Содержание

Боевой Железнодорожный Ракетный Комплекс «Скальпель»

Было время, уникальные железнодорожные составы ходили по нашей стране. Внешне они напоминали привычные поезда. Но отличались от них тем, что никогда не останавливались на станциях, предпочитали глухие полустанки, а оживленные вокзалы городов, если уж их заносила туда судьба (или приказ!), старались проскакивать на рассвете, когда там людей поменьше.

 

Еще несколько лет назад по сети Российских железных дорог ходили секретные составы. Внешне они почти ничем не отличались от привычных глазу пассажирских поездов. Вот только диспетчеры старались составить график их движения таким образом, чтобы оживленные и людные вокзалы больших городов они проезжали ночью либо на рассвете. Они не должны были попадаться на глаза обывателям. Поезда-призраки, или БЖРК — боевые железнодорожные ракетные комплексы, — несли боевую вахту в сибирской тайге, на Севере и Дальнем Востоке с ядерным оружием. И наряду с атомоходами, авиацией и Ракетными войсками они поддерживали и поддерживают стратегический баланс в мире.

Главными конструкторами БЖРК были академики братья Владимир и Алексей Уткины. Старший — Владимир Федорович — уже ушел из жизни. Правой рукой Владимира Федоровича в работах по созданию ракетного поезда был его брат Алексей.
Как родилась идея создания ракетных поездов? По одной из версий, ее нам подбросили американцы. Советские разведчики добыли информацию: американский ВПК готовится к созданию железнодорожного состава, способного производить пуски баллистических ракет. Якобы в руки разведслужб даже попала его фотография.
 

 


Будто бы на снимке был искусно запечатлен маленький макет ракетного поезда, которого не существовало в природе. Мол, заокеанские «ястребы» сначала действительно собирались делать ядерный поезд, но потом отказались от этой затеи. Почему? Железнодорожная сеть у них не столь уж разветвленная, да и стоимость проекта получалась баснословной. Чтобы направить наших ученых по дороге, которая ведет в тупик, смастерили и подбросили «липу» русским. Пусть поломают голову! А политическое руководство «клюнуло» на нее и приняло волевое решение: «догнать и перегнать» заокеанских стратегов.

Как было реально? После того, как американцы разместили свои ракеты «Першинг» в Германии, необходимо было адекватно ответить на новые угрозы безопасности нашего государства. Вот и вернулись к идее ракетных поездов. Отечественные ученые думали над этим проектом еще раньше, но до поры не брались за его решение из-за высокой стоимости и трудоемкости. К тому же имеющегося оборонительного потенциала вполне хватало, чтобы адекватно отвечать американцам. Кстати, изначально его рассматривали как оружие возмездия. В чем же его преимущество?


В неуловимости. В отличие от ракет шахтного базирования, где заранее известны координаты целей. С БЖРК у наших противников возникла масса вопросов, на которые они так и не смогли найти ответы. Для их отслеживания в начале девяностых американцы даже создали группировку военных спутников. Но и из космоса обнаружить их следы было не так-то просто. Поэтому даже самая современная техника часто теряла их из виду. Они были неуловимы благодаря прекрасно развитой сети железных дорог Советского Союза. Много лет спустя американский генерал Пауэлл признался академику: «Искать ваши ракетные поезда — все равно что иголку в стоге сена».

Американцы даже придумали спец вагон который был оснащен новейшим оборудованием.Просуществовал не долго……

 

Над созданием боевых ракетных поездов работали 30 министерств и ведомств и свыше 130 оборонных предприятий. На первый взгляд, простая идея, предложенная проектантами, — поднять шахту из земли и положить ее на колеса — включала огромное количество организационно-технических проблем.

В чем заключалась одна из главных проблем? Взять стрельбу. Когда ее ведут из ракетной шахты, то известны и азимут, и высота, и точка старта. Определение своего местоположения — это одна из сложнейших проблем. Кроме того, обязательно надо знать нагрузку на рельсы в конкретном месте. А грунты, как известно, бывают разные. Одинаковых условий в природе вовсе не существует. Так вот, чтобы вагоны не упали рядом с железной дорогой, придумали специальный «минометный старт». Если не вдаваться в подробности, то суть его в том, что ракета сначала выбрасывается на высоту, а уже затем стартует.

Как прицеливаться? Прежде чем это сделать, необходимо остановить поезд, запустить гироскопы, определить север и юг и куда стрелять. Не забывайте, что нужно еще принять приказ и команды «сверху». Чтобы пустить

ракету в точно назначенное время и подчиниться своему командиру в любых, даже самых неблагоприятных обстоятельствах современного боя, в условиях применения высокоточного оружия, надо эту команду получить. Так что ракетный поезд — это сложнейший комплекс. И когда американцы эту идею прорабатывали, то натолкнулись на ряд технических сложностей, а потому, скорее всего, и отказались от наукоемкого проекта.

 

 

А если прямо над головой расположены высоковольтные провода. — Был изобретен специальный отвод проводов, и плюс к этому автоматически снималась подача электроэнергии на подстанции.Что же касается нагрузки на ось, то она не должна быть больше 25 тонн. А ракета с пусковым контейнером весит свыше 100 тонн да плюс сам вагон, вот и получается около 200 тонн. Придумали разгрузить стартовый комплекс за счет других вагонов.

Надо учитывать и тот факт, что в движении поезд подвержен сильной вибрации. Значит, надо не только остановить поезд, но и «выключить» рессоры — не ждать же, пока они успокоятся!

Не забывайте и о том, что в поезде — офицеры и солдаты. Им нужны спальни, туалеты, столовая, комнаты отдыха… И запасы продовольствия, горючего, воды тоже необходимы! Так что комплекс сложнейший…
— На первый взгляд могло показаться, что страна у нас большая и в ней полно «медвежьих углов», где ракетные комплексы могли надежно укрыться.

У наших потенциальных противников ракеты становились все точнее, и они уже сравнительно легко могли «накрывать» шахты. Поэтому надо было принимать меры для обеспечения надежности превентивного удара. Конечно, «Першинги» были хорошими ракетами. Хотя некоторые специалисты несколько преувеличивали их возможности. Говорили даже о том, что они могут попасть точно в забитый в землю кол за тысячу километров.

 

 

Ответом стала ракета «Скальпель». Он «укладывался» в рамки договора с американцами. Его сделали в двух вариантах: шахтном и для базирования на железной дороге. Трудно представить, сколько необходимо было выпустить «Першингов», чтобы уничтожить ракетный поезд.

Это схватка не один на один, как при шахтном варианте, здесь соотношение сил совсем иное… А потому такой боевой комплекс, конечно же, уникален. И все-таки главная идея развития боевых ракетных комплексов — это повышение возможности сдерживания, чтобы никто даже не думал, что может безнаказанно нажать кнопку!

История свидетельствует, что не мы были инициаторами гонки вооружений. Мы все время вынуждены были догонять и делали это так, чтобы ни у кого не было иллюзий, что появилось преимущество. Эффект сдерживания постоянно определял состояние дел в нашей оборонной отрасли, и, пока мы сможем оставаться на должном уровне, никакой ядерной войне не бывать.

 

 

У нас сразу готовилось четыре комплекса. Если с одной машиной возникают проблемы, создается комиссия, которая выясняет причины аварии. Задача генерального конструктора заключается в том, чтобы убеждать заказчика, доказывать, что все необходимые испытания проведены. Нужно сдвинуть «вагон» с места, а дальше он уже сам пойдет… А в это время в Плесецке первый пуск с ракетного поезда, и естественно, едешь туда. На второй, третий пуск может поехать и заместитель по испытаниям, но, как правило, он там сидит почти постоянно…

 


 

 

Первый поезд ушел с завода в 1987 году, а последний — двенадцатый — в 1991-м. Гарантийный срок — десять лет. Но обычно затем он продлевался, все зависело от тех идей, что заложены в комплекс. Они выдержали испытание временем.

В 1991 году ракетные поезда поставили на прикол. Бывший президент Советского Союза Михаил Горбачев вошел в положение американцев и пришел к выводу, что для укрепления взаимопонимания между двумя странами БЖРК лучше не выпускать на просторы России. Иначе американским налогоплательщикам пришлось бы выложить кругленькую сумму на развертывание Пентагоном дополнительной группировки разведывательных спутников. Ведь каждый ракетный поезд за сутки проходит более 1000 километров, и, чтобы выявить среди сотен составов, курсирующих по всей России, только один БЖРК, а затем отследить маршрут его передвижения, пришлось бы в десятки раз увеличивать группировку спутников слежения. Осуществить подобный проект даже в столь богатой и технически развитой стране, как США, оказалось не под силу.

Неизвестно, какими аргументами заокеанским друзьям удалось убедить Михаила Горбачева. Известно другое: не так давно внучка бывшего президента Союза Ксения Вирганская щеголяла на балу самых богатых людей планеты в Париже в платье от Диора, которое стоит 22 тысячи долларов.

 


 

 

А грозные ракетоносцы на рельсах дальше технической территории части выйти не могут. Нет денег.
Правда, один ракетный поезд покидал пределы охранного периметра — требовалось провести ремонтные работы в заводских условиях. Все остальные перемещения экипажам БЖРК приходится проводить в границах территории части. Но, как оказалось, «маневры местного значения» ни в коей мере не снижают общей боеготовности экипажей БЖРК.

Для подготовки офицеров-машинистов подвижного состава регулярно проводятся тренировки на маршрутах следования БЖРК. Им важно визуально представлять ландшафт вдоль железнодорожного пути, знать все повороты и разветвления дороги, практически каждый телеграфный столб на пути следования. Все это в итоге позволяет грамотно управлять боевым составом.

Решать эту проблему удается благодаря расположению к ракетчикам со стороны руководства железных дорог России, их государственному подходу и пониманию, что это делается во имя обороны страны. В принципе, военнослужащие могли бы использовать для обучения собственный учебный поезд, имитирующий БЖРК, но сказывается недостаток средств. Сегодня важнее тратить деньги на поддержание в рабочем состоянии тех локомотивов, которые находятся в постоянной боевой готовности.
Сейчас БЖРК никуда не нацелен. На языке ракетчиков это называется «нулевым полетным заданием». Сложность же в том, что с 1991 года ракетные части ни разу не стреляли из своих комплексов. Задачи боевого применения оружия в последнее время им приходилось отрабатывать лишь на тренажерах. Правда, в 1998 году было одно исключение. Боевой расчет БЖРК произвел пуск штатного «Скальпеля», снятого с поезда, используя пусковую установку на полигоне Плесецка.

 

 

 

Под руководством В. Ф. Уткина и при его непосредственном участии создано большинство ракет, на которых основывается ракетно-оборонный щит страны.

С 1970 по 1990 год В.Ф.Уткин возглавлял КБ «Южное» сначала в качестве главного, а затем генерального конструктора. За это время разработаны и сданы на вооружение четыре стратегических ракетных комплекса, создано несколько ракет-носителей. В их числе — высокоэффективная, экологически чистая ракета-носитель «Зенит»; твердотопливная ракета СС-24; не имеющая аналогов высокоэффективная стратегическая ракета СС-18.

В области космических исследований были реализованы различные спутники оборонного и научного назначения. Всего на орбиты было выведено более трехсот аппаратов семейства «Космос» разработки КБ «Южное», составляющих значительную часть от общего числа спутников этой серии.

Характерный принцип работы В.Ф.Уткина — применение оборонных научно-технических разработок в интересах науки и народного хозяйства. Так, на базе боевой машины СС-9 была создана конверсионная ракета-носитель

«Циклон», предназначенная для выведения на орбиту средних полезных нагрузок. Спутник «Космос-1500» использовался при выводе караванов судов, затертых льдами в Восточно-Сибирском море. «Космос-1500» стал также родоначальником широко известной серии спутников «Океан», обеспечивающих значительное повышение безопасности и эффективности мореплавания.

 

 

 

С 1990 года В.Ф.Уткин — директор Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИМАШ) Российского авиационно-космического агентства (Росавиакосмос). При непосредственном участии Владимира Федоровича разработана федеральная космическая программа России.

Под его руководством как генерального конструктора проводились НИОКР с целью создания экспериментальных аппаратов специального назначения, обеспечивалось научно-техническое «сопровождение» ключевых проблем, связанных с Международной космической станцией (МКС). Владимир Федорович возглавлял координационный научно-технический совет Росавиакосмоса и РАН по исследованиям и экспериментам на пилотируемой станции «Мир» и российском сегменте МКС. В.Ф.Уткин — автор свыше 200 научных трудов и большого числа изобретений, кавалер 11 орденов и 14 медалей.

 

 

Первый серийный поезд отправился на боевое дежурство в 1987 году. Его поставили на специальную площадку. Американцы зафиксировали из космоса
местоположение боевой единицы. Это было сделано специально, чтобы они могли этот поезд учесть. В двустороннем договоре эта процедура была детально прописана. А потом его след затерялся. Испытывали поезд в Плесецке. У него было три боевых модуля, «жилая зона», свой командный пункт.

Главные вагоны БЖРК — это те, в которых располагаются ракетный комплекс PC-22 (по западной классификации «Скальпель») и командный пункт боевого расчета. «Скальпель» весит более ста тонн и «достает» на дальность в 10 тысяч километров. Ракеты твердотопливные, трехступенчатые, с десятью полумегатонными ядерными блоками индивидуального наведения на каждой. В Костромской дивизии несколько таких поездов, и на каждом из них по три пусковые установки: двенадцать ракет, сто двадцать ядерных боеголовок. Можно представить разрушительную мощь этих достаточно безобидных с виду эшелонов! Кроме Костромы, БЖРК дислоцированы еще в двух местах.

И бороздили просторы страны такие поезда, которые можно было увидеть лишь случайно, несли боевую вахту на Севере и Дальнем Востоке, среди тайги и в горах… А за ними внимательно следили за океаном, посылая специальные спутники, чтобы обнаружить их, и ежечасно, ежеминутно пытаясь определить, где они находятся. Но сделать это, невзирая на все совершенство современной техники, не всегда удавалось – ракетные поезда «прятались» под обычные, и попробуй определи, где идет этот ракетный комплекс, а где – скорый Новосибирск–Москва»…
 

 

Пуск

Две трехметровые телескопические «лапы» выходили из-под днища вагона и опирались на специальные железобетонные тумбы, жестко фиксируя стартовый вагон. В самом вагоне имелась еще и платформа прицеливания, которая при фиксации вагона плотно упиралась в железнодорожное полотно, считывая координаты нахождения модуля. Таким образом, на каждой точке боевого дежурства каждая ракета получала четкую программу и заданную траекторию полета к реальной цели вероятного противника.  Когда пусковой вагон уже зафиксирован в определенной точке железной дороги, по команде оператора гидравлические домкраты заштыривания, освобождают его крышу. Затем синхронно срабатывают торцевые гидродомкраты, и вагон раскрывается словно сундук, только на две половины. В те же секунды начинает активно работать главный гидронасос главного гидродомкрата, и огромная «сигара» ТПК плавно становится в вертикальное положение и фиксируется боковыми кронштейнами. Все! Ракета к пуску готова!

 

 
Ракета несет разделяющуюся головную часть индивидуального наведения типа «MIRV» с 10 боеголовками мощностью по 500 кт. (На Хиросиму была сброшена атомная бомба мощностью 10 кт.). Далность полета 10 тысяч километров.
 Мариупольские машиностроители комплектовали эти поезда очень надежными системами ТВР (температурного и влажностного режима) и системами пожаротушения. Летные испытания ракеты производились с 27 февраля 1985 года по 22 декабря 1987 года. Всего было произведено 32 пуска.
 Кстати, за успешное проведение испытаний «Скальпеля» в Плесецке, группа ведущих украинских конструкторов и машиностроителей была представлена к высоким правительственным наградам. В основном награждали медалью «За трудовую доблесть», но вскоре им должны были присвоить почетные звания «Заслуженный работник транспорта СССР». Хотя по действовавшему тогда положению «дистанция» от награды к награде — не менее трех лет. Потребовалось особое ходатайство отраслевого министра о досрочном присвоении «заслуженных».
 В 1991 году список положили на стол Михаилу Горбачеву, которому через неделю-две предстояло расстаться с президентским креслом главы сверхдержавы. Что тогда думал Михаил Сергеевич, — одному ему известно. Но с кандидатами в «заслуженные» он поступил в свойственном ему духе принятия непредсказуемых решений. Горбачев решил: последним гражданином, трещавшего по швам, Советского Союза, кому он присвоит это высокое звание «заслуженного», будет … Алла Борисовна Пугачева. Подпись — Президент СССР…

16 июня 2005 года предпоследний из ракетных комплексов железнодорожного базирования “Скальпель” был отправлен из Костромского соединения ракетных войск на базу хранения для последующей ликвидации. Последний из них запланировано уничтожить в сентябре 2005 года. Официальной причиной, по которой “Скальпели” снимается с вооружения называется истечение сроков эксплуатации, хотя если принять во внимание, что взяты на вооружение они были в 91-94 годах, этот срок должен истечь только к 2018 году при условии, что будет проводится регулярное обслуживание заводом-изготовителем. Но завод в Павловграде (Украина) теперь вместо ракет делает троллейбусы. А Украина, став безъядерной державой, по условиям соглашения не может ни иметь, ни производить или обслуживать ядерное оружие, особенно теперь, когда новыми украинскими властями взят курс на запад. А оборудование для производства ракет, стоящих на вооружении у России пускается на переплавку.

Подписаться на ленту

stomaster.livejournal.com

Скальпель (БЖРК) Википедия

Эта статья — о боевых железнодорожных ракетных комплексах как о классе подвижных пусковых установок баллистических ракет. О БЖРК «Мо́лодец» см. РТ-23 УТТХ.
БЖРК в экспозиции музея Октябрьской железной дороги на бывшем Варшавском вокзале в Санкт-Петербурге

Боевой железнодорожный ракетный комплекс (сокращённо БЖРК, поезд-призрак) — тип стратегических ракетных комплексов подвижного железнодорожного базирования. Представляет собой специально сконструированный железнодорожный состав, в вагонах которого размещаются стратегические ракеты (как правило межконтинентального класса), а также командные пункты, технологические и технические системы, средства охраны, личный состав, обеспечивающий эксплуатацию комплекса и системы его жизнеобеспечения[1].

Наименование «Боевой железнодорожный ракетный комплекс», используется также как имя собственное для советского ракетного комплекса 15П961 «Мо́лодец» (РТ-23 УТТХ), единственного БЖРК, доведённого до этапа принятия на вооружение и серийного изготовления. 15П961 «Молодец» стоял на боевом дежурстве в РВСН Вооружённых Сил СССР и России в период с 1987 по 1994 год в количестве 12 единиц. Затем (к 2007 году) все комплексы были демонтированы и уничтожены, за исключением двух, переданных в музеи.

На железных дорогах СССР и России имел условное обозначение «поезд номер ноль».

Первые проработки по использованию железнодорожного состава в качестве носителя стратегических ракет появились в 1960-х годах. Работы по этому направлению велись и в СССР, и в США.

История

В США

Впервые идея о железнодорожном базировании баллистических ракет была подробно рассмотрена в США в начале 1960-х[2]. Появление твердотопливной МБР «Минитмен», не нуждавшейся в предстартовой заправке, устойчивой (в отличие от ранних жидкотопливных ракет) к вибрации и тряске в движении, впервые сделало возможным запуски межконтинентальных баллистических ракет с перемещающейся платформы. Предполагалось, что поезда с ракетами будут регулярно передислоцироваться между предварительно просчитанными позициями — так как МБР того времени нуждались в точном определении координат места старта для работы своей инерциальной системы навигации — и, таким образом, будут практически неуязвимы для советского ракетного нападения[3].

Летом 1960 года в рамках теоретической проработки была проведена операция «Большая Звезда» (англ. Big Star), в рамках которой прототипы будущих железнодорожных пусковых комплексов перемещались по железным дорогам США. Целью учений была проверка мобильности комплексов, возможности их рассредоточения по использующимся железным дорогам. По результатам операции в 1961 был подготовлен проект и создан прототип железнодорожного состава, способного нести пять ракет «Минитмен» на специально усиленных платформах[4].

Предполагалось, что первые мобильные «Минитмены» поступят на вооружение летом 1962 года. ВВС ВС США рассчитывали развернуть 30 поездов, несущих, общим счетом, 150 ракет. Однако, стоимость проекта была сочтена слишком высокой[5]. Шахтные пусковые комплексы для «Минитменов» были сочтены более эффективным решением — дешёвым (в сравнении с шахтными установками предшествующих жидкостных МБР «Атлас» и «Титан») и защищенным от существующих советских МБР, имевших в то время крайне низкую точность. Летом 1961 проект был закрыт; созданные прототипы пусковых поездов использовались как транспортеры для доставки «Минитменов» с заводов к базам шахтного развертывания[6].

Состав с ракетой MX в пусковом контейнере.

В 1986 году идея железнодорожного развертывания была принята для новой американской тяжелой МБР LGM-118A «Peacekeeper», также известной как MX. При создании этой тяжёлой МБР большое внимание уделялось именно её способности пережить внезапное советское ракетное нападение, направленное против ядерных сил ВС США. Было рассмотрено множество различных предложений по базированию MX, но в конечном итоге было решено развернуть 50 ракет MX в обычных шахтах от МБР «Минитмен», а ещё 50 — на специальных железнодорожных составах.

Каждый такой состав — обозначенный как «железнодорожный гарнизон с ракетами „Миротворец“» (англ.  «Peacekeeper» Rail Garrison) — должен был бы нести две тяжёлые МБР с 10 боевыми блоками индивидуального наведения каждый. Таким образом, предполагалось развернуть 25 составов, которые, будучи рассредоточенными по всей длине дорог железнодорожной сети США и постоянно меняя позицию, были бы практически неуязвимы для советского нападения.

В 1990 году прототипный поезд прошёл испытания, но к этому времени Холодная война уже завершилась, и в 1991 году вся программа была отменена. В настоящее время ВВС ВС США не планирует разработки новых подобных железнодорожных комплексов или новых тяжёлых МБР.

В СССР/России

Приказ «О создании подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с ракетой РТ-23» был подписан 13 января 1969 года. Головным разработчиком было назначено конструкторское бюро «Южное». Главными конструкторами БЖРК стали академики братья Владимир и Алексей Уткины[7]. В. Ф. Уткин, специалист по твердотопливной тематике, проектировал ракету-носитель. А. Ф. Уткин проектировал стартовый комплекс, а также вагоны для поезда-ракетоносца. По замыслу разработчиков, БЖРК должен был составлять основу группировки ответного удара, поскольку обладал повышенной живучестью и с большой вероятностью мог уцелеть после нанесения противником первого удара. Единственное в СССР место производства ракет для БЖРК — Павлоградский механический завод (ПО «Южмаш»)[8][9].

Задача, которую поставило перед нами советское правительство, поражала своей грандиозностью. В отечественной и мировой практике никто никогда не сталкивался с таким количеством проблем. Мы должны были разместить межконтинентальную баллистическую ракету в железнодорожном вагоне, а ведь ракета с пусковой установкой весит более 150 тонн. Как это сделать? Ведь железнодорожный состав с таким огромным грузом должен ходить по общегосударственным путям Министерства путей сообщения. Как вообще перевозить стратегическую ракету с ядерной боеголовкой, как обеспечить абсолютную безопасность в пути, ведь нам была задана расчётная скорость состава до 120 км/ч. Выдержат ли мосты, не разрушится ли полотно, да и сам старт, как передать нагрузку на железнодорожное полотно при старте ракеты, устоит ли поезд на рельсах во время старта, как максимально быстро после остановки поезда поднять ракету в вертикальное положение?

Лётные испытания ракет 15Ж61 комплекса РТ-23 УТТХ производились в 1985—1987 гг. на космодроме «Плесецк» (НИИП-53), всего было произведено 32 пуска. Было осуществлено 18 выходов БЖРК по железным дорогам страны (пройдено более 400 тыс. километров). Испытания проводились в различных климатических зонах страны (от тундры до пустынь).

Каждый состав БЖРК принимал ракетный полк. В поезде, заступившем на боевое дежурство, находилось более 70 военнослужащих, включая несколько десятков офицеров. В кабинах локомотивов, на местах машинистов и их помощников находились только военные — офицеры и прапорщики[8].

Первый ракетный полк с РТ-23УТТХ встал на боевое дежурство в октябре 1987 года[10], а к середине 1988 года было развернуто пять полков (4 в районе Костромы и 1 в Пермской области, всего 15 пусковых установок). Составы дислоцировались на расстоянии около четырёх километров друг от друга в стационарных сооружениях, а при заступлении на боевое дежурство рассредотачивались.

К 1991 году развёрнуто три ракетные дивизии, вооруженных БЖРК с МБР РТ-23УТТХ:

В каждой из дивизий имелось управление и по четыре ракетных полка (всего в дивизии 12 составов БЖРК, по три пусковых установки в каждом). В радиусе 1500 км от мест базирования БЖРК были проведены совместные с Министерством путей сообщения мероприятия по замене изношенного железнодорожного полотна: уложены более тяжёлые рельсы, деревянные шпалы заменены на железобетонные, выполнено укрепление насыпей более плотной щебёнкой.

С 1991 года, после встречи лидеров СССР (Горбачёв) и Великобритании (Тэтчер), были введены ограничения на маршруты патрулирования БЖРК, они несли боевое дежурство в пункте постоянной дислокации, без выезда на железнодорожную сеть страны[11]. В феврале — марте 1994 один из БЖРК Костромской дивизии осуществлял выезд на железнодорожную сеть страны (БЖРК доехал как минимум до Сызрани)[источник не указан 2824 дня].

Согласно договору СНВ-2 (1993 год), Россия должна была снять с вооружения все ракеты РТ-23УТТХ до 2003 года. На время снятия с вооружения у России имелось три рд (Кострома, Пермь и Красноярск), всего 12 поездов с 36 пусковыми установками. Для утилизации «ракетных поездов» на Брянском ремонтном заводе РВСН была смонтирована специальная «разделочная» линия. Несмотря на выход России из договора СНВ-2 в 2002 году, на протяжении 2003—2007 годов были утилизированы (уничтожены) все поезда и пусковые установки, кроме двух демилитаризованных и установленных в качестве экспонатов в музее железнодорожной техники на Балтийском вокзале Санкт-Петербурга и в Техническом музее АвтоВАЗа[7].

В начале мая 2005 года, как официально объявил командующий РВСH генерал-полковник Hиколай Соловцов, БЖРК снят с боевого дежурства в РВСН. Командующий сообщил, что взамен БЖРК с 2006 года в войска начнёт поступать грунтовый подвижный ракетный комплекс «Тополь-М»[9].

Воссоздание

5 сентября 2009 года заместитель командующего РВСН генерал-лейтенант Владимир Гагарин заявил, что РВСН не исключают возможности возобновления использования боевых железнодорожных ракетных комплексов[12].
В декабре 2011 года командующий РВСН генерал-лейтенант Сергей Каракаев заявил о возможном возрождении в российской армии комплексов БЖРК[7].

23 апреля 2013 года заместитель министра обороны Ю. Борисов заявил о возобновлении Московским институтом теплотехники (МИТ, разработчик ракет «Булава», «Тополь» и «Ярс») опытно-конструкторских работ по созданию железнодорожных ракетных комплексов нового поколения[13][14][15].
В декабре 2013 года в прессе появилась информация о возрождении в России комплексов БЖРК на новой технологической основе в качестве ответной меры на программу «Мгновенного глобального удара США» — МИТ в начале 2014 года завершит работу над эскизным проектом БЖРК. Новый комплекс БЖРК, оснащённый МБР с разделяющейся головной частью, созданной на базе «Ярса», будет замаскирован под стандартный вагон-рефрижератор, длина которого составляет 24 метра при длине ракеты 22,5 метра.[16][17].
Новая модель БЖРК будет носить название «Баргузин»[18].

12 мая 2016 года, было объявлено о начале создания отдельных элементов БЖРК «Баргузин».[19]

2 декабря 2017 года было объявлено о прекращении работ над проектом.[20]

Преимущества и недостатки

Официальными причинами снятия БЖРК с вооружения назывались устаревшая конструкция, высокая стоимость воссоздания производства комплексов в России и предпочтение подвижных установок на базе тягачей. Договор СНВ-2 предусматривал снятие БЖРК с дежурства[21].

Советский БЖРК с ракетой РТ-23 УТТХ обладал также следующими минусами:

  1. Невозможность полной маскировки поезда из-за необычной конфигурации (в частности, трёх тепловозов), которая позволяла определять местонахождение комплекса с помощью современных средств спутниковой разведки. Тем не менее американцы долгое время не могли засечь комплекс спутниками, и бывали случаи, когда даже опытные железнодорожники с 50 метров не различали состав, накрытый простой маскировочной сеткой[8].
  2. Более низкая защищённость комплекса (в отличие от, например, шахтных пусковых установок), который может быть опрокинут или разрушен ядерным взрывом в окрестностях. Для оценки воздействия воздушной ударной волны ядерного взрыва[22] на вторую половину 1990 года был запланирован[23] крупномасштабный эксперимент «Сдвиг» — имитация близкого ядерного взрыва путём подрыва 1000 тонн тротила[22] (несколько ж/д эшелонов противотанковых мин ТМ-57 (100 тыс. шт.)[24], вывезенных со складов Группы советских войск в Германии, выложенных в виде усечённой пирамиды высотой 20 метров[23]). Опыт «Сдвиг» был проведён на 53 НИИП МО (Плесецк) 27 февраля 1991 года, когда в результате взрыва образовалась воронка диаметром 80 и глубиной 10 м, уровень акустического давления в обитаемых отсеках БЖРК достигал болевого порога — 150 дБ, а пусковая установка БЖРК снялась с готовности, однако, после проведения режимов по приведению в необходимую степень готовности, ПУ смогла провести «сухой пуск» (имитация пуска с использованием электромакета ракеты)[22]. То есть, командный пункт, ПУ и аппаратура ракеты остались работоспособны.[23]
  3. Повышенный износ железнодорожных путей, по которым передвигался очень тяжёлый ракетный комплекс.

Сторонники использования БЖРК, среди которых инженер команды пуска на первых испытаниях БЖРК, начальник группы военных представителей Министерства обороны СССР на ПО «Южмаш» Сергей Ганусов, отмечают уникальные боевые характеристики изделий, которые уверенно преодолевали зоны противоракетной обороны. Платформа разведения, как подтвердили лётные испытания, доставляла боевые блоки цельной или суммарной массой 4 тонны на расстояние 11 000 км. Одного изделия, содержащего 10 боевых блоков мощностью 550 кТ каждый, хватало, чтобы поразить целое европейское государство.[8] В прессе отмечалась также высокая подвижность поездов, способных перемещаться по железнодорожной сети страны (что позволяло оперативно менять дислокацию стартовой позиции свыше 1000 километров в сутки), в отличие от тягачей, действующих в сравнительно небольшом радиусе вокруг базы (десятки км).[7]

В литературе

  • Комплекс описан в фантастическом постапокалипсическом романе В. Березина «Путевые знаки» из серии Вселенная Метро 2033. На Варшавском вокзале главные герои находят законсервированный «Скальпель» и отправляются из Санкт-Петербурга в Москву.
  • В романе Д. Корецкого «Атомный поезд» описывается вымышленный современный БЖРК.
  • В романе Дэйла Брауна «План Атаки» Россия в нарушение договоров о СНВ восстанавливает ракетные поезда, которые становятся для американцев одной из основных целей после удара российской стратегической авиации по США. Утверждается, что СССР располагал 150 БЖРК с тремя ракетами каждый, а также то, что ракета РТ-23 УТТХ представляла собой копию ракет американского БЖРК «Миротворец».

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

wikiredia.ru

Ядерный поезд. Ядерный боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖДРК, поезд-призрак). РТ-23 УТТХ

Среди многообразия пусковых стратегических систем, стоящих на вооружении ведущих стран мира, боевой железнодорожный ракетный комплекс (сокращённо БЖРК) в наши дни переживает второе рождение. Этому способствует целый ряд причин, но прежде чем коснуться их, рассмотрим, что же представляет собой эта разработка современной оборонной промышленности. Попутно же постараемся узнать о том, что стало с ядерными поездами прошлых лет.

Что такое БЖРК?

Прежде всего, это железнодорожный состав, в вагонах которого размещаются не пассажиры, спешащие на отдых или в командировку, и не грузы, ожидаемые в разных концах страны, а смертоносные ракеты, для большей эффективности своих ударов снабженные ядерными боеголовками. Их количество варьируется в зависимости от размеров комплекса.

Впрочем, есть и пассажиры – это технический персонал, обслуживающий боевой железнодорожный ракетный комплекс, а также подразделения, в задачу которых входит его охрана. Часть вагонов предназначена для размещения всевозможных технологических и прочих систем для успешного пуска ракет и поражения целей в любой точке земного шара.

Поскольку такой железнодорожный состав, начинённый смертоносным грузом, сродни боевому кораблю, ему нередко даётся название, используемое затем как имя собственное. Например, 15П961 «Молодец». Если первая часть наименования не вполне удобна в произношении, да и запомнится не сразу, то вторая вполне благозвучна и привычна для слуха. К ней даже хочется добавить слово «добрый», но по отношению к комплексу, способному в считаные минуты уничтожить среднее европейское государство, это прилагательное едва ли приемлемо.

Дюжина «Молодцев» на страже Родины

Таких лихих «Молодцев» в период с 1987 по 1994 годы в нашей стране было двенадцать. Все они стояли на боевом дежурстве Ракетных войск стратегического назначения и, кроме основного названия, имели ещё одно, встречавшееся лишь в технической документации, – РТ 23 УТТХ. В течение последующих лет они один за другим снимались с вооружения, демонтировались, так что к 2007 году из их славной дружины остались лишь два, помещённые в музей Вооружённых сил России.

К слову сказать, РТ 23 УТТХ стал в Советском Союзе единственным комплексом, пущенным в серийное производство. Разработки подобных боевых систем велись в течение нескольких десятилетий, но лишь в восьмидесятые годы были доведены до этапа, позволившего принять их на вооружение. Для соблюдения секретности железнодорожным составам такого типа было дано условное обозначение «поезд номер ноль».

Американские разработки в той же области

Известно, что в годы холодной войны зарубежные, в частности американские конструкторы, также работали над созданием поездов, везущих в своих вагонах атомную смерть. В результате успешной деятельности советской разведки, а также пелены секретности, окружавшей всё то, что было связано с оборонной промышленностью, в те годы широкий читатель был гораздо более осведомлён в отношении их разработок, нежели достижений отечественных оружейников.

О чем же сообщали в своих донесениях наши доблестные «штирлицы»? Благодаря им известно, что в начале шестидесятых годов в США появилась первая твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета, получившая название «Минитмен». По сравнению со своими предшественницами, работавшими на жидком топливе, она имела ряд существенных преимуществ. Прежде всего, отпадала необходимость в предпусковой заправке, кроме того, значительно повысилась её устойчивость к тряске и вибрации, неизбежно возникавших при транспортировке.

Это позволило производить боевые пуски ракет непосредственно с движущихся железнодорожных платформ, и делать их практически неуязвимыми в случае войны. Единственная сложность состояла в том, что стартовать ракеты могли лишь в строго определённых, специально подготовленных местах, так как их система наведения была привязана к заранее просчитанным координатам.

Америка в лучах «Большой звезды»

Существенным прорывом, позволившим создать в США поезд с ядерными ракетами, стала широкомасштабная операция, осуществлённая в 1961 году и проходившая под секретным названием «Большая звезда». В рамках этого мероприятия поезда, являвшиеся прототипами будущего ракетного комплекса, перемещались по всей сети действовавших в стране железных дорог.

Цель учений состояла в проверке их мобильности и возможности максимального рассредоточения по территории США. По завершении операции её результаты были обобщены, и на их основе сконструирован поезд, ядерный арсенал которого составляли пять ракет «Минитмен».

Отказ от уже готового проекта

Однако этой разработке не суждено было встать на вооружение. Изначально предполагалось, что в 1962 году оборонной промышленностью страны будет выпущено тридцать таких поездов, вооруженных в общей сложности ста пятьюдесятью ракетами. Но по завершении конструкторских работ стоимость проекта сочли чрезмерно высокой, и в результате от него отказались.

В тот период шахтные пусковые установки твердотопливных «Минитменов» были признаны более эффективными, и именно им отдали предпочтение. Их неоспоримым достоинством являлась низкая себестоимость, а также достаточно надёжная защищённость от советских межконтинентальных баллистических ракет, не имевших в те годы требуемой для их уничтожения точности попадания.

В результате проект, над которым американские инженеры трудились в течение всего 1961 года, был закрыт, а уже созданные на его базе железнодорожные составы использовались для транспортировки тех же «Минитменов» из цехов заводов производителей к базам, где осуществлялось их шахтное развёртывание.

Последние разработки, предпринятые в США

Новым толчком к созданию в Америке железнодорожных составов, способных нести ядерное вооружение, послужило появление в 1986 году тяжёлой межконтинентальной ракеты нового поколения LGM-118A, известной также под своим более коротким названием MX.

К этому времени значительно возросла поражающая способность советских ракет, предназначенных для поражения вражеских пусковых установок. В связи с этим особое внимание было уделено вопросу безопасности размещения MX.

После долгих дебатов между сторонниками традиционного шахтного развёртывания и их оппонентами был достигнут компромисс, в результате которого пятьдесят ракет поместили в шахты, и столько же на платформы нового, специально подготовленного для этой цели состава.

Однако и эта разработка не имела будущего. В начале девяностых годов благодаря демократическим преобразованиям, происшедшим в нашей стране, холодная война завершилась, и программа по созданию железнодорожных ядерных комплексов, потеряв свою актуальность, была закрыта. В настоящее время подобные разработки не ведутся и, судя по всему, на ближайшие годы не планируются.

Новая разработка КБ «Южное»

Однако вернёмся на Родину. Теперь уже не составляет военной тайны информация о том, что первый ядерный поезд СССР начал создаваться в соответствии с приказом Министерства обороны, подписанным в январе 1969 года. Разработка этого уникального проекта была поручена конструкторскому бюро «Южное», в котором тогда трудились двое замечательных советских учёных – академики, родные братья Алексей Фёдорович и Владимир Фёдорович Уткины. Они и возглавили работу над новым проектом.

Согласно общему замыслу, создаваемый ими 15П961 «Молодец БЖРК» (боевой железнодорожный ракетный комплекс) предназначался для нанесения ответного удара противнику, так как его мобильность и повышенная живучесть позволяли надеяться на то, что он сможет уцелеть в случае внезапной ядерной атаки врага. Единственным местом, где производились необходимые для его оснастки ракеты, был Механический завод в Павлограде. Этот важнейший стратегический объект скрывался в те годы под безликой вывеской ПО «Южмаш».

Сложности, возникшие на пути разработчиков

В своих воспоминаниях В. Ф. Уткин писал, что поставленная перед ними задача несла в себе огромные сложности. Они заключались главным образом в том, что комплекс должен был передвигаться по обычным железнодорожным путям, наравне с прочими поездами, а ведь вес даже одной ракеты вместе с её пусковой установкой составлял сто пятьдесят тонн.

Перед создателями проекта стояла масса неразрешимых на первый взгляд проблем. Например, как разместить ракету в железнодорожном вагоне и каким образом в нужный момент придать ей вертикальное положение? Как обеспечить безопасность при транспортировке, когда речь идёт о ядерном заряде? Выдержат ли огромную нагрузку, создаваемую при прохождении состава, стандартные рельсы, железнодорожные насыпи и мосты? Наконец, устоит ли в момент пуска ракеты поезд? На все эти и многие другие вопросы конструкторам предстояло найти исчерпывающие и однозначные ответы.

Поезда-призраки и те, кто ими управлял

Уже на следующий год поезд, ядерный арсенал которого составили ракеты типа 15Ж61, проходил испытания в различных климатических районах страны – от пустынь Средней Азии до полярных широт. Восемнадцать раз он выходил на железнодорожные магистрали страны, проделав в общей сложности полмиллиона километров и совершая на космодроме «Плесецк» боевые пуски своих ракет.

Вслед за первым составом, обозначенным в графике движения под нулевым номером, появлялись и его близнецы. По мере прохождения испытаний каждый такой поезд-призрак вставал на боевое дежурство в одном из ракетных полков страны. Обслуживавший его личный состав состоял из семидесяти военнослужащих.

Гражданские лица не допускались. Даже места машинистов и их помощников занимали прапорщики и офицеры, специально обученные вести поезд. Ядерный же заряд ракет находился под неусыпным наблюдением специалистов. К началу 1991 года в СССР насчитывалось уже три ракетные дивизии, на вооружении которых находились железнодорожные ракетные комплексы.

Они составляли мощный ядерный кулак, способный, в случае необходимости, сокрушить любого противника. Достаточно сказать, что каждая такая дивизия обладала двенадцатью железнодорожными составами, несущими ядерные ракеты. В те годы Министерством обороны СССР была проделана огромная работа. В радиусе полутора тысяч километров от мест дислокации полков стандартные железнодорожные рельсы были заменены на более тяжёлые, способные выдержать ракетный поезд, ядерный груз которого требовал дополнительных мер предосторожности.

Временная приостановка программ БЖРК

Существенные изменения в маршруты патрулирования БЖРК были внесены после встречи М. С. Горбачёва и Маргарет Тэтчер, состоявшейся в 1991 году. С этого времени, согласно достигнутой договорённости, ни один поезд-призрак не покинул места своей постоянной дислокации, оставаясь, тем не менее, в строю в качестве стационарной боевой единицы. В результате ряда соглашений, подписанных в последующие годы, Россия была обязана снять с вооружения все ракеты, базировавшиеся на железнодорожных поездах, тем самым отказываясь от этого вида стратегических вооружений.

«Баргузин» (БЖРК)

Однако говорить о полном отказе России от ракетных комплексов, установленных на железнодорожных составах, по меньшей мере преждевременно. В конце 2013 года в СМИ появилась информация о том, что в качестве ответной меры на ряд американских программ вооружения в нашей стране возобновляются работы по созданию поездов-ракетоносцев.

В частности шла речь о новой разработке, выполненной на передовой технологической основе, носящей название «Баргузин» (БЖРК). По всем своим параметрам и целевому назначению она не подпадает под перечень ограничений, установленных международным договором СНВ-3, и поэтому её производство не вступает в противоречие с нормами международного права.

Согласно имеющимся данным, ракету, несущую ядерный заряд и оснащённую разделяющейся головной частью, планируется поместить в вагон, замаскированный под стандартный железнодорожный рефрижератор, имеющий длину двадцать четыре метра.

Комплекс «Баргузин» предполагается вооружить ракетами типа «Ярс», прежде базировавшимися на тягачах. Преимущество железнодорожного развёртывания в данном случае вполне очевидно. Если грунтовые установки легко обнаруживаются из космоса, то данная система БЖРК неотличима от обычного товарного поезда даже при ближайшем рассмотрении. Кроме того, перемещение железнодорожного ракетного комплекса в несколько раз дешевле, чем грунтового, базирующегося на тягачах различных видов.

Достоинства и недостатки БЖРК

Завершая разговор о железнодорожных ракетных комплексах, уместно остановиться на общепризнанных достоинствах и недостатках этого вида вооружений. Среди его неоспоримых преимуществ специалисты отмечают высокую мобильность подвижного состава, способного, меняя дислокацию, преодолевать за сутки до тысячи километров, что во много раз превосходит аналогичные показатели тягачей. Кроме того, следует учитывать высокую грузоподъёмность железнодорожного состава, способного перевозить одновременно сотни тонн.

Но нельзя сбрасывать со счетов и присущие им некоторые недостатки. Среди них следует выделить сложность с маскировкой поезда, вызванную особенностями его конфигурации, что упрощает обнаружение состава с помощью современных спутниковых средств разведки. Кроме того, по сравнению с пусковыми шахтами поезд менее защищён от воздействия взрывной волны. В случае ядерного взрыва, произведённого где-либо в окрестностях, он может быть повреждён или опрокинут.

И, наконец, существенным минусом использования подвижного состава в качестве носителя ракетных комплексов является неизбежный в таких случаях износ железнодорожного полотна, препятствующий дальнейшей эксплуатации как самих БЖРК, так и обычных поездов. Однако современные технологии позволяют успешно решить большинство из перечисленных проблем, и тем самым открывают перспективу дальнейшего развития и модернизации поездов-ракетоносцев.

fb.ru

БЖРК «Баргузин»

БЖРК, или боевой железнодорожный ракетный комплекс «Баргузин» — это новое поколение поездов, вооруженных баллистическими ракетами. Разрабатывается в Российской Федерации. В 2020 году планируется принят на вооружение.

Что представляет собой ядерный поезд? Каким было первое поколение ракетных поездов СССР? Почему у США так и не получилось создать поезд-призрак? На эти и многие другие вопросы вы получите ответы в данной статье.

Что такое «БЖРК»?

БЖРК (или поезд-призрак) – боевой железнодорожный ракетный комплекс стратегического назначения. Комплекс располагается на базе железнодорожного состава, состоящего из тепловоза и грузовых вагонов. Снаружи ничем не отличается от обычных товарных поездов, которые тысячами курсируют по России. Однако, имеет совсем непростую начинку. Внутри размещаются межконтинентальные ракеты, командные пункты, технические системы обслуживания, технологические модули, обеспечивающие функционирование комплекса и жизнедеятельность личного состава. При этом поезд автономен.

БЖРК создавался в первую очередь как основная ударная мощь для нанесения ответного ядерного удара по потенциальному противнику, поэтому обладал качествами мобильность и живучесть. По замыслам командования должен был уцелеть после нанесения по нему удара межконтинентальной баллистической ракетой потенциальным противником.

БЖРК «Скальпель» — предыдущие поколение ядерных поездов

Впервые разработки ядерных поездов начали проводиться в 60-х годах двадцатого века. Работы велись в СССР и США примерно параллельно.

При чем идею создания, по легенде, подбросили, именно, американцы. После неудачных попыток Соединенных Штатов по созданию комплекса было решение пустить дезинформацию о том, что такие поезда активно создаются и скоро выйдут на рельсы. Цель ложной информации была одна — заставить Советский Союз вкладывать огромные средства в нереализуемую задумку. В итоге — результат превзошел все ожидания.

13 января 1969 года был подписан Приказ Главнокомандующего «О создании подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с ракетой РТ-23», во исполнение которого к 1980-м годам в СССР впервые в мире был запущен в производство и испытан в условиях, приближенных к боевым, ракетоносец на железнодорожной платформе, аналогов которому не было и нет во всем мире. Как говорили специалисты, на планете не существует более грозного и мобильного орудия, чем подвижный железнодорожный боевой состав с континентальной ракетой на борту.

Над созданием комплекса работал коллектив Российской Академии Наук во главе с братьями Алексеем и Владимиром Уткиными. В ходе создания перед конструкторами стояло несколько серьезных трудностей.

  • Во-первых, масса поезда — огромный вес мог деформировать железнодорожное полотно. Вес самой маленькой МБР (Межконтинентальная баллистическая ракета) составлял 100 тонн.
  • Во-вторых, прямое пламя при запуске ракеты расплавляло поезд и рельсы, на которых он стоял.
  • В-третьих, контактная сеть над вагоном, естественно, была препятствием для запуска ракеты. И это далеко не весь список проблем, с которыми столкнулись советские специалисты.

В БЖРК были использованы ракеты РТ-23У (по классификации НАТО СС-24 «Скальпель»). Для состава были изготовлены специальные ракеты, обладающие выдвижными соплом и обтекателем. Одна ракета несет разделяющуюся головную часть типа «MIRV» с 10 боеголовками мощностью 500 килотонн каждая.

Для распределения нагрузки на пути было принято оригинальное решение. Три вагона были соединены жесткой сцепкой, что обеспечило распределение веса ракеты на более длинный участок железнодорожного полотна. В боевом состоянии выдвигались специальные гидравлические лапы.

Для отведения контактной подвески сети, мешающей запуску было придумано специальное устройство, которое аккуратно убирало провода из зоны работы комплекса. Сеть перед запуском обесточивалась.

Для запуска ракеты было придумано также гениальное решение — минометный пуск. Пороховой заряд выбрасывал ракету на 20 метров над землей, после этого еще один заряд корректировал наклон сопла ракеты в сторону от поезда и уже после этого включался двигатель первой ступени. Таким образом столб пламени огромной температуры не наносил повреждений вагонам и путям, а был направлен в нужную сторону.

Автономность ракетного поезда составляла более 20 суток.

20 октября 1987 года, после проведенных на Семипалатинском полигоне испытаний, ракетный полк РТ-23УТТХ «Молодец» заступил на боевое дежурство. А уже к 1989 году на территории СССР были развернуты 3 дивизии БЖРК, рассредоточенные на расстоянии многих тысяч километров: в Костромской области, в Пермском и Красноярском краях.

Устройство БЖРК включает в себя железнодорожные модули различных назначений, а именно: 3 пусковых модуля МБР РТ-23УТТХ, 7 вагонов в составе командного модуля, модуль с запасами ГСМ в железнодорожной цистерне и 2 тепловоза модификации ДМ-62. Работа над усовершенствованием оборудования не прекращалась и после поступления в войска, и его боевой потенциал неуклонно рос.

БЖРК «Молодец» были кошмаром для американцев. На отслеживание поездов-призраков выделялись огромные средства. Спутники-разведчики искали 12 поездов-призраков по всей стране и никак не могли отличить боевой комплекс от состава с рефрижераторами (вагонами-холодильниками), везущими продукты питания.

После развала Советского Союза, уже в России все изменилось. 3 января 1993 года в Москве подписывается договор СНВ-2, согласно которому РФ должна уничтожить часть своего ракетного потенциала, в том числе и ракеты РТ-23У, поэтому к 2005 году, по официально версии, все БЖРК снимаются с боевого дежурства и уничтожаются, а несколько уцелевших отправляются на хранение для дальнейшей утилизации.

Комплекс официально стоял на боевом дежурстве в Советском Союзе в течение примерно 20 лет, до 2005 года.

Попытки США создать поезд-призрак

США также предпринимали попытки по созданию ракетных комплексов на железнодорожной платформе. Начало их разработок пришлось на 1960-е годы, так как примерно в это же время ученые Пентагона впервые создали баллистическую ракету «Минитмен» на твердом топливе, которая по своим техническим параметрам могла запускаться с малых площадок и в условиях железнодорожной тряски. Разработке дали название «Minitman Rail Garrison».

Изначально планировалось, что поезд-призрак начиненный ракетами будет курсировать по заранее определенным позициям, для чего на указанных местах дислокации будет проводиться работа по созданию условий с целью упрощения запуска и подстройки навигационной системы ракеты под указанные точки запуска.

Первые мобильные ракеты «Минитмен» на железнодорожной платформе должны были поступить в армию США уже к середине 1962 года. Но американская администрация не выделила необходимой суммы для подготовки инфраструктуры и запуска производства прототипов, а программа была отброшена в долгий ящик. И созданные транспортировочные вагоны использовались для доставки «Minitman» в место боевой дислокации – пусковые шахты.

Однако после успехов Советского Союза в разработке аналогичных проектов, США вспомнили о пылившейся с 60-х годов технологии и в 1986 году создали новый проект с использованием старых наработок. Для прототипа была выбрана уже существующая тогда ракета LGM-118A «Peacekeeper». Планировалось, что ее тягу будут обеспечивать четырехосные тепловозы, а каждый состав будет обеспечен двумя вагонами охраны. 2 вагона будет выделяться на пусковую установку с уже заряженной ракетой в пусковом контейнере, в еще одном будет расположен пункт управления, и остальные вагоны займут топливо и детали для проведения текущего ремонта.

Но «Peacekeeper Rail Garrison» так и не суждено было встать на рельсы. После официального окончания Холодной войны власти США отказались от разработок ракетных комплексов на железнодорожной платформе и перенаправили денежные потоки на другие проекты военной индустрии.

В США ракетный комплекс железнодорожного базирования так и не был введен в эксплуатацию – его история закончилась после неудачных испытаний в 1989 году.

Новый железнодорожный ракетный комплекс РФ

В настоящее время по разным причинам на вооружении ни одной из армий мира не стоят железнодорожные пусковые установки. Российская Федерация единственная, кто с 2012 года ведет работы по созданию указанного вида вооружения, и к настоящему времени разработала предварительные проекты железнодорожной пусковой установки, отвечающей всем современным требованиям, предъявляемым к стратегическому вооружению.

Известно, что проектное название нового БЖРК — «Баргузин». Проектная документация свидетельствует о том, что «Баргузин» будет собран из двух основных частей: железнодорожной пусковой установки и боевой ракеты.

Железнодорожная пусковая установка будет располагаться на железнодорожной платформе, к которой присоединена специальная балка с подъемной стрелой и механизмом управления. На железнодорожную стрелу крепится подъемная рама с возможностью продольного перемещения. ТПК (торпедный корпусный перфоратор) с ракетой будет держаться за счет опор, которые крепятся на опорных плитах и снабжены поворотными тягами.

Ракета приводится на старт из ТПК, команды на который подаются из специального вагона в составе БЖРК с выведенными к нему системами управления. При пуске ракеты крыша вагона раскрывается (откидывается), за счет чего образуется необходимое для производства запуска расстояние.

Сравнительные характеристики

Параметр БЖРК «Баргузин» БЖРК «Молодец»
Дата принятия на вооружение 2009 1989
Длина ракеты, м 22,7 22,6
Стартовая масса, т 47,1 104,5
Максимальная дальность, км 11000 10 100
Количество и мощность боевых блоков, Мт 3-4 X 0.15; 3-4 X 0.3 10×0,55
Количество локомотивов 1 3
Количество ракет 6 3
Автономность, суток 28 28

Преимущества нового БЖРК:

  1. Меньший вес поезда
  2. Современные навигационные системы
  3. Большая точность попадания ракет

Ракеты

На стадии разработки проектной документации, перед разработчиками и командованием стоял выбор – какую из современных ракет, состоящих на вооружении в российской армии, использовать в качестве снаряда на БЖРК «Баргузин». После многочисленных обсуждений были выбраны ракеты системы Ярс и Ярс-М. Данная ракета является твердотопливной баллистической ракетой шахтного и мобильного базирования с отделяющейся головной частью, максимальная дальность полета которой составляет 11 000 километров, а мощность заряда в тротиловом эквиваленте составляет от 150 до 300 килограммов. Указанная баллистическая ракета великолепно проявила себя в ходе предварительных испытаний.

Существует ли БЖРК сейчас?

После подписания международного договора СНВ-2 в январе 1993 года Россия лишилась своих боевых железнодорожных ракетных комплексов. Сейчас большинство из них уничтожено, а оставшаяся часть превратилась в экспонаты, стоящие на запасных путях железнодорожных депо. Поэтому фактически до 2006 года наше государство оставалось без ударной группировки для нанесения ответного удара с колоссальными мобильными возможностями. Но в 2002 году Россия отказалась ратифицировать договор СНВ-2, что означало возможность восстановления баллистического ракетного потенциала.

Как было сказано выше, ни у одной из мировых держав в настоящее время не имеется ни одного рабочего БЖРК, состоящего на боевой службе. Единственной страной, предпринимающей шаги по созданию БЖРК, является Россия, и в процессе создания комплекса прошло уже несколько этапов.

Современная ситуация

В 2006 году в войска взамен БЖРК стали поступать наземные мобильные ракетные комплексы «Тополь-М», вооруженные ракетами Ярс. В настоящее время на вооружении российской армии состоит более сотни боевых комплексов «Тополь-М», которые частично могут заполнить брешь, оставшуюся после списания БЖРК.

Современная ситуация дает поводы для оптимизма – все мы надеемся, что к 2020 году в серийное производство поступят БЖРК «Баргузин», которыми будет укомплектована наша армия.

Опытные конструкторские работы (ОКР) над проектом «Баргузин» начаты Московским Институтом теплотехники в 2012 году. Окончание ОКР планируется к 2020 году, и средства на их проведение выделяются уже сейчас. В 2014 году было завершено эскизное проектирование комплекса, а к началу 2015 года проектировщики приступили к первому этапу опытных конструкторских работ по созданию железнодорожной пусковой установки. Разработка конструкторской документации идет полным ходом с 2015 году. Сроки создания отдельных элементов «Баргузин», его сбора и предварительных испытаний станут известны к 2018 году. Начало развертывания комплекса и его поступление в армию планируется к 2020 году.

Читайте также:

www.modelzd.ru

«Ядерные поезда» России отправляются в путь

В России готовится к финальному этапу испытаний новое ядерное оружие – боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) «Баргузин», создаваемый на основе его предшественника, БЖРК «Молодец» (SS-24 Scalpel), который стоял на боевом дежурстве с 1987 по 2005 год и был снят с вооружения по договоренности с США от 1993 года. Что вынудило Россию снова вернуться к созданию этого оружия?

Когда в очередной раз в 2012 году американцы подтвердили развертывание своих объектов ПРО в Европе, президент России Владимир Путин довольно жестко сформулировал на это ответную позицию России. Он официально заявил, что создание американской ПРО фактически «обнуляет наш ракетно-ядерный потенциал», и объявил, что нашим ответом будет «развитие ударных ракетно-ядерных комплексов».

Одним из таких комплексов стал БЖРК «Баргузин», что особенно не понравилось американским военным, вызвав их серьезное беспокойство, так как его принятие на вооружение делает практически бесполезным наличие ПРО США как таковой.

Предшественник «Баргрузина» «Молодец»

БЖРК до 2005 года уже стоял на вооружении РВСН. Головным его разработчиком в СССР было КБ «Южное» (Украина). Единственным производителем ракет – Павлоградский механический завод. Испытания БЖРК с ракетой РТ-23УТТХ «Молодец» (по классификации НАТО – SS-24 Scalpel) в железнодорожном варианте начались в феврале 1985 года и завершились к 1987 году. БЖРК выглядели как обычные железнодорожные составы из рефрижераторных, почтово-багажных и даже пассажирских вагонов.

Внутри каждого состава находилось три пусковые установки с твердотопливными ракетами «Молодец», а также вся система их обеспечения с командным пунктом и боевыми расчетами. Первый БЖРК был поставлен на боевое дежурство в 1987 году в Костроме. В 1988 году было развернуто уже пять полков (всего 15 пусковых установок), а к 1991 году – три ракетные дивизии: под Костромой, Пермью и Красноярском – каждая состояла из четырех ракетных полков (всего 12 составов БЖРК).

Каждый состав состоял из нескольких вагонов. Один вагон – командный пункт, три других – с открывающейся крышей – пусковые установки с ракетами. Причем запустить ракеты можно было как с запланированных стоянок, так и с любой точки маршрута. Для этого состав останавливался, специальным устройством в стороны отводилась контактная подвеска электропроводов, пусковой контейнер ставился в вертикальное положение, и ракета стартовала.

Комплексы стояли на расстоянии около четырех километров друг от друга в стационарных укрытиях. В радиусе 1500 километров от мест их базирования вместе с железнодорожниками были проведены работы по укреплению полотна: уложены более тяжелые рельсы, деревянные шпалы заменены на железобетонные, насыпи завалены более плотной щебенкой.

Отличить БЖРК от обычных товарных поездов, тысячами курсирующих по просторам России, было под силу лишь профессионалам (пусковые модули с ракетой имели по восемь колесных пар, остальные вагоны обеспечения – по четыре). За сутки состав мог пройти порядка 1200 километров. Время его боевого патрулирования составляло 21 день (благодаря запасам на борту он мог автономно работать до 28 суток).

БЖРК придавалось большое значение, даже офицеры, служившие на этих поездах, имели звания выше, чем их коллеги на аналогичных должностях шахтных комплексов.

Советский БЖРК шок для Вашингтона

Ракетчики рассказывают то ли легенду, то ли быль о том, что к созданию БЖРК наших конструкторов якобы подтолкнули сами же американцы. Говорят, однажды наша разведка получила информацию, что в США работают над созданием железнодорожного комплекса, который сможет передвигаться по подземным туннелям и в случае необходимости появляться из-под земли в определенных точках, чтобы неожиданно для противника пустить стратегическую ракету.

К докладу разведчиков даже прилагались фотографии этого поезда. Видимо, эти данные произвели сильное впечатление на советское руководство, так как было сразу же решено создавать нечто подобное. Но наши инженеры подошли к этому вопросу более творчески. Они решили: зачем загонять поезда под землю? Можно пустить их по обычным железным дорогам, замаскировав под товарные составы. Это будет проще, дешевле и эффективнее.

Позже, правда, выяснилось, что американцы провели специальные исследования, которые показали, что в их условиях БЖРК будут недостаточно эффективны. Нам же они просто подсунули дезинформацию, чтобы в очередной раз тряхнуть советский бюджет, вынудив нас, как им тогда казалось, к бесполезным тратам, а фото сделали с небольшого натурного макета.

Но к моменту, когда все это выяснилось, отрабатывать назад советским инженерам было уже поздно. Они, причем не только в чертежах, уже создали новое ядерное оружие с ракетой индивидуального наведения, дальностью десять тысяч километров с десятью боевыми блоками мощностью 0,43Мт и серьезным комплексом средств преодоления ПРО.

В Вашингтоне такая новость вызвала настоящий шок. Еще бы! Как определишь, какой из «товарняков» уничтожать в случае ядерного удара? Если же палить по всем сразу – никаких ядерных боеголовок не хватит. Поэтому, чтобы отслеживать перемещение этих поездов, которые с легкостью ускользали из поля зрения систем слежения, американцам приходилось чуть ли не постоянно держать над Россией группировку из 18 спутников-шпионов, что обходилось им весьма дорого. Особенно если учесть, что разведслужбам США так и не удалось ни разу идентифицировать БЖРК на маршруте патрулирования.

Поэтому, как только в начале 90-х политическая ситуация позволила, США тут же постарались избавиться от этой головной боли. Поначалу они добились от российских властей, чтобы БЖРК не катались по стране, а стояли на приколе. Это позволило им постоянно держать над Россией вместо 16–18 спутников-шпионов всего три-четыре. А потом уговорили наших политиков окончательно уничтожить БЖРК. Те согласились официально под предлогом якобы «истечения гарантийных сроков их эксплуатации».

Как резали «Скальпели»

Последний боевой состав был отправлен на переплавку в 2005 году. Очевидцы рассказывали, что, когда в ночных сумерках по рельсам застучали колеса вагонов и ядерный «поезд-призрак» с ракетами «Скальпель» отправился в последний путь, не выдержали даже самые крепкие мужики: слезы катились из глаз и седых конструкторов, и офицеров-ракетчиков. Они прощались с уникальным оружием, по многим боевым характеристикам превосходящим все, что имелось и даже планировалось принять в ближайшее время на вооружение.

Все понимали, что это уникальное оружие в середине 90-х стало заложником политических договоренностей руководства страны с Вашингтоном. Причем небескорыстных. Видимо, поэтому каждый новый этап уничтожения БЖРК странным образом совпадал с очередным траншем кредита Международного валютного фонда.

Отказ от БЖРК имел и ряд объективных причин. В частности, когда в 1991 году Москва и Киев «разбежались», это сразу же больно ударило по российской ядерной мощи. Почти все наши ядерные ракеты во времена СССР делались на Украине под руководством академиков Янгеля и Уткина. Из 20 типов, стоящих тогда на вооружении, 12 было спроектировано в Днепропетровске, в КБ «Южное», и выпущено там же, на заводе «Южмаш». БЖРК тоже делали в украинском Павлограде.

Но каждый раз договариваться с разработчиками из Незалежной о продлении их сроков службы или модернизации становилось все трудней. В результате всех этих обстоятельств нашим генералам приходилось с кислой миной рапортовать руководству страны, как «в соответствии с плановым сокращением РВСН снят с боевого дежурства еще один БЖРК».

Но что делать: политики пообещали – военные вынуждены выполнять. При этом они прекрасно понимали: если резать и снимать по старости с боевого дежурства ракеты такими же темпами, как в конце 90-х, то всего через пять лет, вместо имеющихся 150 «Воевод» у нас не останется ни одной из этих тяжелых ракет. И тогда никакие легкие «Тополя» погоды уже не сделают – а на тот момент их вообще было всего порядка 40 штук. Для американской ПРО это пустяки.

По этой причине, как только Ельцин освободил кремлевский кабинет, ряд людей из военного руководства страны по требованию ракетчиков стали доказывать новому президенту необходимость создания ядерного комплекса, аналогичного БЖРК. И когда стало окончательно ясно, что от планов создания своей ПРО США отказываться не собираются ни при каких условиях, работы по созданию этого комплекса реально начались.

И вот теперь уже в самое ближайшее время Штаты снова получат свою прежнюю головную боль, теперь в виде БЖРК нового поколения под названием «Баргузин». Причем, как говорят ракетчики, это будут суперсовременные ракеты, в которых все недостатки, имеющиеся у «Скальпеля», устранены.

«Баргузин» главный козырь против ПРО США

Главный из недостатков, который отмечали противники БЖРК, – это ускоренный износ железнодорожных путей, по которым он передвигался. Их приходилось часто ремонтировать, по поводу чего у военных с железнодорожниками возникали вечные споры. Причиной тому были тяжелые ракеты – весом в 105 тонн. Они не умещались в одном вагоне – их требовалось размещать в двух, усиливая на них колесные пары.

Сегодня, когда вопросы прибыли и коммерции вышли на первый план, в РЖД наверняка не готовы, как это было раньше, ради обороны страны ущемлять свои интересы, а также нести расходы по ремонту полотна в случае, если будет принято решение, что по их дорогам снова должны курсировать БЖРК. Именно коммерческая причина, по мнению некоторых специалистов, могла сегодня стать препятствием для окончательного решения к принятию их на вооружение.

Однако теперь эта проблема снята. Дело в том, что в новых БЖРК тяжелых ракет уже не будет. Комплексы вооружают более легкими ракетами РС-24, которые используются в комплексах «Ярс», а потому вес вагона оказывается сравним с обычным, что позволяет добиться идеальной маскировки боевого состава.

Правда, РС-24 имеют всего четыре боеголовки, а на старых ракетах их был десяток. Но тут надо учитывать, что сам «Баргузин» перевозит не три ракеты, как было раньше, а уже вдвое больше. Это, конечно, все равно – 24 против 30. Но не следует забывать, что «Ярсы» – практически самая современная разработка и вероятность преодоления ПРО у них гораздо выше, чем у их предшественников. Обновлена и система навигации: теперь не надо задавать заранее координаты целей, все можно будет менять оперативно.

За сутки такой передвижной комплекс может преодолевать до 1000 километров, курсируя по любым железнодорожным веткам страны, неотличимый от обычного состава с вагонами-рефрижераторами. Время «автономки» – месяц. Нет никаких сомнений, что новая группировка БЖРК станет куда более эффективным ответом на ПРО США, нежели даже развертывание у границ Европы наших оперативно-тактических ракет «Искандер», которых так боятся на Западе.

Также не вызывает сомнений и то, что американцам идея с БЖРК явно не понравится (хотя теоретически их создание не нарушит последних российско-американских договоренностей). БЖРК в свое время составляли в РВСН основу группировки ответного удара, поскольку обладали повышенной живучестью и с большой вероятностью могли уцелеть после нанесения противником первого удара. США боялись его ничуть не меньше легендарной «Сатаны», так как БЖРК был реальным фактором неминуемого возмездия.

До 2020 года запланировано принятие на вооружение пяти полков БЖРК «Баргузин» – это соответственно 120 боеголовок. Судя по всему, БЖРК станет самым сильным аргументом, фактически нашим главным козырем в споре с американцами относительно целесообразности развертывания глобальной системы ПРО.

tvzvezda.ru

Как устроен ракетный поезд

БЖРК на маршруте патрулирования / Фото: Пресс-служба РВСН

В 2020 году вооруженные силы России получат новое поколение поездов с пусковыми установками баллистических ракет. Боевой ракетный железнодорожный комплекс «Баргузин» вооружат шестью ракетами РС-24 «Ярс» против трех МБР «Скальпель» у предшественника, БЖРК «Молодец».

Засечь поезд будет невозможно – помимо современных средств маскировки, его оснастят системами радиоэлектронной борьбы и другими устройствами, повышающими скрытность. Дивизионный комплект БЖРК будет состоять из пяти поездов, каждый из которых приравняют к полку.

Бывший начальник Главного штаба РВСН Виктор Есин / Фото: Пресс-служба РВСН

«Создание «Баргузина» является российским ответом на развертывание американцами глобальной системы ПРО», — считает бывший начальник Главного штаба РВСН Виктор Есин.

Ранее командующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковник Сергей Каракаев говорил о принятии «Баргузина» на вооружение в 2019 году, однако сроки работ по созданию поезда сдвинуты на год из-за сложной финансовой ситуации. Эскизный проект БЖРК создан, ведется разработка конструкторской документации. В 2017 году Владимиру Путину представят подробный доклад по теме и план развертывания ракетных поездов.


 

БЖРК «Баргузин» вооружат шестью ракетами РС-24 «Ярс» против трех МБР «Скальпель» у предшественника, БЖРК «Молодец» / Изображение: oko-planet.su

«Новые БЖРК будут значительно превосходить своего предшественника «Молодец» по точности, дальности полета ракеты и другим характеристикам. Это позволит данному комплексу на долгие годы, как минимум до 2040 года, находиться в боевом составе РВСН. Таким образом, войска возвращаются к трехвидовой группировке, содержащей комплексы шахтного, подвижного и железнодорожного базирования», — рассказал С. Каракаев.

Сергей Каракаев / Фото: Пресс-служба РВСН


Из 12 советских ракетных поездов 10 были уничтожены в соответствии с договором СНВ-2, два переданы в музеи. На смену им пришли подвижные грунтовые комплексы ракет «Тополь-М», значительно проигрывающие поездам в мобильности и неуязвимости. При этом восстановить систему БЖРК несложно: сохранились уникальные технические решения и конструкторские наработки, наземная инфраструктура — в том числе скальные тоннели, где поезд не найдет ни одна разведка и не достанет ядерный удар.




Неуловимый «Молодец»

Согласно легенде, идею использовать для запуска баллистических ракет поезда Советскому Союзу подбросили американцы. После того как в США создание железнодорожных ракетных комплексов сочли проектом дорогим, трудновыполнимым и нецелесообразным, ЦРУ предложило дезинформировать советскую разведку: дескать, в Америке такие поезда создаются — и пусть русские вбухивают миллиарды в утопию.

Операция была проведена, но результат ее оказался неожиданным — Советский Союз создал ракетные поезда «Молодец», немедленно ставшие головной болью Пентагона. Для слежения за ними на орбиту вывели группировку спутников, а в конце 80-х — когда БЖРК уже вышли на маршруты, — из Владивостока в Швецию по железной дороге под видом коммерческого груза был отправлен контейнер со следящей аппаратурой. Советские контрразведчики контейнер быстро «вычислили» и сняли с поезда. Американский генерал Колин Пауэлл как-то признался создателю БЖРК академику Алексею Уткину: «Искать ваши ракетные поезда — все равно что иголку в стоге сена».


Фото: vk.com

Фото: my.mail.ru

Фото: my.mail.ru

Фото: moole.ru

Фото: www.popmech.ru

Действительно, вышедшие на боевое дежурство БЖРК мгновенно пропадали среди тысяч составов, колесящих по разветвленной железнодорожной сети Советского Союза. Внешне «Молодец» был замаскирован под обычный смешанный состав: пассажирские вагоны, почтовые, серебристые рефрижераторы.

Фото: img13.nnm.ru

Правда, у некоторых вагонов было не четыре пары колес, а по восемь — но со спутника их не пересчитаешь. В движение БЖРК приводился тремя тепловозами. Чтобы это не бросалось в глаза, в конце 80-х большие грузовые поезда стали водить трехсекционные локомотивы. К 1994 году на вооружении находилось 12 БЖРК с тремя ракетами в каждом.




Складная ракета

В ходе создания «Молодца» пришлось решить массу сложных проблем. Длина вагона с пусковой установкой не должна превышать 24 метра — иначе он не впишется в железнодорожную инфраструктуру. Таких коротких баллистических ракет в СССР не делали. Самая компактная МБР весит свыше 100 тонн. Как сделать, чтобы состав с тремя пусковыми установками не раздавил железнодорожные пути? Как спасти поезд от адского пламени стартующей ракеты? Над рельсами контактная сеть — как ее обойти? И это далеко не все возникшие перед конструкторами вопросы.

Созданием БЖРК занимались знаменитые братья-академики Алексей и Владимир Уткины. Первый делал поезд, второй — ракету для него. МБР впервые в СССР сделали твердотопливной, с разделяющейся головной частью. РТ-23 (по классификации НАТО SS-24 Scalpel) состояла из трех ступеней и забрасывала на 11 тысяч километров 10 термоядерных боеголовок мощностью по 500 килотонн. Чтобы «Скальпель» уместился в железнодорожном вагоне, сопла и обтекатель сделали выдвижными.

Выдвижные сопла ракеты / Фото: vk.com

Пока Владимир Уткин придумывал складную ракету, его брат Алексей колдовал над раздвижным поездом. В КБ специального машиностроения спроектировали пусковую установку грузоподъемностью 135 тонн на четырех двухосных тележках. Часть ее тяжести передавалась на соседние вагоны. Замаскирован вагон был под рефрижератор с фальшивыми сдвижными дверями на боках. На самом деле открывалась крыша, а из-под днища выходили мощные гидравлические домкраты, упиравшиеся в бетонные плиты по бокам железнодорожного полотна. БЖРК оснастили уникальными выдвижными устройствами, отводившим в сторону контактный провод. Вдобавок участок, на котором происходил пуск, обесточивался.

Старт ракеты был минометным: пороховой заряд выбрасывал «Скальпель» из пускового контейнера на высоту 20 метров, корректирующий заряд отводил сопла в сторону от поезда, включался двигатель первой ступени и с характерным для твердотопливных ракет дымным следом SS-24 уходила в небо. Невидимый и неуязвимый К 1991 году были развернуты три ракетные дивизии с 12 БЖРК: в Красноярском крае, Костромской и Пермской областях. В радиусе 1500 километров от мест дислокации соединений было модернизировано железнодорожное полотно: деревянные шпалы заменили на железобетонные, уложили тяжелые рельсы, насыпи укрепили более плотной щебенкой.

Вне боевого дежурства БЖРК находились в укрытии. Затем выдвигались в определенную точку железнодорожной сети и делились натрое. Локомотивы отводили пусковые установки к местам старта — обычно они располагались вокруг точки треугольником. В составе каждого поезда была цистерна с топливом (также замаскированная под рефрижератор) и система трубопроводов, позволявшая заправлять локомотивы на ходу. Были там и спальные вагоны для расчета, запасы воды и продуктов. Автономность ракетного поезда составляла 28 суток.

Отработав пуск ракет в одной точке, состав отправлялся на следующую — их в Советском Союзе было более 200. За сутки БЖРК мог пройти свыше тысячи километров. Из соображений секретности маршруты прокладывали мимо крупных станций, а если миновать их было никак нельзя, ракетные поезда проходили их без остановок и на рассвете, когда людей поменьше. Железнодорожники называли БЖРК «поезд номер ноль».

Поскольку ракетный поезд планировался как оружие ответного удара, в 1991 были проведены эксперименты «Сияние» — на воздействие электромагнитного излучения, — и «Сдвиг». Последний имитировал ядерный взрыв килотонной мощности. На полигоне в Плесецке в 650 метрах от БЖРК взорвали 100 тысяч противотанковых мин, вывезенных со складов в восточной Германии и уложенных 20-метровой пирамидой. На месте взрыва образовалась воронка диаметров 80 метров, уровень звукового давления в обитаемых отсеках БЖРК достиг болевого порога (150 децибел). Одна из пусковых установок показала снятие с готовности, но после перезагрузки бортового вычислительного комплекса запустила ракету.

МОСКВА, ОРУЖИЕ РОССИИ, Антон Иванов


www.arms-expo.ru


1

www.arms-expo.ru

Скальпель (БЖРК) Википедия

Эта статья — о боевых железнодорожных ракетных комплексах как о классе подвижных пусковых установок баллистических ракет. О БЖРК «Мо́лодец» см. РТ-23 УТТХ.
БЖРК в экспозиции музея Октябрьской железной дороги на бывшем Варшавском вокзале в Санкт-Петербурге

Боевой железнодорожный ракетный комплекс (сокращённо БЖРК, поезд-призрак) — тип стратегических ракетных комплексов подвижного железнодорожного базирования. Представляет собой специально сконструированный железнодорожный состав, в вагонах которого размещаются стратегические ракеты (как правило межконтинентального класса), а также командные пункты, технологические и технические системы, средства охраны, личный состав, обеспечивающий эксплуатацию комплекса и системы его жизнеобеспечения[1].

Наименование «Боевой железнодорожный ракетный комплекс», используется также как имя собственное для советского ракетного комплекса 15П961 «Мо́лодец» (РТ-23 УТТХ), единственного БЖРК, доведённого до этапа принятия на вооружение и серийного изготовления. 15П961 «Молодец» стоял на боевом дежурстве в РВСН Вооружённых Сил СССР и России в период с 1987 по 1994 год в количестве 12 единиц. Затем (к 2007 году) все комплексы были демонтированы и уничтожены, за исключением двух, переданных в музеи.

На железных дорогах СССР и России имел условное обозначение «поезд номер ноль».

Первые проработки по использованию железнодорожного состава в качестве носителя стратегических ракет появились в 1960-х годах. Работы по этому направлению велись и в СССР, и в США.

История[ | код]

В США[ | код]

Впервые идея о железнодорожном базировании баллистических ракет была подробно рассмотрена в США в начале 1960-х[2]. Появление твердотопливной МБР «Минитмен», не нуждавшейся в предстартовой заправке, устойчивой (в отличие от ранних жидкотопливных ракет) к вибрации и тряске в движении, впервые сделало возможным запуски межконтинентальных баллистических ракет с перемещающейся платформы. Предполагалось, что поезда с ракетами будут регулярно передислоцироваться между предварительно просчитанными позициями — так как МБР того времени нуждались в точном определении координат места старта для работы своей инерциальной системы навигации — и, таким образом, будут практически неуязвимы для советского ракетного нападения[3].

Летом 1960 года в рамках теоретической проработки была проведена операция «Большая Звезда» (англ. Big Star), в рамках которой прототипы будущих железнодорожных пусковых комплексов перемещались по железным дорогам США. Целью учений была проверка мобильности комплексов, возможности их рассредоточения по использующимся железным дорогам. По результатам операции в 1961 был подготовлен проект и создан прототип железнодорожного состава, способного нести пять ракет «Минитмен» на специально усиленных платформах[4].

Предполагалось, что первые мобильные «Минитмены» поступят на вооружение летом 1962 года. ВВС ВС США рассчитывали развернуть 30 поездов, несущих, общим счетом, 150 ракет. Однако, стоимость проекта была сочтена слишком высокой[5]. Шахтные пусковые комплексы для «Минитменов» были сочтены более эффективным решением — дешёвым (в сравнении с шахтными установками предшествующих жидкостных МБР «Атлас» и «Титан») и защищенным от существующих советских МБР, имевших в то время крайне низкую точность.

ru-wiki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о