Мнение. Вопрос о создании в России ЧВК должен планомерно решаться на уровне государства

Мнение. Вопрос о создании в России ЧВК должен планомерно решаться на уровне государства

Идею о создании российских частных военных компаний на базе ДОСААФ недавно высказали в российской госдуме. Как действуют ЧВК в разных странах мира, какие функции на них возложены и как официальные ЧВК могут появиться в России, размышлял Николай Шендарев в «Народных новостях».


Идея на укрепление сил


Эксперты уже давно высказывали идею о том, что появление в России официальных частных военных компаний существенно улучшить обороноспособность страны. Вновь вопрос на всеобщее обсуждение поднял член фракции «Единая Россия» Виктор Водолацкий: он предложил узаконить частные военные компании, приняв ряд соответствующих законов. Как считает Водолацкий, первые российские ЧВК можно создавать на базе Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту (ДОСААФ) – но только после того, как их деятельность будет отрегулирована федеральным законом.


Мнение Водолацкого также разделяет и председатель ДОСААФ Александр Колмаков: он также отмечает возможность создания ЧВК в России. На данный момент, по словам Колмакова, ведется работа по созданию первой частной инженерной компании по подготовке саперов из числа военнослужащих запаса.



Откуда ноги растут


Частный военный бизнес является своего рода инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства. Первые опыты создания частной военной структуры, которая не имеет государственного формирования, были проведены сразу после Второй Мировой войны. Как считается, первая в современном понимании ЧВК Watchguard International была создана в 1967 году в Великобритании  полковником Дэвидом Стерлингом – родоначальником спецназа SAS. По мысли Стерлинга, частная структура должна быть ориентирована на обучение личного состава иностранных вооруженных формирований, охрану объектов и ценных грузов за пределами страны, а также самостоятельно вести масштабные боевые действия.


Представители западных ЧВК неоднократно участвовали в вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке. В частности, американские и британские структуры были задействованы в охране печально известных тюрем в Ираке и Афганистане, а Минобороны США заключило с 12 американскими ЧВК более 3600 контрактов на общую сумму в 300 млрд. долларов. Участвуют ЧВК американской «разработки» в самых разных военных конфликтах по всему миру. В 1997 году бывший «морской котик» Эрик Принс с благословления сенатора Джона Маккейна создает ЧВК Blackwater (ныне называется Academi), сотрудники которой — по  сути, небольшая, но мощная «армия» в 2,5 тысячи на действительной службе и около 25 тысяч солдат в резерве, — находятся в горячих точка всего мира – от Донбасса до Сирии и Афганистана. А ЧВК Northbridge Services Group — совместный проект США и Великобритании — по сей день специализируется в основном на охране важных объектов и частных лиц, хотя имеет в своем активе участие в свержении правительства Либерии в 2003 году.


ЧВК: за и против


Безусловно, у ЧВК есть ряд определенных преимуществ перед регулярными вооруженными силами различных стран. Как считается, использование подобных частных структур не вызывает у населения недовольства, в отличие от отправки регулярного военного контингента. ЧВК могут успешно конкурировать с местными вооруженными силами в тех государствах, где наблюдается слабая политическая воля в силу быстрого развертывания и более гибкого оперативного управления. Поскольку в такие структуры (если смотреть на западный опыт) не берут «случайных» людей, профессионализм ЧВК по сравнению с армией заметно выше.


Однако в любом деле есть свои очевидные недостатки – и ЧВК в данном случае не является исключением. Главная головная боль для таких структур – это их правовой статус: во многих странах участники ЧВК считаются наемниками, хотя на деле и не являются таковыми. Кроме того, у личного состава ЧВК нет идейной и идеологической мотивации, а отсутствие единого плана мероприятий и единого оперативного центра управления дает разброс в действиях между армией и ЧВК. Таким образом, вопрос о создании структур такого рода остается пока открытым.


Эксперт: ЧВК возможны только на базе ДОСААФ


Как отмечает в беседе с ИА «Народные новости» депутат Государственной Думы РФ, член фракции «Единая Россия» Евгений Федоров, вопрос о ЧВК должен планомерно решаться на законодательном уровне. Однако главный, ключевой вопрос, который стоит обсудить – это то, насколько ЧВК будут именно «частными».



«Монополия на вооруженную силу должна быть только у государства – это обязательно для того, чтобы такая монополия не расползалась. С другой стороны, если мы запустим этот механизм на базе ДОСААФ – это нормально, поскольку эта структура носит государственно-общественный характер, и в рамках закона о ДОСААФ можно прописать специализированное право создания подобного рода компаний».


По мнению Евгения Федорова, создание подобного рода структур должно предусматривать ведение охранных задач более высокого уровня. Однако, несмотря на их «частный» характер, их деятельность должна находиться в рамках государственных решений.


«Эту идею нужно обсуждать на уровне Госдумы и принимать решение из того, что ЧВК должны быть не «частными», а просто не входящими в структуру других видов Вооруженных Сил РФ, Нацгвардии и прочего. Они должны выполнять специальные задачи – но по решению государства: прежде всего, функции, аналогичные ЧОП (частные охранные предприятия), но более высокого уровня, с использованием специальной боевой техники, и вне территории Российской Федерации», цитирует депутата Евгения Федорова автор «Народных новостей». 

chvk.info

Военные компании на службе страны

В своем выступлении перед депутатами Госдумы глава правительства РФ Владимир Путин неожиданно для многих выступил с поддержкой идеи создания российских частных военных компаний, которые «могли бы предоставлять услуги по охране объектов и тренировке иностранных военных за границей без участия российского государства». Откровеннее ведь не скажешь. Такая позиция главы правительства – это смена подходов в защите государственных интересов, и, если хотите, выражение столь всеми ожидаемой политической воли России.

Необходимость такого шага продиктована актуальными вызовами, стоящими перед Россией. Наступающий новый колониализм стремительно меняет «контурные карты» планеты. Успеет ли Россия в довольно сжатые сроки выработать условия и механизмы для успешной работы этого нового для РФ инструмента военной политики – вот в чем вопрос.

Скажем прямо, частные военные компании (далее – ЧВК) – это инструмент колониализма. Конец XX века ознаменовал собой финал национального государства как исторического феномена и начало нового наднационального института – корпоративной власти, соединяющей государственные, финансовые и общественные институты. На текущем этапе ЧВК – это динамично растущий рынок, чьи объемы в целом можно сравнить с ведущими индустриями потребления и производства. По ряду данных объем рынка составляет ежегодно в среднем 200 миллиардов долларов [1].

Сам термин «частные военные компании» не в полной мере отражает специфику их деятельности. Сегодня (в отличие, например, от 1970-90х годов) большинство такого рода компаний не столько вовлечены в боевые действия, сколько занимаются обслуживанием соответствующей инфраструктуры – обучают персонал, занимаются консультированием и охранной деятельностью. Когда же это происходит в зонах боевых действий – вот тут-то специфика может и поменяться.

Причины использования ВЧК вполне очевидны. Это экономия финансовых средств, оперативность и результативность. Выгоднее под конкретную задачу подписать контракт с частной компанией, которая уже располагает обученным персоналом, чем вводить армию и содержать гарнизоны. В современных международных военных операциях ЧВК являются равноправным правовым субъектом наряду с вооруженными силами национальных государств.

История вопроса

Показательным историческим примером (с рядом оговорок) является деятельность голландской и британской Ост-Индских компаний. Голландская в 1641 году самостоятельно, без помощи государства, выбила из нынешней Индонезии своих конкурентов – португальцев. Британская же за короткий срок завоевала Индию и ряд других территорий [2]. Правительства обеих стран изящно использовали формально торговые фактории для ведения скрытых войн в мирное время, иначе говоря – занимались захватом территорий, не вовлекая вооруженные силы своих стран. Это был успешный исторический опыт – войну «отдали на контракт», что дало вполне конкретные геополитические результаты.

Второе дыхание ЧВК обрели в середине XX века, в период становления национальных государств стран Третьего мира. Тогда на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке ЧВК выполняли как легальные задачи (обучение армии и спецслужб молодых государств), так и нелегальные (перевороты и спецоперации).

Впервые американское правительство официально прибегло к помощи частных военных компаний для обучения войск своих союзников в 1974 году, когда американская компания Vinnell Corp. принадлежавшая военно-промышленному концерну Northrop Grumman получила контракт на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии [3]. Согласно некоторым данным стоимость контрактов достигала общей суммы в полмиллиарда долларов [4].

В Африке пионером в области организованного ведения такого бизнеса была (ныне уже несуществующая) южноафриканская компания Executive Outcomes которая возникла в 1989 году во главе с бывшим начальником западноевропейского отдела службы диверсий (Civil Cooperation Bureau) Министерства Обороны ЮАР Эбеном Барлоу [5].

В 90-е годы ЧВК убедительно показали свою способность решать стратегические задачи. Executive Outcomes в период 1993-1996 году сумела полностью подготовить армию Анголы и нанести серьезное поражение силам УНИТА, практически закрыв многолетнюю гражданскую войну [6]. В 1995 году та же компания Executive Outcomes получила контракт с правительством Сьерра-Леоне по подготовке армии Сьерра-Леоне. Фактически же этот контракт означал проведение боевых операций против повстанцев Обьединенного революционного фронта, которые к тому времени вошли в столицу Сьерра-Леоне Фритаун и захватили контроль над рудниками оксида титана Sierra Rutile и бокситов Sierramoco. Компания Executive Outcomes освободила Сьерра-Леоне и уже в течение ряда операций свела до нуля военные возможности мятежников [7]. В итоге в ноябре 1996 года было подписано соглашение о мире в Сьерра-Леоне.

Параллельно схожие процессы шли в Европе. Компания Military Professional Resources Inc., действующая в интересах армии США, в сжатые сроки подготовила вооруженные силы сепаратистских республик бывшей Югославии. Эд Сойстер, тогдашний вице-президент MPRI и бывший шеф DEA (американской военной разведки) заявил 11 мая 1995 года в интервью британской газете Observer: «Мы не можем им сказать, как стрелять, но можем им показать, как лучшим образом организовать своих людей, чтобы те стреляли» [8]. В результате работа этой компании сыграла важную роль в разгроме сербских войск в Западной Славонии (1-2 мая 1995 г), в Книнской Краине (4-8 августа 1995 г.) и в Боснийской Краине (июль-октябрь 1995 г.) [9].

В 1998-99 годах компания осуществила также аналогичную работу в Албании по обучению албанской УЧК ведшей партизанскую войну против сербских войск в Косово и Метохии. После входа американских войск в Афганистан в 2001 году и в Ирак в 2003 году, MPRI получила контракты на создание новых армий Афганистана и Ирака, а впоследствии еще ряд контрактов, в том числе по подготовке воинского контингента Грузии для участия в операциях в Ираке и в Афганистане [10].

Таким образом, к началу этого века в мире появилась достаточно мощная индустрия частного военного предпринимательства с основным работодателем в виде правительства США.

Ныне во всем мире существует широкий рынок подобных услуг, отнюдь не ограничивающийся Ираком и Афганистаном. Но именно Ирак стал полем, на котором произошло становление ЧВК в их современном виде, когда ЧВК стали сосредотачиваться на рынке услуг снабжения и инфраструктурной поддержки.

Не последнюю роль в становлении этого огромного рынка сыграла администрация Джорджа Буша-младшего, чьи ключевые представители были прямо связаны с компаниями-подрядчиками. Halliburton Corporation, чьим главой с 1995 по 1999 год был Дик Чейни, будущий вице-президент США, долгое время была основным мажоритарием компании KBR (Kellogg Brown & Root), которая, в свою очередь, была одним из основных подрядчиков армии США [11].

В 2001 году KBR получила контракт LOGCAP-III на тыловое обеспечение американских войск в Афганистане, Ираке, Джибути а позднее и в Грузии [12]. В 2007 году был подписан тендер на новый контракт LOGCAP-IV общей стоимостью 2,4 миллиарда долларов на обеспечение баз американской армии в Афганистане, Ираке, Гаити и Кувейте [13]. В самой Российской Федерации компания KBR согласно межправительственному соглашению осуществляет с 2009-го года переброску грузов для армии США в Афганистан [14].

Не последнюю роль ЧВК сыграли в процессе замещения и усиления «официальных» войск формально гражданскими, а по сути – профессиональными военными специалистами. Если в годы первой войны в Персидском заливе в сухопутных силах США числилось 780 тыс. человек личного состава, то теперь лишь 480 тыс. Если в 1991 году в дни высадки американцев в Кувейте на 50 кадровых военных приходился один солдат из так называемых вспомогательных сил, то в начале второй иракской кампании один сотрудник PМC (private military companies – так называют фирмы, которые предоставляют заказчику профессиональных солдат) приходился на 10 военных [15].

Активно растущим сегментом деятельности ЧВК является розыскная и разведывательная деятельность. В качестве наилучшего примера можно упомянуть компанию Кролл (Kroll). С началом войн в Афганистане (2001) и в Ираке (2003) году компания активно включилась в охранную деятельность по содействию коалиционным войскам в Ираке и контингенту НАТО в Афганистане. В ряду коммерческих контрактов на охрану, Кролл получила тендер на программу подготовки новой армии Ирака а так же на развитие разведывательной сети в Ираке в интересах коалиционных войск [16]. Эта же компания засветилась и в России. По сообщениям СМИ, в 2002 и 2003 годах компания «Кролл» вела «аудиторскую» работу в интересах компании «Альфа-Групп» [17]. Подобные компании позволяют на совершенно законных основаниях вести техническую и агентурную разведку на территории любого государства, и в отношении любых лиц. Согласно заключениям экспертов, компании подобного типа со временем будут приобретать всё большую роль в войнах и вооруженных конфликтах.

Совершенно особое место занимает в планах администрации Белого Дома использование ВЧК на Ближнем Востоке. Эксперты прямо называют американские и британские ВЧК основным инструментом подготовки вооруженных отрядов оппозиции в Ливии и Сирии [18]. Есть свидетельства и прямого участия специалистов военных компаний в боевых действиях.

Продолжается работа и по укреплению лояльных США режимов. В 2011 году прошла информация о том, что американская компания Reflex Responses получила контракт на 529 миллиардов долларов от наследного принца Абу-Даби шейха Мухаммеда бен Заида Аль Нахайянна, по созданию и подготовке в ОАЭ батальона в 800 военнослужащих для ведения охранной и контртеррористической деятельности [19].

Ставка на ЧВК в военном плане сигнализирует об одном очень важном факторе – в обозримой исторической перспективе западные элиты не заинтересованы в широкомасштабных боевых кампаниях. Но это не значит, что следующие десятилетия будут проникнуты духом пацифизма. Масштабное применение ЧВК напрямую связано с дальнейшим курсом на использование непрямых методов в геополитической и геоэономической конкуренции, которая будет только увеличиваться на фоне общей глобальной нестабильности.

Возможные выгоды для России

Что дает России использование ЧВК? В первую очередь – это получение недорогого и эффективного инструмента защиты государственных интересов здесь и сейчас. В настоящее время РФ проходит стадию реформирования военно-политической системы. Очевидно, что не за горами и переформатирование системы разведывательного сообщества. Реформа ГРУ только избавила ведомство от тяжести функций прошлого века. Политическая разведка оправляется от серии тяжелых поражений и ждет кардинальной реорганизации. Очевидно, что в текущем состоянии, СВР не может эффективно решать поставленные задачи. В первую очередь это вызвано отсутствием необходимых ресурсов. Проблема актуальна и для военной разведки.

Вместе с военно-политическим фактором, есть вполне приземленные экономические причины. В ходе двух чеченских компаний армия доказала свою необходимость и защитила целостность и суверенитет России. Вместе с тем, расходы по обеспечению группировки войск на Северном Кавказе ложились тяжким бременем на российский бюджет. Не будем также забывать, что российская армия на протяжении многих лет уверенно возглавляет хит-парад самых коррумпированных институтов нашего государства.

Необходимость появления российских ЧВК существует и для обеспечения интересов отечественного крупного бизнеса. С проблемами безопасности российские компании сталкиваются не только на взрывоопасном Ближнем Востоке, но и в Африке, и в странах Индокитая. Российскому бизнесу необходимо не только обеспечение безопасности в этих странах, но и работа по сбору информации и по лоббированию своих интересов в государственных и структурах. Нередки случаи, когда зарубежные компании под разными предлогами отказывали российским специалистам в оплате их труда, действуя не только беззаконно, но и жестоко. Стоит упомянуть случай в иракском Курдистане, где крупная британская компания, не желая выплачивать денежное довольствие российским служащим, около полугода удерживала их под надуманным предлогом фактически в неволе, принуждая «добровольно» отказаться от своих «претензий». Были случаи, когда российских специалистов, просто, что называется «кидали», оставляя в чужой стране без денег и документов.

Американцы в аналогичных сложных ситуациях создавали частные военные компании, так как обнаружили, что иного пути защиты их интересов нет.

Россия пока имеет союзников среди военно-политического руководства практически на всех континентах. В ключевых регионах планеты – в Африке, на Ближнем Востоке и в Индокитае у нашей страны до сих пор есть ключевое преимущество – выращенные при деятельном участии еще СССР элиты. Но через 10 лет им на смену придет новое поколение, получившее образование на Западе и в Китае.

У России есть и другой немаловажный ресурс: пока существует костяк военной машины Советского Союза – оперативный и руководящий состав разведки и спецподразделений, имеющий опыт действий по всему миру, и вполне успешно легализовавшиеся (в большинстве своем) в реалиях нового мира. Это «спящий резерв» государства, который при желании можно реанимировать.

Все перечисленные плюсы – это не полноценное конкурентное преимущество, а то, что осталось, и что еще можно эффективно использовать. Немногие российские ЧВК, действующие за рубежом, испытывают жесточайший прессинг со стороны своих иностранных конкурентов. При этом правительства США и Великобритании оказывают своим компаниям всемерную поддержку, ставя всевозможные препоны для российских специалистов.

Как создавать российские частные военные компании?

В России сейчас любой инициатор создания ЧВК может загреметь по статье 359 УК РФ «Наемничество», или статье 208 «Создание вооруженного формирования». Подобное весьма мрачное положение дел ставит государство перед необходимостью принципиально определиться с идеологией в отношении двух фундаментальных вопросов

а) частного бизнеса в сфере ОПК и безопасности;

б) гражданской практики использования (хранения, владения) оружием.

В настоящий момент у нас нет какого-либо нормативного правового акта, регламентирующего деятельность частных военных компаний. Во многих странах (например, в США) законодательно допускается деятельность национальных охранных компаний за пределами этих стран. Такая деятельность приравнивается к экспорту военной продукции и подлежит лицензированию.

Международное право в вопросах использования ЧВК руководствовалось до недавнего времени Женевской конвенцией, затем Конвенцией ООН и Документом Монтрё, который подписали уже 22 государства. Последний регламентирует работу ЧВК на международном рынке, его же и признают базовым нормативно-правовым актом в вопросах функционала частных военных компаний.

Совершенно отдельной проблемой стоит вопрос допуска частных лиц к государственной тайне. Такого механизма в отечественной законодательной базе просто нет.

Существующий рынок частных охранных услуг, подразумевающий действия в ситуациях высокого риска, мал и фрагментирован. Фактически его можно поделить на предприятия-«дочки» крупных ФПГ и охранные компании, которые работают на личные политические связи их владельцев. Есть также небольшой сегмент компаний, основанных энтузиастами из военной среды. Их доходы – небольшие контракты за рубежом (главным образом проводка конвоев и судов), которые неинтересны лидерам рынка из-за высокого риска или малой цены. Потенциальная среда ЧВК подвержена тем же болезням, что и весь российский бизнес – коррупция, непрозрачность тендеров, противодействие правоохранителей, отсутствие внятной государственной политики. Лидеры охранного бизнеса в России по причине отсутствия опыта и необходимых навыков ведения бизнеса не способны взять на себя функции локомотива зарождающегося рынка.

Единственным, и, наверное, наиболее эффективным инициатором процесса могут выступить компетентные в международной геоэкономике инвесторы, максимально далекие как от государства, так и от интересов российских ФПГ. В России есть позитивный опыт вхождения в сферу ОПК частного бизнеса весьма далекого от специфики среды, но владеющего инструментарием успешного стартапа и ведения производственного бизнеса в России.

Главными направлениями, требующими обеспечения российских интересов, являются зоны Центральной Азии и Среднего Востока. Данные ареалы являются территорией стратегически важных ресурсных потоков для России и интересны с точки зрения экспорта прямых военных услуг. Большие перспективы имеют рынки стран Африки и Латинской Америки, где вопросы общественной и государственной безопасности актуальны как никогда.

Понимание необходимости ЧВК как инструмента политической и экономической конкуренции уже существует, и выступление Владимира Путина тому порука. Вместе с тем, реализация данного проекта наталкивается на системную проблему нашего государства – дремучесть правовой системы. И одной политической воли здесь будет недостаточно.

Александр Костин

источник: «Terra America» www.terra-america.ru

________________________________________

[1] svpressa.ru/politic/article/54437/
[2] dic.academic.ru/dic.nsf/es/84690/%D0%9E%D0%A1%D0%A2
[3] ko.ru/articles/9541
[4] ko.ru/articles/9541
[5] www.wnd.com/1998/08/3290/
[6] artofwar.ru/w/waleckij_o_w/text_0400.shtml
[7] www.psj.ru/saver_people/detail.php?ID=70795
[8] artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml
[9] artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml
[10] www.nytimes.com/2002/10/13/business/yourmoney/13MILI.html?scp=1&sq=mpri&st=cse
[11] magazine.rbc.ru/2011/05/01/main/562949980354228.shtml
[12] www.army.mil/article/38607/logcap-iii-task-order-continues-support-in-iraq/
[13] defensebaseactcomp.wordpress.com/2010/02/27/kbr-awarded-2-3b-logcap-iv-task-order-in-iraq-after-poor-performance-evaluation/
[14] artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml
[15] via-midgard.info/news/in_midgard/1559-chastnye-voennye-kompaniipmc-vchera-segodnya.html
[16] www.ft.com/cms/s/0/24fa237c-6a13-11db-952e-0000779e2340.html
[17] artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml
[18] www.csef.ru/studies/politics/projects/arab_revolution/articles/1244/
[19] www.nytimes.com/2011/05/16/world/middleeast/16prince.html

Дата публикации: 30 апреля 2012 г.

Тэги: Россия
НАТО

mirpolitiki.net

Создание ЧВК в России отложено. Надолго ли?

Создание ЧВК в России отложено. Надолго ли?

Не секрет, что наличие частных военных компаний (ЧВК) в развитых странах позволяет этим государствам участвовать в войнах, обходя существующие конституционные ограничения. Российским властям для этих целей частные структуры пока не нужны, пишет на страницах РБК ведущий научный сотрудник ИДВ РАН Василий Кашин. 


Военные действия на востоке Украины в сочетании с сообщениями об участии российских добровольцев в боевых действиях в Сирии привели к активизации дискуссии о перспективах российских частных военных компаний.


Лоббисты ЧВК


Сам термин «частная армия» подразумевает полноценное ведение боевых действий. Но даже сторонники создания российских частных военных компаний, регулируемых отдельным законом (не подпадающих под закон о частной охранной деятельности), в своих законопроектах не предполагают ничего подобного. В последнем из законопроектов о частной военно-охранной деятельности, внесенном в Госдуму депутатом Геннадием Носовко, даются следующие определения военных работ и услуг: «обучение личного состава вооруженных сил, полиции и иных сил безопасности государства территориальной юрисдикции»; «обслуживание и ремонт боевой техники и вооружения»; «услуги военного консалтинга»; «обеспечение поставок военного обмундирования и снаряжения» и т.п.


Подобные охранные структуры создают и страны Запада, и крупные развивающиеся страны, например Китай. И уже на протяжении многих лет подобные услуги оказываются рядом российских частных охранных предприятий, работающих в нестабильных районах мира, таких как Ирак, Шри-Ланка, ряд стран Африки. Для регулирования такой работы вполне хватает действующего законодательства.


Нынешний всплеск интереса к данной теме тесно связан с постоянным обсуждением в прессе другого явления — «гибридной войны», якобы новой формы ведения боевых действий, практикуемой Россией на востоке Украины и в Сирии. Сама идея создания русских ЧВК, регулируемых специальным законом, пользуется поддержкой ряда крупных российских политиков и чиновников, начиная с вице-премьера Дмитрия Рогозина.



Владимир Путин, пребывая в должности премьера в 2012 году и выступая в Государственной думе, отметил, что ЧВК «являются инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства», а потому вопрос об их создании стоило бы изучить.


Демократические препятствия


Занимаясь ведением тайных войн даже с большим энтузиазмом, чем СССР, и в последующем, Россия, США и их союзники из числа развитых стран имели и имеют дело с целым набором специфических трудностей. К ним относятся развитое (особенно с конца 1960-х годов) антивоенное движение, которое в Европе дополняется еще и мощными левыми партиями, а также эффективной системой парламентского контроля над вооруженными силами.


Вообще, западные правительства с 1960-х годов стояли перед необходимостью систематического обхода предусмотренных их К​онституциями сдержек и противовесов. И с конца 1960-х и до конца 1980-х происходит быстрый рост ЧВК, оказывающих военные услуги различным правительствам стран третьего мира с молчаливого согласия собственных властей.


В 1990-е годы на рынок ЧВК влияли два новых фактора: массовые сокращения вооруженных сил и военных бюджетов и высвобождение большого числа военных профессионалов. Правительствам было все труднее изыскивать средства на необходимые военные операции и присутствие за рубежом; но такие средства могли быть найдены по другим статьям бюджета либо привлечены из внебюджетных источников. Иракская война, дестабилизация Ближнего Востока и ряда стран Африки привели к значительному разрастанию бизнеса ЧВК и привлечению к ним всеобщего внимания.


Западные ЧВК, как и распространяющаяся все шире система передачи функций в сфере обороны и безопасности частным субподрядчикам, являются порождением специфических условий, существующих в США, Великобритании и некоторых других западных странах, но редко встречающихся в остальном мире.


Нужны ли ЧВК в России?


В крупных развивающихся странах, к которым относятся, например, Россия, Иран или Китай, силовики пока не сталкиваются с описанными выше проблемами. 


Поэтому в привлечении в данную сферу частного бизнеса они видят скорее потенциальный источник головной боли, чем дополнительные преимущества. Выход российских ЧВК на международный рынок, может, и создаст некие возможности по продвижению национальных интересов. Вероятно, ЧВК смогут более гибко и оперативно реагировать на просьбы дружественных иностранных правительств об оказании военных услуг, чем это может сделать государство. Возможно, их работа позволит создать новый, пусть и небольшой, сектор экономики с тысячами рабочих мест, а также будет способствовать оружейному экспорту. Но развитие ЧВК совершенно точно поставит перед властями и крайне непростые вопросы по контролю над этими структурами. Поэтому судьба законопроектов о частном военном бизнесе и остается такой туманной. На одном из последних заседаний Дума отложила первое чтение законопроекта Носовко, оставив его в наследство следующему составу нижней палаты.


Источник

chvk.info

Why PMC Russia? Scope and PMCs.

Пока развитые западные страны, наши заклятые «друзья», активно использует ЧВК для решения геополитических задач, в России тема ЧВК только начинает обсуждаться, but faces resistance. And not only at the state level, где сразу же начался спор о вопросе надзора за ЧВК, за ФСБ или Министерством обороны, но и в общественном сознание. Многие либо не понимают значения ЧВК либо неверно трактуют сферу их применения. Нередко приходится слышать, то ЧВК будут армиями олигархов творящих беспредел в стране, будут дублировать армию, узаконят наемничество и т.д. Простой вопрос, что такое ЧВК и где она может применяться оказался для многих далеко не простым.

Сфера применения ЧВК.

Частная военная компания – это частная (не государственная) организация оказывающая услуги военного и охранного характера за пределами страны (государства происхождения в терминологии «Документа Монтрё»). In other words, только за пределами Российской Федерации российские ЧВК могут осуществлять свою деятельность как ЧВК. Внутри страны они могут кончено действовать, но не как ЧВК, а как ЧОП в рамках федерального закона «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Проблем в том, что у нас нет законодательной базы регламентирующей создание, деятельность, ликвидацию и отчетность ЧВК, как организаций осуществляющих деятельность за пределами Российской Федерации. Do not forget, что в Уголовном кодексе РФ предусмотрена ст. 359 – Наемничество.

At first sight, боец ЧВК и наемник по сути одно и то же лицо и действительно грань между наемничеством и деятельностью ЧВК довольно условна, но все-таки это разные вещи. PMC (в случае военной деятельности) это в первую очередь организация, которая как правило заключает контракт с действующим легитимным правительством другой страны (или признанным таковым страной происхождения) для выполнения военных задач. В рамках контракта оговариваются цели и задачи ЧВК, их вознаграждение и ответственность. И хотя международное регулирование деятельности ЧВК еще не оформлено, согласно единственному существующему международному документу «Документу Монтрё», ЧВК несут ответственность за свою деятельность и теоретически могут быть привлечены к ответственности за нарушение прав человека и правил ведения войны. Принятие закона о ЧВК позволит четко провести черту между наемничеством и частной военной деятельностью и защитит наши де-юре несуществующие, но де-факто действующие ЧВК от преследования по ст. 359 Criminal Code.

Деятельность ЧВК.

Современные ЧВК имеют два направления деятельности:

Международный рынок охранных услуг (МРОУ). Сюда входят:

охрана военных и экономических объектов;
сопровождение клиентов и грузов;
розыскная деятельность в опасных зонах;
инструктаж и обучение зарубежных армий.

Ежегодный оборот этого рынка составляет более 100 billions of dollars. Wherein 75% This turnover is more than 700 Western companies.

Россия в результате многих причин (к теме статьи не относяшихся) оказалось аутсайдером международного разделения труда (МРТ). Если коротко МРТ – это специализация стран на проивзодстве определенных видов товаров и услуг, в силу исторических, political, экономических и иных факторов. Такие отрасли как электроника, автомобилестроение, компьютерная техника производятся только определенной группой компаний (nations) поделивших между собой весь мировой рынок. Появление нового игрока на этом рынке маловероятно, необходим огромный начальный капитал. Для росииского частного бизнеса нереально конкурировать с западными транснациональными корпорациями. Затраты на технологии, training, производство и рекламу, что бы полчить хоть какй-то кусочек рынка будут асирономическими, а сами инвестиции рискованными и долгосрочными.Однако МРОУ, это тот рынок, который еще не сформирован окончательно, в котором у России есть все средства (people, арсенал). Unique opportunity, одна из немногих когда время еще не упущено, а рынок еще не закрыт, поэтому выход на МРОУ является стратегической задачей государства. In Russia there are about 20 частных компаний оказывающих военно-охранные услуги, however, they are mainly engaged in the protection of the oil-producing facilities. Нет четкого определения их юридического статуса и государственной поддержки.

Армейские подряды.

Исходя из военно-политической обстановки, а также экономической целесообразности использование ЧВК для решения военных задач может быть эффективнее использования регулярных войск.

Американская армия широко применяла и применят практику армейских подрядов в Ираке и Афганистане. Одна из крупнейших в мире ЧВК Academi (ранее Blackwater) 90% своей выручки получает на армейских подрядах.

for example, Россия могла бы эффективно использовать ЧВК в ходе боевых действий в Сирии. Президент четко обозначил рамки операции – ввод ограниченного контингента ВКС для выполнения задач поддержки и прикрытия армии Сирийской Арабской Республики (MONTHLY). but, частям ВКС необходима охрана, support, intelligence service. Настоящая военная деятельность сопряженная с определенными рисками. Общество болезненно реагирует на участие (не говоря же о потерях) солдат в заграничных операциях. Дабы не увязнуть в чужих военных конфликтах, избежать возможных потерь личного состава вооруженных сил, не дать прозападной либеральной прессе упрекать государство во втягивании в конфликт Россия могла бы использовать ЧВК. Самое интересное, что по неофициальным данным Россия использовала некое подобие ЧВК в Сирии. По данным многих источников наши специалисты активно и успешно помогали армии САР в наземных операциях. Но как всегда, по нашей старой «доброй» традиции все засекречено, скрывается, отрицается…

findings:

ЧВК это современный, развивающийся бизнес, that thrives in the leading countries of the world.

ЧВК должны и могут быть использованы только за пределами страны происхождения, только за границей.

PMC should and can only act in two directions:

Международный рынок охранных услуг (МРОУ).
Армейские подряды, исходя из военно-политических и экономической факторов.

Российские ЧВК должны и могут занять лидирующие позиции на миллиардномМРОУ, which will provide cash flow to the economy, workplaces, welfare specialists.

Для осуществления эффективной деятельности Российских ЧВК необходимо законодательно закрепить их деятельность. Закон о ЧВК должен четко регулировать права и обязанности ЧВК, how to create them and the elimination of, ответственности и отчетности. Необходимо создать конкурентную среду среди Российских ЧВК и обеспечить их продвижение на МРОУ.

soldat.pro

Как корреспондент «Комсомолки» устраивался в частную военную компанию

Недавно в поисках друга детства наткнулся в сети на его фотографию в военной форме. Но амуниция была какая-то странная: и не российская, и не натовская. В руках — иностранная винтовка. И в друзьях у него все больше выходцы из Африки и с Ближнего Востока. Суровые, бородатые…

«В командировке, вернусь через месяц, обязательно всем отвечу», — предупреждает о своем временном отсутствии мой приятель.

Приглядевшись, на шевроне обнаруживаю эмблему неизвестной мне организации. Небольшое расследование в интернете — нахожу владельцев эмблемы. Ба, да это же частная военная компания, или попросту ЧВК. Сколько слухов об этих организациях — головорезы, наемники, выполняют самые грязные задания в зонах конфликтов.

А вот и еще одно открытие — набирают в ЧВК, оказывается, просто по объявлению. Почему бы и мне не попробовать? В армии служил, с оружием обращаться умею. Решено!

РАЗВЕДКА БОЕМ

Офис частной военной компании (ЧВК) «РСБ-Групп» я обнаружил в здании Института археологии РАН России. Неприметный двор, вежливый вахтер, видеокамера над стальной дверью. За ней сразу широкий стол, а за ним — руководитель «РСБ-Групп» Олег Криницын.

— Звание капитан запаса, служба в Вооруженных силах Минобороны России, последняя должность… — начал рапортовать я.

— Все есть в вашей биографии, начнем с теста, — предложил Криницын.

В соседнем кабинете — два ряда столов с компьютерами.

— Я психолог. В нашем тесте 670 вопросов, на которые надо ответить за 45 минут. — В голосе женщины за столом мне чудятся какие-то усыпляющие нотки.

— Что вы ели на завтрак? Что снилось в ночь на понедельник? Какого цвета ваша машина?

Вопросы никак не связаны между собой и, кажется, не несут никакой смысловой нагрузки. Какого рожна им нужно знать цвет моей машины — в ЧВК не берут владельцев золотистых малолитражек?

Иногда вопросы повторяются, но не дословно — проверяют на обман? Повторю в точности — решат, что запоминаю ответы, а значит, тоже неискренен.

А вот хорошая задачка: отметьте на фотографии лица людей, которым вы бы доверились. Следом вопрос: кто из них может представлять угрозу?

Руководитель «РСБ-Групп» Олег Криницын. Фото: ЧВК «РСБ-Групп»

Внимательно разглядываю групповой снимок с мужчинами и женщинами.

— У этого лицо кажется злым, но ему просто на ногу наступили, — рассуждаю вслух. — Эта гримасничает потому, что за поводок ее тянет собака. А вот тот в белом плаще держит руки в карманах…

— Стоп, достаточно, — говорит психолог. — По тестированию вы нам не подходите. Может быть, вы устали, но вы показываете склонность к стоп-реакциям. Для вас существует слишком большой выбор решений проблемы. А у нас служат люди, которые должны принимать решения быстро, действовать на автомате, опережая противника. Вы же в острой критической ситуации можете начать искать нестандартный подход. В реальной обстановке вот этого третьего в плаще вы могли бы уже не увидеть!

— В карманах плаща оружие?

— Не исключено. Но достаточно того, что он единственный, кто сосредоточенно смотрит на вас на снимке.

Меня, расстроенного, за дверью встретил Криницын.

— Проверку вы не прошли еще раньше, наша служба безопасности давно выяснила, что вы работаете в газете, — успокоил он.

БИЗНЕС ПОДСКАЗАЛА «ФАИНА»

Руководитель ЧВК Олег Криницын в девяностые был начальником погранзаставы в Пянджском районе на границе Таджикистана и Афганистана. Одна из самых горячих точек на постсоветском пространстве того времени. Из рядов Вооруженных сил был уволен с лишением медали Суворова — за то, что уничтожил афганский караван с оружием, пересекавший реку Пяндж под прикрытием таджикского начальника оперативной разведки. Криницына потом пытались убить, посадить, но в конце концов оправдали. Свою «частную армию» он начал собирать в 2011 году. По его словам, сейчас он может поставить под ружье в любую страну мира до двух тысяч опытных бойцов.

— Да это целый гарнизон! Где же вы их содержите и тренируете?

— Они не сидят в казарме, а живут своей жизнью. Когда есть боевое задание, они берут отпуск на основной работе, собирают «тревожный чемоданчик» и прибывают к месту сбора. Мы знаем, что за наемничество есть уголовная ответственность, и законов не нарушаем. За границу наши сотрудники выезжают без оружия, а при несении дежурства ни на кого не нападают. Лишь охраняют имущество и, если придется, обороняются.

Олег Криницын показывает мне устав ЧВК. Там написано: «Вооруженная защита и охрана материальных ценностей и сотрудников компаний наших клиентов в зонах с высокой террористической активностью. Нашу работу там определяют исключительно местное законодательство и власти».

— Как у вас возникла идея создать свою ЧВК?

— В 2011 году ко мне обратился старый приятель, офицер военной разведки Украины. У них однажды пираты отбили судно «Фаина» с украинскими танками. И генерал поставил им задачу: создать группу реагирования в Аденском заливе. Идея мне приглянулась, и я решил создать такой проект в России.

— Вы говорите, что ваши бойцы едут в заграничные командировки без оружия. Как же они выполняют поставленные задачи?

— Пришлось придумать схему. Наше боевое оружие хранится на платформе в открытом море. Закрытые контейнеры с карабинами и винтовками находятся под круглосуточной вооруженной охраной. Такие плавучие «оружейные комнаты» есть в нейтральных водах в Красном море, около Шри-Ланки, рядом с Сейшелами, Оманом.

ПИРАТОВ В ПЛЕН НЕ БРАТЬ

Криницын показывает кадры с боевых выездов своих сотрудников. Подтянутые мужчины в бронежилетах и с ружьями наперевес разглядывают в бинокль приближающуюся по курсу шхуну.

— Применять оружие приходится?

— Редко. Пираты тоже хотят жить, у них есть семьи. Когда они видят, что на судне вооруженная охрана, уходят от столкновения.

«Клиент всегда прав»: на яхте одного российского предпринимателя сотрудники ЧВК несли службу босиком, чтобы не повредить берцами дорогое покрытие палубы. (На фото: бойцы готовятся, если надо, дать отпор сомалийским пиратам.) Фото: ЧВК «РСБ-Групп»

— А догнать?

— Есть «Международный свод порядка применения силы». Если видим чужое судно и вооруженных пиратов, сначала демонстрируем оружие, потом предупреждаем выстрелами в воздух. Но если капитан не сворачивает с нашего курса и пытается подойти ближе 150 метров, в ответ применяется огонь на поражение. Своим разрешил применять оружие даже с 300 метров: уже с этого расстояния разбойники могут выстрелить из гранатомета по капитанской рубке.

— Были случаи задержания пиратов?

— Это не входит в наши задачи. Если спасать тонущего пирата или задерживать, он автоматически попадает под юрисдикцию флага судна: его придется везти в страну флага, лечить, расследовать нападение, потом судить. А если они погибают с оружием в руках — значит, им просто не повезло в этой жизни.

В ЧВК научились отличать национальность «пиратов XXI века» по специфике. Нигерийцы — сливают нефть, похищают людей ради выкупа. Сомалийцы — захватывают суда и грузы для перепродажи. Филиппинцы — выносят судовую кассу (в ней обычно не меньше 150 тысяч долларов) и обирают матросов.

Пиратский сезон длится с октября по июнь — пока океан спокойный.

Поделиться видео </>

Тренировки в ЧВК.

КОГО НЕ ПРИНИМАЮТ?

— Сколько у вас можно заработать?

— За рубежом «контрактник» ЧВК получает в среднем 120 долларов в день и выше, в зависимости от опасности задания. Например, в Ливии ставка была 300 евро в день. Но там были достаточно сложные условия работы.

— И кого вы принимаете на работу?

— Нам неинтересны армейские дембеля с шитыми погонами, которые «бога за бороду подержали». Наш контингент — взрослые мужчины, 30 — 40 лет, бывшие офицеры, которые имеют боевой опыт. Человек должен знать иностранные языки. Чаще всего берем по рекомендации. Есть свое сарафанное радио: кто-то в нашем огромном коллективе наверняка знает либо самого офицера, либо одного из командиров поступающего.

— Предпочтение в ЧВК отдается холостым?

— Семья — бронежилет бойца ЧВК. В нашей работе это самый главный сдерживающий фактор от бездумных поступков и конфликтов. Не женат к 40 годам? Возникает вопрос: почему не смог организовать свой быт, что не так?

— Кого не берете в свои отряды?

— Тех, кто служил в милиции, следствии, других полугражданских ведомствах. Не поймите меня неправильно, и среди них есть хорошие офицеры. Но как ведут себя омоновцы в критической ситуации? Они собираются в кучу. У нас в случае нападения все «контрактники» рассредотачиваются, каждый занимает свое место в боевом порядке и свою огневую позицию. Это тактика армейская, так работает ГРУ. Зачем кого-то переучивать?

ТОПИТЬ БЕЖЕНЦЕВ — ЭТО НЕ К НАМ

Российским ЧВК приходится работать в условиях жесткой конкуренции. Филиппинские, индийские, кипрские и украинские «частники» обходятся заказчикам дешевле — за 30 — 40 долларов в день. А французские, британские и американские ЧВК пользуются поддержкой своих государств. Но спрос на россиян все больше, особенно после успехов в Сирии.

— Какие страны заказывают ваши услуги?

— В 2013 году даже в Испании предлагали контракт. Нужно было охранять берег от марокканских мигрантов, разворачивать их суда. Нам объяснили, что в толерантной Европе просто некому заниматься такими «грязными» делами. Но мы отказались от контракта, репутация дороже. Мы спасаем людей, а намеренно топить беженцев — недопустимо.

В Африке работаем, в Ливии занимались разминированием в 2016 году. Именно за это в Триполи сняли офицера ЦРУ, который курировал направление Восточной Ливии. Он только через несколько месяцев узнал, что в Бенгази заходили русские, где без потерь разминировали большой цементный завод. В Нигерии у нас официально открыт офис нашей компании.

— Где еще скоро могут потребоваться ваши услуги?

— Везде, куда приходит международный терроризм. Судан, Афганистан. В Нигерии растет «Движение за освобождения долины реки Нигер». Там обостряется война между христианами и мусульманами. Но мы вне внутренних разборок и политики. Наша задача — выполнить контракт и вернуться без потерь в Россию.

Российским ЧВК приходится работать в условиях жесткой конкуренции. Фото: ЧВК «РСБ-Групп»

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Наследники Ермака

Современные частные военные компании — не российское изобретение. Хотя, если подумать, ничто не ново под луной. Вспомним хотя бы поход Ермака и покорение Сибири… ЧВК в чистом виде.

Иностранные легионы из Европы завоевывали Ближний Восток и Индию. Экспорт военной силы продолжается повсеместно из США и Европы. По словам иностранных экспертов, этот рынок оценивается в 100 миллиардов долларов в год. Доля российских военных компаний в международном обороте ничтожна.

Но желающих вступить в ряды «частных армий» все больше: в России только охранников более 700 тысяч. Эти люди не нашли себя в сельском хозяйстве, на заводах и предприятиях. А в мужской работе с оружием испытать себя хотели бы. Так что перспективы роста у российских ЧВК огромные, иностранцам придется потесниться.

СПРАВКА «КП»

Одной из самых разрекламированных коммерческих армий в СМИ считается официально нигде не зарегистрированная российская ЧВК Вагнера. По данным источников «КП», в Санкт-Петербурге проводит набор рекрутов ЧВК «E.N.O.T Corp». Турецкая газета Art Gereek обсуждает действия российской ЧВК «Патриот» в Сирии.

В России стали появляться и другие ЧВК, следы которых теряются где-то в Ливии, Йемене, Судане, Брунее и многих других странах. В сети уже делаются робкие попытки сделать интернет-канал о бойцах военных коммерческих компаний.

Во многих странах ЧВК — серьезный и полностью легальный бизнес. Крупнейшие частные армии достигают численность в десятки и даже сотни тысяч человек. Самые известные из них — американские Academi (ранее известная как Blackwater), MPRI и DynCorp, британская Aegis и немецкая Asgaard.

Считается, что первые ЧВК появились еще в разгар вьетнамской войны в 1960-е годы в противовес пацифистским движениям. В отличие от регулярной армии потери частных подразделений всегда можно было скрыть, а их задания нигде не светить.

В ТЕМУ

Частные военные компании: За что воюют и погибают в XXI веке русские «солдаты удачи»

Военкор «Комсомолки» Александр Коц поговорил с сотрудниками ЧВК, воюющей на Ближнем Востоке

В октябре 2017 года двое граждан России Григорий Цуркану и Роман Заболотный попали в плен к боевикам ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). На видеозаписи, опубликованной террористами, Роман рассказывает, что произошло это в провинции Дейр-эз-Зор, где при поддержке российских ВКС ведут наступление правительственные силы Сирии. Однако к Минобороны оба россиянина никакого отношения не имеют. (подробности)

www.kp.ru

Как корреспондент «Комсомолки» устраивался в частную военную компанию

Недавно в поисках друга детства наткнулся в сети на его фотографию в военной форме. Но амуниция была какая-то странная: и не российская, и не натовская. В руках — иностранная винтовка. И в друзьях у него все больше выходцы из Африки и с Ближнего Востока. Суровые, бородатые…

«В командировке, вернусь через месяц, обязательно всем отвечу», — предупреждает о своем временном отсутствии мой приятель.

Приглядевшись, на шевроне обнаруживаю эмблему неизвестной мне организации. Небольшое расследование в интернете — нахожу владельцев эмблемы. Ба, да это же частная военная компания, или попросту ЧВК. Сколько слухов об этих организациях — головорезы, наемники, выполняют самые грязные задания в зонах конфликтов.

А вот и еще одно открытие — набирают в ЧВК, оказывается, просто по объявлению. Почему бы и мне не попробовать? В армии служил, с оружием обращаться умею. Решено!

РАЗВЕДКА БОЕМ

Офис частной военной компании (ЧВК) «РСБ-Групп» я обнаружил в здании Института археологии РАН России. Неприметный двор, вежливый вахтер, видеокамера над стальной дверью. За ней сразу широкий стол, а за ним — руководитель «РСБ-Групп» Олег Криницын.

— Звание капитан запаса, служба в Вооруженных силах Минобороны России, последняя должность… — начал рапортовать я.

— Все есть в вашей биографии, начнем с теста, — предложил Криницын.

В соседнем кабинете — два ряда столов с компьютерами.

— Я психолог. В нашем тесте 670 вопросов, на которые надо ответить за 45 минут. — В голосе женщины за столом мне чудятся какие-то усыпляющие нотки.

— Что вы ели на завтрак? Что снилось в ночь на понедельник? Какого цвета ваша машина?

Вопросы никак не связаны между собой и, кажется, не несут никакой смысловой нагрузки. Какого рожна им нужно знать цвет моей машины — в ЧВК не берут владельцев золотистых малолитражек?

Иногда вопросы повторяются, но не дословно — проверяют на обман? Повторю в точности — решат, что запоминаю ответы, а значит, тоже неискренен.

А вот хорошая задачка: отметьте на фотографии лица людей, которым вы бы доверились. Следом вопрос: кто из них может представлять угрозу?

Руководитель «РСБ-Групп» Олег Криницын. Фото: ЧВК «РСБ-Групп»

Внимательно разглядываю групповой снимок с мужчинами и женщинами.

— У этого лицо кажется злым, но ему просто на ногу наступили, — рассуждаю вслух. — Эта гримасничает потому, что за поводок ее тянет собака. А вот тот в белом плаще держит руки в карманах…

— Стоп, достаточно, — говорит психолог. — По тестированию вы нам не подходите. Может быть, вы устали, но вы показываете склонность к стоп-реакциям. Для вас существует слишком большой выбор решений проблемы. А у нас служат люди, которые должны принимать решения быстро, действовать на автомате, опережая противника. Вы же в острой критической ситуации можете начать искать нестандартный подход. В реальной обстановке вот этого третьего в плаще вы могли бы уже не увидеть!

— В карманах плаща оружие?

— Не исключено. Но достаточно того, что он единственный, кто сосредоточенно смотрит на вас на снимке.

Меня, расстроенного, за дверью встретил Криницын.

— Проверку вы не прошли еще раньше, наша служба безопасности давно выяснила, что вы работаете в газете, — успокоил он.

БИЗНЕС ПОДСКАЗАЛА «ФАИНА»

Руководитель ЧВК Олег Криницын в девяностые был начальником погранзаставы в Пянджском районе на границе Таджикистана и Афганистана. Одна из самых горячих точек на постсоветском пространстве того времени. Из рядов Вооруженных сил был уволен с лишением медали Суворова — за то, что уничтожил афганский караван с оружием, пересекавший реку Пяндж под прикрытием таджикского начальника оперативной разведки. Криницына потом пытались убить, посадить, но в конце концов оправдали. Свою «частную армию» он начал собирать в 2011 году. По его словам, сейчас он может поставить под ружье в любую страну мира до двух тысяч опытных бойцов.

— Да это целый гарнизон! Где же вы их содержите и тренируете?

— Они не сидят в казарме, а живут своей жизнью. Когда есть боевое задание, они берут отпуск на основной работе, собирают «тревожный чемоданчик» и прибывают к месту сбора. Мы знаем, что за наемничество есть уголовная ответственность, и законов не нарушаем. За границу наши сотрудники выезжают без оружия, а при несении дежурства ни на кого не нападают. Лишь охраняют имущество и, если придется, обороняются.

Олег Криницын показывает мне устав ЧВК. Там написано: «Вооруженная защита и охрана материальных ценностей и сотрудников компаний наших клиентов в зонах с высокой террористической активностью. Нашу работу там определяют исключительно местное законодательство и власти».

— Как у вас возникла идея создать свою ЧВК?

— В 2011 году ко мне обратился старый приятель, офицер военной разведки Украины. У них однажды пираты отбили судно «Фаина» с украинскими танками. И генерал поставил им задачу: создать группу реагирования в Аденском заливе. Идея мне приглянулась, и я решил создать такой проект в России.

— Вы говорите, что ваши бойцы едут в заграничные командировки без оружия. Как же они выполняют поставленные задачи?

— Пришлось придумать схему. Наше боевое оружие хранится на платформе в открытом море. Закрытые контейнеры с карабинами и винтовками находятся под круглосуточной вооруженной охраной. Такие плавучие «оружейные комнаты» есть в нейтральных водах в Красном море, около Шри-Ланки, рядом с Сейшелами, Оманом.

ПИРАТОВ В ПЛЕН НЕ БРАТЬ

Криницын показывает кадры с боевых выездов своих сотрудников. Подтянутые мужчины в бронежилетах и с ружьями наперевес разглядывают в бинокль приближающуюся по курсу шхуну.

— Применять оружие приходится?

— Редко. Пираты тоже хотят жить, у них есть семьи. Когда они видят, что на судне вооруженная охрана, уходят от столкновения.

«Клиент всегда прав»: на яхте одного российского предпринимателя сотрудники ЧВК несли службу босиком, чтобы не повредить берцами дорогое покрытие палубы. (На фото: бойцы готовятся, если надо, дать отпор сомалийским пиратам.) Фото: ЧВК «РСБ-Групп»

— А догнать?

— Есть «Международный свод порядка применения силы». Если видим чужое судно и вооруженных пиратов, сначала демонстрируем оружие, потом предупреждаем выстрелами в воздух. Но если капитан не сворачивает с нашего курса и пытается подойти ближе 150 метров, в ответ применяется огонь на поражение. Своим разрешил применять оружие даже с 300 метров: уже с этого расстояния разбойники могут выстрелить из гранатомета по капитанской рубке.

— Были случаи задержания пиратов?

— Это не входит в наши задачи. Если спасать тонущего пирата или задерживать, он автоматически попадает под юрисдикцию флага судна: его придется везти в страну флага, лечить, расследовать нападение, потом судить. А если они погибают с оружием в руках — значит, им просто не повезло в этой жизни.

В ЧВК научились отличать национальность «пиратов XXI века» по специфике. Нигерийцы — сливают нефть, похищают людей ради выкупа. Сомалийцы — захватывают суда и грузы для перепродажи. Филиппинцы — выносят судовую кассу (в ней обычно не меньше 150 тысяч долларов) и обирают матросов.

Пиратский сезон длится с октября по июнь — пока океан спокойный.

Поделиться видео >
xHTML-код

Тренировки в ЧВК.

КОГО НЕ ПРИНИМАЮТ?

— Сколько у вас можно заработать?

— За рубежом «контрактник» ЧВК получает в среднем 120 долларов в день и выше, в зависимости от опасности задания. Например, в Ливии ставка была 300 евро в день. Но там были достаточно сложные условия работы.

— И кого вы принимаете на работу?

— Нам неинтересны армейские дембеля с шитыми погонами, которые «бога за бороду подержали». Наш контингент — взрослые мужчины, 30 — 40 лет, бывшие офицеры, которые имеют боевой опыт. Человек должен знать иностранные языки. Чаще всего берем по рекомендации. Есть свое сарафанное радио: кто-то в нашем огромном коллективе наверняка знает либо самого офицера, либо одного из командиров поступающего.

— Предпочтение в ЧВК отдается холостым?

— Семья — бронежилет бойца ЧВК. В нашей работе это самый главный сдерживающий фактор от бездумных поступков и конфликтов. Не женат к 40 годам? Возникает вопрос: почему не смог организовать свой быт, что не так?

— Кого не берете в свои отряды?

— Тех, кто служил в милиции, следствии, других полугражданских ведомствах. Не поймите меня неправильно, и среди них есть хорошие офицеры. Но как ведут себя омоновцы в критической ситуации? Они собираются в кучу. У нас в случае нападения все «контрактники» рассредотачиваются, каждый занимает свое место в боевом порядке и свою огневую позицию. Это тактика армейская, так работает ГРУ. Зачем кого-то переучивать?

ТОПИТЬ БЕЖЕНЦЕВ — ЭТО НЕ К НАМ

Российским ЧВК приходится работать в условиях жесткой конкуренции. Филиппинские, индийские, кипрские и украинские «частники» обходятся заказчикам дешевле — за 30 — 40 долларов в день. А французские, британские и американские ЧВК пользуются поддержкой своих государств. Но спрос на россиян все больше, особенно после успехов в Сирии.

— Какие страны заказывают ваши услуги?

— В 2013 году даже в Испании предлагали контракт. Нужно было охранять берег от марокканских мигрантов, разворачивать их суда. Нам объяснили, что в толерантной Европе просто некому заниматься такими «грязными» делами. Но мы отказались от контракта, репутация дороже. Мы спасаем людей, а намеренно топить беженцев — недопустимо.

В Африке работаем, в Ливии занимались разминированием в 2016 году. Именно за это в Триполи сняли офицера ЦРУ, который курировал направление Восточной Ливии. Он только через несколько месяцев узнал, что в Бенгази заходили русские, где без потерь разминировали большой цементный завод. В Нигерии у нас официально открыт офис нашей компании.

— Где еще скоро могут потребоваться ваши услуги?

— Везде, куда приходит международный терроризм. Судан, Афганистан. В Нигерии растет «Движение за освобождения долины реки Нигер». Там обостряется война между христианами и мусульманами. Но мы вне внутренних разборок и политики. Наша задача — выполнить контракт и вернуться без потерь в Россию.

Российским ЧВК приходится работать в условиях жесткой конкуренции. Фото: ЧВК «РСБ-Групп»

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Наследники Ермака

Современные частные военные компании — не российское изобретение. Хотя, если подумать, ничто не ново под луной. Вспомним хотя бы поход Ермака и покорение Сибири… ЧВК в чистом виде.

Иностранные легионы из Европы завоевывали Ближний Восток и Индию. Экспорт военной силы продолжается повсеместно из США и Европы. По словам иностранных экспертов, этот рынок оценивается в 100 миллиардов долларов в год. Доля российских военных компаний в международном обороте ничтожна.

Но желающих вступить в ряды «частных армий» все больше: в России только охранников более 700 тысяч. Эти люди не нашли себя в сельском хозяйстве, на заводах и предприятиях. А в мужской работе с оружием испытать себя хотели бы. Так что перспективы роста у российских ЧВК огромные, иностранцам придется потесниться.

СПРАВКА «КП»

Одной из самых разрекламированных коммерческих армий в СМИ считается официально нигде не зарегистрированная российская ЧВК Вагнера. По данным источников «КП», в Санкт-Петербурге проводит набор рекрутов ЧВК «E.N.O.T Corp». Турецкая газета Art Gereek обсуждает действия российской ЧВК «Патриот» в Сирии.

В России стали появляться и другие ЧВК, следы которых теряются где-то в Ливии, Йемене, Судане, Брунее и многих других странах. В сети уже делаются робкие попытки сделать интернет-канал о бойцах военных коммерческих компаний.

Во многих странах ЧВК — серьезный и полностью легальный бизнес. Крупнейшие частные армии достигают численность в десятки и даже сотни тысяч человек. Самые известные из них — американские Academi (ранее известная как Blackwater), MPRI и DynCorp, британская Aegis и немецкая Asgaard.

Считается, что первые ЧВК появились еще в разгар вьетнамской войны в 1960-е годы в противовес пацифистским движениям. В отличие от регулярной армии потери частных подразделений всегда можно было скрыть, а их задания нигде не светить.

В ТЕМУ

Частные военные компании: За что воюют и погибают в XXI веке русские «солдаты удачи»

Военкор «Комсомолки» Александр Коц поговорил с сотрудниками ЧВК, воюющей на Ближнем Востоке

В октябре 2017 года двое граждан России Григорий Цуркану и Роман Заболотный попали в плен к боевикам ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). На видеозаписи, опубликованной террористами, Роман рассказывает, что произошло это в провинции Дейр-эз-Зор, где при поддержке российских ВКС ведут наступление правительственные силы Сирии. Однако к Минобороны оба россиянина никакого отношения не имеют. (подробности)

rusonline.org

Эксперты: Создание официальных российских ЧВК

Эксперты: Создание официальных российских ЧВК — цель достойная

Российской Госдуме предстоит рассмотреть проект закона, позволяющего появиться первым российским частным военным компаниям, заявил зампред парламентского комитета по международным делам Виктор Водолацкий, пишет Роман Лыков на сайте «Политика сегодня». Бывший казачий атаман видит логичным создавать ЧВК на базе ДОСААФ, что упростит процедуру законодательного урегулирования этого вопроса.


В том, что правительства западных стран уже более полувека пользуются услугами частных военных кампаний, большого секрета нет. Обороты средств в этой сфере исчисляются сотнями миллионов долларов. По некоторым данным, сегодня в мире работают около 400 ЧВК. Самые известные – американские Academi, Blackwater, Kellog, Brown and Root, MPRI International (Military Professional Resources) Inc., французская Groupe-EHC. Подбор кадров впечатляет. Эти структуры в основном привлекают отставных военных и сотрудников спецслужб. Простым энтузиастам и авантюристам туда путь заказан. В 21 веке ЧВК превратились в серьезную силу с солидным финансированием, способную решать сверхсложные задачи в горячих точках.


В открытом доступе без труда можно найти свидетельства работы американских ЧВК практически в каждой зоне конфликта, которые происходили на планете за последние десятилетия. Балканы, Ближний Восток, Африка, юго-восток Украины и ряд других регионов.


В 2008 году ООН регламентировал деятельность ЧВК в рамках «документа Монтре». Международная организация классифицирует их как, частные предпринимательские структуры, оказывающие военные и охранные услуги, техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов, консультирование и подготовку военнослужащих и охранников. При этом ООН отмечает, что любое государство вправе пользоваться услугами ЧВК, но власти должны нести ответственность за их действия, в том числе за нарушение международного права.


Как пояснил один из инициаторов возрождения в России движения ДОСААФ, депутат Виктор Водолацкий, сегодня многие общественно-политические и патриотические организации обращаются в Госдуму с предложением о принятии федерального закона о частных военных компаниях на примере других государств.


«Граждане России едут в Сербию, регистрируют эти компании и через них занимаются определенной деятельностью. В России этого нет, поскольку отсутствует соответствующий федеральный закон. Учитывая многообразие нашей страны, отдельный закон о деятельности ЧВК сегодня неактуален», — рассказал он.


По словам депутата, систематизировать работу с ЧВК можно и нужно в структуре ДОССАФ, которая должна стать координирующей организацией по военно-патриотическому воспитанию в России, как это было в Советском Союзе.


«У нас много военнослужащих после окончания контрактной службы остаются не у дел, поэтому в законе о ДОСААФ можно отдельно прописать положение о том, что организация имеет право вести внутреннюю работу по организации частных военных компаний», — заключил Водолацкий.



Первым шагом депутат собирается внести в парламент закон о патриотическом воспитании, где будут прописаны положения об возможности изменений в структурах ДОСААФ. А следом в Госдуму внесут уже и сам проект.


«На втором этапе мы обращаемся к руководству ДОСААФ, чтобы они согласовали изменения с Минобороны и получили согласие на разработку проекта федерального закона о ДОСААФ России. Рабочий проект у нас уже готов, мы расылаем его в ведомства, субъекты, патриотические клубы. В течение месяца получаем замечания. В апреле — мае вносим в Госдуму», — рассказал Водолацкий.


Главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский полагает, что у депутатской инициативы путь будет тернист.


«Если говорить о реальных частных военных компаниях, которые могли бы использовать вооружения, то у нас все законодательство перпендикулярно этому направлению. У нас в стране невозможно иметь в частном и личном пользовании стрелковое оружие, не говоря уже о других системах вооружений. Вся структура государства противоречит этому направлению. Нужно перекраивать все законодательство», — уверен Мураховский.


Директор Института свободы, член Бюро Президиума партии «Родина» Федор Бирюков с этим не спорит. Но цель — рождение института ЧВК в России — ему видится достойной.


«Сегодня Россия участвует во многих конфликтах за пределами страны. Было бы политически удобнее привлекать туда ЧВК, как это делают США и другие страны. Это позволило бы снять финансовое бремя с государства в плане привлечения инвестиций. Настоящий патриотизм неотделим от достойного вознаграждения за свою работу, поэтому ЧВК будут укреплять и институт частной собственности», — поделился мнением собеседник агентства.


В 2016 году законопроект «О частных военно-охранных компаниях» поступил на рассмотрение в Госдуму, но до сих предложение депутатов Носовко, Горовцова и Шеина  до первого чтения не добралось. В 2012 году инициативу поддержал и президент Владимир Путин, тогда занимавший пост главы российского правительства. По его словам, ЧВК могли бы стать инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства, напоминает «Политика сегодня». 

chvk.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о