Служба и боевое применение фронтового бомбардировщика Су-24. Часть 2-я

До прекращения производства в 1993 году бомбардировщики экспортной модификации Су-24МК поставлялись в Алжир, Ирак, Сирию и Ливию. Контракт, заключённый с Индией, позже был расторгнут по инициативе заказчика, и фронтовые бомбардировщики с надписями на английском языке на лючках и агрегатах были переданы в советские ВВС.


Первым в 1988 году (уже после окончания ирано-иракской войны) Су-24МК получил Ирак. В 1989 году начались поставки Су-24МК в Алжир, Ливию и Сирию. Учитывая большой радиус действия и широкую номенклатуру вооружения бомбардировщика, к этому крайне болезненно отнеслись в Израиле.

Хотя иракцы активно готовились применять Су-24МК для дальних рейдов и даже создали для них 3000-кг авиабомбу собственной разработки и специально переделали один Ил-76 в воздушный заправщик, век этих самолётов в составе иракских ВВС был недолог. Из-за пассивности иракского командования Су-24МК не применялись против наступающих войск антииракской коалиции. Зафиксировано лишь несколько разведывательных полётов. В общей сложности 22 иракских бомбардировщиков Су-24МК, спасаясь от боевых авианалётов США и Великобритании, перелетели в Иран, где значительная часть их благополучно эксплуатируется до сих пор.

Спутниковый снимок Google earth: иранские Су-24МК на авиабазе Шираз

Ливия успела до введения международных санкций получить не все заказанные самолёты. Летали они в этой стране не слишком активно, больше простаивали на аэродромах. Тем не менее, после начала гражданской войны часть немногочисленных ливийских Су-24МК всё еще находилась в лётном состоянии и была привлечена к нанесению эпизодических авиаударов по мятежникам. При этом весьма неумело использовались исключительно неуправляемые средства поражения. Ответным зенитным огнём один бомбардировщик был сбит, а остальные уничтожены на аэродромах в результате натовских бомбёжек и ракетно-артиллерийских обстрелов.

Полученные Алжиром Су-24МК стали сильным козырем в территориальных спорах с соседями Марокко и Ливией. Алжирские «двадцатьчетвёрки» официально никогда не принимали участия в боевых действиях. По неофициальным сведениям, которые отрицают алжирские представители, Су-24М наносили удары по объектам исламистов в Ливии в 2014 году. Ранее они принимали участие в ряде инцидентов на границе с Марокко. При этом сообщалось о потерях нескольких машин в лётных происшествиях.

Су-24М ВВС Алжира

В дополнение к ранее полученным бомбардировщикам Алжир заказал ещё некоторое количество модернизированных Су-24М и Су-24МР в начале 2000-х. Эти самолёты поставлялись из состава ВВС России. В настоящее время количество фронтовых бомбардировщиков и разведчиков в ВВС Алжира превышает 35 единиц.

Интересным фактом является то, что ВВС Алжира получили модернизированные Су-24М с системой СВП-24 от ЗАО «Гефест и Т» раньше, чем ВВС России. Лоббируемая бывшим гендиректором компании «Сухой» М.А. Погосяном прицельно-навигационная система, разработанная ОКБ и НИИРЭК ( ОКР «Гусар»), имевшая худшие характеристики, алжирскими представителями была вполне резонно отвергнута.

СВП-24 объединяет в себе приборы и средства прицеливания, навигации и управления. Она существенно расширяет спектр доступных летчикам тактических приемов при поиске цели и выходе в атаку. Облегчился процесс прицеливания и нанесения ракетно-бомбовых ударов, при этом удалось увеличить точность. Расширился спектр доступных для применения авиационных средств поражения. Например, стало возможным использование противорадиолокационной ракеты Х-31П, чего не мог обеспечить «Гусар». В боевой работе появилась возможность использования спутниковой системы позиционирования, точность навигации увеличилась до 3 метров.

Су-24М с ПЛР Х-31П

Также увеличилась надежность функционирования прицельно-навигационного комплекса, при этом за счёт применения более современной компактной элементной базы снизились вес и размеры новых электронных блоков.

Кроме Алжира, Су-24М из состава ВВС РФ получила Ангола, соглашение об этом было заключено в конце 2000 года. В то время в Анголе между правительственными силами и движением УНИТА шла гражданская война, которая прекратилась только в 2002 году после гибели в бою руководителя УНИТА Жонаса Савимби. Ангольским ВВС требовался «бомбовоз», способный наносить удары по удалённым районам страны в любое время суток вне зависимости от метеоусловий в районе цели.

Контракт с Анголой предусматривал поставку 22 бомбардировщиков Су-24М за 120 млн. $. Неизвестно, был ли выполнен этот контракт в полном объёме, но, если верить справочникам, по состоянию на 2010 год в составе ВВС Анголы имелось 10 Су-24М.

Сирия активно использовала свои Су-24МК против исламистов. Сирийские «двадцать четвёрки» понесли основные потери не в воздухе, а при артиллерийско-миномётных обстрелах аэродромов. В сентябре 2014 года один Су-24МК ВВС Сирии был сбит ракетой ЗРК «Пэтриот» когда приблизился к границе с Израилем.

В 2013 году в обход оружейного эмбарго Белоруссия поставила 12 выведенных из состава собственных ВВС бомбардировщиков Су-24М в Судан. Самолёты размещены на авиабазе Вади Сайидна недалеко от Хартума вместе с белорусским техническим персоналом и экипажами.

Спутниковый снимок Google earth: суданские Су-24М на авиабазе Вади Сайидна

В настоящее время бывшие белорусские Су-24М активно используются суданскими военными в затяжных конфликтах на территории страны. На юге Судана идёт настоящая гражданская война с применением танков и боевой авиации. Только в мятежной суданской провинции Дарфур в боевых действиях за последние несколько лет погибли около 300000 человек. Однако президент Судана Омар Хасан аль-Башир заявил, что эти самолёты будут использоваться «только для отражения внешней агрессии».

Фронтовые бомбардировщики российских ВВС Су-24М и разведчики Су-24МР в прошлом неоднократно использовались в боевых действиях на постсоветском пространстве. Они были задействованы в первой и второй чеченских компаниях и российско-грузинском конфликте 2008 года.

Первоначально в декабре 1994 года планами российского военного руководства не было предусмотрено широкое применение фронтовой авиации. Предполагалось, что после ввода федеральных войск дудаевские боевики разбегутся по домам, побросав оружие. Для подавления отдельных очагов сопротивления считалось достаточным применения армейских вертолётов Ми-8 и Ми-24 с авиационным стрелково-пушечным вооружением, НУРС и ПТУР. Однако реальность оказалось иной, и взять Грозный силами одного воздушно-десантного полка, как это обещал тогдашний министр обороны Грачёв, не удалось.

Федеральные силы, встретив ожесточённое сопротивление чеченских вооруженных отрядов, у которых помимо стрелкового оружия имелось тяжелое вооружение и зенитные системы, обратились за авиационной поддержкой. Для уничтожения фортификационных сооружений и мостов требовались крупнокалиберные бомбы.

Разведчики СУ-24МР вели воздушную разведку, летая на высотах, недоступных зенитным средствам противника, а Су-24М наносили удары по опорным пунктам боевиков, накрывали их на марше, уничтожали мосты и узлы связи. В очередной раз пригодилась способность Су-24М действовать в условиях плохой видимости по радиолокационным ориентирам.

Для обучения экипажей 196-го и 559-го БАП, задействованных в Чечне и в значительной мере утративших навыки применения управляемого оружия, пришлось привлечь специалистов и пилотов-инструкторов из липецкого 4-го Центра боевой подготовки и 929-го государственного летно-испытательного центра в Ахтубинске.

КАБ-1500Л

Когда позволяли метеоусловия, наиболее хорошо подготовленные экипажи фронтовых бомбардировщиков, допущенные к применению управляемого оружия, использовали ракеты с лазерным X-25МЛ и телевизионным наведением Х-59, корректируемые авиабомбы КАБ-500Л и КАБ-500КР, а также тяжелые КАБ-1500Л и КАБ-1500ТК. Последними были разрушены два моста через реку Аргун. Тяжелые корректируемые авиабомбы были использованы после того как применение авиационных боеприпасов меньшего калибра не дало удовлетворительных результатов.

К сожалению, не обошлось без потерь. 3 февраля 1995 года на малой высоте в густом тумане Су-24М врезался в гору к юго-востоку от станицы Червленной. Возможной причиной катастрофы мог стать отказ бортовой навигационной системы.

После выдавливания дудаевцев из равнин в горную местность для поиска их баз и лагерей активно применялись Су-24МР, после чего в дело вступали фронтовые бомбардировщики и штурмовики.

В то время «двадцатьчетвёрки» стали настоящим кошмаром для руководства боевиков. С использованием сведений, добытых разведкой, фронтовые бомбардировщики, летая на высотах, недоступных средствам ПВО боевиков, методично наносили удары высокоточными боеприпасами по командным пунктам, складам оружия и штабным зданиям на неподконтрольной федеральных силам территории.

Для уничтожения точечных целей весьма эффективно использовались корректируемые бомбы КАБ-500Л с лазерным и КАБ-500КР с телевизионным наведением. Так, 24 мая 1995 года двумя КАБ-500Л уничтожен склад боеприпасов, находившийся в пещере на склоне горы к югу от посёлка Зоны. 28 мая бомбами с телевизионно-командным наведением КАБ-500КР было уничтожен штаб боевиков, и мощная радиостанция в посёлке Ведено. Всего с Су-24М во время 1-й Чеченской было сброшено около 30 КАБ.

В ходе 2-й Чеченской войны военное руководство действовало более осмысленно. В это «смутное время» налёт в строевых полках из-за отсутствия авиакеросина был минимальным, и у молодых пилотов просто не было необходимого лётного опыта (средний налет на одного летчика составил всего 21 ч). В бой снова пошли ветераны, прошедшие Афганистан и 1-ю Чеченскую.

Перед началом сухопутной операции велась активная воздушная разведка. Основным источником информации при планировании воздушных ударов являлись карты, подготовленные на основе разведполётов Су-24МР.

Бомбардировщики Су-24М привлекались для нанесения массированных бомбовых ударов фугасными авиабомбами ФАБ-250 и ФАБ-500. Помимо непосредственно уничтожения объектов, живой силы и техники, разрывы мощных фугасок способствовали блокированию чеченских боевиков в изолированных районах, создавая труднопроходимые завалы в горно-лесистой местности. Также в очередной раз нашли применение и высокоточные авиационные боеприпасы.

4 октября 1999 года во время разведывательного полёта был потерян Су-24МР из состава 11-го РАП. Пилот при этом погиб, а штурман удачно катапультировался и попал в плен к чеченцам, но позже ему удалось сбежать.

Ещё три Су-24М были потеряны 30 января 2000 года на аэродроме в Ахтубинске. Полностью заправленные и снаряженные боеприпасами самолёты сгорели после того как в них врезался заснувший от усталости водитель аэродромной «тепловой пушки» ТМ-59Г. Пожалуй, это была самая нелепая потеря авиатехники за всю войну.

7 мая 2000 года из ПЗРК неподалёку от чеченского села Беной-Ведено был сбит Су-24МР, оба члена экипажа погибли. В отличие от предыдущих попыток, расчёт зенитного комплекса действовал на редкость грамотно и хладнокровно. Пуск ракеты был выполнен с удачной огневой позиции и в наиболее выгодный для поражения момент разворота самолёта.

Особо ценной в очередной раз оказалась способность Су-24М действовать в условиях плохой погоды и частых для гор туманов. «Двадцатьчетвёрки» зачастую были единственными самолётами фронтовой авиации, которые совершали вылеты в сложных метеоусловиях. При этом направлять их на поддержку сухопутных подразделений из-за большого риска нанесения ударов по позициям собственных войск, было признано нецелесообразным. Су-24М применялись исключительно для ударов по заранее намеченным целям вдали от линии боевого соприкосновения. В общей сложности во 2-ю Чеченскую Су-24М и Су-24МР совершили около 800 боевых вылетов.

В «российско-грузинской войне» 2008 года были задействованы бомбардировщики: Су-24М 959-го БАП из Ейска, 559-го БАП из Морозовска, 4-го ЦБП и ПЛС им. Чкалова из Липецка, а также разведчики Су-24МР 11-го отдельного гвардейского Витебского РАП из Мариновки и 929-го ГЛИЦ из Ахтубинска.

В этом вооруженном конфликте впервые в российской новейшей истории наши ВВС столкнулись с пусть и не слишком многочисленной, но достаточно современной и централизованной системой ПВО.

Особенно отличился грузинский дивизион ЗРК «Бук-М1», который действовал в районе Гори, как позже признали украинские официальные лица, в тот момент в расположении зрдн присутствовали украинские военные советники и технические специалисты. Расчёту «Бука» удалось сбить разведчик Су-24МР, который пилотировал экипаж 929-го ГЛИЦ из Ахтубинска. Летчики смогли катапультироваться, но один из них погиб, а другой получил тяжелейшие травмы.

По неподтверждённым данным, кроме разведчика Су-24МР, был ещё потерян бомбардировщик Су-24М, предположительно сбитый ЗРК израильского производства «Спайдер».

В этом конфликте была беспрецедентно низкой доля использованных Су-24М высокоточных средств поражения предназначенных для поражения наземных целей. И дело было не в сложных погодных условиях, препятствовавших наведению управляемых бомб и ракет с лазерной или телевизионной ГСН, как в Чечне.

К 2008 году были в основном израсходованы или просрочены запасы высокоточных авиационных средств поражения произведённых ещё в СССР. А использовать оставшиеся управляемые боеприпасы командование ВВС опасалось из соображений оставить безоружными имевшиеся фронтовые бомбардировщики, что было неприемлемым в случае эскалации конфликта с Западом. Вот и пришлось в очередной раз «двадцатьчетвёркам» обрабатывать точечные цели свободнопадающим «чугунием».

Послужил ли конфликт 2008 года катализатором, или просто так совпало, но в 2009 году МО РФ решило окончательно отказаться от модернизации оставшихся Су-24М по варианту Су-24М2, предложенному компанией ОАО «Сухой» (ОКР «Гусар») и выбрало модернизацию по варианту от ЗАО "Гефест и Т" (ОКР "Метроном"). Прицельно навигационная аппаратура СВП-24 ЗАО "Гефест и Т" на выходе оказалась гораздо практичней, дешевле и точней. Старички Су-24М, оснащённые СВП-24, по своим ударным возможностям не уступают более современным машинам.

Автоматизированная система эксплуатационного контроля АСЭК-24 многократно сокращает время анализа результатов боевого вылета, что позволяет повысить интенсивность использования Су-24М.

Помимо модернизации прицельно-навигационного комплекса бомбардировщика, внедрён и наземный компонент — Наземный комплекс подготовки и контроля полётных заданий (НКП и К ). Его использование более чем в два раза увеличивает частоту боевых вылетов Су-24М ( Су-24МК) при изменении постановки задания на полёт.

Большим плюсом этого варианта модернизации является то, что её можно проводить в строевых полках, без отправки самолётов на авиаремонтные предприятия. Трудозатраты по установке СНРС-24 составляют 85 человеко-часов.

Одновременно с внедрением нового цифрового комплекса аппаратуры СВП-24 было принято решение о возобновлении производства и модернизации некоторых типов старых высокоточных боеприпасов и принятии на вооружение новых.

В целом Су-24М с обновлённым БРЭО являются достаточно эффективными ударными машинами. Они кое в чём даже превосходят современные фронтовые бомбардировщики Су-34. При совместных учебно-тренировочных полётах на предельно малой высоте с Су-34, пилоты последних из-за чрезмерной тряски через некоторое время просили подняться повыше. В тех же условиях Су-24М благодаря своей аэродинамической компоновке, с крылом, установленным на максимальный угол стреловидности, идёт ровно — «как утюг». Думаю, никому не нужно объяснять значение полётов на ПМВ при прорыве ПВО.

Весьма спорным остаётся артиллерийское вооружение модернизированных Су-24М, которое досталось ему в наследство от более раннего Су-24. 23-мм шестиствольная пушка ГШ-6-23М с боезапасом 500 выстрелов имеет темп стрельбы до 10000 выстр./мин. Однако стрельба из пушки, обладающей мощной отдачей, зачастую приводила к отказам БРЭО. Вибрация, тепловые, акустические и ударные нагрузки пагубно действовали на конструкцию правого воздухозаборника, вызывая повреждение и коррозию его панелей. В середине в 80-х стрельба из ГШ-6-23 на Су-24 была временно запрещена до внесения доработок, исключающих возникновение аварийных ситуаций.

Конструкторы, устанавливая ГШ-6-23 на Су-24, планировали в первую очередь использовать её для штурмовки наземных целей. То же самое относится к подвесным пушечным установкам СППУ-6 с 23-мм шестиствольными пушками. Лафет установки СППУ-6 имел две степени свободы перемещения. Управление движением лафета осуществлялось с помощью синхронно-следящего привода от прицельного устройства пилота. Предполагалось, что из СППУ-6 будет осуществляться прицельный обстрел целей с бреющего полёта.

СППУ-6

Установка СППУ-6, несмотря на свои уникальные свойства, в силу чрезмерной сложности не пользовалась популярностью среди пилотов и, в особенности у оружейников занимавшихся подготовкой к применению авиационного вооружения. Эти выдающиеся по своим характеристикам авиационные артиллерийские системы никогда не применялись в реальной боевой обстановке, являясь по сути, дорогостоящим балластом.

Отказ от применения авиационных пушек на Су-24 в боевых условиях объясняется уязвимостью фронтового бомбардировщика при использовании этого вида авиационного вооружения от огня зенитных установок и даже стрелкового оружия. В этом случае Су-24 лишается своего главного преимущества — способности наносить внезапные точные удары со средних высот в любое время суток и вне зависимости от погодных условий. А использовать дорогостоящий фронтовой бомбардировщик с навороченным прицельно-навигационным комплексом в качестве микроскопа, которым забивают гвозди, получается слишком затратно.

Возможности Су-24 по борьбе с воздушными целями всегда оценивались весьма скромно. Ракеты ближнего воздушного боя Р-60 на Су-24 предназначены в основном для борьбы с вертолётами противника. Более современные ракеты Р-73 обладают лучшими характеристиками, но пилоты всех модификаций «двадцать четвёрок» считали за благо уклониться от воздушного боя с современными истребителями, поскольку шансов на победу у них практически не было. На высший пилотаж Су-24 способен без подвески вооружения и с ограниченным запасом топлива.

В этом отношении, конечно, более предпочтительно выглядит Су-34, но и он несёт только ближние УР Р-73 с ТГС. Несмотря на наличие на Су-34 БРЛС, способной обнаруживать и сопровождать на значительном расстоянии воздушные цели, в боекомплекте Су-34 до сих пор нет управляемых ракет средней дальности. Это означает, что с учётом всех своих многочисленных достоинств новейший российский фронтовой бомбардировщик способен пока вести только оборонительный воздушный бой.

Другим преимуществом Су-34 является наличие на нём совершенного комплекса РЭП. Станция радиоэлектронного противодействия Су-24 имеет намного более скромные возможности и в настоящее время устарела.

Получивший широкую огласку в ряде отечественных СМИ и вызвавший всплеск «ура-патриотических» настроений случай с якобы имевшим место «ослеплением» радиолокационной аппаратуры эсминца USS Donald Cook (DDG-75) к сожалению, не соответствует действительности. Поскольку из-за финансовых ограничений комплекс РЭБ "Хибины" Л-175В никогда на самолёты Су-24М не устанавливался.

Макет Су-24МК с контейнером КС-418Э комплекса РЭП "Хибины"

В 1990-2000-е годы прорабатывался подвесной контейнерный вариант КС-418Э с комплексом РЭП "Хибины" для экспортных Су-24МК, но дальше постройки макетов дело не продвинулось.

В отличие от фронтовых бомбардировщиков Су-24М, имеющиеся в отдельных разведывательных авиаполках самолёты-разведчики Су-24МР не подвергались модернизации. Их разведывательная аппаратура, созданная в начале 80-х, морально и физически устарела и уже не соответствует современным требованиям. А ведь после списания сверхзвуковых высотных разведчиков МиГ-25РБ разведывательный вариант «двадцатьчетвёрки» остался единственным самолётом фронтовой авиации способным вести комплексную разведку.

Скорей всего, руководство ВВС планирует перенести разведывательные функции на самолёты Су-30СМ и Су-34, оснащенные подвесными контейнерами с разведывательной аппаратурой. В настоящее время для этих машин созданы и проходят обкатку подвесные контейнеры ККР (контейнер комплексной разведки).

Ранее руководство Министерства обороны РФ неоднократно заявляло о том, что все Су-24М и Су-24М2 будут заменены к 2020 году новыми фронтовыми бомбардировщиками Су-34. Даже с учетом того, что во времена реформирования и предания вооруженным силам «нового облика» был ликвидирован ряд авиационных бомбардировочных полков вооруженных Су-24М, вызывает обоснованные сомнения то, что все имеющиеся в данный момент «двадцатьчетвёрки» будут заменены в ближайшей перспективе Су-34 в соотношении 1:1.

Су-24М на авиабазе Шагол

В настоящее время в российских вооруженных силах ощущается дефицит боевых самолётов, способных выполнять ударные задачи. Подтверждением этого является вооружение истребителей завоевания превосходства в воздухе Су-27СМ и Су-35С неуправляемыми авиационными средствами поражения — НАР и свободно падающими бомбами.

В настоящее время в ВКС РФ имеется около 120 Су-24М и Су-24М2. В свете обострившихся отношений с США и их союзниками по НАТО поспешный отказ от этих самолётов представляется абсолютно необоснованным. Фронтовые бомбардировщики, получившие обновлённое БРЭО, благодаря которому их ударный потенциал практически не отличается от Су-34, способны ещё как минимум в течение 10 лет успешно решать поставленные боевые задачи.

Последние события в Сирии, где на авиабазе Хмеймим в составе российской авиационной группировки из 34 боевых самолётов имеется 12 Су-24М, подтверждают востребованность этих весьма эффективных фронтовых бомбардировщиков.

Обращает на себя внимание, что Су-24М, переброшенные в Сирию с авиабазы Шагол под Челябинском в ходе ударов по объектам ИГ применяют в основном свободнопадающие бомбы старых типов, скорее всего, из запасов, поставленных в Сирию во времена СССР.

Управляемые высокоточные авиационные боеприпасы несут новейшие Су-34, по всей видимости, для них был «распечатан» неприкосновенный запас и возможно задействованы новые изделия из экспортного заказа корпорации "Тактическое ракетное вооружение".

Автор выражает признательность за консультации «Древнему».

Другая публикация из этой серии: Служба и боевое применение фронтового бомбардировщика Су-24. Часть 1-я.

По материалам:
http://www.forumavia.ru
http://bmpd.livejournal.com/968977.html
http://инжипром.рф/index.php/new-edition/195-gefest
http://www.airwar.ru
http://www.ktrv.ru/about/

topwar.ru

CombatAvia - все о военной авиации России.Вторая Чеченская война, боевое применение Миг-29, Су-24, Ми-24 , Су-25, Су-39 в Чечне, авиация против боевиков, российская авиация в чеченской войне , использование авиации в Чечне


Через три года после бесславного завершения 1-й Чеченской войны, в результате которой Россией так и не было принято важное военно-политическое решение, не ликвидированы ни сами бандформирования, ни условия для их существования, чеченские «метастазы» дали осложнение в регионе в еще более серьезной форме, претендующей на начало всеобщей кавказской войны.

    В августе 1999 г. отряды чеченских боевиков вторглись на территорию Дагестана. Вторжение происходило по заранее разработанному плану и предусматривало занятие ряда дагестанских населенных пунктов, в которых боевики в течение длительного времени возводили оборонительные сооружения, оборудованные скрытными и сильно укрепленными огневыми позициями.

     Параллельно с блокированием и последующим уничтожением групп боевиков на территории Дагестана авиация федеральных войск наносила удары по скоплениям боевиков в Чечне в приграничных с Дагестаном районах. Постепенно действия авиации переключились на цели во внутренних районах Чечни. Основными из них являлись базы боевиков, лагеря по их подготовке, склады боеприпасов и вооружений, опорные пункты и укрепрайоны, элементы топливно-энергетической базы (нефтяные скважины, мини-заводы по переработке нефти, хранилища топлива и ГСМ), элементы ПВО и военная техника, узлы связи, пункты управления и командования.

     Военное командование сделало определенные выводы из прошлой Чеченской кампании, а также из боевых действий НАТО в Югославии. В 1-й Чеченской войне федеральные войска понесли большие потери в живой силе и в технике, развивая наступление без предварительной огневой подготовки. Большие потери были и среди мирного населения, когда для достижения результатов срочно потребовалась поддержка ударной авиации.

     На этот раз основная роль в воздушно-наземной операции отводится авиации. Предварительно ведется тщательная разведка авиационными средствами, разведывательными подразделениями спецназа, агентурной разведкой. Как следствие, более грамотно производится выбор средств поражения выявленных конкретных целей, что подразумевает уменьшение разрушений гражданских объектов и количества жертв среди мирного населения.

     По сравнению с предыдущей войной качественный состав авиационной группировки почти не изменился. Ударная авиация представлена исключительно самолетами разработки ОКБ Сухого: фронтовые бомбардировщики Су-24М и штурмовикиСу-25. Бомбардировщики Ту-22М пока не вводились в бой. Радиотехническая, воздушная и фоторазведка ведется самолетами МиГ-25РБ и Су-24МР. Для выполнения фото- и воздушной разведки привлекаются самолеты Ан-30Б. Так же, как и во время прошлой Чеченской военной кампании, к ведению тактической воздушной разведки привлечен беспилотный разведывательный комплекс «Строй-П».

     Возможности авиационных средств неоднородны применительно к действиям в сложных метеоусловиях, ночью, по точности навигации и номенклатуре применяемых боеприпасов с точным наведением. Дистанционно-пилотируемые летательные аппараты (ДПЛА) «Пчела-1Т» в составе комплекса «Строй-П» могут вести разведку только в дневное время при хороших метеоусловиях, т.к. оборудованы только телевизионными камерами (т.е. в той же комплектации, что и три года тому назад, в период прошлой войны).

     Фронтовые бомбардировщики Су-24М и штурмовики Су-25 в боевых действиях также применяются практически без изменений по составу оборудования и номенклатуре вооружения. Самолет Су-24М отличает всепогодность боевого применения, мощная прицельно-навигационная система и широкая номенклатура управляемого оружия, в состав которой входят управляемые ракеты класса «воздух — поверхность», корректируемые бомбы КАБ-500, а также тяжелые бомбы КАБ-1500Л и КАБ-1500ТК с лазерным или с телевизионно-командным наведением, предназначенные для поражения высокопрочных целей (бункеров, мостов).

     Бронированные штурмовики Су-25, прекрасно зарекомендовавшие себя в Афганской и в 1-й Чеченской войне, из управляемого оружия располагают только тремя типами управляемых ракет класса «воздух-поверхность». Самолеты этого типа не имеют совершенной навигации и не могут действовать в сложных метеоусловиях и ночью. (Последнее не совсем верно, т.к. в 1-й Чеченской войне ?грачи¦ довольно успешно наносили удары в условиях освещения поля боя светящими авиационными бомбами — САБ.

     В боевых действиях в Дагестане и Чечне на прошедших этапах хорошо показали себя самолеты Су-24М и Су-25, вертолеты огневой поддержки Ми-24. Летный и технический состав старается выполнить поставленную задачу, несмотря на слабую подготовку. В значительной степени пока выручают летчики, прошедшие 1-ю Чеченскую войну и даже Афганистан.

     В 1998 г., по словам главокома ВВС РФ генерал-полковника Анатолия Корнукова, средний налет на одного летчика составил 21 ч при планировавшихся 28 ч. Для сравнения средний годовой налет летчика боевого самолета в странах НАТО составляет приблизительно 120-180 ч. (Считается, что средний налет у летчиков штурмовой авиации (20 ч) не является самым худшим в ВВС РФ. При этом научно обоснованная норма годового налета на одного летчика — не менее 80 ч.)

     И такие экипажи летают, достаточно успешно решая поставленные перед ними задачи. Но все это происходит при полном отсутствии противодействия в воздухе и при крайне слабой системе ПВО противника, который пока массово не применяет ПЗРК и скорострельные ствольные артиллерийские системы.

     Впрочем, что касается самолетов Су-25, то командование старается создать условия для того, чтобы как можно больше летчиков приобрели реальный боевой опыт. К полку, размещенному в данном районе на постоянной основе, с определенной периодичностью присоединяются боевые части со своей авиатехникой из других районов базирования, которые работают «вахтовым» способом. На место убывающей части направляется очередная. Таким образом ,к примеру, постоянно действуют два авиаполка.

     Преимущества такой схемы очевидны. Помимо общего наращивания мощи созданной авиационной группировки, прибывающие экипажи сразу же обогащаются ценным опытом, накопленным «старожилами». К новичкам натренированность, опыт приходят непосредственно в ходе боевых действий, в которых они сначала летают на средних высотах, затем переходят на малые и наконец предельно малые высоты, постоянно повышая эффективность боевого применения.

     Существует и другая схема: при наличии на точке базирования постоянной авиатехники происходит ротация экипажей. В этом случае на самолетах работают уже опытные летчики, некоторых из которых можно смело причислить к асам.

     Основу штурмовиков составляют стандартные старенькие «грачи» — одноместные Су-25, повидавшие афганскую и 1-ю Чеченскую войну. Летают также и двухместные учебно-боевые варианты — Су-25УБ. Совсем новые и наиболее совершенные самолеты Су-25Т, «суперграчи», выделены в отдельную небольшую группу.

     Погодные условия не всегда позволяют использовать авиацию. Когда горы, где закрепились боевики, закрывались туманом, авиация бездействовала за исключением всепогодных фронтовых бомбардировщиков Су-24М. Ни стандартные штурмовики Су-25, ни вертолеты Ми-24, состоящие на вооружении, не имеют пилотажного и прицельно-навигационного оборудования, обеспечивающего безопасность полета и эффективное применение оружия ночью, в сложных метеоусловиях (туман, дождь, снегопад). Вследствие недостаточности средств определения собственного местоположения штурмовик Су-25 (при минировании возможных маршрутов движения боевиков 9 августа) ошибочно нанес удар по грузинскому селу Зело Омало (на границе с Чечней и Дагестаном). Самолеты Су-25 явно нуждаются в модернизации, обязательно включающей установку терминала спутниковой навигации.

     Развитие боевых действий предполагает затяжную военную кампанию с неприятным зимне-весенним периодом, когда из-за метеоусловий авиационная поддержка будет ограниченной. В этих условиях из боевой авиации смогут действовать только самолеты Су-24М и новый вариант штурмовика «ОКБ Сухого» — Су-25Т.

     Обманчиво отсутствие сильного противодействия средств ПВО со стороны боевиков и особенно применения ПЗРК. По имеющимся данным, у боевиков есть отечественные ПЗРК «Стрела» и «Игла». Общее количество ПЗРК всех типов у боевиков предположительно составляет 100 комплектов. По словам министра обороны РФ Игоря Сергеева, в настоящее время они располагают 70 комплектами ПЗРК «Стингер».

     Не исключено, что боевики приберегают ПЗРК до более ответственных фаз дальнейшего сражения. В то же время они стараются применять их экономно и в тех случаях, когда успех гарантирован. Об этом свидетельствует случай поражения самолета Су-24МР, когда боевик с ПЗРК появился на огневой позиции в нужное время и специально выжидал наилучшее положение для стрельбы — после очередного разворота самолета.

     Опыт, накопленный летчиками самолетов и вертолетов в Афганистане, позволяет избежать поражения этими средствами. Но наиболее радикальным способом является увеличение общей боевой живучести летательного аппарата за счет определенных конструктивных решений, а также путем постановки помех головке самонаведения ракеты ПЗРК. Пуск ракет по цели, выполняющей отстрел ИК-ловушек, является безрезультатным.

     На самолетах Су-25, выходящих в атаку по цели, ведется непрерывный отстрел ИК-ловушек. «Грачи», выполняющие полет и атаку целей на сверхмалых высотах, ведут отстрел ИК-ловушек при наборе высоты. ИК-ловушки применяются и вертолетчиками. По утверждению В.П. Бабака, главного конструктора штурмовой авиации «ОКБ Сухого», попадание «Стингера» в самолет Су-25 (если такое случится) не приведет к потере машины, которая и на одном двигателе может добраться до базы.

     Гораздо более серьезной угрозой является комбинированная система ПВО, состоящая из крупнокалиберных ДШК, ПЗРК и зенитной артиллерии, или система из одних ДШК стационарного или мобильного типа, расположенных в засаде на возможных маршрутах пролета самолетов. Некоторые ДШК боевиков крепятся на турели и оборудованы оптическим прицелом.

     С момента начала боевых действий в августе до ноября потеряны 3 самолета (два Су-25 и один Су-24). Первый Су-25 разбился в Дагестане 9 сентября в Кадарской зоне в районе Буйнакска. Причиной аварии явилось боевое поражение топливной системы самолета, вследствие чего произошел выплеск топлива. Летчик благополучно покинул машину и был подобран службой спасения

     Другой Су-25 был потерян 3 октября в результате столкновения с горой при пробивании облачности. Летчик самолета погиб. 4 октября в районе Урус-Мартана был сбит Су-24МР, который выполнял воздушную разведку на малой высоте. По свидетельству очевидцев, после очередного захода самолет был поражен ПЗРК. Один из членов экипажа погиб, второй был захвачен на земле в плен и зверски убит. Впоследствии тело летчика было обменено на тела боевиков-снайперов.

     За два месяца боевых действий авиацией ВВС РФ было выполнено приблизительно 2000 самолето-вылетов на все виды заданий, из них на боевое применение штурмовиков Су-25 - более 1000, а бомбардировщиков Су-24М - порядка 800 самолето-вылетов. Этими же типами самолетов выполнялись также полеты на воздушную разведку, разведку погоды и прочие задания. По данным главкома ВВС РФ, к началу ноября в ходе операции было выполнено почти 3000 самолето-вылетов. Такое относительно большое количество самолето-вылетов связано с обеспечением действий сухопутных войск для минимизации их потерь.

     В нынешней военной кампании применяются далеко не все новейшие разработки в области вооружений, боеприпасов и специального оборудования. Среди летательных аппаратов приятное исключение составляет ударный самолет Су-25Т, созданный в ОКБ Сухого путем глубокой модернизации штурмовика Су-25. Небольшое количество Су-25Т активно участвует в боевых действиях. Сохраняя все лучшие качества штурмовика Су-25, новый ударный самолет обладает всепогодностью и может вести боевые действия ночью. На Су-25Т установлен современный автоматический прицельно-навигационный комплекс «Шквал» с противотанковым управляемым оружием «Вихрь».

     Система обеспечивает распознавание, автоматическое сопровождение подвижной цели, уничтожение целей днем и ночью с вероятностью 0,8-0,9. Самолет Су-25Т позволяет использовать всю номенклатуру стандартного штурмовика Су-25, а также корректируемые авиабомбы КАБ-500КР с телевизионно-коррекционным самонаведением и ракеты Х-25МЛ с лазерной системой наведения.

     Комлекс «Шквал» является оптическим локатором и имеет 23-кратное увеличение изображения цели и местности, а также оборудован системой целеуказания ракетам «Вихрь» и оружию с лазерной системой наведения на цель с точностью 0,6 м. При дальности 15 км отчетливо наблюдаются отдельно стоящие дома. Новый ударный самолет может нести до 16 ракет «Вихрь», от 12 до 36 бомб калибра 500-100 кг, 8 блоков с НУРС разного калибра (40-160 реактивных снарядов), до 6 КАБ-500КР и другое вооружение. Встроенное вооружение самолета включает одну пушку ГШ-30 с боекомплектом 200 снарядов калибра 30 мм.

     Бортовой комплекс прицельно-навигационного оборудования нового самолета Су-25Т и его номенклатура вооружения переводит этот ударный самолет из категории обычных «хирургов» в «нейрохирурги», позволяя наносить точные точечные удары по разведанным целям с одного захода, исключая повреждения окружающих строений и поражение мирных жителей. Именно с помощью самолетов Су-25Т были уничтожены: самолет Ан-2 (ракетой Х-25МЛ) на аэродроме в Грозном, станция космической связи, ретранслятор и другие цели.

     «ОКБ Сухого» разработало также еще более совершенный самолет - Су-25ТМ (Су-39), который специально предназначен для боевой работы в особо сложных условиях.

     В целом, несмотря на погодные и прочие трудности, бомбардировочно-штурмовая авиация (Су-24М, Су-25 и Су-25Т) пока отлично выполняют поставленные боевые задачи с использованием всей номенклатуры как управляемого, так и неуправляемого вооружения. В Чечне штурмовики Су-25 часто летают на задания, неся каждый до шести блоков НУРС и два подвесных топливных бака. Этот вариант боевой загрузки часто используется для борьбы с группами боевиков в «зеленке» или при атаке боевиков в транспортных колоннах.

     Когда позиции боевиков и другие цели недоступны для других видов оружия, авиация применяет объемно-детонирующие авиационные бомбы (ОДАБ), в частности, против галерейных укрытий боевиков и их складов, устроенных непосредственно внутри гор. В другом случае ОДАБ были применены против укрепленных позиций ПВО боевиков, расположенных на вершине горы и оборудованных пулеметами ДШК. Строго говоря, такие боеприпасы были бы очень эффективны и против боевиков в «зеленке».

     Предварительный анализ действий штурмовой авиации показывает, что возможности наличной техники используются далеко не полностью. Например, «Шквал» пока применяется исключительно по прямому назначению, т.е. для непосредственной атаки самолетом целей, в то время как Су-25Т с этим комплексом может применяться в качестве корректировщика и целеуказателя для управления стрельбой артиллерийских систем со снарядами типа Краснополь с лазерной системой наведения, чем значительно увеличит эффективность артиллерийского огня и уменьшит потери корректировщиков, которые находятся вблизи линии боевого соприкосновения с противником и подвергаются особой опасности.

     С другой стороны, возможности «Шквала» с учетом записи видеоизображения и разрешения по дальности, когда видны не только отдельно стоящие дома, но автомобили и люди, можно эффективно использовать для ведения разведки, в том числе в лабиринтах городских массивов и застроек.

     Во время посещения одной из участвующих в боях авиачастей штурмовой авиации председатель правительства РФ Владимир Путин отметил, что благодаря точным действиям авиации удалось избежать больших потерь в сухопутных частях. В «ответном слове» летчики предложили премьер-министру «покататься» на боевом самолете, в результате чего Владимир Путин провел незабываемые 20 мин в воздухе на самолете Су-25УБ — учебно-боевом варианте штурмовика Су-25.

     Командование объединенной группировки войск РФ, действующей на Северном Кавказе, просило правительство сделать все возможное, чтобы довести до конца успешно развивающуюся операцию по уничтожению и «вытеснению» боевиков с территории субъекта Российской Федерации. И войска свою задачу выполнят!

Александр Яворский

В начало !!! 

www.combatavia.info

Список потерь Су-24 — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 8 июня 2018; проверки требуют 2 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 8 июня 2018; проверки требуют 2 правки.

Су-24 считается достаточно сложной в пилотировании машиной и имеет высокий уровень аварийности. Только при проведении лётных испытаний было потеряно 14 Су-24 и Су-24М. После принятия самолёта на вооружение ежегодно происходило 5—6 аварий и катастроф, в частности, за период 1988—1992 годов разбились 27 самолётов[1]. По свидетельству заместителя главнокомандующего ВВС РФ Виктора Кота, на 1998 год самолёт Су-24 был наиболее аварийным летательным аппаратом в российской военной авиации[2].

12.10.1989 при взлёте Су-24 врезался в транспортный самолёт Ан-12, погибло 7 человек;

15.04.1999 Су-24 разбился при взлёте с Новосибирского авиазавода. Самолёт совершал облёт после капитального ремонта. Пилоты погибли[3].

В октябре 1999 в Чечне был сбит Су-24М[4];

29.01.2000 в Ахтубинске сгорело 3 Су-24М на ВПП[5];

14.03.2000 разбился фронтовой бомбардировщик Су-24, в Смоленской области в 25 километрах от аэродрома Шаталово, экипаж катапультировался[6];

07.05.2000 в Чечне сбит Су-24МР пилоты погибли[7];

27.06.2000 в 19:56 по московскому времени, в авиационном полку в Воронеже произошла авария самолёта Су-24М, пилоты остались живы, жертв нет[8];

24.09.2000 в городе Пушкин сгорело 3 Су-24, пожар был потушен 5 часов спустя[9];

11.03.2001 в 23:35 разбился Су-24 на аэродроме Моздока. Пилоты живы[10];

19.02.2002 под Гдовом в районе реки Плюсса разбился Су-24, оба пилота погиб

ru.wikipedia.org

Служба фронтового бомбардировщика Су-24. Часть 2

До прекращения производства в 1993 году бомбардировщики экспортной модификации Су-24МК поставлялись в Алжир, Ирак, Сирию и Ливию. Контракт, заключённый с Индией, позже был расторгнут по инициативе заказчика, и фронтовые бомбардировщики с надписями на английском языке на лючках и агрегатах были переданы в советские ВВС.

Первым в 1988 году (уже после окончания ирано-иракской войны) Су-24МК получил Ирак. В 1989 году начались поставки Су-24МК в Алжир, Ливию и Сирию. Учитывая большой радиус действия и широкую номенклатуру вооружения бомбардировщика, к этому крайне болезненно отнеслись в Израиле.

Хотя иракцы активно готовились применять Су-24МК для дальних рейдов и даже создали для них 3000-кг авиабомбу собственной разработки и специально переделали один Ил-76 в воздушный заправщик, век этих самолётов в составе иракских ВВС был недолог. Из-за пассивности иракского командования Су-24МК не применялись против наступающих войск антииракской коалиции. Зафиксировано лишь несколько разведывательных полётов. В общей сложности 22 иракских бомбардировщиков Су-24МК, спасаясь от боевых авианалётов США и Великобритании, перелетели в Иран, где значительная часть их благополучно эксплуатируется до сих пор.

Спутниковый снимок Google earth: иранские Су-24МК на авиабазе Шираз

Ливия успела до введения международных санкций получить не все заказанные самолёты. Летали они в этой стране не слишком активно, больше простаивали на аэродромах. Тем не менее, после начала гражданской войны часть немногочисленных ливийских Су-24МК всё еще находилась в лётном состоянии и была привлечена к нанесению эпизодических авиаударов по мятежникам. При этом весьма неумело использовались исключительно неуправляемые средства поражения. Ответным зенитным огнём один бомбардировщик был сбит, а остальные уничтожены на аэродромах в результате натовских бомбёжек и ракетно-артиллерийских обстрелов.

Полученные Алжиром Су-24МК стали сильным козырем в территориальных спорах с соседями Марокко и Ливией. Алжирские «двадцатьчетвёрки» официально никогда не принимали участия в боевых действиях. По неофициальным сведениям, которые отрицают алжирские представители, Су-24М наносили удары по объектам исламистов в Ливии в 2014 году. Ранее они принимали участие в ряде инцидентов на границе с Марокко. При этом сообщалось о потерях нескольких машин в лётных происшествиях.

Су-24М ВВС Алжира

В дополнение к ранее полученным бомбардировщикам Алжир заказал ещё некоторое количество модернизированных Су-24М и Су-24МР в начале 2000-х. Эти самолёты поставлялись из состава ВВС России. В настоящее время количество фронтовых бомбардировщиков и разведчиков в ВВС Алжира превышает 35 единиц.

Интересным фактом является то, что ВВС Алжира получили модернизированные Су-24М с системой СВП-24 от ЗАО «Гефест и Т» раньше, чем ВВС России. Лоббируемая бывшим гендиректором компании «Сухой» М.А. Погосяном прицельно-навигационная система, разработанная ОКБ и НИИРЭК (ОКР «Гусар»), имевшая худшие характеристики, алжирскими представителями была вполне резонно отвергнута.

СВП-24 объединяет в себе приборы и средства прицеливания, навигации и управления. Она существенно расширяет спектр доступных летчикам тактических приемов при поиске цели и выходе в атаку. Облегчился процесс прицеливания и нанесения ракетно-бомбовых ударов, при этом удалось увеличить точность. Расширился спектр доступных для применения авиационных средств поражения. Например, стало возможным использование противорадиолокационной ракеты Х-31П, чего не мог обеспечить «Гусар». В боевой работе появилась возможность использования спутниковой системы позиционирования, точность навигации увеличилась до 3 метров.

Су-24М с ПЛР Х-31П

Также увеличилась надежность функционирования прицельно-навигационного комплекса, при этом за счёт применения более современной компактной элементной базы снизились вес и размеры новых электронных блоков.

Кроме Алжира, Су-24М из состава ВВС РФ получила Ангола, соглашение об этом было заключено в конце 2000 года. В то время в Анголе между правительственными силами и движением УНИТА шла гражданская война, которая прекратилась только в 2002 году после гибели в бою руководителя УНИТА Жонаса Савимби. Ангольским ВВС требовался «бомбовоз», способный наносить удары по удалённым районам страны в любое время суток вне зависимости от метеоусловий в районе цели.

Контракт с Анголой предусматривал поставку 22 бомбардировщиков Су-24М за 120 млн. $. Неизвестно, был ли выполнен этот контракт в полном объёме, но, если верить справочникам, по состоянию на 2010 год в составе ВВС Анголы имелось 10 Су-24М.

Сирия активно использовала свои Су-24МК против исламистов. Сирийские «двадцать четвёрки» понесли основные потери не в воздухе, а при артиллерийско-миномётных обстрелах аэродромов. В сентябре 2014 года один Су-24МК ВВС Сирии был сбит ракетой ЗРК «Пэтриот» когда приблизился к границе с Израилем.

В 2013 году в обход оружейного эмбарго Белоруссия поставила 12 выведенных из состава собственных ВВС бомбардировщиков Су-24М в Судан. Самолёты размещены на авиабазе Вади Сайидна недалеко от Хартума вместе с белорусским техническим персоналом и экипажами.

Спутниковый снимок Google earth: суданские Су-24М на авиабазе Вади Сайидна

В настоящее время бывшие белорусские Су-24М активно используются суданскими военными в затяжных конфликтах на территории страны. На юге Судана идёт настоящая гражданская война с применением танков и боевой авиации. Только в мятежной суданской провинции Дарфур в боевых действиях за последние несколько лет погибли около 300000 человек. Однако президент Судана Омар Хасан аль-Башир заявил, что эти самолёты будут использоваться «только для отражения внешней агрессии».

Фронтовые бомбардировщики российских ВВС Су-24М и разведчики Су-24МР в прошлом неоднократно использовались в боевых действиях на постсоветском пространстве. Они были задействованы в первой и второй чеченских компаниях и российско-грузинском конфликте 2008 года.

Первоначально в декабре 1994 года планами российского военного руководства не было предусмотрено широкое применение фронтовой авиации. Предполагалось, что после ввода федеральных войск дудаевские боевики разбегутся по домам, побросав оружие. Для подавления отдельных очагов сопротивления считалось достаточным применения армейских вертолётов Ми-8 и Ми-24 с авиационным стрелково-пушечным вооружением, НУРС и ПТУР. Однако реальность оказалось иной, и взять Грозный силами одного воздушно-десантного полка, как это обещал тогдашний министр обороны Грачёв, не удалось.

Федеральные силы, встретив ожесточённое сопротивление чеченских вооруженных отрядов, у которых помимо стрелкового оружия имелось тяжелое вооружение и зенитные системы, обратились за авиационной поддержкой. Для уничтожения фортификационных сооружений и мостов требовались крупнокалиберные бомбы.

Разведчики СУ-24МР вели воздушную разведку, летая на высотах, недоступных зенитным средствам противника, а Су-24М наносили удары по опорным пунктам боевиков, накрывали их на марше, уничтожали мосты и узлы связи. В очередной раз пригодилась способность Су-24М действовать в условиях плохой видимости по радиолокационным ориентирам.

Для обучения экипажей 196-го и 559-го БАП, задействованных в Чечне и в значительной мере утративших навыки применения управляемого оружия, пришлось привлечь специалистов и пилотов-инструкторов из липецкого 4-го Центра боевой подготовки и 929-го государственного летно-испытательного центра в Ахтубинске.

Авиабомба КАБ-1500Л

Когда позволяли метеоусловия, наиболее хорошо подготовленные экипажи фронтовых бомбардировщиков, допущенные к применению управляемого оружия, использовали ракеты с лазерным X-25МЛ и телевизионным наведением Х-59, корректируемые авиабомбы КАБ-500Л и КАБ-500КР, а также тяжелые КАБ-1500Л и КАБ-1500ТК. Последними были разрушены два моста через реку Аргун. Тяжелые корректируемые авиабомбы были использованы после того как применение авиационных боеприпасов меньшего калибра не дало удовлетворительных результатов.

К сожалению, не обошлось без потерь. 3 февраля 1995 года на малой высоте в густом тумане Су-24М врезался в гору к юго-востоку от станицы Червленной. Возможной причиной катастрофы мог стать отказ бортовой навигационной системы.

После выдавливания дудаевцев из равнин в горную местность для поиска их баз и лагерей активно применялись Су-24МР, после чего в дело вступали фронтовые бомбардировщики и штурмовики.

В то время «двадцатьчетвёрки» стали настоящим кошмаром для руководства боевиков. С использованием сведений, добытых разведкой, фронтовые бомбардировщики, летая на высотах, недоступных средствам ПВО боевиков, методично наносили удары высокоточными боеприпасами по командным пунктам, складам оружия и штабным зданиям на неподконтрольной федеральных силам территории.

Для уничтожения точечных целей весьма эффективно использовались корректируемые бомбы КАБ-500Л с лазерным и КАБ-500КР с телевизионным наведением. Так, 24 мая 1995 года двумя КАБ-500Л уничтожен склад боеприпасов, находившийся в пещере на склоне горы к югу от посёлка Зоны. 28 мая бомбами с телевизионно-командным наведением КАБ-500КР было уничтожен штаб боевиков, и мощная радиостанция в посёлке Ведено. Всего с Су-24М во время 1-й Чеченской было сброшено около 30 КАБ.

В ходе 2-й Чеченской войны военное руководство действовало более осмысленно. В это «смутное время» налёт в строевых полках из-за отсутствия авиакеросина был минимальным, и у молодых пилотов просто не было необходимого лётного опыта (средний налет на одного летчика составил всего 21 ч). В бой снова пошли ветераны, прошедшие Афганистан и 1-ю Чеченскую.

Перед началом сухопутной операции велась активная воздушная разведка. Основным источником информации при планировании воздушных ударов являлись карты, подготовленные на основе разведполётов Су-24МР.

Бомбардировщики Су-24М привлекались для нанесения массированных бомбовых ударов фугасными авиабомбами ФАБ-250 и ФАБ-500. Помимо непосредственно уничтожения объектов, живой силы и техники, разрывы мощных фугасок способствовали блокированию чеченских боевиков в изолированных районах, создавая труднопроходимые завалы в горно-лесистой местности. Также в очередной раз нашли применение и высокоточные авиационные боеприпасы.

4 октября 1999 года во время разведывательного полёта был потерян Су-24МР из состава 11-го РАП. Пилот при этом погиб, а штурман удачно катапультировался и попал в плен к чеченцам, но позже ему удалось сбежать.

Ещё три Су-24М были потеряны 30 января 2000 года на аэродроме в Ахтубинске. Полностью заправленные и снаряженные боеприпасами самолёты сгорели после того как в них врезался заснувший от усталости водитель аэродромной «тепловой пушки» ТМ-59Г. Пожалуй, это была самая нелепая потеря авиатехники за всю войну.

7 мая 2000 года из ПЗРК неподалёку от чеченского села Беной-Ведено был сбит Су-24МР, оба члена экипажа погибли. В отличие от предыдущих попыток, расчёт зенитного комплекса действовал на редкость грамотно и хладнокровно. Пуск ракеты был выполнен с удачной огневой позиции и в наиболее выгодный для поражения момент разворота самолёта.

Особо ценной в очередной раз оказалась способность Су-24М действовать в условиях плохой погоды и частых для гор туманов. «Двадцатьчетвёрки» зачастую были единственными самолётами фронтовой авиации, которые совершали вылеты в сложных метеоусловиях. При этом направлять их на поддержку сухопутных подразделений из-за большого риска нанесения ударов по позициям собственных войск, было признано нецелесообразным. Су-24М применялись исключительно для ударов по заранее намеченным целям вдали от линии боевого соприкосновения. В общей сложности во 2-ю Чеченскую Су-24М и Су-24МР совершили около 800 боевых вылетов.

В «российско-грузинской войне» 2008 года были задействованы бомбардировщики: Су-24М 959-го БАП из Ейска, 559-го БАП из Морозовска, 4-го ЦБП и ПЛС им. Чкалова из Липецка, а также разведчики Су-24МР 11-го отдельного гвардейского Витебского РАП из Мариновки и 929-го ГЛИЦ из Ахтубинска.

В этом вооруженном конфликте впервые в российской новейшей истории наши ВВС столкнулись с пусть и не слишком многочисленной, но достаточно современной и централизованной системой ПВО.

Особенно отличился грузинский дивизион ЗРК «Бук-М1», который действовал в районе Гори, как позже признали украинские официальные лица, в тот момент в расположении зрдн присутствовали украинские военные советники и технические специалисты. Расчёту «Бука» удалось сбить разведчик Су-24МР, который пилотировал экипаж 929-го ГЛИЦ из Ахтубинска. Летчики смогли катапультироваться, но один из них погиб, а другой получил тяжелейшие травмы.

По неподтверждённым данным, кроме разведчика Су-24МР, был ещё потерян бомбардировщик Су-24М, предположительно сбитый ЗРК израильского производства «Спайдер».

В этом конфликте была беспрецедентно низкой доля использованных Су-24М высокоточных средств поражения предназначенных для поражения наземных целей. И дело было не в сложных погодных условиях, препятствовавших наведению управляемых бомб и ракет с лазерной или телевизионной ГСН, как в Чечне.

К 2008 году были в основном израсходованы или просрочены запасы высокоточных авиационных средств поражения произведённых ещё в СССР. А использовать оставшиеся управляемые боеприпасы командование ВВС опасалось из соображений оставить безоружными имевшиеся фронтовые бомбардировщики, что было неприемлемым в случае эскалации конфликта с Западом. Вот и пришлось в очередной раз «двадцатьчетвёркам» обрабатывать точечные цели свободнопадающим «чугунием».

Послужил ли конфликт 2008 года катализатором, или просто так совпало, но в 2009 году МО РФ решило окончательно отказаться от модернизации оставшихся Су-24М по варианту Су-24М2, предложенному компанией ОАО «Сухой» (ОКР «Гусар») и выбрало модернизацию по варианту от ЗАО «Гефест и Т» (ОКР «Метроном»). Прицельно навигационная аппаратура СВП-24 ЗАО «Гефест и Т» на выходе оказалась гораздо практичней, дешевле и точней. Старички Су-24М, оснащённые СВП-24, по своим ударным возможностям не уступают более современным машинам.

Автоматизированная система эксплуатационного контроля АСЭК-24 многократно сокращает время анализа результатов боевого вылета, что позволяет повысить интенсивность использования Су-24М.

Помимо модернизации прицельно-навигационного комплекса бомбардировщика, внедрён и наземный компонент — Наземный комплекс подготовки и контроля полётных заданий (НКП и К ). Его использование более чем в два раза увеличивает частоту боевых вылетов Су-24М ( Су-24МК) при изменении постановки задания на полёт.

Большим плюсом этого варианта модернизации является то, что её можно проводить в строевых полках, без отправки самолётов на авиаремонтные предприятия. Трудозатраты по установке СНРС-24 составляют 85 человеко-часов.

Одновременно с внедрением нового цифрового комплекса аппаратуры СВП-24 было принято решение о возобновлении производства и модернизации некоторых типов старых высокоточных боеприпасов и принятии на вооружение новых.

В целом Су-24М с обновлённым БРЭО являются достаточно эффективными ударными машинами. Они кое в чём даже превосходят современные фронтовые бомбардировщики Су-34. При совместных учебно-тренировочных полётах на предельно малой высоте с Су-34, пилоты последних из-за чрезмерной тряски через некоторое время просили подняться повыше. В тех же условиях Су-24М благодаря своей аэродинамической компоновке, с крылом, установленным на максимальный угол стреловидности, идёт ровно — «как утюг». Думаю, никому не нужно объяснять значение полётов на ПМВ при прорыве ПВО.

Весьма спорным остаётся артиллерийское вооружение модернизированных Су-24М, которое досталось ему в наследство от более раннего Су-24. 23-мм шестиствольная пушка ГШ-6-23М с боезапасом 500 выстрелов имеет темп стрельбы до 10000 выстр./мин. Однако стрельба из пушки, обладающей мощной отдачей, зачастую приводила к отказам БРЭО. Вибрация, тепловые, акустические и ударные нагрузки пагубно действовали на конструкцию правого воздухозаборника, вызывая повреждение и коррозию его панелей. В середине в 80-х стрельба из ГШ-6-23 на Су-24 была временно запрещена до внесения доработок, исключающих возникновение аварийных ситуаций.

Конструкторы, устанавливая ГШ-6-23 на Су-24, планировали в первую очередь использовать её для штурмовки наземных целей. То же самое относится к подвесным пушечным установкам СППУ-6 с 23-мм шестиствольными пушками. Лафет установки СППУ-6 имел две степени свободы перемещения. Управление движением лафета осуществлялось с помощью синхронно-следящего привода от прицельного устройства пилота. Предполагалось, что из СППУ-6 будет осуществляться прицельный обстрел целей с бреющего полёта.

СППУ-6

Установка СППУ-6, несмотря на свои уникальные свойства, в силу чрезмерной сложности не пользовалась популярностью среди пилотов и, в особенности у оружейников занимавшихся подготовкой к применению авиационного вооружения. Эти выдающиеся по своим характеристикам авиационные артиллерийские системы никогда не применялись в реальной боевой обстановке, являясь по сути, дорогостоящим балластом.

Отказ от применения авиационных пушек на Су-24 в боевых условиях объясняется уязвимостью фронтового бомбардировщика при использовании этого вида авиационного вооружения от огня зенитных установок и даже стрелкового оружия. В этом случае Су-24 лишается своего главного преимущества — способности наносить внезапные точные удары со средних высот в любое время суток и вне зависимости от погодных условий. А использовать дорогостоящий фронтовой бомбардировщик с навороченным прицельно-навигационным комплексом в качестве микроскопа, которым забивают гвозди, получается слишком затратно.

Возможности Су-24 по борьбе с воздушными целями всегда оценивались весьма скромно. Ракеты ближнего воздушного боя Р-60 на Су-24 предназначены в основном для борьбы с вертолётами противника. Более современные ракеты Р-73 обладают лучшими характеристиками, но пилоты всех модификаций «двадцать четвёрок» считали за благо уклониться от воздушного боя с современными истребителями, поскольку шансов на победу у них практически не было. На высший пилотаж Су-24 способен без подвески вооружения и с ограниченным запасом топлива.

В этом отношении, конечно, более предпочтительно выглядит Су-34, но и он несёт только ближние УР Р-73 с ТГС. Несмотря на наличие на Су-34 БРЛС, способной обнаруживать и сопровождать на значительном расстоянии воздушные цели, в боекомплекте Су-34 до сих пор нет управляемых ракет средней дальности. Это означает, что с учётом всех своих многочисленных достоинств новейший российский фронтовой бомбардировщик способен пока вести только оборонительный воздушный бой.

Другим преимуществом Су-34 является наличие на нём совершенного комплекса РЭП. Станция радиоэлектронного противодействия Су-24 имеет намного более скромные возможности и в настоящее время устарела.

Получивший широкую огласку в ряде отечественных СМИ и вызвавший всплеск «ура-патриотических» настроений случай с якобы имевшим место «ослеплением» радиолокационной аппаратуры эсминца USS Donald Cook (DDG-75) к сожалению, не соответствует действительности. Поскольку из-за финансовых ограничений комплекс РЭБ «Хибины» Л-175В никогда на самолёты Су-24М не устанавливался.

Макет Су-24МК с контейнером КС-418Э комплекса РЭП «Хибины»

В 1990-2000-е годы прорабатывался подвесной контейнерный вариант КС-418Э с комплексом РЭП «Хибины» для экспортных Су-24МК, но дальше постройки макетов дело не продвинулось.

В отличие от фронтовых бомбардировщиков Су-24М, имеющиеся в отдельных разведывательных авиаполках самолёты-разведчики Су-24МР не подвергались модернизации. Их разведывательная аппаратура, созданная в начале 80-х, морально и физически устарела и уже не соответствует современным требованиям. А ведь после списания сверхзвуковых высотных разведчиков МиГ-25РБ разведывательный вариант «двадцатьчетвёрки» остался единственным самолётом фронтовой авиации способным вести комплексную разведку.

Скорей всего, руководство ВВС планирует перенести разведывательные функции на самолёты Су-30СМ и Су-34, оснащенные подвесными контейнерами с разведывательной аппаратурой. В настоящее время для этих машин созданы и проходят обкатку подвесные контейнеры ККР (контейнер комплексной разведки).

Ранее руководство Министерства обороны РФ неоднократно заявляло о том, что все Су-24М и Су-24М2 будут заменены к 2020 году новыми фронтовыми бомбардировщиками Су-34. Даже с учетом того, что во времена реформирования и предания вооруженным силам «нового облика» был ликвидирован ряд авиационных бомбардировочных полков вооруженных Су-24М, вызывает обоснованные сомнения то, что все имеющиеся в данный момент «двадцатьчетвёрки» будут заменены в ближайшей перспективе Су-34 в соотношении 1:1.

Су-24М на авиабазе Шагол

В настоящее время в российских вооруженных силах ощущается дефицит боевых самолётов, способных выполнять ударные задачи. Подтверждением этого является вооружение истребителей завоевания превосходства в воздухе Су-27СМ и Су-35С неуправляемыми авиационными средствами поражения — НАР и свободно падающими бомбами.

В настоящее время в ВКС РФ имеется около 120 Су-24М и Су-24М2. В свете обострившихся отношений с США и их союзниками по НАТО поспешный отказ от этих самолётов представляется абсолютно необоснованным. Фронтовые бомбардировщики, получившие обновлённое БРЭО, благодаря которому их ударный потенциал практически не отличается от Су-34, способны ещё как минимум в течение 10 лет успешно решать поставленные боевые задачи.

Последние события в Сирии, где на авиабазе Хмеймим в составе российской авиационной группировки из 34 боевых самолётов имеется 12 Су-24М, подтверждают востребованность этих весьма эффективных фронтовых бомбардировщиков.

Обращает на себя внимание, что Су-24М, переброшенные в Сирию с авиабазы Шагол под Челябинском в ходе ударов по объектам ИГ применяют в основном свободнопадающие бомбы старых типов, скорее всего, из запасов, поставленных в Сирию во времена СССР.

Управляемые высокоточные авиационные боеприпасы несут новейшие Су-34, по всей видимости, для них был «распечатан» неприкосновенный запас и возможно задействованы новые изделия из экспортного заказа корпорации «Тактическое ракетное вооружение».

/Сергей Линник, topwar.ru/

army-news.ru

Ми-24 в Чечне

Осенью 1994 г. боевые вертолёты появились над Чечней. Четыре Ми-24 с ветеранским сроком службы принадлежали Временному Совету Чеченской республики - руководящему органу антидудаевской оппозиции; позже добавились ещё несколько машин. Они совершили налёты на аэродромы Республики Ичкерия. В результате удара 10 октября дудаевцы потеряли 24 человека. При совместной щгурмовке 23 ноября «двадцатьчетвёрками» и федеральными Су-25 расположения чеченского танкового полка в Шали среди догоравших 21 танка и 14 бронетранспортёров нашли свою смерть около двухсот боевиков. Через три дня семёрка Ми-24 прикрывала с воздуха танковый рейд сил чеченской оппозиции на Грозный, в котором они потеряли все танки и один Ми-24.

29 ноября на нескольких аэродромах Северокавказского округа сосредоточилась группировка из 140 боевых самолётов фронтовой авиации. Армейскую авиацию представляла группа из 55 вертолётов. Две её эскадрильи, вооружённые Ми-24, сформировали из состава трёх вертолётных полков. В начале декабря боевые вертолёты сбили неопознанный транспортный самолёт, направлявшийся в Азербайджан.

11 декабря в Чечню вошли регулярные федеральные войска - началась война. В ходе развернувшихся боёв дудаевцы для борьбы с низколетящими воздушными целями использовали крупнокалиберные пулемёты, стрелковое оружие и реактивные гранатомёты. В штурме Грозного Ми-24 участия не принимали, но привлекались к боевым действиям в других районах, где каждый экипаж совершал ежедневно до шести вылетов продолжительностью по 40 - 45 мин. Армейская авиация работала с аэродромов Моздок, Беслан и Кизляр. Большинство командиров экипажей Ми-24, воевавших в Чечне 1994 - 1996 гг., имели афганский опыт. 10 февраля 1995 г. по командному пункту в укрепрайоне боевиков «Черноречье» на юго-востоке Грозного федеральные войска нанесли комбинированный удар артиллерией, РСЗО, самолётами Су-25 и вертолётами Ми-24.

22 марта при отражении наступления боевиков со стороны Шали и Гудермеса, попытавшихся при поддержке танков разблокировать Аргун, Ми-24 с помощью ПТРК «Штурм-В» сожгли девять танков и бронемашин, после чего дудаевцы отступили. Боевое применение Ми-24 ограничивалось неприспособленностью их к полётам в сложных метеорологических условиях.

К началу марта 1995 г. армейская авиация потеряла два Ми-24. 30 апреля в районе населённого пункта Гиляны огнём из зенитного пулемёта боевики повредили ещё один боевой вертолёт, совершивший вынужденную посадку в Дагестане. 24 мая при выполнении полёта над селением Чечен-Аул погиб экипаж четвёртого Ми-24. Вечером 4 июня на юго-востоке Чечни в районе населённого пункта Ножай-Юрт боевики сбили пятый Ми-24. Оба члена экипажа погибли.

Кроме первоначально привлечённых к боевым действиям вертолётчиков Северокавказского округа, в этой войне участвовали и авиаторы других округов. С августа 1995 г. интенсивность боевых действий авиации значительно снизилась, а в сентябре 1996 г., после хасавюртовских переговоров, начался вывод федеральных войск из Чечни.

Летом 1999 г. в истории чеченской войны появилась дагестанско-чеченская страница: в августе федеральные войска приступили к освобождению территории Ботлихского и Новолакского районов Дагестана, занятой чеченскими боевиками. Эта операция не закончилась вытеснением чеченских экстремистов из Дагестана, а плавно переросла в крупномасштабную войсковую операцию на территории Чечни. При её проведении на долю авиации пришлось до 70% задач по огневому поражению боевиков. Авиационная поддержка войск осуществлялась преимущественно днём и в хорошую погоду при дальности прямой видимости не менее 1,5 км. Основным оружием вертолётов были НАР и ПТУР 9М114 «Штурм-В». Первые применялись только по площадям, ПТУР - по складам боеприпасов и бронетехнике. Во время боевых действий в Чечне в 1994 -1996 гг. вертолётчики отработали методику пуска НАР С-24 с кабрирования, выпустив более 200 ракет.

По официальным данным, в конце 1995 г. в России имелось 855 Ми-24. За прошедшие 15 лет их количество существенно уменьшилось. «Крокодилы» состоят на вооружении и в наши дни, хотя им на смену постепенно (хотя и очень медленно) идут Ми-28 и Ка-50.

techno-story.ru

Су-24 собирают в кулак

Фронтовые бомбардировщики доказали свою эффективность во время боевых действий в Сирии

Фронтовые бомбардировщики Су-24 соберут в единый кулак. Такое решение приняло Минобороны. Машины долго считались устаревшими, но в Сирии они стали главной ударной силой Воздушно-космических сил (ВКС) и доказали, что их рано списывать со счетов. «Фехтовальщики», как называют эти бомбардировщики на Западе, сведут в отдельные смешанные авиаполки, где будут эскадрильи, укомплектованные самолетами-разведчиками и бомбардировщиками. Эксперты считают, что Су-24 в условиях современного конфликта могут решать задачи любой сложности.

В Минобороны «Известиям» рассказали, что фронтовые бомбардировщики Су-24 будут сведены в отдельные смешанные авиаполки. В каждом из них будет одна-две эскадрильи Су-24М или Су-24М2, еще одну укомплектуют разведчиками Су-24МР.

В этом году такой авиаполк развернут на базе 4-й отдельной разведывательной эскадрильи 6-й армии ВВС и ПВО ВКС России (базируется на аэродроме Шаталово в Смоленской области). Сейчас на ее вооружении имеются разведчики Су-24МР. Фронтовые бомбардировщики придут туда из авиагрупп, которые сейчас получают новейшие многофункциональные истребители-бомбардировщики Су-34.

На организационную структуру и облик новых соединений повлиял опыт боевого применения этих машин в Сирии.

Справка «Известий»

Первая авиачасть нового типа в виде эксперимента была сформирована на аэродроме Мариновка в Волгоградской области — это 11-й смешанный авиационный полк, входящий в состав 4-й армии ВВС и ПВО Южного военного округа ВКС России. В состав полка вошли разведывательная авиационная эскадрилья на самолетах Су-24МР и бомбардировочная авиационная эскадрилья, получившая Су-24М.

Су-24 получил новую жизнь во многом благодаря современной электронике. Речь в том числе идет о  специализированной вычислительной подсистеме СВП-24 «Гефест», которая в разы повысила точность бомбометания.

Система «Гефест» — это установленный на планере самолета набор датчиков. Бортовой компьютер, получив данные с учетом влажности воздуха, скорости ветра, полета и ряда других показателей, рассчитывает курс, скорость и высоту сброса боеприпаса, после чего бомбометание осуществляется в автоматическом режиме. Для уничтожения точечной цели Су-24 достаточно одной обычной бомбы, которую он может использовать как высокоточную. Такое вооружение делает Су-24 современным и «дешевым» оружием.

Су-24 по-прежнему способен решать самые сложные задачи по поддержке сухопутных сил, отметил военный эксперт Антон Лавров.

— Модификация Су-24, оснащенная системой «Гефест», подтвердила свою высокую эффективность в Сирии, — рассказал он «Известиям». — От самолета рано отказываться. Су-24 в условиях реальных боевых действий подтвердили, что они являются грозным оружием. К тому же сведенные в полки однотипные самолеты легче и дешевле обслуживать.

Советские и российские Су-24 применялись в ходе боевых действий в Афганистане, Чечне, Грузии и Сирии. На вооружении ВКС и морской авиации ВМФ в настоящее время стоят более 120 модифицированных Су-24.

Алексей Рамм, Богдан Степовой, газета «Известия»


news-front.info

Су-24 - Авиация России - Российская армия - Смотреть бесплатно

Су-24
Су-24 (изделие Т-6, по кодификации НАТО: Fencer, Фе́нсер — англ. Фехтовальщик) — советский и российский фронтовой бомбардировщик с крылом изменяемой стреловидности, предназначенный для нанесения ракетно-бомбовых ударов в простых и сложных метеоусловиях, днем и ночью, в том числе на малых высотах с прицельным поражением наземных и надводных целей.

Первый полёт совершил 17 января 1970 года. Принят на вооружение 4 февраля 1975. На базе самолета созданы модификации — разведчик и постановщик помех. Су-24М,МР, МП, М2 оборудованы системой дозаправки в воздухе.

Выпускался на Новосибирском авиазаводе и КНААПО. Серийное производство всех модификаций прекращено в 1993 году.

По данным на 2009 год, в ВВС России насчитывается около 300 Су-24 различных модификаций, из них 56 машин — в авиации ВМФ.

онструкция

Самолёт представляет собой двухдвигательный высокоплан с крылом изменяемой стреловидности. В зависимости от режима полёта, передние части крыла (консоли) устанавливаются в одно из четырёх положений - 16 град. - на взлёте и посадке, 36 град. - в крейсерском дозвуковом полёте, 45 град. - при боевом маневрировании и 69 град. - полёт на околозвуковых и свехзвуковых скоростях. На самолёте трёхстоечное убираемое шасси. Фюзеляж полумонококовой конструкции, кабина двухместная. Лётчик и штурман располагаются рядом, управление двойное. Катапультные кресла типа К-36ДМ.

На самолёте установлены два ТРДТФ АЛ-21Ф-31 с тягой на форсаже 2х11500 кгс. Топливная система ёмкостью 11700 литров, плюс возможна подвеска двух дополнительных баков по 3000 л каждый, что увеличивает перегоночную дальность до 2850 км. В носовой части машины имеется убираемая штанга топливоприёмника воздушной заправки по системе «шланг-конус».

Бортовая цифровая прицельно-навигационная система ПНС-24 "Пума" массой 837 кг[2] с РЛС переднего обзора "Орион-А" и РЛС предупреждения о столкновении при низковысотном полёте "Рельеф" обеспечивает автоматический вывод самолёта в заданный район, полёт по запрограммированному маршруту, автоматическое возвращение на свой аэродром и заход на посадку до высоты 40-50 метров. Также имеется режим автоматического низковысотного полёта с огибанием рельефа местности.

Максимальная взлётная масса машины - 39,7 т, максимальная скорость полёта на высоте составляет 1700 км/ч, потолок - 17100 м.
Некоторые технические решения при проектировании Су 24 были позаимствованы с американского истребителя - бомбардировщика F111
Модификации
Су-24М, установлена новая прицельно-навигационная система ПНС-24М "Тигр", первый полёт в 1976.
Су-24МП, первый полёт в декабре 1979 (постановщик помех). выпущено 10 самолетов[1]
Су-24МР, первый полёт в сентябре 1980 (самолёт-разведчик).Выпущено 130 самолетов[3]
Су-24МК, первый полёт в 1987, экспортный Су-24М.
Су-24М2, первый полёт в 2001. Установлена новая навигационная система, которая за счёт интеграции данных поступающих от различных источников позволяет осуществлять длительный полёт на высотах 30-50 м (кратковременно — 10-30м).
В Афганской войне (1979—1989) советские Су-24 применялись ограниченно. К боевой работе они привлекались только во время Панджшерской операции 1984 года и вывода советских войск в 1988—1989 годах. Су-24 никогда не базировались на территории Афганистана, действуя с советских авиабаз в Средней Азии. Боевых потерь не было.

Иракские Су-24 во время войны в Персидском заливе боевых вылетов не совершали и были перегнаны в Иран (присвоивший эти самолёты после завершения войны).

Самолёты, доставшиеся Азербайджану, ограниченно применялись в ходе Карабахской войны.

Узбекские Су-24 участвовали в гражданской войне в Таджикистане, одна машина была сбита.

Наиболее интенсивное боевое применение было у российских самолётов в ходе обеих Чеченских войн. Всего на Северном Кавказе было по разным причинам потеряно три машины.

Также российские Су-24 применялись во время войны в Южной Осетии (2008)[14]. В официальных российских сводках потерь Су-24 не упоминаются, однако часть экспертов указывает на потерю двух (http://lenta.ru/news/2010/08/04/casualties/) [15][16] самолётов этого типа (см. подробнее)

Один ливийский Су-24 был сбит огнём повстанцев во время гражданской войны в Ливии 2011 года
Тактико-технические характеристики

Су-24 в трёх проекциях.

Приведённые ниже характеристики соответствуют модификации Су-24М:

Источник данных: POLYGON «Су-24»[31]

Технические характеристики
Экипаж: 2 человека
Длина: 24,594 м (с ПВД)
Размах крыла:
при угле стреловидности χ=16°: 17,638 м
при угле стреловидности χ=69°: 10,366 м
Высота: 6,193 м
Площадь крыла:
при угле стреловидности χ=16°: 55,16 м²
при угле стреловидности χ=69°: 51 м²
Коэффициент удлинения крыла:
при угле стреловидности χ=16°: 5,64
при угле стреловидности χ=69°: 2,107
Угол стреловидности по передней кромке: 16°/ 35°/ 45°/ 69°
Поперечное V крыла: −4,5°
База шасси: 8,51 м
Колея шасси: 3,31 м
Масса пустого: 22 300 кг
Масса снаряжённого: 23 700 кг
Нормальная взлётная масса: 33 500 кг
Максимальная взлётная масса: 39 700 кг
Нормальная посадочная масса: 24 500 кг
Максимальная посадочная масса: 28 000 кг
Масса топлива во внутренних баках: 9 800 кг
Объём топливных баков: 11 860 л
Силовая установка: 2 × ТРДДФ АЛ-21Ф-З
Бесфорсажная тяга: 2 × 7 800 кгс (76,5 кН)
Форсажная тяга: 2 × 11 200 кгс (110 кН)

Лётные характеристики
Максимальная скорость:
на большой высоте: 1 700 км/ч (1,6М)
на высоте 200 м: 1 400 км/ч (без подвесок)
Скорость отрыва: 300—310 км/ч
Посадочная скорость: 280—290 км/ч
Боевой радиус: 560 км (на высоте 200 м с ПТБ и норм. боевой нагрузкой)
Перегоночная дальность: 2 850 км (с ПТБ)
Практический потолок: 11 000 м
Нагрузка на крыло: 607 кг/м² (при норм. взлётной массе при χ=16°)
Тяговооружённость: 0,67 / 0,56 (при норм./макс. взлётной массе на форсаже)
Длина разбега: 1 150 — 1 250 м (при норм. взлётной массе)
Длина пробега: 950 — 1 000 м (при норм. взлётной массе и с торм. парашютом)
Максимальная эксплуатационная перегрузка: + 6,5g

Вооружение
Стрелково-пушечное: 1 х шестиствольная 23 мм пушка ГШ-6-23 с 500 сн.
Точки подвески: 8
Боевая нагрузка: 8 000 кг (максимальная)
Управляемые ракеты:
ракеты «воздух-воздух»: 2 × Р-60 (АА-8)
ракеты «воздух-поверхность»:
4 × Х-25МЛ/МР или Х-23
3 × Х-29Л/Т или Х-59
6 × С-25Л
2 × Х-58
Неуправляемые ракеты:
192 (6 × 32) × 57 мм С-5 в блоках УБ-32 или
120 (6 × 20) × 80 мм С-8 в блоках Б-8М или
30 (6 × 5) × 122 мм С-13 в блоках Б-13Л или
4 × 240 мм С-24 или
6 × 266 мм С-25
Бомбы: свободнопадающие и корректируемые различного назначения, бомбовые кассеты
3 × 1 500 кг (ФАБ-1500, КАБ-1500Л/ТК и т. д.) или
7 × 500 кг (КАБ-500Л/КР, ЗБ-500) или
10 × 500 кг (ФАБ-500, РБК-500) или
30 или 16 × 250 кг (ФАБ-250, РБК-250) или
38 × 100 кг (ОФАБ-100) или
7 × контейнеров КМГУ-2
Пушечные контейнеры: 3 × СППУ-6 с 23 мм пушкой ГШ-6-23 с 400 сн.
Подвесной контейнер «Фантасмагория»

www.soldati-russian.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о