прочностные и весовые расчеты перспективных проектов, проработали различные варианты силовых установок, схем и компоновок Ми-28. Так как заказчик требовал оснащения вертолета системой аварийного покидания, а практика летных испытаний, проведенных на фирме Миля, показала сложность обеспечения безопасного отстрела лопастей, то разработчики рассматривали в качестве приоритетного вариант двухвинтового винтокрыла поперечной схемы. Он не только гарантировал безопасное катапультирование вне дисков винтов, но и позволял включить в конструкцию крыло винтокрыла. В 1973 г. был выполнен проект такой машины взлетной массой до 11,5 т, оснащенной двумя двигателями ТВЗ-117Ф мощностью 2800 л.с. каждый, двумя несущими винтами диаметром 10,3 м и толкающим пропеллером. Опытное производство построило соответствующий макет, в отделах ОКБ прорабатывались агрегаты и системы.

В середине 70-х гг. заказчик пересмотрел концепцию применения боевых винтокрылых машин. Тактика боевых действий (по аналогии с самолетами-штурмовиками) на относительно большой высоте и скорости уступила место тактике действий на малых высотах с огибанием рельефа местности, которая обеспечивала вертолету высокую выживаемость на поле боя. В связи с этим конструкторы МВЗ в начале 70-х годов в порядке инициативы разработали технические проекты ряда боевых вертолетов без дополнительных пропульсивных средств. Среди них ≈ варианты вертолетов: двухвинтовой поперечной схемы с несущими винтами диаметром 8,25 м и двумя двигателями ГТД-10ФП мощностью 1950 л.с. каждый; одновинтовой схемы с диаметром несущего винта 14,25 м и двумя двигателями ГТД-10ФП; одновинтовой схемы с несущим винтом диаметром 16 м и двумя двигателями ТВЗ-117Ф. Последний вариант был признан наиболее перспективным для Ми-28. Двухвинтовую соосную схему милевцы не рассматривали из-за опасения возможности схлестывания лопастей несущих винтов при боевом маневрировании.

Отказ от схемы винтокрыла позволял существенно увеличить весовую отдачу и боевую нагрузку, а также упростить конструкцию. Принятие тактики ведения боевых действий на малых высотах позволило, кроме того, отказаться и от установки системы катапультирования. Исследования показали, что при поражении вертолета на малых высотах у экипажа не оставалось времени на катапультирование ≈ приходилось рассчитывать только на прочность корпуса машины и средства выживания. Зародившаяся в те же годы концепция использования безопасно деформируемых конструкций, энергоемкого шасси и энергопоглощающих кресел создала предпосылки для обеспечения выживания экипажа подбитого вертолета без обязательного катапультирования. Основываясь на этом, конструкторы предпочли вернуться к конструктивно более простой классической одновинтовой схеме. В качестве силовой установки они выбрали модификацию мощных, надежных и уже освоенных промышленностью двигателей ТВ3-117.

Поиск наиболее рационального внешнего облика вертолета сопровождался согласованием требований к системе вооружения, прицельно-пи-лотажно-навигационному комплексу и прочим комплектующим изделиям, продувкой моделей в аэродинамической трубе, формированием методов оценки и определением способов повышения боевой живучести и выживаемости, снижения заметности, проводившимися в специализированных научно-исследовательских, опытно-конструкторских и лет-но-испытательных организациях, основными среди которых с самого начала проектирования стали ЦАГИ, ЛИИ, ВИАМ, НИИАС, ГНИКИ ВВС, коломенское КБ Машиностроения, ЦКБ "Сокол", Раменское приборостроительное КБ МАП и др. К разработке перспективного прицельно-пи-лотажно-навигационного комплекса и вооружения для боевого вертолета с каждым годом привлекалось все больше организаций заказчика, министерств авиационной, оборонной, радиотехнической и других отраслей промышленности. Проектирование Ми-28 постепенно принимало характер национальной комплексной программы, сопоставимой по сложности решаемых задач со строительством нового перспективного боевого самолета.

К 1976 г. черты внешнего облика Ми-28 в основном определились. Все работы по боевой машине возглавил заместитель главного конструктора А.Н.Иванов, ответственным ведущим
конструктором был назначен М.В.Вайнберг. Ему подчинялась целая группа ведущих конструкторов, каждый из которых отвечал за отдельное направление грандиозной программы. Разработанное на МВЗ им. М.Л.Миля техническое предложение получило положительную оценку заказчика. Сформировался круг соисполнителей по системам и комплексам.

Одновременно с милевцами проект боевого вертолета В-80 предложил правительству Ухтомский вертолетный завод им. Н.И.Камова. Специалисты ОКБ им.Камова, имея опыт применения вертолетов двухвинтовой соосной схемы на кораблях, пришли к выводу, что аппараты такой схемы окажутся эффективными и при решении задач огневой поддержки сухопутных войск. Камовца-ми была предложена оригинальная концепция вертолета-штурмовика с одним членом экипажа. Функции второго члена экипажа в значительной мере должен был взять на себя электронный комплекс.

16 декабря 1976 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление о разработке вертолетов Ми-28 и В-80 (в дальнейшем Ка-50) на конкурсной основе, и обе фирмы приступили к эскизным проектам. Поскольку конкретного тактико-технического задания от ВВС не было, специалисты МВЗ и УВЗ получили широкую свободу действий. Начался беспрецедентный в истории авиации конкурс, в котором создателям винтокрылых машин предстояло самим изобретать и разрабатывать концепции боевых вертолетов, основанных на их собственном понимании задач, стоящих перед машиной, и способах их выполнения, а затем доказывать перспективность своих концепций заказчику. В результате фирмы начали проектирование машин совершенно разного класса, отличающихся аэродинамической схемой, взлетной массой, экипажем, вооружением, оборудованием и т.п. В отличие от не имеющего аналогов камовского В-80 вертолет Ми-28 проектировался на МВЗ им. М.Л.Миля в соответствии с принятой во всем мире и подтвердившей свою жизнеспособность в реальных боевых действиях концепцией двухместной боевой машины с четким разделением функций (пилотирования, наблюдения, распознавания цели, прицеливания,связи и управления вооружением) между двумя членами экипажа. В качестве прототипа милевцы взяли Ми-24 и лучший зарубежный вертолет аналогичного класса ≈ американский АН-64 "Апач", который и предстояло превзойти по основным показателям.

Создавая Ми-28, конструкторы МВЗ им.М.Л.Миля для достижения весового совершенства при необходимой прочности, надежности и боевой живучести применили новые методы оптимального проектирования, апробированные при создании тяжеловоза Ми-26. Эскизное проектирование сопровождалось проработкой многочисленных вариантов компоновок, в том числе оригинальной компоновки фюзеляжа с так называемым "центральным сердечником", т.е. с размещением всех жизненно важных частей и систем в центральном продольном силовом каркасе, по бортам которого размещались отсеки с оборудованием и второстепенными агрегатами. Однако расчеты показали сложность достижения необходимых вибрационных и прочностных характеристик, уязвимость оборудования и заставили отказаться от привлекательной схемы и вернуться к традиционной компоновке цельнометаллического полумонококового фюзеляжа. Боевую живучесть конструкторы решили обеспечивать дублированием агрегатов с максимальным их разнесением и взаимным экранированием, защитой более важных агрегатов менее важными, комбинированием бронирования, выбором материалов и размеров конструкции, исключающих при повреждении катастрофические разрушения конструкции за время, достаточное для выполнения задания и возвращения на базу.

Одним из ключевых элементов стала компоновка кабины экипажа. Милевцы сразу отказались от расположения членов экипажа рядом, поскольку такая схема не обеспечивала необходимые углы обзора летчику и оператору, а также осложняла аварийное покидание вертолета. Наиболее удачной была признана схема "тандем" (место летчика было приподнято над местом оператора), т.е. схема, проверенная жизнью на Ми-24. В дальнейшем правильность выбора подтвердилась мировым опытом. В ходе проектирования Ми-28 опытное производство МВЗ построило множество макетов и моделей, в том числе последовательно шесть полноразмерных макетов вертолета, позволивших оптимально скомпоновать боевую машину.

К концу 1977 г. конструкторы МВЗ им. М.Л.Миля закончили эскизный проект, а также согласовали со смежниками все программы создания комплектующих систем оборудования и вооружения. Следующие полтора года ушли на согласование с заказчиком всех аспектов тактико-технического задания на вертолет и его комплекс, и в 1979 г. ОКБ приступило к рабочему проектированию винтокрылой машины и испытаниям первых экспериментальных образцов агрегатов и систем.

При проектировании агрегатов вертолета прорабатывались варианты различных схем и конструктивных решений, широко внедрялись новые материалы при строгом соблюдении весового и прочностного контроля. В частности, в качестве альтернативных вариантов специалистами МВЗ были спроектированы и построены два типа принципиально новых втулок несущего винта Ми-28: эласто-мерной и торсионной, а также испытаны, наряду с рулевым винтом, имеющим традиционный способ управления шагом лопастей, экспериментальный рулевой винт с управляемым закрылком, трансмиссионный вал из углепластика. Выбор наиболее перспективных решений сопровождался всесторонними испытаниями агрегатов на стендах. Всего было создано 54 стенда, в том числе натурный стенд, стенд автоматических статических испытаний, электровинтовой стенд для испытаний главного редуктора, стенды для испытаний элементов втулок, лопастей и других агрегатов, уникальный стенд-макет для отработки системы выживания экипажа при аварийных посадках, а также стенд для исследования воздействия перегрузок на человека и отработки систем спасения. Для проведения предварительных летных испытаний агрегатов (эластомерной и торсионной втулок и лопастей несущего винта, рулевого винта, двигателей ТВЗ-117ВМ) и систем (автопилота, прицельно-навигационно-пило-тажного комплекса и управляемого ракетного оружия) опытное производство переоборудовало в летающие лаборатории четыре вертолета Ми-24, а затем и несколько Ми-8.

Конструкторы МВЗ им. М.Л.Миля вместе со смежниками из специализированных ОКБ и НИИ провели экспериментальные исследования по программам обеспечения высокой боевой живучести и малой тепловой заметности, в частности баллистические испытания на живучесть кабины экипажа, топливного бака, лопастей несущего и рулевого винтов, трансмиссионного вала, тяг управления и гидросистемы, по результатам которых была оптимизирована конструкция и размещение броневой защиты; впервые в отечественном вертоле-тостроении экспериментально определены характеристики теплового излучения вертолета на всех азимутах. Кроме того, совместными усилиями был проведен комплекс экспериментальных и расчетных исследований по созданию системы пассивной защиты экипажа вертолета, проверена работоспособность безопасно повреждаемых средств аварийной амортизации и фиксации ≈ шасси, удароустойчивых кресел, подвижного пола и т.п.

В августе 1980 г. Комиссия Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам, ознакомившись с ходом разработки перспективного боевого вертолета Ми-28, приняла решение о строительстве двух опытно-экспериментальных образцов, не дожидаясь официального утверждения окончательного макета. Положительное заключение макетной комиссии последовало только в конце следующего года, когда сборочный цех завода уже передал на статические испытания первый образец вертолета и строил первый летный экземпляр. Поэтому первый образец Ми-28, собранный в июле 1982 г., дорабатывался до требуемого уровня в процессе доводки и летных испытаний.

Двухместный боевой вертолет Ми-28 был построен по классической одновинтовой схеме и предназначался для поиска и уничтожения в условиях противодействия бронированной техники, живой силы противника на открытой и пересеченной местности, а также малоскоростных воздушных целей при визуальной видимости в простых и ограниченно сложных метеоусловиях. Габариты вертолета позволяли перевозить его на военно-транспортных самолетах Ил-76 без разборки. Конструктивные решения и компоновка основных агрегатов обеспечили автономность ведения боевых действий с площадок вне аэродрома в течение 15 суток.

Фюзеляж Ми-28 включал в себя носовую и центральную части, а также хвостовую и килевую балки. В носовой части находились два раздельных бронированных отсека кабины экипажа, в которой размещались спереди кресло штурмана-оператора, а сзади и выше ≈ кресло пилота. Для повышения боевой живучести вертолета и выживаемости экипажа предусматривалась бронезащита кабины, к которую входил набор керамических плиток, наклеенных на каркас носовой части фюзеляжа. Кроме того, защитную роль выполняли силикатные бронестекла. Летчик и штурман были разделены бронеперегородкои. Дверь штурмана находилась на левом борту, а летчика ≈ на правом. Двери и стекла оборудовались механизмами аварийного сброса. При аварийном покидании кабин под дверями надувались специальные трапы, предохраняющие экипаж от удара о шасси. Спереди внизу к носовой части крепилась на стабилизированной платформе комбинированная обзорно-прицельная станция КОПС и рама пушечной установки. Под полом летчика размещались блоки электрооборудования и прицельно-пилотажно-навигационного комплекса.

На потолочной панели центральной части фюзеляжа крепились главный редуктор, вентилятор, вспомогательная силовая установка, гидроблок, агрегаты системы кондиционирования. Справа и слева от оси симметрии на потолочной панели и консольных элементах шпангоутов были установлены двигатели и угловые редукторы, а также консоли крыла. В нижней части фюзеляжа находился контейнер топливных баков, на верхних панелях которого стояли блоки оборудования. Размещение наиболее тяжелых агрегатов и систем вблизи центра масс способст вовало повышению маневренности Ми-28. Задний отсек радиооборудования имел достаточно вместительные свободные объемы, позволявшие использовать его в качестве грузового (для перевозки аэродромного оснащения при передислокации вертолета либо эвакуации экипажа другого вертолета). Простоту и удобство обслуживания различных систем и оборудования вертолета обеспечивали многочисленные двери и люки по бортам фюзеляжа. Нижнее расположение хвостовой балки исключило возможность задевания за нее лопастью несущего винта при резком маневре. Задняя часть килевой балки была выполнена в виде фиксированного руля, внутри которого размещалась тросовая проводка управления рулевым винтом и стабилизатором, крепившимся в верхней части килевой балки. Под ее нижней частью находилась хвостовая опора шасси. Крыло вертолета ≈ свободнонесу-щее с четырьмя пилонами, предназначенными для подвески ракетного, стрелковопушечного, бомбового вооружения и дополнительных топливных баков. По концам крыла в обтекателях располагались устройства для отстрела помеховых патронов. В аварийной ситуации крыло могло сбрасываться. Управление стабилизатором было соединено с ручкой общего шага несущего винта.

Система пассивной защиты вертолета должна была обеспечивать безопасность членов экипажа при аварийной посадке с вертикальной скоростью до 12 м/с. При этом величины перегрузок снижались до уровня физиологически переносимых. Механизмы, приводившие в действие систему защиты, были установлены на цилиндрах амортизаторов основных опор шасси. С их помощью осуществлялась просадка энергопогло-щающих кресел экипажа и отклонение вперед ручки продольно-поперечного управления, что исключало возможность травмирования летчика. Энергогасящие кресла, опускающиеся на 30 см, защищали экипаж от перегрузок, возникающих при аварийной посадке. В аварийной ситуации также обеспечивалось принудительное травмобезопасное притягивание летчиков к спинке кресла привязной системой.

Выбор схемы шасси Ми-28 ≈ трехопорной с хвостовым колесом, был обусловлен ограничением на габариты машины, связанным с условиями ее транспортировки. В конструкцию опор шасси были включены гидропневматические амортизаторы с дополнительным аварийным ходом. Основные опоры рычажного типа позволяли изменять клиренс вертолета.

Лопасти пятилопастного несущего винта имели профиль, рекомендованный ЦАГИ, и прямоугольную форму в плане. Лонжерон лопасти ≈ из полимерных композиционных материалов образовывал носовую часть по форме профиля. К нему крепились хвостовые отсеки, выполненные в виде обшивки из полимерных композиционных материалов с полимерсотопластовым заполнителем. Втулка несущего винта представляла собой титановый корпус с пятью вынесенными сферическими эластомерными шарнирами. В подвижных соединениях втулки широко использовались металлофторопластовые и тканиевые подшипники. Такие "безуходные", т.е. не требующей постоянной смазки, втулки впервые применялись в отечественном вертолетостроении. Эластомерная втулка не только позволяла снизить трудозатраты на обслуживание вертолета, но и обеспечивала повышение маневренности и управляемости машины. (От применения альтернативной торсионной втулки на Ми-28 отказались.)

Четырехлопастной рулевой винт для снижения шума и повышения эффективности был спроектирован по Х-образной схеме. Его втулка состояла их двух модулей, установленных один над другим на шлицах ступицы. Каждый модуль представлял собой сочленение двух рукавов лопастей. Лопасть включала стеклопластиковый лонжерон и хвостовую часть из сотового блока и стеклопластиковой обшивки. Лопасти несущего и рулевого винтов оснащались электротепловой противообледенительной системой. К сожалению, разработка Х-образного рулевого винта затянулась и на первых опытных Ми-28 до 1987 г. использовались рулевые винты от Ми-24.

Силовая установка включала два турбовальных двигателя ТВ3-117ВМ, мощностью 1950 л.с. каждый, независимая работа которых обеспечивала возможность выполнения полета с одним работающим двигателем. На входах двигателей стояли грибовидные пылезащитные установки. Двигатели были оборудованы экран-но-выхлопными устройствами, снижающими тепловую заметность вертолета. Система впрыска воды обеспечивала беспомпажную работу двигателей при пусках неуправляемых ракет. В качестве вспомогательной силовой установки использовался двигатель АИ-9В, который обеспечивал также привод систем при проверках на земле и подачу теплого воздуха для обогрева кабин. В подкапотном пространстве редук-торного отсека, над потолочной панелью центральной части фюзеляжа, располагались вентилятор и маслорадиатор.

Топливная система Ми-28 была выполнена в виде двух самостоятельных симметричных систем питания каждого двигателя с автоматическим перекрестным питанием и перекачкой. Она состояла из трех баков (двух расходных на каждый двигатель и одного общего), находившихся в контейнере топливных баков, стенки которого были протектированы пенорезиной. Сами топливные баки заполненялись предохраняющим от взрыва пенополиуретаном.

Особенностью трансмиссии вертолета было наличие двух угловых редукторов УР-28, служащих для передачи крутящего момента от двигателей к главному редуктору ВР-28 и являющихся первыми ступенями редукции.

В системе управления были задействованы четыре установленных на главном редукторе комбинированных рулевых привода, которые выполняли функции гидроусилителей и рулевых машин автопилота. Гидравлическая система Ми-28 состояла из двух независимых систем, служащих для питания комбинированных рулевых приводов систем управления и гидродемпфера в системе путевого управления. В состав оборудования вертолета входили также [пневмосистема, система кондиционирования воздуха и кислородное оборудование.

На вертолете Ми-28 был установлен комплект приборного оборудования, позволявший пилотировать вертолет и решать задачи аэронавигации в любое время суток и в любых метеорологических условиях. Для решения боевых задач, а также выполнения полетов вертолет был оборудован: комплексом управляемого ракетного вооружения, включающим в себя комбинированную обзорно-прицельную станцию, предназначенную для осуществления штурманом-оператором поиска, распознавания и сопровождения цели при пусках управляемых ракет и стрельбе из пушки; нашлемную систему целеуказания летчика, обеспечивающую управление пушкой; прицельно-пилотажно-навигационный комплекс ПрПНК-28. Созданный Раменским приборостроительным КБ комплекс ПрПНК-28 обеспечивал поиск, обнаружение, распознавание целей, прицельную стрельбу и бомбометание, улучшение пилотажных характеристик, полет по заданной траектории, неподвижное висение над заданной точкой, стабилизацию высоты, а также непрерывное определение местоположения. Комплекс состоял из датчиков первичной информации, двух бортовых вычислительных машин и устройств управления и индикации. В качестве датчиков использовались: информационные комплексы вертикали, курса, высотно-скоростных параметров, доплеровский измеритель скорости и сноса и нашлемная система целеуказания. В состав устройств управления и индикации входили: автоматический планшет, навигационные приборы и система отображения информации.

Вооружение Ми-28 состояло из несъемной подвижной пушечной установки НППУ-28 с мощной пушкой 2А42 калибра 30 мм разработки тульского КБ приборостроения и системы съемного вооружения, подвешиваемого на балочных держателях пилонов крыла. Как и большинство боевых вертолетов мира, Ми-28 был оснащен поворотной на большие углы пушкой, что позволяло вести огонь из различных видов оружия одновременно по двум целям, находящимся на различных азимутах (пушка аналогична установленной на боевой машине пехоты Сухопутных войск БМП-2). Диапазон отклонения НППУ-28 составлял: по азимуту ?110; по углу места +13...-40. Боезапас пушки в 250 снарядов располагался в двух ящиках с селективной двухсторонней подачей на поворотной части турели. Вынос боеприпаса повысил надежность оружия и живучесть вертолета. На внешних балочных держателях предусматривалась подвеска до 16 противотанковых управляемых сверхзвуковых ракет 9М120 комплекса "Атака-В" или 9М114 комплекса "Штурм-В" (с радиокомандными системами наведения) разработки Коломенского КБ машиностроения, предназначенных для поражения не только наземных целей, но и низколетящих малоскоростных воздушных целей. На внутренних держателях могли крепиться блоки неуправляемых ракет Б-5В35, Б-8В20 или Б-13Л1, унифицированные вертолетные гондолы ГУВ в пулеметном и гранатометном вариантах, контейнеры мелких грузов КМГУ-2 с минами и авиабомбами малого калибра. На держателях также можно было перевозить авиационные бомбы калибра 250 и 500 кг или дополнительные топливные баки. В последующие годы арсенал Ми-28 пополнился тяжелыми неуправляемыми ракетами С-24Б, пушечными контейнерами УПК-23-250 и зажигательными баками ЗБ-500.

Защиту от поражения управляемыми ракетами на Ми-28 обеспечивали: аппаратура для постановки помех радиолокационным станциям и управляемым ракетам с инфракрасными и радиолокационными головками самонаведения; аппаратура предупреждения об облучении вертолета радиолокационными станциями и лазерными целеуказателями противника; устройство отстрела помехо-вых патронов УВ-26 для защиты от ракет с тепловыми головками самонаведения.

Немаловажное значение при разработке вертолета придавалось удобству технического обслуживания в условиях автономного базирования. По сравнению с Ми-24 трудоемкость технического обслуживания была снижена примерно в три раза.

Несколько месяцев после завершения сборки ушло на наземную отладку агрегатов и систем первого Ми-28, и 10 ноября 1982 г. экипаж в составе ведущего летчика-испытателя завода Г.Р.Карапетяна и штурмана-испытателя В.В.Цыганкова впервые оторвал новый вертолет от земли, а 19 декабря того же года ≈ осуществил первый полет по кругу. Все части и системы вертолета работали удовлетворительно, и уже на следующий день состоялась официальная передача винтокрылой машины на первый этап совместных сравнительных государственных испытаний (ССГИ). Они благополучно завершились в 1984 г., и вертолет поступил в ГНИКИ ВВС на второй этап ССГИ (этап ВВС). Большой вклад в испытание боевого вертолета внесли заводские летчики Ю.Ф.Чапаев, В.В.Бухарин, В.И.Бондаренко и Б.В.Савинов, штурман В.С.Черный. Ведущими инженерами по летным испытаниям были В.Г.Воронин и В.И.Куликов.

Первый образец Ми-28 предназначался преимущественно для снятия летно-технических характеристик и не нес системы вооружения. Ее установили на втором летном экземпляре, сборку которого опытное производство МВЗ завершило в сентябре 1983 г. В его конструкции были учтены все замечания макетной комиссии ВВС. Второй летный экземпляр в конце года поступил на полигонные испытания вооружения ССГИ. Вначале летные испытания обеих машин осложнялись недостаточным ресурсом трансмиссии и несущей системы, но затем конструкторы довели ресурс основных агрегатов до нескольких сот часов и обеспечили, таким образом, благополучное завершение программы ССГИ.

В ходе сравнительных совместных испытаний первого летного образца Ми-28 к 1986 г. все заданные летно-технические характеристики были подтверждены, а по некоторым параметрам даже превышены. Пожелание заказчика сводилось только к расширению диапазона допустимых перегрузок в связи с тем, что запасы управления вертолетом позволяли выполнять маневры с более высокими их значениями. После соответствующей доработки лопастей и гидросистемы удалось решить и эту проблему. В результате вертикальная перегрузка на режиме "горка" составила 2,65 на высоте 500 м и 1,8 на высоте 4000 м. Существенно увеличились и максимальные скорости полета "вбок" и "хвостом вперед". На втором летном экземпляре в том же году были завершены все работы по доводке специальных комплексов вертолета и обеспечению совместимости вооружения с машиной. Успешно прошли испытания вооружения на Гороховецком полигоне, в том числе первый экспериментальный ночной пуск с вертолета управляемых ракет по наземным целям. После установки в 1987 г. на первый летный образец Х-образного рулевого винта окончательно определились внешний облик и комплектация боевого вертолета.

Впечатляющие результаты первых испытаний Ми-28 позволили Министерству авиационной промышленности в феврале 1984 г. принять решение о подготовке его серийного производства на Арсеньевском авиационном производственном предприятии. При благополучном стечении обстоятельств советские ВВС могли бы получить первые Ми-28 уже в 1987 г., однако, этому не суждено было сбыться. Несмотря на то, что проведенные в США исследования доказали невозможность создания полноценного одноместного боевого вертолета при существующем уровне развития американской электроники, советские военные специалисты пришли к обратному выводу, считая, что наши приборостроители смогут создать автоматизированный комплекс, позволяющий одноместному боевому вертолету эффективно действовать вблизи земли. В октябре 1984 г. заказчик сделал свой выбор, отдав предпочтение вертолету В-80 для дальнейшей разработки и серийного производства в Арсеньеве.

В апреле 1986 г. состоялись одновременные испытания Ми-28 и В-80 на обнаружение, распознавание и имитацию поражения целей, в ходе которых Ми-28 доказал свои преимущества. Тем не менее специалисты заказчика, не дожидаясь окончания сравнительных испытаний, на основании теоретических расчетов пришли к выводу, что В-80 обладает "большей перспективой развития и требует меньших затрат на создание и содержание вертолетной группировки". Для повышения показателей эффективности обнаружения и распознания целей военные предложили для В-80 методику "аппаратурного целеуказания" со специального вертолета-разведчика или наземных комплексов наведения. Однако такой двухместный вертолет-целеуказатель предстояло еще построить, а приборное оборудование и вооружение В-80 ≈ довести до работоспособного состояния. Поэтому закрыть программу Ми-28 никто не решился, был сокращен только объем финансирования. "Конкурс" продолжился, но уже в неравных условиях. Несмотря на это, Ми-28 успешно завершил госиспытания, доказав высокую эффективность своих бортовых систем и вооружения. Учитывая положительные результаты ССГИ, ЦК КПСС и Совет Министров СССР выпустили Постановление от 14 декабря 1987 г. о завершении работ по Ми-28 и начале серийного производства на ростовском вертолетном заводе. Дальнейшая программа совершенствования вертолета предусматривала создание на первом этапе модернизированного "дневного" вертолета Ми-28А, а затем его "ночного" варианта Ми-28Н, способного вести боевые действия в сложных метеоусловиях в любое время суток.

Постройку третьего летного экземпляра Ми-28, в конструкции которого были учтены все замечания заказчика и измененения, вносимые в опытно-экспериментальные образцы по мере их доводки, опытное производство МВЗ им. М.Л. Миля начало в 1985 г. Модернизированный вертолет получил в 1987 г. название Ми-28А. Он отличался от первых опытно-экспериментальных образцов модернизированными высотными двигателями ТВ3-117ВМА мощностью 2225 л.с. каждый, улучшенным приборным оборудованием, измененной конструкцией эжекторных выхлопных устройств и модифицированным главным редуктором. На концах крыльев появились контейнеры с кассетами инфракрасных и радиолокационных пассивных помех (на первых двух Ми-28 не устанавливались).

Испытания модернизированного Ми-28А начались в январе 1988 г. Они прошли благополучно, и в следующем году вертолет впервые был продемонстрирован на авиасалоне Ле-Бурже в Париже и на выставке в Ред-Хилл под Лондоном, где пользовался огромным успехом у посетителей. В том же году первый опытно-экспериментальный вертолет Ми-28 впервые был официально представлен и у себя на родине во время авиационного праздника в Тушино. В январе 1991 г. к программе испытаний присоединился второй Ми-28А, собранный опытным производством МВЗ. В сентябре 1993 г. в ходе общевойсковых учений под Гороховцом вертолеты блестяще продемонстрировали свои летные качества и боевое превосходство над конкурентами. Целесообразность выбора двухместной компоновки стала очевидной для всех.

Вертолет Ми-28А получил высокую оценку как отечественных, так и зарубежных специалистов. Он полностью соответствовал своему назначению и превосходил по многим показателям все вертолеты аналогичного класса. Пилотажные и маневренные характеристики гарантировали высокую степень выживаемости в воздушном бою. За исключением своего "младшего брата" ≈ легкого учебно-спортивного Ми-34, боевой Ми-28 является единственным вертолетом в России, способным выполнять фигуры высшего пилотажа. 6 мая 1993 г. летчик-испытатель Г.Р.Карапетян впервые выполнил на Ми-28 "петлю Нестерова", а спустя несколько дней ≈ "бочку". Ростовское вертолетостроительное производственное объединение начало подготовку серийного производства "летающего танка", и в 1994 г. приступило к постройке первого серийного образца за счет собственных средств.

Российским боевым вертолетом заинтересовалось руководство вооруженных сил многих иностранных государств. Осенью 1990 г. с Ираком было заключено соглашение о продаже вертолетов Ми-28, а в последующем и об их совместном производстве (Ми-28Л ≈ лицензионный) в Ираке, но этим планам помешала начавшаяся война в Персидском Заливе. Осенью 1995 г. Министерство обороны Швеции выбрало среди различных типов боевых вертолетов российский Ми-28А и американский АН-64 "Апач" для проведения сравнительных испытаний. Наша винтокрылая машина полностью выполнила программу испытаний, включая боевые стрельбы, и показала себя "очень надежной и хорошо приспособленной к полевым условиям".

В 1993 г., после окончания первого этапа государственных испытаний Ми-28А, было получено предварительное заключение заказчика о выпуске установочной партии вертолетов. Военные летчики-испытатели приступили к освоению Ми-28А. Однако из-за недостаточного финансирования работы затянулись и оборудование конкурирующих вертолетов к этому времени успело морально устареть. В связи с э&lt

www.vertopedia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о