Исламское государство Ирака и Леванта – Варламов.ру

Ситуация на Ближнем Востоке накаляется с каждым днем и в ближайшее время война может охватить весь регион.

Брожение умов началось еще в 2011 году, во время так называемой «Арабской весны». За это время в Тунисе, Ливии, Египте сменилось правительство, в Сирии все еще идет гражданская война. В ней принимает участие множество различных группировок, различающихся по этническому и религиозному составу. В последние месяцы накалилась ситуация в Ираке. Связано это с тем, что на сцену вышла новая, очень большая организация. В русских источниках она называется «Исламское государство Ирака и Леванта» (Левант — это обозначение всей восточной части Средиземноморья — Ливан, Палестина, Сирия, Иордания, Турция), в англоязычных можно встретить аббревиатуру ISIS. Эта организация быстро захватила северо-западные провинции страны, в том числе второй по величине город Ирака — Мосул, затем развернула боевые действия сразу в двух направлениях — в сторону Сирии и Багдада.

Журналисты Vice News сняли документальный фильм про ситуацию в Ракке и вообще Сирии. Целиком он вышел несколько дней назад. Посмотрите обязательно, он очень крутой.

29 июня ИГИЛ (а с этого момента они называют себя просто «Исламское государство») объявила об образовании халифата со столицей в Мосуле. Другими словами, ИГИЛ стремится к созданию большого теократического государства, объединяющее Ирак, Сирию, Иран и другие страны этого региона. Жизнь в нем будет регулироваться законами шариата. Главой государства, то есть халифом, стал Абу Бакр аль-Багдади (террорист, в 2011 году за его голову Госдеп США назначил награду в 10 миллионов долларов). Таинственная личность, известно о нем не очень много: он был главой иракского отделения Аль-Каиды, а потом отмежевался от нее и создал собственную группировку. Сейчас ИГИЛ и Аль-Каида враждуют. На публике Аль-Багдади появляется редко, стоит отметить его выступление в главной мечети Мосула в июле уже в качестве халифа Ибрагима. Среди членов ИГИЛа очень популярен, выступает одновременно как военный, государственный и религиозный лидер.

Напомню, что Османская империя после Первой мировой войны была разделена на части между Францией и Великобританией. После этого несколько раз возникали идеи создания панисламистского государства, или Великой Сирии, как раз в интересующей нас зоне — Ирак, Сирия в нынешних границах, Ливан, Иордания и соседние страны, однако реализованы они не были. В начале августа члены ИГИЛ показательно ликвидировали границу между Ираком и Сирией, объяснив, что не признают договор Сайкса-Пико.

Заявление о создании халифата — не просто слова. Сейчас ИГИЛ захватила примерно 35% территории Сирии (по оценкам Vice News) и несколько провинций на северо-западе Ирака. Вот карта по состоянию на 28 июля (источник), на ней черным обозначены захваченные территории, красным — за что идут бои, розовым — те территории, где ИГИЛ активно поддерживают.

Изначально ИГИЛ спонсировалась частными лицами из Кувейта и Саудовской Аравии. Теперь, когда ее бойцы захватили нефтеносные регионы и банки, организация финансово самостоятельна. По по оценке профессора Питера Ньюмана (Международный центра по изучению радикализации при Королевском колледже Лондона), сейчас у организации в распоряжении больше 2 миллиардов долларов.

В ИГИЛ воюют не ради войны. Как я уже сказал, цель организации — создание исламистского государства. Единственный способ достичь этого, по мнению членов ИГИЛа — оружие. На захваченных территориях — вилаятах — они устанавливают исламские институты согласно шариату, выстраивают структуру управления (есть два больших отдела — администрирование и инфраструктура). Центром ИГИЛа в Сирии считается город Ракка, на ее примере хорошо видно, как выглядит относительно мирный вариант жизни в халифате.

По городу ездят представители религиозной полиции — хизба, которые делают замечания мужчинам за неподобающий вид их жен («Это твоя жена? Пусть носит паранджу из другой ткани и не приподнимает подол, а то видно ее нижнее белье. Жена тебе принадлежит или ты делишь ее со всеми?»), проверяют, соблюдают ли люди пост в Рамадан, следят, чтобы никогда не держал в доме алкоголь. Немногочисленные христианские церкви превращены в мечети. Ведется очень активная религиозная пропаганда среди детей, мальчики 11-12 лет говорят, что мечтают служить Аллаху, убивая всех неверных». Они проходят боевую подготовку и с 16 лет отправляются в боевые отряды. На площади выставлен труп распятого человека — он был обвинен в убийстве, в тюрьмах в качестве наказания за продажу алкоголя людей секут.

Кстати, как сообщает отчет американского института по изучению войны, в Ракке много русскоговорящих выходцев с Северного Кавказа — членов ИГИЛ. Они отличаются тем, что перевозят в город свои семьи, на рынке покупают самые дорогие продукты, у них хорошие мобильные телефоны и компьютеры. Более того, они открыли начальную школу с обучением на русском языке. Еще по сети гуляет известное видео, где русскоговорящий член ИГИЛа на камеру рвет свой российский загран. Теме кавказцев в Сирии посвящен целый сайт.

Непонятно, как Запад будет реагировать на рождающееся на наших глазах новое государство. История показала, что американская демократия на Востоке нафиг никому не нужна, а бомбардировками проблема не решается.

varlamov.ru

Исламское государство Ирака и Леванта Википедия

Исламское государство
(ИГИЛ, ИГ, ДАИШ)
араб. الدولة الإسلامية‎
Девиз: «باقية وتتمدد‎»
«Сохраниться и расшириться[1]»

Территория, контролируемая ИГ на 1 августа 2018 (серым цветом), и страны, частично контролируемые ИГ или имеющие территории, заявленные ИГ
Основано 15 октября 2006 года
Официальный язык арабский (де-факто)[2]
Столица Эр-Ракка, Сирия (29.06.2014 — 16.06.2017)[3]
Меядин, Сирия (16.06.2017 — 14.10.2017)[4]
Эль-Кайм, Ирак (14.10.2017 — 26.10.2017)[5]
Абу-Кемаль, Сирия (26.10.2017 — 4.11.2017)[6][7]
Рава, Ирак (4.11.2017 — 17.11.2017)[8]
Хаджин, Сирия (17.11.2017 — 15.12.2018)
Форма правления абсолютная теократическая монархия
Халиф Абу Бакр аль-Багдади
Заместитель Абу Аля аль-Афри[9] (убит[10])
Госрелигия ислам (салафия)
Территория
 • Всего оценочно: 10 тыс.-16 тыс. (ноябрь 2017)[11];
максимально до 100-110 тыс. (конец 2014)[12][13] км²
Население
 • Оценка (ноябрь 2017) ? ; максимально (конец 2014) около 8 млн. чел.
Валюта динар[14][15][16]

ru-wiki.ru

Что такое «Исламское государство Ирака и Леванта»? | Мир | ИноСМИ

Atlantico, Франция

© East News, AP Photo/militant website

«Исламское государство Ирака и Леванта» приобрело такую же известность как и «Аль-Каида» после захвата иракского Мосула 10 июня этого года. Хотя это движение и насаждает жесткое следование исламским законам, оно в первую очередь представляет собой коалицию противников шиитских властей страны, которая включает в себя как исламистов, так и бывших офицеров времен Саддама Хусейна.

Фредерик Ансель (Frédéric Encel)

Atlantico: Последнее время ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта) без конца заставляет говорить о себе, но большинство западных СМИ лишь недавно узнали о его существовании. Как сформировалось это движение? И действительно ли его появление было таким уж внезапным?

Фредерик Ансель: Нет, внезапным его не назвать, но оно было сокрыто беспощадной войной, которая вот уже почти три года бушует по другую сторону границы, в Сирии. Кроме того, Ирак с 1980 года практически постоянно находится в состоянии войны, и наш взгляд в связи с этим «замылился»… ИГИЛ состоит из радикальных исламистских групп, которые чрезвычайно враждебно настроены по отношению к шиитам: они считают их внутренними врагами, сбившимися с истинного пути мусульманами, нечестивцами. Тем не менее, с 2003 года и особенно в последнее время власть принадлежит шиитскому большинству (за исключением Курдистана), которое совершенно не намерено делиться ей.

По сути, как и в Сирии, которую возглавляет алавит (ответвление шиизма) Башар Асад, ИГИЛ ведет борьбу за главенство суннитов и строжайшее следование законам шариата (движение уже начинает насаждать их на захваченной им территории). Кроме того, по мнению исламистов, все это — лишь шаг на пути формирования Уммы, огромного сообщества верующих…

— Движение нередко называют ответвление «Аль-Каиды» на Ближнем Востоке. Как обстоят дела на самом деле?

— Часть боевиков ИГИЛ действительно поддерживают исламистскую идеологию «Аль-Каиды», но здесь все равно просматривается одно очень важное отличие. ИГИЛ нацелено на формирование пусть и теократического, но территориального государства. «Аль-Каида» же наоборот всегда работала на основе рассеянной структуры, была подобна гидре, которая перемещалась в зависимости от окружавших условий и возможностей (Судан, Йемен, Афганистан, Пакистан и т.д.). Бин Ладен не позиционировал себя как часть четко определенного пространства, тогда как ИГИЛ делает это, как в символическом (фактическое исчезновение сирийско-иракской границы), так и чисто практическом плане (захват контрольно-пропускного пункта на границе Ирака и Иордании).

— Каковы теологические и идеологические корни движения? Носят ли они главным образом религиозный характер?

— Это сунниты, которые придерживаются в первую очередь ханбалитской школы, отличающейся наибольшей строгостью среди всех четырех существующих правовых школ в суннитском исламе. Кроме того, они называют себя последователями Ибн Таймийи (радикальный теолог XIV века) и выступают за исключительно политическое и воинственное понимание джихада (это слово означает «усилие»). Они ненавидят шиитов и представителей прочих приравненных к ним течений, не говоря уже о христианах, иудеях, франкмасонах и всех демократов. Они стали для радикалов чем-то вроде гротескного пандемониума. Такие вещи как светское государство, права женщин, демократия и Французская революция не вызывают у этих исламистов ничего кроме отвращения.

— Вынесшего приговор Саддаму Хусейну судью Рауфа Абдула Рахмана недавно похитили и убили боевики ИГИЛ, которые в прошлом служили в гвардии бывшего диктатора. Какие связи могут быть у нового халифата с деятелями хусейновской эпохи?

— Религиозные, а не идеологические связи. Самое страшное в нынешней ситуации — это как раз-таки религиозная окраска конфликта. В конце концов, Саддам Хусейн долгое время воплощал в себе образ светского и националистического диктатора (кстати говоря, он придерживался и просоветских позиций), который жестко подавлял «Братьев-мусульман». Но сегодня бывшие офицеры Саддама братаются с ИГИЛ и наоборот… Виной всему раскол шиитов и суннитов.

— Это движение стоит рассматривать как сплоченную суннитскую коалицию или скорее как некую конфедерацию тех, чьи интересы идут вразрез с интересами шиитских иракских властей?

— Да, все на самом деле все больше похоже на лагерь суннитских экстремистов, которые сообща борются с врагами, в частности с шиитами и, следовательно, с действующей властью. Курдистан сейчас итак уже фактически стал независимым, и раздел может затронуть оставшуюся арабскую часть Ирака… Как бы то ни было, за религиозной борьбой зачастую скрываются корыстные мотивы, как это было видно в Сахеле и Сомали. Фанатизм никогда не чурается денег…

Фредерик Ансель, преподаватель в ESG Management School и парижском Институте политических исследований.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

ИГИЛ — Исламское государство Ирака и Леванта

Что такое ИГИЛ? Природа рождения Исламское государство Ирака и Леванта и ожидаемые последствия

Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), упростившее свое название до ИГ, как террористическую организацию по своему предназначению в полной мере можно считать преемницей Талибана и Аль-Каиды.

Собственно ИГИЛ и образовалось в 2006 году в Ираке путем слияния одиннадцати радикальных исламистских группировок во главе с местным подразделением «Аль-Каиды»

Основных предназначений таких ИГ как полуреальных-полумифических государств по замыслу их заокеанских создателей несколько.

Первое предназначение ИГ – это борьба с неугодными режимами правления в мире. То же ИГИЛ в 2013 году активно стимулировалось к участию в гражданской войне в Сирии против правительства Башара Асада. Именно неудача свержения режима в Сирии не дает сегодня покоя США, создавших целую коалицию по борьбе с ИГ.

И когда Обама говорит сегодня о том, что американская разведка недооценила мощь боевиков ИГ на территории Сирии, он явно лукавит. Ему просто нужно было озвучить пристойный повод для усиления атак на Сирию.
Эта один из пунктов плана по созданию в Евразии американского «Большого Ближнего Востока», где наряду с удачами в Ливии, Египте, Ираке неудача в Сирии является для США костью в горле.

Второе предназначение ИГ – это подготовка с помощью подобных ИГ боевиков для развязывания новых очагов напряженности. Так в свое время использовалась «Аль-Каида», в том числе для создания экстремистских группировок Имарата Кавказ. Не секрет, что сегодня подготовка террористов для совершения терактов на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, где среди населения велика доля уйгуров-мусульман, осуществляется в Ираке.

С ухода из Афганистана войск Западной коалиции плацдарм террористически-сетевой агрессии против Китая переместится именно туда, поскольку территория Афганистана близко прилегает к Синьцзян-Уйгурскому автономному району.

Третье предназначение таких группировок как ИГ и таких масштабных операций как «арабская весна» в целом для создания американского «Большого Ближнего Востока» – это изгнание из подконтрольных стран китайского капитала. Китайская экономика сегодня по уровню развития вплотную приблизилась к американской. И США готовы использовать все средства, чтобы отбросить назад, наступающего на пятки экономического конкурента.

Четвертое предназначение таких группировок как ИГ, Аль-Каида, Талибан – это оправдание наращивания вооруженной экспансии США в мире. Лауреат Нобелевской премии мира Обама, по сути, исполняет волю американского военно-промышленного комплекса, которому нужны основания для того, чтобы выделить из бюджета страны как можно больше денег для самого прибыльного – военного бизнеса.

В этой связи нельзя исключать, что казни боевиками ИГ граждан США и Великобритании – это всего лишь часть сценария, разработанного американскими спецслужбами для подготовки общественного мнения о необходимости защиты интересов граждан стран цивилизованного мира, чтобы дать старт бомбардировкам территорий Ирака и Сирии.

Понятно, что такие группировки как ИГ, хорошо подготовленные, вооруженные и обильно профинансированные сценаристами со временем, как и Аль-Каида, и Талибан, стремятся к самостоятельности. Они чувствуют свою силу, понимают, как и на чем можно заработать без заокеанских хозяев. Это приводит к затяжным гражданским войнам на территориях пребывания экстремистов.

Впрочем, заокеанских покровителей экстремистов это мало волнует. Ведь гражданские войны будут проходить на чужих территориях. И чем яростнее будут убивать друг друга в этих войнах братья по крови, тем слабее будет их государство, и тем подобострастней эти государства будут просить помощи у США, и тем больше они будут должны.

События на Украине это только что наглядно показали.

Алексей Филатов

Источник: ng.ru

svobos.ru

Исламское государство Ирака и Леванта: социально-экономический анализ

№3(34), 2015
Материалы научных конференций

19 декабря 2014 г. в МГИМО состоялась научная студенческая конференция «Экономика современных вооруженных конфликтов, в которой приняло участие свыше 50 человек, включая студентов других вузов. Наибольший интерес вызвал доклад А.Евгеньева и Р.Соловьёва.

В статье рассматриваются социально-экономические предпосылки возникновения Исламского государства Ирака и Леванта и база его дальнейшего развития.

Ключевые слова: Исламское государство, Ирак, Сирия, терроризм, Ближний Восток.

A. Evgenev, R. Solovev. The Islamic State of Iraq and the Levant: Socio-economic Analysis

The article focuses on socio-economic causes which determine the uprising and further development of the Islamic State of Iraq and the Levant.

Key words: Islamic State, Iraq, Syria, terrorism, Near East

 

I. ИГИЛ в настоящее время

Территория и население

На данный момент ИГИЛ, несомненно, добилось огромных успехов в регионе. Под контролем организации находятся территории северо-западного Ирака и восточной Сирии, что в совокупности сопоставимо с территорией Бельгии, однако подконтрольные территории постоянно меняются ввиду непрекращающихся боевых действий с вооруженными силами Ирака, Ирана и Сирии. Численность армии боевиков по разным оценкам составляет от 30 до 50 тысяч. Подсчитать точное количество крайне сложно ввиду отсутствия официальных данных от самой организации и активного набора новых сил. Пропаганда ИГИЛ настолько эффективна, что собирает мусульман со всего мира, что уже вызвало серьезные беспокойства в Европе, в частности, в Германии. Характерной чертой ИГИЛ, как и многих джихадистских группировок, является привлечение детей к военным действиям и формирование «армии будущего». Некоторые из них абсолютно не скрывают своих намерений, открыто заявляя в интервью британской службе BBC о том, что мечтают вести джихад и рубить головы неверным. Дети в составе организации проходят курс военной и идеологической подготовки и получают жалование в 35 тысяч сирийских фунтов, что примерно равняется 200 долларам США. С такими же намерениями вступают в ИГИЛ и женщины. Армия такой численности нужна им не только для того, чтобы контролировать нынешние территориальные приобретения, но также для достижения самой дальновидной цели — уничтожение границ, установившихся после раздела Османского халифата, и основание собственного. Рамки по минимальному плану ограничиваются Ираком, Сирией, Ливаном, Израилем, Палестиной, Иорданией, Турцией, Египтом и Кипром, а по максимальному — во всём мире.

Еще одним аспектом, волнующим западные страны, является все большее количество завербованных, желающих присоединиться к ИГ. Сообщается, что численность ИГИЛ возрастает более чем на тысячу в месяц за счет иностранцев . Ярким примером может послужить 44-летний гражданин Австралии, являющийся на данный момент министром финансов ИГ.

Борьба с ИГИЛ осложняется их тактикой, так как они прикрываются мирным населением как живым щитом. Коалиция под эгидой США пока не достигла значительных результатов, так как ракетно-бомбовые удары не обладают достаточной точностью, чтобы поразить боевиков без потерь среди гражданского населения.

К тому же, США и Западная Европа не согласны привлекать к борьбе Иран и силы Башара Асада, исключая сразу двух серьезных акторов из действия. Дополнительную осторожность в действиях придает нежелание ввязываться в войну со стороны США в преддверии предвыборной гонки: слишком свежи воспоминания бесцельно потраченных жизней в Ираке и в Афганистане. На данный момент военные чиновники выразили готовность отправить малочисленный контингент только для предоставления помощи в сборе разведывательных данных, логистики и планировании. Однако это означает лишь то, что с приходом нового президента политика США изменится. Однако к тому времени ситуация может кардинально измениться в пользу самопровозглашенного халифата: намечается массовая тенденция к присоединению других террористических групп к ИГИЛ. К примеру, есть свидетельства о кооперации ИГИЛ с боевиками из Туниса и Афганистана, а также о сотрудничестве ИГИЛ с Исламским движением Узбекистана.

Поставки оружия

В 2013 году Исламское государство приняло участие в гражданской войне в Сирии, одном из событий, составляющих «Арабскую весну». Боевики участвовали в конфликте на стороне оппозиции против режима Башара Асада, что довольно типично для данного ряда конфликтов, в которых на смену светским режимам приходили исламистские силы.[1]

Согласно достаточно распространенному мнению, США поддерживают действияоппозиции, подготовили саму гражданскую войну, осуществляют широкое финансирование и поставки оружия. Несомненно, часть оружия, поставляемого для сирийской оппозиции, попадает в руки ИГИЛ, но используется уже не столько для целей антиправительственных сил, сколько на благо самопровозглашенного халифата. К тому же, ИГИЛ с легкостью забирает оружие, сброшенное США в качестве помощи курдам. В таком случае возникает закономерный вопрос: неужели американские вооруженные силы, обладающие передовыми системами наведения и локации, не в состоянии доставить груз в пункт назначения? Следует также отметить тот факт, что ИГИЛ, будучи самой обеспеченной в мире террористической организацией, в состоянии самостоятельно закупать оружие и военную технику. Достоверная информация о том, кто является поставщиком, отсутствует, однако стоит заметить, что он справляется со своими обязанностями куда аккуратнее, чем Соединенные Штаты Америки.

 

II. Социально-экономические истоки ИГИЛ

Оценку численности боевиков ИГИЛ довольно сложно осуществить, так как сведения о членах этой организации зачастую являются противоречащими друг другу. Впрочем, это можно объяснить тем, что в течение 2014-2015 гг. количество боевиков Исламского государства значительно возросло. Возьмем за основу заявление секретаря Совета Безопасности РФ Н.П. Патрушева, который утверждает, что в рядах ИГИЛ воюет от 30 до 50 тысяч боевиков[2].

В таком случае закономерными являются следующие вопросы: что сплачивает эти тысячи людей? Что побуждает их к вступлению в ряды де-факто террористической организации? Следует выделить следующие факторы:

Историческое развитие ситуации в регионе

Столь быстрый рост Исламского государства в Ираке был бы невозможен без исторически подготовленной почвы, которой в данном случае являлся после оккупационный кризис. Соединенные Штаты Америки уничтожили режим Саддама Хусейна, но не установили ничего взамен. Существовал лишь общий план, которому следовал американский посол Пол Бремер, а именно сооружение демократических институтов, что было на тот момент крайне сложно. После подписания «Приказа №2», распускавшего иранскую армию, без работы остались более полумиллиона профессиональных военных, вскоре за ними последовал практически весь средний класс. Однако безработица представляла меньшую из проблем.

После грубого вторжения была нарушена тонкая система договоров между различными представителями течений мусульманства, что привело к масштабным столкновениям суннитов и шиитов, а следовательно, к негативному отношению к США и ко всему западному миру. Это объясняет то, что некоторые суннитские племена готовы выступить на стороне ИГ. Более того, чем больше потерь среди мирного населения из-за неточных и непродуманных авиаударов, там большее число озлобленных суннитов пополняет ряды группировки.

Необразованность боевиков

Согласно Индексу человеческого развития за 2012 год, средняя продолжительность обучения в Сирии и Ираке составляет 6,6 и 5,6 лет соответственно, что сопоставимо с показателями таких стран, как Конго или Замбия. В соответствии с данными Всемирной книги фактов ЦРУ, уровень грамотности в Сирии и Ираке, составляя всего 84,1% и 78,5%, уступает в этом отношении таким государствам, как Ботсвана и Лесото.

Таким образом, у нас есть основания полагать, что в недостаточной степени развитая система образования в Ираке и Сирии (как и в большинстве государств Ближнего Востока и Северной Африки) является одним из ключевых факторов, объясняющих существование и деятельность Исламского государства. Более того, логично предположить, что значительная часть боевиков не обладает и тем минимальным уровнем образования, который характерен для большинства населения этих стран. Поэтому вполне справедливо можно заявить, что именно слабая система образования создает благодатную почву для распространения воинственных идеологий среди представителей молодого поколения на Ближнем Востоке[3].

Тотальная невостребованность молодежи в арабских странах

Если в Ираке уровень безработицы колеблется в относительно умеренных пределах (общий уровень безработицы – 11%, безработица среди молодежи составляет 18%, причем этот показатель выше среди молодых иракцев с высшим образованием), то ситуация в Сирии близка к критическому состоянию. В этой стране безработица среди молодежи составляет 48%, что в 6 раз выше уровня безработицы среди взрослого населения. В этой связи следует привести слова Валерии Михайловны Пороховой, известной в качестве автора смыслового перевода Корана на русский язык, о социальных реалиях арабских стран: «Когда я приезжаю в любую арабскую страну — в Сирию, в Иорданию, — меня ошеломляет и напрягает огромное количество молодых здоровых людей, совершенно полных сил и энергии, на улицах. Они бесцельно бродят по улицам, им просто-напросто некуда себя деть. Питаются они нормально, но социальная жизнь абсолютно не устроена, работы нет, производства нет, идет мощнейший спад, им нечем заняться. Молодых людей опьяняют новоявленные идеологические представления об «исламском халифате», где у каждого будет работа, зарплата и социальное обеспечение.» Таким образом, слабая система социального обеспечения, подрывая доверие молодежи к государству, поворачивает ее лицом к радикалам. Кроме того, рост теневого рынка и довольно мрачные перспективы будущего подталкивают арабскую молодежь к радикальным исламистским идеям, вынуждают вступать в ряды откровенно экстремистских организаций (коей является ИГИЛ) и идти на смерть за веру и идею[4].

Идеологическая основа

Помимо грандиозных планов ИГИЛ известно своими выступлениями и акциями, проводящимися с целью повлиять на общественное мнение, главным образом, запугивая его. Их методы настолько жестоки, что они стали одной из причин конфликта с Аль-Каидой, посчитавшей такие подходы слишком жестокими, что несомненно возносит их в новый ранг. Видеозаписи выступлений лидеров или боевых действий армии, демонстрирующей свою мощь, не идут ни в какое сравнение с показательными казнями, включающие в себя распятия, обезглавливание, ампутации конечностей, забивание камнями «неверных» и массовые казни заложников и пленных. Цели подобных публичных акций варьируются от банального устрашения противника для более легкого захвата целей, поддержание имиджа религиозной организации, доказательств «священности» войны до посланий главам ведущих держав, примером чего могут служить обезглавливания американских и британских журналистов. Отдельно хотелось бы отметить видеообращения лидеров ИГИЛ, оповещающих общественность об их планах о создании халифата и ведения джихада до победного конца. Одно из них было адресовано Президенту РФ В.В. Путину. Ответной реакцией послужило всем известное обращение Президента Чечни Р.А. Кадырова. Известно, что один из командующих войсками организации, уроженец Чечни, Умар аль-Шишани, имевший при рождении имя Тархан Батиашвили и прозванный немецкими СМИ «рыжим джихадистом» планировал освободить родную землю от гнета России, однако Рамзан Ахматович оказался быстрее и ликвидировал соотечественника 13 ноября 2014 года. Несмотря на то, что подобные планы на первый взгляд кажутся неосуществимыми, они свидетельствуют об амбициозности глав ИГИЛ и их уверенности в своих силах.

Еще одним важным аспектом деятельности ИГ остается пропаганда, или, как её прозвали СМИ «медиаджихад». В отличие от других группировок, деятели этой организации привнесли множество инноваций и ярких решений. Во-первых, они всячески поддерживают имидж праведников, несущих идеалы смиренности. Однако в источниках, направленных на своих соседей, они уже угрожают им фразами «Идем на вас». Ключевых имен в данной области три, а именно Абу Амр Аль-Шами, руководящий армией блоггеров и Интернет-пропагандой, Абу Мухаммад Аль-Аднани, официальный спикер и глава пресс-службы ИГ, и Абу Тальха Аль-Альмани (настоящее имя — Денис Мамаду Герхардт Кусперт), отвечающий за пропаганду в социальных сетях. Интернет-маркетинг Исламского государства в настоящее время осуществляется также через специальные приложения для смартфонов, с помощью которых люди со всего мира могут получить актуальную информацию об «Исламском государстве». Самым передовым изощрением стало появление собственных брендов, а именно выпуск четырех телешоу: «Аль-Хаят» в качестве новостного издания, «Звон мечей», демонстрирующий военную мощь, «Mujatweets» («Щебет моджахедов») показывает нам мирную жизнь на территории ИГИЛ, и «LendMeYourEars» («Одолжите мне ваши уши») с плененным британским журналистом, повествующим о том, «о чем Западу надо обязательно надо узнать». На ряду с телешоу существует фильм «Огни войны», по характеру примерно соответствующий «Триумфу воли», классике национал-социалистического кино. Отдельно выбивается из ряда полноценное печатное издание Dabiq, охватывающее все важнейшие события, происходящие во всех сферах жизни ИГИЛ.

К тому же следует отметить отряд палачей-рекрутов из Великобритании «The Beatles», названный так из-за сильного британского акцента участников. Как и знаменитая Ливерпульская четверка, отряд состоит из четырех человек и уже узнаваем по всему миру. Создание подобных брендов позволяет ИГ быстрее и эффективнее проникать в сознание людей.

Еще одной отличительной особенностью ИГ, способствующей распространению её популярности, является упрощение идей для более эффективного привлечения наемников. В отличие от Аль-Каиды, ИГ не исповедуют сложную для понимания массами религию салафитов или аравийские учения ваххабитов, но берут за основу традиционный суннитский ислам. Однако стоит отметить, что такой подход вовсе не гарантирует полную поддержку со стороны суннитских стран. Следует отметить и критику такой позиции. Исламское Государство с самого начала позиционировало себя как религиозную исламскую организацию суннитского толка. Действительно, религиозная пропаганда помогает набрать огромное количество добровольцев для ведения «джихада», но очевидно, что на самом деле лидерами преследуются совершенно другие цели. К тому же, для сторонников режима «священная война» оправдывает применяемые кровавые методы. Одним из основных контр-аргументов в данном вопросе является ряд законов джихада, закрепленный в исламском праве, запрещающий убийство людей, не участвующих в сражениях: детей, женщин, стариков и священнослужителей. На деле практика ведения джихада кардинально отличается от предписанных норм. Однако нарушения законов шариата и ислама в целом не ограничиваются лишь убийствами. Они разнятся от самых «невинных» на общем фоне (к примеру, употребление алкоголя), до сексуального рабства, обрамленного в квази-приемлемую оболочку «краткосрочных браков», фактически оправдывающих насилие женщин на подконтрольных территориях.

Ещё одним фактом, опровергающим религиозную искренность намерений самопровозглашенного халифата, является расовая дискриминация добровольцев. Самым известным случаем является история индийского юноши-джихадиста Арина Маджида, Медиаджихад (см. «Секреты маркетинга «Исламского государства» http://www.furfur.me/furfur/all/culture/178815-marketing-isis). прибывшего в ряды ИГИЛ со своими друзьями, став жертвами пропаганды в Интернете. Рассчитывая на доблестное несение кары неверным, он был глубоко разочарован тем, что ему была уготовлена роль обслуживающего персонала, так как он был недостоин того, чтобы вести боевые действия. По его словам, — «там не ведется никакой священной войны: заповеди Корана никто не соблюдает, боевики ИГ насилуют многих женщин…»

Таким образом, инновационный маркетинг Исламского государства позволяет ему не только регулярно обновлять свой личный состав, но и повышает авторитет этой организации едва ли не по всему миру. К примеру, в октябре 2014 года британская газета «The Times» опубликовала результаты социального опроса, согласно которым каждый седьмой молодой британец поддерживает деятельность Исламского государства. С другой стороны, все чаще появляются доказательства, опровергающие официальные сведения Исламского Государства о своей внутренней жизни[5].

Спрос на террористические услуги на Ближнем Востоке

Один из основных постулатов экономического учения Джона Мейнарда Кейнса гласит: «Спрос рождает предложение». Слова Кейнса вполне применимы по отношению к рынку террористических услуг, существование которого необходимо признать. Предложение на этом рынке в современном мире формируется под действием множества организаций, активных практически во всех частях планеты. К числу наиболее известных террористических организаций относятся «ХАМАС», движение «Талибан», «Братья-мусульмане», «Хезболла», «Ирландская Республиканская Армия»; в этот список входит также Исламское государство, методы деятельности которого бесспорно являются террористическими. В таком случае возникает закономерный вопрос: если в районе Ирака и Сирии (в целом, на Ближнем Востоке) существует предложение на террористические услуги, каким образом формируется спрос на этот специфический вид услуг? Для ответа необходимо всерьез рассмотреть идею ИГИЛ о создании нового халифата, который будет включать практически всю территорию планеты, населенную мусульманами (исключение составляют только мусульманские государства Юго-Восточной Азии).

Объективно оценивая военный и политический потенциал Исламского государства, а в особенности тот факт, что 5 государств (Россия, Китай, Индия, Пакистан, Израиль), на территории которых предполагается создание халифата, обладают ядерным оружием и боеспособными вооруженными силами, следует признать, что Арабский халифат в обозримом будущем является утопией и не более чем средством вербовки новых бойцов для ИГИЛ.

Однако факт зарождения идеи о создании ортодоксального исламского государства на огромных пространствах Северной Африки, Ближнего Востока и даже Европы, а также поддержка этой идеи довольно большой массой людей уже вызывают определенные опасения. Очевидно, панисламистские настроения в регионе сильны настолько, что в сознании ближневосточного человека идея мусульманского и арабского единства занимает далеко не последнее место. Что же может означать создание Исламского халифата для геополитики и мировой экономики? В первую очередь это предполагает объединение крупнейших мировых производителей нефти и газа. Их кооперация в рамках единого государства, по сравнению со взаимодействием в рамках ОПЕК, могла бы предоставить халифату возможности диктовать рынку энергоносителей свои условия. Кроме того, это крупное мусульманское государство со временем может перейти к осуществлению своей ядерной программы, что потенциально опасно для всего мирового сообщества.

Создание Исламского халифата представляет серьезную угрозу для двух ведущих центров мирового хозяйства – США и ЕС. Как Соединенные Штаты, так и европейские государства крайне не заинтересованы в том, чтобы на территории Ближнего Востока было создано крупное государство, способное самостоятельно проводить свою политику и потеснить их позиции на мировом рынке. В таком случае представляется весьма логичным вывод о том, что многочисленные вооруженные конфликты и террористические акты происходят на Ближнем Востоке не в силу каких-то естественных причин, а благодаря спросу на террористические услуги со стороны США и ЕС. Разумеется, нет веских причин утверждать, что за всеми политическими процессами на Ближнем Востоке стоят Соединенные Штаты или европейские страны, но вполне объективно можно заявить, что именно этим государствам политическая нестабильность в регионе может быть выгодна.

 

III. Финансирование ИГИЛ

1.Внутренние источники

Захваченные месторождения

Будучи самой богатой террористической организацией, ИГИЛ зарабатывает до двух миллиардов долларов в год. Основной доходной статьей в бюджете организации являются доходы с продажи нефти с захваченных месторождений в Ираке и Сирии. Посредником выступает компания Aramco, выдающая краденую нефть за увеличение объемов добычи в Саудовской Аравии. Тот факт, что захваченные месторождения составляют 60% от активов Сирии, позволяет им реализовывать около 50 тысяч баррелей в сутки, что при цене в 20-25 долларов составляет соответственно 1 млн прибыли ежедневно . При этом из-за ведущихся боевых действий потенциал добычи реализован не полностью, иначе на продажу от боевиков выставлялось бы до 220 тысяч баррелей в сутки. Помимо месторождений в Сирии, 25 тысяч баррелей приносит ряд месторождений на северо-западе Ирака. Среди государств, подозреваемых в покупке нефти у ИГ, выделяют Турцию, Сирию, Ирак и КНДР.

Территория Ирака обладает пятыми по величине запасами нефти в мире и поставляет на рынок около 4% ее общемирового объема. ИГИЛ все еще предстоит захватить некоторые территории восточного Ирака, но основные месторождения уже находятся в руках боевиков. Такие перемены на рынке безусловно повлияли на него.

Рассмотреть ситуацию логичнее всего на фоне изменения цен на эталонный сорт Brent в периоде с июня по сентябрь, то есть во время непосредственного овладения скважинами. В июне Brent достиг своего пика с сентября 2013 года. С изменением сил в конфликте, цена начала неуклонно снижаться, главным образом из-за бросовых цен, предлагаемых самопровозглашенными халифатом. Разумеется, действия ИГ не являются единственной причиной изменения цен, но на рынке и в мире уже сложилось понятие «ISIS panic», а экспертное сообщество подтверждает, что этот феномен влияет на стоимость важнейшего энергетического ресурса. Также отмечается, что дальнейший захват месторождений может вызвать сильные колебания на мировом рынке углеводородов

Грабежи и похищения

Другой немаловажной статьёй доходов ИГ являются грабежи и захват заложников с целью получения выкупов. Речь, разумеется, не идет о грабежах населения, а о банках в захваченных городах. К примеру, из финансовых хранилищ Мосула было изъято около 500 миллионов долларов наличными. Другой успешный захват принес организации по разным оценкам от 900 миллионов до 2 миллиардов долларов. В организации захвата заложников  Исламское государство Ирака и Леванта ИГИЛ также является мировым лидером, заработав на этом около 45 миллионов долларов[6].

2. Внешние источники финансирования

Несмотря на многочисленные внутренние источники финансирования, которыми пользуется ИГИЛ, без международной поддержки эта организация едва ли смогла бы придать своим действиям широкий масштаб. Необходимо дать ответ на следующие вопросы: Кто оказывает финансовую помощь боевикам и насколько выгодно инвестирование в Исламское государство?

В первую очередь необходимо упомянуть о причастности Катара к финансированию деятельности ИГИЛ. Хотя эмир и премьер-министр Катара единогласно заявляют, что обвинения в адрес их страны лишены обоснований, ссылаясь на то, что Катар поддерживает только «умеренные группы», европейские СМИ уже не раз высказывали свои сомнения насчет непричастности Катара. К примеру, российский эксперт по проблеме исламского радикализма А.А. Игнатенко утверждает: «Есть подозрение, что на начальном этапе Катар мог иметь отношение к финансированию группировки, чем и вызвал вопросы».

Среди монархий Персидского залива, подозреваемых в поддержке деятельности ИГИЛ, несомненно ведущей является Саудовская Аравия. Еще в июне 2014 года власти Ирака официально обвинили Саудовскую Аравию в финансировании экстремистской группировки Исламское государство Ирака и Леванта, захватившей к тому моменту обширную территорию на севере и западе Ирака. Возложив на саудовские власти ответственность за массовые убийства террористами населения Ирака, Багдад также посоветовал саудовскому королевству «сконцентрироваться на внутренних проблемах ». Однако даже если предположить, что монархии Персидского залива действительно напрямую не участвуют в финансовой поддержке Исламского государства, то неоспоримым остается тот факт, что некие частные лица являются весьма заинтересованными в деятельности ИГИЛ, поощряя ее через различные частные фонды. К примеру, один из таких «меценатов» — кувейтский предприниматель Ганим аль-Мтейри активно отправлял деньги исламистам, воюющим против режима БашараАсада. Известна даже сумма его инвестиций: по 2,5 тысячи $ на каждого боевика. Итак, можно сделать вывод о том, что если не сами монархические государства то богатые представители этих стран оказывают оказывали поддержку Исламскому государству. Однако ни для кого не секрет, что эти страны являются по существу проводниками интересов США на Ближнем Востоке, стратегически важном для этой страны регионе[7].Багдад обвинил Саудовскую Аравию в финансировании боевиков ИГИЛ[8] Персидского залива (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар).

Каким же образом сами Соединенные Штаты заинтересованы в ИГИЛ?

В ноябре 2014 года глава комитета Государственной Думы по международным делам Алексей Константинович Пушков обвинил США в фактическом пособничестве в создании ИГИЛ и скрытом финансировании его террористической деятельности. По его словам, «Исламское государство не родилось само по себе, это результат сознательной целенаправленной деятельности ряда государств Персидского залива, союзников США и самих США, которые длительное время, будучи одержимыми задачей свержения Башара Асада, финансировали кого угодно».

Не обладая прямыми доказательствами участия США в финансировании Исламского государства, следует все же задать следующий вопрос: почему в отношении ИГИЛ наблюдается такая удивительная вседозволенность в торгово-экономических вопросах со стороны США и их союзников по Североатлантическому блоку? А.К. Пушков комментирует это следующим образом: «ИГИЛ свободно торгует нефтью на всех нефтяных рынках. Террористическая организация, которая отрезает головы гражданам западных государств, при этом пользуется правами фактически нефтетрейдера. И никто не принимает никаких санкций. Кто-то слышал, что госсекретарь призывает к санкциям против ИГИЛ? Это наводит на мысли, как США действительно относятся к Исламскому государству».

Западные эксперты в большинстве своем придерживаются мнения о том, что именно просчеты американской политики, а не обширное финансирование из разных источников следует считать главной причиной успеха Исламского государства. Американский публицист Ноам Хомский утверждает, что создание ИГИЛ является побочным продуктом результата политики США на Ближнем Востоке: «ИГИЛ и общее распространение радикального ислама являются естественным результатом того, как Вашингтон долбил своей кувалдой по хрупкому иракскому обществу». По его словам, американцы повторяют политику Великобритании прошлого века, поддерживавшей «радикальный ислам в пику светскому национализму, который оба государства рассматривали как наибольшую угрозу для своего доминирования и контроля»[9].

В свою очередь бывший вице-премьер правительства Сирии, ныне являющийся оппозиционером, Кадри Джамиль заявил, что Соединенные Штаты создают на Ближнем Востоке вооруженные экстремистские группировки вроде Исламского государства для создания «управляемого хаоса». В том, что сегодня США вынуждены бороться против ИГИЛ, политик противоречия не видит: по его словам, деятельность организации вышла из-под контроля и теперь угрожает самим американцам.


www.mirec.ru

Исламское государство — википедия фото

«Ислáмское госудáрство» (араб. الدّولة الإسلاميّة‎ [ʔadˈdawla(tu) (ʔa)lʔislaːˈmiːjja(tu)], русская транскрипция ад-Да́уляту ль-Ислами́йя), сокращённо ИГ, ранее «Исла́мское госуда́рство Ира́ка и Лева́нта» (араб. الدولة الإسلامية في العراق والشام‎), сокращённо ИГИ́Л[22] или ДА́ИШ[23] (араб. داعش‎, [ˈdaːʕiʃ]) — международная[24]исламистская суннитская[24][25][26][27]экстремистская[28]террористическая организация, действующая преимущественно на территории Сирии (частично контролируя её северо-восточные территории) и Ирака (частично контролируя территорию «суннитского треугольника») фактически с 2013 года как непризнанное квазигосударство (провозглашённое как всемирный халифат 29 июня 2014 года[29][30]) с шариатской формой правления и штаб-квартирой (фактически столицей) в сирийском городе Хаджин (почти всё время ранее — в сирийском городе Эр-Ракка)[31][32]. Помимо Сирии и Ирака, ИГ или подконтрольные ему группировки также контролируют крайне небольшие захваченные территории в Афганистане, Египте, Йемене, Ливии, Нигерии, Сомали, ДР Конго и ведут террористическую деятельность также в Алжире, Индонезии, Северном Кавказе, Ливане, Пакистане, Саудовской Аравии, Тунисе, Филиппинах и некоторых других странах.

Исламское государство
(ИГИЛ, ИГ, ДАИШ)
араб. الدولة الإسلامية‎
Девиз: «باقية وتتمدد‎»
«Сохраниться и расшириться[1]»

Территория, контролируемая ИГ на 1 августа 2018 (серым цветом), и страны, частично контролируемые ИГ или имеющие территории, заявленные ИГ
Основано 15 октября 2006 года
Официальный язык арабский (де-факто)[2]
Столица Эр-Ракка, Сирия (29.06.2014 — 16.06.2017)[3]
Меядин, Сирия (16.06.2017 — 14.10.2017)[4]
Эль-Кайм, Ирак (14.10.2017 — 26.10.2017)[5]
Абу-Кемаль, Сирия (26.10.2017 — 4.11.2017)[6][7]
Рава, Ирак (4.11.2017 — 17.11.2017)[8]
Хаджин, Сирия (17.11.2017 — настоящее время)
Форма правления халифат (самопровозглашённый)
Халиф Абу Бакр аль-Багдади
Заместитель Абу Аля аль-Афри[9] (убит[10])
Госрелигия ислам (салафия)
Территория
 • Всего оценочно: 10 тыс.-16 тыс. (ноябрь 2017)[11];
максимально до 100-110 тыс. (конец 2014)[12][13] км²
Население
 • Оценка (ноябрь 2017) ? ; максимально (конец 2014) около 8 млн. чел.
Валюта динар[14][15][16]

Военные действия местных сил против ИГ активно поддерживают: международная коалиция стран Запада во главе с США, Россия и другие страны. ИГ рядом стран и некоторыми международными организациями признано как террористическая организация[33][34][35][36][37][38][39]. Группировка осуждена одним из крупнейших суннитских улемов Юсуфом аль-Кардави[40].

Возникла в 1999 году в Ираке как террористическая группировка «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад» (основатель — иорданец Ахмед Фадыль Халейла, известный как Абу Мусаб аз-Заркави). В 2004 году присоединилась к Аль-Каиде и стала называться «Аль-Каидой в Ираке». В октябре 2006 года, после слияния с другими радикальными исламистскими группировками, была провозглашена как «Исламское государство Ирак»[31].

Общая площадь максимально контролируемой ИГ территории достигала в 2014 году 100—110 тыс. км², а численность проживающего на ней населения, преимущественно состоящего из суннитов, — в 8 млн человек[41][42]. В 2015 году контролируемая территория уменьшалась более чем на четверть, а затем вновь возросла к концу года в Сирии, но уменьшилась в Ираке. В 2016 году ИГ утратил около пятой части территорий. В переломном 2017 году ИГ в итоге потерял 90 % ранее контролировавшихся территорий: в Ираке, включая крупнейший город Мосул, и в Восточной Сирии, включая столицу Эр-Ракка, — после наступлений иракской, иракско-курдской, сирийско-курдской и оппозиционной сирийской армий при поддержке международной западной коалиции; в остальной части Сирии — после наступлений сирийской армии при российской поддержке. С учётом также уменьшившихся территорий в Ливии и Нигерии за ИГ к концу 2017 оставалось не более 16 тыс. кв. километров, в том числе 10 тыс. кв. километров в Сирии и Ираке[11].

Истоки и причины появления

Бывший министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд считает, что вторжение США и их союзника Великобритании в 2003 году в Ирак способствовало дестабилизации ситуации в стране и привело к возникновению военной группировки ИГ[43].

Позже бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр в своём интервью телеканалу «CNN» признал, что есть доля правды в том, что вторжение США и их союзников в 2003 году в Ирак стало одной из основных причин появления ИГИЛ[44].

Президент Российской Федерации Владимир Путин, обсуждая нынешнее военное положении в Сирии с президентом Италии Серджо Маттареллой, отметил, что также видит связь между вторжением США в 2003 году в Ирак с появлением ИГИЛ[45]: «Я сказал, что мне это сильно напоминает события 2003 года, когда представители Соединенных Штатов в Совете Безопасности (ООН) показывали якобы химическое оружие, обнаруженное в Ираке. После этого началась кампания в Ираке понятная, а закончилось это разрушением страны, ростом террористической угрозы и появлением ИГИЛ на международной сцене, ни больше, ни меньше»

30 сентября 2014 года после того, как международная коалиция во главе с США стала наносить авиаудары по позициям террористических группировок в Сирии, не спрашивая разрешения правительства Сирии, президент Сирии Башар Асад заявил: «Борьба с терроризмом не может быть в руках стран, которые способствовали созданию террористических организаций и поддержали их в техническом и финансовом плане»[46].

Британский журналист Патрик Кокбёрн (англ.)русск. выделяет несколько причин появления ИГ: политика западных держав, финансовая поддержка салафитов со стороны основного союзника США в регионе — Саудовской Аравии и суннитских монархий, открытый «коридор» для потока джихадистов в Ирак и Сирию через Турцию, суннитское сопротивление в Ираке и Сирии[47][48]. Масштабное суннитское сопротивление в Ираке началось после вторжения США и установления там шиитского режима, в результате в среде суннитов возникли повстанческие группы — предшественники ИГ. «Война с террором», начатая США после 11 сентября 2001 года, стала, по мнению автора, провальной, поскольку Америка не хотела конфликтовать со своим близким союзником Саудовской Аравией (несмотря на то, что большинство угонщиков самолётов были саудовцами, а Бен Ладен был из саудовской элиты)[47]. Саудовская Аравия, где официальной религией является ислам салафитского толка, сыграла важную роль в финансировании джихадистских групп. В дальнейшем, когда администрация Обамы, Саудовская Аравия и Катар начали вооружать антиасадовские группы в Сирии, это вооружение и снаряжение переходило к бойцам ИГ, которые забирали его силой или за деньги[47]. По словам Кокберна со ссылкой на офицера спецслужб на Ближнем Востоке, бойцы ИГ радовались, когда антиасадовской оппозиции поступало оружие, поскольку ИГ всегда могло у них получить его[47]. Кокберн заключает, что именно США, ЕС и их региональные союзники создали условия для подъёма ИГ[47].

6 декабря 2016 года, Обама, выступая во Флориде с речью о борьбе с терроризмом, подтвердил, что вторжение США в Ирак и допущенные при этом ошибки, стали одной из причин появления международной террористической организации «Исламское государство».[49]

5 мая 2017 года первый президент Афганистана Хамид Карзай в интервью Fox News отметил, что «ИГ является продуктом США»[50].

По мнению директора Института демографии ВШЭ Анатолия Вишневского, одной из основных причин появления ИГИЛ является быстрый рост населения Ближнего Востока и вызванные им безработица, обнищание населения данных регионов, создавшие почву для распространения идей религиозного экстремизма среди местной безработной молодёжи[51]. По мнению профессора НИУ ВШЭ Андрея Быстрицкого, ИГ возникло на волне воодушевления, мечтаний, запроса на справедливость и демократическое устройство[52]. Для многих людей в регионе, считает он, ИГ — как Испанская Республика для коммунистов во время гражданской войны[52]. По его мнению, многие сторонники ИГ проникнуты идеями о «справедливом демократическом будущем», а их жестокость во многом обусловлена фанатизмом в стремлении достичь желаемого[52].

Происхождение названия

Само название организации неоднократно менялось, по мере развития и распространения влияния. Будучи образованной в 2006 году под названием «Исламское государство Ирак», организация по мере расширения как фактической, так и декларируемой области деятельности была переименована в «Исламское государство Ирака и Сирии» (в другой версии — «… и Леванта»), а с лета 2014 года, претендуя на создание всемирного халифата, именует себя просто «Исламское государство».[33]

Ряд российских имамов считает, что использование наименования «Исламское государство» в отношении данной организации некорректно, поскольку дискредитирует ислам, создаёт о нём неверное представление в глазах молодёжи. В качестве альтернативы они предлагают использовать название «Иблисское государство»[53] (см. Ибли́с).

По мнению первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации Дамира-хазрата Мухетдинова, группировку следует называть арабской аббревиатурой ДАИШ. Использовать для группировки именования ИГИЛ и «Исламское государство», по его мнению, недопустимо, поскольку «когда „ИГИЛ“ расшифровывается как „Исламское государство“, тут же происходит очернение Ислама и мусульман в целом»[54]. Также в поддержку использования названия ДАИШ выступили Межрелигиозный совет России и шейх, председатель президиума Духовного управления мусульман европейской части России, председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин[55].

В сентябре 2014 года глава министерства иностранных дел Франции Лоран Фабиус призвал использовать для группировки название ДАИШ, после этого в сообщениях французских СМИ оно постепенно вытеснила другие. Ранее, в июле 2015 года, 120 членов британского парламента написали письмо руководству Би-би-си с требованием использовать в отношении группировки исключительно название ДАИШ, отказавшись от сокращений ИГ и ИГИЛ, но получили отказ со стороны генерального директора Тони Холла, пояснившего, что такой шаг мог бы возбудить сомнения в непредвзятости Би-би-си и «создать впечатление поддержки противников этой группировки»[56].

Кандидат исторических наук, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН В. А. Кузнецов считает, что «ДАИШ — более уместная аббревиатура, чем наименования ИГИЛ или „Исламское государство“, порождающие исламофобию у одних и неприятные мысли у других».[57]

Между тем, сокращение ДАИШ в русском языке уже используют, но пока не в России, а в Казахстане, где уже решили отказаться от названия «Исламское государство»[56].

Название ДАИШ для самих представителей террористов (конкретно их арабоязычной части) звучит оскорбительно, так как отличается всего одной буквой о

org-wikipediya.ru

Исламское государство Ирака и Леванта превращается в «халифат» — УКРОП

29 июня 2014 года Абу Бакр аль-Багдади, лидер ИГИЛ («Исламского государства Ирака и Леванта»), провозгласил себя халифом, а подконтрольные его движению территории Сирии и Ирака — халифатом. Для внешнего мира произошла смена вывески из ИГИЛ в ИГ («Исламское государство»). Провозглашение исламского халифата стало новым качественным этапом в становлении движения, которое возникло около 10 лет назад как региональное отделение «Аль-Каиды». Это событие вызвало паническую реакцию на Западе. Президент США Барак Обама назвал ИГ «раковой опухолью», которую необходимо удалить. США собирают международную коалицию для оказания военной помощи иракским курдам и шиитскому правительству в Багдаде, борющимся с ИГ, не исключена и международная военная операция. Одновременно создание ИГ стало важнейшим мотиватором для исламистов во всем мире, которые прибывают в район боевых действий. Столь бурная реакция Запада вызвана, очевидно, не только военными успехами ИГ на фронтах Ирака и Сирии, но и сутью самого проекта под названием «халифат», который представляет угрозу геополитическому балансу на Ближнем Востоке и ставит под вопрос существование практически всех правительств региона.

В чем отличие ИГ от других исламистских организаций?

Новопровозглашенный Халифат принципиально отличается от уже известных исламистских движений — «Братьев-мусульман», «Аль-Каиды», «Хамаса», «Хезболлы», фронта «Ан-Нусра» и т.д. Само слово «государство», или «халифат», говорит о форме общественного устройства, в которой война против «неверных» играет важную, но не единственную роль. ИГ взяло на себя функцию практической организации жизни на подконтрольных территориях и по-своему справляется с этой задачей, хотя и варварскими, средневековыми методами.

Кроме того, ИГ ставит на первый план идею «исламско-суннитского итернационала» и намерено стать его ядром. В этом реальное отличие ИГ от движений типа «Хамас» или «Талибан», которые решают чисто национальные задачи. Само слово «халифат» предполагает возвращение к «истинному Исламу» первых халифов, который объединял весь арабо-мусульманский мир. Идея единства заложена в исторической памяти жителей региона: вплоть до окончания Первой мировой войны регион Леванта — от Палестины до Междуречья — был органическим целым, несмотря на различие диалектов арабского языка. Поэтому ИГ вписывается в историческую традицию Леванта, где поочередно доминировали Багдадский халифат, Дамасский халифат, монголы, мамлюки и, наконец, Османский халифат (ликвидирован лишь в 1924 году). Нынешние Сирия, Ливан, Ирак, Кувейт, Иордания и Палестинская автономия не яляются с точки зрения сторонников панарабизма «органическими» государствами, основанными на единстве нации, религии и исторической преемственности. Все они были искусственно «нарезаны» в результате Первой мировой войны по колониальным лекалам, прежде всего по условиям ненавистного арабам англо-французского договора Сайкса-Пико. Халифат — это, с одной стороны, реакция на внешние агрессии со стороны Великобритании, США и их союзников, с другой — на неудачные попытки построить «демократический капитализм» западного типа в арабских странах.

Какова предыстория ИГ?

Корни возникновения ИГИ-ИГИЛ-ИГ следует искать в суннитских районах Ирака, где вскоре после американской оккупации в 2003 году иорданец Абу Мусаб Аз-Заркави учредил региональное отделение «Аль-Каиды». После его гибели в 2006 году в результате американской бомбардировки новым эмиром движения стал Абу Омар Аль-Багдади (Багдади-первый), который и провозгласил Исламское государство Ирака (ИГИ). Несмотря на гибель Багдади и других лидеров ИГИ, это образование сохранило основные структуры. «Вторую жизнь» этому движению дала гражданская война в Сирии. «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) появилось на сирийском театре боевых действий в 2012 году в результате слияния иракских и сирийских суннитских группировок, оно стремительно поставило под свой контроль значительную часть районов Сирии, занятых до этого умеренной сирийской оппозицией. И уже после победоносного наступления в Ираке в июне 2014 года ИГИЛ превратился в ИГ, или халифат. ИГ, являясь «дочкой» «Аль-Каиды», имеет ту же идеологию и цели, однако это уже не террористическая организация классического типа, а «государственнический» проект, рассчитанный на построение халифата и контроль всех сфер жизни. Методы вооруженной борьбы — еще более жестокие и радикальные, включая запрещенные виды оружия и безжалостный террор. В этом — гораздо большая опасность ИГ в сравнении с «Аль-Каидой».

Роль внешнего фактора в становлении ИГ

Так же, как «Аль-Каида» и «Талибан», ИГИ-ИГИЛ-ИГ было изначально создано при поддержке спецслужб США и стран Персидского залива. Чрезвычайно активно исламистам помогали Турция, Катар и Саудовская Аравия, особенно в период, когда ИГИ-ИГИЛ боролось с сирийской правительственной армией на севере Сирии. Сейчас Катар и страны Персидского залива категорически отрицают свою причастность к финансированию ИГИЛ, но ни для кого не секрет, что стратегической задачей суннитских монархий является борьба с «шиитским поясом» от Ливана до Ирана, включая Сирию и Ирак, и они готовы ради этого заключить пакт с кем угодно. На первом этапе главным союзником ИГИЛ в Сирии стал фронт «Ан-Нусра», состоящий из сирийских и международных джихадистов и активно финансировавшийся Катаром. ИГИЛ находился в сложных отношениях с фронтом «Ан-Нусра», который считается официальным подразделением «Аль-Каиды» в Сирии. Однако перед лицом внешних врагов они легко находят общий язык. После серии побед ИГИЛ-ИГ в Ираке, в его ряды влилось много бойцов «Ан-Нусры».

В чем причина эффективного функционирования ИГ с военной и административной точек зрения?

Очевидно, что одними исламистскими лозунгами в практической жизни не обойтись. Прежде всего, налицо достаточно высокий профессионализм управленческих кадров, армейских офицеров и пропагандистского аппарата ИГ. В отличие от полуобразованных талибов и членов «Аль-Каиды», идеологический костяк ИГ составляют фанатичные исламские радикалы из стран Европы, а также бывшие офицеры армии Саддама Хусейна и члены партии БААС. Их объединяет суннитский национализм и ненависть к Западу. Зарубежные обозреватели нехотя признают, что самопровозглашенный халифат успешно строит госпитали, новые дороги, школы, восстанавливает транспортное сообщение. Это обеспечивает ему поддержку местного населения и затрудняет усилия западных стран по борьбе с ИГ. Боевая подготовка джихадистов обеспечена кадрами иракской армии времен Саддама Хусейна, которые являлись преимущественно суннитами, причем из областей Ирака, особо лояльных тогдашнему иракскому диктатору. Кроме того, ИГ эффективно использует современные средства пропаганды, прежде всего видеоматериалы, которые выкладываются в интернет. Высокое качество съемок позволяет предположить, что их создавали профессионалы, прошедшие школу телеканала «Аль-Джазира» и западных СМИ.

Вместе с тем, жизнь в городах, подконтрольных ИГ, строится в соответствии с архаичными законами шариата, западные демократические нормы правосудия полностью отвергаются. Ворам отрубают руки, неверных жен забивают камнями, пьяниц секут плетьми, а наркодилеров казнят. Наряды религиозной полиции — «хизба» — разъезжают по населенным пунктам и следят за «правильными» ценами и соблюдением норм шариата. Повсюду действует шариатские судебные и исполнительные органы. Внутренняя политика ИГ основана на социальной солидарности, помощи малоимущим и самоорганизации общества на традиционных исламских началах. Это обеспечивает исламистам значительную поддержку населения, хотя невозможно проследить, является это результатом запугивания или искренней реакцией. Всех «кяфиров» (иноверцев), включая шиитов, алавитов, христиан и езидов в ИГ ожидают репрессии и гонения, десятки тысяч бежали в Турцию и Иракский Курдистан. На христиан местной администрацией наложен печально известный налог — «джизья».

Несмотря на архаичность шариатской модели государства, она может существовать достаточно долго, как это демонстрирует опыт талибов в Афганистане. Положить конец такому устройству может лишь внешнее вооруженное вмешательство. К тому же, после взятия банка в Мосуле ИГ располагает большими валютными запасами, а основной внутренней валютой халифата, как ни парадоксально, является доллар США. Контролируя крупные плотины на Ефрате, а также добычу нефти, оружейный трафик, торговлю заложниками и другие незаконные виды деятельности, ИГ является самой богатой террористической организацией мире.

Каковы этнотерриториальные пределы роста ИГ?

Несмотря на призыв к универсальности, новоявленный халифат во многом является проявлением регионального суннитского национализма (сирийского и иракского), он был изначально создан как орудие борьбы с шиитскими правительствами в Багдаде и Дамаске. Этот факт является серьезным препятствием к дальнейшему разрастанию халифата, так как ИГ упирается в «естественные» этно-религиозные границы: регионы, населенные курдами, шиитами и алавитами. По сути дела, нынешний «халифат» охватывает довольно компактный, хотя и большой, регион между Ираком и Сирией. О трансграничном характере нового государства говорит тот факт, что до июньского наступления оплотом ИГ (тогда ИГИЛ) был город Ракка в северной Сирии. Первым актом ИГ после взятия Мосула стало уничтожение пограничных знаков между Сирией и Ираком, как «позорной» демаркации в соответствии с договором Сайкса-Пико. Сегодня об этом договоре знает каждый рядовой боец в армии ИГ. Завоевать шиитские районы Ирака, Курдистан и территории алавитов в Сирии халифату вряд ли под силу — хотя бы в силу ограниченных демографических ресурсов. В многомиллионном Багдаде, населенном преимущественно шиитами, отряды ИГ просто растворились бы. Однако дестабилизировать обстановку и создать гуманитарный кризис им вполне под силу. Амбиции ИГ достаточно велики, его сторонники делают ставку на стратегическую перспективу — победу радикального суннитского Ислама если не во всем мусульманском мире, то в масштабе Леванта. И собственное государство в треугольнике между Сирией, Ираком и Турцией дает им необходимый плацдарм для наступления. Они намерены вести борьбу, пока под напором исламской оппозиции не рухнут правительства Ирака, Сирии и Египта. Упорство, с которым боевики ИГ продолжают борьбу, в том числе методами тотального террора, подтверждает, что они не собираются останавливаться на достигнутом. Как отметил в своем недавнем анализе бывший премьер-министр Франции Доминик де Вильпен (Dominique de Villepin), границы, установленные договором Сайкса-Пико, уже сметены. Выброшены на свалку истории политические модели эпохи постколониализма и Холодной войны. На авансцену арабского мира вышел исламизм, который является таким же извращением Ислама, как фашизм — идеи национальной. Ближнему Востоку грозит цивилизационный коллапс, а спасти ситуацию может только твердая позиция стран Запада и арабских режимов, которые должны прекратить заигрывания с исламистами и определить стратегические задачи развития для региона.

«Иносми»

Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

xn--j1aidcn.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о