Обзор военного арсенала ИГИЛ « TodaysMilitary. Информатор о военных действиях

03.03.2016 | 19:38 | Просмотров: 7 538

Успех ИГИЛ состоит в захвате ими военной техники у убегающих иракских солдат. Когда ИГИЛ захватили Мосул, они захватили оружие, что позволило им удерживать полноправную армию, а не сброд мятежников.

‘Было потеряно оборудования на три дивизии” сказал Энтони Кордесмен, аналитик по вопросам безопасности в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне.

Большое количество оружия, которое ИГИЛ отобрали в Мосуле было поставлено США для иракской армии. Террористы также имеют на вооружении оружие, произведенное в СССР (России) Китае, на Балканах, и Ираном.

Танки Т-55

Серии танков Т-55 производились Советским Союзом с конца Второй мировой войны до 1980-ых. По оценкам экспертов, ИГИЛ имеет около 30 этих танков, но неизвестно, насколько хорошо организация может поддерживать и управлять ими.

Несмотря на свой возраст, эти танки все же используют в около 50 армий по всему миру. Они имеют тяжелую броню, а также 100-мм пушку и 7,62-мм пулемет.

Танки Т-72

Танк Т-72 — это советский боевой танк второго поколения. Танк впервые вошел в производство в 1971 году, и их до сих выпускают с конвейера. ИГИЛ имеют от пяти до десяти танков Т-72, ​​хотя неизвестно, смогут ли террористы удерживать их в рабочем состоянии и справляться с ремонтом. Т-72 надежно бронированный, и имеет 125 мм пушку.

Хаммеры

ИГИЛ завладели Хаммерами во время штурма Мосула, США предоставляли их иракской армии. Хаммеры позволяют быстро и эффективно передвигаться по пересеченной местности. Их тяжелая броня также защищает силы от огня стрелкового оружия, а также от сопутствующего ущерба косвенных взрывов. Имеется и небольшая защита от наземных мин или захороненных самодельных взрывных устройств.

AK-47

В ИГИЛ не большой выбор винтовок, АК-47 стал их стандартной штурмовой винтовкой из-за его низкой стоимости, долговечности, доступности и простоты использования.

АК-47 был первоначально разработан советскими конструкторами, но быстро распространился по другим армиям и иррегулярным силам по всему миру.

 

M79 Оса

M79 Оса стреляет 90 мм снарядом, который очень эффективен против танков и укрепленных позиций. Журналист Elliot Higgins, более известный как Браун Моисей считает, что это оружие возникло в Хорватии, прежде чем были поставлено сирийским повстанцами Саудовской Аравией. ИГИЛ использовала эти ракеты разрушительного действия против бронетехники иракских сил безопасности.

 

Гранатометы RBG-6

Это полуавтоматический гранатомет легкий и предназначен для пехоты. Саудовская Аравия ввезла хорватские RBG-6 в Сирию, по словам Брауна Моисея. В конце концов RBG-6 попали в руки ИГИЛ, и в настоящее время также используются в Ираке.

RPG-7

Ирак обеспечен гранатометами RPG-7, так как и иракские силы безопасности, Курдские Пешмерги и ИГИЛ. RPG-7 переносимое, запускаемое с плеча противотанковый гранатомет. Эти системы прочны, просты в использовании и относительно низкой стоимости. Гранаты могут достигать до 920 метров, но на очень большом расстоянии могут самоликвидироваться без поражения цели.

Гаубицы M198

Гаубица M198 среднего размера, была разработана для обслуживания в армии США после Второй мировой войны. M198 может запускать снаряды на расстоянии не менее 22 км. Эта гаубица может запускать различные боеприпасы, в том числе взрывчатые вещества, ракетные снаряды и белый фосфор. ИГИЛ вероятно, захватили гаубицы в иракской армии после того, как они покинули свои базы.

Полевая пушка 59-1

Тип 59-1 — это китайская копия советской М-46 M1954 буксируемой полевой пушки. М-46 впервые был выпущен советской властью в 1954 г. В свое время, М-46 была самой дальней артиллерийской системой в мире с максимальной дальности стрельбы в 27 км.Тип 59-1 является лицензированной китайской копией значительно легче М-46. Как сирийские так и иракские военнослужащие использовали Тип 59-1

Зенитки ZU-23-2

ZU-23-2 — советские зенитные автоматические пушки, производятся с 1960 года до сегодняшнего дня. Она стреляет 23 мм патронами со скоростью 400 выстрелов в минуту. ZU-23-2 может эффективно стрелять на 3 км, и предназначен для нанесения удара по низколетящим целям и бронетехнике. Это оружие было использовано в сирийской гражданской войне, и также имеется в арсенале иракской армии.

«Стингер»

Стингер — это инфракрасная самонаводящаяся ракета для стрельбы с плеча класса земля-воздух. Первоначально был разработан в США, и введена в эксплуатацию в 1981 г. Эти ПЗРК крайне опасны и могут эффективно сносить вертолеты и самолеты.

Стингеры требуют специализированного технического обслуживания и ухода. Скорей всего FIM-92 достались ИГИЛ из иракских военных баз.

HJ-8

HJ-8 представляет собой противотанковую ракету, которая была изготовлена ​​в Китае, начиная с конца 1980-х годов. HJ-8 имеют радиус действия до 6000 метров, и их система частично основана на ракете США BGM-71 TOW.

HJ-8s являются весьма эффективными против брони, бункеров и укреплений. Свободная Сирийская армия использует эти ракеты с большим успехом против Сирийской Арабской армии с июня 2013 года.

Пулемет ДШК 1938

ДШК 1938 это советский тяжелый пулемет, датируемый 1938 г. Этот пулемет был стандартом Советского Союза во время Второй мировой войны, и он по-прежнему в производстве по всему миру. ДШК имеет несколько применений : в качестве зенитного оружия и оружия поддержки тяжелой пехоты. Он может произвести 600 выстрелов в минуту. Пулемет также устанавливают на автомобилях для удобного использования и маневренности. ИГИЛ вероятно, украл эти пулеметы либо из сирийских или иракских армий.

СМИ

Одним из наиболее эффективных орудий ИГИЛ является их успешность в СМИ. Группа регулярно штампует пропагандистские видео. Они имеют свой пропагандийский журнал на английском языке, и пишут твиты с хештегами для трендовых событий для достижения максимального взаимодействия с аудиторией. ИГИЛ вооружен для обычной войны — и имеет многолетний опыт кампании в Сирии и Ираке. С таким арсеналом ИГИЛ конечно может диктовать свои правила на Ближнем Востоке, но им трудно противостоять высокотехнологичным армиям России, США и других европейских стран.

Метки: Армия ИГИЛ, Боевики ИГИЛ, ДАИШ, ИГИЛ, Исламное государство, Оружие, Танки

todaysmilitary.ru

О военной структуре ИГИЛ

О военной структуре ИГИЛ

Несмотря на ожесточенное сопротивление, «Исламское государство» медленно, но верно теряет контроль над территориями в Сирии и Ираке, пишут на страницах журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии» Антон Мардасов и Кирилл Семенов. Не вызывает сомнений, что в перспективе анклавы в Ираке (Хавиджа, Тель-Афар, Аль-Каим) и Сирии (Ракка и города в провинции Дейр эз-Зор) будут освобождены от ИГ.


Как следствие, разрушится идея нового «халифата», а организация возвратится к «исходным условиям»– на положение подпольного повстанческого движения. То есть, к своему некогда привычному состоянию, в котором руководство организации пребывало долгие годы до провозглашения «халифата». Но по сравнению с 2006–2008 годами организация стала в разы сильнее и превратилась в новый террористический транснациональный центр с большой агентурной сетью, активными и «спящими» ячейками и опытом создания административного управления и полноценных вооруженных сил, которые по боеспособности превосходили многие регулярные армии Ближнего Востока.


Исходя из перехваченной документации исламистов, лидеры ИГ начали готовиться к территориальным потерям в Ираке еще в 2015 году. В качестве превентивной меры для конспирации создавались параллельные органы командования, инициатива передавалась на места в пользу автономности действий отрядов. Но главное – в боевых действиях была избрана стратегия, которую можно охарактеризовать, как «чем хуже, тем лучше»: чем больше жертв среди мирного населения, чем острее этноконфессиональные противоречия, чем сложнее восстановить разрушенные города, тем лучше для джихадистов. Это ключевой фактор для жизнеспособности организации и для возможной реинкарнации «халифата» и его полноценных «вооруженных сил», которые понесли серьезные потери. 


«Центральное командование» вооруженных сил «Исламского государства» 


Вооруженные силы «Исламского государства» можно разделить на семь частей, или «родов войск»: пехота, снайперы, противовоздушная оборона, спецназ, артиллерийские силы, «армия невзгод» (аналог МЧС) и «армия халифата». Кроме того, военные силы ИГ можно разделить, согласно их подчинению, на части «Центрального командования» («Центком») и части «Командования вилайетов» (провинций, границы которых не совпадают с общепринятыми).


Основа сил «Центкома» (ЦК) – «армия халифата», «командования вилайетов» (КВ) – «регулярная армия», состоящая из соединений корпусного типа, размещенных в каждом из вилайетов. В них представлены шесть «родов войск», кроме «армии халифата», в отдельных соединениях которой могут быть также подразделения всех шести «родов войск». Указанная структура затрагивает только территории ИГ в Ираке и Сирии. В «дальних вилайетах» (в других странах) она зависит от возможностей местного командования. Скажем, в вилайете «аль-Харамейн» (Саудовская Аравия) – ИГ представлено в качестве исключительно подпольных террористических ячеек, которые не имеют четкой иерархии.


«Армия халифата» – основа ЦК – была развернута в три отдельных «армии» (jaysh): «Джейш аль-Халифа» (то есть непосредственно «армия халифата»), к которой добавились «Джейш аль-Дабик» и «Джейш аль-Усра». Первая действовала, прежде всего, в районе Мосула, вторая имела, по всей видимости, штаб-квартиру в Ракке, а третья являлась «ударным корпусом» в провинции Алеппо, но все три объединения могли быть переброшены на иные направления в зависимости от ситуации на фронтах. По некоторым данным, планировалось, что численность каждой из «армий» должна составлять 12 000 человек, но, скорее всего, это сильно завышенные оценки и все три объединения в совокупности составляли названную цифру, может, чуть больше.


В эти армии ЦК входили различные соединения для действий на всех подконтрольных ИГ территориях Ирака и Сирии. Такие военные части ИГ называют арабским словом nukba, то есть «элитные». Эти силы могут свободно маневрировать и перебрасываться на угрожаемые направления или, наоборот, в те районы, где необходимо организовать наступления. Обычно они выступали в качестве подкреплений, решающего резерва или «ударного кулака» и действовали в тесном взаимодействии с силами «вилайетов».


Кроме того, до сих пор существуют особые подразделения, не входящие ни в одну из названных «армий» ЦК, например, «Батальоны Баттар», укомплектованные преимущественно выходцами из стран Магриба. Главную роль в них играют ливийцы, многие из которых опытные боевики, прошедшие Афганистан и Боснию, участвовавшие в восстании против Каддафи и затем перебравшиеся в Сирию, где примкнули к ИГИЛ. В составе батальонов также есть граждане Бельгии арабского, прежде всего, североафриканского происхождения. Эти подразделения – самостоятельная военная структура, по сути, «лейб-гвардия», подчиненная непосредственно «халифу» – Абу Бакру аль-Багдади. Собственно, личную охрану лидера ИГ и других высокопоставленных лиц осуществляют бойцы этих батальонов. По некоторым данным, в основном – тунисские граждане и бывшие иракские специалисты, служившие в структурах безопасности партии БААС. Также эти подразделения в свое время формировали особые «ликвидационные команды», которые отвечали за убийства тех, кто отказывался дать присягу аль-Багдади. Кроме того, представители «Батальонов Баттар» участвовали в организации и возглавили филиал ИГ в Ливии со столицей в Сирте, который осенью 2016 года был отбит «Бригадами Мисурата».


Также самостоятельной структурой исламистского «Центкома», по некоторым данным, были батальоны спецназначения «Группы центрального командования», которыми руководил гражданин Грузии Тархан Батирашвили, более известный как Абу Умар аш-Шишани. Эти подразделения в основном были укомплектованы русскоязычными представителями народов Кавказа и гражданами республик СНГ. После гибели аш-Шишани и больших потерь в личном составе, по некоторым данным, бойцы батальонов вошли в состав русскоязычной бригады снайперов «Аль-Фуркан», которая вместе с бригадой «Тарик ибн Зияд» действовала в Мосуле. Последняя была названа в честь исламского полководца, покорившего Аль-Андалус, то есть королевство вестготов на Пиренейском полуострове. Название формирования указывает и на ее национальный состав, в которой воевали в основном франкоязычные жители арабского Магриба, выходцы из Алжира, Мавритании, Марокко, Туниса, многие из которых прибыли из Европы, где успели обзавестись гражданством ряда государств ЕС.


Еще можно выделить «Бригаду Нахаванд», которая комплектовалась представителями народов Индостана, Юго-Восточной Азии, Индонезии и которая в Мосуле специализировалась на засадах, пользуясь сетью подземных тоннелей. Среди соединений ЦК, действующих в Сирии, можно также упомянуть дивизии «Табук» и «Мута».


В состав сил ЦК включались и механизированные соединения, оснащенные бронетанковой техникой. Достоверно известно об одной такой военной части – 3-й механизированной бригаде, которая действовала в Ираке. Однако большие потери ИГ в бронетанковой технике во время битвы у Кобани (ноябрь 2014 – январь 2015) могут свидетельствовать о существовании еще одной такой бригады – сирийской.



 «Командования вилайетов»


В ИГ у каждого назначенного главы провинции («вали») обязательно существовал заместитель по военным делам («военный эмир» провинции), которому подчинялись командиры «дивизий» этого вилайета. Количество таких соединений в каждой из провинций в Сирии и Ираке могло доходить до четырех. «Дивизия вилайета», в свою очередь, состояла из двух полков, каждый полк – из четырех рот, каждая рота – из трех взводов. Кроме того, в составе «дивизии» присутствовали артиллерийско-минометный дивизион, танковый батальон и средства ПВО. Таким образом, численность подобного соединения вряд ли может превышать 1500–2000 бойцов.


Также следует упомянуть и так называемые локальные, или местные силы. Они были подчинены КВ, но являлись гарнизонами отдельных населенных пунктов. Поэтому их часто выделяли в качестве отдельного вида вооруженных формирований, наряду с силами ЦК и КВ согласно подчиненности.


Кроме того, ИГ предпринимало попытки создать «иррегулярные силы» путем привлечения к «службе» племена Ирака и Сирии. По некоторым данным, для этой цели было создано специальное министерство «Диван аль-Ашаер» («министерство племен»). Однако его работа оценивается весьма скромно: большинство племен ирако-сирийского пограничья отказались войти в военную структуру ИГ, поплатившись за это убийствами своих членов, как племя Шайтат в Сирии или Аль Бу Нимр в Ираке. Некоторые племена все-таки присоединялись к ИГ, но в основном из-за того, что были поставлены перед выбором: или «халифат», или ополчение «Хашд аш-Шааби», в котором, несмотря на все попытки введения ряда его формирований в состав армии накануне наступления на Мосул, главную роль играют радикальные шиитские группировки.


 Оснащение военных формирований ИГ техникой и вооружением 


Основным источником пополнения ИГ своего парка военной техники и арсеналов были и остаются военные трофеи. Так, в ходе захвата Мосула и последующего «блицкрига» ИГ в Ираке летом 2014 года были захвачены военные базы и склады с вооружениями иракской армии. Это позволило значительно увеличить мобильность соединений ИГ, оснастив их различными видами транспортных средств. В частности, среди захваченных в боях с иракской армией образцов ВВТ было до 2300 американских внедорожников HUMVEE. Также в Ираке было захвачено несколько десятков танков советского образца Т-55 и Т-72, китайских Т-69, американских семейства М1, а также более 100 ББМ: американских БТР M1117 и M113, советских МТ-ЛБ и БМП-1 и украинских БТР-80УП и БТР-4 (четыре и две единицы соответственно). Однако эти оценки приблизительные и касаются машин без видимых повреждений, в действительности в строй могло войти значительно больше.


Увеличение оперативной мобильности соединений ИГ за счет военных трофеев в Ираке позволяло в сжатые сроки перебрасывать силы ЦК с иракского ТВД на сирийский и наоборот. Это также обусловило стремительное продвижение ИГ в Сирии, где исламисты во второй половине 2014 года смогли нанести серьезные поражения сирийской оппозиции, а также своему конкуренту по «джихадистскому спектру» – «Фронту ан-Нусра», отбив обширные территории, включая город Ракка, ставший затем неофициальной столицей «халифата».


В боях с формированиями сирийской оппозиции ИГ смогло пополнить и собственные военные арсеналы, особенно за счет блокированных в провинциях Ракка и Дейр эз-Зор гарнизонов сирийских повстанцев, которые были вынуждены или сложить оружие, или перейти на сторону ИГ. До этого оппозиция захватила базу 17-й дивизии в Ракке, где оставалось достаточно боеприпасов и военной техники, которая затем попала к ИГ. Скажем, в ноябре 2014 года только на сирийском фронте ИГ достоверно располагала 117 танками (21 – Т-72, 15 – Т-62, 81 – Т-55) и несколькими 122-мм САУ 2С1 «Гвоздика». Основой огневой мощи соединений ИГ в Сирии были батареи, оснащенные 122-мм буксируемыми гаубицами Д-30 (зафиксировано как минимум 20 таких орудий, но в действительности – в разы больше), 130-мм пушками M-46 (минимум 34 единицы), а также РСЗО БМ-21 «Град» (минимум 11 единиц).


Основным противотанковым средством соединений ИГ, кроме имевшихся в большом количестве гранатометов, выступали ПТРК-ПТУР «Конкурс». Хотя на вооружении ИГ были отмечены и иные образцы ПТРК – «Малютка», «Фагот», «Корнет», «ХОТ», но, вероятно, к «Конкурсам» было больше боезапаса. При этом в Сирии и Ираке ПТУР стали применяться настолько массово, что нередко использовались не только для поражения автомобилей и скопления живой силы, но и для контрснайперской борьбы.


Джихадистские соединения ПВО располагали большим количеством 23-мм спаренных ЗУ-23-2 пушек и 14,5-мм КПВТ. В то же время они способны лишь ограниченно противостоять вертолетам, а имеющихся у ИГ ПЗРК советского («Стрела-2»), китайского (FN-6) и северокорейского (Hwaseong-Chong) производства явно недостаточно для эффективного противодействия авиации международной коалиции или ВКС РФ.


Подчеркнем, что в настоящий момент сложно оценить, какой военной техникой располагает ИГ, из-за ее массовых потерь в 2016 году. Активная деятельность авиации коалиции и ВКС РФ не оставляет механизированным и бронетанковым подразделениям ИГ шанса для маневров, так как они становятся легкой добычей ВВС. Поэтому часть бронетанковой техники, прежде всего БМП-1, находила широкое применение в качестве «самоходных мин», управляемых смертниками. В основном все оказавшиеся в руках ИГ БМП переоборудовались в подобные «живые мины», в то время как в качестве транспортных средств ИГ предпочитало использовать легкие джипы-«технички» и НUMVEE.


 Комплектование 


В Сирии и Ираке комплектование осуществлялось за счет как местных резервов, так и «переселенцев» из иных стран и регионов, количество которых после провозглашения «халифата» увеличилось. При этом военная служба являлась добровольной, но в последнее время на фоне территориальных потерь на всех фронтах отмечается принудительная мобилизация молодежи, хотя формально это делается якобы с их согласия.


После того как с одной стороны Турция и подконтрольные ей отряды оппозиции, а с другой – курдско-арабский альянс «Демократические силы Сирии» закрыли сирийско-турецкую границу и оттеснили от нее ИГ, поток иностранцев в организацию значительно сократился. Однако и в настоящее время остается открытым один коридор для перехода в ИГ. Этот путь начинается в Турции и идет далее через контролируемые повстанцами районы провинции Идлиб и Хама, после чего желающие попасть в «халифат» должны перейти еще и трассу М-5 Дамаск – Алеппо, которую контролируют силы, лояльные Асаду. Пропускная способность такого маршрута очень низкая – буквально десятки человек, что не идет ни в какое сравнение с тем периодом, когда каждый месяц сирийско-турецкую границу переходили до 500–1000 будущих боевиков ИГ. Многих из пытающихся пробраться в ИГ арестовывают службы безопасности оппозиционных группировок в Идлибе. Радикалы из структуры «Хайат Тахрир аш-Шам», в которой растворилась «ан-Нусра», также проводят рейды по выявлению ячеек ИГ на подконтрольных ей территориях в провинции Идлиб.


В настоящее время неизвестно, остались ли еще какие-либо лагеря подготовки новоприбывших боевиков ИГ из числа как местных жителей, так и переселенцев. Ранее на подобных объектах все желающие стать «воинами халифата» должны были пройти курс идеологической и боевой подготовки: для «ансаров» (тех, кто родом из Ирака и Сирии) подготовка длилась 30–50 дней, для «мухаджиров» (переселенцев из других стран) – в течение 90 дней.


 Боевые действия 


Для захвата территорий ИГ использовало не только силовые методы, но и «мягкую силу». Сначала в городах создавались своеобразные миссионерские структуры, которые под прикрытием курсов арабского языка и религиозных лекций проводили разведку территории, включая сбор компромата на влиятельных членов племен, старейшин, командиров ополченских структур и отрядов оппозиции. Классический пример – захват Ракки: весной 2013 года, после взятия города сирийской оппозицией, там сначала появился «просветительский центр», затем туда стали потихоньку просачиваться бойцы силовой поддержки, а осенью – уже назначенный ИГ эмир на встрече с местными старейшинами и представителями повстанцев потребовал сдать город.


Действия ИГ непосредственно в бою похожи на тактику повстанческих и террористических групп, разница только в высокой дисциплине и мотивированности бойцов, а также в некоторых приемах, которые хорошо отточены боевиками. В целом наступательные действия ИГ строились по следующей схеме: артподготовка – массированный огонь для прикрытия движения «шахид-мобилей» (цель которых – вскрыть оборону противника) – массированный огонь с основного направления для выдвижения штурмовых групп с флангов. При этом в боях, конечно же, применяются уловки вроде переодевания в форму противника. Например, в боях за Ракку группа исламистов, маскируясь под курдских бойцов YPG, неожиданно атаковала реальных курдов.


В оборонительной тактике упор делается на массированный снайперский огонь (в Ракке винтовки получили даже люди, которые работали в административных органах «халифата»), использование подземных коммуникаций, применение смертников и постоянные контратаки. При этом иностранцы, которые не могут просочиться под видом местных жителей, сбрив бороды, как правило, стоят до конца, а местные часто выполняют роль «второго эшелона». То есть устраивают диверсии в уже освобожденных районах города.


Формально бойцов ИГ на поле боя (в том числе при проведении диверсии или теракта) можно разделить на три типа, которые, в свою очередь, делятся на подтипы: это собственно «пехота» с легким стрелковым оружием, РПГ и ПТРК; «истишхади» – смертники для прорыва обороны противника и причинения ущерба его живой силе; «ингимаси» – «взрывающиеся» штурмовики, подготовленные бойцы для операций и действий на сложных направлениях, которые носят «пояса» смертников, но подрывают их только при необходимости. Скажем, в №11 журнала ИГ «Румия» комбинированные атаки в Тегеране описаны следующим образом: первая группа «истишхадиев» – подорвали себя у мавзолея Хомейни, вторая группа «ингимасиев» из трех человек атаковала здание парламента.


Таким образом, сильное оружие ИГ – это высокомотивированные бойцы, которые для обороны города нередко дают «присягу на смерть», составляющие мобильные группы. Как только ИГ переходило от «терзающей» тактики маневренных отрядов к операциям с привлечением сравнительно большого количества живой силы и техники, они быстро проваливались из-за массированных ударов авиации.

chvk.info

Исламское государство: территория войны

Александр Мишин убежден, что США не выгодно вести с Россией подковерные договоренности в духе «Украина в обмен на Сирию». Штаты, говорит эксперт, ведут опосредованную борьбу с группой оси Россия-Иран. «Сирия — узловая точка для поставок энергоносителей из Персидского залива в Европу. Такую же функцию выполняет Украина. Но Сирия — это лишь перспективный проект с большими рисками. Украина — действующая газовая магистраль в Европу», — говорит он.

В геополитическом смысле, отмечает Мишин, ценность Украины выше, чем Сирии, так как последняя привязана еще и к Ираку. «Важно будущее ИГ. Если выживут и укрепятся — Россия сама автоматически потеряет Сирию, а для США не будет смысла менять ее на Украину. На этом фоне Ирану важно переориентировать продажи нефти и газа на Азию. Здесь может много выиграть Турция. Другими словами, Обама не будет менять Украину на Сирию, так как Путин постепенно теряет контроль над Ближним Востоком. Именно по этой причине в прошлом году Газпром резко активизировался в отношениях с Китаем», — добавил эксперт.

Такого же мнения придерживается и Александр Богомолов. «Идея о том, что США могут якобы обменять Украину на решение проблем на Ближнем Востоке — это следствие того, как форматы сотрудничества и противостояния преломляются в массовом сознании. Если посмотреть на реальность, возможности России помочь уничтожить ИГ близки к нулю.

Единственное, что всех интересует, говорит эксперт, — поддержка Россией режима Асада в Сирии. «Саудовская Аравия, враждебная Асаду, уже хотела добиться от РФ уступок по Сирии. В это воскресенье глава МИД Саудовской Аравии Сауд Аль-Фейсал выступил с жестким заявлением о позиции России (назвал политику РФ на Ближнем Востоке лицемерной, обвинил в соучастии в преступлениях режима Асада, — ред.) в сирийском конфликте. А ведь не так давно он посещал Москву с официальным визитом», — говорит Богомолов.

По его словам, Саудовская Аравия была заинтересована в лишении Асада российской поддержки, а Москва — в повышении цен на нефть. «После заявления Сауда Аль-Фейсала (министра иностранных дел Саудовской Аравии) можно сделать вывод о том, что торги провалились, подведена черта. Что уж тут говорить о США, когда речь идет о ценностях. Для США сдать Украину — это сдать всю европейскую систему безопасности. И никакое Исламское государство этого не стоит», — подытожил эксперт.

project.liga.net

Турецкая армия отступает, ИГИЛ наступает. Но почему? | Военное дело | ИноСМИ

Дамаск — Последние бои на севере Сирии между ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) и поддержанными турецкой армией отрядами Свободной сирийской армии неожиданно приняли ожесточенный характер. Напомним, 26 августа началась турецкая операция «Щит Евфрата», направленная на создание зоны безопасности между г. Азаз и Джераблус. Первоначально наступающим сопутствовал успех — боевики ИГИЛ  отступали по всему фронту, а сам приграничный город Джераблус был взят всего за день с минимальными потерями. Вскоре зона турецкого контроля оказалась расширена почти до одной тысячи км2. Однако на днях ситуация в корне изменилась.

Наступление остановилось, а отряды самопровозглашенного халифата приступили к традиционной тактике разведки боем, в результате которой идет поиск наиболее слабых участков фронта.

Больше того, в ходе наступления выяснилось, что части Свободной сирийской армии не оказывают ИГИЛ особого сопротивления и предпочитают без боя оставлять свои позиции и располагающиеся рядом склады боеприпасов. Самый вопиющий случай произошел 21 сентября, когда группа из 18 человек — одно из подразделений оппозиции — в полном составе и с оружием перешло на сторону ИГИЛ.

Казалось бы, дни самопровозглашенного террористического халифата сочтены. Его тотальным уничтожением озаботились все, не только США и Россия, но и Турция, Иран, Ирак, включая Иракский Курдистан, Саудовская Аравия. Пожалуй, позиция Израиля, чей главный исследовательский центр при премьер-министре Нетаньяху заявил о том, что для его страны полное уничтожение ИГИЛ не выгодно, является маргинальной.

Иракская армия и курды при поддержке Пентагона готовятся к президентским выборам в США взять Мосул, а Эрдоган заявил, что договорился с Обамой о совместной операции по взятию Ракки. Почему «Исламское государство» все еще существует, отбивает у «умеренной оппозиции» деревню за деревней, находит исполнителей новых терактов, и даже привлекает в свои ряды новых членов?

Один мой американский коллега-журналист, проведший в Ираке 8 лет, рассказал о случае, который очень хорошо характеризует проблему межрелигизного характера противостояния на Ближнем Востоке. Он присутствовал на собрании штаба проправительственных группировок, которые боролись с «Аль-Каидой». Когда настало время намаза, шииты вышли в молитвенное помещение и обратили внимание на то, что все сунниты остались на месте. На предложение присоединиться командир-суннит сказал: «Если бы мы молились, то были бы по другую сторону фронта».

Организаторам гражданской войны в нашей стране чрезвычайно важно было перевести противостояние на конфессиональные рельсы. В первые месяцы восстания в 2011 г. народом действительно руководили протестные настроения, а среди лозунгов преобладали либеральные и демократического характера. Однако очень быстро выяснилось, что за торжество совершенно чуждых востоку западных идей парламентаризма и светскости воевать почти никто не готов. Как правило, вместо того, чтобы бороться с режимом в своей стране, наши сирийские либералы и демократы в большинстве своем предпочли сами переселиться поближе к источнику близких им идей, то есть, на Запад. Намного более эффективными оказались чисто салафитские лозунги противостояния всевозможным отступникам от истинной веры — шиитам, алавитам, исмаилитам, христианам и светским людям.

Идея участия в джихаде против мунафиков и муртадов и попадания в случае гибели к гуриям оказалась чрезвычайно продуктивной. Она не противоречила интересам как главных спонсоров сирийской вооруженной оппозиции монархий Персидского залива, так и Европы, США и Израиля. Причем, чем радикальнее оказывались идеи, тем большее количество людей удавалось привлечь под свои знамена и тем отважнее они воевали.

Обратите внимание, несмотря на финансирование различных «умеренных» организаций со стороны внешних спонсоров, основной силой на поле боя все равно остаются ультра-экстремисты из «Аль-Каиды» и ИГИЛ. Остальные более или менее боеспособные части (Джунд аль-Акса, Джейш аль-Ислам, Ахрар аш-Шам) также придерживаются крайней салафитской идеологии и отличаются от ИГИЛ и Джабхат ан-Нусры, как правило, незначительными особенностями применения шариатского законодательства, авторитетом лидера и отношением к такфиру.

Наиболее радикальным подходом в этом отношении отличается ИГИЛ. Его духовные лидеры выносят решение о неверии практически всем противникам, чем немедленно санкционируют их убийство. Для новых халифатистов Асад — не просто тиран и убийца, а сатана на троне, намеренно изводящий мусульман. Таким образом, все проживающие под его руководством — слуги сатаны, включая женщин и детей, а их убивающие — слуги Господни. Всем другим группировкам, включая Джабхат ан-Нусру, тоже вынесен такфир за неприятие истинного халифа, что выводит их сторонников за пределы права.

Birgün

ИноСМИ

Haqqin.az

Le Huffington Post

Совсем другое дело образ ИГИЛ в сознании других группировок. Для большинства оппозиционеров это наиболее успешная, сплоченная и храбрая группировка, дальше других продвинувшаяся в деле построения настоящего исламского общества. ИГИЛ старательно поддерживает этот образ через целую сеть журналов и интернет-ресурсов, которая распространяется через социальные сети. Для ИГИЛ сторонники антиасадовской оппозиции — основная целевая группа пропаганды. Они уже вооружены и воюют против сирийских властей, однако часто недовольны интенсивностью боевых действий, коррупцией руководства и финансированием со стороны вызывающего мало симпатий у исламистов Запада.

ИГИЛ максимально чист и прозрачен. Чудовищные казни и кровавые теракты лишь подчеркивают его потустороннюю сущность, абсолютную логичность и прямолинейность этой идеальной модели салафитского общества, до которой никак не дотягивают другие группировки. И все это проводится под знаменем ислама, причем ни один мусульманский богослов даже не попытался его вырвать из рук террористов. Не существует ни одной фетвы, в которой «Исламское государство» выводилось бы за рамки ислама. Богословы считают их опасными экстремистами, террористами, осуждают их практики, однако отказываются единодушно назвать их течение противным исламу.

Бойцы различных оппозиционных группировок, которых бросают воевать против ИГИЛ, совершенно не желают с ними воевать. Один из командиров принимающего участие в турецкой операции «Щит Евфрата» небольшого отряда Свободной сирийской армии в конфиденциальной беседе прямо заявил: «Мы поднимались на восстание против тирании Асада и готовы воевать вплоть до освобождения мечети Омейядов от власти неверных. Однако нас заставляют воевать против являющихся мусульманами наших друзей и соратников, многих из которых я знаю лично».

Турецкие добровольцы из отрядов вооруженной оппозиции отмечают полное нежелание солдат Свободной сирийской армии не только воевать, но и даже стрелять по ИГИЛ. Среди боевиков, особенно арабов (а таких абсолютное большинство) ранить или убить ИГИЛовца считается страшным грехом, поскольку они хоть и страшные, и перегибают палку, но «истинные мусульмане». Можно предположить, что именно наступление ИГИЛ на позиции протурецких «умеренных», в результате которого были сданы без боя несколько деревень, значительные запасы оружия и продовольствия попали в руки халифатистов, заставило США вновь пересмотреть свои подходы к войне и принять решение о вооружении северосирийских курдов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Армия террора: как происходило становление ИГИЛ

Как крупнейшая террористическая группировка мира использует противоречия среди своих врагов: отрывок из книги «Исламское государство: армия террора».

Ответственность за атаку на Париж 13 ноября взяло на себя «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — запрещенная в России организация. ИГИЛ превратилась в одну из самых опасных террористических структур в истории человечества. Массовые казни, этнические чистки, разрушение исторических памятников, официальное возрождение рабства — список преступлений боевиков далеко не полон. Журналисты Майкл Вайс и Хасан Хасан не один год вели репортажи из Сирии и Ирака. Их книга «Исламское государство: армия террора» написана на основе личного опыта и десятков интервью с бывшими военными и представителями разведслужб США, западными дипломатами, сирийскими и иракскими правозащитниками, боевиками ИГИЛ, агентами-нелегалами, а также простыми жителями региона. Forbes публикует отрывки из русского издания книги, которое вышло в издательстве «Альпина нон-фикшн». В них рассказывается о становлении террористической империи.

Предисловие

 

ИГИЛ — это террористическая организация, но не только. Это к тому же и мафиозная структура, которая эксплуатирует существующие десятилетиями «серые» транснациональные рынки торговли нефтью и оружием. И вооруженное формирование, состоящее из солдат, чья боеспособность поразила американских военных. И сложная организация по сбору информационных данных, сотрудники которой проникают в структуры противника и, прежде чем разгромить его в бою и захватить его территории, вербуют его высших чиновников. И умелая пропагандистская машина, которая эффективно распространяет официальные сообщения, создаваемые в недрах организации, и с помощью социальных сетей вербует в свои ряды новых рекрутов. Кроме того, ИГИЛ — наследница врага еще более давнего, чем «Аль-Каида». Большая часть его верхушки — тех, кто принимает решения — служила прежде либо в армии, либо в спецслужбах Саддама Хусейна. «Светский» баасизм вернулся в Ирак, но уже в облике исламского фундаментализма, что при внимательном рассмотрении не выглядит таким уж явным противоречием.

 

Но самое главное, ИГИЛ представляет себя притесняемому суннитскому меньшинству в Ираке и еще более угнетенному суннитскому большинству в Сирии как последнюю линию обороны против всех их врагов сразу — «неверных» Соединенных Штатов; «отступников», каковыми являются арабские государства Персидского залива; сирийской алавитской диктатуры и шиитских режимов, один из которых обосновался в Иране, а другой в Багдаде.

Основание

 

«Вперед, мусульмане, за свою страну. Да, ведь это ваша страна. Вперед, потому что Сирия не принадлежит сирийцам, а Ирак не принадлежит иракцам», — 28 июня 2014 г., в первый день Рамадана, Абу Бакр аль-Багдади, ставший к тому времени халифом Ибрагимом, объявил о конце ИГИЛ и рождении Исламского государства. Он вещал с кафедры Великой мечети аль-Нури в Мосуле — городе, захваченном несколько дней назад его боевиками. Будучи по рождению иракцем, аль-Багдади упразднил гражданство. По его мнению, не было больше ни народов Плодородного полумесяца, ни народов всего остального мира. Всему на смену пришло Исламское государство. Более того, все человечество можно было отныне разделить на два «лагеря». Первый — «лагерь мусульман и моджахедов [священных воинов]», а второй — «лагерь евреев, крестоносцев и их союзников». Стоя там, одетый в черное, аль-Багдади представлял себя наследни- ком средневекового халифата и воплощением духа своего героического предшественника Абу Мусаба аз-Заркави. Тот изъяснялся в основном в тех же революционных терминах и почитал ту же самую мечеть, в которой Абу Бакр aль-Багдади возвестил о том, что 11-летний процесс воплощения в жизнь его смутного замысла, наконец, завершен.

Богаче, чем бен Ладен

 

В 2006 г. правительству США стало известно, что за счет криминального бизнеса АКИ («Аль-Каида в Ираке». — Forbes) и другие суннитские повстанческие группировки ежегодно получали от $70 до $200 млн. По мнению Лаита Алхури, специалиста по «Аль-Каиде», работающего в информационном агентстве Flashpoint Partners, бандитское прошлое аз-Заркави явно помогло ему в его карьере главаря террористической группировки. «АКИ делала деньги на всем, чем можно, — от кражи американского оружия и продажи его другим повстанческим группировкам до похищения людей ради выкупа. Они нападали на дома высокопоставленных иракских офицеров и допрашивали их. При этом они требовали: «Дайте нам имена, адреса и номера телефонов других военных высокого ранга». Некоторые из таких жертв похищений были очень богаты, и их семьи платили. Если же нет, «Аль-Каида» попросту убивала их».

 

В период с 2005 по 2010 г. дотации от арабских спонсоров из стран Персидского залива и сомнительная «благотворительность» жертвователей с Ближнего Востока составляли не более 5% от бюджета АКИ. Что позволяло группировке аз-Заркави жить без финансовых забот, так это контрабанда нефти с нефтеперегонного завода в Байджи в провинции Салах эд-Дин.

 

Данные разведывательного управления Министерства обороны США за 2006 г. показали: «Даже неполное исследование денежных потоков, поступающих к боевикам, наводит на мысль о том, что их доходы значительно превышают расходы». На тот момент ресурсы АКИ превосходили те, которыми располагало ее руководство, базирующееся в Пакистане, и это ставило бен Ладена в неловкое положение, поскольку он вынужден был просить деньги у своего подчиненного, который не проявлял особого желания расстаться с ними. (…)

Из Тбилиси в Алеппо

Аль-Багдади предпочитает назначать на командные должности в ИГИЛ иракских моджахедов, но есть одно явное исключение, когда он отдал предпочтение иностранцу. Известный повсюду как «краснобородый джихадист», Абу Умар аш-Шишани, или Тархан Батирашвили, — этнический чеченец родом из Панкисского ущелья в Грузии. Ему под 30, и раньше он был офицером военной разведки в грузинской армии, которую обучали американские инструкторы. В 2008 г. Батирашвили участвовал в российско-грузинской войне, но позднее, по словам его отца Теймураза, у него диагностировали туберкулез и комиссовали из армии.

Все Батирашвили были христианами, но сыновья Теймураза стали радикальными мусульманами. Аш-Шишани повесил трубку, после того как его отец сказал, что не хочет принимать ислам.

Он был арестован за незаконное владение оружием и отбывал срок в грузинской тюрьме, где, возможно, и произошло его перерождение в убежденного фундаменталиста. Освобожденный в 2010 г. по объявленной в Грузии широкой амнистии, вскоре аш-Шишани отправился в Турцию, а оттуда попал в Сирию. «Теперь он говорит, что пошел на это из-за веры, но я-то знаю, что он сделал это по причине нашей бедности», — сказал Теймураз в беседе с репортером BBC.

Впервые чеченец появился в Сирии в 2013 г. как предводитель собственной, созданной под влиянием «Аль-Каиды», джихадистской ячейки «Джаиш аль-Муджахирин валь-Ансар» («Армия переселенцев и партизан»), состоящей по большей части из мусульман из бывших республик Советского Союза. Российская служба государственной безопасности, ФСБ, предполагала, что примерно 500 российских граждан воюют в Сирии вместе с сотнями граждан бывших советских республик. Однако эти данные не подтверждены независимыми структурами. Но следует отметить, что Россия постоянно упоминается в пропаганде ИГИЛ как враждебная страна, несомненно потому, что в рядах ее боевиков много кавказцев и она хочет, чтобы их было еще больше. Аш-Шишани формально присоединился к ИГИЛ, и его «Армия переселенцев и партизан» вошла в состав вооруженных сил «Исламского государства» в декабре 2013 г., после совершения байята (принесения присяги на верность. — Forbes) аль-Багдади. Не раз появлялись сообщения о том, что чеченец убит в бою — и даже указывалось, что от рук курдских ополченцев. Он даже заслужил особое внимание Рамзана Кадырова, назначенного Владимиром Путиным главнокомандующего-президента Чеченской Республики. В ноябре 2014 г. Кадыров сделал одно из многочисленных заявлений о смерти аш-Шишани, «этого врага ислама», воспользовавшись для этого своей любимой социальной медиаплатформой — «Инстаграмом». Но вскоре заявление Кадырова было удалено. Это вызвало разговоры о том, что чеченец, возможно, действительно был убит в Сирии, и с помощью кадыровского «некролога» ФСБ хотела подтвердить эту новость.

Как правило, чеченцы воспринимаются другими джихадистами ИГИЛ как самые грозные воины, поскольку они имеют накопленный за много десятилетий опыт изнурительного военного противостояния русской армии. «Шишани — наиболее заметная фигура среди командиров, даже притом, что командование и управление армией ИГИЛ все еще осуществляется Багдади и бывшими баасистами, — таково мнение Криса Хармера, аналитика Института по изучению войны. — Чеченцы — это отдельная группа среди иностранных джихадистов. Будь я в Военном совете ИГИЛ, я бы не стал использовать парня, который имеет опыт войны против русских, в качестве шахида. Я бы сделал его командиром».

Война Сулеймани

Участие Ирана в событиях в Сирии почти полностью повторяет его действия в оккупированном американцами Ираке, правда, с одним бросающимся в глаза и вызывающим иронию отличием: здесь иранцы вынуждены предпринимать отчаянные попытки сохранить как единое целое беспорядочную и не подчиняющуюся приказам сирийскую армию. Боевики Сулеймани берут на себя все больше и больше ответственности за военную ситуацию в стране, в то время как вооруженные силы Асада деморализованы, разгромлены или разбежались. За это время уже погибло несколько иранских военачальников высокого ранга, и наиболее известный среди них — Хасан Шатер, один из высокопоставленных командиров «Эль-Кудс», убитый на дороге между Дамаском и Бейрутом. Примечательно, что при «оказании помощи в обучении» военнослужащих армии Асада Тегеран полагается только на оперативных сотрудников службы внешней разведки КСИР, а также на военнослужащих сухопутных сил КСИР — людей, обладающих большим опытом подавления мятежей, которые начались на почве межконфессиальных конфликтов, таких как столкновения между азербайджанцами в иранской провинции Западный Азербайджан. Несколько человек из сухопутных сил КСИР, включая и командира бригады, оказались в числе 48 иранцев, взятых в плен сирийскими повстанцами и освобожденных в январе 2013 г. при обмене пленными. (…)

«Сирия оккупирована иранским режимом, — объявил бывший премьер-министр Сирии Рияд Хиджаб после бегства из страны в августе 2012 г. — Государством правит вовсе не Башар Асад, а Касем Сулеймани, глава «Эль-Кудс«». (…)

Иран даже отправил воевать на стороне Асада тысячи афганских беженцев, предложив им за это вид на жительство и ни много ни мало по 500 долларов в месяц. Эти бывшие бойцы «Талибана» стали иранскими наемниками для того, чтобы «сражаться против тех, кто сейчас помогает в Сирии американцам».

Но из всех управляемых КСИР группировок ни одна не была столь значима для выживания режима Асада, как ливанская «Хезболла», которая почти в одиночку вытеснила сирийских повстанцев из города Эль-Кусайр, расположенного у границы с Ливаном и потому обеспечивавшего снабжение оппозиции.

««Хезболла» проводит операции в Эль-Кусайре, — признался Ливанскому новостному агентству один из членов этой военизированной «партии Аллаха». — Сирийская армия всего лишь на вторых ролях, она появляется только после того, как мы полностью зачищаем территорию».

Конечно, тому, что он называет «зачищенной» территорией, больше подошло бы определение «конфессионально зачищенная». «Мы сталкивались с неоспоримыми фактами конфессиональных зачисток в различных местах в Хомсе, — сообщил сирийский активист Абу Рами корреспонденту газетыGuardian в июле 2013 г. — Это часть обширного ирано-шиитского плана, который явно просматривается на фоне вовлеченности «Хезболлы» и иранских боевиков. Кроме того, это и часть алавитского государственного проекта, разработанного лично Асадом».

Этот проект предусматривает создание алавитского государства на сирийском побережье. В какой-то момент, если страна будет продолжать нести территориальные потери, режим как будто спонтанно, делая вид, что это не было его запасным планом на случай падения Дамаска, поставит Запад в известность о том, что новое государство необходимо, чтобы продолжать защищать алавитское меньшинство от того, что изначально, да и впоследствии формулировалось как цель восстания, — от этнического истребления, которое должно обеспечить суннитскому большинству доминирующее положение.

«Не слушайте, что говорят о нас, слушайте, что говорим мы»

В наших разговорах с людьми из ИГИЛ постоянно возникала тема того, что эта организация учитывает ошибки предшественников-джихадистов и умело противопоставляет свою пропаганду попыткам иностранной прессы сформировать о ней негативное общественное мнение. «Не слушайте, что говорят о нас, слушайте, что говорим мы», — эта фраза не раз звучала во время наших интервью с боевиками «Исламского государства».

Бывший советник по национальной безопасности Ирака Муваффак аль-Рубаи — один из тех, кто считает, что рост популярности армии террора происходит под влиянием социальных сетей. В интервью телеканалу «Аль-Джазира» он заявил, что во многом благодаря «Твиттеру» и «Фейсбуку» 30 000 солдат иракских сил безопасности бросили оружие, сняли с себя военную форму и без боя оставили джихадистам Мосул.

Возможно, аль-Рубаи несколько преувеличил, но в целом он прав. За две недели до падения этого города ИГИЛ выпустила одно из наиболее популярных на сегодняшний день видео под названием «Салил ас-саварим», или «Звон мечей». Это яркая демонстрация того, что «Исламское государство» несомненно умеет создавать изощренные, точно воздействующие на аудиторию пропагандистские фильмы с использованием как раз того контента, который, как надеялись западные политики и дипломаты, должен был бы загасить общественный интерес к этой группировке.

Вот проповедник, размахивая саблей, провозглашает создание «Исламского государства» и предупреждает «кафиров» и иудеев Иерусалима о том, что джихадисты идут на них войной. После этого он разрывает паспорта.

Вот мы видим так называемых «охотников на рафидитов», едущих по дороге на машинах и палящих из автоматов по шиитским солдатам, которые направлялись на воссоединение со своими подразделениями иракской армии. Внутри изрешеченных пулями автомобилей окровавленные трупы молодых парней в гражданской одежде. В того, кто пошевелится, стреляют.

Вот другой эпизод: боевики ИГИЛ стреляют в убегающего от них мужчину. Он ранен, но еще жив и говорит им: «Я водитель». Затем на фоне этого лежащего на земле раненого в кадре появляется его фотография с официального удостоверения военнослужащего иракской армии. Его убивают.

«Звон мечей» также демонстрирует, что ИГИЛ вездесуща и может добраться до любых врагов.

Вот его агенты, одетые в форму Иракских сил безопасности, нагрянули в дом командира подразделения «Ас-Сахвы» («Пробуждение» — шиитские силы самообороны — Forbes). Теперь они «охотники на участников «Ас-Сахвы«». Когда командира хватают, он говорит, что должен позвонить в свою часть и выяснить, кто эти люди, — он опасается, что в действительности это боевики ИГИЛ.

В следующем эпизоде два молодых парня, сыновья командира «Ас-Сахвы», роют в земле яму. Они объясняют, что их отец убедил их работать на иракское правительство. Затем наступает очередь их отца копать. Когда он неловко спотыкается, моджахеды насмехаются над ним: «Что-то ты не уставал, когда был командиром «Ас-Сахвы» и работал на КПП!» Говоря на камеру, он призывает всех участников движения «Пробуждение» покаяться. «Я ведь сейчас копаю себе могилу», — говорит он.

А вот человека, работающего в Самарре в структуре по борьбе с терроризмом, допрашивают в гостиной его дома. Потом боевик ИГИЛ, также одетый в форму иракского солдата, приводит его в спальню и вытаскивает из платяного шкафа мундир сотрудника сил безопасности. Офицеру завязывают глаза шарфом. После этого ему отрезают голову. (…)

Когда правит ИГИЛ

Поначалу, по рассказам Латтифа (сирийский оппозиционный активист —Forbes), ИГИЛ обходилась с мирными жителями «по-доброму» и даже взяла на себя некоторые обязанности гражданской администрации, которые прежде исполняли волонтеры и военнослужащие ССА (Свободной Сирийской Армии — одной из крупнейших повстанческих группировок в Сирии. — Forbes). ИГИЛовцы чинили разрушенные дороги, сажали цветы на улицах, ухаживали за садами, приводили в порядок местные школы. Но вскоре «Исламское государство» установило законы шариата, заставив женщин носить то, что он назвал «одеянием «Даеш«», — никаб, полностью закрывающий голову и лицо. «Они запретили делать прически, мужчинам — брить бороды. Женщинам нельзя было выходить из дома без сопровождения мужчины. Никакого курения, никакого шиша [кальяна], никакой игры в карты. Было сделано все, чтобы жизнь горожан стала невыносимой. Они заставляли людей ходить в мечеть на молитвы и бросать ради этого все дела, в том числе работу. Никто не мог ходить по улицам в часы, отведенные для молитвы. Они похитили почти всех, кто работал в центрах оказания помощи. А около месяца назад [в ноябре 2014 г.] закрыли школы. Сейчас тот, кто хочет учиться, должен ходить в школу, организованную «Даеш» при мечети».

Пытки тоже стали обычным делом. ИГИЛ арестовывала военнослужащих ССА, объявляя их агентами иностранных спецслужб. Приговоры, вынесенные за надуманные преступления, приводились в исполнение публично на главной площади Аль-Баба. Наказания в зависимости от тяжести правонарушения варьировали от причинения увечий до обезглавливания.

 

«Они отрубали на площади головы и руки. Вы помните кальянную? — Латтиф говорил о популярном кафе в центре Аль-Баба, где в 2012 г. он описывал, какой ему видится свободная демократическая Сирия. — Головы сейчас отрезают как раз напротив этого места. А кальянную, конечно же, закрыли». (…)

ИГИЛ против Асада

 

Рассказанное Латтифом подтверждает не только то, о чем сирийская оппозиция говорит уже не один год — что Асад и ИГИЛ являются по меньшей мере молчаливыми союзниками в общей войне против ССА и исламистских повстанцев, — но и то, о чем в последнее время начали говорить сторонники режима.

 

При захвате Табки и баз 17-го дивизиона и 121-го полка ИГИЛ использовала оружие, похищенное с разгромленных баз иракских сил безопасности в Ниневии и Аль-Анбаре. Как мы видели, до июня 2014 г., когда Мосул пал под ударами ИГИЛ, войска Асада по большей части воздерживались от боевых действий против сирийских такфиристов, устами своей пропаганды утверждая, что и так постоянно воюют с ними. Однако после падения Мосула режим почувствовал, что для него открылась новая возможность начать сотрудничество с Западом в качестве партнера по борьбе с терроризмом. Поэтому боевые самолеты сирийских ВВС начали бомбить — или по крайней мере делать вид, что бомбят — объекты ИГИЛ в Ракке. «До июня они не бомбили штаб [ИГИЛ], да и потом сбросили бомбы, когда он уже был эвакуирован, — сказал в конце августа 2014 г. Масрур Барзани, глава разведслужбы Иракского Курдистана в интервью газете Guardian. — Мы все теперь расплачиваемся за это». После захвата 17-го дивизиона ИГИЛ казнила свыше 50 сирийских солдат. Некоторые из них были обезглавлены, после чего фотографии их голов были выставлены в Ракке, о чем сообщил агентству France-Presse Рами Абдель Рахман, глава базирующейся в Лондоне Сирийской правозащитной организации: «Налицо явный сдвиг в стратегии ИГИЛ. Она переориентировалась на то, чтобы насадить тотальный контроль в захваченных областях. Сейчас именно это и происходит. Для ИГИЛ борьба с режимом вовсе не сводится к устранению Асада. Речь идет о расширении зоны контроля».

 

Для многих сторонников Асада это было уже слишком.

 

К лету 2014 г., убедившись воочию в том, сколь незначительное сопротивление встретило наступление ИГИЛ в восточном направлении, многие проасадовские активисты начали осуждать свою же сторону. В размещенном в Сети видео они обвиняли режим ни много ни мало как в предательстве по отношению к авиабазе Табка, оправдывая критику режима цитатой из Хафеза Асада: «Я не хочу, чтобы ошибки замалчивались». Видеоролик показывает сирийских офицеров, уверенно обсуждающих сражение с ИГИЛ, но закадровый голос объясняет, что их обманули, сообщив, будто к ним уже вылетели вертолеты, несущие более 50 тонн боеприпасов и военного снаряжения. В действительности в Табку прибыли пустые вертолеты, и на них авиабазу покинули ее командующий Адель Исса и три его генерала. Это произошло за 18 часов до того, как авиабаза была захвачена боевиками ИГИЛ. В видеоролике также высказываются обвинения в адрес сирийского министра информации Омрана аль-Зуби. Его обвиняют в сокрытии этого предательства, лжи и замалчивании его страшных последствий.

 

Двоюродный брат Асада, Дурейд Асад, высказался по этому поводу так: «Я призываю снять с должности министра обороны, начальника генштаба, командующего ВВС, министра информации и всех, кто несет ответственность за потерю военной базы Табка и последствия этого». Видеоролик заканчивался такими словами: «Из десяти наших пуль девять должны быть выпущены по предателям и одна по врагу».

 

Элиа Самаану, ответственному чиновнику Министерства национального примирения, был задан ясный вопрос, почему сирийские ВВС не принимали участия в войне с ИГИЛ в июне 2014 г., когда разграбившая арсеналы и вооруженная до зубов армия аль-Багдади прорвалась из Ирака в Сирию. И хотя Самаан опроверг утверждение, будто режим вступил в сговор или сотрудничал с ИГИЛ, но в беседе с Энн Барнард из New York Times он признался, что борьба с этой террористической группировкой не является для Дамаска «делом первостепенной важности». Асад был по-настоящему «рад видеть, как ИГИЛ убивает» солдат ССА и боевиков «Исламского фронта», а не его военных.

 

Когда же ВВС Сирии, наконец-то, начали боевые действия против ИГИЛ, это закончилось тем, что, по подсчетам Латтифа, мирного населения погибло больше, чем боевиков. Халед, боевик ИГИЛ, сказал той же Барнард: «Большинство авиаударов поразили обычных жителей Сирии, а не ИГИЛ. Слава Аллаху!»

 

 

ladno.ru

ИГИЛ как проамериканская частная армия

В СМИ обсуждаются очередные факты помощи международному терроризму, на этот раз в Афганистане. На востоке этой страны вертолеты без опознавательных знаков недавно доставили боевикам ИГИЛ (организация запрещена в России) вооружение и боеприпасы. Официальные лица, близкие к правительству Афганистана, уверены, что указанные вертолеты использовались американцами. Аналогичное мнение существует и в Иране, где представители властей готовы доказать, что именно так и было. В американских «партнерах» разочаровался даже бывший президент Афганистана Хамид Карзай, который считает, что «Америка не борец с терроризмом, а создатель и верный союзник ИГИЛ». По словам Карзая «неопознанные вертолеты» периодически сбрасывают боевикам в Афганистане оружие.

Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров, уверен, что организация ИГИЛ была создана для свержения президента Асада и правительства Сирии чужими руками. Следующим этапом — ввод собственных сил под предлогом борьбы с терроризмом. С началом участия ВКС РФ в войне на территории Сирии американцам стало понятно, что ИГИЛ победить не сможет, поэтому была сделана ставка на новую «оппозиционную армию».

По части американских планов здесь все почти прозрачно. Они планировали свергнуть Башара Асада и «навалиться» на Иран, а затем переориентировать боевиков на Среднюю Азию и Кавказ, однако, в Сирии эта стратегия забуксовала. Поэтому, по словам Михаила Александрова, внесены коррективы, формирования ИГИЛ перебрасываются в Афганистан, чтобы затем дестабилизировать Среднюю Азию (или пограничные провинции Ирана? — ред.).

Деньги ИГИЛ идут не напрямую, а через саудитов и «Братьев мусульман», которые, в конечном счете, замыкаются на Лондон. Говорить публично об этом можно, однако проблема в том, что ООН давно превратилась в «бесполезную организацию». Российский эксперт считает, что с турками нужно договариваться, а все остальные элементы уничтожать там, где только возможно. С американцами вообще бесполезно договариваться, они сами показали, что понимают только силу.

Михаил Александров критикует российский вечный консенсус, когда Россия, то отменяет свой меморандум (по полетам авиации) в Сирии, то его возобновляет, то опять отменяет. Возникает закономерный вопрос, можно ли победить международный терроризм в «партнерстве» с Соединенными Штатами. Очевидно, что у тех, кто реально борется с терроризмом и тех, кто реально терроризм поддерживают, как минимум, противоположные интересы и планы. И это ведь стало понятно не сейчас, а когда Россия только начинала свою операцию в Сирии.

anna-news.info

Армия ИГИЛ Видео

2 г. назад

Подписывайтесь на наш канал — http://www.youtube.com/c/newsoldat Обзор военного арсенала ИГИЛ: Танки Т-55, танки Т-72, Хаммеры,…

3 г. назад

Подпишись и поставь лайк, приятель.

3 г. назад

Shock! of — for lack of fighters, terrorists LIH teach students to kill lyudey.Podgotovka ruthless army.

2 г. назад

Боевики ИГИЛ захватили военную базу в Пальмире на которой ранее размещались российские военнослужащие…

3 г. назад

Армия Сирии показала боевикам ИГИЛ как нужно правильно казнить людей.

2 г. назад

Подпишитесь на канал Life | Новости — https://goo.gl/7MElrH Смотрите также: Проишествия — https://www.youtube.com/playlist?list=PLTtSQdzf0736n6yAh5o.

3 г. назад

Очередное видео распространил медиацентр ИГИЛ. На записи показано создание армии детей боевиков, которые…

1 г. назад

Подпишитесь на канал . Скоро выйдет видео каждый день. Подписка = СМЕРТЬ ИГИЛ.

3 г. назад

Армия Чечни готова воевать с ИГИЛ, 2015 смотреть онлайн игил, кадыровцы готовы воевать , уникальное видел…

2 г. назад

УЗНАЙТЕ ПОДРОБНОСТИ ПО ССЫЛКЕ: http://news-front.info/2017/01/21/armiya-sirii-vedet-boi-protiv-igil-na-vostoke-provincii-xoms/ Помоги военкорам …

3 г. назад

Чему и как учат в армии ИГИЛ, и как террористы играют с пластидом. Пятая серия….

2 г. назад

УЗНАЙТЕ ПОДРОБНОСТИ ПО ССЫЛКЕ: http://news-front.info/2017/01/27/armiya-sirii-otbivaet-ataki-terroristov-igil-pod-aleppo/ Помоги военкорам …

3 г. назад

Сирийская армия при поддержке с воздуха ВКС РФ продолжает масштабное наступление на позиции боевиков ИГИЛ….

12 мес. назад

Собираем на Биг Ланч с говядиной: https://goo.gl/TSn3US. Теги: китайские боевики,…

3 г. назад

Высоту Ан-Науба сирийские ополченцы и солдаты отбили сутки назад. Укрепились там и подтянули оружие, а тепе…

1 г. назад

В ходе стартовавшей в субботу операции по освобождению горной местности на границе с Сирией Ливанская…

turprikol.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о