«Катюша»: тайна первого залпа легендарного оружия

Загадка первого залпа

Официально первый залп 1-ая экспериментальная батарея «Катюш» ( 5 из 7 установок) под командованием капитана Флерова дала в 15 ч. 15 мин. 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу в Орше. Нередко приводится следующее описание произошедшего: «Над лощиной, поросшей кустарником, где затаилась батарея, взметнулось облако дыма и пыли. Раздался грохочущий скрежет. Выбрасывая языки яркого пламени, с направляющих пусковых установок стремительно соскользнуло более сотни сигарообразных снарядов.Какое то мгновение в небе были видны черные стрелы, с нарастающей скоростью набирающие высоту. Из их днищ с ревом вырывались упругие струи пепельно-белых газов. А потом все дружно исчезло.» (…)

«А через несколько секунд в самой гуще вражеских войск один за другим, дробно сотрясая землю, загремели взрывы. Там, где только что стояли вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим, взметнулись огромные гейзеры огня и дыма.»

Но если открыть любую справочную литературу, то можно увидеть, что город Орша был оставлен советскими войсками днем позже. И по кому был дан залп? Представить, что противник смог за считанные часы перешить колею железной дороги и загнать на станцию эшелоны проблематично.

Еще маловероятнее, что первыми в захваченный город у немцев входят поезда с боеприпасами, для доставки которых используются пусть даже трофейные советские паровозы и вагоны.

В наши дни получила распространение гипотеза о том, что капитан Флеров получил приказ уничтожить на станции советские эшелоны с имуществом, которое нельзя было оставлять врагу. Может и так, но прямых подтверждений этой версии пока нет. Другое предположение автору статьи доводилось слышать от одного из офицеров армии Белоруссии о том, что было произведено несколько залпов, и если 14 июля целью стали подходившие к Орше немецкие войска, то удар по самой станции был днем позже.

Но это пока гипотезы, которые заставляют думать, сопоставлять факты, но установленными и подтвержденными документами пока не являются. На данный момент периодически даже возникает ненаучный диспут, где же первый раз вступила в бой батарея Флерова – под Оршей или под Рудней? Расстояние между этими городами весьма приличное – напрямик более 50 км, а по дорогам гораздо дальше.

Читаем в той же не претендующей на научность «Википедии» - «14 июля 1941 года (город Рудня) стал местом первого боевого применения «Катюш», когда батарея реактивных минометов И. А. Флерова прямой наводкой накрыла скопление немцев на Базарной площади города. В честь этого события в городе стоит монумент — «Катюша» на пьедестале.».

Во-первых, прямая наводка для «Катюш» практически невозможна, а во-вторых оружие, действующее по площадям, накроет не только базарную площадь с немцами и видимо жителями города, но и несколько кварталов вокруг. Что там произошло - еще один вопрос. Одно можно констатировать достаточно точно – с самого начала новое оружие проявило себя с лучшей стороны и оправдало возлагавшиеся на него надежды. В записке начальника артиллерии РККА Н. Воронова на имя Маленкова 4 августа 1941 года отмечалось:

«Средства сильные. Следует увеличить производство. Формировать непрерывно части, полки и дивизионы. Применять лучше массировано и соблюдать максимальную внезапность».

russian7.ru

мифы, окружающие первый залп «Катюши» — Информационно-аналитический Центр (ИАЦ)

В протоколе допроса немецких военнопленных было отмечено, что «взятые в плен два солдата в деревне Попково сошли с ума от огня реактивных установок», а пленный ефрейтор заявил, что «случаев сумасшествия в деревне Попково было много от артиллерийской канонады советских войск». Таким был психологический эффект применения советской боевой машины залпового огня БМ-13 в июле 1941 года.

Когда же произошёл первый залп «Катюши», как её ласково называли советские солдаты? И каковы были цели этого залпа?

Рассмотрим это в нашем материале, посвящённом двум реактивным системам залпового огня: одной из самых эффективных систем прошлого и новейшей системе «Полонез» белорусско-китайского производства, которая может изменить расстановку сил на европейском театре действий.

Материал состоит из двух статей:

  • первая — посвящена боевой машине БМ-13 и тому, когда, где и при каких обстоятельствах состоялся первый залп «Катюши»,
  • вторая — посвящена новой белорусско-китайской реактивной системе залпового огня (РСЗО), которая по некоторым сведениям является «квазибаллистической», а значит — может изменить расклад сил в Европе.

Справка

БМ-13 — советская боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны, наиболее массовая и знаменитая советская боевая машина (БМ) этого класса. Наиболее широко известна под народным прозвищем «Катюша», солдаты Третьего рейха называли её «орга́н Сталина» из-за звука, издаваемого оперением ракет.

Первый залп «Катюши» — первое боевое применение боевой машины БМ-13 состоялось 14 июля 1941 года под Оршей. Первые залпы произвела первая отдельная экспериментальная батарея полевой реактивной артиллерии Красной Армии под командованием капитана И.А. Флёрова.

Капитан Иван Андреевич Флёров arms-expo.ru

Батарея была сформирована в конце июня 1941 года и укомплектована семью боевыми установками РНИИ (Реактивного Научно-Исследовательского Института) РККА и одной 122-мм пристрелочной гаубицей.

После трёх пристрелочных выстрелов из гаубицы 14 июля в 15 часов 14 минут батарея открыла огонь по железнодорожному узлу Орша, где по донесению войсковой разведки сосредоточилось много вражеской техники. Было выпущено 112 РС (реактивных снарядов).

Конструктор Алексей Попов arms-expo.ru

По воспоминаниям А.С. Попова, одного из создателей «Катюш»:

«железнодорожный узел был стёрт с лица земли». Фашисты были буквально ошеломлены этим огневым смерчем из непонятного для них оружия и в панике стали спасаться бегством. Противнику потребовалось значительное время, чтобы собрать деморализованные подразделения».

В тот же день огневой удар из нового оружия был произведен по немецкой переправе через реку Оршицу. Результат был такой же.

В этот день в своем дневнике начальник немецкого Генерального штаба Гальдер записал:

«14 июля под Оршей русские применили неизвестное до этого времени оружие. Огненный шквал снарядов сжег железнодорожную станцию Орша, все эшелоны с личным составом и боевой техникой приехавших военных частей. Плавился металл, горела земля».

8 августа 1941 года «Катюши» были задействованы на киевском направлении (https://www.popmech.ru/made-in-russia/12625-vykhodila-na-bereg-katyusha-kanonada/). Об этом свидетельствуют следующие строки секретного донесения члену ЦК ВКП (б) Маленкову:

«Сегодня на рассвете на киевском УРе были использованы известные Вам новые средства. Били по противнику на глубину до 8 километров. Установка чрезвычайно эффективная. Командование участка, где стояла установка, доложило, что после нескольких поворотов круга противник совершенно прекратил нажим на участок, откуда действовала установка. Наша пехота смело и уверенно пошла вперед».

В том же документе указывается, что применение нового оружия вызвало первоначально неоднозначную реакцию советских солдат, ранее не видавших ничего подобного.

«Передаю так, как рассказывали красноармейцы: «Слышим рокот, потом пронзительный вой и большой огненный след. Среди некоторых наших красноармейцев поднялась паника, а потом командиры разъяснили, откуда и куда бьют… это вызвало в буквальном смысле ликование бойцов. Очень хороший отзыв дают артиллеристы…»

Таким были первые боевые применения «Катюш».

Видео: https://www.youtube.com/watch?v=hMM9ehs6fXs

Часто о рождении «Катюши» утверждается, что советское высшее военное командование впервые увидело её за несколько дней, а правительство постановило принять на вооружение за несколько часов до начала войны. И это верно в отношении конкретной модели БМ-13, но разработка установок залпового огня началась раньше.

Ещё за два с половиной года до начала войны — с 8 декабря 1938 года по 4 февраля 1939 года — на полигоне ГАУ в Казахстане были успешно проведены полигонные и государственные испытания механизированных установок залпового огня на автомашине ЗИС-5: 24-зарядной МУ-1 и 16-зарядной МУ-2 для стрельбы ракетными снарядами РС-132.

У МУ-1 был отмечен ряд недостатков, а МУ-2 (чертеж № 199910) на трёхосной автомашине ЗИС-6 было запланировано принять на вооружение в 1939 году. Госкомиссию возглавлял зам начальника ГАУ и начальник Арткома комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) В.Д. Грендаль.

Пред самым началом Финской войны с 26 октября по 9 ноября 1940 года на Ржевском полигоне под Ленинградом были проведены показательные стрельбовые испытания ракетной техники, в числе которых была пусковая механизированная установка БМ-13-16 на шасси ЗИС-6.

Комиссию возглавлял начальник артиллерии РККА комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) Н.Н. Воронов. На основании положительных результатов испытаний НИИ-3 обязали внедрить в 1940 году в промышленности серийное производство механизированных установок БМ-13-16, названных «объектом 233» (интересно, что выпуск РС-132 на НИИ-3 не возлагался, так весь этот год осуществлялся серийными заводами наркомата боеприпасов).

Известно, что несколько типов ракетных установок на танках использовались при прорыве «Линии Маннергейма». О том, что именно «Катюши» серийно выпускались ещё до начала войны, свидетельствуют ещё ряд фактов:

  • из 7 пусковых установок флёровской батареи лишь 3 были изготовлены НИИ-3, а остальные 4 где-то ещё
  • уже 3 июля был сформирован первый дивизион «Катюш» (43 установки, включая 7 флёровских)
  • уже к середине августа 1941 года было сформировано 9 четырёхдивизионных полков «Катюш» (по 12 установок в каждом), 45 дивизионов, а в сентябре ещё 6 трехдивизионных полков вооружённых боевыми установками БМ-8 и БМ-13. Полк состоял из трёх дивизионов трёхбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Формируемые полки получили наименование «гвардейских минометных полков (ГМП) артиллерии Резерва ВГК».

В сети довольно много публикаций о том, что первый залп «Катюши» был осуществлён по захваченным немцами советским эшелонам, в составе которых, некоторые предполагают даже наличие установок «Катюш», какое предположение позволяет им писать красивые заголовки, вроде:

Начало таким публикациям положила статья Андрея Александровича Петрова, которого всегда представляют как инженера и полковник запаса, видимо, чтобы придать словам бывшего военного больший вес:

Эта статья, как можно заметить, была опубликована в известной либеральной газете «Независимая газета» и была скопирована другими ресурсами, иногда с творческими дополнениями:

В статье Андрея Петрова, изобилующей натяжками, ничем необоснованными предположениями и просто откровенными выдумками, которая и лежит в основе прочих статей, затрагивающих эту тему, утверждается «с точностью досланного патрона в патронник» следующее:

«Первое. Немцы внезапно захватили Оршу.
Второе. Железнодорожный узел оказался забит нашими воинскими эшелонами.
Третье. Среди них были особо важные. Нельзя было допустить, чтобы именно эти эшелоны достались противнику.
Четвёртое. Генерал Кариофилли точно знал, что на станции Орша скопление эшелонов (при этом обычно не уточняется, что это были наши эшелоны).

Пятое. Боевое применение БМ-13 позволило успешно решить возникшую проблему. Немцы мало что смогли заполучить».

Основным аргументом, на который упирает автор, делая такие выводы является то, что немцы просто не могли успеть ко времени, когда был осуществлён первый залп «Катюши», забить Оршу своими эшелонами. Всё остальное — крутится вокруг этого. Разберёмся с этим аргументом поподробнее, проверив смелое утверждение автора о нерасторопности гитлеровцев.

http://lemur59.ru/sites/default/files/images/smolensk%20%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0.jpg

9 июля 1941 года немцы уже находятся в Борисове (от которого до Орши — 130 км), а к 10 июля — стоят практически под Оршей всего в 40—50 км. А теперь найдём, с какой скоростью немцы осуществляли перешивку колеи.

По словам генерал-майора Гереке, начальника главного транспортного управления, солдаты-железнодорожники обеспечивают 20 км в день перешивки на немецкую колею. Немецкая колея пролегла до самого Смоленска, однако выйти на мощности, необходимые для бесперебойной подготовки к наступлению, так и не удалось (https://history.wikireading.ru/2600).

Также Роберт Форчик пишет, что два железнодорожных полка, приданных ГА «Центр», перешивали до 20 км путей в день (Robert Forczyk ‘Moscow 1941. Hitler’s first defeat’, 2006. P. 23)

Простые вычисления: 5 дней на 20 км — 100 км перешитых дорог.

К тому же добавим, что потребность армий группы «Центр» в перешивке дорог была очень высокой:

«Согласно расчетам группа армий «Центр» ежедневно нуждалась в 34 железнодорожных составах (каждый по 450 т) для решения всех поставленных ей задач. Однако она получала максимум 18, да и то в лучшем случае. 9-я армия (группа армий «Центр») в начале июля жаловалась на недопоставку двух третей ежедневных грузов (https://history.wikireading.ru/2600)».

Поэтому немцы были очень мотивированы в скорейшем использовании узла Орша, по какой причине утверждение о том, что на станции были советские эшелоны — основано лишь на предположении о том, что немцы не успели бы, по личному мнению автора статьи, осуществить операцию перешивки, что не соответствует действительным возможностям техники и потребностям немцев. А потребности эти не удовлетворялись и в августе 1941, что можно понять из дневника Гальдера Франца (Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971). Запись от 3 августа 1941 года:

«Положение с боеприпасами улучшилось также и в войсках группы армий «Север», где железнодорожная колея перешита на немецкий эталон {425} до Пскова».

Запись от 11 августа:

«В полосу группы армий «Центр» ежедневно прибывает только 13 эшелонов. Причиной этого является перешивка железнодорожной колеи и выход из строя части подвижного состава» (http://militera.lib.ru/db/halder/1941_08.html).

Причём мы делаем бо-о-ольшую скидку, указывая 100 км, когда линия фронта на 10 июля проходит уже под Оршей, а значит с 10 числа у немцев в этом районе — устойчивый тыл и у них есть время на перешивку дороги.

http://ulansv.narod.ru/sol/mapsol/smsrag41.jpg

Но другие авторы с упоением и даже художественным приукрашиванием копируют текст этой статьи (яркий пример — http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=7254). А некоторые идут дальше и, пытаясь подкрепить свои измышления о сговоре Сталина и Гитлера, пишут:

«Как ни странно, оказалось, что, скорее всего, первый залп флёровских «Катюш» был сделан по составу (или по составам) других «Катюш», которые двинулись к западной границе еще до начала войны, чтобы по тайной договоренности Сталина и Гитлера о Великой транспортной антибританской операции через Германию перебросить к берегам Ла-Манша (такую гипотезу начала войны один из авторов этой публикации впервые опубликовал в 2004 году)».

Разбором этой смелой гипотезы мы не будем заниматься, в сети много разоблачений резуновщины (http://ruxpert.ru/Мифы_о_Великой_Отечественной_войне):

Отметим только смелость авторов в отношении цели первого залпа «Катюш». И сомнительность «главного аргумента».

Боевая машина БМ-13 «Катюша» была оружием массовым и сыграла большую роль во всех ключевых военных событиях Великой Отечественной войны. В заключение хотелось бы отметить, что история советской реактивной артиллерии в годы войны остаётся одной из очень непростых и даже можно сказать «скользких» тем, которая ещё ждет своего исследователя.

Что же говорить о современных системах вооружения, о которых информация многократно искажается в целях сокрытия их реальных возможностей?

Во второй статье мы рассмотрим новую белорусско-китайскую военную разработку, названную «Полонез», перспективы оснащения ею белорусской армии и связанные с этим возможные изменения соотношения сил на европейском театре военных действий.

Загадка первого залпа «катюш» http://nvo.ng.ru/history/2008-06-20/12_katusha.html

Катюша. Мифы и реальность http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=7254

Первый залп «Катюш» был по «Катюшам»? (http://www.arms-expo.ru/news/archive/pervyy-zalp-katyush-byl-po-katyusham-16-07-2012-14-38-00/)

«Катюша»: загадки легенды http://russian7.ru/post/katyusha-zagadki-legendy/

«Катюша»: оружие победителей

https://www.popmech.ru/made-in-russia/12625-vykhodila-na-bereg-katyusha-kanonada/

«Катюша»

http://rolershar.ru/katyusha/

Железные дороги СССР и Третьего рейха в период ВОВ

https://reibert.info/threads/zheleznye-dorogi-sssr-i-tretego-rejxa-v-period-vov.330030/

«Катюша»: загадки легенды
http://russian7.ru/post/katyusha-zagadki-legendy/

Кершоу Роберт. 1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо Железных
https://history.wikireading.ru/2600

Полковник в отставке. Герман Теске. Военное значение транспорта
http://militera.lib.ru/h/ergos/19.html

Коллектив авторов. Железнодорожные войска России
http://militera.lib.ru/h/zheleznodorozhnye_voyska_rossii/25.html

Перешивка ж/д колеи. Можайск, январь 1942

http://wap.militera.borda.ru/?1-17-80-00000121-000-0-0-1328295793

inance.ru

«Катюша»: когда она дала свой первый залп

Загадка первого залпа

Официально первый залп 1-ая экспериментальная батарея «Катюш» ( 5 из 7 установок) под командованием капитана Флерова дала в 15 ч. 15 мин. 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу в Орше. Нередко приводится следующее описание произошедшего: «Над лощиной, поросшей кустарником, где затаилась батарея, взметнулось облако дыма и пыли. Раздался грохочущий скрежет. Выбрасывая языки яркого пламени, с направляющих пусковых установок стремительно соскользнуло более сотни сигарообразных снарядов.Какое то мгновение в небе были видны черные стрелы, с нарастающей скоростью набирающие высоту. Из их днищ с ревом вырывались упругие струи пепельно-белых газов. А потом все дружно исчезло.» (…)

«А через несколько секунд в самой гуще вражеских войск один за другим, дробно сотрясая землю, загремели взрывы. Там, где только что стояли вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим, взметнулись огромные гейзеры огня и дыма.»

Но если открыть любую справочную литературу, то можно увидеть, что город Орша был оставлен советскими войсками днем позже. И по кому был дан залп? Представить, что противник смог за считанные часы перешить колею железной дороги и загнать на станцию эшелоны проблематично.

Еще маловероятнее, что первыми в захваченный город у немцев входят поезда с боеприпасами, для доставки которых используются пусть даже трофейные советские паровозы и вагоны.

В наши дни получила распространение гипотеза о том, что капитан Флеров получил приказ уничтожить на станции советские эшелоны с имуществом, которое нельзя было оставлять врагу. Может и так, но прямых подтверждений этой версии пока нет. Другое предположение автору статьи доводилось слышать от одного из офицеров армии Белоруссии о том, что было произведено несколько залпов, и если 14 июля целью стали подходившие к Орше немецкие войска, то удар по самой станции был днем позже.

Но это пока гипотезы, которые заставляют думать, сопоставлять факты, но установленными и подтвержденными документами пока не являются. На данный момент периодически даже возникает ненаучный диспут, где же первый раз вступила в бой батарея Флерова – под Оршей или под Рудней? Расстояние между этими городами весьма приличное – напрямик более 50 км, а по дорогам гораздо дальше.

Читаем в той же не претендующей на научность «Википедии» - «14 июля 1941 года (город Рудня) стал местом первого боевого применения «Катюш», когда батарея реактивных минометов И. А. Флерова прямой наводкой накрыла скопление немцев на Базарной площади города. В честь этого события в городе стоит монумент — «Катюша» на пьедестале.».

Во-первых, прямая наводка для «Катюш» практически невозможна, а во-вторых оружие, действующее по площадям, накроет не только базарную площадь с немцами и видимо жителями города, но и несколько кварталов вокруг. Что там произошло - еще один вопрос. Одно можно констатировать достаточно точно – с самого начала новое оружие проявило себя с лучшей стороны и оправдало возлагавшиеся на него надежды. В записке начальника артиллерии РККА Н. Воронова на имя Маленкова 4 августа 1941 года отмечалось:

«Средства сильные. Следует увеличить производство. Формировать непрерывно части, полки и дивизионы. Применять лучше массировано и соблюдать максимальную внезапность».

russian7.ru

Оружие победителей: особые, секретные, универсальные "Катюши"

Сергей Варшавчик, для РИА Новости

Вторая мировая войнаРовно 75 лет назад, 14 июля 1941 года, был сделан первый залп реактивной артиллерийской установки "Катюша". В годы войны гвардейские минометы стали грозным оружием, без которого не начиналось ни одно крупное наступление.

Первые залпы

В этот день особая батарея ракетного действия капитана Ивана Флерова нанесла удар по центру смоленского города Рудня, занятого врагом. 16 июля 1941 года ракетчики разгромили железнодорожную станцию Орша, а через несколько часов произвели залп из семи пусковых установок БМ-13 по переправляющимся немецким войскам в районе реки Оршицы.

Командир первой батареи реактивной артиллерии "катюш" Иван Андреевич Флеров

БМ-13 (боевая машина 132- мм снарядов) представляла собой довольно компактное, но вместе с тем грозное оружие. Смонтированная на основе 4- тонного грузовика повышенной проходимости ЗиС-6, внешне БМ-13 была похожа на сложенный понтон, однако 16 ее реактивных снарядов, крепящихся на рельсы направляющих установок, били более чем на 8 километров.

При одновременном залпе нескольких машин за несколько секунд сотни вылетающих реактивных снарядов диаметром 132 миллиметра и весом в 23 килограмма, накрывали значительную площадь, вызывая на ней разрушения и пожары. После залпа батарея тут же меняла дислокацию, чтобы не попасть под бомбежку люфтваффе.

Мощное оружие произвело сильное впечатление и на врага, и на советские войска. Первые спешно информировали командование о появлении у Красной Армии нового вида оружия, стреляющего ракетообразными снарядами. Вторые вжимали головы в плечи, когда над ними с диким ревом проносились реактивные снаряды, вздымая в расположении немцев высокие и частые фонтаны взрывов.

Как кость в горле: три года обороны ЛенинградаЛетом 1941 года, помимо подчиненных Флерова, успешно зарекомендовал себя на фронте и ряд других экспериментальных батарей ракетного действия — например, лейтенанта Александра Куна или старшего лейтенанта Петра Дегтярева. Бойцы последнего нанесли первый удар по наступающему врагу 3 августа 1941 года под Ленинградом.

Машина — как песня

Убедившись в надежности и эффективности нового оружия, Ставка Верховного главнокомандования отдала приказ о формировании более крупных бесствольных артиллерийских частей — дивизионов и полков. Они получили название гвардейских минометных частей. Звание гвардейских подчеркивало особый характер новых войск, а в целях секретности, они именовались "минометными".

"Катюша" 12-го гвардейского минометного дивизиона, найденная на дне Шатовского водохранилища

Боевые реактивные пусковые установки "Катюши"Боевые же машины бойцы и командиры РККА вскоре окрестили "Катюшами". По одной из версий, женское имя дал сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сопронов, который присутствовал при первом залпе батареи Флерова. В ответ на восхищенный возглас красноармейца Каширина: "Вот это песня!", Сопронов ответил: "Катюша!", имея в виду известное произведение композитора Михаила Исаковского на слова Матвея Блантера.

По другой версии, название мог дать индекс "К", указывающий на то, что реактивные установки производились на Воронежском заводе имени Коминтерна. Немцы за характерное завывание снарядов в полете, прозвали "Катюши" "сталинскими орга́нами".

Разработка ракетного оружия и снарядов к нему началась задолго до Великой Отечественной — сразу по окончании гражданской войны. Весной 1921 года в Москве начала "Лаборатория для разработки изобретений Н.И.Тихомирова" активно трудилась над реактивными снарядами (в просторечии, эр-эсами).

Подготовка военной техники к параду Победы в Калининградской области

В интересах ВВС

Весной 1928 года на полигоне под Ленинградом состоялся успешный полет ракеты на бездымном порохе, осуществленный лабораторией Тихомирова. В 1933 году в Москве был создан Ракетный научно-исследовательский институт, объединивший всех советских ученых, работавших над разработкой этого вида оружия.

В первую очередь, конструкторы трудились для Военно-Воздушных Сил. В итоге, по результатам полигонных испытаний, в 1937 году на вооружение советской авиации были приняты 82-мм, а в 1938-м — 132-мм реактивные снаряды (РС). После этого на заводах началось серийное изготовление РС.

Реактивные установки залпового огня ("Катюши") на огневой позиции 3-го Белорусской фронта в 1943 году

В 1940 году Наркомат боеприпасов произвел более 152 тысяч авиационных ракет. Боевую же обкатку РС прошли в 1939 году, будучи выпущены советскими летчиками по врагу в ходе конфликта на Халхин-Голе — в результате их применения японцы потеряли несколько своих самолетов.

Боевая подруга

Параллельно шла работа над адаптацией РС для бесствольных артиллерийских установок. В марте 1941 года они прошли успешное испытание на полигоне и, буквально накануне войны, 21 июня 1941 года, правительством страны было принято решение о принятии на вооружение БМ-13 и их серийном производстве.

С августа 1941 года у БМ-13 появилась "боевая подруга" — самоходная артиллерийская установка БМ-8-24, вооруженная 24 82-мм ракетами, смонтированная на шасси легких танков Т-40 и Т-60. Она также размещалась на грузовиках ЗиС-6 и даже на бронепоездах.

В 1942 году БМ-8 стала вооружаться 48-ми эресами. С 1943 года БМ-13 превратилась в БМ-13-Н (нормализированная), когда вместо ЗиС-6 реактивные установки стали монтироваться на шасси ленд-лизовских "студебеккеров".

"Ванюши" против "Катюш"

К моменту нападения на Советский Союз у немцев на вооружении уже были свои реактивные минометы залпового огня — "небельверферы-41", по аналогии с "Катюшей" получившие в Красной Армии прозвище "Ванюша" или "ишак" — за характерный ревущий звук в полете. Небельверфер имел шесть 158,5-мм стволов и стрелял 35-килограммовыми снарядами на расстояние до почти семи километров.

Первое их применение на Восточном фронте состоялось в июне 1941-го при штурме Брестской крепости, по которой было выпущено свыше 2880 реактивных фугасных мин. Позднее, на вооружение вермахта поступила более мощная модификация — "небельверфер-42", в которой применялись пять 113-килограммовых снарядов.

"Небельверферы" были созданы на основе противотанковой пушки PAK35/36 и перевозились с помощью полугусеничного тягача. В боевом положении ракетная установка отцеплялась, станины разводились, после чего расчет производил залп.

Палочка-выручалочка для пехоты и танкистов

В первую половину войны, до 1943 года, когда советская авиация начала завоевывать господство в воздухе, довольно низкая мобильность своих реактивных установок не сильно беспокоила немцев. По сравнению с "катюшами", реактивные снаряды "небельверферов" имели меньшую дальность стрельбы, а также куда более низкое поджигающее и травматическое воздействие.

Части гвардейских минометов, куда направлялись наиболее подготовленные бойцы и командиры, подчинялись непосредственно Сталину, как Верховному главнокомандующему. Они временно придавались, как средство усиления, стрелковым дивизиям первого эшелона, ведущих ожесточенные оборонительные бои. Зачастую "Катюши" становились палочкой-выручалочкой для пехоты и танкистов.

В директиве от 1 октября 1941 года Ставка Верховного главнокомандования указывала на то, что боевые машины М-8 и М-13 недооцениваются командным составом и нередко применяются совершенно неправильно.

Бить не пальцами, а кулаком

План "Барбаросса": предпосылки и последствияА потому, СВГ приказывала: "Дивизионы и батареи М-8 и М-13 применять только по крупным, разведанным целям (скопление пехоты, моторизованных частей, танков, артиллерии и по переправам). Огонь по отдельным мелким целям категорически воспретить".

В документе подчеркивалось, что применять "Катюши" следует не отдельными установками, а целыми дивизионами. При этом категорически запрещалось проводить пристрелку целей М-8 и М-13 и усиленно рекомендовалось делать это полковыми орудиями — чтобы не тратить РС впустую.

Мощность же одновременного залпа одного дивизиона "Катюш" была эквивалентна залпу сразу двенадцати тяжелых гаубичных полков калибра 152-мм. После окончания битвы за Москву высшее командование свело гвардейские минометные подразделения в более крупные формирования — полки, которые и стали основной тактической единицей этого вида войск.

Действовать, как сыгранный оркестр

Как правило, в полку было три дивизиона БМ-8 или БМ-13. Также придавался зенитный дивизион и подразделения обслуживания. Такая воинская часть насчитывала 36 боевых установок и почти полторы тысячи человек личного состава.

Боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны БМ-13 на Красной площади в Москве во время торжественного марша

Этот полк должен был действовать четко, слаженно и быстро, как единый механизм. Из-за большого рассеивания снарядов "катюши" не могли вести огонь по целям, которые были расположены ближе 700 метров к переднему краю советских войск. И поэтому гвардейские минометчики всегда должны были точно знать расположение своих частей.

Пуск РА, с их ярким пламенем и четко различимой на большом расстоянии траекторией снарядов, давал противнику возможность быстро засекать место позиций "Катюш". В ответ открывался яростный артиллерийский и минометный огонь, а также вылетали бомбардировщики.

Сбивая врага с горных перевалов

Как правило, вражеские удары приходились по уже опустевшему месту, но при этом доставалось другим родам войск, в первую очередь пехоте. Чтобы избежать ненужных жертв, в наступлении ракетчики выбирали свои позиции первыми, а остальные благоразумно старались держаться от них подальше.

Пусковые установки монтировали не только на автомашины, танки и поезда. Летом и осенью 1942 года, во время битвы за Кавказ, когда возникла необходимость выбивать немцев с горных перевалов, оказалось, что обычные горные пушки это сделать бессильны.

Советские артиллеристы во время боев на улицах Берлина

Тогда за короткий срок в мастерских Сочи были изготовлены горные реактивные установки на базе БМ-8, которые весили по 68 килограмм и собирались на месте пуска, в горах. В 1944-м смонтированные на базе "виллисов", горные "Катюши" отлично зарекомендовали себя в боях в Карпатах.

Братец "Андрюша"

День Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годовНе был забыт и флот. Ракетными установками на Черном море вооружались торпедные катера. 20 сентября 1942 года моряками катера № 54 старшего лейтенанта Александра Куракина было потоплено первое вражеское судно. В дальнейшем морские ракетчики отважно действовали при прикрытии десантов под Новороссийском и в Крыму.

Реактивные установки активно использовались на всех фронтах Великой Отечественной — от дивизиона "Катюш" в Сталинграде до целых полков, применяемых с 1943 года в начале каждого крупного наступления, как сигнал к общей артиллерийской подготовке.

В 1944 году у "Катюши" появился братец "Андрюша". Так прозвали в войсках модификацию гвардейских минометов — БМ-31-12. Дальность стрельбы "Андрюши" была куда ниже, чем у БМ-13 и БМ-8, зато улучшилась кучность стрельбы, и стало возможно вести ее под разными углами.

Автомобиль Studebaker с оружейной системой "Катюша" во время автопробега во Владивостоке

Кроме того, БМ-12-12 стреляли более мощными 300-мм 92-килограммовыми снарядами. Поэтому, в конце войны, когда немцы ожесточенно обороняли свои города, объявляя их неприступными крепостями, "Андрюши" устанавливали в окнах домов и били по близкому врагу.

ria.ru

Каким был первый бой легендарной «Катюши»

Загадка первого залпа

Официально первый залп 1-ая экспериментальная батарея «Катюш» ( 5 из 7 установок) под командованием капитана Флерова дала в 15 ч. 15 мин. 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу в Орше. Нередко приводится следующее описание произошедшего: «Над лощиной, поросшей кустарником, где затаилась батарея, взметнулось облако дыма и пыли. Раздался грохочущий скрежет. Выбрасывая языки яркого пламени, с направляющих пусковых установок стремительно соскользнуло более сотни сигарообразных снарядов.Какое то мгновение в небе были видны черные стрелы, с нарастающей скоростью набирающие высоту. Из их днищ с ревом вырывались упругие струи пепельно-белых газов. А потом все дружно исчезло.» (…)

«А через несколько секунд в самой гуще вражеских войск один за другим, дробно сотрясая землю, загремели взрывы. Там, где только что стояли вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим, взметнулись огромные гейзеры огня и дыма.»

Но если открыть любую справочную литературу, то можно увидеть, что город Орша был оставлен советскими войсками днем позже. И по кому был дан залп? Представить, что противник смог за считанные часы перешить колею железной дороги и загнать на станцию эшелоны проблематично.

Еще маловероятнее, что первыми в захваченный город у немцев входят поезда с боеприпасами, для доставки которых используются пусть даже трофейные советские паровозы и вагоны.

В наши дни получила распространение гипотеза о том, что капитан Флеров получил приказ уничтожить на станции советские эшелоны с имуществом, которое нельзя было оставлять врагу. Может и так, но прямых подтверждений этой версии пока нет. Другое предположение автору статьи доводилось слышать от одного из офицеров армии Белоруссии о том, что было произведено несколько залпов, и если 14 июля целью стали подходившие к Орше немецкие войска, то удар по самой станции был днем позже.

Но это пока гипотезы, которые заставляют думать, сопоставлять факты, но установленными и подтвержденными документами пока не являются. На данный момент периодически даже возникает ненаучный диспут, где же первый раз вступила в бой батарея Флерова – под Оршей или под Рудней? Расстояние между этими городами весьма приличное – напрямик более 50 км, а по дорогам гораздо дальше.

Читаем в той же не претендующей на научность «Википедии» - «14 июля 1941 года (город Рудня) стал местом первого боевого применения «Катюш», когда батарея реактивных минометов И. А. Флерова прямой наводкой накрыла скопление немцев на Базарной площади города. В честь этого события в городе стоит монумент — «Катюша» на пьедестале.».

Во-первых, прямая наводка для «Катюш» практически невозможна, а во-вторых оружие, действующее по площадям, накроет не только базарную площадь с немцами и видимо жителями города, но и несколько кварталов вокруг. Что там произошло - еще один вопрос. Одно можно констатировать достаточно точно – с самого начала новое оружие проявило себя с лучшей стороны и оправдало возлагавшиеся на него надежды. В записке начальника артиллерии РККА Н. Воронова на имя Маленкова 4 августа 1941 года отмечалось:

«Средства сильные. Следует увеличить производство. Формировать непрерывно части, полки и дивизионы. Применять лучше массировано и соблюдать максимальную внезапность».

russian7.ru

Загадка первого залпа "катюш" / История / Независимая газета

"Катюши" были эффективны в любое время года.
Картина Ф. Усыпенко "Ответ гвардейцев-минометчиков"

То, что у нас до сих пор нет правдивой и достоверной истории Великой Отечественной войны, факт очевидный. Причем речь идет не только о каких-то «белых пятнах» (которых и сейчас более чем достаточно), а о событиях, давно и подробно описанных в различных трудах.

КОГДА ЭТО БЫЛО?

Одно из таких событий – первое боевое применение боевых машин реактивной артиллерии БМ-13 14 июля 1941 года под Оршей. Казалось бы, тут никаких вопросов и быть не может – все и так известно, причем в деталях. И тем не менее...

Давайте прочтем всем доступный и многим, наверняка, хорошо знакомый текст (на источник не имеет смысла ссылаться, поскольку все изложенное ниже кочует из издания в издание).

«┘Впервые реактивная артиллерия участвовала в бою в июле 1941 г. под Оршей. В районе города вели тяжелый оборонительный бой части 73-й стрелковой дивизии. В ночь на 14 июля фашисты захватили Оршу. С утра сюда один за другим стали прибывать вражеские эшелоны с войсками, военной техникой, горючим и боеприпасами. Чтобы задержать наступление противника, заместитель начальника артиллерии Западного фронта генерал Г.С.Кариофилли утром 14 июля поставил командиру 1-й отдельной батареи реактивной артиллерии капитану И.А.Флерову (семь БМ-13 и 122-мм пристрелочная гаубица) задачу: произвести залп по скоплению эшелонов врага на железнодорожном узле Орша.

В 15 часов 15 минут после трех пристрелочных выстрелов из 122-мм гаубицы из лощины донесся рев и скрежет, вверх вырвались черные клубы дыма, взметнулись ввысь более сотни краснохвостых снарядов. Залп состоялся.

На эшелоны врага, находившиеся на железнодорожном узле, обрушился огненный смерч. Реактивные снаряды разрывались в самой гуще вагонов с боеприпасами, горючим, техникой, людьми. Все дрожало, как при землетрясении. Через несколько минут после залпа железнодорожный узел превратился в море огня, над которым клубился густой дым. Обезумевшие гитлеровцы метались в раскаленном дыму. Множество солдат и офицеров врага было уничтожено».

«И что же здесь непонятного?» – спросит неискушенный читатель. Да почти все. Но давайте по порядку.

Итак, «в ночь на 14 июля фашисты захватили Оршу».

Что в данном случае имелось в виду конкретно? Вполне возможно, промежуток темного времени суток – начиная примерно с захода – около 22 часов – и до восхода солнца – около четырех часов утра. То есть германские части могли взять Оршу и в 22 часа, и в 4 часа утра. Однако в июле 1941-го немцы по ночам не воевали (и этот факт широко известен). Стало быть, если Орша была оставлена «в ночь» 14 июля, речь может идти только о светлом времени суток.

Теперь элементарно прикидываем: подъем, завтрак (у немцев с этим в первые месяцы войны было очень строго), постановка боевых задач, по машинам и только затем – в бой. Следовательно, в Оршу подразделения вермахта вошли не ранее шести часов утра. По-другому (если, напомню вновь, «в ночь на 14 июля фашисты захватили Оршу») просто не получается.

Кстати сказать, при каких обстоятельствах советские войска потеряли Оршу, официальные источники и поныне хранят молчание. Захвачена – и все тут. Однако читаем дальше. «С утра сюда один за другим стали прибывать вражеские эшелоны с войсками, военной техникой, горючим и боеприпасами».

Опять-таки не совсем понятно, что это такое – «с утра». Утро начинается с восхода и формально продолжается до полудня. То есть речь может идти о сравнительно большом промежутке времени – около восьми часов. В какой момент «утра» начали «прибывать вражеские эшелоны»?

ПОРАЗИТЕЛЬНЫЕ НЕСУРАЗИЦЫ

Впрочем, в данном предложении более интересно другое. Если начали прибывать именно вражеские эшелоны, то, стало быть, отечественный железнодорожный путь к тому времени был уже перешит на западноевропейскую колею. То есть «в ночь» заняли, а к утру уже и пути переделали.

Хорошо. Допустим, с такой скоростью немцы колею не перешивали. Они воспользовались нашими железнодорожными путями. И нашим же подвижным составом. И нашими же локомотивами. Их, выходит, было захвачено много. Ведь речь в тексте идет о «скоплении эшелонов». Но тогда как-то некрасиво получается. Ведь директива Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня 1941 года недвусмысленно требовала: «┘при вынужденном отходе частей Красной Армии необходимо угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона┘»

Между тем – пусть и при внезапном отходе – уничтожить паровозы, взорвать входные стрелки не так уж трудно. Или как же надо бежать, чтобы не успеть сделать даже этого? Получается, Орша оказалась в руках немцев неповрежденной? Крупнейший железнодорожный узел Белоруссии достался врагу в абсолютно исправном состоянии?

Правда, согласно тексту, нет никакой логики и в действиях противника. Предположим, ему удалось захватить некоторое количество отечественного исправного подвижного состава. В первые месяцы 1941 года и не такое бывало. Но тогда вот что получается. В месте, где заканчивается западноевропейская колея, немцы организовывают своеобразную перевалочную базу – разгружают свои воинские эшелоны (крытые вагоны, платформы, цистерны), а затем – без промедления – перегружают боеприпасы, продовольствие, горючее и т.д. на захваченный советский подвижной состав. Совершенно фантастическое зрелище.

Достаточно только представить перекачку горючего из одной цистерны в другую. Ведрами, что ли, делать это в прифронтовой полосе? Подобный образ действий намного увеличил бы время доставки материальных средств непосредственно до войск. И все это предпринимается с одной целью – пригнать эшелоны в только что взятый город. Фактически – на передний край. На железнодорожный узел, находящийся в зоне огневого воздействия советской артиллерии. Уж в чем-чем, но в дурости немцев обвинять нельзя.

Опять-таки после взятия населенного пункта – первые мероприятия (проводились и проводятся любой армией) – прочесывание и разминирование. А тут – прибытие, причем одного за другим – воинских эшелонов. Абсурд, и это самое мягкое определение происходящего.

И вновь с нашей стороны картина выглядит весьма неприглядно: мало того, что Оршу сдали немцам в целости и сохранности, крупнейший железнодорожный узел даже не заминировали. Это уже на грани воинского преступления...

Поневоле встаешь в тупик и при внимательном прочтении этого пассажа: «Чтобы задержать наступление противника, заместитель начальника артиллерии Западного фронта генерал Г.С.Кариофилли утром 14 июля поставил командиру 1-й отдельной батареи реактивной артиллерии капитану И.А.Флерову... задачу: произвести залп по скоплению эшелонов врага на железнодорожном узле Орша».

«В ночь» немцы с утра захватывают Оршу. С утра туда начинают «прибывать вражеские эшелоны». Но Георгий Спиридонович Кариофилли уже точно знает: в Орше будет «скопление эшелонов врага». А потому ставит задачи на их уничтожение – и тоже с утра. Все это выглядит совершенно невероятным образом. Тем более что у генерала не было собственных средств разведки.

Но вот батарея Ивана Флерова дала залп и... «Все дрожало, как при землетрясении. Через несколько минут... железнодорожный узел превратился в море огня, над которым клубился густой дым. Обезумевшие гитлеровцы метались в раскаленном дыму. Множество солдат и офицеров врага было уничтожено».

Ничего не скажешь, впечатляющее зрелище предстает перед мысленным взором читателя. Вот только любопытно, что про количество уничтоженных железнодорожных вагонов (цистерн, локомотивов) в тексте не упоминается. Хотя их (в отличие от множества убитых и раненых германских солдат и офицеров) посчитать было не только можно, но и должно. Почему не произвести на следующий день после залпа батареи БМ-13 аэрофотосъемку железнодорожного узла Орша? А коли станция обратилась в «море огня», то в этом случае не поздно послать самолет-разведчик и через двое-трое суток. Случай-то все-таки исключительный – первый пример боевого применения реактивной артиллерии. И предъявить снимки Верховному главнокомандованию – вот оно, оружие невиданной эффективности. И тут же решение – срочно в серию.

ВЕРОЯТНАЯ ЦЕЛЬ

Впрочем, отнюдь не исключено, что такая аэрофотосъемка была осуществлена и наглядные свидетельства результата первого огневого удара ныне легендарных «катюш» имеются. Однако при рассмотрении этих снимков можно будет легко установить, что никаких немецких эшелонов на станции нет и железнодорожный узел Орша забит советскими воинскими эшелонами (вагонами, цистернами и локомотивами). Причем нельзя исключать, что на каком-нибудь 14-м пути находился состав, который ни при каких обстоятельствах не должен был попасть к врагу.

Вот тогда картина 14 июля 1941 года с точностью досланного патрона в патронник обретает реальные и резкие, сфокусированные очертания. И выглядит это полотно следующим образом.

Первое. Немцы внезапно захватили Оршу.

Второе. Железнодорожный узел оказался забит нашими воинскими эшелонами.

Третье. Среди них были особо важные. Нельзя было допустить, чтобы именно эти эшелоны достались противнику.

Четвертое. Генерал Кариофилли точно знал, что на станции Орша скопление эшелонов (при этом обычно не уточняется, что это были наши эшелоны).

Пятое. Боевое применение БМ-13 позволило успешно решить возникшую проблему. Немцы мало что смогли заполучить.

Необходимо при этом особо подчеркнуть: эффективности нового оружия – реактивной артиллерии – все вышеизложенное не отменяет.

А истории Великой Отечественной действительно как не было, так и нет, если даже в канонических текстах об общеизвестных событиях столько нестыковок.

nvo.ng.ru

когда она дала свой первый залп — Рамблер/субботний

История БМ-13 — знаменитых «Катюш» является очень яркой и в то же время противоречивой страницей Великой Отечественной войны. Мы решили поговорить о некоторых загадках этого легендарного оружия.

Загадка первого залпа

Официально первый залп 1-ая экспериментальная батарея «Катюш» (5 из 7 установок) под командованием капитана Флерова дала в 15 ч. 15 мин. 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу в Орше. Нередко приводится следующее описание произошедшего: «Над лощиной, поросшей кустарником, где затаилась батарея, взметнулось облако дыма и пыли. Раздался грохочущий скрежет. Выбрасывая языки яркого пламени, с направляющих пусковых установок стремительно соскользнуло более сотни сигарообразных снарядов. Какое то мгновение в небе были видны черные стрелы, с нарастающей скоростью набирающие высоту. Из их днищ с ревом вырывались упругие струи пепельно-белых газов. А потом все дружно исчезло.» (…)

«А через несколько секунд в самой гуще вражеских войск один за другим, дробно сотрясая землю, загремели взрывы. Там, где только что стояли вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим, взметнулись огромные гейзеры огня и дыма.»

Но если открыть любую справочную литературу, то можно увидеть, что город Орша был оставлен советскими войсками днем позже. И по кому был дан залп? Представить, что противник смог за считанные часы перешить колею железной дороги и загнать на станцию эшелоны проблематично.

Еще маловероятнее, что первыми в захваченный город у немцев входят поезда с боеприпасами, для доставки которых используются пусть даже трофейные советские паровозы и вагоны.

В наши дни получила распространение гипотеза о том, что капитан Флеров получил приказ уничтожить на станции советские эшелоны с имуществом, которое нельзя было оставлять врагу. Может и так, но прямых подтверждений этой версии пока нет. Другое предположение автору статьи доводилось слышать от одного из офицеров армии Белоруссии о том, что было произведено несколько залпов, и если 14 июля целью стали подходившие к Орше немецкие войска, то удар по самой станции был днем позже.

Но это пока гипотезы, которые заставляют думать, сопоставлять факты, но установленными и подтвержденными документами пока не являются. На данный момент периодически даже возникает ненаучный диспут, где же первый раз вступила в бой батарея Флерова — под Оршей или под Рудней? Расстояние между этими городами весьма приличное — напрямик более 50 км, а по дорогам гораздо дальше.

Читаем в той же не претендующей на научность «Википедии» — «14 июля 1941 года (город Рудня) стал местом первого боевого применения „Катюш“, когда батарея реактивных минометов И. А. Флерова прямой наводкой накрыла скопление немцев на Базарной площади города. В честь этого события в городе стоит монумент — „Катюша“ на пьедестале.».

Во-первых, прямая наводка для «Катюш» практически невозможна, а во-вторых оружие, действующее по площадям, накроет не только базарную площадь с немцами и видимо жителями города, но и несколько кварталов вокруг. Что там произошло — еще один вопрос. Одно можно констатировать достаточно точно — с самого начала новое оружие проявило себя с лучшей стороны и оправдало возлагавшиеся на него надежды. В записке начальника артиллерии РККА Н. Воронова на имя Маленкова 4 августа 1941 года отмечалось:

«Средства сильные. Следует увеличить производство. Формировать непрерывно части, полки и дивизионы. Применять лучше массировано и соблюдать максимальную внезапность».

Загадка гибели батареи Флерова

До сих пор загадочными остаются и обстоятельства гибели батареи Флерова 7 октября 1941 года. Нередко указывается, что батарея, дав залп прямой наводкой, была уничтожена экипажем. Повторимся: для «Катюш» стрельба прямой наводкой чрезвычайно опасна и близка к самоубийственной — очень велик риск, что реактивный снаряд, соскользнувший с направляющих упадет рядом с установкой. По советской версии батарея была взорвана, а из 170 бойцов и командиров из кольца удалось вырваться только 46.

В числе погибших в этом бою был и Иван Андреевич Флеров. 11 ноября 1963 года он посмертно был удостоен ордена Отечественной войны 1-ой степени, а в 1995 году отважному командиру было присвоено звание Героя Российской Федерации. До нашего времени сохранились и фрагменты реактивных установок, обнаруженных на месте гибели батареи.

Немецкая версия утверждает, в свою очередь, что три из семи установок германским войскам все же удалось захватить. Хотя первые установки БМ-13, если верить опять же немецким снимкам, попали в руки врага, видимо, гораздо раньше, еще в августе 1941 года.

«Катюши» и «ишаки»

Реактивная артиллерия не была новинкой для германских войск. В Красной Армии немецкие реактивные минометы нередко называли «ишаками» за характерный звук во время стрельбы. Вопреки распространенному мнению, и установки и реактивные снаряды все же попадали в руки врага, но прямого копирования, как это было с образцами советского стрелкового и артиллерийского вооружения не произошло.

Да и развитие немецкой реактивной артиллерии пошло несколько по иному пути. Впервые в ходе Великой Отечественной войны германские войска использовали 150 мм реактивные минометы в боях за Брестскую крепость, отмечено их применение при штурме Могилева и в ряде других событий. Советские реактивные установки БМ-13 превосходили немецкие системы по дальности стрельбы, уступая в тоже время по кучности. Известно число советских танков, орудий, самолетов, стрелкового вооружения, выпущенных за годы войны, но нет пока цифр относительно количества советских реактивных установок, а также количества потерянных в ходе войны «Катюш».

Ясно пока, что это было оружием массовым и сыгравшим большую роль во всех ключевых военных событиях Великой Отечественной войны. В заключении хотелось бы отметить, что история советской реактивной артиллерии в годы войны остается одной из очень непростых и даже можно сказать «скользких» тем, которая еще ждет своего исследователя. А насколько полным и благодарным окажется это исследование — покажет время.

weekend.rambler.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о