Реактивный миномёт Катюша. История, создатели, происхождение названия, технические характеристики. История на Поэтому.Ру

История создания

Всё началось с разработки реактивных снарядов на основе дымного пороха в 1921 году. Участие в работе над проектом принимали Н.И. Тихомиров, В.А. Артемьев из газодинамической лаборатории.

К 1933 году работа была практически завершена и начались официальные испытания. Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки. Эти снаряды были прототипами тех, что позже использовались на "катюшах". Доработкой занималась группа разработчиков Реактивного института.

В 1937-38 годах реактивные снаряды данного типа были приняты на вооружение военно-воздушными силами Советского Союза. Их использовали на истребителях И-15, И-16, И-153, а позже — на штурмовиках Ил-2.

С 1938 по 1941 годы в Реактивном институте шла работа по созданию многозарядной пусковой установки, смонтированной на базе грузового автомобиля. В марте 1941 года были проведены полигонные испытания установок, получивших название БМ-13 - Боевая Машина 132 мм снарядов.

На боевых машинах стояли осколочно-фугасные снаряды калибра 132 мм под названием М-13, буквально за несколько дней до начала войны пущенные в серийное производство. 26 июня 1941 года в Воронеже была завершена сборка двух первых серийных БМ-13 на базе ЗИС-6. 28 июня установки прошли испытания на подмосковном полигоне и поступили в распоряжение армии.

Экспериментальная батарея из семи машин под командованием капитана И. Флёрова впервые приняла участие в боях 14 июля 1941 года за занятый накануне немцами город Рудня. Два дня спустя это же соединение обстреляло железнодорожную станцию Орша и переправу через реку Оршица.

Производство БМ-13 было налажено на заводе им. Коминтерна в Воронеже, а также на московском "Компрессоре". Производство снарядов было организовано на московском заводе им. Владимира Ильича. За время войны было разработано несколько модификаций реактивной установки и снарядов к ней.

Через год, в 1942-ом, были разработаны снаряды калибром 310 мм. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, которая монтировалась на шасси грузовой автомашины.

Происхождение названия

В целях сохранения секретности руководство настоятельно рекомендовали называть установку БМ-13 как угодно, лишь бы не раскрывать подробностей её характеристик и назначения. По этой причине солдаты первое время называли БМ-13 "гвардейским миномётом".

Что же до ласкового "Катюша", то версий относительно появления такого имени для миномётной установки существует множество.

Одна из версий гласит, что миномётную установку назвали "катюшей" по названию популярной перед войной песни Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского "Катюша". Версия весьма убедительна потому, что при обстреле Рудни установки были расположены на одной из местных возвышенностей.

Другая версия отчасти более прозаична, но не менее душевна. В армии существовала негласная традиция давать оружию ласковые прозвища. К примеру, гаубица М-30 получила прозвище "Матушкой", пушка-гаубица МЛ-20 звали "Емелькой". Первоначально БМ-13 какое-то время называли "Раисой Сергеевной", таким образом расшифровывая сокращение РС - реактивный снаряд.

Установки были настолько охраняемой военной тайной, что в ходе боевых действий категорически запрещалось использовать традиционные команды вроде "огонь", "залп" или "пли". Их заменили на команды "играй" и "пой": для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрогенератора.

Ну и ещё одна из версий совсем проста: неизвестный солдат написал на установке имя любимой девушки - Катюша. Прозвище прижилось.

Тактико-технические характеристики

Главный конструктор А.В. Костиков

  • Число направляющих - 16
  • Длина направляющих - 5 метров
  • Вес в походном снаряжении без снарядов - 5 тонн
  • Переход из походного положения в боевое - 2 - 3 минуты
  • Время на заряжание установки - 5 - 8 минут
  • Продолжительность залпа - 4 - 6 секунд
  • Тип снаряда - реактивный, осколочно-фугасный
  • Калибр - 132 мм
  • Максимальная скорость снаряда - 355 м/с
  • Дальность - 8470 метров

www.poetomu.ru

Песня "Катюша" (история создания и текст стихов)

   Стихи, ставшие впоследствии песней под названием "Катюша", я начал писать в начале 1938 года. У меня, можно сказать, сразу, без особых усилий написались первые восемь строк, то есть первая половина "Катюши". Но потом работа застопорилась. Я не знал, что же дальше делать с Катюшей, которую я заставил выйти "на высокий берег, на крутой" и запеть песню. Поэтому стихи пришлось пока отложить, хотя начало их мне определенно нравилось.

   Весной – в конце апреля или в начале мая – я по каким-то делам поехал в редакцию газеты "Правда". Там – в литературном отделе – я впервые встретился и познакомился с композитором Матвеем Исааковичем Блантером, за которым уже "числилось" несколько весьма популярных песен, – таких, например, как "Партизан Железняк", как "Песня о Щорсе" и другие.
   Матвей Исаакович сразу же стал выспрашивать – нет ли у меня каких-либо стихов, на которые можно было бы написать музыку. Я вспомнил про начатую "Катюшу" и ответил:
   – Знаете, стихи есть, и, по-видимому, их можно положить на музыку, но вся беда в том, что они не закончены: я написал лишь восемь начальных строк.
   – А вы можете сейчас переписать эти строки для меня?
   – Конечно же, могу, – согласился я.
   И тут же, сев за какой-то столик, написал:

Расцветали яблони и
груши,
Поплыли туманы над
рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на
крутой.
Выходила, песню заводила
Про степного сизого орла,
Про того, которого любила,
Про того, чьи письма
берегла...

   Я передал написанное Блантеру и, по совести говоря, скоро позабыл об этом.
   Однако летом, когда я по какому-то случаю снова встретился с Матвеем Исааковичем, тот сказал мне, что музыку "Катюши" он написал, что, по его мнению, песня получилась хорошая, но необходимо дописать слова.
   Я обещал, что допишу. Но сделать это сразу почему-то не смог, а потом – в августе – я уехал на целый месяц в Ялту.
   И вдруг совершенно неожиданно для меня в Ялте появился Блантер и, узнав о моем местопребывании, приехал, чтобы "подогнать" меня. Мне он сообщил, что в Москве организован Государственный джаз-оркестр, руководит которым В. Кнушевицкий. В ближайшее время состоится первое выступление, первый концерт этого джаза. "Катюша" уже включена в программу первого концерта, и я немедленно должен дописать ее.
   Матвей Исаакович пообещал, что через два дня он снова приедет ко мне и что надеется увезти с собой совершенно полный и окончательный текст "Катюши".

   Я немедленно принялся за работу, хотя это было для меня крайне трудно: вне дома, вне привычной обстановки я почти не могу работать, у меня ничего не получается.
   Но дописать песню нужно было во что бы то ни стало, и я дописывал ее.
   У меня не сохранилось от тех дней ни каких-либо черновиков, ни каких-либо записей, но помнится, что через два дня я передал композитору пять или семь вариантов законченной "Катюши" – мол, выбирайте любой...
   Сам я, однако, выделил один вариант, который мне казался наиболее удачным, и я сделал на нем соответствующую пометку. После оказалось, что и Блантеру больше всего приглянулся именно этот вариант. Таким образом, слова "Катюши" были одобрены нами обоими.
   Время тогда было тревожное. Мы как бы уже предчувствовали войну, хотя и не знали точно, когда и откуда она может прийти. Впрочем, мы не только предчувствовали, что война будет, но в известной мере уже переживали ее: ведь в 1938 году еще пылало пламя войны в Испании; в том же году Красная Армия вынуждена была вести и вела тяжелые бои с японскими самураями у озера Хасан: не очень спокойно было и на западных наших границах.
   По этим причинам тема родины, тема защиты ее от посягательств врага была темой самой важной, самой первостепенной, и я, конечно, никак не мог пройти мимо нее даже в лирической песне.
   Осенью 1938 года, как и обещал М. И. Блантер, состоялся первый концерт Государственного джаз-оркестра. На концерте была впервые исполнена "Катюша", которая сразу же понравилась всем. Отсюда и началось ее шествие по нашей стране.
   Однако история "Катюши" на этом не кончается. Она, пожалуй, только начинается. И поэтому стоит кое-что рассказать о "Катюше" дополнительно.
   Через год (а может быть, и раньше) "Катюша" перешагнула границы Советского Союза.
   Во всяком случае, уже в сентябре 1939 года население Западной Украины и Западной Белоруссии, находившееся дотоле под властью польских панов, встречало нашу армию-освободительницу пением "Катюши".
   В годы Великой Отечественной войны "Катюшу" пели бойцы армии Сопротивления во Франции и Италии.
   Осенью 1957 года, когда я приехал в Италию, мне рассказывали, что по крайней мере восемьдесят процентов населения Италии знает "Катюшу". Об этом писал и поэт А. Прокофьев, утверждая, что "Катюша"

Впереди отрядов партизанских
Чуть не всю Италию прошла.

   Любопытно, что советские воины, сражавшиеся в партизанских отрядах Италии, в дни победы, когда их пожелал видеть папа римский, вошли в Ватикан с пением "Катюши".
   Дошла "Катюша" и до Соединенных Штатов Америки. Побывав там вскоре после войны, украинский поэт Андрей Малышко писал в одном из своих стихотворений:

Негры пели русскую "Катюшу",
Ту, что Исаковский написал.

   В последние годы "Катюша" стала очень популярной в Японии. В Токио и сейчас есть кафе под названием "Катюша", в котором эта песня исполняется по крайней мере один раз в течение вечера.
   "Катюша" известна и во многих других странах.
   О популярности "Катюши" в нашей стране свидетельствует, в частности, хотя бы то, что в военные и послевоенные годы появилось множество переделок "Катюши", "ответов" на нее, продолжений, подражаний и тому подобное.
   Первые переделки и "ответы" стали известны еще во время финской кампании ("Нахожусь в Финляндии, Катюша", – писал неизвестный автор...), но особенно много их стало потом – в годы Великой Отечественной войны. Переделки, приспособленные к местным условиям, распевались почти повсеместно. В этих переделках Катюша изображалась не только девушкой, которая любит и ждет своего возлюбленного, но и такой, которая сама борется с врагами, находясь в партизанском отряде; она же и на фронте: "С автоматом девушка простая", она – и медицинская сестра: "Раны Катя крепко перевяжет, на руках из боя унесет". Ныне покойный профессор И. Н. Розанов собрал около 100 переделок, продолжений "Катюши" и "ответов" на нее.

   Весьма любопытную историю рассказал мне еще в дни войны поэт Илья Сельвинский, который участвовал в боях на Керченском полуострове.
   Однажды под вечер, в часы затишья, наши бойцы услышали из немецкого окопа, расположенного поблизости, "Катюшу". Немцы прокрутили ее раз, потом поставили, второй раз, потом третий... Это разозлило наших бойцов: мол, как это подлые фашисты могут играть нашу "Катюшу"?! Не бывать этому! Надо отобрать у них "Катюшу!.."
   В общем, дело кончилось тем, что группа красноармейцев совершенно неожиданно бросилась в атаку на немецкий окоп. Завязалась короткая, молниеносная схватка. В результате – немцы еще и опомниться не успели! – "Катюша" (пластинка) вместе с патефоном была доставлена к своим.
   У "Катюши" есть и несколько иное продолжение. Дело в том, что "катюшами" на фронте начали называть реактивные минометы – грозное для врагов оружие того времени. На эту тему также появились переделки "Катюши", вроде такой:

Вот к передней "Катя"
подходила.
Подвозя снаряды за собой,
И такую песню заводила,
Что фашисты подымали вой.

   В канун 1944 года ко мне в Москву приехали посланцы генерала А. И. Нестеренко, командовавшего крупной воинской гвардейской частью, вооруженной "катюшами". А. И. Нестеренко просил меня, поскольку новое оружие Красной Армии названо по имени моей песни "Катюша", то, мол, хорошо было бы, если бы я написал новую песню, уже о другой "катюше".
   Я выполнил просьбу генерала. Уже в начале января была готова "Песня про "катюшу". Начиналась она так:

И на море, и на суше,
По дорогам фронтовым
Ходит русская "катюша",
Ходит шагом боевым.
Подчистую немцев косит.
Подчистую гадов бьет,
И фамилии не спросит,

И поплакать не дает...

   Музыку новой "Катюши" написал В. Г. Захаров. И очень скоро новая "Катюша", исполняемая хором имени Пятницкого, зазвучала сначала в Москве, а потом и по всей стране, а также на фронтах еще продолжающейся войны.
   Я вкратце рассказал историю песни "Катюша". Говорил я преимущественно о своей работе. А между тем, у каждой песни обычно бывает два автора – поэт и композитор. И если я почти ничего не говорил о работе композитора, то только потому, что не считаю себя сколько-нибудь компетентным в музыке. Вместе с тем, популярность песни зависит не только от автора слов, но – вероятно, даже в большей степени – от автора музыки, от его уменья, от его таланта.
   Вот почему тот успех, который выпал на долю песни "Катюша", не принадлежит мне одному. Его с полным на то правом делит со мной композитор Матвей Исаакович Блантер.

КАТЮША

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой

Выходила, песню заводила
Про степного сизого орла.
Про того, которого любила,
Про того, чьи письма берегла.

Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет.

Пусть он вспомнит девушку простую.
Пусть услышит, как она поет.
Пусть он землю бережет родную,
А любовь Катюша сбережет.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой.

1938

journal-shkolniku.ru

История песни "Катюша" - ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

…Среди вековых деревьев и высоких берегов несёт через Смоленщину свои прозрачные воды речка Угра. Тихий шелест травы, неповторимый аромат цветущего сада, девушка, с надеждой и тоской смотрящая вдаль с крутого берега – быть может, именно такая картина однажды предстала взору молодого поэта Михаила Исаковского, а в голову сразу пришли строки:

«…Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша,

На высокий берег, на крутой…»

Написанное четверостишье едва не постигла участь «долгого ящика».  И не познакомь весенним днём журналист Василий Регинин в редакции газеты «Правда» Михаила Васильевича Исаковского с композитором Матвеем Исааковичем Блантером, мы бы, наверное, так и не стали обладателями всемирно известного шедевра.  Вспомнив про начатую «Катюшу» и отдав написанные строки, Михаил Васильевич сомневался, что из этого может получиться что-то путное. По-другому отнёсся к ним Блантер. За 2 года до этого, в 1936 году, Матвей Исаакович стал руководителем Государственным джаз-оркестром СССР, где музыкальным руководителем был назначен тогда ещё никому не известный джазмен Виктор Николаевич Кнушевицкий. И Блантер хотел, чтобы песня «Катюша» прозвучала на первом концерте этого музыкального коллектива. Выехав в Ялту, где отдыхал Исаковский, Блантер настоял на скорейшем написании продолжения стихотворения. Поскольку в воздухе тревожно носились предчувствия неминуемой войны, а Красная Армия уже воевала в Испании и у озера Хасан, неспокойная приграничная обстановка не могла остаться без внимания даже в глубоко лирической песне.

«…Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет…»

Здесь фраза «на дальнем пограничье» толкуется исследователями по-разному. Предполагалось, что в песне имеется в виду западная граница нашей страны, а именно с Польшей. Ведь песня девушки летит «за ясным солнцем вслед» — то есть с Востока в Западном направлении, поскольку именно с той стороны и ждали большой войны. Однако противники этой теории, исходя из строчки «Выходила, песню заводила про степного сизого орла», считают, что упомянутый степной орел – хищная птица, гнездовая область которой охватывает Юго-Восточную и Юго-Западную Сибирь, Переднюю, Среднюю и Центральную Азию до западных частей Китая, северо-западные, центральные и южные части Африки и Индию. И, учитывая неспокойные дни на границе близ озера Хасан, возникает корреляция как раз с нашими Дальневосточными рубежами.

Сложно сказать, какое именно пограничье подразумевал Михаил Исаковский, но песню дописали буквально за несколько дней. Впервые «Катюша» прозвучала 27 ноября 1938 года в Колонном зале Дома Союзов в Москве. Вместе с оркестром под управлением Виктора Кнушевицкого её исполнила Валентина Алексеевна Батищева – джазовая певица, выступавшая с джаз-оркестрами в фойе кинотеатров и на эстраде крупнейшего тогда столичного ресторана «Москва». Офицерский корпус, заполнивший зал, трижды вызывал песню на «бис».  Но также есть мнение, что первое исполнение произошло немного раньше, да и то, случайно: на последней репетиции нового оркестра Госджаза оказалась Лидия Русланова. И она не удержалась, исполнив песню через несколько часов по памяти на концерте в том же самом Колонном зале.

Между тем, песня быстрее ветра распространялась по стране: её подхватили Лидия Русланова, Георгий Виноградов, Вера Красовицкая, а вслед за ними профессиональные и самодеятельные коллективы; её пели в городах и сёлах, на демонстрациях и в домашнем кругу.

А потом пришла Война. И зазвучала «Катюша» уже с другими интонациями и в другом контексте.Катюша стала и санитаркой, и бойцом, и ждущей с победой солдата, и партизанкой.

Сильное впечатление «Катюша» производила не только на наших бойцов, но и на фашистов. Особенно в исполнении самого грозного артиллерийского оружия Красной Армии – мобильных реактивных минометов БМ-8 и БМ-13. Первый залп из него 14 июля 1941 года дала батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова, который посмертно получил Звезду Героя за те бои лишь в 1995 году. Это произошло под белорусским городом Орша, совсем рядом со смоленской родиной песни. «Привет от Катюши», – приговаривали бойцы. И привет был столь горячий, а песенный образ столь ярким, что имя девушки моментально заменило казенную аббревиатуру. А вот выдержка из воспоминаний солдата, воевавшего под Ленинградом, когда до противника было всего 700-800 метров: «В ясную погоду оттуда доносились звуки губных гармошек, на которых немцы любили играть, долетала песня „майн Гретхен“. А однажды в поздний час раздался голос, усиленный мегафоном: „Рус Иван, спой Катьюшу!“. Немцам, видать, эта песня хорошо запомнилась, потому что мы ее частенько пели.

Есть и ещё один важный факт, также, видимо, повлиявший на появление «имени» у этих минометов. На применявшихся реактивных снарядах с зажигательной начинкой находилась маркировка «КАТ» – «Костикова автоматический термитный». Примечательно, что в июле 1941 года, когда «Катюша» впервые была применена батареей Флёрова, собственно прозвище «Катюша» реактивные миномёты ещё не носили. Но уже в сентябре 1941 года, когда под Одессу был отправлен 8-ой отдельный гвардейский реактивный миномётный дивизион, прозвище «Катюша» у реактивных миномётов уже было.Новому названию нетрудно было прижиться, поскольку появление оружия в боевых частях совпало с ростом популярности песни «Катюша».

А вот интересная история, которая произошла с этим вариантом песни на мотив "Катюши":

Наш вишневый сад в цветенье снова,
И плывут туманы над рекой.
Выходила Катя Иванова
На высокий берег, на крутой.

Выходила – твердо порешила
Мстить врагу за Родину свою,
Сколько воли, сколько хватит силы,
Не жалея молодость в бою.

Военный лётчик и краевед Николай Семенович Сахно из Краснодарского края обнаружил, что у Кати Ивановой был вполне реальный прототип – отважная, гордая девушка из станицы Медведовской, что на Кубани. Добровольцем уйдя на фронт, Катя сразу же попала под Сталинград, где была и санитаркой, и пулемётчицей. А в составе роты связи авиационного полка прошла свой героический боевой путь от Волжских берегов до Балкан. Была награждена боевыми наградами и отмечена благодарностями командования.

Как-то раз учитель-краевед побывал в гостях у четы Ерёменко. Вспоминая за тёплой дружеской беседой огненные годы, вдруг выяснилось, что у Екатерины Андреевны с войны бережно хранится рукописный текст песни о Кате Ивановой, а на пожелтевшем листке приписка их автора, офицера-танкиста, что эти стихи как раз о ней!

А сама песня во время войны и после стала исполняемой и любимой также и за рубежом. Например, в Италии она известна в двух вариантах: «Катарина», а также «Fischia il vento» («Дует ветер»), ставшая гимном бойцов движения Сопротивления в Италии и Франции.

«Катюша» звучала даже в Ватикане, куда после освобождения Рима пришли партизаны на встречу с Папой.  Хорошо знают «Катюшу» и в других странах: в послевоенные годы она была популярна в Японии, в Токио даже одно кафе названо именем Катюши. Дошла песня до Японии, Кореи, Китая и США. Наверное, это и есть самая известная во всём мире Русская Песня.

9 мая 1949 года, в смоленском селе Всходы открыли новый клуб, где именинницей на торжестве была «Катюша», а на берегу Угры установили памятный камень как раз на крутом берегу. В 1985 году открылся уже Музей песни «Катюша».

взято отсюда : http://www.liveinternet.ru/users/komrik/post389652440/

ПыСы:  Дополнение от grohotailo исполнение "Катюши" НОА Китая и самой "первой леди" Китая

История песни "Катюша"

aloban75.livejournal.com

ИСТОРИЯ ПЕСНИ "КАТЮША". ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ, АВТОРЫ, ИСПОЛНИТЕЛИ

…Среди вековых деревьев и высоких берегов несёт через Смоленщину свои прозрачные воды речка Угра. Тихий шелест травы, неповторимый аромат цветущего сада, девушка, с надеждой и тоской смотрящая вдаль с крутого берега – быть может, именно такая картина однажды предстала взору молодого поэта Михаила Исаковского, а в голову сразу пришли строки:

«…Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой…»

 

Написанное четверостишье едва не постигла участь «долгого ящика».  И не познакомь весенним днём журналист Василий Регинин в редакции газеты «Правда» Михаила Васильевича Исаковского с композитором Матвеем Исааковичем Блантером, мы бы, наверное, так и не стали обладателями всемирно известного шедевра.  Вспомнив про начатую «Катюшу» и отдав написанные строки, Михаил Васильевич сомневался, что из этого может получиться что-то путное. По-другому отнёсся к ним Блантер. За 2 года до этого, в 1936 году, Матвей Исаакович стал руководителем Государственным джаз-оркестром СССР, где музыкальным руководителем был назначен тогда ещё никому не известный джазмен Виктор Николаевич Кнушевицкий. И Блантер хотел, чтобы песня «Катюша» прозвучала на первом концерте этого музыкального коллектива. Выехав в Ялту, где отдыхал Исаковский, Блантер настоял на скорейшем написании продолжения стихотворения. Поскольку в воздухе тревожно носились предчувствия неминуемой войны, а Красная Армия уже воевала в Испании и у озера Хасан, неспокойная приграничная обстановка не могла остаться без внимания даже в глубоко лирической песне.

«…Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет…»

Здесь фраза «на дальнем пограничье» толкуется исследователями по-разному. Предполагалось, что в песне имеется в виду западная граница нашей страны, а именно с Польшей. Ведь песня девушки летит «за ясным солнцем вслед» — то есть с Востока в Западном направлении, поскольку именно с той стороны и ждали большой войны. Однако противники этой теории, исходя из строчки «Выходила, песню заводила про степного сизого орла», считают, что упомянутый степной орел – хищная птица, гнездовая область которой охватывает Юго-Восточную и Юго-Западную Сибирь, Переднюю, Среднюю и Центральную Азию до западных частей Китая, северо-западные, центральные и южные части Африки и Индию. И, учитывая неспокойные дни на границе близ озера Хасан, возникает корреляция как раз с нашими Дальневосточными рубежами.

Сложно сказать, какое именно пограничье подразумевал Михаил Исаковский, но песню дописали буквально за несколько дней. Впервые «Катюша» прозвучала 27 ноября 1938 года в Колонном зале Дома Союзов в Москве. Вместе с оркестром под управлением Виктора Кнушевицкого её исполнила Валентина Алексеевна Батищева – джазовая певица, выступавшая с джаз-оркестрами в фойе кинотеатров и на эстраде крупнейшего тогда столичного ресторана «Москва». Офицерский корпус, заполнивший зал, трижды вызывал песню на «бис».  Но также есть мнение, что первое исполнение произошло немного раньше, да и то, случайно: на последней репетиции нового оркестра Госджаза оказалась Лидия Русланова. И она не удержалась, исполнив песню через несколько часов по памяти на концерте в том же самом Колонном зале.

Между тем, песня быстрее ветра распространялась по стране: её подхватили Лидия Русланова, Георгий Виноградов, Вера Красовицкая, а вслед за ними профессиональные и самодеятельные коллективы; её пели в городах и сёлах, на демонстрациях и в домашнем кругу. 

А потом пришла Война. И зазвучала «Катюша» уже с другими интонациями и в другом контексте.Катюша стала и санитаркой, и бойцом, и ждущей с победой солдата, и партизанкой.

Сильное впечатление «Катюша» производила не только на наших бойцов, но и на фашистов. Особенно в исполнении самого грозного артиллерийского оружия Красной Армии – мобильных реактивных минометов БМ-8 и БМ-13. Первый залп из него 14 июля 1941 года дала батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова, который посмертно получил Звезду Героя за те бои лишь в 1995 году. Это произошло под белорусским городом Орша, совсем рядом со смоленской родиной песни. «Привет от Катюши», – приговаривали бойцы. И привет был столь горячий, а песенный образ столь ярким, что имя девушки моментально заменило казенную аббревиатуру. А вот выдержка из воспоминаний солдата, воевавшего под Ленинградом, когда до противника было всего 700-800 метров: «В ясную погоду оттуда доносились звуки губных гармошек, на которых немцы любили играть, долетала песня „майн Гретхен“. А однажды в поздний час раздался голос, усиленный мегафоном: „Рус Иван, спой Катьюшу!“. Немцам, видать, эта песня хорошо запомнилась, потому что мы ее частенько пели.  

Есть и ещё один важный факт, также, видимо, повлиявший на появление «имени» у этих минометов. На применявшихся реактивных снарядах с зажигательной начинкой находилась маркировка «КАТ» – «Костикова автоматический термитный». Примечательно, что в июле 1941 года, когда «Катюша» впервые была применена батареей Флёрова, собственно прозвище «Катюша» реактивные миномёты ещё не носили. Но уже в сентябре 1941 года, когда под Одессу был отправлен 8-ой отдельный гвардейский реактивный миномётный дивизион, прозвище «Катюша» у реактивных миномётов уже было.Новому названию нетрудно было прижиться, поскольку появление оружия в боевых частях совпало с ростом популярности песни «Катюша».

А вот интересная история, которая произошла с этим вариантом песни на мотив "Катюши":

Наш вишневый сад в цветенье снова,
И плывут туманы над рекой.
Выходила Катя Иванова
На высокий берег, на крутой.

Выходила – твердо порешила
Мстить врагу за Родину свою,
Сколько воли, сколько хватит силы,
Не жалея молодость в бою.

Военный лётчик и краевед Николай Семенович Сахно из Краснодарского края обнаружил, что у Кати Ивановой был вполне реальный прототип – отважная, гордая девушка из станицы Медведовской, что на Кубани. Добровольцем уйдя на фронт, Катя сразу же попала под Сталинград, где была и санитаркой, и пулемётчицей. А в составе роты связи авиационного полка прошла свой героический боевой путь от Волжских берегов до Балкан. Была награждена боевыми наградами и отмечена благодарностями командования. 

Как-то раз учитель-краевед побывал в гостях у четы Ерёменко. Вспоминая за тёплой дружеской беседой огненные годы, вдруг выяснилось, что у Екатерины Андреевны с войны бережно хранится рукописный текст песни о Кате Ивановой, а на пожелтевшем листке приписка их автора, офицера-танкиста, что эти стихи как раз о ней!

А сама песня во время войны и после стала исполняемой и любимой также и за рубежом. Например, в Италии она известна в двух вариантах: «Катарина», а также «Fischia il vento» («Дует ветер»), ставшая гимном бойцов движения Сопротивления в Италии и Франции.

«Катюша» звучала даже в Ватикане, куда после освобождения Рима пришли партизаны на встречу с Папой.  Хорошо знают «Катюшу» и в других странах: в послевоенные годы она была популярна в Японии, в Токио даже одно кафе названо именем Катюши. Дошла песня до Японии, Кореи, Китая и США. Наверное, это и есть самая известная во всём мире Русская Песня.

9 мая 1949 года, в смоленском селе Всходы открыли новый клуб, где именинницей на торжестве была «Катюша», а на берегу Угры установили памятный камень как раз на крутом берегу. В 1985 году открылся уже Музей песни «Катюша». 

Источник: 
muzruk.info/?p=905
www.a-pesni.golosa.info/ww2/oficial/katjucha.htm

Оформление мое

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

lera-komor.livejournal.com

История создания песни "Катюша" | Я


В 1938 году в Москве был создан Государственный джаз-оркестр Союза ССР под управлением М. Блантера и В. Кнушевицкого, и в феврале 1939 года состоялась премьера подготовленной им программы.

Среди новых песен, впервые исполненных в этой программе, была «Катюша». Спела ее в сопровождении оркестра солистка Валентина Батищева. Вскоре песню стали петь и другие певцы и певицы — Георгий Виноградов, Лидия Русланова, Вера Красовицкая, а вслед за ними профессиональные и самодеятельные хоровые коллективы, армейские ансамбли. Ее распевали в селах и городах, на демонстрациях и народных гуляньях, а то и просто в домашнем кругу, за праздничным столом. Едва появившись, песня эта стала знаменитой, родной и близкой миллионам людей.


Как же родилась «Катюша»?


Вначале были написаны стихи—всего несколько строк. Написал их М. В. Исаковский, автор известных и популярных в ту пору песен: «Прощание», «Вдоль деревни», «И кто его знает», «Любушка», «Зелеными просторами» и других.


«Я не знал,—говорил потом поэт,—что же дальше делать с Катюшей, которую я заставил выйти на «высокий берег на крутой» и запеть песню. Поэтому стихи пришлось отложить…» Неизвестно, как долго ожидали бы они своего часа, не повстречай Исаковский композитора М. И. Блантера. С ним незадолго до того познакомил его журналист Василий Регинин. «Я начал одну песню»,— сказал мне Михаил Васильевич и показал четверостишие,—вспоминает Блантер.—Это было удивительно. Я попросил поэта оставить мне зачин его песни. Теперь я буквально не находил себе места… «Катюша» без остатка заняла мое воображение. Вслушиваясь в слова Исаковского, я заметил, что в стихотворении его очень звонкая интонация. И в частности, вот что: берег, на берег! Какая причудливая игра ударений! Ну прямо-таки как в веселой народной припевке. Не исключено, что эта деталь окончательно определила подвижной жанр «Катюши».


Однако над музыкальным решением песни пришлось потрудиться немало. Наконец, родилась именно та мелодия, которую все мы сегодня знаем и любим. Но песни пока не было. Ведь стихотворение оставалось незавершенным. И тогда поэт и композитор стали вместе искать, какой же быть песне. Направление поиска и построение ее сюжета подсказано было самой жизнью, напряженной обстановкой
предгрозовых довоенных лет.


"Мы как бы уже предчувствовали войну, хотя и не знали точно, когда и откуда она может прийти,—говорил Исаковский.—Впрочем, мы не только предчувствовали, что война будет, но в известной мере уже переживали ее: ведь в 1938 году еще пылало пламя войны в Испании; в том же году Красная Армия вынуждена была вести и вела тяжелые бои с японскими самураями у озера Хасан; не очень спокойно было и на западных наших границах.
По этим причинам тема Родины, тема защиты ее от посягательств врага была темой самой важной, самой первостепенной, и я, конечно, никак не мог пройти мимо нее даже в лирической песне”.


Так в советскую песенную лирику вошла новая тема—тема любви девушки и воина, защитника Родины.
В чем новизна и актуальность воплощения этой темы поэтом и композитором, привлекательность и неожиданность ее решения?
Не только в сюжете, но и в самом ее настроении. Во все времена создавались песни, повествующие о любви, о разлуках и расставаниях. Матери, жены, невесты провожали сыновей, мужей, любимых на священную защиту Родины, на военную службу, а потом ожидали с надеждою их возвращения, пели об этом песни. И всегда это были грустные песни, полные тоски и печали. Образ тоскующей женщины, ожидающей воина с поля брани и службы солдатской, вызывал сочувствие, сострадание.


И вдруг появилась «Катюша». В песне этой никакой тоски нет и в помине. Напротив, слова ее и музыка выражают светлые чувства уверенности, бодрости и надежды. Героиня песни гордится тем. что ее любимый—«боец на дальнем пограничье». Все это очень отличало песню о простой и обаятельной девушке с ласковым русским именем Катюша от всех ее предшественниц. И за это ее полюбили и безоговорочно приняли всюду и все. В устах миллионов людей «Катюша» зазвучала как песня не о грусти разлуки и расставания, а о долге бойца, о верности девушки в любви, о больших патриотических чувствах советских людей. Родилась не просто лирическая песня о любви девушки и воина, а о такой любви, которая вселяет гордость и бодрость, укрепляет веру в нее, помогает защитнику Родины выполнять свой долг. Вот почему она была воспринята народом как глубоко современная, несущая в себе важную общественную, патриотическую идею.


По-новому зазвучала «Катюша» в годы Великой Отечественной войны. В народе появились десятки новых вариантов этой песни, «ответы» на нее. Кем только ни была в них героиня песни: и бойцом с автоматом в руках, и верной подругой солдата, ждущей его возвращения с победой, и фронтовой медсестрой. Пели во время войны и о Катюше-партизанке, «проходившей по лесам и селам партизанской узкою тропой с той же самой песенкой веселой, что когда-то пела над рекой».


Но не только в песнях жила в ту суровую пору Катюша. Ее именем народ ласково «окрестил» новое грозное оружие, наводившее ужас на врага,—реактивные гвардейские минометы. И об этих «катюшах» вскоре были сложены песни:
Шли бои на море и на суше,
Грохотали выстрелы кругом-
Распевала песенки «катюша»
Под Калугой, Тулой и Орлом.


Песня стала очень популярной и за рубежом. В Италии она известна в двух вариантах: «Катарина» и «Дует ветер». Последняя представляет собой партизанский гимн итальянских патриотов, боровшихся против фашизма. Хорошо знают «Катюшу» и в странах, которым советские воины принесли освобождение.


Песня эта служила своеобразным паролем молодежи всего мира на международных фестивалях, а к проходившему летом 1985 года в Москве XII Всемирному фестивалю молодежи и студентов было решено создать в честь нее сувенир. Многочисленных гостей нашей столицы встречала симпатичная, весело улыбающаяся, приветливая девочка с ласковым и знакомым всем, певучим именем Катюша. Подобно знаменитому олимпийскому медвежонку она стала известной всей планете. И, конечно же, всюду звучала сложенная в честь нее замечательная песня.


"3дравствуй, Катюша!” — говорили ей на всех языках.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой.


Выходила, песню заводила
Про степного сизого орла.
Про того, которого любила,
Про того. чьи письма берегла.
Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет.
Пусть он вспомнит девушку простую,
Пусть услышит, как она поет,
Пусть он землю бережет родную,
А любовь Катюша сбережет.
Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой.


Ю. Е. Бирюков

 


Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

sekretwomen.mirtesen.ru

Катюша (прозвище оружия) Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Катюша. Эта статья — о народном прозвище советских РСЗО периода Великой Отечественной войны. О наиболее известной боевой машине, носившей его см. БМ-13; о совокупности советских боевых машин реактивной артиллерии этого периода см. Гвардейский реактивный миномёт.

«Катю́ша» (в советской литературе часто встречается и написание со строчной буквы[1]) — появившееся во время Великой Отечественной войны 1941—1945 годов неофициальное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии (в первую очередь и первоначально — БМ-13, а впоследствии также БМ-8, БМ-31[2] и других)[3][4]. Такие установки активно использовались Вооружёнными Силами СССР во время Второй мировой войны. Популярность прозвища оказалась столь большой, что «Катюшами» в разговорной речи стали нередко именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град». Впоследствии, по аналогии с «Катюшей», прозвище «Андрюша» было дано советскими бойцами и другой установке реактивной артиллерии БМ-31-12, но это прозвище не получило столь широкого распространения и популярности[5].

История создания оружия

Монумент «Катюша» в городе Рудня, посвящённый первой в СССР ракетной батарее капитана И. А. Флёрова Мемориальный комплекс «Катюша» в Орше, недалеко от места одного из первых её боевых применений. Макет БМ-13 собран с использованием оригинальных деталей гвардейского миномёта и настоящего грузовика ЗиС-6. Мемориальный комплекс д. Пищалово, Оршанский район. Место первого применения установки БМ-13 "КАТЮША"

Ещё в 1920-ом году сотрудники рижского завода ВЭФ, под руководством Александра Типайниса разработали опытный прототип экспериментальной ракетной пусковой установки «Оскарс». Несмотря на успех прототипа, средства на дальнейшее производство выделены не были и проект так и не дошёл до стадии массового производства. В январе 1921 чертежи и прочая важная документация попали в руки советских агентов. В 1921 году, сотрудники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.

В 1929—1933 годах Б. С. Петропавловский при участии других сотрудников ГДЛ проводили официальные испытания реактивных снарядов различных калибров и назначения с использованием многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков.

В 1937—1938 годах реактивные снаряды, разработанные РНИИ (создан в октябре 1933 года на основе ГДЛ вместе с ГИРД) под руководством Г. Э. Лангемака, которого в ноябре 1937 года арестовали, обвинили в шпионаже и впоследствии расстреляли, приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 калибра 82 мм устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153. Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

В 1938—1941 гг. в НИИ № 3 НКБ (с 1938, бывший - РНИИ) под руководством главного конструктора А. В. Костикова, инженеры: И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, Р. И. Попов, Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев и др. создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле[6].

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок, получивших обозначение БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм). Реактивный снаряд М-13 калибра 132 мм и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года; именно этот тип боевых машин и получил впервые прозвище «Катюша». Впервые установки БМ-13 были опробованы в боевых условиях в 10 часов утра 14 июля 1941 года. Батарея капитана Флёрова, который принимал участие в создании БМ-13, обстреляла вражеские войска и технику на железнодорожном узле города Орша. С весны 1942 года реактивный миномёт устанавливался преимущественно на ввозимые по ленд-лизу английские и американские полноприводные шасси. Наиболее известным среди них стал Studebaker US6. На протяжении Великой Отечественной войны было создано значительное количество вариантов снарядов РС и пусковых установок к ним; всего советская промышленность за годы войны произвела примерно 10 000 боевых машин реактивной артиллерии[5].

Происхождение прозвища

Нет единой версии, почему БМ-13 стали именоваться «Катюшами». Существует несколько предположений[7]. Наиболее распространёнными и обоснованными являются две версии происхождения прозвища, не исключающие друг друга:

  • По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша»[2][4]. Версия убедительная, поскольку батарея капитана Флёрова стреляла по врагу, сделав залп по Базарной площади города Рудня. Это было одно из первых боевых применений «Катюш», подтверждаемое и в исторической литературе[8]. Стреляли установки с высокой крутой горы — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, вплоть до недавнего времени был жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, впоследствии — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21—27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2012 года ветерану и «крёстному отцу» «Катюши» исполнился 91 год, а 26 февраля 2013 его не стало. На письменном столе он оставил свою последнюю работу — главу о первом залпе «Катюш» для готовящейся к печати многотомной истории Великой отечественной войны.
  • Название может быть связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Коминтерна[9][10][11][12]. А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).

Помимо двух основных, существует также множество других, менее известных версий происхождения прозвища — от весьма реалистичных и до имеющих чисто легендарный характер:

  • В советских войсках существовала легенда, будто прозвище «Катюша» произошло от имени девушки-партизанки, прославившейся уничтожением значительного количества гитлеровцев[11].
  • Опытная эскадрилья бомбардировщиков СБ (командир Дояр) в боях на Халхин-Голе была вооружена реактивными снарядами РС-132. Эти самолёты иногда называли «Катюшами» — прозвище было получено ими в ходе гражданской войны в Испании.[13].

Аналогичные прозвища

«Андрюша» — боевая машина БМ-31-12 «Ванюша» — реактивный миномёт Nebelwerfer

Помимо получившего широчайшую известность во всём мире народного прозвища «Катюша», в отношении советских боевых машин реактивной артиллерии в период Великой Отечественной войны существовал также ряд его аналогов, менее известных[2][4][11][5].

Существует мнение, изложенное в англоязычных источниках, что боевая машина БМ-31-12, по аналогии с «Катюшей», получила у советских солдат прозвище «Андрюша»[2], хотя, возможно, «Андрюшей» назывался М-30[14]. Также весьма популярное, оно, однако, не получило столь значительных распространения и известности, как «Катюша», и не распространилась на другие модели пусковых установок; даже сами БМ-31-12 чаще называли «Катюшами», нежели собственным прозвищем[2]. Вслед за «Катюшей» русским именем советские бойцы окрестили также немецкое оружие аналогичного типа — буксируемый реактивный миномёт 15 cm Nb.W 41 (Nebelwerfer), получивший прозвище «Ванюша»[11]. Кроме того, фугасный реактивный снаряд М-30, применявшийся с простейших переносных пусковых установок залпового огня рамного типа, впоследствии также получил несколько шутливых прозвищ аналогичного вида: «Иван Долбай», связанное с высокой разрушительной силой снаряда[15], и «Лука» — от имени персонажа Луки Мудищева из порнографической поэмы XIX века, в связи с характерной формой головной части снаряда[11][5]; из-за явного непристойного подтекста шутки прозвище «Лука», имевшее определённую популярность у солдат, практически не получило отражения в советских прессе и литературе и осталось малоизвестным в целом[11][5].

Миномётные установки назывались «Маруся» (производное от МАРС — миномётная артиллерия реактивных снарядов), а на Волховском фронте назывались «гитарой»[16].

Тогда как в советских войсках боевые машины БМ-13 и аналоги получили устойчивое прозвище «Катюша», в немецких войсках эти машины были прозваны «сталинскими орга́нами» (нем. Stalinorgel) — из-за ассоциации внешнего вида пакета направляющих реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и из-за характерного звука, издававшегося при запуске реактивных снарядов[5][4][17]. Советские установки данного типа получили известность под этим прозвищем, помимо Германии, также в ряде других стран — Дании (дат. Stalinorgel), Финляндии (фин. Stalinin urut), Франции (фр. Orgues de Staline), Норвегии (норв. Stalinorgel), Нидерландах (нидерл. Stalinorgel), Венгрии (венг. Sztálinorgona) и Швеции (швед. Stalins orgel)[4]. Следует отметить, что среди немецких солдат также распространилось и советское прозвище «Катюша» — Katjuscha[2].

См. также

Примечания

  1. Лукницкий П. Н. Сквозь всю блокаду. — Л.: Лениздат, 1988. — С. 193.
  2. 1 2 3 4 5 6 Gordon L. Rottman. Katyusha // FUBAR (F***ed Up Beyond All Recognition): Soldier Slang of World War II. — Osprey, 2007. — P. 278—279. — 296 p. — ISBN 1-84603-175-3.
  3. Катюша — статья из Большой советской энциклопедии. 
  4. 1 2 3 4 5 Steven J. Zaloga, James Grandsen. Soviet Tanks and Combat Vehicles of World War Two. — London: Arms and Armour Press, 1984. — P. 153. — 240 p. — ISBN 0-85368-606-8.
  5. 1 2 3 4 5 6 «Лука» и «Катюша» против «Ванюши». «Техника и оружие» № 1 1995
  6. АКИМОВ В.Н., КОРОТЕЕВ А.С., ГАФАРОВ А.А. и другие. Оружие победы — «Катюша». Оружие победы — «Катюша» // Исследовательский центр имени М. В. Келдыша. 1933-2003 : 70 лет на передовых рубежах ракетно-космической техники. — М: "Машиностроение", 2003. — С. 92-101. — 439 с.
  7. Первушин А. И. «Красный космос. Звёздные корабли Советской империи». 2007. Москва. «Яуза», «Эксмо». ISBN 5-699-19622-6
  8. ↑ ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА - [Военная история ]- Fugate B., Operation Barbarossa
  9. Андроников Н. Г., Галицан А. С., Кирьян М. М. и др. Великая Отечественная война, 1941-1945: Словарь-справочник / Под. ред. М. М. Кирьяна. — М.: Политиздат, 1985. — С. 204. — 527 с. — 200 000 экз.
  10. ↑ «К-22» — Линейный крейсер / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1979. — С. 124. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 4).
  11. 1 2 3 4 5 6 «Лука» и «Катюша» против «Ванюши». Системы залпового огня в Великой Отечественной войне. Независимое военное обозрение (5 марта 2010). Проверено 29 ноября 2011. Архивировано 8 февраля 2012 года.
  12. Варбот Ж. Ж. 'Этимология // Русский язык. Энциклопедия. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Большая Российская энциклопедия; Дрофа, 1997. — С. 643—647.
  13. Лазарев Л. Л. Легенда о первой «Катюше» // Коснувшись неба. — М.: Профиздат, 1984.
  14. ↑ http://www.moscow-faq.ru/articles/other/2010/January/5070 http://operation-barbarossa.narod.ru/katuscha/m-31.htm
  15. ↑ Иван Долбай // Большой словарь русских поговорок / В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. — М.: Олма Медиа Групп.
  16. Лукницкий П. Н. Сквозь всю блокаду. — Л.: Лениздат, 1988. С. 193.
  17. Gordon L. Rottman. Stalinorgel // FUBAR (F***ed Up Beyond All Recognition): Soldier Slang of World War II. — Osprey, 2007. — P. 290. — 296 p. — ISBN 1-84603-175-3.

Литература

Ссылки

wikiredia.ru

Доклад по теме "История создания иесни "Катюша"

История создания песни «Катюша»

Безмерно трагическим и героическим для нашей страны был период Великой Отечественной войны. Ценой невероятных жертв и лишений добывалась великая победа над коварным врагом. Погибло более 20 млн. советских людей. Стихи и песни Исаковского в те дни передавали чувства испепеляющей ненависти людей к врагу, пробуждали чувства отваги, умножали любовь к Родине. Михаилу Исаковскому тяжелая болезнь глаз не позволила надеть солдатскую шинель, но и в глубоком тылу на него обрушились горести и несчастья, общие для всех советских людей.

Под пятой фашистских оккупантов оказалась его малая Родина – Смоленщина. В Глотовке был сожжен врагами его отчий дом. Поэт всю войну прожил в небольшом городе Чистополе, терпя наряду со всеми тяготы и лишения вынужденной эвакуации. Об этом он поведал в стихотворениях «Земля в Чистополе», «Из Чистопольских записей». В Чистополе подолгу не работали почта и радио, но ни на минуту не испытывал Исаковский душевного отрыва от общей судьбы народа, не исключая себя из атмосферы всенародной борьбы. Тяжело, горько переживал Исаковский невозможность с оружием в руках сражаться на фронте. Но сердцем поэт был на фронте, в строю бойцов.

Среди вековых деревьев и высоких берегов несёт через Смоленщину свои прозрачные воды речка Угра. Строгие сосны, едва слышный плеск рыбы в воде, первые лучи предрассветного солнца в лёгком тумане, пробуждающиеся птицы навевают путнику, оказавшемуся в этих местах, ту непостижимую русскую лирическую грусть, о которой так любят поэты слагать свои бессмертные творения в попытках хоть как-то приблизиться в словах к тому, что описать невозможно. Тихий шелест травы, неповторимый аромат цветущего сада, девушка, с надеждой и тоской смотрящая вдаль с крутого берега – быть может, именно такая картина однажды предстала взору молодого поэта Михаила Исаковского, а в голову сразу пришли строки:

«…Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой…»

Написанное четверостишье едва не постигла участь «долгого ящика». Как признавался позже сам автор: «…Я не знал, что же дальше делать с Катюшей, которую заставил выйти „на высокий берег на крутой“ и запеть песню…». И не познакомь весенним днём журналист Василий Регинин в редакции газеты «Правда» Михаила Васильевича Исаковского с композитором Матвеем Исааковичем Блантером, мы бы, наверное, так и не стали обладателями всемирно известного шедевра. Композитор, проявив свой энергичный характер, начал спрашивать у Исаковского стихи, на которые можно было бы написать музыку. Вспомнив про начатую «Катюшу» и отдав написанные строки, Михаил Васильевич сомневался, что из этого может получиться что-то путное. По-другому отнёсся к ним Блантер: «…Это было удивительно… „Катюша“ без остатка заняла мое воображение». За 2 года до этого, в 1936 году, Матвей Исаакович стал руководителем Государственным джаз-оркестром СССР, где музыкальным руководителем был назначен тогда ещё никому не известный джазмен Виктор Николаевич Кнушевицкий. И Блантер хотел, чтобы песня «Катюша» прозвучала на первом концерте этого музыкального коллектива. Выехав в Ялту, где отдыхал Исаковский, Блантер настоял на скорейшем написании продолжения стихотворения. Поскольку в воздухе тревожно носились предчувствия неминуемой войны, а Красная Армия уже воевала в Испании и у озера Хасан, неспокойная приграничная обстановка не могла остаться без внимания даже в глубоко лирической песне.

«…Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет…»

Здесь фраза «на дальнем пограничье» толкуется исследователями по-разному. В книге И. Н. Розанова «Песня о Катюше как новый тип народного творчества. / Русский фольклор Великой Отечественной войны.» предполагается, что в песне имеется в виду западная граница нашей страны, а именно с Польшей. Ведь песня девушки летит «за ясным солнцем вслед» — то есть с Востока в Западном направлении, поскольку именно с той стороны и ждали большой войны. Однако противники этой теории, исходя из строчки «Выходила, песню заводила про степного сизого орла», считают, что упомянутый степной орел (лат. Aquila rapax) – хищная птица, гнездовая область которой охватывает Юго-Восточную и Юго-Западную Сибирь, Переднюю, Среднюю и Центральную Азию до западных частей Китая, северо-западные, центральные и южные части Африки (к югу от Сахары) и Индию. И, учитывая неспокойные дни на границе близ озера Хасан, возникает корреляция как раз с нашими Дальневосточными рубежами.

Сложно сказать, какое именно пограничье подразумевал Михаил Исаковский, но песню дописали буквально за несколько дней. Впервые «Катюша» прозвучала 27 ноября 1938 года в Колонном зале Дома Союзов в Москве. Вместе с оркестром под управлением Виктора Кнушевицкого её исполнила Валентина Алексеевна Батищева – джазовая певица, выступавшая с джаз-оркестрами в фойе кинотеатров и на эстраде крупнейшего тогда столичного ресторана «Москва». Офицерский корпус, заполнивший зал, трижды вызывал песню на «бис». Матвей Исаакович Блантер писал: «Когда после всей нашей программы на сцену вышла эта девочка и спела песню, в зале стоял стон от аплодисментов». Но также есть мнение, что первое исполнение произошло немного раньше, да и то, случайно: на последней репетиции нового оркестра Госджаза оказалась Лидия Русланова. И она не удержалась, исполнив песню через несколько часов по памяти на концерте в том же самом Колонном зале: «- Как же так? — спросили Лидию Андреевну музыканты. — Ведь у вас не было даже нот?! — А зачем ноты? Я запомнила песню мгновенно! — ответила певица.
— Но ведь вы поете русские песни, а это фокстрот, — продолжали недоумевать музыканты.
— Это прекрасная русская песня, — сказала Лидия Андреевна. – И простите меня, она так понравилась мне, что я не могла удержаться и не спеть ее – песня требовала немедленного выхода!» (Из книги Глеба Скороходова «Тайны граммофона». М.: Изд-во Эксмо, Изд-во Алгоритм, 2004, с. 71.)

Между тем, песня быстрее ветра распространялась по стране: её подхватили Лидия Русланова, Георгий Виноградов, Вера Красовицкая, а вслед за ними профессиональные и самодеятельные коллективы; её пели в городах и сёлах, на демонстрациях и в домашнем кругу. «Катюша» стала не только знаменитой, но и пронзительно родной и искренне близкой миллионам советских людей. Образ простой русской девушки с нежным именем Катюша, верной и любящей подруги своего бойца-пограничника, был гармоничным и своевременным в своём появлении.

А потом пришла Война. И зазвучала «Катюша» уже с другими интонациями и в другом контексте. Фольклор безграничен в своей форме: сразу появились «песни-ответы» на призыв героини песни, а сама Катюша стала и санитаркой, и бойцом, и ждущей с победой солдата, и партизанкой.

Сильное впечатление «Катюша» производила не только на наших бойцов, но и на фашистов. Особенно в исполнении самого грозного артиллерийского оружия Красной Армии – мобильных реактивных минометов БМ-8 и БМ-13. Первый залп из него 14 июля 1941 года дала батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова, который посмертно получил Звезду Героя за те бои лишь в 1995 году. Это произошло под белорусским городом Орша, совсем рядом со смоленской родиной песни. «Привет от Катюши», – приговаривали бойцы. И привет был столь горячий, а песенный образ столь ярким, что имя девушки моментально заменило казенную аббревиатуру.

А вот выдержка из воспоминаний солдата, воевавшего под Ленинградом, когда до противника было всего 700-800 метров: «В ясную погоду оттуда доносились звуки губных гармошек, на которых немцы любили играть, долетала песня „майн Гретхен“. А однажды в поздний час раздался голос, усиленный мегафоном: „Рус Иван, спой Катьюшу!“. Немцам, видать, эта песня хорошо запомнилась, потому что мы ее частенько пели. Прикомандированный к нашей части артиллерийский майор, тоже взяв мегафон, прокричал: „Гут, будет вам Катьюша, айн момент!“. Прокричав снова „айн момент“, майор махнул рукой сидящим в кабинах водителям, и те один за другим нажали на кнопки. Ночь взорвалась пронзительно воющими звуками летящих ракет. На той стороне все заволокло дымом, рвались боеприпасы, в воздух взлетали бревна блиндажей, легкие орудия, слышались крики. „Катюши“ хорошо выполняли свою работу». Есть и ещё один важный факт, также, видимо, повлиявший на появление «имени» у этих минометов. На применявшихся реактивных снарядах с зажигательной начинкой находилась маркировка «КАТ» – «Костикова автоматический термитный». Примечательно, что в июле 1941 года, когда «Катюша» впервые была применена батареей Флёрова, собственно прозвище «Катюша» реактивные миномёты ещё не носили. Но уже в сентябре 1941 года, когда под Одессу был отправлен 8-ой отдельный гвардейский реактивный миномётный дивизион, прозвище «Катюша» у реактивных миномётов уже было.

Миномёты БМ-13 были относительно простым оружием, состоящим из направляющих рельсов и устройства их наведения. Оно было неточным, зато весьма эффективным, особенно при массированном применении. А уж эмоциональный эффект, отмечают специалисты, и вовсе был потрясающим: «…во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно – за несколько секунд территорию в районе цели перепахивали тяжелые реактивные снаряды. При этом оглушительный вой, который поднимали ракеты во время полета, буквально сводил с ума. Те, кто не погибал во время обстрела, часто уже не могли оказывать сопротивление, так как были контужены, оглушены, совершенно психологически подавлены…». Новому названию нетрудно было прижиться, поскольку появление оружия в боевых частях совпало с ростом популярности песни «Катюша».

Музыка была близка и понятна, ритмический рисунок тоже не вызывал сложностей, поэтому советские воины легко придумывали свои тексты на известный мотив: каждый из них обращался к образу своей любимой, пусть даже и не с именем Катюша, каждый хотел донести свою любовь, свою надежду, свою клятву верности девушке и Родине.

А вот интересная история, которая произошла с этим вариантом песни на мотив "Катюши":

Наш вишневый сад в цветенье снова,
И плывут туманы над рекой.
Выходила Катя Иванова
На высокий берег, на крутой.

Выходила – твердо порешила
Мстить врагу за Родину свою,
Сколько воли, сколько хватит силы,
Не жалея молодость в бою.

Военный лётчик и краевед Николай Семенович Сахно из Краснодарского края, проведя собственное исследование, обнаружил, что у Кати Ивановой был вполне реальный прототип - отважная, гордая, но в то же время, скромная и очень красивая девушка из станицы Медведовской, что на Кубани. Добровольцем уйдя на фронт, Катя сразу же попала под Сталинград, где была и санитаркой, и пулемётчицей. А в составе роты связи авиационного полка прошла свой героический боевой путь от Волжских берегов до Балкан. Была награждена боевыми наградами и отмечена благодарностями командования. На фронте Екатерина Андреевна Иванова вышла замуж за офицера Андрея Андреевича Ерёменко.

Как-то раз учитель-краевед побывал в гостях у четы Ерёменко. Вспоминая за тёплой дружеской беседой огненные годы, вдруг выяснилось, что у Екатерины Андреевны с войны бережно хранится рукописный текст песни о Кате Ивановой, а на пожелтевшем листке приписка их автора, офицера-танкиста, что эти стихи как раз о ней!

Не менее интересную историю поведал участник боёв в Керчи Илья Сельвинский: «Однажды под вечер, в часы затишья, наши бойцы услышали из немецкого окопа, расположенного поблизости, „Катюшу“. Немцы „прокрутили“ её раз, потом поставили второй раз, потом третий... Это разозлило наших бойцов, мол, как это подлые фашисты могут играть нашу „Катюшу“?! Не бывать этому! Надо отобрать у них „Катюшу“!..

В общем, дело кончилось тем, что группа красноармейцев совершенно неожиданно бросилась в атаку на немецкий окоп. Завязалась короткая, молниеносная схватка. В результате — немцы еще и опомниться не успели! – „Катюша“ (пластинка) вместе с патефоном была доставлена к своим».

А сама песня во время войны и после стала исполняемой и любимой также и за рубежом. Например, в Италии она известна в двух вариантах: «Катарина», а также «Fischia il vento» («Дует ветер»), ставшая гимном бойцов движения Сопротивления в Италии и Франции. «Катюша» звучала даже в Ватикане, куда после освобождения Рима пришли партизаны на встречу с Папой. Одним героиня песни представлялась Жанной Д'Арк, другим мадонной Сикстинской или Смоленской. А товарищу Сухову – Катериной Матвеевной. Хорошо знают «Катюшу» и в других странах: в послевоенные годы она была популярна в Японии, в Токио даже одно кафе названо именем Катюши. Дошла песня до Японии, Кореи, Китая и США. Наверное, это и есть самая известная во всём мире Русская Песня.

Слова песни отметили Сталинской премией, а их автор, Михаил Исаковский, передал «катюшины» деньги землякам. И в День Победы, 9 мая 1949 года, в смоленском селе Всходы открыли новый клуб, где именинницей на торжестве была «Катюша», а на берегу Угры установили памятный камень как раз на крутом берегу. В 1985 году открылся уже Музей песни «Катюша». В экспозиции и фондах музея постепенно было собрано большое количество экспонатов личного характера, что дало возможность переименовать его в мемориальный музей Михаила Васильевича Исаковского.

Летом того же года в Москве проходил XII Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, для которого необходимо было придумать символ, некий пароль. И гостей со всего мира в столице встречала симпатичная, весёлая, улыбчивая, приветливая девочка с ласковым и знакомым всем певучим именем Катюша. Подобно знаменитому Олимпийскому медвежонку она стала известной всей планете. И, конечно же, всюду звучала сложенная в честь нее замечательная песня. «3дравствуй, Катюша!» – говорили ей на всех языках.

Лирика Исаковского тех грозных лет – настоящая поэтическая летопись войны. Проникновенно поэт рисует суровые будни фронта и тыла, героические дела и чувства воинов и партизан, рабочих и колхозников, раскрывает всенародный характер и исторический смысл борьбы с фашизмом. Поэтически отображаются не только чувства и думы бойцов-фронтовиков («Перед боем»), но и мужество матери благословляющей сына-воина («Наказ сыну»), беженцев, покидающих родные края («Мы шли…»), девушки, провожающей бойца на позиции («Огонек»), советских девушек угнанных в фашисткую неволю («Не у нас ли, подруженьки…»).

Особо следует сказать о «Катюше» М. Исаковского и М. Блантера – песне большой и удивительной судьбы. Созданная в 1938-39 годах, в самый канун II мировой войны, когда гитлеровцы уже оккупировали Польшу и готовились к нападению на нашу страну, песня о скромной девушке с берегов Угры, хранящей верность «бойцу на дальнем пограничье», звала к чуткости, бережности и чистоте в самом прекрасном из чувств – любви к близкому человеку, неотделимой любви к Родине. Уже тогда, в те мирные времена «Катюша» была самой популярной из всех советских песен, щедро исполнялась в самых дальних уголках необъятной нашей страны. В годы Великой Отечественной «Катюша» стала песней–воительницей, песней–героиней. Недаром. Когда в Красной Армии появилось новое грозное оружие – гвардейские реактивные минометы, бойцы дали ему ласковое прозвище «Катюша». По заказу командующего этим родом войск генерала А.И. Нестеренко, Исаковский написал новое стихотворение- «Песня про «Катюшу». В нем были такие слова: «И на море, и на суше – по дорогам фронтовым – ходит русская «катюша», ходит шагом боевым».

Большим личным счастьем для Исаковского было то, что грозные «катюши» дали уничтожающий залп по врагу под Ельней – родным городом юности поэта; там эти минометы получили звание гвардейских. Воевала и сама песня и на фронте, и в тылу, стали возникать многочисленные фольклорные варианты «Катюши», в которых скромная невеста пограничника кем только не перебывала – и санитаром, и снайпером, и автоматчиком, и летчиком, и танкистом… В последствии фольклористами было собрано более сотни таких вариантов. Итальянские партизаны, перефразировав текст «Катюши», сделали ее своим гимном и с нею освобождали от фашистов Рим. В последствии, совершив поездку в Италию, Исаковский убедился, что более 2/3 населения Италии, так или иначе, знают уже свою «Катюшу».

В послевоенные годы судьба песни «Катюша» пролегла через десятилетия, через страны, континенты. На родине Исаковского, там, где поднимается под Угрою «берег крутой», стоит сегодня оригинальный памятник песни «Катюша»: на прикрепленной к большому камню – валуну медной таблички, высечены слова из песни, а рядом – беседка с бревенчатыми скамейками под навесом. Живет и не старится очаровательная «Катюша» Исаковского - песня–труженица, песня–созидательница, песня–любовь.

Вся поэзия Исаковского в период творческой зрелости предстает как одна вдохновенная «песня большая-большая» – о советской Родине, о ее людях. Патриотизм – внутреннее свойство души поэта. Ярко свидетельствует об этом и произведение Исаковского послевоенных лет. Ко многим его прекрасным стихам во славу строящей и созидающей Родины, во славу мира и труда, прибавляющая в это время шедевры патриотической лирики: песня «Летят перелетные птицы» и поэма «Песня о Родине», которые в числе других произведений послевоенного сборника «Стихи и песни» были удостоены государственной премии за 1943 год. В 1945-1946 годах поэма Исаковского «Сказка о правде» была опубликована Твардовским в журнале «Новый мир». Это произведение, обличающее позерство, лицемерие, фальшь.

22 июня 1973 года Михаила Васильевича не стало. По словам А. Дементьева: «Исаковский был предельно искренен в своих стихах. Он бесконечно верил в то, о чем писал. Он писал – как жил. И жил – как писал: широко, открыто, талантливо».

В общем можно сказать, что Катюша была, есть и будет самой известной и любимой песней во всём необъятном мире.

Литература

infourok.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о