Сталинград 1942/43 – Волгоград 2013 (65 фото)

Сергей Ларенков продолжает работу над серией фотографий, в которых соединяет современные фотографии со снимками, сделанными во время Второй Мировой. На этот раз в объективе Сергея Волгоград/Сталинград.


Итак, лето 1942 года. После катастрофы Красной армии под Харьковом линия фронта к в донских степях оголилась, и преодолевая отчаянное сопротивление немногочисленых советских войск, Вермахт развернул наступление к Волге и на Кавказ. 23 августа немцы вышли к Сталинграду, в этот же день состоялся самый страшный авианалет немецкой бомбардировочной авиации, который превратил некогда цветущий город в сплошные руины. За несколько часов погибло более 40 тысяч жителей.

Обелиск на площади Павших борцов.

Немцы на Курской ул. (ул. Порт Саида) К бывшему зданию школы (теперь Инженерно-техническому лицею) позже было пристроено крыло со спортзалом.

Немецкое орудие у Музыкального театра. Здание театра после войны было восстановлено, но очень сильно изменилось

Музыкальный театр.

Паулюс в ценре Сталинграда, ул. Островского. Справа одно из немногих частично сохранившихся довоенных зданий, теперь в нем находится гостиница Старый Сталинград.

Паулюс у Универмага. То же место, только с другой стороны. За спиной у пока еще генерал-полковника Паулюса тот самый Универмаг, который войдет в историю связанный с его именем.

Здание универмага с гитлеровским флагом. Фасад Универмага находится во дворе нового здания гостиницы Интурист.

Солдаты вермахта на Курской улице (ныне ул. Порт Саида). Здание слева (Порт Саида 8а) как будто и не изменилось.

Дом Павлова стал одним из символов обороны Сталинграда. В сентябре 1942 года штурмовая группа под командованием сержанта Якова Павлова выбила немцев из здания. Советские бойцы удерживали дом, отбивая атаки гитлеровцев в течении двух месяцев вплоть до момента ликвидации немецкой группировки. Генерал-фельдмаршал Паулюс на первом же допросе после пленения признался, что при попытках захватить дом на площади 9-го Января Германия потеряла больше своих солдат, чем при завоевании Франции.

Дом Павлова с площади 9-го января (пл.Ленина). После войны Дому Павлова пристроили колоннаду. На заднем плане виднеется здание мельницы Гергардта.

Павлов (герой знаменитой обороны «Дома Павлова») и А.М. Черкасова — бригадир 1-й добровольческой бригады по восстановлению Сталинграда беседуют на фоне Дома Павлова Дом Павлова стал одним из первых зданий, воссстановленных в Сталинграде. Сейчас это обычный жилой дом. Когда я это снимал, бабулька злобно задвинула занавеску.

Угол гостиницы "Большая Сталинградская" и здание Универмага. До авианалета. Оба эти здания и то, что от них останется будут видны на многих фотографиях. После войны восстановленное здание Универмага, в подвале которого располагался штаб Паулюса, будет застроено гостиницей Интурист, но мы вернемся к этому позже.

Несохранившиеся надписи на стене дома Павлова.

Одна из несохранившихся надписей на стене дома Павлова. Никаких надписей на доме не сохранилось, но с обоих торцов пристроены кирпичные монументальные вставки.

Сарепта. Ул. Арсеньева,6. Этот дом находится в южной части города, куда немец не дошел. Но следы разрушений на доме выделяются под современной краской.

Бой у разрушенного здания гостиницы "Большая Сталинградская". Здесь это здание разрушено уже больше, чем на фото № 05. Часть старого Царицына - довоенного Сталинграда имела диагональное расположение улиц, после войны вместо них пробили улицы параллельно и перпендикулярно Волге. Первая пробитая улица - улица Мира уходит на фото вправо.

Советские танки Т-34 у вокзала. Вокзал также входе боев был сильно разрушен. После войны на его месте построен новый вокзал, мало чем напоминающий старый.

Солдаты у Музея обороны Царицына по окончании боев. Ныне он называется Волгоградский мемориально-исторический музей, там очень интересная экспозиция, посвященная Гражданской войне, и белым, и красным. А за спиной у бойцов установлен памятник легендарному казаку Константину Иосифовичу Недорубову, полному георгиевскому кавалеру и герою Советского Союза. Позади виднеется здание вокзала.

Здание музея после боев. Здание музея сильно пострадало во время боев, но было восстановлено в прежнем виде.

Памятник Сталину у музея обороны Царицына и Дом коммунальщиков.

Дом коммунальщиков.

Руины Дома коммунальщиков с ул. Гоголя.

Немецкое орудие ведет обстрел позиций у элеватора. Здание элеватора являлось самым высоким в городе, и за него развернулись ожесточенные бои. Сталинградский элеватор обороняли моряки-североморцы.

Советские бойцы на Коммунистической улице. Слева - разрушенный Дом коммунальщиков, а вдали сохранившееся здание по адресу Коммунистическая, 10

Фонтан "Детский хоровод" на Привокзальной площади. На месте фонтана теперь парковка.

Привокзальная площадь. Фонтан "Детский хоровод". Эта фотография Эммануила Евзерихина является самой известной фотографией, сделанной в сражающемся Сталинграде.

Фонтан "Детский хоровод" на фоне Музея обороны. Сам фонтан являлся типовым, в нескольких городах Советского Союза были построены точно такие же (Воронеж, Днепропетровск).

Фонтан "Детский хоровод". Фонтан был восстановлен после войны, но в 50-е годы разобран как не представляющий художественной ценности.

Фонтан "Детский хоровод". Судя по волгоградской прессе, время от времени встает вопрос о восстановлении фонтана, но пока дальше разговоров дело не продвинулось.

Площадь Дзержинского. Танк Т-34 у Сталинградского тракторного завода напротив школы №3. Точно такой же танк, а может и этот, стоит здесь же слева как памятник.

Землянка во дворе школы №3. Трагична судьба гражданского населения Сталинграда. Из тех, кто выжил при бомбардировках, многие не успели эвакуироваться, им пришлось жить практически на линии фронта в подвалах и землянках. На занятой немцами территории гражданское население выселялось и угонялось в Германию.

Танк Т-34 на площади Павших Борцов. Опять же, привязаться помогло здание Универмага, просвечивающееся сквозь гостиницу "Интурист".

Бекетовка. Паулюс после сдачи в плен перед первым допросом у штаба 64-й армии. 30 января Гитлером Паулюсу было присвоено звание генерала-фельдмаршала. Радиограмма с этим приказом была принята, когда к штабу Паулюса в Универмаге уже подходили советские штурмовые группы. Гитлер надеялся, что Паулюс в этом случае предпочтет застрелиться. Однако утром состоялась сдача фельдмаршала в плен. К 12 часам он уже был доставлен в Бекетовку в штаб командующего 64-й армией генерала Шумилова, где и состоялся первый допрос фельдмаршала. Это место найти оказалось не так трудно (труднее было проехать). Вдали виднеется здание больницы, прекрасно сохранившейся с тех пор. А при ближайшем рассмотрении совпали и дома справа. Только они выглядят постарше и немного вросли в землю. 70 лет все ж прошло.

Немецкая САУ Штурмгешутц на Липецкой ул.

Бекетовка. Офицеры штаба Паулюса после сдачи в плен. В этом доме располагалась штаб-квартира командующего 64-й армией генерала Шумилова, о чем гласит соответствующая памятная доска, а так же о том, что здесь состоялся первый допрос немецкого фельдмаршала.

Воины Красной армии у баррикады на площади Павших Борцов.

Площадь Павших Борцов после окончания боев.

Площадь Павших Борцов после окончания боев.

Площадь Павших Борцов. Сдавшиеся гитлеровцы, уцелевшие после штурма.

Тени пленных гитлеровцев на Площади Павших Борцов. Мне думается, этот угол гостиницы "Большая Сталинградская", является таким же фотографическим символом Сталинградской битвы, как и фонтан "Детский хоровод".

Пленные гитлеровцы на Площади павших бойцов. В сталинградском котле было взято в плен свыше 91 тысячи немецких солдат и офицеров, включая 24 генералов.

Пленные гитлеровцы на заводе Красный Октябрь. Одно из трех разрушенных зданий,оставленных в Волгограде в качестве памятника, находится на территории завода Красный Октябрь. Это двухэтажное кирпичное здание центральной заводской лаборатории. С этого ракурса виден лишь его правый торец, остальную часть сейчас прикрывает храм. Ну, а на коллаже все видно сквозь храм. Хочу поблагодарить отдел по связям с общественностью завода "Красный Октябрь", и лично Даметкен Аршимову и Веронику Юркову за оперативную организацию допуска на режимную территорию завода.

Пленные солдаты 6-й немецкой армии у элеватора.

Немецкие захоронения у Универмага.

Сталинград 1942 - Волгоград 2013. Ул Островского. Беженки с вещами. Острый угол, оставшийся от гостиницы "Большая Сталинградская" позволяет с определенной точностью вычислить это место. Все современные здания в кадре построены без привязки к фундаментам старых, на новых местах.

Немецкие захоронения у Универмага.

Пленные на разборке руин вокзала. Возвращаться в Германию пленные немцы начали с 1945 года. Вначале были отпущены инвалиды и больные. К 1950 году большинство немцев, не участвовавших в военных преступлениях уехало домой. Последних выпустили к 1955 году.

Разрушенная мельница Гергардта и Панорама. Очень часто мельницу ошибочно называют Домом Павлова.

Кирха

Пролеткультская улица

Мамаев курган после боев

Митинг на площади Павших Борцов после разгрома немецкой группировки.

Улица Гоголя. Здание гвоздильного завода - еще одно из немногих сохранившихся после войны. Слева, за заборчиком, Музей обороны, а впереди виден тот самый оставшийся угол гостиницы "Большая Сталинградская" и площадь Павших Борцов.

Гужевой транспорт Я где-то читал, что отдельные тыловые части входили на верблюжьих повозках в Берлин, это шокировало немцев больше, чем русские танки.

Трамвай в зоне боев у элеватора на Рабоче-Крестьянской улице.

У здания Универмага. Опять та же точка на ул. Островского во дворе гостиницы Интурист. Именно здесь, в подвале, впервые в истории в плен сдался немецкий фельдмаршал.

Возвращение в город. Вернувшиеся в город жители вынуждены были жить в подвалах разрушенных зданий и землянках, в цехах восстанавливаемых предприятий.

Ул. Огарева. Разминирование На фото еще один из уцелевших домов - Дом грузчиков.

Универмаг от руин гостиницы "Большая Сталинградская".

Универмаг и возрождающийся город

Берлин 1945/2010 Рейхстаг.

Бой в районе элеватора. Козловская ул.,65. Кадр из немецкой кинохроники.

Элеватор. На стенах элеватора сейчас без труда можно разглядеть следы войны.

После боя на площади Павших Борцов у Дома летчиков. На месте Дома летчиков (слева) теперь здание Волгоградского государственного медицинского университета, соединенное аркой с гостинницей "Волгоград" справа (тоже новое здание). А улица Пушкина между ними осталась.

Источник: sergey-larenkov.livejournal.com

fishki.net

Как стирали Сталинград и его жителей с лица земли / История / Независимая газета

Подобных жертв и разрушений во время войны не понес ни один полумиллионный город

Немецкие бомбардировщики над Сталинградом. 23 августа 1942 года. Фото предоставлено автором

Чтобы лучше понять драму Сталинграда и трагедию его жителей лета-осени 1942 года, надо прежде представить, каким был этот поволжский город перед войной и с ее началом. Воспоминания современников, кадры кино- и фотохроники, газетные репортажи тех лет свидетельствуют о том, что бывший Царицын (до 1925 года), значительно пострадавший в годы ожесточенного противоборства красных и белых, к июню 1941 года являлся одним из красивейших городов на Нижней Волге, да и вообще в России. И то, что сотворили с ним немецко-фашистские захватчики, поддается лишь частичному сравнению с другими похожими битвами за тот или иной крупный город. Об этом лишний раз свидетельствуют и вновь открытые архивные данные, отдельными из которых мы ниже оперируем.

ПЕРВЫЕ НАЛЕТЫ КАК ПРЕЛЮДИЯ К ТРАГЕДИИ

К лету 1941 года в Сталинграде имелось более 51 тыс. домов. Но из них каменных было всего 2070, включая несколько десятков многоэтажных зданий, а примерно 87%, или основной жилой фонд, – одноэтажные или двухэтажные деревянные строения. К августу в них проживали 550 тыс. человек (включая 25 тыс. эвакуированного населения). Это был второй после Горького (ныне Нижний Новгород) город на великой русской реке (для сравнения: в Ульяновске проживали 105 тыс., в Куйбышеве, ныне Самара, – немногим более 400 тыс., в Воронеже – 350 тыс., в Астрахани – не более 250 тыс., в Горьком – около 670 тыс. человек). Крупнейшими предприятиями являлись Сталинградский тракторный завод (СТЗ), наладивший перед войной выпуск и ремонт танков Т-34, а также орудийный завод «Баррикады», металлургический «Красный Октябрь», Сталинградская государственная районная электростанция (ГРЭС), судоверфь, лесобаза – именно на них работали многие тысячи горожан.

В июне 1941 года город на нижней Волге находился от западной границы СССР на расстоянии до 2000 км, от южной – на 1500 км. С началом гитлеровской агрессии советским властям, да и многим людям казалось, что это глубокий тыл страны, и никто даже представить себе не мог, что немцы когда-то могут дойти до великой русской реки. Но вскоре после начала войны стало ясно: страну ждали куда более суровые испытания, чем это представлялось в довоенное время.

Вспомним. 3 июля по радио к советскому народу как к «братьям и сестрам» обратился Иосиф Сталин, обозначив положение дел как очень критическое, сказав, что речь идет «о жизни и смерти Советского государства, о том – быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение». Летом-осенью Красная армия потерпела жестокие поражения и понесла огромные территориальные, материальные и людские потери. Контрнаступление под Москвой зимой 1941/42 года позволило разгромить ударную группировку противника, сыграло очень важную роль, обнадежило, способствовало даже некоторой эйфории власти (Сталин тогда вознамерился гнать врага на запад чуть ли не по всему фронту), однако весной и летом 1942 года армия агрессора объективно была еще значительно сильнее нашей. И войска вермахта, оправившись от поражения под Москвой, двинулись к Волге с целью в дальнейшем захватить кавказские нефтяные месторождения.

В связи с приближением линии фронта к Сталинграду следовало позаботиться о защите от воздушного нападения люфтваффе. Важные события произошли еще осенью 1941 года, когда советское командование провело первые организационные мероприятия по укреплению ПВО и местной противовоздушной обороны (МПВО) Поволжья. В Сталинграде началась подготовка убежищ, укрытий и щелей емкостью на 220 тыс. жителей.

23 октября 1941 года в Сталинграде, как и во многих других краевых и областных центрах СССР, во исполнение соответствующего постановления центральной власти, вышедшего накануне, был образован Сталинградский городской комитет обороны (СГКО) во главе с первым секретарем обкома партии Алексеем Чуяновым. Созданный тогда чрезвычайный орган принял до его упразднения в сентябре 1945 года 621 постановление, и первые же решения были направлены на выявление мобилизационных резервов, усиление МПВО, срочную постройку всех намеченных убежищ и укрытий, увеличение выпуска военной продукции.

Обстоятельства заставляли торопиться в подготовке к предстоящим боям – над областью стали появляться вражеские самолеты. 1 ноября 1941 года звено «хейнкелей» в разгар дня прорвалось к Сталинграду и без помех сбросило 6 авиабомб – три дома рухнули. Из-за неожиданности и полной неготовности города к налету потери оказались значительными, потрясли и членов СГКО, и сталинградцев: пострадали 106 человек гражданского населения, из которых 36 погибли.

Через несколько дней огромный населенный пункт решением Совета народных комиссаров РСФСР объявили пунктом ПВО. Началось поспешное формирование Сталинградского бригадного района ПВО из того, что имелось в наличии в Сталинградском военном округе. В начале зимы район переформировали в Сталинградский дивизионный. Соединение возглавил полковник Ефим Райнин, остававшийся на этом посту весь период героической обороны. Именно под его руководством 26 апреля 1942 года район переформировали в Сталинградский корпусной район ПВО.

Последнему преобразованию предшествовал первый групповой бомбардировочный налет люфтваффе, состоявшийся в ночь на 23 апреля. В нем участвовало 25–30 самолетов противника, из которых прорваться к цели удалось не более 3–5 машинам. Внутри периметра СТЗ упало 30 фугасных авиационных бомб (ФАБ). Было разрушено 6 домов, и 4 дома сгорело. Убиты 14 и ранены 70 человек гражданского населения. Но это было лишь прелюдией к тому, что случилось в Сталинграде несколькими месяцами позже.

ГОРОД РАНЕНЫХ И БЕЖЕНЦЕВ

Дети после бомбежки люфтваффе. Фото предоставлено автором

Начало июля 1942 года ознаменовалось экстренными мерами, связанными с приведением в полную боевую готовность сил и средств МПВО. СГКО принял постановление «О мерах усиления противопожарной обороны города Сталинграда». Документ требовал не только привести в полную боеготовность все звенья местной ПВО, организации групп самозащиты, но также принять срочные меры по созданию пожарных водоемов, улучшению подъездов к Волге, особенно в районах с хаотичной застройкой, приведению всей водопроводной сети в исправное состояние… Увы, многие из намеченных мероприятий не успели реализовать до начала массированных налетов гитлеровской авиации.

Еще по результатам германских воздушных атак прошлого года было ясно, что при отсутствии энергичного противодействия сил ПВО самолеты люфтваффе могут принести огромные бедствия, в иных случаях способствовать панике и неразберихе в тылу, в прифронтовых городах. Это хорошо осознало советское командование и несколько месяцев готовилось к отпору авиации противника. Зенитное прикрытие города было значительно усилено – всего сосредоточили 560 различных пушек, не считая иных средств ПВО.

Между тем тревога от складывающейся на фронте ситуации все нарастала. Войска вермахта полностью овладели инициативой, напирали, теснили советские части, которые с боями отходили в глубь своей территории. И вот уже Сталинград стал прифронтовым городом. Опасность воздушного нападения многократно возросла. И она была тем обостреннее, что уже имелось ясное понимание того, какой невосполнимый ущерб могут нанести пожары. Ведь на протяжении многих десятилетий «город Сталина» застраивали безо всякого учета возможного возгорания и быстрого перекидывания огня от дома к дому. Тем более что тому могли весьма способствовать сильные ветры, которые возникали здесь довольно часто. А искусственных и естественных водоемов имелось явно недостаточно. Все это вынудило начальника отделения МПВО младшего лейтенанта госбезопасности Василия Агеева сделать вывод: «В пожарном отношении город Сталинград является пунктом исключительно опасным».

Кстати, о том, как действовал в той обстановке сам Агеев, свидетельствует представление его к ордену Красной Звезды. Оно было подписано в декабре 1942 года (к этому времени Агеев имел звание капитана) начальником Управления НКВД по Сталинградской области старшим майором госбезопасности Александром Ворониным (который в ходе боев сам был тяжело ранен и долго находился на излечении в госпитале):

«…В дни ожесточенной бомбардировки города вражеской авиацией т. Агеев лично выезжал к очагам поражений и руководил ликвидацией последствий налетов. Штабы и подразделения МПВО, хорошо организованные и подготовленные т. Агеевым, в эти дни проделали большую работу по ликвидации последствий бомбежки, самоотверженно работая по спасению населения и имущества, оказывая большую помощь пострадавшим гражданам, а также бойцам Красной Армии.

Находясь на своем посту, т. Агеев проявил себя как мужественный и волевой командир…»

Сталинград продолжал оставаться крупнейшей лечебной базой Юго-Западного фронта, и по мере дальнейшего приближения линии фронта изо дня в день тысячи новых раненых пополняли образованные на его территории госпитали. В итоге раненых военнослужащих вместе со стихийными беженцами скопилось столько, что это сделало практически невозможным определить даже примерную численность наводнивших город людей перед началом боев за него. По оценке автора, наиболее близкая к истине цифра – 700 тыс. человек.

12 июля 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования образовала Сталинградский фронт. Отныне бои развернулись в большой излучине Дона – на дальних подступах к Сталинграду. На следующий день СГКО принял постановление об эвакуации скота, имущества, средств производства колхозов, совхозов, других предприятий и организаций, расположенных на правых берегах рек Хопер и Дон. Им также предусматривалось оперативное строительство шести дополнительных переправ через Волгу в ее нижнем течении с общей суточной пропускной способностью 30 тыс. голов, с одновременным приведением в надлежащий порядок действующих мостов и прибрежных транспортных подъездов. Буквально через день в Заволжье потянулись гурты домашнего скота и подводы с семьями колхозников.

Некоторые историки упрекают Сталина, который якобы запретил исход сталинградцев в тыл. Вождю приписывают фразу: «Солдаты плохо защищают города, оставленные жителями». И, мол, с учетом последующих трагических событий она стала приговором десяткам тысяч женщин, детей, стариков, которые вынуждены были остаться. Но в документах ничего подобного найти не удалось. Не упоминается такое высказывание Верховного Главнокомандующего и в чьих-либо воспоминаниях. Да это, собственно, опровергается и архивными документами, и ранее известными фактами.

По грубой оценке, до 23 августа 1942 года – дня трагедии Сталинграда – город успели покинуть около 100 тыс. человек. Основная же масса жителей в большинстве своем по собственной инициативе оставалась в городе в готовности бороться за него ни на жизнь, а на смерть и активно помогала обороняющим его войскам. В труднейших условиях, усугубленных близостью фронта, в городе продолжали работать и выдавать продукцию заводы, выпускавшие вооружение и боеприпасы для частей, пытавшихся сдержать натиск вражеских дивизий. С конвейера сходят и тотчас отправляются на фронт «тридцатьчетверки». СталГРЭС вырабатывала электричество. Не прекращались и переработка зерна, и выпечка хлеба, пошив обмундирования, ремонт судов и судоверфей… И это был, несомненно, подвиг!

В ночь на 23 июля Сталинград испытал сильную бомбардировку. В конце месяца бомбы падали уже в разных районах города и его окрестностях.

В документах отмечалось, что если в первую декаду июля в границах Сталинградского корпусного района ПВО посты воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) зарегистрировали 39 самолето-пролетов, во вторую – 400, то в третью их было уже 1986. Из 59 июльских налетов на объекты Сталинградской области большинство – 43 было осуществлено на железнодорожные станции. Непосредственно Сталинград пережил 4 ночных налета, в ходе которых на город упало 75 ФАБ и 200 зажигательных авиабомб, пострадал 141 человек, жертвами воздушной атаки немцев стали 27 граждан и военнослужащих. Гораздо больший ущерб в те дни противник нанес близлежащим железнодорожным станциям, через которые шло снабжение войск и предприятий, переброска фронтовых резервов и вооружений.

Бюро обкома ВКП (б) 15 августа 1942 года приняло постановление об эвакуации детских домов, лечебно-профилактических учреждений, эвакогоспиталей, населения из Сталинграда и районов, близко расположенных к фронту, а также людей, ранее эвакуированных в Сталинград из западных районов Советского Союза, семей командного состава и партийного руководства. Было вывезено, в частности, 27 тыс. вагонов хлеба, весь лом цветных металлов. Однако, несмотря на усилившиеся атаки самолетов с крестами на крыльях, население в целом неохотно покидало свои дома. В людях жили надежда и вера: к Волге в районе Сталинграда враг никогда не выйдет! Тем более что они видели: в самом городе разрушения пока носили ограниченный характер.

О тревожности положения можно судить по докладу 18 августа старшего офицера Генштаба подполковника Николая Резникова начальнику Генштаба генерал-полковнику (будущему маршалу) Александру Василевскому: «Город перенаселен. Дошло даже до того, что люди живут под заборами, в садах, на берегу р. Волги, в лодках и т.д. Эвакуация города происходит слишком медленно из-за отсутствия достаточного количества средств передвижения и плохой работы эвак [уационного] бюро: люди, ожидающие средств передвижения, на эвакобазах проживают по 5–6 суток… Все школы и клубы переполнены ранеными. Госпитали продолжают оставаться в городе. Светомаскировка плохая…»

ДРЕЗДЕН СО СТАЛИНГРАДОМ НЕ СРАВНИТЬ

Жуткая трагедия Сталинграда началась 23 августа. Все исправные бомбардировщики 4-го воздушного флота Геринга – около 160 крылатых машин – были задействованы в массированном налете на город. А с учетом истребителей сопровождения в этом вечернем авиарейде участвовало примерно 400 самолетов. «Сталинград потонул в зареве пожарищ, окутался дымом и копотью, – свидетельствовал генерал-полковник Андрей Еременко, возглавлявший действовавшие здесь наши войска. – Огонь возникал повсеместно, горел весь город, ярко, как костры, пылали деревянные строения, огромные клубы дыма и языки пламени взвивались над заводами… Кварталы огромного цветущего города превращались в развалины. Со звоном вылетали оконные стекла, с шумом обрушивались потолочные перекрытия, раскалывались и падали стены. От прямых попаданий бомб, от огня и удушья пожаров, под обломками зданий гибли сотни мирных жителей… В городе был разрушен водопровод. При отсутствии колодцев это исключительно затруднило борьбу с очагами огня, во множестве возникавших в разных местах одновременно».

Установить число жертв по данным НКВД автору этих строк не удалось: как погибшие в документах были указаны 1815 человек – но это только те, кого тогда предали земле. А ведь многие сгорели в огне, немало людей утонуло при переправах. И подсчитать погибших даже приблизительно не представляется возможным.

День 23 августа 1942 года вошел в историю как самая варварская бомбардировка прифронтового города, населенного преимущественно мирными жителями. «Юнкерсы» и «хейнкели» бомбили кварталы и в последующие несколько суток. В дополнение к этому, прорвавшись к Волге севернее Сталинграда, фашисты начали и артиллерийский обстрел.

Отмечая высокую боеготовность и самоотверженность в борьбе с огнем и по устранению разрушений многих объектовых формирований местной противовоздушной обороны Сталинграда, в отчете МПВО от 27 августа указывалось: спасти город и его жителей в сложившихся условиях было невозможно, хотя ряд очагов возгорания удалось локализовать. Ситуацию усугубили вышедшие из строя, помимо городского водопровода, также электро- и телефонные сети, уничтожение бомбами пристаней и вокзалов. Горящая нефть из резервуаров текла к Волге, все уничтожая на своем пути. А потом на много километров горела и сама река.

В постановлении приводились предварительные сведения по каждому из шести пострадавших районов (всего их тогда было в городе семь). Так, по Ворошиловскому району итог налетов выглядел следующим образом: «В результате бомбардировки разрушено 406 домов, сгорело 664 дома, убито 315 человек, ранено 463 человека». Далее перечислялись многочисленные сгоревшие или разрушенные заводы. Делается вывод: сгорело до 90% всех строений центральной части Ворошиловского района. Аналогичная трагическая ситуация наблюдалась в Баррикадном, Краснооктябрьском, Дзержинском и Ерманском районах, несколько меньший ущерб отмечался в Тракторозаводском районе.

В ликвидации последствий налетов люфтваффе активно участвовал 31-й отдельный инженерно-противохимический батальон МПВО НКВД, накопивший опыт обезвреживания неразорвавшихся боеприпасов, что позволило несколько сократить потери мирного населения. А ведь среди сброшенных авиабомб имелось и немало тяжелых – калибром 1000 кг и более, а также снабженных взрывателями с замедлением.

Но все же большинство из намеченного СГКО выполнить не удалось. Слишком мощным ударам подвергалась волжская твердыня и ее жители – иногда в небе одновременно находились более полусотни бомбардировщиков. Так, 26 августа в 18.10 посты ВНОС зафиксировали единовременно 82 самолета, которые сбрасывали бомбы на разные жилые кварталы.

Одновременно с попытками вывезти сталинградцев за Волгу, проводились работы по медико-санитарному обеспечению, чтобы избежать возникновения эпидемий. Среди срочных мероприятий СГКО – создание на пристанях, переправах и железнодорожных станциях изоляторов. Была оперативно организована дополнительная сеть медицинских учреждений: больниц, лабораторий, консультаций. Имелись и пункты питания населения. Ведь большинство сталинградцев в одночасье лишились жилья, всего имущества.

Сведения о проведенной массовой эвакуации, начавшейся 29 августа, носят обрывочный характер. Известно, что к 7 сентября вывезли 4853 подростка от 14 до 17 лет; к 12 сентября – более 1000 осиротевших малолетних детей; к 19 сентября завершилась эвакуация кадров завода «Баррикады» и их семей…

По данным штабов ПВО, за сентябрь 1942 года противник сбросил в городской черте 33 тыс. разных бомб, или почти 90% от всего боезапаса на фронте. В три последних дня сентября превратились в развалины заводы «Баррикады» и «Красный Октябрь», которые до этого продолжали работать. Серьезно пострадал СТЗ. Было разрушено за месяц 1630 одноэтажных домов, 160 многоэтажных каменных зданий, включая больницы, дома культуры, пединститут… Согласно отчетам МПВО, в сентябре погибли (были захоронены) 1324 человека, 2358 человек получили ранения.

Из описанного видно, что Сталинград и обороняющие его войска были главными объектами действий бомбардировочной авиации 8-го авиакорпуса 4-го воздушного флота люфтваффе. По городу немецкие экипажи произвели 84% всех самолето-атак и сбросили 78% всех авиабомб. Естественно, остававшимся здесь жителям, которые находились в полуголодном состоянии, мерзли и прятались по щелям или иным убежищам, было нелегко уцелеть.

Мысленно пересечем линию фронта и посмотрим, что происходило в районах, захваченных гитлеровцами. На основании донесений зафронтовой агентуры и наших граждан, бежавших с занятых противником территорий и затем опрошенных, заместитель начальника Особого отдела НКВД Сталинградского фронта майор госбезопасности Евгений Горяинов информировал руководство о положении в оккупированных районах Сталинграда, сообщив о массовых случаях бесчинств оккупантов, грабежах и убийствах гражданского населения, включая детей и подростков. Словом, те, кто остался по ту сторону линии фронта, испытали все ужасы войны, особенно учитывая ярость немецких солдат и офицеров, которые встретили ожесточенное сопротивление наших бойцов и никак не могли преодолеть несколько сот оставшихся метров, отделявших их от русла Волги.

Добавим, что октябрь 1942 года стал временем наиболее жестокой и практически непрерывной бомбежки по удерживаемой войсками 62-й армии территории (зона промышленных предприятий и небольшая полоса уже разрушенных или поврежденных домов у Волги). Во второй-третьей декаде этого месяца среднее количество пролетов в сутки приближалось к 1000, подчеркнем – среднее!

До этого казалось, что варварские налеты на Севастополь, особенно в июне 1942 года, являлись беспрецедентными по мощности и жестокости. В определенной степени с этими атаками с воздуха можно сравнить и англо-американские налеты на Дрезден, и непрекращающиеся бомбежки Берлина на завершающем этапе войны, когда жилые кварталы тоже были превращены в руины. Напомним, 13–15 февраля 1945 года армады бомбардировщиков союзников буквально стерли столицу Саксонии с лица земли. По официальному отчету, опубликованному только в 2010 году, жертвами этих ударов стали 25 тыс. преимущественно гражданских немцев. Стоит также отметить, что на начало этих бомбардировок в Дрездене с населением 640 тыс. человек находилось около 100 тыс. беженцев – цифры, сопоставимые со Сталинградом.

Эвакуация сталинградцев продолжалась почти до начала советского контрнаступления, начатого 19 ноября 1942 года. Известно, что корабли Волжской военной флотилии совместно со вспомогательными судами перевезли на левый берег вместе с 47 тыс. раненых и 15 тыс. жителей города. А с 25 октября по 14 ноября с волжских островов и из Кировского, наименее пострадавшего от бомбардировок района Сталинграда, удалось вывезти еще около 25 тыс. человек.

Трагедию Сталинграда и его гражданского населения показывают и следующие цифры. На 2 февраля 1943 года – к победоносному финалу грандиозной битвы, уцелело 11 тыс. домов, включая 9811 в Кировском районе (а были уничтожены в ходе бомбардировок и наземных боев свыше 40 тыс. зданий). Сталинградцев осталось 32 181 человек, преимущественно находившихся в южной части города, а в центральном районе уцелели всего 7 (!) мирных жителей. По официальным данным, за время обороны погибли почти 43 тыс. гражданских лиц, но не приходится сомневаться, что реально их было значительно больше. Некоторые историки полагают, что лишь один вечерний налет 23 августа унес больше жизней. Для сравнения укажем: в Москве в период массированных налетов противника, продолжавшихся с 21 июля по 18 августа 1941 года, погибли 569 человек…   

nvo.ng.ru

23 фотографии Сталинграда до войны

В период Второй Мировой войны Сталинград был совершенно разрушен. Его бомбили снарядами, обстреливали из пушек и танков, все достопримечательности и культурное наследие было полностью уничтожено. Только ценой собственных жизней, горожане смогли отстоять свой город и выгнать противника, тысячи солдат погибли сражаясь под Сталинградом. Жителям пришлось строить город заново.

Редакция «Я и Мир!» предлагает вам посмотреть на эти уникальные снимки и увидеть город до военных сражений. Для воссоздания всей инфраструктуры потребовались десятки лет после победы, в этом помогали и жители города, и приезжие, и даже пленные немцы.

Невероятно правда? Такой город был разрушен всего за небольшой период времени…

Покажите друзьям эти фотографии!

Будьте интересными вместе с Я и мир!

Автор публикации

0 Комментарии: 12Публикации: 1853Регистрация: 23-01-2017

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

worldi.ru

Довоенный Сталинград - Colonel Cassad

К годовщине окончания Сталинградской битвы.
Фотографии старого Сталинграда, который сгорел в огне сражения.

http://www.volfoto.ru/stalingrad/before-war/photos/ - цинк (всего в подборке 67 фотографий, к некоторым есть пояснения на тему того, что произошло с объектами на фотографиях)

colonelcassad.livejournal.com

Мирный город. Как жил Сталинград в последние дни перед войной | ОБЩЕСТВО: Событие | ОБЩЕСТВО

22 июня 1941 года в Сталинграде начинался как обычный выходной. Это было воскресенье, жители города занимались домашними делами, вчерашние школьники, которые накануне танцевали на выпускном балу, строили планы на будущее.

«АиФ-Волгоград» публикует воспоминания жителей города, которые рассказывают, каким был наш город до войны.

Улица Гоголя, 1941 год. Фото: музей-заповедник «Сталинградская битва»

Жара, запах воблы и заводы

О довоенном Сталинграде ученый секретарь музея-панорамы «Стадинградская битва» Наталья Силантьева рассказывает так: «безжалостное солнце, горячий ветер, дующий сразу со всех сторон, и завитки желтого песка на улицах и площадях».

Музей обороны, 1940 год. Фото: музей-заповедник «Сталинградская битва»

Наталья Силантьева говорит, что особым предметом любви и гордости сталинградцев была набережная: «По длинным деревянным сходням люди шли на переправу, а вверху кипел, шумел, ревел сталинградский базар. Возы с арбузами, дынями, яблоками, мешки с воблой, корзины с огурцами. Запах воблы, рогожи и свежей волжской воды, запах этот был особый, сталинградский».

Фабричный район, 1940 год. Фото: музей-заповедник «Сталинградская битва»

Был в довоенном Сталинграде и свой зоопарк с львами, страусами, зебрами и слонами. Но главной отличительной чертой города были заводы. На Тракторном, «Баррикадах» или «Красном Октябре» трудилась большая часть населения города.

«Мамка, держи двери!»

В фондах музея-панорамы «Сталинградская битва» хранятся воспоминания сталинградцев о последних мирных днях. Большая часть из них написана тогдашними детьми.

Дом книги, ул. Октябрьская, 1940 год. Фото: музей-заповедник «Сталинградская битва»

Василий Павлович Фартуков: «После школы помогал родителям особенно в заготовке сена для скота. Сколько было радости и веселья, когда играли в лапту или катались на санках!».

Николай Федорович Авдеев: «Помню, это было перед началом войны. Семья наша была большая, дети все малые. Мать пекла хлебы ржаные в печке. Когда хлеб был готов, она резала на ломтики и оделяла нас всех по очереди, круто посолив. А вечером, когда корова приходила с поля, мать доила ее посреди двора. И мы с кружками подходили и пили парное молоко. Началась война. Она быстро докатилась до нас. Взрослые ходили унылые, детвора садилась где-нибудь вдалеке и все молчали».

Жилой дом, 1940 год. Фото: музей-заповедник «Сталинградская битва»

Зинаида Петровна Степыкина: «Мне надо было пуховой платок растянуть. Я на полу, на рамку в каждый зубчик его забила, а брат Коля приходит и говорит: «Война началась!» Я: «Да ты чего?» Он: «Точно!» До этого приезжали и снимали фильм «Оборона Царицына». На горе была мельница, ее снимали, из пушек стреляли. Я и говорю: «Да ну? Это фильм снимают опять!» А потом включила радио – и правда! Когда Молотов выступил, тут я и узнала только. Конечно, плакали все, но знаете – мы не думали, что война будет так долго».

Школьная тетрадь Владимира Рудыкина. Фото: АиФ / Юлия Шеверева

Приближение войны чувствовали даже самые маленькие. В ученической тетрадке шестиклассника Владимира Рудыкина примеры по алгебре летом 1941 года сменила надпись: «Нет! Не бывать немцам на русской земле. Нет! Немецким гадам нельзя давать пощады».

Фабричный район, 1940 год. Фото: музей-заповедник «Сталинградская битва»

Мирные картины детства сменились описанием войны. «Когда началась война, отец работал на заводе «Красный Октябрь», — вспоминает Виктор Толчев. — Завод работал даже под бомбежками, и отец редко приходил домой. Когда пришли немцы, то мы прятали его в куче кизяков. Помню, как во время бомбежки мама собрала нас в низах дома, а я кричал «Мамка, держи двери!». Она все равно открывалась от залпов бомб».

Дом советов, 1940 год. Фото: музей-заповедник «Сталинградская битва»

Фонды музея бережно хранят пожелтевшие листочки, исписанные детскими воспоминаниями. Хрупкие страницы пахнут историей. Люди, создававшие их, были свидетелями того, как запах воблы, рогожи и свежей волжской воды, сменился гарью и копотью. 

www.vlg.aif.ru

Сталинградская битва. 244 ФОТО. Часть 1.

Семьдесят один год назад  завершилась Сталинградская битва – сражение, которое окончательно изменило ход Второй мировой войны. 2 февраля 1943 года окруженные у берегов Волги немецкие войска капитулировали. Этому знаменательному событию я и посвящаю данный фотоальбом.

1. Советский пилот стоит у именного истребителя Як-1Б, подаренного 291-му истребительному авиаполку колхозниками Саратовской области. Надпись на фюзеляже истребителя: «Подразделению Героя Советского Союза Шишкина В.И. от колхоза Сигнал революции Ворошиловского района Саратовской области». Зима 1942 — 1943 гг.

2. Советский пилот стоит у именного истребителя Як-1Б, подаренного 291-му истребительному авиаполку колхозниками Саратовской области.

3. Советский солдат демонстрирует товарищам немецкие караульные боты, захваченные в числе прочего немецкого имущества под Сталинградом. 1943 г.

4. Немецкая 75-мм пушка РаК 40 на окраине деревни под Сталинградом.

5. Собака сидит на снегу на фоне колонны итальянских войск, отступающих из-под Сталинграда. Декабрь 1942 г.

6. Советские солдаты проходят мимо трупов немецких солдат в Сталинграде. 1943 г.

7. Советские солдаты проходят мимо трупов немецких солдат в Сталинграде. 1943 г.

8. Советские бойцы слушают игру гармониста под Сталинградом. 1943 г.

9. Красноармейцы идут в атаку на врага под Сталинградом. 1942 г.

10. Советская пехота атакует противника под Сталинградом. 1943 г.

11. Советский полевой госпиталь в районе Сталинграда. 1942 г.

12. Санинструктор перевязывает голову раненого бойца перед отправкой его в тыловой госпиталь на собачьей упряжке. Сталинградская область. 1943 г.

13. Пленный немецкий солдат в эрзац-валенках в поле под Сталинградом. 1943 г.

14. Советские солдаты в бою в разрушенном цехе завода «Красный октябрь» в Сталинграде. Январь 1943 г.

15. Пехотинцы 4-й румынской армии на отдыхе у САУ StuG III Ausf. F на дороге под Сталинградом. Ноябрь-декабрь 1942 г.

16. Тела немецких солдат на дороге юго-западнее Сталинграда у брошенного грузовика «Рено» AHS. Февраль-апрель 1943 г.

17. Пленные немецкие солдаты в разрушенном Сталинграде. 1943 г.

18. Румынские солдаты у 7,92-мм пулемета ZB-30 в окопе в районе Сталинграда.

19. Пехотинец прицеливается из пистолета-пулемета, лежа на броне советского танка американского производства М3 «Стюарт» с именем собственным «Суворов». Донской фронт. Сталинградская область. Ноябрь 1942 г.

20. Командующий XI-м армейским корпусом вермахта генерал-полковник Карл Штрекер (Karl Strecker, 1884—1973, стоит спиной в центре слева) сдается представителям советского командования в Сталинграде. 02.02.1943 г.

21. Группа немецких пехотинцев во время атаки в районе Сталинграда. 1942 г.

22. Мирные жители на строительстве противотанковых рвов. Сталинград. 1942 г.

23. Одна из частей Красной Армии в районе Сталинграда. 1942 г.

24. Генерал-полковник вермахта Фридрих Паулюс (Friedrich Wilhelm Ernst Paulus, 1890—1957, справа) с офицерами на командном пункте под Сталинградом. Второй справа — адъютант Паулюса полковник Вильгельм Адам (Wilhelm Adam, 1893—1978). Декабрь 1942 г.

25. На переправе через Волгу в Сталинград. 1942 г.

26. Беженцы из Сталинграда во время привала. Сентябрь 1942 г.

27. Гвардейцы разведовательной роты лейтенанта Левченко во время разведки на окраинах Сталинграда. 1942 г.

28. Бойцы занимают исходные позиции. Сталинградский фронт. 1942 г.

29. Эвакуация завода за Волгу. Сталинград. 1942 г.

30. Горящий Сталинград. Зенитная артиллерия ведет огонь по немецким самолетам. Сталинград, Площадь "Павших борцов". 1942 г.

31. Заседание Военного совета Сталинградского фронта: слева направо - Хрущев Н.С., Кириченко А.И., секретарь Сталинградского обкома ВКП(б) Чуянов А.С.т и командующий фронтом генерал-полковник Еременко А.И. Сталинград. 1942 г.

32. Группа автоматчиков 120-й (308-й) гвардейской стрелковой дивизии, под командованием Сергеева А., ведет разведку во время уличных боев Сталинграде. 1942 г.

33. Краснофлотцы Волжской военной флотилии во время десантной операции в районе Сталинграда. 1942 г.

34. Военный cовет 62-й армии: слева направо - начальник штаба армии Крылов Н.И., командующий армией Чуйков В.И., член Военного Совета Гуров К.А. и командир 13-й гвардейской стрелковой дивизии Родимцев А.И. Р-н Сталинграда. 1942 г.

35. Бойцы 64-й армии ведут бой за дом в одном из районов Сталинграда. 1942 г.

36. Командующий войсками Донского фронта генерал-лейтенант Рокоссовский К.К. на боевой позиции в р-не г.Сталинграда. 1942 г.

37. Бой в районе Сталинграда. 1942 г.

38. Бой за дом на улице Гоголя. 1943 г.

39. Выпечка хлеба своими силами. Сталинградский фронт. 1942 г.

40. Бои в центре города. 1943 г.

41. Штурм железнодорожного вокзала. 1943 г.

42. Бойцы дальнобойного орудия младшего лейтенанта Снегирева И. ведут огонь с левого берега Волги. 1943 г.

43. Военный санитар переносит раненого бойца Красной Армии. Сталинград. 1942 г.

44. Бойцы Донского фронта выдвигаются на новый огневой рубеж в районе окруженной сталинградской группировки немцев. 1943 г.

45. Советские саперы проходят по разрушенному заснеженному Сталинграду. 1943 г.

46. Пленный фельдмаршал Фридрих Паулюс (1890—1957) выходит из автомобиля ГАЗ-М1 в штабе 64-й армии в Бекетовке, Сталинградская область. 31.01.1943 г.

47. Советские солдаты поднимаются по лестнице разрушенного дома в Сталинграде. Январь 1943 г.

48. Советские войска в бою в Сталинграде. Январь 1943 г.

49. Советский солдаты в бою среди разрушенных зданий в Сталинграде. 1942 г.

50. Советские солдаты атакуют позиции противника в районе Сталинграда. Январь 1943 г.

51. Итальянские и немецкие пленные выходят из Сталинграда после капитуляции. Февраль 1943 г.

52. Советские солдаты перемещаются по разрушенному цеху завода в Сталинграде во время боя.

53. Советский легкий танк Т-70 с десантом на броне на Сталинградском фронте. Ноябрь 1942 г.

54. Немецкие артиллеристы ведут огонь на подступах к Сталинграду. На переднем плане убитый красноармеец в укрытии. 1942 г.

55. Проведение политинформации в 434-м истребительном авиаполку. В первом ряду слева направо: Герои Советского Союза старший лейтенант И.Ф. Голубин, капитан В.П. Бабков, лейтенант Н.А. Карначенок (посмертно), стоит комиссар полка батальонный комиссар В.Г. Стрельмащук. На заднем плане — истребитель Як-7Б с надписью на фюзеляже «Смерть за смерть!». Июль 1942 г.

56. Пехота вермахта у разрушенного завода «Баррикады» в Сталинграде.

57. Красноармейцы с аккордеоном празднуют победу в Сталинградской битве на площади Павших борцов в освобожденном Сталинграде. Январь
1943 г.

58. Советская механизированная часть во время наступления под Сталинградом. Ноябрь 1942 г.

59. Бойцы 45-й стрелковой дивизии полковника Василия Соколова на заводе «Красный Октябрь» в разрушенном Сталинграде. Декабрь 1942 г.

60. Советские танки Т-34/76 у площади Павших борцов в Сталинграде. Январь 1943 г.

61. Немецкая пехота укрывается за штабелями стальных заготовок (блюмсов) на заводе «Красный Октябрь» во время боев за Сталинград. 1942 г.

62. Снайпер Герой Советского Союза Василий Зайцев объясняет новичкам предстоящую задачу. Сталинград. Декабрь 1942 г.

63. Советские снайперы выходят на огневую позицию в разрушенном Сталинграде. Легендарный снайпер 284-й стрелковой дивизии Василий Григорьевич Зайцев и его ученики отправляются в засаду. Декабрь 1942 года.

64. Итальянский шофер, убитый на дороге под Сталинградом. Рядом грузовой автомобиль FIAT SPA CL39. Февраль 1943 г.

65. Неизвестный советский автоматчик с ППШ-41 во время боев за Сталинград. 1942 г.

66. Красноармейцы ведут бой среди развалин разрушенного цеха в Сталинграде. Ноябрь 1942 г.

67. Красноармейцы ведут бой среди развалин разрушенного цеха в Сталинграде. 1942 г.

68. Немецкие военнопленные, захваченные Красной Армией в Сталинграде. Январь 1943 г.

69. Расчет советской 76-мм дивизионной пушки ЗиС-3 на позиции у завода «Красный Октябрь» в Сталинграде. 10.12.1942 г.

70. Неизвестный советский пулеметчик с ДП-27 в одном из разрушенных домов Сталинграда. 10.12.1942 г.

71. Советская артиллерия ведет огонь по окруженным немецким войскам в Сталинграде. Предположительно, на переднем плане 76-мм полковая пушка образца 1927 года. Январь 1943 г.

72. Советские самолеты-штурмовики Ил-2 вылетают на боевое задание под Сталинградом. Январь 1943 г.

73. Летчик-истребитель 237-го истребительного авиационного полка 220-й истребительной авиационной дивизии 16-й Воздушной армии Сталинградского фронта сержант Илья Михайлович Чумбарёв у обломков сбитого им при помощи тарана немецкого самолета-разведчика Фокке-Вульф Fw 189. 1942 г.

74. Советские артиллеристы ведут огонь по немецким позициям в Сталинграде из 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 образца 1937 года. Январь 1943 г.

aloban75.livejournal.com

Послевоенный Сталинград. Снимки из частного архива

Фотографии были сделаны не позднее 1947 года.

Оригинал взят у kromni в Послевоенный Волгоград. Фото из архива моего деда.



Грустный пост будет. Очень тяжелое зрелище разоренного войной города. Руины домов, судьбы, погребенные под ними, выжившие: кто еще не пришел в себя от случившегося... кто никогда не придет... а кто-то полон надежды на новую мирную светлую спокойную жизнь, не для всех эти надежды оправдались... Особую ценность представляют люди на фотографиях, их лица, одежда, походка могут о многом рассказать внимательному наблюдателю. Одномоментные картины жизни той тяжелейшей эпохи.

Сразу оговорюсь, если кто-то вдруг начнет меня поправлять, что, мол, в те годы город назывался по-другому, я никогда не назову город своего детства тем поганым именем. Тем не менее, как мне это ни неприятно, некоторые улицы до сих пор названы в Волгограде отвратительными именами, их придется упомянуть исключительно для ориентировки.


Фотографии из архива моего деда Феофилакта Мильтиадовича Коимшиди, который работал в Волгограде в те годы архитектором, участвовал в восстановлении города. Часть из них я публиковал в прошлом году. Также, думаю, будет интересен мой прошлогодний  пост "Призрак старого города" о сохранившихся в Волгограде на сегодняшний день дореволюционных зданиях. Рекомендую эти два поста к ознакомлению. Часть фотографий сделаны на немецкую "Агфу", очевидно, трофейную; выделяются своим качеством. Точных дат снимков я не знаю. Это 1944-47 года.
Мои знания не позволяют точно идентифицировать все места Волгограда на пленках, потому также помещу пост в одну очень хорошую информативную группу в контактах, где много специалистов по истории города, очень надеюсь на их помощь, думаю, они мне подскажут и помогут разобраться, что именно изображено на снимках. Потому, скорее всего, пост буду обновлять новыми комментариями к фото, которые выделю курсивом. Начну же с того, что знаю.


Безумно жаль это красивейшее здание еще дореволюционного кинотеатра "Парнас". Было построено на средства известного царицынского купца и мецената Владимира Миллера в 1915 году. Примечательно, что в здании не было лестниц, а на второй этаж вел широкий пандус, на который можно было въехать на автомобиле или фаэтоне.

2


По фото видно, что фасад и несущие стены выдержали бомбардировку, здание, на мой скромный взгляд неспециалиста, было вполне восстанавливаемое. Но у большевиков были совсем иные представления о прекрасном.

3


Здание находилось примерно на пересечении современных улицы и проспекта Ленина? в прошлом Успенской и Александровской улиц, сейчас на этом месте находится жилой дом, в котором в годы моего детства был магазин "Пионер".

4


Этому зданию повезло больше, его восстановили. Это был частный жилой дом купца Ивана Рысина, сейчас там располагается Союз Архитекторов.

5


Первый этаж этого дома. Обратите внимание на высокий цоколь, это будет важным в дальнейшем. Также представляет интерес граффити "РОИ-". Что это могло бы значить? Предположу, что это фрагмент слова "Строить". Неужели так помечали дома? Что-то строить, а что-то рушить...

6


Современный вид этого здания. Помните высокий цоколь на предыдущем фото? Насколько поднялся уровень города! Известно, что в пойме реки Царицы засыпаны целые дома. Откуда взялись такие массы грунта? Скорее всего рассыпали и ровняли остатки уничтоженных строений. Если это так, то сейчас волгоградцы ходят буквально по обломкам старого города. Жутковато немного. Как видите, здание не вписалось в новый городской план и находится во дворе жилого дома, где располагался магазин "Современник". Также обратите внимание на вентиляционную шахту бомбоубежища справа. Весь центр Волгограда усеян такими шахтами и небольшими бункерами с закрытыми или засыпанными на сегодняшний день входами. С учетом поднятия уровня земли предположу, что под землей находится целая сеть ходов и подвалов зданий старого Царицына. Вот где непаханое поле деятельности для диггеров!

7


Интересный кадр. Кажется сделано с пересечения Аллеи Героев и проспекта Ленина. Мы видим ряд домов по нечетной стороне Александровской улицы (проспект Ленина). Самое дальнее здание от нас - Земская управа, существует и сегодня. Следующее от Управы ближе к нам здание - Волжско-Камский банк, построенный в 1870-м году, также уцелело. Третье здание - Александровская мужская гимназия, была открыта в 1875 году. И четвертое самое красивое здание - дом купца Михаила Божескова, построенный в 1881 году. Два последних дома полностью утратили свой облик при восстановлении, были объединены в один комплекс с колоннадой в римском имперском стиле - обком партии, сейчас - Администрация Волгограда. Очень жаль.

8


Здание Земской Управы. Современный вид. В годы моего детства здесь был Дом Пионеров, сегодня Краеведческий музей. В 1970-е годы планировали снос и этого здания, но, к счастью, он не состоялся по неизвестным причинам. Из-за этого боковой фасад жилого дома по проспекту Ленина, 5 (где я жил в детстве, виден слева) остался незавершенным, ну и хорошо.

9


Современный вид Волжско-Камского банка, сейчас это еще один корпус Краеведческого музея. Справа - то, что осталось от Александровской гимназии, достроен третий этаж, колоннада - дальше направо по проспекту, ее я не сфотографировал.

10


Памятник Чекистам, один из первых в восстанавливающемся городе. Построен в 1946 по проекту моего деда Феофилакта. В прошлом году я так же опубликовал пост об истории его строительства, интересные старые фото и документы. Рекомендую к ознакомлению, если кто не видел. Там же размышления (и мои, и деда) о допустимости памятников членам подобных организаций. Во всяком случае дед всегда говорил, что его памятник посвящен простым солдатам 10-й дивизии НКВД, первой принявшей на себя удар немцев. Я бы сказал немного иначе: памятник сей - обыкновенным людям, которые не по своей воле попали в суровую мясорубку жестокого XX века.

11


На время перенесемся из центра Волгограда в район Тракторного завода. Памятник большевистскому палачу, указующему куда-то в "светлую даль", также установлен одним из первых среди руин. Но фото примечательно совсем не этим. Двое солдат у подножия и слепой, уходящий в никуда, совсем не туда, куда указывает перст палача...

12


Танковыми башнями обозначена цепь обороны города, местами доходящая практически до Волги. На площади играют дети; бабушка и мой отец, совсем еще маленький. Кстати, обратите внимание на замусоренность площади.

13


Тоже где-то на Тракторном. Памятник защитникам города.

14


Какой-то офицер случайно попал в кадр.

15


Бабушка на фоне бара того времени.

16


Руины на следующих снимках я не могу идентифицировать. Рассчитываю на помощь специалистов. Скорее всего, они сделаны где-то в центре города.


Это похоже на руины какого-то предприятия, на переднем плане разбитый танк со снятым орудием и еще какое-то железо военного назначения.
Танк советский Т-26

17


Неизвестные руины. Возможно, строение на заднем плане поможет в их опознании.
На заднем плане трамвайная подстанция на улице Советской. Существует и сегодня. Я ее не помню, при случае обязательно сфотографирую. Пересечение улиц Спасской (Володарского) и Астраханской (Советская).

18


Какой-то перекресток... автомобиль... человек... собака... Представляет также интерес встроенное в руины временное жилье.
19


Кто-то мне говорил, что этот снимок сделан на Городской площади (Павших борцов), но я в этом не очень уверен.
Александровская площадь (Павших борцов). Здание в центре - Универмаг. Там был пленен нацистский генерал Паулюс. Сфотографировано со стороны ул. Астраханской (Советская)

20


Как рассказывал дед, этот самолет и еще несколько танков привезли и установили для киносъемки фильма о войне. Что это за место, попробуем разобраться на следующих фотографиях.

21


На этом фото видны упомянутые выше Александровская мужская гимназия и дом купца Божескова, но ракурс, откуда сделан снимок, я определить не могу.
По всей видимости снимок сделан с пересечения улицы Московской (часть современной аллеи Героев) и Астраханской (Советская).

22


Еще руины...

23


Где находится этот обелиск, я также не знаю. Удивительно: за урной пальма растет. Климат Волгограда не для пальм вроде.
Это старый обелиск на Городской площади (Павших борцов)

24


Вот такая степная фауна на улицах города конца 1940-х годов.
Узорчатый полоз. Неядовит.

25


Красавцы благородные животные! Никогда бы не подумал, что в Волгограде могли использовать верблюдов в упряжках.

26


Еще один танк среди руин.

27


Здание на заднем плане должно быть узнаваемым. Думаю, мне помогут в определении места. На переднем плане - нехитрый обед среди руин послевоенного города.

28


Еще неопознанные руины.

29

30


Это место тоже мне неизвестно, но, думаю, что многие его знают. Здание старого Драмтеатра, возможно.
Старое здание Драмтеатра по улице Ломоносовской (часть современной улицы Мира).

31


В середине моя бабушка, на руках - отец, двух других женщин не знаю, наверное, подруги бабушки. Также надеюсь, что по руинам здания на фоне, специалистам удастся определить место.

32


Еще бабушка с отцом.
Руины дома летчиков постройки 1930-х годов. Не восстанавливались. Сейчас на этом месте расположена Медакадемия.

33


Этих людей я тоже не знаю, но публикую для истории. Довольно выразительные лица у них.

34


Этот кадр я уже публиковал в прошлом году. Это дед с моим маленьким отцом. Тогда я выразил что-то вроде возмущения, дескать, дома в руинах, жить негде, но клумбы с цветочками разбить успели. Сейчас считаю, что я был неправ и слишком далеко зашел в своей критике. Дома восстановить трудно, а людям хотелось простых житейских радостей, чтобы хоть что-то радовало глаз среди всеобщего разорения... Но это ни в коем случае не отменяет моего отношения к большевистскому режиму. Кто знает, подскажите, пожалуйста, что за дома на фоне, они должны быть вполне узнаваемы.
На фоне здание гостиницы "Столичные номера", сейчас гостиница "Волгоград" (реконструирована до неузнаваемости). Фасад выходит на улицу Пушкина.

35


Еще руины. В оконный проем второго этажа видно старое здание. Если я не ошибаюсь, это дом купца Рысина, что на фото 5-7. Тогда это руины здания, на месте которого сейчас находится большевистская ротонда "Дом Союзов".

36


Вот и все наиболее значимые фотографии из архива моего деда, на которых запечатлен печальный исторический факт XX века.

visualhistory.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о