Содержание

Алексей Маресьев и его подвиг. Лётчик, который летал и воевал без ног

  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • Герои России
    • Герои Советского Союза — СССР
    • Дети герои
    • Женщины герои
    • Лётчики герои
    • Неизвестные герои
    • Подвиги Афганской войны
    • Подвиги в мирное время
    • Подвиги в наши дни
    • Подвиги Великой Отечественной
    • Подвиги Чеченской войны
    • Танкисты герои
    • Трудовые подвиги
  • Великие люди России
    • Космонавты
    • Писатели
    • Поэты
    • Путешественники
    • Спортсмены
    • Ученые
  • Интересные факты
  • Достижения
  • Кинохроника
  • Как это было
  • Интересно

Поиск

Помни своих героев
  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • ВсеГерои РоссииГерои Советского Союза — СССРДети героиЖенщины героиЛётчики героиНеизвестные героиПодвиги Афганской войныПодвиги в мирное времяПодвиги в наши дниПодвиги Великой ОтечественнойПодвиги Чеченской войныТанкисты героиТрудовые подвиги

      Лиза Чайкина и её подвиг

      Александр Иванович Покрышкин — первый трижды герой СССР. Лично сбил 59…

      Герои и забытые подвиги Первой мировой войны

      Алексей Маресьев и его подвиг. Лётчик, который летал и воевал без…

  • Великие люди России
    • ВсеКосмонавтыПисателиПоэтыПутешественникиСпортсменыУченые

      Краткая биография Петра 1

      Лариса Семеновна Латынина – великая гимнастка СССР, самая титулованная спортсменка в…

      Космонавт Алексей Леонов — первый человек в космосе. Биография и интересные…

      Мосин Сергей Иванович, выдающийся конструктор оружия. Биография и интересные факты из…

  • Интересные факты
    • 5 интересных фактов из жизни Петра 1

      Интересные факты про Мамаев курган и памятник «Родина-мать зовет!» в Волгограде….

      5 интересных фактов из жизни Пушкина

      Юрий Алексеевич Гагарин — 5 интересных фактов из жизни

      От чего умер Сталин? Малоизвестные факты.

  • Достижения
    • «Вездеход» — первый русский танк или машина Пороховщикова

      Первая подводная лодка в России. Потаённое судно Никонова.

  • Кинохроника
    • Фильмы про спецназ. 10 интересных фильмов

      Космонавт №0

      «Легендарный снайпер» — документальный фильм о снайпере Василие Зайцеве

      Хатынская трагедия. Палачи Хатыни

      Потрясающий анимационный фильм-реконструкция: «Колобанов. Бой под Войсковицами».

  • Как это было
    • Дорога жизни блокадного Ленинграда. Интересные факты

      Первый полёт в космос 12 апреля 1961 год. Интересные факты

      Подвиг 9 роты в Афганистане. Бой у высоты 3234 седьмого января…

      Правда о Хатыни. История трагедии 22 марта 1943 года.

pomnisvoih.ru

Лётчик, летавший без ног | РОТ Фронт

От редакции.

Желание защищать идею иногда оказывается сильнее желания жить. За идею живут и умирают, страдают и претерпевают лишения. Идея — это то, что соединяет, казалось бы, несоединимое. Идея рождает то, что никогда бы не родилось в иных условиях.

Когда-то идея справедливости для всех людей земного шара родила социализм.

Было немало героев Гражданской войны, умиравших за то, что казалось мечтой, за социализм, который грезился, но не являлся текущей исторической реальностью. Прошло время, и смельчаки, чья хата всегда была не с краю, а в самом центре, в самой гуще событий, начали строить этот новый мир. Эти ребята первыми шли принимать участие в «великих стройках социализма», первыми становились коммунистами, первыми исследовали новые земли, вставали в атаку первыми и отдавали жизни за нашу советскую Родину.

Нацистская Германия тоже знает случаи героизма. Ещё больше случаев упёртости и самопожертвования было, например, в Средние века у религиозных фанатиков. Вера в идею во все времена творила чудеса, независимо от того, правильна она была, воплотима ли…

Но массовый героизм стал реальностью лишь в Советском Союзе. Героев были не сотни и не тысячи. Героев были миллионы. Ведь именно в Советском Союзе идея практически не вступала в противоречие с её воплощением.

О некоторых таких героях поведает нижеследующая статья.



20 мая 2016 года исполняется 100 лет со дня рождения прославленного советского летчика Алексея Павловича Маресьева (1916 — 2001).

А.П. Маресьев родился в городе Камышин (ныне Волгоградской области). В возрасте трех лет потерял отца. Его мать, работавшая уборщицей на заводе, одна вырастила троих сыновей. В 1934 году по комсомольской путевке Алексей Маресьев направляется строить Комсомольск-на Амуре. Одновременно с работой он занимается в аэроклубе.

Юноша трижды подавал документы в летное училище. Дважды ему отказывали по состоянию здоровья, на третий раз все-таки приняли. В 1940 году Алексей Маресьев окончил летное училище и получил воинское звание младшего лейтенанта. В августе 1941 года он совершил свой первый боевой вылет.

4 апреля 1942 года над территорией Новгородской области самолет А.П. Маресьева был подбит немцами. 18 суток Маресьев добирался по лесу к своим и, наконец, его, совершенно обессиленного, нашли крестьянские дети.

У Маресьева были ампутированы обе ноги выше колена. Но, несмотря на это, он решает вернуться в строй и активно тренируется.

В феврале 1943 года Алексей Маресьев совершил первый пробный вылет. А в июне 1943 года вернулся на фронт на Курскую дугу. Совершил 86 боевых вылетов, сбил 11 самолетов (7 уже после потери ног).

24 августа 1943 года Алексею Петровичу Маресьеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

После война А.П. Маресьев окончил Высшую партийную школу, защитил кандидатскую диссертацию по истории, с 1956 года работал Секретарем Советского комитета ветеранов войны.

Советский лётчик Алексей Маресьев

В 1946 году всего за 19 дней писатель Борис Николаевич Полевой (1908 — 1981) пишет книгу «Повесть о настоящем человеке». Эта книга приобрела большую популярность и в Советском Союзе и в других странах. В 1948 году по книге снимается фильм, а композитор Сергей Сергеевич Прокофьев (1891 — 1953) пишет оперу. Впрочем, опера Прокофьева была не слишком удачной и на сцене исполнялась не часто.

В годы Великой Отечественной войны в СССР были и другие летчики, летавшие без ног: Например, Леонид Георгиевич Белоусов (1909 – 1998) и Захар Артемович Сорокин (1917 — 1978). Оба они были удостоены звания Героев Советского Союза.

В 1973 году советский военный летчик капитан Юрий Валентинович Козловский (род. 1943) попал в авиакатастрофу. Его искали несколько суток и нашли без сознания с травмами, несовместимыми с жизнью. Врачи спасли летчику жизнь, но обе ноги пришлось ампутировать. Козловский очень мечтал вернуться к летной работе, но разрешения не получил: современная техника предъявляет более высокие требования к летчикам. Ю.В. Козловский окончил технический ВУЗ, плодотворно работал инженером в КБ. При этом он продолжал пилотировать в аэроклубе маленькие учебные самолеты.

Без двух ног на протезах летал английский военный летчик Дуглас Бадер (1910 — 1982). За это английская королева пожаловала ему дворянство и право именоваться сэр Дуглас.

Похожий случай имел место и в нацистской Германии, правда, лётчик потерял только одну ногу. Звали немецкого летчика Ганс Ульрих Рудель (1916 — 1982). К сожалению, Рудель был убежденным фашистом и остался им до конца своей жизни.

Советский лётчик Захар Сорокин

И ещё один яркий пример. Из глубины веков дошла до нас легенда о Защитнике Земли Русской богатыре Илье Муромце. В этой легенде есть очень странная деталь: до 30 лет живший в селе Карачарово Илья Муромец не слезал с печи. Для крестьянского сына такой образ жизни был возможен лишь в одном случае: если он – тяжелый инвалид. Для проверки этой гипотезы исследователи вскрыли могилу с мощами богатыря в Киеве и исследовали кости современными методами. Предположение подтвердилось: у Ильи Муромца было тяжелое соединительнотканное заболевание и его ноги были, по-видимому, парализованы. Легендарный богатырь действительно был Алексеем Маресьевым 11 века.

«В здоровом теле – здоровый дух», — говорили в Древней Греции. Физическое здоровье – это конечно, очень хорошо, но само по себе здоровый дух оно не формирует. И не является необходимым условием для сохранения и поддержания здоровой психики. Здоровый дух вполне может сочетаться и с телесной немощью. В России об этом впервые сказал Михаил Юрьевич Лермонтов в поэме «Мцыри». А после Великой Октябрьской социалистической революции появился роман Николая Островского «Как закалялась сталь». У умиравшего от болезни Бехтерева, героя этого романа, была психика и круг интересов здорового человека. Как справедливо показал писатель, это было связано с вовлеченностью Павла Корчагина в деятельность по строительству нового общества.

В какой-то степени Алексей Маресьев повторил судьбу Николая Островского. И, наверное, книга об Алексее Маресьеве помогла многим тяжело больным людям, несмотря на тяжелую болезнь, остаться в строю.

Люди, работающие с тяжело больными детьми, понимают, что их главная задача – заставить ребенка не думать о своей болезни. Рыцарь из последнего великого произведения советской детской литературы «Плутишкиной сказки» В. Озерова привез искалеченному на войне мальчику марки…

18 мая 2001 года в театре Российской армии в Москве должен был состояться вечер, посвященный 85-летнему юбилею А.П. Маресьева. За несколько часов до его начала Алексей Маресьев скоропостижно скончался.

К.б.н. Сергей Багоцкий

www.rotfront.su

Отец отказался от виллы в Испании

Герой Великой Отечественной войны, летчик, потерявший после ранения ноги и сумевший вернуться за штурвал самолета, - его имя было знакомо каждому. О легенде советской авиации «Комсомолке» рассказал в одном из интервью сын летчика Виктор Маресьев.

В медведя - всю обойму

Война. Московский госпиталь переполнен ранеными. По коридору на каталке везут в морг покрытого простыней умирающего лейтенанта. Гангрена, заражение крови, врачи уверены: не жилец. Мимо проходит профессор Теребинский: «На операционный стол его, живо!» Хирурги ампутировали летчику обе ноги, но жизнь спасли.

До этого воскрешения в стенах госпиталя Маресьев пережил еще одно - в лесу. Как это было, мы знаем из «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого. 4 апреля 1942 года в районе Демянского котла (в Новгородской области) самолет Маресьева был подбит и упал на территории, занятой немцами. Восемнадцать суток летчик, раненный в ноги, ползком пробирался к линии фронта, питаясь тем, что найдет: корой деревьев, ягодами, шишками.

- Отец не любил вспоминать тот случай, - признался «КП» его сын. - Но про свое падение рассказывал. Самолет упал на лес, отца выкинуло на елку, по веткам он сполз на снег. Снег в лесу был еще глубокий, это спасло ему жизнь. Некоторые не верили, что медведь на него тогда в лесу напал. Мол, это придумал Полевой. Но медведь действительно был. После падения отец потерял сознание, а когда очнулся, видит: рядом сидит шатун. «Я все пытался расстегнуть молнию на меховом американском комбинезоне, чтобы достать из-под ремня свой ТТ», - вспоминал папа. Медведь его не трогал, думал, что он мертвый. Когда отец дернулся, зверь тут же лапой замахнулся, разорвал комбинезон, но папа успел выхватить пистолет и стрельнул медведю в голову. «Всю обойму в него выпустил, - рассказывал отец. - Медведь рухнул. Хорошо, на бок упал, а если б на меня, кранты бы мне...»

Говорили, якобы отец в лесу питался консервами немецкими. Нет! Он голодный полз до деревни. Раз поймал ежа да ящерицу. Ящерица ему хвост оставила, он его пожевал и выплюнул. А ежа разодрал, но съесть не смог...

Полуживого летчика подобрали сельские жители. В начале мая за ним прилетел самолет из Москвы и доставил в госпиталь. Еще га больничной койке Маресьев начал упорно тренироваться.

- Когда стало ясно, что отец будет жить, он сразу решил вернуться на фронт, - продолжил Виктор Алексеевич. - Самым сложным было убедить медкомиссию, что он физически здоровый человек. Он тогда даже с медсестрами отплясывал, а его культи под протезами кровоточили... Долго ноги потом заживали.

Научился управлять самолетом и летал с протезами.

- Отец горел желанием победить врага. И шел к цели, чего бы это ни стоило, - объяснил Виктор Маресьев.

В июне 1943-го Маресьев прибыл в 63-й Гвардейский истребительный авиационный полк. А уже 20 июля во время воздушного боя спас жизнь двум летчикам и сбил два вражеских истребителя. За этот подвиг старший лейтенант Маресьев был удостоен звания Героя Советского Союза. Всего за время войны он совершил 86 боевых вылетов и сбил 11 самолетов врага: четыре - до ранения и семь - после.

В фильме Александра Столпера отважного летчика сыграл Павел Кадочников.Фото: РИА Новости

Вино от Сталина

В 1944 году герой неба согласился стать инспектором-летчиком и перейти из боевого полка в управление вузов ВВС.

- Папа работал под руководством Василия Сталина, сына Иосифа Виссарионовича, в ВВС Московского военного округа, - рассказывает Виктор Маресьев. - Отец хорошо отзывался о Василии как о командующем. Конечно, называл его немножко взбалмошным парнем, не без гульбы... В 60-х годах Василий подарил папе пару бутылок домашнего вина. Мне тогда лет 12 было, отец мне полфужера налил, говорит: «Попробуй вино Сталина».

Общенародная известность к летчику пришла в 1946 году - после выхода книги «Повесть о настоящем человеке».

- Почти все в повести Полевого правда, - считает сын летчика. - А то, что фамилию героя поменял c Маресьева на Мересьева, так это его право. Отец предполагал: мол, если бы он вдруг спился, произведение бы запретили. А с другой фамилией, может, и оставили бы.

- Ваш отец хотел, чтобы его фамилия была в книге?

- Нет! Он говорил: «Воевали все. Сколько на свете таких людей, на которых Полевого не нашлось». Немало было летчиков, которые без ног летали.

С Полевым они вместе ездили в командировки, выступали на встречах. Как-то прилетели в Америку. Отец с трапа быстренько сбежал, а Полевой споткнулся. На следующий день пошли возлагать венок. Американцы берут венок и идут к Полевому. А вручать по протоколу должен Маресьев. Полевой спрашивает: «Почему мне?» «Вы же Маресьев!» Решили, что тот, кто споткнулся, тот и без ног.

- После войны отец летал?

- Последний раз - на учебном самолете в начале 1950-х.

Но всю жизнь любил небо. После премьеры оперы Прокофьева «Повесть о настоящем человеке» в Большом театре сказал: «Хорошо сымитирован звук мотора!» Евгений Кибкало, солист Большого театра, говорил ему тогда: «Алексей Петрович, знаете, как тяжело петь лежа...»

Когда режиссер Александр Столпер снимал фильм по «Повести о настоящем человеке», то предложил отцу сыграть летчика Мересьева. Папа отказался: «Самого себя? Да вы что!» Отец много общался с актером Павлом Кадочниковым, который его играл, они обсуждали роль. Кадочников признавался, что во время съемок клал в сапоги шишки, чтобы было больно ходить.

После войны Маресьев (сидит) продолжал летать - вплоть до начала 50-х годов. Фото: Семен МАЙСТЕРМАН/TASS

Помог Гагарину

- Конечно, я с детства знал, что мой отец герой, - продолжает Виктор Алексеевич. - Характер у папы был бойцовский. Он даже когда на протезах ходил с палочкой, не опирался на нее, а как-то стремительно отталкивался, грудь вперед. Народ его полюбил, так же как Гагарина, Жукова, Чапаева. Кстати, с Юрием Гагариным судьба его сводила. Даже раз помог. Отец после войны мечтал приобрести катер. Долго добивался разрешения, и ему позволили. Поставил он катер на прикол на базе ЦСК. А в 60-е годы Гагарину подарила катер датская королева. Юрия Алексеевича вызвали на Лубянку: у нас не принято катера иметь, отдайте нам, он нам пригодится, а вам будем давать покататься. Юрий Алексеевич и обратился к моему отцу за советом: как сделать, чтобы отвязались. Отец помог, и катер Гагарина встал рядом с отцовским. Нашему отец придумал название «МАГВА» - Маресьев Алексей, Галина (жена, наша мать), Виктор (я), Алеша (мой младший брат). А Гагарин назвал свой катерок «Дружба».

Когда Гагарин погиб, отец очень переживал...

Подарок короля

- После войны отец возглавлял комиссию по обустройству бывших фронтовиков, - вспоминает Виктор Алексеевич. - Ему тогда было 30 с небольшим. Пришлось окончить Высшую партийную школу. Он засел за политэкономию, английский. Окончил аспирантуру при Академии наук, защитил диссертацию. Стал кандидатом исторических наук.

Он работал секретарем Комитета ветеранов войны, и все знали: Алексей Маресьев - главный защитник ветеранов. Их проблемы он воспринимал близко к сердцу, бросался на помощь. Однажды его вызвали в ЦК и сказали: «Не превращайте комитет в собес!» Он в ответ хрипел: «Как так?! А зачем он тогда нужен?»

Чиновники решили активность отца переключить в другое русло - сделали из него первого зама председателя и поручили заниматься международными делами.

- Знаменитому летчику, наверное, много чего дарили?

- Отец стеснялся принимать подарки. Приезжала где-то в 80-е годы в Москву делегация испанских авиаторов. И среди них был один, причастный к королевской семье. Он говорит отцу: «Алексей Петрович, я подсунул королю книжку «Повесть о настоящем человеке». Он ее прочитал, и мы решили вам подарить виллу в Испании». Отец в ответ руками замахал: «Мне этого не надо! Я не езжу дальше Кисловодска!»

Зарплата уходила на лекарства для больного сына

- Говорят, ему Сталин первую машину подарил?

- Не подарил, а закрепил за ним пожизненно служебный автомобиль с водителем. «Сталинский автомобиль» был у него до конца жизни - марку машины регулярно обновляли.

В советские годы отцу был положен «Запорожец» как инвалиду. Он его не брал. И тогда на его 50-летие ЦК распорядилось выдать Маресьеву «Москвич». С завода пришла делегация: мы специально для вас поставим ручное управление. «Не надо мне ручного управления!» - возмутился отец. И ездил сам за рулем до 70 лет.

Он никогда не пользовался своей славой, жил очень скромно. Иной раз я ему объясняю: тебе, отец, люди предлагают от чистого сердца, а ты не принимаешь - это даже неприлично! Он сердился: «Ты, Витька, не разводи эту купетчину».

Я ему: «Пап, ты спишь на кушетке. Тебе хотят кровать хорошую подарить - почему отказываешься? Или давай я тебе кровать куплю!» Но он так и спал на кушетке. А она узенькая. У него протезы, он падал с нее несколько раз. И все равно ни в какую: «Не надо мне никакой роскоши».

Однажды к нему домой пришли снимать иностранные телевизионщики. Поозирались и говорят: ну понятно, эта квартира у вас рабочая, но наверняка есть еще дома, где вы живете нормально? Он в толк не мог взять: «Что значит нормально?»

Алексей Петрович с женой и сыном Витей на даче в Подмосковье. Семья позирует на фоне закрепленного за героем автомобиля. Фото: Кадр из документального фильма

Наша семья всю жизнь прожила в Москве в четырехкомнатной квартире, которую отцу выдали как герою в 1948 году.

Он получал от государства хорошую зарплату, но она почти вся уходила на лекарства для моего младшего брата - инвалида. Алеша в три года в детсаду запихнул себе щепку в нос, она обломилась и там осталась. Врачи не усмотрели. Это дало инфекцию в мозг, и в пять лет ему поставили диагноз «эпилепсия». Брат всю жизнь (он умер в 44 года) принимал по 10 - 12 таблеток четыре раза в день. А они были очень дорогие.

- Вам не хотелось стать летчиком, как отец?

- Нет. О том, кем я работал, не говорю. Могу только намекнуть: в том, что у нас неплохие отношения с Бразилией, есть и моя небольшая заслуга.

- Как ваш отец ушел из жизни?

- В тот день в Театре Российской армии был намечен вечер по случаю его 85-летия. Буквально за час до начала концерта у него случился инфаркт. Вечер начался с минуты молчания...

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

Гулякой не был, но разок попался

- Ваш папа любил выпить?

- Нет. Рюмку-две, не больше. Берег здоровье. Гулякой не был. Правда, разок попался.

- Это как?

- А как мужики попадаются? Отец однажды завел любовницу. Мать все узнала: и место их встреч, и кто такая. Звонила в гостиницу и под видом уголовного розыска, и от управления КГБ, от комитета ветеранов, от комитета защиты мира. Она вывернула наизнанку эту бедненькую полюбовницу отцовскую. Отца вызвали в центральный комитет ветеранов и говорят: «Алексей Петрович, если будешь разводиться, мы не против». Потому что Галину Викторовну все знали!

Отец познакомился с матерью в 1945 году, они сразу поженились. Мама отца по-своему любила, но она была человеком жестким, с очень тяжелым нравом. У отца был действительно ангельский характер. Она его пилит, а он молчит. Я ей, бывало: «Не устраивает - разводись. Ты всю жизнь за его спиной живешь». Она же, как замуж вышла, больше не работала. У нее до отца были еще женихи, один - музыкант, другой - поэт. И она очень прагматично решила: «Музыкант выпивать будет, поэт - гулять, а Маресьев без ног никуда от меня не денется». Так всю жизнь и прожили...

Отец умер 18 мая 2001 года. Следом, через год - мой брат. А 1 февраля 2003 года - мать. Сейчас мы с сыном вдвоем живем, ему 31.

СПРАВКА «КП»

Алексей МАРЕСЬЕВ родился 20 мая 1916 года в городе Камышине Саратовской губернии. Получил специальность токаря по металлу. Мечтал быть летчиком, подавал документы в летное училище, но не принимали по здоровью - в детстве перенес малярию, после чего страдал ревматизмом. Занимался в аэроклубе. В 1937 году был призван в армию. Служил в 12-м авиапогранотряде на острове Сахалин, затем был направлен в 30-ю Читинскую школу военных пилотов, которую в 1938-м перевели в Батайск, где он и встретил Великую Отечественную войну.

В честь Маресьева названа малая планета 2173 Maresjev. Его имя носят улицы в Москве, Актюбинске, Ташкенте, Горно-Алтайске, Чернигове и других городах. Посвященная Маресьеву «Повесть о настоящем человеке» в советские годы была включена в школьную программу. Эта книга более 80 раз издавалась на русском языке, 49 - на языках народов СССР, 39 - за рубежом.

Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Настоящий человек. Алексей Маресьев

Был солнечный день. 14-летний Алексей на берегу реки грузил в телегу бочки с водой. И вдруг тишину провинциальной жизни винтом разрезал самолет. Подросток, как завороженный, долго смотрел на небо, пока стальная птица не превратилась в точку. - Вот бы и мне так летать! (подробности)

Как Кремль отобрал "Волгу" у Настоящего человека, а "Комсомолка" ее вернула

Легендарного летчика, Героя Советского Союза Алексея Маресьева с "Комсомольской правдой" связывала крепкая дружба. Ее - как эстафету - передали нам коллеги более старшего поколения, а мы, как могли - ее всячески поддерживали. (подробности)

www.rostov.kp.ru

ЗАБЫТЫЙ ЛЁТЧИК,КОТОРЫЙ ВОЕВАЛ БЕЗ ОБЕИХ НОГ И ДАЖЕ БЕЗ ЛИЦА. 

(Тут в полусонном зале прошла волна изумления и недоумения. «Как без ног??? Он – без ног?!» - переспрашивали друг друга собравшиеся. Было видно, что Белоусов пришёл с палочкой и медленно поднялся на сцену, но впечатление безногого он отнюдь не производил).
«Освоил полёты на ПО-2, УТИ-4, Як-7, ЛА-5» - продолжал рассказ сопровождающий. «Совершил 300 боевых вылетов. Уже без ног смог лично сбить два вражеских истребителя». Этот рассказ, конечно, произвел определённое впечатление на зал.
Потом слово было предоставлено самому Белоусову. Он с усилием поднялся со своего стула и подошёл к микрофону. На протяжении всего выступления (а оно было не слишком продолжительным, минут 40- 50). Белоусов выступал СТОЯ, не снимая своих тёмных очков. Но главное не это. Главное – КАК он выступал.
Ни до, ни после этого я не видел более яркой, эмоциональной и искренней речи.
Рассказать про ТАКОЕ выступление – невозможно. Его надо было слышать и видеть, находиться среди людей зала, к которым обращался Герой со своей, удивительной и неистовой речью.
Надо сказать, что голос у Белоусова был довольно высокий и резкий, но это не портило его выступления. Про себя он совсем ничего не рассказывал. Он говорил только про своих боевых друзей. Лётчиков, сражавшихся с жестоким и смелым врагом с первых дней страшной войны. Про боевых друзей-истребителей отчаянно дравшихся с врагом на своих фанерных «ишачках» и «чайках». Они в тяжелейших условиях сбивали немецких асов в небе того горького и страшного лета 1941 года. Про то, как они воевали на полуострове Ханко, где располагалась наша военно-морская база, в глубине Финляндии. Про то, как им приходилось и взлетать, и садиться под ежедневным обстрелом финской артиллерии, стремившейся уничтожить маленький авиагарнизон базы. Про то, как один из них изловчился сбить «Юнкерс», израсходовав в бою всего СЕМЬ патронов. Про то, как отважно дрались и погибали его боевые товарищи, отдавая свои молодые жизни за Родину и её свободу.
Белоусов, рассказывая о боях, в основном употреблял именно это слово: «дрались». Не «сражались», не «воевали», не «вели бои», а именно «ДРАЛИСЬ». Видно было, что для него, и спустя тридцать лет после Победы, не снизилась острота восприятия, отчаяние тех жестоких боев, и он изо всех сил старался донести свои чувства и память сердца до нас, своих слушателей.
Некоторые фразы из рассказа Леонида Георгиевича навсегда врезались в мою память:
«Защищая Дорогу Жизни» мои боевые товарищи ежедневно совершали по пять – шесть боевых вылетов в сутки. Дрались не щадя ни себя, ни врага. Усталость была такая, что некоторые лётчики даже засыпали в кабинах в полёте!!! А при приземлении – вылезали из кабины, падали и засыпАли тут же, в снегу, под крылом своего истребителя, в 20-ти градусный мороз, не чувствуя ничего от смертельной усталости и перенапряжения. Некоторые уставали так, что их не могли разбудить и привести в чувство для нового вылета. Порой нам приходилось даже прибегать к помощи наркотических средств для этого!». (Помню, как тогда всех поразили эти слова. ТАК говорить о боях было не принято).
Его высокий, звенящий голос звучал в гробовой тишине. Никто в зале ни спал, ни шушукался, не разговаривал, и не отвлекался. Это было просто невозможно. Все, без преувеличения, были захвачены этой отчаянной речью и ловили каждое слово Белоусова.
Ключевым моментом его выступления был жест, когда он в самом конце своей речи, в момент наивысшего эмоционального накала сорвал с себя свои тёмные очки.
Зал АХНУЛ!!! Многие – «в голос». Два солдатика в первом ряду натуральным образом грохнулись в обморок, и их пришлось вынести из зала. Потрясение было всеобщим. Белоусов знал, конечно, КАКОЕ впечатление на людей производит его внешность...
И тут он сказал несколько слов и о себе, завершая свою огненную речь: «Мы отдали своей Родине всё: молодость, здоровье, жизнь. Всё, что имели и могли отдать. Миллионы моих сверстников не дрогнули в бою и погибли за вас, за нашу великую Родину, за её светлое будущее. Я несколько раз был сбит в воздушном бою, горел в самолёте и обгорел, как головешка. Был тяжело ранен и потерял обе ноги. (тут он слегка приподнимал свои брючины и зал видел, что вместо ног у него протезы. И снова АХАЛ…).
«Но я не мог оставаться в тылу, когда враг топтал нашу землю. Научился ходить на протезах, освоил новые боевые истребители и добился разрешения летать. Потом вернулся в свой полк, и дрался с беспощадным врагом вместе со своими боевыми товарищами, пока хватало сил.
Будьте же и Вы достойны нас. Мы - уже уходящее поколение. Мы сделали всё что могли, и должны были сделать для Родины в грозный час. Мы хотим быть уверены, что дрались и погибали не зря. Что наша страна - в ваших надёжных молодых рука, и вы не дрогнете в минуту испытания, как не дрогнули мы. Мы очень надеемся на вас, ребята!!!»
Овация завершила его выступление и длилась несколько минут. Овация искренняя, весь зал хлопал стоя, многие были потрясены и не скрывали эмоций.
Довезли Белоусова до его дома. Он опять сам вышел из машины, тепло попрощался с нами, поблагодарил за приём и гостеприимство.
Потом мы повезли к дому его друга. Он жил довольно далеко от центра.
«Хочешь, я расскажу тебе про Белоусова?» - спросил он меня. «Он ведь НИКОГДА о себе на таких встречах не рассказывает, только про своих ребят, лётчиков говорит».
«Конечно расскажите, я ведь тоже про него почти ничего не знаю», - ответил я ему.
Вот то, что сохранила память из рассказа друга Леонида Белоусова:
«Леонид был отличным, мужественным лётчиком. В 1938 году он поднял свою «чайку» (истребитель И-153) на перехват нарушителя воздушной границы СССР. Во время полёта погода резко испортилась, поднялась страшная метель. Белоусов не захотел покидать свой истребитель и попытался посадить самолёт «вслепую». При посадке произошла авария, и самолёт загорелся. Товарищи с трудом вытащили Белоусова из кабины пылавшего истребителя. Он получил ужасные ожоги головы, лица, глаз. Госпиталь. 32 пластические операции на лице перенёс Леонид Георгиевич»…
«Ты хоть знаешь, КАК тогда делали пластические операции?!» - спросил вдруг меня друг Белоусова. И продолжил свой рассказ.
«Врач срезал у него кусочек кожи с плеча, или ключицы и пересаживал на очищенный от сгоревшей кожи участок лица. Потом 12 часов Леонид держал палец на этом месте. Чтобы кожа прижилась, нужна была температура 36,6 в этом месте. Иначе – возможно отторжение. И так 32 раза! Свою кожу срезают со спины и – на лицо.
Всё без наркоза, терпи, истребитель!
Муки адовы он перенёс. Веки у него сгорели почти полностью. Их ведь не восстановишь кожей со спины…С тех пор Леонид спит с открытыми глазами. Больше всего он боялся, что ослепнет и не сможет больше летать. Врачи долго не разрешали снимать ему повязку с глаз. Однажды Леонид не выдержал и сорвал её сам. И – закричал от радости. Он видел!!! А значит, смог вернуться в строй.
Началась финская война. К ним в госпиталь приехали Ворошилов и Жданов. Белоусов, чьё лицо всё еще покрывали повязки, обратился к наркому, умоляя разрешить ему отправиться на фронт. И получил это разрешение. Вернулся к себе в полк. Морозы в ту зиму стояли сильные, до 35-40 градусов, а кабина «чайки», на которой летал Белоусов – открытая. В ней и здоровое-то лицо страшно мёрзнет, а сгоревшее?! Чтобы смягчить боль Белоусов обмазывал лицо (и бинты на нём) толстым слоем жира и так летал всю финскую кампанию. Был награждён орденом Красного Знамени.
С началом Великой Отечественной – Белоусов командир эскадрильи на Ханко. Друзья в шутку за глаза называют его «несгораемый».
Затем – воюет в 13 ИАП. Этот полк прикрывает «Дорогу жизни» в осаждённый Ленинград. В декабре 1941 года в воздушном бою он был ранен, к тому же отморозил раненые, потерявшие чувствительность ноги, пока сажал самолёт. Врач поставил диагноз: спонтанная гангрена.
«Я вернусь!» - пообещал он своим боевым друзьям, когда У-2 увозил его в тыл…
Началась его долгая эпопея по госпиталям. После многих переездов он попал в алма-атинский госпиталь. Долго не давал согласия на ампутацию ноги. Но всё-же врачи вынуждены были это сделать. Правую ногу пришлось ампутировать выше средней части бедра. («Почти по самые яйца – понял»?! – мрачно подчеркнул рассказчик).
Беда не приходит одна. Спустя некоторое время страшный диагноз был поставлен и второй ноге Леонида Белоусова. Тут уже он не стал затягивать с операцией, и у левой ноги была ампутирована «только» ступня.
В 32 года Леонид стал инвалидом 1-й группы, без обеих ног и даже без лица…
Многие – спивались и погибали и от меньших увечий...
Белоусов же мечтал только об одном: вернуться в строй, ЛЕТАТЬ, БИТЬ ненавистного врага. Ему помогли достать хорошие протезы «подарок Рузвельта», которые он сам усовершенствовал. Освоил их. За счет долгих изнурительных и мучительных тренировок научился ходить: сначала на костылях, а затем и без них, только с палочкой. На это ушло больше года.
Наконец, он почувствовал, что сможет летать. Сможет освоить не только У-2, но и новейшие истребители. Осталось убедить в этом своих врачей.
(Книги-то то тогда про Маресьева «Повесть о настоящем человеке» - ещё не было. Дать разрешение безногому летать, было для врачей – немыслимым делом).
Белоусов добился того, чтобы его судьбу решала военно-врачебная комиссия (ВВК) под руководством главного хирурга Балтийского флота легендарного И.И. Джанелидзе.
В залу, где заседала ВВК он вошёл во флотской шинели (в помещениях осаждённого Ораниенбаума уже было прохладно). Четко подошёл к столу, стараясь не хромать. Доложил, как полагается. Решение членов комиссии, ознакомившихся с историей болезни и записями в его медицинской книжки было однозначным: «Ни о каких полётах – не может быть и речи, товарищ майор!» - строго сообщил Белоусову Джанелидзе. «Не просите и не уговаривайте нас, не поможет!!! Мы не имеем права это делать! Вы же, извините – инвалид!!!».
И тогда Леонид быстро обошел длинный стол, за которым заседали члены ВВК и рывком распахнул створки балконных дверей. Выйдя на балкон, он скинул свою шинель, перемахнул через его перила и прыгнул в холодную воду пруда, со второго этажа! Переплыв пруд, он выбрался на берег и снова зашел в здание, где сидела потрясённая комиссия.
Никто из её членов, не мог промолвить ни слова.
Поднявшись на 2-й этаж, Белоусов, в мокром насквозь обмундировании, опять зашёл в залу и подошел к столу ВВК:
«Вот вы – все здоровые, а я – больной, инвалид. Пусть кто-нибудь из вас сделает то, что сейчас сделал я!!!» - бросил он врачам.
Взволнованный до глубины души Джанелидзе, не говоря ни слова, схватил медицинскую книжку Белоусова и написал в ней свою резолюцию: «ЛЕТАЙ, ОРЁЛ!!!».
После чего вышел из-за стола, обнял и расцеловал мокрого лётчика. Путь в небо для него был открыт.
Потом была тяжёлая боевая учёба по освоению «строгого» в управлении ЛА-5. Освоив его, Леонид Георгиевич стал совершать боевые вылеты и на перехват врага и на штурмовку его позиций и на сопровождение своих бомбардировщиков. Всего он совершил более 300 боевых вылетов и сбил 7 вражеских самолётов, в том числе - 2, летая без ног.
В начале 1945 года его ампутированные «культи» снова воспалились от огромных нагрузок и довоевать до победы в лётном строю Белоусов не смог. Пришлось снова долго лечится. После войны он долго работал: сначала начальником аэроклуба в Озерках, в Ленинграде, затем директром таксопарка. Сейчас, когда здоровье позволяет выступает с рассказами про войну», - так и закончил своё повествование о Леониде Георгиевиче его друг.
Скончался Леонид Георгиевич Белоусов 7 мая 1998 года…"

aloban75.livejournal.com

Жизнь настоящего человека. Чем Алексей Маресьев отличался от героя книги | История | Общество

99 процентов достоверности

«Но как тяжело далась ему первая тысяча шагов! Он пытался переключить своё внимание на подсчёт, чтобы ослабить боль, но, пройдя пятьсот шагов, начал путать, врать и уже не мог думать ни о чём другом, кроме жгучей, дёргающей боли. И всё же он прошёл эту тысячу шагов. Не имея уже сил присесть, он упал лицом на снег и стал жадно лизать наст. Прижимался к нему лбом, висками, в которых стучала кровь, и испытывал несказанное блаженство от леденящего прикосновения», — эти строки из книги писателя Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» в СССР были знакомы практически всем. Повесть была включена в школьную программу, и мальчишки и девчонки с замиранием сердца следили за тем, как раненый лётчик, превозмогая нечеловеческую боль, пробирается к своим.

Лётчик Мересьев стал настоящей легендой, как и его прототип, фамилия которого отличалась всего на одну букву — Маресьев.

Было бы странным, если бы в постсоветские времена «разоблачители всего и вся» не обрушились бы и на Маресьева. Под сомнение была поставлена как достоверность «Повести о настоящем человеке», так и сам подвиг лётчика. Писали, что, дескать, Полевой и Маресьев не переносили друг друга, а сам герой много лет предавался беспробудному пьянству.

В общем, постсоветская участь Маресьева ничем не отличалась от участи других прославленных в советскую эпоху героев. С той лишь разницей, что Алексей Маресьев был жив и мог ответить «разоблачителям» лично.

Мог, но практически не делал этого. Он очень редко давал интервью. Когда один из телеканалов позвонил ему с предложением рассказать его «настоящую историю», Маресьев отрезал: «Мою настоящую историю уже рассказал Борис Полевой в „Повести о настоящем человеке“».

На вопрос о том, насколько достоверна история, рассказанная писателем в книге, Маресьев отвечал: «Процентов на 99».

Он не любил пересказывать свою военную историю, особенно историю тех дней, когда из последних сил выбирался из леса. Маресьев объяснял: вспоминать это слишком тяжело.

Некоторые любопытствующие спрашивали: почему же тогда, в лесу, страдая от голода, он не воспользовался мясом убитого медведя? Лётчик отвечал: «Да мне и в голову не приходило, что до своих придётся добираться столько дней».

В авиацию Маресьев попал, несмотря на ревматизм

Алексей Маресьев родился 20 мая 1916 года в Камышине. Алексея и его братьев воспитывала мать — отец, прошедший Первую мировую, умер от последствий многочисленных ранений, когда будущему лётчику было всего три года.

В детстве Алёша часто болел, перенёс тяжёлую форму малярии, последствием которой стал ревматизм. Его мучили страшные боли в суставах, и соседи Маресьевых между собой частенько шептались: Алёшка-то долго не протянет.

Но от отца, которого Алексей почти не помнил, ему достались в наследство упрямый характер и огромная сила воли.

Он окончил школу, получил специальность токаря по металлу в училище при лесозаводе и там же начал свою трудовую деятельность. Как и многие сверстники, Алексей мечтал об авиации, дважды подавал документы в лётное училище, но получал отказ из-за перенесённых в детстве болезней. В 1934 году по комсомольской путёвке Маресьев отправился на строительство Комсомольска-на-Амуре. Там он начал заниматься в аэроклубе.

Мечта о профессии лётчика стала исполняться в 1937 году, когда Маресьева призвали в армию. Вначале он служил в 12-м авиапогранотряде на острове Сахалине, затем был направлен в 30-ю Читинскую школу военных пилотов, которую в 1938 перевели в Батайск. В 1940 году Маресьев окончил Батайское авиационное училище, получив звание младшего лейтенанта. После окончания училища он был оставлен там инструктором.

Памятник Маресьеву в родном городе Камышине. Фото: Commons.wikimedia.org/ Cezarmay

18 дней между жизнью и смертью

После начала Великой Отечественной войны Маресьева направили на Юго-Западный фронт в 296-й истребительный авиационный полк. Первый боевой вылет Маресьева состоялся 23 августа 1941 года в районе Кривого Рога.

Первые месяцы войны для советской авиации были очень непростым временем. Гитлеровские асы превосходили наших лётчиков и в опыте, и в уровне техники, на которой летали. Но Маресьеву, несмотря ни на что, удалось записать на свой счёт 4 сбитых немецких самолёта.

В марте 1942 года Маресьева перебросили на Северо-Западный фронт, в район «Демянского котла». 4 апреля 1942 года, во время операции по прикрытию бомбардировщиков, атаковавших позиции окружённых немцев, самолёт Маресьева был сбит. При вынужденной посадке в глухом лесу, на территории, контролируемой немцами, лётчик получил тяжёлые травмы, но выжил.

Именно с этого момента и начинается история, описанная в книге Бориса Полевого.

Маресьев рассказывал, что историю его злоключений в лесу писатель передал очень точно — была и схватка с медведем-шатуном, и страшное чувство голода, и отчаянное желание выжить…

Он выбирался к своим 18 суток по местам, которые и десятилетия спустя оставались глухими и отдалёнными. Когда поисковики, исследовавшие местность, пригласили Маресьева побывать там, он отказался — оживлять старые воспоминания ему совершенно не хотелось.

Наткнувшиеся на него первыми отец и сын, жители деревни Плав, обошли лётчика стороной — он уже почти не отзывался на окрики, и крестьяне решили, что перед ними немец.

Спасителями Алексея стали деревенские мальчишки Серёжа Малин и Саша Вихров. Они поняли, что измученный человек — свой, и позвали на помощь взрослых.

Комиссар помог отказаться от наркотиков, а танцевать приходилось с соседом по палате

Его привезли в деревню, но врача в ней не было. Лишь спустя неделю за Маресьевым прилетел самолёт, на котором его вывезли в госпиталь в Москву.

История могла на этом и закончиться — в столицу Маресьев попал в тяжелейшем состоянии, с гангреной и заражением крови. Раненых в госпитале было много, и лётчика, как практически безнадёжного, положили на каталке в коридоре. Здесь во время обхода на него и обратил внимание профессор Теребинский. Осмотрев Маресьева, он скомандовал: «Живо на операционный стол!»

Ампутация обеих ног спасла лётчику жизнь, но, казалось, поставила точку в карьере пилота.

Но Маресьев не смирился, решив, что снова будет летать. Был и человек, который ему помог в самые сложные дни — в книге он предстал в звании полкового комиссара. После операции Маресьеву кололи сильно действующие обезболивающие, и комиссар сказал: «Алексей, от такой поддержки надо отвыкать, погибнешь». Поддержка комиссара, по признанию Маресьева, помогла ему взять себя в руки и начать бороться. Как и описано в книге, комиссар умер в госпитале.

В сентябре 1942 года Маресьева выписали из госпиталя, отправив на реабилитацию в санаторий. К этому моменту он уже был уверен, что снова будет летать. Вот только подобную возможность ещё нужно было доказать врачам.

И история с танцами, так ярко описанная в книге, тоже имела место. Правда, началась она, по признанию Маресьева, с конфуза. Уговорив одну из медсестёр научить его танцевать, лётчик, никогда не делавший этого на протезах, наступил партнёрше на ногу. Поняв, что так недолго и искалечить девушку, Маресьев сменил тактику — партнёром его стал один из соседей по палате, а медсестра выступала в качестве аккомпаниатора. Потом, получив навыки, Маресьев, как и все лётчики в санатории, танцевал с медсёстрами.

Картина «Портрет Героя Советского Союза, лётчика-истребителя майора Алексея Маресьева» работы художника К. Максимова. 1949 год. Репродукция. Фото: РИА Новости/ Игорь Бойко

Любовный роман придумал писатель, а летать не давало командование полка

Зажигательный танец и лихие прыжки со стула, продемонстрированные Маресьевым, заставили медкомиссию признать его годным к полётам. Врачи, правда, не знали, что ноги, натёртые ремнями от протезов, после этих упражнений кровили у Маресьева ещё очень долго.

А вот чего на самом деле не было у реального Маресьева, в отличие от его книжного двойника, так это девушки Оли, история любви к которой проведена Полевым через всю книгу. Со своей будущей женой Галиной Маресьев познакомился уже после войны, и они прожили вместе 55 лет. Что же до Оли, то, как считал сам Маресьев, Полевой описал историю любовного романа, который был в биографии самого писателя. Борис Полевой никогда не подтверждал и не опровергал эту версию.

В начале 1943 года Алексей Маресьев начал переподготовку в Ибресинской лётной школе в Чувашии. Пройдя её успешно, в июне 1943 года он добился отправки на фронт и был зачислен в 63-й Гвардейский истребительный авиационный полк.

И вот здесь у Маресьева и Мересьева происходит ещё одно серьёзное расхождение в истории. Книжный Мересьев сразу вступил в бой наравне с другими, а его реальный прототип коротал время на аэродроме. Командование, несмотря на все характеристики из лётной школы, опасалось отправлять в бой лётчика без ног.

Поверил в Маресьева командир эскадрильи Александр Числов, лётчик-ас, в годы войны лично сбивший 21 вражеский самолёт и удостоенный звания Героя Советского Союза.

Числов взял Маресьева к себе в ведомые, и он не подвёл, доказав, что может участвовать в боях наравне с другими.

Семь побед лётчика Маресьева

20 июля 1943 года Алексей Маресьев во время воздушного боя с превосходящими силами противника спас жизни двух советских лётчиков, сбив сразу два вражеских истребителя Fw-190.

Часть, в которой служил Маресьев, отличилась в боях на Курской дуге, и туда стали часто приезжать военные корреспонденты, одним из которых и оказался Борис Полевой. Ему удалось вызвать Маресьева на откровенный разговор. Лётчик, к тому времени сбивший уже несколько немецких самолётов, понял, что по-настоящему смог вернуться в строй, и в этом состоянии ему захотелось выговориться, рассказать обо всём, что с ним произошло. Полевой понял, что этот удивительный рассказ может стать основой для книги.

Так и получилось, книга вышла сразу после войны, в 1946 году.

Интересно, что после той встречи Полевой потерял своего героя из виду. Он искал его, но так ничего и не смог узнать о том, что произошло с ним дальше. Возможно, именно по этой причине в книге всё-таки фигурирует лётчик Мересьев, а не Маресьев.

Сам Маресьев, когда его спрашивали об этом, шутил: «Ну, может, боялся, что я сопьюсь и книжку запретят. А так можно сказать, что книжка не про меня». Но такого не случилось.

Алексей Маресьев, вернувшись в строй после ампутации обеих ног, сбил 7 самолётов противника и был удостоен звания Героя Советского Союза. В 1944 году он согласился с предложением стать инспектором-лётчиком и перейти из боевого полка в управление вузов ВВС. Сам Маресьев честно признавался — нагрузки в полётах росли, и переносить их становилось всё труднее. Он не отказывался от боевых вылетов и не жаловался, но, когда ему предложили перейти на другую работу, принял это предложение.

Лётчики готовятся к боевому вылету. Крайний слева — Алексей Маресьев, 1944 год. Фото: РИА Новости

«Сколько на свете людей, на которых Полевой не нашёлся!»

В одном из своих последних интервью Маресьев довольно неожиданно ответил на вопрос, где он встретил День Победы: «На койке с крапивной лихорадкой». Оказалось, накануне лётчик позавтракал несвежей американской тушёнкой, в результате чего по всему телу пошла сыпь. Этот анекдотичный эпизод, который Маресьев не счёл нужным скрывать, хорошо показывает, что был он обычным живым человеком, а не забронзовевшим героем на постаменте.

К своей послевоенной славе он относился скептически, повышенного внимания не любил: «Воевали все! Сколько на свете таких людей, на которых Полевой не нашёлся!»

С Борисом Полевым Маресьев снова встретился так, как это и было описано в послесловии к книге — повесть была уже опубликована в журнальном варианте, её читали по радио, и лётчик однажды услышал из репродуктора свою собственную историю. Он сумел связаться с Полевым, который убедился, что его герой оказался вполне достоин обрушившейся на него известности.

В последний раз Маресьев поднимался в небо в начале 1950-х на самолёте По-2 в качестве инструктора спецшколы ВВС в Москве. Лётчик всегда жалел, что ему не удалось попробовать свои силы на реактивных самолётах.

В 1952 году Алексей Маресьев окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, много лет работал в Советском комитете ветеранов войны, занимался общественной деятельностью. В 1967 году Маресьев участвовал в церемонии зажжения Вечного огня у Могилы Неизвестного Солдата.

1966 год. Фото: РИА Новости/ Морсков

До 85-летия герой не дожил двух дней

Все, кто его знал, говорили, что в нём не было никакого пафоса. Сам Маресьев не любил, когда его называли «легендарным», подчёркивал, что никогда ни у кого ничего не просил и ни на какие почести не напрашивался.

Некоторые вещи, происходившие вокруг его имени, ставили Маресьева в тупик. Например, появление оперы «Повесть о настоящем человеке». Поющего себя на сцене Большого театра Герой Советского Союза явно не оценил. На вопрос, как ему понравилось, Маресьев ответил коротко: «Хорошо сымитирован звук мотора».

Цельность характера помогла ему достойно пережить 1990-е, когда вокруг имени Маресьева началась возня «правдоискателей». Хотя, возможно, именно эти потуги любителей сенсаций сократили ему жизнь.

18 мая 2001 года в Театре российской армии должен был состояться торжественный вечер по случаю 85-летия Алексея Маресьева. Он как раз собирался на это мероприятие, когда его сразил инфаркт. Зрителям, уже собравшимся в зале, объявили о том, что Алексея Петровича Маресьева не стало.

Часто бывает так, что человек, ставший прототипом популярного книжного героя, в жизни не дотягивает до образа, созданного писателем.

Алексей Маресьев всей своей жизнью доказал, что «Повесть о настоящем человеке» — не лакированный миф, а реальная история о мужестве и силе духа. Хочется верить, что книга эта будет учить стойкости и целеустремлённости ещё не одно поколение граждан нашей страны.

www.aif.ru

Настоящий человек. Подлинная история летчика Алексея Маресьева | История | Общество

За немцами не подъедал

Когда в 1946 г. вышла в свет «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого, о безногом лётчике-герое Алексее Маресьеве узнали многие. А после того как в середине октября 1948 г. на экранах страны показали фильм с тем же названием, Маресьев превратился в легенду. Правда, поползли слухи, что лётчик невзлюбил писателя за то, что тот не дал ему прочитать рукопись и исправить ошибки.

«Отца часто спрашивали: «Почему Полевой в книжке изменил вашу фамилию с Маресьева на Мересьев?», - рассказывает «АиФ» сын легендарного лётчика Виктор Маресьев. - Он пошутил: «Ну, может, боялся, что я сопьюсь, и книжку запретят. А так можно сказать, что книжка не про меня». Но такого не случилось».

Исполнитель главной роли лётчика Мересьева актёр Павел Кадочников в своём дневнике записал: «Впервые я с Алексеем Петровичем встретился под Звенигородом, где мы должны были снимать зимнюю натуру… Я подошёл к нему, крепче пожал руку и вдруг понял, что сильно волнуюсь. Он ещё крепче пожал мою руку и почему-то сильно смутился. Алексей, первым преодолев смущение, заговорил: «Я ведь знаю, что вас интересует больше всего… Как мне удалось преодолеть… врачебную комиссию и доказать, что я физически здоровый человек». И вдруг неожиданно для меня Алексей Петрович мягко и свободно встал на стул и продолжал: «Я ему говорю… председателю комиссии: разве это не ноги? Разве не тренировка?» И, звонко похлопав по протезам, Маресьев спрыгнул со стула. Так в кино родилась сцена «приёмная комиссия».

«Отец часто ездил на студию, где его обо всём расспрашивали, - продолжает Виктор Маресьев. - Более того, ему даже предлагали сыграть... Мересьева! Отец отмахнулся:  «Да вы что! Никогда в жизни!» Только после его отказа назначили на эту роль Кадочникова. А про медкомиссию - всё правда. Я сам интересовался: «Пап, ты правда в Куйбышеве, когда восстанавливался в санатории, бегал и плясал?» - «Правда, сынок, и бегал, и плясал, и со стула прыгал на этой медкомиссии». Он же в этом санатории почти со всеми медсёстрами перетанцевал, хотя ноги продолжали кровить. После медкомиссии, которая решала, годен он к полётам или нет, зашёл в ванную, снял повязки, а там - всё в крови. Долго ноги у него заживали.

Рассказывал отец и о том, как упал, как лежал долго без сознания на снегу, а очнувшись, увидел: рядом сидит медведь-шатун. Март месяц был, медведи ещё спать должны, а этот вот проснулся. «Я лежал навзничь, одна рука была под спиной, - вспоминал папа. - Я всё пытался расстегнуть молнию на меховом американском комбинезоне, чтобы достать из-под ремня наган, но никак не получалось». Медведь его не трогал, думал, что он мёртвый. А мертвечину-то они не едят. Но вдруг Маресьев дёрнулся, медведь тут же лапой замахнулся, разорвал комбинезон, но отец всё-таки успел выхватить наган: «Всю обойму в него выпустил. Зверь зарычал, поднялся и упал тоже навзничь. Хорошо, не на меня». 

Говорили, якобы отец у нем­цев консервы доедал. Ничего подобного! Он почти ничего не ел в лесу. Единственное, поймал ежа да ящерицу спугнул. Ящерица ему хвост оставила, он его пожевал, пожевал и выплюнул. А ежа разодрал, но съесть не смог. Так голодный и полз до деревни. Когда его нашли, из кармана достали талончики на питание…»

Летчики готовятся к боевому вылету. Крайний слева - Алексей Маресьев, 1944 год. Фото: РИА Новости

Самолёт не нашли

На премьеру картины «Повесть о настоящем человеке» Алексей Маресьев пришёл вместе с Павлом Кадочниковым. Посмотрел фильм и в задумчивом настроении отправился домой, а с Кадочниковым потом не встречался…

«Дело совсем не в том, что фильм отцу не понравился, а в том, что он очень не любил вспоминать аварию: как полз по морозу в лесу, - уверен Виктор Маресьев. - Даже когда я пытался его расспрашивать о подробностях, он старался перевести разговор на другую тему. Поэтому фильм папа посмотрел всего один раз, на премьере. Его спрашивали: «Понравилось ли вам?» А что он мог ответить? Как ему могло понравиться то, что заново пришлось всё это пережить, глядя на экран? Это всё равно когда меня спрашивают: «А вы не подскажете, каким маршрутом полз Маресьев до деревни?» Да он сам не знал, каким маршрутом. Он же был ранен. Его подбили, самолёт врезался в лес, отца выкинуло на ёлку, по веткам он сполз на снег. Снег в марте был ещё глубокий, это спасло ему жизнь. А так никто не знает, где до сих пор лежит его самолётик. В Москве есть две школы имени Маресьева - 760-я и 89-я. Они ходили, искали, эмчеэсовцы даже давали им для этого вездеходы. Ничего не нашли! Даже сейчас там непроходимые места, очень глухой лес.

Отца самого много раз звали на место, где нашли, в тот самый лес. Люди там даже тропу Маресьева сделали, ездят туда на джипах. Камень поставили со звёздочкой и памятной надписью. Но отец всегда отказывался: «Не поеду - и всё!»

Алексей Маресьев, 1966 год. Фото: РИА Новости/ Морсков Он не любил воспоминаний, не любил повышенного внимания к себе, которое появилось после выхода книжки и фильма. Говорил: «Воевали все! Сколько на свете таких людей, на которых Полевой не нашёлся!» И правда, много было лётчиков, которые без ног летали. Есть даже книжка такая - «Сколько у нас Маресьевых». Мы награждали как-то лётчика из Тулы, Ивана Леонова, - он без правой руки летал. Отец знал о таких людях, поэтому возмущался: «Что вы из меня легенду делаете? Сумел я выжить, сумел полететь - и всё!» Он же очень совестливый от природы мужик был.

Что касается образа главного героя в фильме, то ничего против Кадочникова он не имел. Они тоже были из разных миров, поэтому и не общались. А вот Евгений Кибкало, который пел партию Мересьева в опере «Повесть о настоящем человеке», был внешне больше похож на отца, чем Кадочников. По поводу самой оперы я согласен с Михаилом Задорновым, который рассказывал о её нелепицах. Когда отец посмотрел это «произведение» в Большом театре, не знаю, что он пережил в сам момент представления, но потом на вопрос: «Вам понравилось?» - ответил: «Хорошо сымитирован звук мотора». Думаю, этим всё сказано. А Кадочников, хоть и не был сильно похож, смог передать напор, стремление Маресьева жить во что бы то ни стало. Таким Алексей Маресьев был всю свою жизнь. Он умер 18 мая 2001 г., не дожив до 85-летия всего два дня. Но в апреле того же года, уже чувствуя себя плохо, он всё равно вставал и ходил с палочкой. И я да и все близкие ощущали даже тогда в нём неуёмную тягу к жизни». 

Кто ещё у нас «Маресьев»?

Алексей Маресьев был не единственным лётчиком, поднявшимся в небо после тяжёлой травмы и ампутации. 

Михаил Левицкий. Был сбит и ранен в ногу в 1942 г. Михаила схватили немцы и отвезли в лагерь, где пленный врач провёл ему ампутацию без наркоза. Лётчик был освобождён из плена, но долгое время провёл в больницах. Левицкий вернулся уже в гражданскую авиацию. 

 


Юрий Гильшер. Лётчик, корнет. В 1916 г. получил травму в результате падения самолёта: Гильшеру оторвало стопу левой ноги. Из-за гангрены ногу ампутировали до колена. Корнет не сдался и вернулся в Авиационный отряд истребителей.

 

 


Александр Прокофьев-Северский. Лётчик, дворянин. После ранения в 1915 г. ему ампутировали ногу. Вернулся в небо благодаря протекции Николая II.

 

 


Захар Сорокин. Во время боя в 1941 г. был ранен в бедро. С такой травмой прополз 70 км по тундре. Ступни пришлось ампутировать. После выздоровления Сорокин вернулся в авиацию. 

www.aif.ru

Безногие русские лётчики уничтожали здоровых немцев » Военное обозрение


В этом году Маресьеву — 100 лет! Удивительно, что только в Волгоградской области 2016 год был объявлен годом Маресьева, а не по всей России. Ведь память о подвиге является общенародной, а не региональной. Каюсь, стыдно мне, что об этом значительном, эпохальном событии я узнала совершенно случайно. А сколько людей об этом вообще не знают ничего, потому что, по каким-то непонятным причинам, имя Маресьева будут вспоминать весь год в только в Волгограде, ну, отчасти, думается, отголоски этих празднеств докатятся и до некоторых СМИ федерального значения, некоторые люди совсем случайно, как и я, узнают о том, что в 2016 году Маресьеву исполнилось бы 100 лет.

На первом фото вверху: Захар Сорокин.

В истории русской авиации известны примеры беспримерного мужества и героизма лётчиков, которые потеряли в бою ноги, но смогли вернуться в строй благодаря своей настойчивости и верности делу, которое стало смыслом и стержнем их жизни. До наших дней сохранились свидетельства о двух лётчиках времён первой мировой войны: это Александр Прокофьев-Северский и Юрий Гильшер. Их судьбы удивительным образом переплелись: они стали легендой ещё при жизни.

Александр родился в семье, насквозь пропитанной воинской службы: его отец-дворянин, один из первых в России самолётостроителей, мечтал сделать своего сына настоящим человеком и отправил его учиться сначала в морской кадетский корпус, а потом в Севастопольскую лётную школу. Со многими сложностями Александр становится военным лётчиком и совершает свои боевые вылеты сначала на двухместной летающей лодке FBA, а затем в составе истребительной морской авиации на "Ньюпоре", нанося бомбовые удары по немецким позициям в годы первой мировой войны. Именно бомба стала причиной получения серьёзного ранения: во время очередного вылета на FBA, неожиданно, произошёл самопроизвольный взрыв бомбы. Её осколки тяжело ранили пилота в ногу и нанесли смертельные ранения механику. В госпитале Александр потребовал от врачей провести ампутацию ниже колена, чтобы иметь возможность вернуться в строй. Врачи на свой страх и риск сделали операцию и тем самым помогли отважному лётчику снова встать в строй. Благодаря активным тренировкам он мог совершать многокилометровые марши, танцевать. И, наконец, снова летать. Такую возможность предоставил ему царь, который наложил соответствующую резолюцию на рапорте авиатора, который просил направить его в действующую армию. Итак, Александр снова летал. О его уникальной методике обнаружения противника («я всегда вижу немца первым») ходили легенды, его боялись неприятельские самолёты, избегая встреч с «Ньюпортом, на котором летал Александр, которому исполнилось в это время 23 года!

Однажды его ранило в руку, но и после выздоровления он снова летал. В одном из полётов был вынужден совершить экстренную посадку и прошёл на своём протезе несколько десятков километров по глухим трущобам, чтобы потом выйти к своим.

Революционный большевистский прорыв, гражданская война привели к тому, что Александр решил эмигрировать. По пути следования их поезда, красноармейцы неоднократно проверяли его документы, а однажды чуть не случилось непоправимое. На одном полустанке Александра решили расстрелять как представителя знати. Но его узнал один из красноармейцев, который отстоял жизнь лётчику, рассказав о том, что его, красноармейца, в своё время спас самолёт Прокофьева-Северского, отогнав от их окопов в годы Первой мировой вражеские роты, которые уже окружали обессиленные долгими атаками русские немногочисленные роты.

Всё закончилось благополучно: судьба позволила Александр добраться до Америки, создать там несколько новейших моделей самолётов, стать ведущим военным аналитиком, крупным бизнесменом, писателем. Его жизненный путь, начавшийся в России, закончился в Америке: он стал выдающимся военным деятелем, к мнению которого прислушивались ведущие специалисты во всём мире.

И ещё один пример стойкости и мужества. О Юрии Гильшере написано много, но есть ключевые моменты, на которые хотелось бы обратить внимание. Он начинал свою воинскую службу в кавалерии. Красавец, обаятельный, очень нравился женщинам. Но ему нравилась авиация и всё, что с ней связано. Эта любовь привела его в первую Гатчинскую школу пилотов, которую он окончил и стал одним из ведущих пилотов, которым доверили охрану Царской резиденции. Своё первое ранение Юрий получил как-то нелепо: просто по чистой случайности при запуске мотора для прогрева самолёта — рукоятка сработала, а лётчик неосторожно вошёл в опасную зону, не успел вовремя убрать руку и получил сложнейший перелом руки: было сломано две кости. Но молодой организм смог победить эти раны, впрочем, как и другие, сложнейшие операции, которые пришлось пережить Юрию после того, как он вернулся в строй и в одном из разведывательных полётов из-за поломки системы управления элеронов сорваться в штопор на своём самолёте. Лётчики чудом остались в живых. У Юрия была разбита голова, а на месте ноги было кровавое месиво из висевших на лоскутке кожи костей и сухожилий. И снова госпиталь, операции, белые халаты. И снова Юрий становится в строй русских истребителей, чтобы, сбив десяток вражеских самолётов, самому совершить свой последний подвиг и остаться в памяти народа героем войны в 22 года.

Интересно, что именно об этом лётчике идёт речь в повести «О настоящем человеке», именно его пример вдохновил Маресьева на долгий путь душевной и физической реабилитации. Так русские лётчики Первой мировой войны давали жизненные силы лётчикам второй мировой войны.

Почему сегодня возникает вопрос: о Маресьеве так много пишут, а вот о других забыли? Нет, не забыли. А для популяризации в то время нужны были кристальные подвиги, без плена и без компромата, что бывало нередко на войне: человеческие судьбы непредсказуемо изменялись под влиянием целого перечня факторов, независимо от самого человека.

Левицкий Михаил Николаевич

Михаил Левицкий получил свою заслуженную награду лишь спустя четыре года после окончания войны. Был сбит и ранен в ногу в 1942 г. Никаких наград он не получал и лишь в 1949 году Курганский городской военкомат обратился с наградным листом, согласно которому он получил орден Отечественной войны II степени.

Но всё это пересказ общеизвестных фактов, для полноты картины необходимо изучить официальные документы. В наградном листе на Левицкого содержится информация следующего характера: «Товарищ Левицкий Михаил Николаевич принимал непосредственное участие в Великой Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков на Калининском фронте. Будучи пилотом третьего отдельного авиаполка ГВФ, выполнив боевое задание по доставлению боеприпасов 39-ой армии, находившейся в окружении в районе г. Белое, в пути на свой аэродром был сбит прямым попаданием зенитного снаряда, которым оторвало левую ногу. Тяжело раненый находился в деревне Мищелево БССР. Будучи тяжело раненым (оторвана левая нога) попал в плен и направлен в лагерь инвалидов в городе Дорогобуч. Освобождён Советской Армией 26 июля 1944 года. После излечения в эвакогоспитале «2788» прошёл государственную проверку и был восстановлен в звании «лейтенант».

В настоящее время товарищ Левицкий является инвалидом 2-ой группы. Работает штурманом 228-го авиаотряда ГФВ, с работой справляется хорошо. Наградной материал представляется с опозданием, так как товарищ Левицкий ранее проживал в Свердловске и своевременно наградного материала не оформил. Как активный участник Великой Отечественной войны против немецко-фашистских захватчиков и как получивший тяжёлое ранение по защите Советской Родины товарищ Левицкий М.Н. достоин представления к правительственной награде, ордену Отечественной войны II степени».

Леонид Георгиевич Белоусов

В Отечественной войне он участвовал с первых дней в должности командира авиационной эскадрильи на полуострове Ханко. Несмотря на сильные ожоги лица, полученные в одном из боевых вылетов, продолжал водить свою эскадрилью в бой, совершив 25 успешных боевых вылетов.

«В 1942 году ввиду осложнений от ожогов заболел гангреной и отправлен в тыл на лечение, где ему ампутировали обе ноги. 426 дней провел Белоусов в госпиталях, а в 1944 году вернулся в строй.

Впоследствии он напишет книгу («Военные литература», Мемуары. «Я должен летать!»): «Ночь прошла без сна. Я мучительно думал о будущем. Представлял себя с деревяшкой вместо ноги, на костылях... Под утро вспомнил, что на Черноморском флоте есть один летчик, который летает без одной ноги. Значит, и безногому воевать можно. На душе полегчало. И я мысленно ответил дочке на ее письмо: да, милая, ты права — советских воинов ничем не сломишь, ничем! Враги еще не раз почувствуют силу моих ударов.

Операцию перенес хорошо. Быстро пошел на поправку. И вот, когда уже подходил день выписки из госпиталя, на меня обрушилось еще более страшное несчастье. На левой ноге, чуть ниже колена, появилась и быстро разрасталась новая язва. С каждым днем она становилась все больше. Снова разговор с Сызгановым — о самом тяжелом. Как говорят на войне, обстановка стала предельно ясной, и я согласился на вторую операцию, поставив лишь одно условие:

— Постарайтесь ампутировать ногу ниже колена. Мне нужно, понимаете, совершенно необходимо, чтобы хоть одна нога могла сгибаться.

Профессор, конечно, не знал, да и не мог, по-моему, в то время даже предполагать, почему я настойчиво прошу его выполнить операцию так, чтобы после нее нога могла сгибаться. И он ответил:

— Не волнуйтесь, нога после этой операции, безусловно, будет сгибаться в колене.

Пришел назначенный час, и меня, молчаливого и притихшего, опять повезли в операционную».

А ему было в это время только 32 года.

Конечно, медицинская комиссия его даже близко не хотела пускать на фронт: нет двух ног, причём одна отнята по самый пах, вторая тоже на протезе, хоть и отнята по колено. Но Белоусов совершает крайне неординарный поступок: холодной осенью он подошёл к балкону, распахнул его, спрыгнул на первый снег и переплыл ледяной пруд, а потом в мокрой одежде вернулся обратно, и, ошарашенные врачи только и смогли ему пожелать снова подняться в небо, поражённые его мужеством и стремлением оказаться в небе.

Как свидетельствуют наградные документы, Белоусов «после тяжёлой болезни, лишённый ног, прибыл добровольно с тыла и выявил желание начать боевую работу на самолёте. Благодаря своему настойчивому желанию громить ненавистного врага, товарищ Белоусов преодолевает свой физический недостаток, вылетает на Як-1 и Ла-5, начав боевую работу. За короткий период до демобилизации успел совершить десять боевых вылетов и провёл два воздушных боя. Его патриотический порыв на разгром врага воодушевил весь лётный состав дивизии и вызвал большой подъём среди них и только благодаря усугубившемуся состоянию здоровья товарищ Белоусов не имел возможности до конца войны находиться в строю боевых лётчиков».

Будучи без ног, он сбил два самолёта противника.

Жаль, что в официальных документах не сохранилось свидетельство о том, что лицо героя было сожжено, обезображено ранами, а пластическая хирургия того времени могла сделать лишь «заплатки» из кожи. Делались такие операции так: надо было пересадить кусок кожи и недостающую «заплатку» вырезали из тела и заставляли по много часов Белоусова держать этот кусочек на лице, чтобы он смог прижиться. Страшные испытания пришлось перенести этому человеку. Но он всегда опирался на поддержку своих родных и однополчан. Он помногу раз перед очередной операцией перечитывал письмо своей дочери-подростка, в котором она просит отца беречь своё здоровье и громить немцев. Белоусов впоследствии вспоминает, как, услышав лёгкие шаги в своей палате, он сразу же понял, что к нему приехала жена в госпиталь. Она не будет отходить от него ни днём, ни ночью. Эту верность он ценил превыше всего и было до слёз проникновенно описано им ту неизъяснимую благодарность, всего лишь в нескольких строчках, которую он всегда испытывал к жене. Она его стала надёжным тылом и таким же воином, как и он. Правда, ей пришлось пережить намного больше. Ведь каждый день нужно было поддерживать мужа, вернувшегося с фронта, помогать ему и словом, и делом. И так — каждый день. Но и он, Белоусов стал для неё той могучей глыбой, защитой, к которой всегда стремятся женщины, во все времена они будут искать для себя эту мужскую защиту человека-воина, не сломленного испытаниями.

После войны Белоусов тоже встал в строй, поднимая разрушенную страну, а уже когда был совсем пожилым человеком, всегда откликался на просьбы о выступлении. Его выступления, по воспоминаниям очевидцев, производили неизгладимое впечатление. Он никогда не говорил о себе, он всегда рассказывал о подвигах своих товарищей-лётчиков, прикрывающих Ленинградскую дорогу жизни.

Он говорил страстно, увлечённо и в какой-то момент мог сорвать чёрные очки, которые закрывали его половину лица. Эффект был неожиданным — некоторые люди падали в обморок, настолько были потрясены увиденным. А он с этим жил долгие годы.

Захар Артёмович Сорокин

Весной 1942 года он был ранен в ходе очередного воздушного боя. «Около 30 километров прошёл с места вынужденной посадки, обморозил обе ноги. Около года находился на излечении, перенёс операцию, в результате которой лишился пальцев обеих ног. Болезнь и инвалидность не сломили его желания в воздушных боях уничтожать немцев. Он снова в строю. Быстро освоил новую материальную часть самолёта «Аэрокобра» и 23 марта снова сбил немецкий истребитель Ме-109ф. Дисциплинирован, требовательный командир, пользуется авторитетом среди личного состава».

Захар Артёмович Сорокин — автор 15 книг, но писал ли он о войне и своей судьбе? Да, писал. Вот его отрывок из книги «Поединок в снежной пустыне»: «Я шёл уже несколько часов. Стараясь не терять направление, карабкался на сопки, на вершине отдыхал и двигался дальше, спотыкался, падал, поднимался. «Надо идти, надо идти! Вот дойду до того валуна, спрячусь за ним от ветра и отдохну... А теперь буду шагать к той берёзке... На пути к ней снежные сугробы. Ну что ж, как-нибудь доберусь... Поднялось бледное полярное солнце. Оно висело над самым горизонтом. Кажется, наступили шестые сутки моего пути.

Услышал отдалённый звук сирены. Из последних сил стал подниматься на сопку. Срываясь и снова карабкаясь, забрался на вершину.

… Комок подступил к горлу. Вижу: берег, тёмная полоса Кольского залива, дымки кораблей...

Немного успокоившись, рассмотрел на берегу избушку, а рядом с ней человека. Спустился с сопки, вынул пистолет и, зажав его в руке, пополз... Возле самого домика попытался подняться. Человек в полушубке повернулся в мою сторону, вскинул автомат...

— Стой! Кто идёт?

Я сорвал с головы шарф и через застилавший глаза туман увидел под башлыком часового бескозырку».

Маликов Илья Антонович

И вот ещё одна удивительная судьба, опалённая ранним взрослением и ранним становление как человека, настоящего человеком. Как и многие подростки, он стремился быстрее встать на свои собственные «ноги», стать опорой для своих родителей, познавших нужду в Рязанской области, в небольшой деревне Истобное. Чтобы получить начальное и среднее образование, Илье приходилось ходить пешком за несколько километров в соседнее село. Так он окончил семь классов и пошёл учиться в ФЗУ, которое открылось на базе завода «Электросталь» в Московской области. Небо тогда многих привлекало, но не многие решились связать с ним свою жизнь, а Илья решился: в 1939 году он закончил Ногинский аэроклуб и пошёл служить в армию. Где, увидев стремление солдата летать в небе, послали его на учёбу в военную лётную школу, располагающуюся в Кировабаде.

В банке данных «Подвиг народа» можно найти представление на получение звания Героя Советского Союза, которое было оформлено 5 февраля 1945 года. Поэтому статистика боевых вылетов здесь приводится несколько иная, чем итоговая: ведь война ещё не закончилась и лётчики продолжали выполнять боевые вылеты.

Находясь на фронтах Отечественной войны с июля 1942 года, произвёл 57 успешных боевых вылетов на самолёте Пе-2. Все боевые вылеты производил на бомбометание военных объектов, опорных пунктов, аэродромов и огневых точек противника.

За успешное выполнение 30-ти боевых вылетов правительство наградило его орденом «Красное Знамя» в 1942 году. Воодушевлённой Правительственной наградой, накапливая свой боевой опыт, совершенствуя своё лётное мастерство и умение бить врага, товарищ Маликов, не щадя сил, иногда подвергаясь смертельной опасности, с ещё большей силой продолжает громить немецких захватчиков. Летает в облаках и сложных метеорологических условиях, водит самолёт на цель с предельной бомбовой нагрузкой. В эксплуатации материальной части и лётной дисциплине является примером. В бою ведёт себя храбро и мужественно. Грамотно маневрирует в зенитном огне противника. Благодаря отличной групповой слётанности, создаёт мощный огневой кулак группы. Боевые задания выполняет настойчиво с отличным и хорошим результатами.

В течение трёх дней — 26, 27, 28 апреля 1942 года — в составе своего звена произвёл три боевых вылета в районе Ржевского плацдарма на бомбардирование сильно укреплённых огневых точек противника. Все задания были выполнены, при этом уничтожены: 33 автомашины с военным грузом и 60-ти человек пехоты противника. Этот факт подтверждается фотоснимками.

31 апреля в исключительно сложных метеоусловиях бомбардировал войска и артиллерию противника в районе города Ржева. За отличное выполнение боевого задания получил благодарность командующего ВВС Красной Армии.

В начале июня 1942 года в том же район бомбил скопление войск противника, в результате чего был взорван склад с боеприпасами (это подтверждено фотоснимками).

А 17 июня бомбил железнодорожную станцию «Ржев-южный» в составе девяти советских самолётов. Было разрушено железнодорожное полотно, подожжен эшелон с боеприпасами, несколько складов и станционных построек. За этот вылет был оценён командующим третьей армией.

На следующий день, 18 июня в составе девяти самолётов снова бомбил эту же самую цель, где был взорван склад с боеприпасами, уничтожено до 35 вагонов, разрушено до 25 метров железнодорожного полотна.

29 июня 1942 года. Этот день стал в военной судьбе Ильи Маликова переломным. Согласно официальным документам, в это день он получил очередное боевое задание и вылетел на бомбометание противника в районе Ржевского плацдарма. На боевом курсе прямым попаданием зенитного снаряда у Ильи была перебита правая нога выше колена. Но он держал курс до тех пор, пока штурман не сбросил бомбы на цель. Превозмогая боль в ноге, Илья повёл самолёт домой, перетянул через линию фронта, произвёл посадку с убранным шасси на своей территории и сразу же потерял сознание. Только исключительное самообладание, непреклонная сила воли Ильи Маликова спасли жизнь экипажу, а его самолёт был восстановлен через несколько дней.

Но в это время Маликова везли в госпиталь, где ему ампутировали правую ногу. После выздоровления, с протезом на правой ноге, он возвратился в полк с единственной просьбой: допустить его вновь к лётной работе на боевом самолёте ПЕ-2.

Он лишился ноги, но смог вернуться в строй и уничтожить живую и материальную силу противнику, долетев до Берлина на освоенном им новом самолёте ПЕ-2, совершив в конечном итоге 86 боевых вылетов. Он стал Героем Советского Союза.

Но сначала его к полётам не смогли допустить, а решили опробовать его силы на самолёте связи ПО-2, выполняя специальные задания командования по доставке важных донесений, боеприпасов, продовольствия и медикаментов. Таких перелётов было им совершено около 100. Но это не могло успокоить душу Ильи: он хотел сражаться. Летая на ПО-2, он неоднократно писал рапорты командованию с одной-единственной просьбой: допустить его к боевой работе на ПЕ-2. Наконец, последний рапорт получил «добро» и, после проведения соответствующих тренировок и проверок, он был допущен к боевой работе на ПЕ-2.

Его первый вылет состоялся 6 октября 1943 года: ведущим звена в составе эскадрильи бомбардировал с пикирования железнодорожный узел Гомель. Было уничтожено шесть вагонов, две автомашины, пассажирское здание, пакгаузы, депо. Лётчики наблюдали много очагов пожара в городе.

Много работы было и в 1944 году. Вылеты следовали один за другим. Например, 24 июня ведущим звена Маликов бомбардировал пункт Тихиничи. Уничтожено: две автомашины, две огневых пулемётных точки, отмечено 10 прямых попаданий в траншеи. На следующий день, 25 июня в составе группы Маликов разрушил четыре жилых дома в селе Старцы, отмечены прямые попадания в завод и склад. Вторым вылетом в этот же день в составе группы девяти самолётов успешно бомбардировал пункт Великие Ляды: уничтожено два орудия и прислуга артиллерийской батареи.

Через день, 27 июня ведущим звена бомбардировал восточную окраину города Бобруйска: уничтожена одна автомашина, разрушено пять жилых домов.
17 января 1945 года ведущим девятки с горизонтального полёта с двух заходов бомбардировал скопление эшелонов на железнодорожной станции Лодзь. Отмечены прямые попадания в железнодорожные эшелоны. А через день, 19 января 1945 года одиночными экипажами при сильном противодействии зенитной артиллерии противника, с пикирования, с двух заходов бомбардировал железнодорожный мост на реке Висла в районе Плоцка. Отмечено три разрыва на входе на железнодорожный мост, два прямых попадания в мост, уничтожена одна огневая точка.

«Скромный, дисциплинированный командир-лётчик, обладающей исключительной силой воли, до конца преданный делу партии Ленина-Сталина — таковы характерные черты этого неутомимого патриота своей Родины, который и впредь будет грозой для немецких фашистов.

За 86 успешно совершённых боевых вылета, из них 22 с пикирования, несмотря на протез, за мужество, отвагу и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистским захватчиками, за мастерство и умение бить врага достоин звания Героя Советского Союза», — говорится в наградном листе, подписанном Героем Советского Союза Воронковым, командиром 128-го бомбардировочного авиационного Калининского полка.

Май. Маресьев

Ничего нет в этом мире случайного. В этом убеждаюсь каждый раз. Руководитель регионального отделения ДОСААФ в Ростовской области Александр Красников, Герой России, в ходе открытия месячника военно-патриотической работы в ростовском Доме пионеров рассказал о том, что в этом году исполняется 100 лет со дня рождения Маресьева. Май для Маресьева стал символическим месяцем: 20 мая 1916 года он родился, 9 мая 1945 года он праздновал Победу, а 20 мая 2001 года его не стало.

Для многих людей он стал родным. И для меня тоже потому, что как и тысячи моих сверстников и всех других людей, которые прочли книгу «Повесть о настоящем человеке» — это всё навечно врезалось в память о необычайной силе духа человеческого. И очень хорошо, что это был наш, русский дух.

Я до сих по не могу понять, откуда все эти люди брали душевные силы, почему они стойче, чем мы?

Жаль, что сегодня, по сути дела, память о Маресьеве не становится всеобъемлющей. Лишь 20 мая, один день будут проходить мероприятия по всей России, а весь год только Волгоградская область решила чтить его память с помощью разных мероприятий. Уж не предаём ли мы его второй раз? Он не любил вспоминать, как после того, как его сбили, ему пришлось много дней и ночей идти, а потом ползти до своих людей. И когда, наконец, он услышал русскую речь — его спросили: «Ты немец?» — он не смог откликнуться от слабости. А люди, это тоже были советские люди, побоялись даже подойти поближе к нему. Это были взрослый отец и его малолетний сын. И только двое мальчиков подобрались к нему и приволокли в деревню, Алексей смог, наконец, перевести дух и впал в забытьё. Правда, этот эпизод в книгу Полевого не вошёл, он стал известен только после скрупулёзного расследования. До сих пор неизвестен и маршрут движения раненого лётчика. Не найден и его самолёт.

topwar.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о