Глава I Предпосылки достижений норманнов

Глава I

Предпосылки достижений норманнов

I

На протяжении всей европейской истории моментов более примечательных, чем неожиданная экспансия норманнов во второй половине XI века, было мало. В период с 1050 по 1100 год норманны — выходцы из одной французской провинции — завоевали Англию и расширили свои владения до южной Италии и Сицилии. Преследуя собственные интересы, они дошли до Испании и далее вплоть до границ с Шотландией и Уэльсом. В то же время, в критический момент истории христианского мира, они способствовали росту папской казны и были серьезно вовлечены в политическую жизнь Византии. Наконец, еще в том же XI веке норманны приняли участие в первом крестовом походе и во время этого похода основали в Сирии норманнское княжество Антиохия. Подобные достижения, как и следовало ожидать, привлекли к себе пристальное внимание историков, и, разумеется, описывать какие-либо из этих походов в деталях нужды нет. Тем не менее было бы интересно сравнить эти завоевания, исследовать их причины и следствия и выяснить, насколько все эти разнородные действия норманнов за указанные 50 лет можно считать единым устремлением.

Такова, во всяком случае, цель этой книги, а нынешнее состояние исторических исследований в том, что касается норманнов, оправдывает эту попытку. Исследования о норманнах, по правде говоря, обширны и основательны, но они также большей частью странным образом изолированы друг от друга. Норманнское завоевание Англии[1] и завоевания в Италии и на Сицилии[2] были объектом длительных и интенсивных исследований, ничуть не меньше внимания было уделено и взаимоотношениям норманнов и папства и вкладу норманнов в крестовые походы[3]. Но связать эти разрозненные подвиги одного народа воедино в последнее время пытались сравнительно немногие. Прошло более 50 лет с тех пор, как С. Г. Хаскинс написал книгу

Норманны в европейской истории (Normans in European History) и в комментариях сообщил, что «никакой попытки оценить данную проблему с этой точки зрения пока не предпринималось»[4]. Этот небольшой по объему труд описывает целое тысячелетие норманнской истории, и хотя книга сохраняет свою новизну и ценность по сегодняшний день, с момента ее появления были обнаружены и новые сведения в этой области. Кроме того, все студенты, изучающие пребывание норманнов в бассейне Средиземного моря, по необходимости вынуждены довольствоваться лишь одной авторитетной работой мисс Эвелин Джеймисон. Большая часть ее размышлений по поводу связей между различными занятиями норманнов содержится в одной-единственной лекции, которая касается главным образом XII века и которая была прочитана в 1938 году[5]. Несмотря на сделанную М. Андрэ-Гвитанкуром[6] обширную обработку данных по истории викингов и норманнов, до сих пор продолжается изолированное изучение норманнов. Кажется, что во всем, что касается XI века, пора было бы уже все эти исследования связать
{1}
.

Безусловно, сейчас, так же как и всегда, правомерна оценка исторической роли норманнов в связи с теми преобразованиями, которые они осуществили в светских и церковных институтах, или в связи с дальнейшим развитием стран, которые они захватили и которые потом их поглотили. Тем не менее возможно, что влияние, оказываемое норманнами в это время на Англию и Европу, на Рим и Византию, на христианский и исламский миры, необходимо пересмотреть с точки зрения норманнов, потому что только таким образом это влияние можно оценить полностью. Если достижения норманнов за эти 50 лет рассматривать как нечто целостное, то можно получить еще более объективную оценку вклада норманнов в европейскую историю{2}.

Уже простое перечисление фактов наводит на мысль о взаимосвязанности всех деяний норманнов в этот период. В 1047 году в Италии близ Кутанса свою фантастическую карьеру начал Роберт Гвискар, сын Танкреда Готвилльского-ле Гвишара, впоследствии — герцог Апулии; в тот же год молодой герцог Вильгельм, будущий завоеватель Англии, после битвы при Валь-э-Дюн избавился от клейма «незаконнорожденного» и начал свое успешное правление в Нормандии. Примерно за 2 года до победы норманнов над Львом IX в битве при Чивитате в 1053 году герцогу Вильгельму удалось заручиться обещанием короля Эдуарда Исповедника об английском престоле, что и послужило причиной возникновения новых, и впоследствии столь значительных для Англии, Константинополя и Рима, отношений между норманнами и папством. К тому же, всего за 5 лет до битвы при Гастингсе, норманны захватили Бари, чем ознаменовался конец правления Византии в Италии. Через год, как раз перед походом Вильгельма Завоевателя на Шотландию, норманны отвоевали у сарацин Палермо. Это было в 1072 году, а год спустя на папский престол под именем Григорий VII взошел архидьякон Гильдебранд, который и выступал организатором союза между Папой и норманнами. Все эти хронологические связи подтверждаются множеством примеров. Роберт Гвискар захватил Дураццо (Диррахий) и начал вторжение в Византию всего за 4 года до того, как в 1085 году Вильгельм Завоеватель спешно вернулся из Нормандии в Англию, чтобы противостоять там угрозе вторжения из Скандинавии и спланировать «Перепись Страшного Суда». К 1091 году вся Сицилия была под властью младшего брата Роберта Гвискара, Рожера «Великого графа», а сыновьям Роберта Гвискара и Вильгельма Завоевателя, Боэмунду и Роберту Коротконогому, было суждено стать союзниками в первом крестовом походе.

Казалось бы, именно в этом и проявился весь тот ход взаимосвязанных событий, которые и должны рассматриваться как нечто целое. Но несмотря на то, что о норманнах так много написано, никто пока так и не объяснил, почему эта маленькая группка людей с севера Франции смогла всего за 50 лет столь стремительно расширить свои владения. Был ли этот неожиданный всплеск могущества обусловлен качествами самих норманнов, или той военной тактикой, которую они использовали, или тем, что им удалось извлечь выгоду из «священных войн»? Или же причиной стало появление в одной провинции целой плеяды удачливых и ярких лидеров — таких как Вильгельм Завоеватель, Роберт Гвискар, граф Рожер Сицилийский или Боэмунд Антиохийский

{3}? Или все же следует искать другие причины, чтобы объяснить причины норманнских достижений с 1050 по 1100 год на территории такого большого количества стран и кульминацию этих достижений — провозглашение в 1066 году герцога Норманнского королем Англии в церкви св. Петра в Вестминстерском аббатстве?

II

Среди великих норманнских лидеров той эпохи наиболее значительным был Вильгельм Завоеватель, наиболее влиятельным — Роберт Гвискар, самым ловким политиком — граф Рожер Сицилийский, а самым талантливым воином на поле брани — Боэмунд. Эти четверо обладали и определенными общими качествами: все они в той или иной степени вызывали отвращение, были жестоки и абсолютно беспринципны, все они были очень талантливы и очень амбициозны. Наделенные редкой политической дальновидностью, пусть даже иногда и ограниченной, они преследовали свои цели с непоколебимой решимостью. Пройти столь рискованный путь до вершин власти, каждому по отдельности, им удалось только благодаря силе характера. Но важнее всего то, что они были властными людьми: идеальные лидеры для хитрых и энергичных норманнских магнатов, в окружении которых они жили. Абсолютно очевидно, что объяснить достижения норманнов без постоянной опоры на типичные для них действия невозможно.

Но норманнские предприятия второй половины XI века не следует оценивать, опираясь только на деятельность выдающихся личностей. И действительно, наиболее интересным здесь является тот факт, что все эти события были неразрывно связаны с более широкими процессами, которые в этот период и дали новый толчок к росту Европы. Те полвека, между 1050 и 1100 годами, стали, например, свидетелями изменений в расстановке политических сил в Северной Европе и в отношениях между Латинской Европой и Тевтонскими и Скандинавскими странами. Тогда же изменились отношения между Восточной и Западной империями и между восточной и западной церквями, папство достигло новых вершин власти, а силы Креста и Полумесяца вступили в более тесный контакт, а позже и в вооруженное противостояние. Норманны были вовлечены во все эти процессы, в каждый из них они сделали свой особый вклад, и без вмешательства норманнов все сложилось бы иначе. Это, конечно, не значит, что их влияние, проявленное таким образом, было плохим или хорошим, было на благо или пошло во вред. Но в каждом из случаев их вмешательство имело решающий характер, а его последствия оказывались далеко идущими. Достижения норманнов воплотились в жизнь в критические для развития Европы годы и проявились в тех странах, чьи судьбы имели решающее значение в формировании европейского самосознания.

Проводить линии на карте истории — занятие неблагодарное, так как это размывает естественный ход человеческой истории, скрывает связь идей и действий, из которых и соткано полотно человеческого общества. Тем не менее Марк Блок, великий французский историк, несомненно, был прав, когда в качестве даты, отмечающей начало социальных перемен, которые «изменили лицо Европы», выбрал 1050 год[7]. Конечно, в регионах, находившихся под особым влиянием норманнов, все процессы того периода развивались своим, абсолютно отличным, образом. Например, Англию второй четверти XI века можно рассматривать как основообразующую частью Скандинавского мира. На больших территориях страны находились поселения выходцев из стран Балтики, а сама Англия какое-то время была частью империи Кнута Великого. Угроза реставрации в Англии скандинавской династии существовала до 1070 года. Однако с этого момента такому положению вещей было суждено измениться. Помимо воздействия, оказанного норманнскими завоеваниями на внутреннее состояние страны, приход норманнов соединил Англию с одной из французских провинций таким образом, что на протяжении всего Средневековья Англия отдалялась от Скандинавии и сближалась с Латинской Европой.

Естественно, что все эти события были весьма значительными, и их последствия вышли далеко за пределы Англии. Не заметить появления на севере новых политических сил не могли ни Франция, ни Западная империя, ни страны Балтики, ни папство, ни даже Византия, а причастность норманнов к завоеванию Англии ощущалась, по правде говоря, не только в политической сфере. И в самом деле, разумно будет предположить, что изменения в расстановке сил в результате норманнского влияния на Англию были одной из причин появления особых черт в культуре Западной Европы XII века[8]. Связав Англию с Латинской Европой, норманны, возможно, помогли странам, говорящим на романских языках, достигнуть того господства в западной культуре, которое прослеживается на всем протяжении этого блестящего и продуктивного периода. Во всяком случае, развитие монашеского движения в XII веке, настроения крестовых походов, песни трубадуров, новые университеты и преподносившиеся там учения, новый гуманизм, а позже и новая теология, пришли главным образом из регионов западнее Рейна и южнее Альп, то есть из мира, центром которого являлись Италия и Франция. Англия, завоеванная норманнами, была частью этого же мира.

Не менее примечательны и изменения того периода в политических взаимоотношениях стран, граничащих друг с другом в бассейне Средиземного моря. Норманны и здесь сыграли существенную роль. В начале XI века все Средиземноморье находилось под влиянием трех сил, ни одна из которых не относилась к Западной Европе[9]. Первой из этих сил была Восточная христианская империя со столицей в Константинополе, в которую входили Балканы и полуостров Малая Азия, на запад ее владения простирались до южной Италии, а на восток — до северной Сирии. Второй был Фатимидский халифат со столицей в Каире, господствующий не только в Египте, но также и в Палестине, и на всей территории Африки севернее пустыни Сахары до самого Туниса; под его контролем находилась также Сицилия с островами Мальта и Гозо. И наконец, третья сила — это Испанский халифат со столицей в городе Кордове. Испанскому халифату принадлежала не только большая часть Пиренейского полуострова, но также земли, где теперь находятся Алжир и Марокко, и далее на юг через Мавританию до Сенегала. Более того, баланс сил между тремя этими державами менялся, В первой четверти XI века, после смерти великого халифа аль-Азиса Каирского (996) и аль-Мансура из Кордовы (1002), распри ослабили исламский мир, в то время как власть Византии при правлении «Македонских» императоров неуклонно росла вплоть до смерти в 1025 году Василия II[10]. К этому времени Восточная империя стабилизировала положение на своих северных и восточных границах и прочно обосновалась как на юге Италии, так и в Сирии, реально контролируя восточную часть Средиземного моря. С другой стороны, Сицилия оставалась аванпостом ислама, в то время как в самой Восточной империи появилась угроза внутренних смут, а вскоре ей пришлось противостоять жестокой мусульманской атаке со стороны турок-сельджуков.

Следовательно, в 1050 году западный христианский мир почти не принимал участия в жизни плотно населенных стран в бассейне Средиземного моря, в регионе, который был колыбелью христианской культуры. В тот период оспорить влияние ислама в бассейне Средиземного моря западнее Сицилии до Гибралтарского пролива было не под силу ни одной западной державе. Колокола собора в Сантьяго все еще украшали главную мечеть Кордовы, а мусульманские корабли непрерывно совершали набеги на побережья Лигурии и Прованса[11]. Даже повторное установление власти Византии на юге Италии далось ценой потерь на Западе, в частности было отмечено поражением германцев под командованием Оттона II в битве при Стило в 987 году. В это время сам Рим находился в упадке и не мог с точки зрения вековой перспективы соперничать с Константинополем, Каиром или Палермо, а папство стало жертвой земной коррупции и местом римских интриг. Понтификат Папы Бенедикта VIII (который весьма поспешно приветствовал в Италии первых норманнов) с 1012 по 1024 год стал всего лишь островком между двумя печальными периодами политической деградации в истории папского престола[12].

Условия существования в бассейне Средиземного моря в конце XI века, когда Византию вытеснили из Италии, а сарацин — из Сицилии, когда папство приближалось к новому периоду всплеска власти и политического могущества, а западный христианский мир снова обрел силу на Средиземном море и готовился к наступательной операции против ислама, резко отличаются от условий, преобладавших там в 1050 году. Самым сильным и, возможно, единственным действующим фактором в осуществлении этой значительной перемены являются норманны. И как на севере своими действиями норманны изменили отношения между Англией, Латинской Европой и Скандинавскими странами, так и в бассейне Средиземного моря они стали причиной равных по значимости изменений, оказавших влияние на будущее Европы.

III

Однако, не охарактеризовав политическую атмосферу в Европе XI века, адекватно описать предпосылки деятельности норманнов невозможно. Но проанализировать эти предпосылки не просто. Не только потому, что события удалены от нас во времени, но и потому, что роль, которую играли норманны в этих событиях, постоянно интерпретируется в свете более поздних религиозных и политический дискуссий. В то время как норманнское завоевание Англии веками служит темой для политических и социальных проповедей, непосредственная связь норманнов с политическим продвижением папства неизбежно порождает дальнейшую полемику о том, как действия норманнов повлияли на западный христианский мир, на восточную Церковь и на мусульманский мир. Несколько значительных дискуссий, захлестнувших Англию в XVII веке, велись без каких-либо ссылок на норманнов, и пыл этих полемик в научных трудах об англо-норманнах не угас еще и сегодня[13]. Соответственно во Франции Вильгельма Завоевателя описывают как национального героя, но и осуждают как рекордсмена по религиозным предрассудкам и как врага народа. В его честь воздвигаются статуи, а кальвинисты и революционеры в это же время оскверняют его могилу и развеивают его прах. Противоречивый приговор, вынесенный Завоевателю в Англии, не менее удивителен: здесь его признают как одним из основоположников величия Англии, так и автором одного из самых печальных поражений в истории Англии[14].

Но все эти споры, столь сильно разросшиеся в более поздних исследованиях о норманнах, имеют мало отношения к мыслям и эмоциям людей, живших в XI веке. В частности, подходя со здравых позиций, найти в Европе того времени настроения, сравнимые с современным национализмом, было бы трудно. Ни у одной из соперничающих групп в южной Италии или на Сицилии не было намерения создать государство только на основе национальных чувств, а в политике Северной Европы того времени можно найти лишь некоторые признаки подобных мотивов. Правда, в англо-саксонских хрониках и в «Песне о Роланде» есть некоторые отрывки, указывающие на существование общепринятых настроений среди жителей соответственно Англии и Франции[15], но это почти не находит отражения в политике того времени. С 1025 по 1070 год королями Англии были представители трех различных национальностей, но гражданские волнения не прекращались. Во Франции в тот же период власть дома Капетингов едва ли простиралась южнее реки Луары, а на севере люди ощущали привязанность прежде всего к тем древним и враждующим провинциям, к которым они и принадлежали, например Анжу и Нормандия или Бретань и Блуа. Ни Франция, ни Англия в XI веке не могут считаться национальными государствами в современном смысле этого понятия.

Факт отсутствия национальных чувств в Европе XI века и в самом деле можно подтвердить массой примеров. Если пользоваться современными терминами, то в 1066 году в битве при Стэмфордбридже «англичане» воевали по обе стороны, а в 1071 году в битве за Бари греки выступили против греков. Люди из Англии, под началом Вильгельма Завоевателя, принимали участие в кампаниях против Эксетера в 1068 году и в провинции Мэн в 1073 году, в то время как Рожер, сын Танкреда Готвилльского, до того как напал на сарацин в Палермо в 1071 году, был союзником эмира Сиракуз. То же касается и Сида: начиная свою карьеру в Испании, он, казалось, был готов воевать в союзе как с маврами, так и со своим товарищем Спаниардом, а в армиях восточных императоров во второй половине XI века мирно сосуществовали ломбардцы, датчане, англосаксы и норманны. И наконец, известный конфликт норманнов и англичан 1066 года в Гастингсе в 1081 году повторился в Дураццо (Диррахий), но совершенно по иным причинам, а позже, в 1099 году, Эдгар Этелинг, последний представитель англосаксонской правящей династии, сотрудничал в Сирии с Робертом, старшим сыном Вильгельма Завоевателя[16]. Подобные эпизоды интересны и сами по себе, но они свидетельствуют и в пользу общего вывода: все действия норманнов в период с 1050 по 1100 год взаимосвязаны, но национальные чувства не были вдохновляющей силой ни для этих действий, ни при создании норманнского мира, который появился в результате. Сопротивления, для которого подходящим или точным определением было бы национальное, норманнам не оказала ни одна из завоеванных стран.

Чтобы проникнуть в подлинную атмосферу времени норманнских завоеваний, необходимо отказаться от многих понятий, порожденных современной политикой. Но не менее важно оценить и значимость многих существенных мотивов, как рациональных, так и иррациональных, которые тогда имели куда большее влияние на Западную Европу, чем в наше время[17]. Сами физические условия существования были тогда другими. При отсутствии достаточной защиты такие явления природы, как шторм и ураган, наводнение и засуха, и даже зимние темнота и холод, представляли угрозу, а эти бедствия следовали, казалось, одно за другим с угрожающей частотой. Голод и эпидемии были чем-то привычным. Например, 1044 и 1083 годы печально известны как голодные, а в 1075 и 1094 годах свирепствовала чума. На самом деле в ту эпоху Европа переживала многие из несчастий, от которых и сегодня страдают менее благополучные страны. Детская смертность была очень высокой, а продолжительность жизни, по современным меркам, очень маленькой.

Таким образом, чувство собственной безопасности неизбежно выходило на первый план, но спецификой эпохи было мнение, что источники опасности выходят далеко за пределы мира физического. Редко когда еще человек осознавал сверхъестественное сильнее, чем в Западной Европе в период с 1050 по 1100 год. И если телу человека постоянно угрожали вполне осязаемые напасти природного свойства, то спасению его души могли помешать невидимые силы, коль скоро он мог пасть жертвой в бесконечной борьбе Добра и Зла. Чтобы не преувеличить распространенность психологической установки, определить которую в любом случае трудно, конечно, нужна осторожность, но правдой остается и то, что эта эпоха в Западной Европе отмечена не только безжалостным реализмом, но и живым пониманием незримого и широко распространенной надеждой на поддержку, которую считали могущественней человеческих усилий.

Это отношение нельзя определить просто как продукт «эпохи веры» (или суеверий), так как вопрос этот более сложен. XI век породил как своих святых, так и негодяев, как действующих политиков, так и мечтателей, и если основные христианские истины в Европе в тот период были неоспоримыми, то люди относились к религии по-разному. Пока — чтобы должным образом определить ортодоксальность — эрудированные теологи вели дебаты ради прояснения логических принципов христианства, мирян где силой, а где любовью принуждали регулярно посещать приходские церкви, где они могли прослушать более или менее правильно прочитанную мессу. Но помимо всего этого была и народная религия[18] — фольклор, состоящий из множества элементов, но пропитанный христианской символикой, фольклор, который в каждом событии видел ангельский или дьявольский промысел и который искал предзнаменования в любом явлении природы: в кометах и чудовищных животных, в снах и видениях. Зачем проводить резкую грань между видимым и невидимым, когда материальный мир сам по себе может оказаться не чем иным, как завесой, за которой и происходит бесконечная борьба за душу человека? И как может человек избежать вечных мук — свершая незаурядные поступки или с особой помощью?

Отсюда и те епитимьи, и те ревностные искупительные паломничества к дальним святым местам, которыми так прославился XI век. Отсюда же страстные мольбы о заступничестве, обращенные к святым, и жажда заполучить чудотворные реликвии — даже ценой насилия и воровства. Возможно, борьба между силами Света и Тьмы и в самом деле приближалась к кульминационному моменту, и возможно, что сам видимый мир (обладающий лишь частью значимости) был на грани исчезновения. Явных свидетельств того, что существовала общая вера в конец света, который уже наступил или наступит вместе с годовщиной тысячелетия христианства, или об облегчении, когда этот срок благополучно миновал, не сохранилось. Но не приходится сомневаться и в том, что страхи подобного рода периодически терзали некоторые регионы Западной Европы XI века, причем причины зачастую оказывались странными: слабый правитель, который непременно должен был оказаться последним Антихристом, или необычное явление природы, или даже необычное совпадение церковных праздников{4}. Ада, несомненно, избежать было трудно, да и кто мог сказать, когда наступит День Гнева?

Эти настроения способствовали распространению в Европе XI века эмоциональной нестабильности. Многие странные увлечения и неожиданные изменения поведения, которые можно наблюдать как в успешных действиях норманнов, так и в реакциях тех, с кем они вступали в контакт, также нуждаются в пояснении. Так, например, герцог Роберт I, отец Вильгельма Завоевателя (который был в юности похотливым и жестоким правителем), весьма успешно справившись с непокорным герцогством, вдруг решил позаботиться о своей душе и отправился в паломничество в Палестину, откуда ему так и не суждено было вернуться. То же касается и Симона де Крепе, графа Вексен, который благодаря женитьбе в 1078 году на Юдифи, дочери графа Овернского, консолидировал свою власть, но в первую же брачную ночь поклялся себе и своей жене в вечном половом воздержании и тотчас отбыл в монастырь св. Клода в горах Юра, где и принял монашество[19]. Возможно, для таких людей паломничество было так же важно, как и война, а монашеский обет так же непреодолим, как и свод законов. Можно привести имена еще многих воинов благородного происхождения той эпохи, кто ушел в монастырь, чтобы там провести остаток своей деятельной жизни[20]. Однако было бы неверно приписывать подобные действия только лицемерию или малодушному страху перед адом. Каких бы качеств ни были лишены вельможи XI века, в общем, они были полны энергии и отваги. Обратимся к наиболее очевидному примеру: победа в первом крестовом походе отмечена крайними проявлениями набожности и жестокости, но не принять в расчет искренность религиозного рвения при осаде Антиохии было бы равносильно тому, чтобы проигнорировать чудовищную резню, которая и запятнала победу при взятии города{5}.

Мир эпохи норманнских завоеваний захлестнули потоки противоречивых страстей, и сами норманны находились во власти этих страстей. Именно в этот период начала складываться романтическая литература о Карле Великом и Артуре, были написаны трогательные «Чудеса Девы Марии»[21], по всей Франции и за ее пределами множилось количество клюнийских монастырей, Джон из Фекана создал свои проникновенные молитвы, а св. Ансельм написал бессмертные трактаты. Но этот век отмечен такими массовыми бойнями, как, например, при «Разорении Севера» в 1070-м, разорение Рима в 1084-м, кровавое разграбление Иерусалима в 1099 году, и такими отвратительными убийствами, как убийство Альфреда Этелинга в 1036-м, или Бьерна в 1049 году, на кораблях ярла Свейна. Подтвердить эту противоречивость можно не только этими жуткими примерами, но и множеством других, более тривиальных, а оттого и более выразительных. Так, например, когда в 1096 году французские крестоносцы достигли Рима, они были обескуражены, обнаружив всю базилику св. Петра, за исключением одной башни, в руках вооруженных сторонников анти-папы; и они были окончательно сбиты с толку, когда те выбросили из алтаря приношения пилигримов и начали бросать в них камни[22]. Никогда еще земное и возвышенное не переплетались теснее, чем в эту решительную и самую беспокойную эпоху.

Хотя идеи и чувства, доминировавшие в Западной Европе с 1050 по 1100 год, кажутся нам такими далекими от преобладающих сегодня, тем не менее основные мотивы, побуждавшие человека к действиям тогда, остаются неизменными во все времена, и подчеркивать непреходящую важность последовавших потом событий необходимости нет. Связи между Англией и Европой, контроль над Средиземным морем, отношения между Восточной и Западной Европой, раскол между Восточной и Западной церквями — всё это темы, интерес к которым не угас и сегодня. Да и жажда власти и разорений или жестокость, которую они пробуждали, не стали с годами меньше{6}. Даже способ осуществления перемен в XI веке иногда подсказывает удивительные аналогии. Ведь смысл в тревожных толкованиях снов или дурные предзнаменования в совпадениях в календаре искали не только жители Западной Европы XI века. Такие примеры могут показаться малозначительными, однако на себя обращают внимание и другие, более значимые. Никакой другой век не был вовлечен в военные действия по идеологическим причинам больше, чем XI век, за исключением разве только века XX{7}; вера в сверхъестественную помощь при ведении так называемых «священных войн» обнаруживает некоторые странные параллели даже в самые недавние времена. К тому же одной из особенностей норманнов было то, как они пользовались пропагандой, и это очень напоминало бурлящую и лживую атмосферу Европы после 1938 года. В этом-то и есть парадокс истории. Глубока бездна между веками, но, соединяя их мостами, человек может вернуться домой.

IV

Многие проблемы, связанные с причинами и следствиями норманнских предприятий 1050–1100 годов, все еще ждут своего решения, а некоторые из них, возможно, вообще неразрешимы. Однако сравнительное исследование, подобное этому, можно проиллюстрировать, как минимум, большим количеством свидетельств современников. В этой связи почетное место занимает целый ряд повествований, написанных людьми, непосредственно связанными с норманнами, или теми, кто испытывал чувство особого восхищения их свершениями. Эти авторы были знакомы не только с самой темой, но и с мотивами, которые двигали главными героями этой драмы. Разумеется, этих авторов нельзя признать беспристрастными, и по этой причине к их творениям следует относиться с осторожностью. Но эти повествования прекрасно отражают то, как самим норманнам хотелось, чтобы относились к их подвигам.

Основное описание норманнского влияния на Англию до 1072 года дано в трех источниках, которые представляют норманнскую версию тогдашних событий. Первый из них — это панегирик Вильгельму Завоевателю, написанный между 1072 и 1074 годами его капелланом, Вильгельмом из Пуатье[23]. Это произведение дошло до нас только в одной рукописи и без окончания. Но оно очень важно, так как автор имел особые возможности для сбора информации и проявлял необузданный пыл в изложении дел норманнов, впрочем, с преувеличенным красноречием, зачастую достойным сожаления. Вторым источником является латинская поэма Кармен, которая повествует о битве при Гастингсе[24]; долгое время считалось, что автор этой поэмы — Ги, до 1068 года епископ Амьена, но теперь авторство иногда (но ни в коем случае не всегда) приписывают более позднему периоду[25].

И наконец, ковер Байё[26]. Об этом прекрасном творении выдвинуто так много теорий, что высказываться по этому поводу слишком свободно было бы опрометчивым. Принято считать, что эту работу заказал Одо единокровный брат Вильгельма Завоевателя, епископ Байё и эрл Кента. Великий художник, автор этого изображения, мог быть как англичанином, так и нормандцем, но сама вышивка выполнена, вероятно, в Англии и была закончена вскоре после изображенных на ней событий. На этом основании эта шпалера, наряду с повествованием Вильгельма из Пуатье и поэмой Кармен, рассматривается как источник англо-норманнской истории того периода. Эти авторитетные источники, находящиеся в близкой, хотя и не совсем определенной, зависимости друг от друга, в совокупности дают историку замечательную возможность проследить один из кульминационных моментов в истории норманнов на близком расстоянии и с их точки зрения.

Таким же восторгом полны и упоминания XI века о норманнских деяниях на юге. В период с 1071 по 1086 год историю пребывания норманнов в Италии прекрасно изложил монах Монте-Кассино Аматус[27], и хотя оригинал, написанный на латинском языке, утрачен{8}, сохранился французский перевод XIV века. В силу этого обстоятельства сочинение Аматуса вызвало большую полемику, но сейчас оно признано подлинным источником XI века, и один из авторитетных критиков даже признал его «лучшим источником по завоеваниям норманнов в Италии»[28].

Однако Аматус, чьими героями стали Ричард, первый князь Капуи, и Роберт Гвискар, первый норманнский герцог Апулии, не единственен в своем роде. В период с 1095 по 1099 год или чуть позже некий Вильгельм, называемый «Вильгельмом из Апулии» (никаких сведений личного характера об этом человеке нет, но возможно, он был одним из норманнов, живущих в Италии), написал эпическую поэму о деяниях Роберта Гвискара[29] и посвятил ее сыну Гвискара, Рожеру по прозвищу Борса (или денежный мешок). Поэма написана на великолепном латинском языке. Далее, еще в XI веке, Жоффруа Малатерра, который до эмиграции на юг, видимо, был монахом монастыря св. Эврула в Нормандии, написал значительное произведение «История Сицилии»[30], где особо упоминаются героические поступки младшего брата Гвискара — Рожера, позднее известного как «Великий граф». Было и значительное произведение с самым живым из всех известных описаний Первого крестового похода. Это — работа неизвестного автора «Деяния франков» (Gesta Francorum)[31]. Создал ее, скорее всего, нормандец из южной Италии, служивший под началом другого сына Роберта Гвискара, а именно Боэмунда Тарентского, и описывает он прежде всего интересы хозяина и подвиги своих соотечественников.

О том, что работы Аматуса, Вильгельма из Апулии и Жоффруа Малатерры взаимосвязаны, говорилось много, но существование подобных связей маловероятно[32]. Нет никакой значительной взаимозависимости и между этими южными повествованиями в целом и соизмеримыми с ними работами Вильгельма из Пуатье и поэмой Кармен. Все эти авторы используют легендарные факты и поэтические приемы времен самых первых chanson de geste[33]. Но в общем можно сказать, что повествования о норманнах, написанные в XI веке на юге и более ранние, созданные на севере, по существу друг от друга независимы. Вопрос о взаимозависимости этих произведений довольно важен, так как если бы было обнаружено, что в различных источниках о действиях норманнов в далеких друг от друга землях существовало единство мнений и настроений, то очевидно, что наибольший интерес представляло бы именно то, что такое единодушие было достигнуто независимо друг от друга.

Однако необходимо напомнить, что эти авторы были приверженцами норманнов. Эти труды обращены в первую очередь к самим норманнам, и по этой причине они представляют собой особую ценность, так как раскрывают цели и эмоции норманнов. Но по этой же причине во всем, что касается остальных событий, их необходимо сверять с другими свидетельствами. К счастью, это возможно. События 1050–1100 годов довольно полно представлены в различных списках англосаксонской хроники[34], также можно обратиться к хроникам южной Италии — таким как хроника монастырей Монте-Кассино, Беневенто и особенно Бари, как в ее анонимной версии, так и к повторному тексту, подписанному Лупус Протоспатариус[35]. Кроме того, в то время как многие из проблем англо-норманнских отношений рассмотрены в анонимном «Житии Эдуарда Исповедника», законченном вскоре после норманнского завоевания Англии[36], более ранние фазы норманнского вторжения в Италию представлены в хрониках Адемара из Шабане[37] и Родульфа Глабера[38]. Более того, к счастью, еще в XI веке многие из деяний норманнов в Италии были зафиксированы в одной из лучших хроник той эпохи; ее автором был Лев, позднее кардинал Остии, но тогда еще монах монастыря Монте-Кассино[39]. И наконец, неизвестный норманнский автор, один из нескольких норманнских писателей-очевидцев первого крестового похода, написал «Деяния франков» (Gesta Francorum), где описываются деяния Боэмунда.

Повествовательные источники по норманнской истории того периода можно, конечно, в большей или меньшей степени дополнить зафиксированными свидетельствами. О богатстве документальных свидетельств, относящихся к англо-норманнской истории того периода, можно судить и по многочисленным записям о подвигах норманнских герцогов и английских королей в 1050 и 1100 годах[40], в монастырских книгах на территории Нормандии и Англии также можно обнаружить огромное количество хартий[41]. Хартии норманнских правителей в Италии и на Сицилии, а также многих норманнских магнатов, которые их окружали, можно найти в сборниках, где описываются действия, связанные с каким-либо монастырем, например в Ла-Каве, Бриндизи, Аверсе и особенно Бари[42]. Но по данному вопросу прежде всего следует обратить внимание на папские документы. Кроме многочисленных «жизнеописаний» Пап XI века, которые значительны по объему и изданы, существует огромное количество папских писем и булл, которые стали доступными для изучения благодаря гигантским «описям» этих текстов, составленным такими учеными, как Филипп Яффе[43] и Пол Кер[44]. Счастливым обстоятельством является то, что в качестве уникального примера такого официального сборника XI века до нас дошел «Реестр» Папы Григория VII[45]. Особую ценность представляют и буллы Папы Урбана II[46].

Простое перечисление источников делает очевидным как минимум то, что свидетельств современников по истории норманнов в период 1050–1100 годов более чем достаточно, а XII век дополнил эти сведения своими, которые можно использовать для проверки более ранних свидетельств. К 1141 году завершил свою великолепную «Историю» Ордерик Виталий[47]. В этой работе как будто повстречались два значительных направления ранней норманнской историографии, так как в качестве источников Ордерик использовал, например, сочинения не только Вильгельма из Пуатье, но также и Жоффруа Малатерры, и даже если к истории он подходит с точки зрения норманнов, то все равно никогда не забывает о том, что сам он воспитание получил в Англии. В тот же период много работ появилось и в самой Англии. Они были написаны такими авторами, как Вильгельм из Мальмсбери[48] и Эадмер[49]. В своих повествованиях они выражают особое отношение к действиям норманнов предыдущего поколения. На юге шел тот же процесс. Вообще говоря, в арабских и греческих источниках норманнские завоевания на Средиземном море освещены крайне скудно, но есть и одно значительное исключение. Примерно в 1140 году византийская принцесса Анна Комнина, будучи в зрелом возрасте, написала значительную работу по истории Восточной империи во времена правления ее отца, императора Алексея I. Эта работа носит название «Алексиада»[50], и хотя Анне не всегда удается избежать критицизма, тем не менее в ее живом повествовании есть очень много информации о норманнах XI века[51], а ее слова имеют особую ценность как поправки к ранее написанным панегирикам, так как она писала о норманнах не как о друзьях, а как о врагах{9}.

С уверенностью можно сказать, что любой человек, пытающийся установить причины и следствия норманнских достижений в период с 1050 по 1100 год и осознающий их важность, не имеет оснований жаловаться на недостаток материала для своих научных изысканий. Безусловно, эти свидетельства зачастую трудно интерпретировать, но именно их большое количество, возможно, послужит оправданием при сопоставительном исследовании общих черт, проявившихся во всех удивительно успешных действиях норманнов в этот период. Подобное исследование также могло бы помочь разъяснить природу того мощного и неповторимого воздействия, которое норманны оказали на политику всего христианского мира, и объяснить то явное влияние, которое они оказали на дальнейшее развитие завоеванных ими стран.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Приложение 1 Хронология завоевательных походов викингов (500–1066 гг.)

Приложение 1

Хронология завоевательных походов викингов

(500–1066 гг.)

500

Англия, Уэльс

580-е г. Завершение англо-саксонского завоевания.

Западная Европа

Ок. 512 г. Нападение данов на земли в низовьях pp. Мааса и Рейна.

Англия, Уэльс

580-е гг. Завершение англо-саксонского завоевания.

600

Ирландия

Ок. 615 г. Нападение норманнов на Тори.

Шотландия

Ок. 620 г. Норвежцы захватывают Гебридские о-ва.

Балтика

Кон. VI — нач. VII вв. Распад «державы Инглингов»

600–640 гг. Походы свеев в Землю Эстов.

Ок. 650 г. Скандинавские поселения Трусо в Вост. Пруссии и Себорг. (Гробини) в Земле Куршей.

750

Англия, Уэльс

753 г. Нападение норманнов на о. Танет.

Ок. 760 г. Набег норманнов на восточное побережье Мерсии.

Восточная Европа, Византия, Кавказ Атлантика

Ок. 750 г. Скандинавские поселенцы в Ладоге.

775

Англия, Уэльс

781 г. Рейд скандинавских пиратов на побережье Нортумрии.

789 г. Нападение норманнов на Дорсет.

Западная Европа

Ок. 781 г. Корабли скандинавских пиратов у берегов Аквитании.

790

Англия, Уэльс

8.06.793 г. Разгром монастыря св. Кутберта на о. Линдисфарн. Начало «эпохи викингов».

794 г. Рейды викингов на прибрежные монастыри Нортумбрии.

795–797 гг. Норманны захватывают о. Мэн. Набег викингов на юг Уэльса.

Шотландия

794 г. Набег викингов на о. Скай.

795 г. Викинги высаживаются на о. Айона.

798 г. Набег викингов на юго-западное побережье.

Ирландия

794 г. Викинги атакуют о. Ратлин.

795 г. Набеги викингов на северные побережья.

796 г. Нападения викингов на Ольстер.

798 г. Викинги атакуют прибрежные районы на севере.

Западная Европа

799 г. Норманнский рейд к устью Луары.

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

Кон. VIII в. Викинги участвуют в испано-мусульманских войнах как наемники христиан.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

790 г. Набег «русов» на южное побережье Крыма.

800

Шотландия

800 г. Рейд викингов на юго-западное побережье.

802 и 806 гг. Нападения викингов на о. Айона.

Ирландия

806 г. Викинги атакуют западные районы острова.

810 г. Набег викингов на Ольстер.

811–812 гг. Набеги викингов на западные и юго-западные районы острова.

Ок. 818 г. Восточные побережья острова под контролем викингов.

Западная Европа

Между 800–814 гг. Флотилия викингов у южных берегов Франции.

810 г. Вторжение данов во Фрисландию.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

808 г. Нападение викингов на Землю Ободритов.

Атлантика

Кон. VIII в. Завершение норманнской колонизации Оркнейских и Шетландских о-вов.

800 г. Норманны захватывают Фарерские о-ва.

820

Ирландия

822–826 гг. Рейды викингов на Ольстер и Лейнстер.

Кон. 20-х гг. Викинги вытеснены с острова.

Западная Европа

820 г. Попытки вторжения во Фландрию и устье р. Сена. Прорыв викингов в нижнее течение р. Сена.

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

827 г. Набег викингов на побережье Астурии и Галисии.

830

Англия, Уэльс

835 г. Нападение викингов на о. Шеппи и юго-западное побережье Уэссекса.

837 г. Вторжение викингов в Уэссекс.

839 г. Набег викингов на южное и юго-восточное побережье.

Шотландия

836 г. Викинги завоевывают прибрежные территории на востоке острова.

Ирландия

832 г. Норвежцы захватывают северо-восточную часть острова.

Западная Европа

Ок. 830 г. Нападение викингов на острова в Бискайском заливе.

834 г. Набег викингов на Фрисландию.

836 г. Рейд викингов в устье р. Маас и по р. Шельда.

837 г. Нападение викингов на Фрисландию.

838 г. Рейд викингов на среднюю Луару.

Балтика

836 г. Первое упоминание о викингах-вендах.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

838–839 гг. Разведчики-шведы проходят путем из Варяг в Греки до Константинополя.

840

Англия, Уэльс

841 г. Набег викингов на прибрежные области Восточной Англии и Мерсии.

845 г. Нападение викингов на Юго-Западную Англию.

Шотландия

847 г. Шотландцы становятся данниками норманнов.

Ирландия

840–841 гг. Норвежцы завоевывают большую часть острова.

845–848 гг. Норвежские викинги утрачивают центральные и южные районы острова.

849–850 гг. Вторжение датских викингов. Вытеснение норвежцев с острова.

Западная Европа

841 г. Рейды викингов на нижнюю Сену и в среднее течение р. Луара.

842 г. Викинги захватывают Квентовик и Нант.

843–848 гг. Вторжение викингов во внутренние районы Гаскони.

845 г. Викинги захватывают Гамбург, Дорестад, Париж. Рейды на левобережье р. Сена и Южную Фландрию.

847 г. Викинги вторгаются в Бретань.

847–849 гг. Набеги на Аквитанию.

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

843 г. Рейд викингов на побережья Астурии, Галисии, Португалии и запада Андалузии.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

840 г. Набег флота «народа Рос» на северное побережье Малой Азии.

850

Англия, Уэльс

850 г. Нападение викингов на юг Уэльса.

851 г. Нападение викингов иа Корнуэлл и вторжение в Юго-Восточную Англию.

853 г. Набег викингов на Северный Уэльс.

856 г. Нападение норманнов на северное побережье Уэльса.

Ирландия

853–855 гг. Нашествие норвежских викингов. Восстановление их господства над островом.

Западная Европа

850 г. Набег викингов на Фрисландию, земли в низовьях pp. Рейна и Мааса.

851–852 гг. Вторжение викингов во Фландрию, набеги на земли в нижнем течении р. Сена и междуречье Сены и Соммы.

853–854 гг. Рейды на нижнюю и среднюю Луару и по р. Сарта.

855 г. Конфликт между викингами на нижней Луаре. Рейды на левобережье нижней Сены, в Аквитанию и Гасконь.

856 г. Рейд норманнов на среднюю Луару.

857 г. Набеги викингов в бассейн средней Сены. Рейд во внутренние районы Аквитании.

858 г. Столкновение между викингами на Нижней Сене 859 г. Рейды викингов по pp. Уаза, Сомма и в междуречье средней Луары и Сены.

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

844 г. Норманнское вторжение в Андалузию и рейды на Атлантическое побережье Марокко.

Балтика

40-е гг. Рейд датских викингов в устье р. Одер.

50-е гг. Блокада датскими викингами побережья средней Швеции.

853 г. Набег датских викингов на Землю Куршей.

Между 853–855 гг. Рейд викингов в низовья р. Зап. Двина.

855 г. Шведские викинги нападают на Землю Куршей.

860

Англия, Уэльс

860 г. Попытка прорыва викингов в р. Уз.

865 г. Высадка «Великого войска» датчан в Восточной Англии.

866–867 гг. Датчане завоевывают Южную Нортумбрию. Вторжение норвежских викингов в Северо-Западную Англию и Уэльс.

Ирландия

862–879 гг. Ирландские повстанцы теснят норвежцев к восточному побережью острова.

Западная Европа

861 г. Вторжение викингов на р. Сомма. Рейд на Париж. Конфликт между викингами на нижней Сене.

862 г. Рейд викингов по р. Марна.

863 г. Набег викингов на земли в нижнем течении р. Рейн.

864 г. Норманны опустошают окрестности Парижа, верхнее течение р. Гаронна, внутренние районы Аквитании и Фрисландию.

866 г. Конный на бег викингов на Ле-Ман. Рейд по pp. Луаре и Алье.

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

860–861 гг. Рейды викингов на побережья Галисии, Португалии, Андалузии. Средиземноморский поход.

Балтика

50–60 гг. Походы шведов в Финляндию, Карелию, Эстонию и Землю Куршей.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

859 г. «Варяжская дань» взымается со словен, кривичей, веси и мери.

70-е гг. Открытие норвежцами Бьярмии.

862 г. Северная Русь освобождается от выплаты дани норманнам. «Призвание варягов».

864 г. «Варяжский переворот» в Новгороде. Поход варягов на Киев. Варяжские отряды участвуют в отражении нападения болгар на Южную Русь.

865 г. Участие варяжских отрядов в войне между Новгородом и Киевом.

Атлантика

861 г. Норвежские мореплаватели посещают северное побережье Исландии.

870

Англия, Уэльс

868–877 гг. Датчане завоевывают Мерсию, Восточную Англию и Уэссекс.

878 г. Датчане оставляют Уэссекс.

Шотландия

875–876 гг. Вторжение датских викингов. Норманнская колонизация прибрежных районов на севере.

Западная Европа

873 г. Нападение викингов на северную Германию и земли в низовьях р. Луара.

876 г. Вторжение викингов во Фрисландию. Рейды в верхнее течение р. Шельда и на нижнюю Сену.

880

Англия, Уэльс

884 г. Неудачная попытка норманнов вторгнуться в Кент.

886 г. Викинги оставляют Лондон. Вт. пол. 80-х гг. Восстановление гегемонии Уэссекса в средней Англии.

Западная Европа

879–880 гг. Викинги развертывают широкомасштабные действия на территории между нижним Рейном и р. Сомма. Набеги на нижнюю Эльбу.

881 г. Норманнский набег на нижнюю Сомму. Поход викингов на средний Рейн и в долину р. Мозель.

882 г. Рейд викингов в междуречье Уазы и Марны.

883 г. Земли между pp. Шельда и Сомма полностью контролируются норманнами.

884 г. Основные силы викингов перемещаются в Брабант.

885 г. Вторжение викингов во Фландрию, на берега pp. Сомма и Сена.

25. XI.885-X.886 гг. Норманны осаждают Париж.

886–889 гг. Набеги викингов на Шампань, Бургундию и Лотарингию. Рейды по pp. Сомма и Луара.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

866 г. Варяжские отряды участвуют в походе на Константинополь.

867 г. Варяжские отряды участвуют в войне Киева с Новгородом и отражении нашествия степняков на Южную Русь.

Между 864–884 гг. Набег «русов» на южное побережье Каспия.

Атлантика

869–873 гг. Норвежские мореплаватели обследуют побережье Исландии. Временные поселения норманнов на острове.

874 г. Основание первого постоянного поселения скандинавов в Исландии.

890

Англия, Уэльс

892–893 гг. Вторжение норманнов в Юго-Восточную Англию.

894 г. Высадка норманнов в Южной Англии. Борьба англосаксов с викингами в Уэссексе. Поход норманнов к Бристольскому заливу.

895 г. Поход норманнов к побережью Ирландского моря.

896–897 гг. Вторжение викингов в Эссекс. Поход норманнов в верховья р. Северн. Набеги на Уэльс Мерсию. Возвращение викингов в Восточную Англию, Нортумбрию и на континент.

Западная Европа

889–890 гг. Поход викингов к рубежам Бретани. Основные силы норманнов концентрируются в Брабанте.

891 г. Рейд викингов на средний Маас. После битвы при Левене норманны покидают Брабант.

892 г. Набеги викингов на средний Рейн и междуречье Мааса и Мозеля.

896 г. Широкомасштабное норманнское вторжение в бассейн р. Сена.

896–897 гг. Походы норманнов на прибрежные области между п-вом Котантен и устьем р. Сена.

Ок. 899 г. Рейды викингов по pp. Луаре и Гаронне.

Балтика

Ок.885 г. Шведские викинги захватывают Хебедю.

Вт. пол. 80-х — нач. 90-х гг. Рейды викингов на «Восточные страны».

Восточная Европа, Византия, Кавказ

882 г. Варяжские отряды принимают участие в походе новгородского князя Олега на Киев.

883–885 гг. Завоевательные походы в Южной Руси с привлечением варяжских отрядов.

900

Англия, Уэльс

900–902 гг. Датчане помогают мятежникам в Уэссексе.

902 г. Провал попытки датского вторжения в Южную Англию.

905–919 гг. Территория расселения датчан в Средней Англии подчиняется Уэссексу.

Ирландия

914–920 гг. Норвежцы отвоевывают южное и юго-восточное побережье.

Западная Европа

900–910 гг. Норманнская оккупация территорий в нижнем течении р. Сена.

911 г. Рейды норманнов на левобережье Сены, в среднее и верхнее течение pp. Луара и Гаронна. Образование герцогства Нормандского.

Балтика

Кон. 890 х — нач. 900 гг. Набеги норвежских викингов на земли эстов и куршей.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

90-е гг. Рейд норвежских викингов в Бьярмию.

907 г. Варяжские отряды участвуют в походе на Константинополь.

909–913 гг. Походы «русов» на Каспий.

920–930

Англия, Уэльс

923 г. Высадка викингов на побережье Ирландского моря. Поход на Йорк.

927 г. Норманнские колонисты Южной Нортумбрии признают власть англо-саксонского короля.

937 г. Вторжение норвежцев на восточное побережье Англии.

Западная Европа

Между 920 и 930 гг. Норвежские мореплаватели достигают Гренландии.

922–923 гг. Рейды норманнов в среднее течение pp. Луара и Гаронна. Изгнание викингов с нижней Луары.

932 г. Мятеж нормандцев-язычников.

940

Англия, Уэльс

939–940 гт. Норвежское завоевание Северной и Средней Англии.

941–945 гг. Англо-саксы восстанавливают контроль над Северной и Средней Англией.

948–949 гг. Норвежцы завоевывают Нортумбрию.

Западная Европа

944 г. Викинги оказывают поддержку нормандскому герцогству в конфликте с французами.

950

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

935 г. Наемные варяги в составе византийских войск воюют в Италии.

940–960 гг. Варяжские отряды в составе византийских войск на Крите, Сицилии и в Сирии.

951 г. Рейд викингов на побережье Галисии.

Балтика

934 г. Шведы изгнаны из Хедебю.

945–955 гг. Викинги-венды у южного побережья Швеции.

950–990 гг. Набеги викингов-вендов на о-ва Готланд, Эланд, южное и юго-восточное побережья Швеции.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

937–940 гг. Земли в большой излучине Днепра подчинены Киеву с помощью варяжских отрядов.

940–941 гг. Варяжские контингенты участвуют в походах Руси на Таманский п-ов и Византию.

944 г. Варяжский контингент в составе древнерусского войска в походе к рубежам Болгарии.

945 г. Варяжские отряды участвуют в закавказском походе Руси.

946 г. Варяги участвуют в подавлении мятежа древлян.

Англия, Уэльс

952–954 гг. Нортумбрия возвращена англосаксам. Рейд викингов на Уэльс, южное и восточное побережья Англии.

960

Шотландия

960–961 г. Попытка вторжения викингов

Ирландия

968 г. Норвежцы изгнаны из юго-западной части острова.

Западная Европа

963–964 гг. Викинги помогают нормандцам в войне с французами.

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

964–965 гг. Нападение викингов на Галисию и окрестности Лиссабона.

969–971 гг. Вторжение викингов в Галисию, рейд к западным берегам Андалузии.

Балтика

60-е гг. Набеги норвежских викингов на земли вендов, куршей и эстов.

Между 960–997 гг. Норманнские наемники воюют против лютичей и поляков на южном побережье Балтийского моря.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

967–971 гг. Варяжский контингент принимает участие в походах па Балканский п-ов. Приход к власти князей-варягов в Полоцке и Турове.

Нач. 70-х гг. Рейд норвежцев в Бьярмию.

970

Англия, Уэльс

Перв. пол. 70-х гг. Рейд викингов на северо-западное побережье Англии и Уэльс.

980

Англия, Уэльс

988 г. Набег викингов на Восточную Англию.

Шотландия

980 г. Попытка вторжения викингов.

Ирландия

980 г. Норвежцы теряют контроль над Центральной Ирландией.

Балтика

980 г. Набег йомс-викингов на низовья р. Одер.

Ок. 986 г. Йомс-виккнги выступают на стороне мятежников в Дании.

Ок. 987 г. Набег викингов на о. Борнхольм.

987–988 гг. Викинги участвуют в подавлении мятежа поморян.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

980 г. Участие варяжских отрядов в «гражданской войне» на Руси. Высылка основных сил варяжского контингента в Византию.

987 г. Создание корпуса «варангов» в Византии.

988 г. Рейд поморяно-скандинавских викингов на Сконе и о. Готланд.

989 г. «Варанги» привлечены к подавлению мятежа в Малой Азии.

Атлантика

981–983 гг. Исландцы обследуют западное побережье Гренландии.

986 г. Основание постоянных норманнских поселений в Гренландии.

990

Англия, Уэльс

Между 990–994 гг. Вторжение викингов в Восточную Англию, Нортумбрию, на о. Мэн, в Уэльс и Камбрию. Начало выплаты «данегельд»

994 г. Датско-норвежский флот входит в устье реки Темза.

Шотландия

Между 990–994 гг. Набеги викингов на побережье и Гебридские острова.

Ирландия

Между 990–994 гг. Рейды викингов на прибрежные области.

999 г. Скандинавские поселенцы признают свою зависимость от верховного короля острова.

Западная Европа

Между 990–994 гг. Нападение викингов на Фрисландию, Северную Германию, побережье Бискайского залива.

1000

Англия, Уэльс

1003 г. Всеобщая резня находящихся в Англии скандинавов.

1003–1012 гг. Датское нашествие в Англию.

Шотландия

1009–1010 гг. Вторжение датчан.

1010

Англия, Уэльс

1013 г. Англия завоевана датчанами.

1014–1015 гг. Восстание англо-саксов против датских завоевателей, поддержанное норвежскими викингами.

1016 г. Установление датского господства в Англии.

Ирландия

1014 г. Провал мятежа скандинавских поселенцев.

Западная Европа

1012–1014 гг. Набеги норвежских викингов на побережье Бискайского залива и Фрисландию.

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

1016 г. Набеги норвежских викингов на Галисию и западное побережье Андалузии.

Балтика

999 г. Набег норвежских викингов на побережье Эстонии и о-ва Моонзундского архипелага.

1000 г. «Битва трех конунгов».

1008 г. Поход норвежцев на о. Саарема и землю Финнов.

1016 г. Викинги-венды присоединяются к датскому войску для совместного похода в Англию.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

995–999 гг. Набеги норвежских викингов на Северную Русь.

996–1018 гг. «Варанги» участвуют в завоевании византийцами Болгарии.

1015 г. Нападение норвежских викингов на Карелию.

1016–1018 гг. Участие варяжских отрядов в «гражданской войне» на Руси и борьбе с польской интервенцией.

1021 и 1024 гг. Участие варяжских отрядов в междоусобных войнах на Руси.

1026 г. Экспедиция норвежцев в Бьярмию.

Атлантика

1000–50 гг. Плавания норманнов к северо-восточному побережью Северной Америки и попытки основания там постоянных поселений.

1030

Англия, Уэльс

30–40 гг. Набеги норвежских викингов на Северную Англию. Рейды на Уэльс и Западную Англию.

1037 г. Попытка вторжения в Кент англо-саксонских эмигрантов, поддержанных викингами и нормандцами.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

1031 г. Варяжские отряды участвуют в походе Руси на Польшу.

1036 г. Варяжские отряды участвуют в отражении нашествия степняков на Русь.

1040

Англия, Уэльс

1042 г. Свержение датского владычества в Англии.

Шотландия

Конец 30-х — начало 40-х гг. Вторжение норманнов.

Балтика

1043 г. Разгром Йомсборга и Волина норвежцами.

Пиренейский п-ов, Средиземноморье

1017–1059 гг. Завоевание Южной Италии выходцами из Нормандского герцогства.

1032–1035 гг. «Варанги» участвуют в искоренении мусульманского пиратства на Адриатике, Эгейском море и у североафриканского побережья.

1038–1040 гг. «Варанги» участвуют в экспедиции византийцев на Сицилию.

1042 г. «Варанги» участвуют в войне с нормандскими завоевателями на юге Италии.

Восточная Европа, Византия, Кавказ

1040–1041 гг. «Варанги» участвуют в подавлении мятежа болгар.

1043 г. Варяжские наемники участвуют в походе Руси на Константинополь. Вторжение варягов в Западную Грузию.

Кон. 40 х — нач. 50-х гг. Варяжские наемники участвуют в подавлении бунта полочан-яэычников.

1050

Англия, Уэльс

1058 г. Норвежцы проводят разведку боем на восточном побережье Англии.

Балтика

1050 г. Хедебю разгромлен норвежцами.

50-е гг. Начало набегов куршских пиратов на Швецию и Данию.

1060

Англия, Уэльс

1066 г. Вторжение норвежцев в северо-восточную Англию.

25.09.1066 г. Битва у Стамфорд-Бридж. Конец «эпохи викингов».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Разбойничьи и завоевательные походы Готов,Вандалов и Викингов.

По словам Юлия Цезаря, германцы не считали разбой великим грехом, если только он совершался за пре­делами их родового союза. Первое описание пиратских действий в бассейне Северного моря оставил нам рим­ский историк Корнелий Тацит. В биографии «Жизнь Агриколы», опубликованной в 98 году н. э., он рассказы­вает, как германцы, насильно рекрутированные Римом, в 83 году н. э. убили в Британии римского начальника и инструкторов своей когорты и устроили побег. На бере­гу они захватили три лодки. Владельца одной из них они заставили быть лоцманом, а двух других убили. На этих суденышках германцы поплыли вдоль британского побе­режья и стали пытать счастья как пираты. По всей ви­димости, плавание было не только малоуспешным, но и таким тяжелым, что беглецы начали, как сообщает Та­цит, поедать друг друга; вначале съели самого слабого, затем очередной жертвой становился тот, на кого выпа­дал жребий. В конце концов они покинули свои лодки, были пойманы и проданы в рабство.

Во II и III веках н. э. у германцев начали складыва­ться прочные родовые союзы и возникать небольшие на­родности. Фризы и саксы, жившие на побережье, были хорошими кораблестроителями и мореходами. Они вели торговлю с прибалтийскими и скандинавскими племена­ми, совершали на своих кораблях морские походы для захвата сокровищ и рабов, которых затем продавали. Морская торговля и пиратство привели к накоплению богатств в руках родовой аристократии и способствова­ли разложению первобытного общества. Усиливалась власть вождей; племенная знать приобретала все боль­шую силу и влияние. Вся эта верхушка стремилась к за­воеванию новых земель и получению добычи, чтобы сде­латься еще богаче и могущественнее. Совершая свои по­ходы, родовые союзы германцев проникли в глубь Рим­ской империи и вышли к берегам Средиземного моря. В 251 г. н. э. готы захватили и разграбили фракийский город Филиппополь. Спустя три года они вновь вторг­лись во Фракию и продвинулись до Фессалоники. Отсю­да в период с 258 по 268 год н. э. они совершали морские разбойничьи походы в Грецию и на побережье Малой Азии, разграбив при этом большое количество городов, в частности Эфес, Никею и Никомедию. По сообщениям античных авторов, в пиратском походе готов, состояв­шемся в 267 году н. э., участвовало 500 кораблей и более 100 тыс. человек. В 406 году в ходе переселения германских народов вандалы перешли через Рейн. Сражаясь, они пересекли Галлию и в 411 году достигли южной Испании.

В 428 году вандалы избрали своим королем Гейзериха, который предпринял строительство кораблей по римскому образцу. На этих кораблях в 429 году вандалы переправились на побережье Северной Африки, погрузив на борт все имущество, включая лошадей и повозки. Со­гласно древним источникам, их было 80 тыс. человек. Гейзер их, к которому примкнуло также много готов и аланов, постепенно, но упорно продвигался на восток вдоль побережья, пока в 439 году не достиг Карфагена, который он и сделал своей столицей. Вандалы сравни­тельно легко завоевали Северную Африку, так как их поддержали рабы и колоны, восставшие против деспо­тии Рима.

Основной силой и основным источником средств су­ществования вандалов являлся их флот. С его помощью они, отправляясь из Северной Африки, захватили Бале­арские острова, Сардинию и Корсику, а также некото­рые районы Сицилии. Вандалы совершали набеги на Италию и Грецию. Это вызвало недовольство властите­лей Восточной Римской империи (Византии), возникшей в 395 году при распаде Римской империи. Против ванда­лов был направлен флот под командованием адмирала Базилиска в составе 212 галер, на которые были посаже­ны 70 тыс. человек. О численности флота вандалов дан­ных не сохранилось. По имеющимся в исторических ис­точниках сведениям, вандалы во время одного из пере­мирий напали на византийский флот. Вряд ли можно предположить, что эта история придумана византийцами для оправдания ужасного поражения, которое было на­несено их флоту. В результате победы вандалов большая часть североафриканского побережья отошла к Гейзериху.

Флот вандалов усилил пиратские набеги со своих но­вых и старых баз на берега Италии, Греции и Малой Азии. В 455 году Гейзерих напал на Рим, и две недели его войско грабило город. При этом были расхищены и уничтожены памятники христианской культуры, и поз­днее один епископ впервые употребил понятие «ванда­лизм» для обозначения бессмысленного разрушения. Го­сударство вандалов просуществовало до 534 года.

На побережье Северного моря обосновались герман­ские племена — фризы, саксы, англы и юты, на северо­западном берегу Балтийского моря жили датчане. Все они были смелыми мореходами, часто становились пира­тами и нападали на Британские острова и северо-запад­ное побережье Галлии. Датский историк Саксо (род. около 1150 г.) очень красочно рассказывает, как с разви­тием в скандинавском обществе феодализма усилился и морской разбой, которым занималась аристократия. Под пиратским флагом шла борьба за власть между предста­вителями аристократических родов, в результате чего выделялись победители, становившиеся затем королями. Саксо приводит много примеров, свидетельствующих о том, что короли и аристократия занимались пиратством.

«Хелго, сын датского короля Хулдана, ставший поз­днее сам королем Дании, был страстным пиратом…»

«Халдан, король Дании, после трех лет правления, добровольно передал власть своему брату Харальду и, будучи буйной натурой, стал заниматься пиратским про­мыслом».

«Коллес, король Норвегии, и Хорвендил, герцог ют­ландский, жившие в одно время, оба были знаменитыми пиратами».

«Оло, по прозвищу Быстрый, норвежский принц, стал по приказу своего отца пиратом, чтобы очистить море от других разбойников. Он достиг такого могущества на море, что превзошел в силе и уничтожил 70 знаменитых морских разбойников, среди которых были благородные принцы, самых знатных из них звали Бирвил, Гуирфил, Торвилл, Нефф, Орефф, Редуарт, Ранд и Эранд».

В конце VIII века в Британию вторглись викинги, или норманны, как их стали повсюду называть позднее. По­скольку они пришли с берегов Дании, в английской ис­тории их называют также датчанами. Началом пират­ских походов викингов считается нападение на монас­тырь Линдисфарн, состоявшееся 8 июня 793 года. Мона­стырь, расположенный на острове у восточного побере­жья Шотландии и считавшийся в то время богатым, был беспощадно разграблен, сожжен, а обитатели его уничто­жены. Вскоре последовали еще другие нападения на мо­настыри и церкви, и дело дошло до того, что в конце цер­ковной службы верующие стали петь: «Боже, спаси нас от норманнов!»

Если вначале норманны ограничивались ограблением английского побережья, то с середины IX века они стали захватывать целые области и там селиться. После захва­та Шетландских, Оркнейских и Гебридских островов они в конце концов аннексировали всю северо-восточную часть Англии. Они прошли до Фарерских островов и до­стигли Исландии, где также создали поселения. Норман­ны систематически опустошали европейское побережье. Они бороздили Балтийское, Северное, Средиземное и Черное моря и Атлантику. На своих быстрых ладьях вхо­дили они в устья рек и поднимались вверх по Течению, пока не оказывались вблизи города, на который хотели напасть. Там часть из них похищала пасущихся лошадей, затем по условному сигналу норманны нападали на го­род одновременно с воды и с суши. Они предпочитали в качестве объектов грабежа церкви и монастыри, рассчи­тывая поживиться накопленными там сокровищами. За­хватывали также и пленных, которых продавали в раб­ство на рынках различных европейских и азиатских го­сударств. По дошедшим до нас сведениям, только во Франции и Нидерландах они захватали и продали в раб­ство более 10 тыс. человек. Если норманнам оказывали сильное сопротивление, они вступали в переговоры.

По Эльбе, Везеру и Рейну норманны проникали в Германию. В 854 году ими был разграблен Гамбург; в 994 году они вновь появились в устье Эльбы.

Известный хронист Адам Бременский, назвавший захватчиков-норманнов по-латыни «пиратес», писал об этом, в частности, следующее: «Когда викинги прошли вверх по Эльбе и вторглись в глубь страны, саксонские князья решили объединиться. Несмотря на недостаточ­ную силу своих войск, они поджидали варваров, оставив­ших свои корабли возле Штаде. Бой был тяжелый, па­мятный и очень несчастливый. Храбро сражались обе стороны, но наши славные воины в конце концом призна­ли себя побежденными. Викинги разбили все саксонское воинство».

Далее Адам Бременский пишет следующее: «Другие викинги, проплывшие по Везеру, опустошили землю Хадельн до Лезума и с большим количеством пленных про­шли до Моора, что возле Глинштедта».

В заключение хронист сообщает: «С этого времени викинги постоянно совершали разбойничьи набеги в эти края. Все саксонские города были объяты страхом. Даже Бремен стал возводить мощный защитный вал».

Продвигаясь вверх по Рейну, норманны достигли Кёльна, Бонна и Аахена. Один из преемников Карла Ве­ликого хотел откупиться от нашествий и подарил нор­маннам город в устье Рейна. Норманны превратили его в свою базу, и отныне им стало легче достигать немец­ких и французских рек.

Особенно сильно страдала от вторжений Франция. В 841 году норманны опустошили Руан, в 843 сожгли Нант, в 845 году разграбили Париж. По Луаре они продвину­лись до Орлеана, а по Гаронне — до Тулузы.

В 882 году норманны появились на Маасе, в 883 го­ду — на Шельде, в 884 году — на Сомме, а через год они снова стояли у Парижа, который безрезультатно осаж­дали в течение десяти месяцев.

Об этом втором нападении норманнов рассказывает в своем большом стихотворении, написанном по-латыни, французский монах Аббон из аббатства Сен-Жермен. По сведениям, которые он сообщает, 40 тыс. викингов приближались к Парижу по Сене. «Их кораблей,— пишет Аббон,— было так много, что на протяжении двух миль вниз по течению реки не было видно воды. После того как было отбито первое нападение, викинги разбили ла­герь на сен-жерменском холме. С этого места они спус­тились, чтобы творить грабежи и убийства в окрестнос­тях осажденного города, но проникнуть в город им не удалось».

Парижане извлекли урок из первого нашествия нор­маннов и в качестве преграды построили на реке сильно укрепленный мост. Это помогло защитникам выиграть время, и, когда перед Парижем появились деблокирую­щие войска, викинги отступили, так и не добившись успеха.

В 911 году норманны под предводительством Роллона завоевали территорию в устье Сены, которая позднее получила название Нормандии. Селившиеся здесь нор­манны очень скоро слились с местным населением, а со временем переняли его язык и обычаи.

После поражения скандинавских норманнов в Англии норманны, осевшие в Нормандии, в 1066 году под коман­дованием Вильгельма Завоевателя на 1400 кораблях вы­садились на побережье Англии. 14 октября Вильгельм возле Гастингса одержал победу над королем англосак­сов Гарольдом и провозгласил себя королем Англии.

Около 860 года северные разбойники, обогнув Ибе­рийский полуостров, впервые появились в Средиземном море и опустошили берега Испании, южной Франции и Италии. Они продвинулись до побережья Северной Аф­рики и Малой Азии и попытались даже напасть на Рим и Византию. После того как они укрепились на юге Италии и в Сицилии, папа в 1130 году провозгласил нор­мандского герцога Роберта II королем Апулии и Сицилии.

Декан монастыря Сан-Квентина рассказывает, как хитро действовали викинги при разрушении итальянско­го города Лукка:

«После того как норманны побывали в Пизе и Фьезоле, они повернули свои ладьи к епископскому городу Лукка, расположенному в устье Магры. Город был под­готовлен к приходу викингов, и все боеспособные муж­чины заняли позиции у ворот и городских стен. Однако штурма не последовало. Вместо этого у городских ворот появился безоружный предводитель викингов Хаштайн, а с ним несколько его приближенных. Предводитель вы­разил желание принять христианство и попросил епи­скопа города совершить обряд крещения. Просьбу со­гласились выполнить, хотя и приняли необходимые меры предосторожности. Хаштайн был крещен и снова выпро­вожен за ворота.

В полночь к городским воротам с громкими криками приблизился большой отряд викингов. На носилках они несли тело якобы внезапно скончавшегося Хаштайна. Викинги объявили, что его последней волей было, чтобы его похоронили в соборе города Лукка. Разве можно было отказать в последней просьбе только что принято­му в лоно церкви? Епископ приказал впустить в город безоружных людей и пронести покойника. Однако пани­хида не состоялась, так как перед алтарем Хаштайн вдруг воскрес из мертвых. Викинги схватили спрятан­ное в носилках оружие и набросились на тех, кто со­брался слушать панихиду. Общая паника способствова­ла тому, что через городские ворота проникло в город все войско викингов. Лукка была опустошена и разру­шена».

В Восточной Европе норманнов называли варягами. Кроме своих разбойничьих набегов, они занимались тут прежде всего торговлей, поставляй и «живой товар» че­рез Константинополь или по Волге и Каспийскому морю в Иран и соседние с ним страны. Путь варягов из Скан­динавии в Константинополь проходил через Финский залив, Неву, по Ладожскому озеру, реке Волхов, озеру Ильмень, реке Ловать, через часть Даугавы и дальше по Днепру — в Черное море.

Было бы несправедливым считать викингов только опасными морскими разбойниками. У них есть и заслу­ги перед историей. Во время своих отважных походов викинги открыли Исландию, Гренландию, Северную Америку. Совершая плавания вокруг Европы, они освои­ли важный в транспортном отношении район, включав­ший в себя не только морские пути из Балтийского моря в Черное, но также и все крупные европейские реки. В последующие века эти магистрали сыграли решающую роль в торговле европейских народов с другими странами.

Решающее превосходство над противником викингам обеспечивали их разумно построенные ладьи и воинст­венность команд. Удалось реконструировать ладью ви­кингов. Так, была тщательно обмерена ладья викингов, найденная в 1880 году вблизи фермы Гекстеда, и по это­му образцу построено новое судно. В 1893 году экипаж из 13 человек за 40 дней совершил на нем парусный пе­реход из Норвегии в Чикаго. Судно шло со скоростью до 10 узлов и великолепно вело себя даже в очень тяже­лых погодных условиях Атлантики. Лодка водоизмеще­нием 28 т имела 23,8 м в длину и 5,1 м в ширину. При высоте борта 0,9 м над водой глубина корпуса в средней части корабля составляла 1,75 м.

На каждой ладье у викингов была испытанная коман­да, которая несла две вахты по 40 человек. Одна вахта обслуживала 32 весла — с каждого борта ладьи по 16,— а также руль и паруса. Вторая в это время отдыхала.

Ладья имела 13-метровую мачту с полосатым четы­рехугольным парусом площадью около 70 м2. Изображе­ние головы дракона надевалось на форштевень только во время военных походов.

Викинги с малых лет воспитывались в духе старин­ных саг. В своих действиях они следовали обычаям за­воевателей, согласно которым война, разбой и грабеж были делами героическими. Чаще всего они плавали от­рядами, небольшими или крупными, и появлялись всегда неожиданно для неприятеля — смелые, жаждущие до­бычи и полные решимости одержать победу.

Достоверные сведения о законах жизни викингов от­сутствуют. По свидетельству саг, каждый викинг являл­ся кровным братом своих товарищей по команде. За смерть товарища врагу мстили даже ценой собственной жизни. Добыча делилась поровну между всеми членами команды с учетом доли предводителей. Утаивание добы­чи вело к исключению из дружины. Викинги поддержи­вали в своих рядах строгую дисциплину. Любая новость непременно доводилась до сведения предводителя. Пред­водителями становились не по происхождению и не по приказу, а по выбору членов дружины. Предводитель получал право принимать решения в соответствии с обы­чаями и правилами. Его решения не обсуждались.

Разумеется, походы викингов нельзя истолковывать на основании саг, тем более что их, как правило, созда­вали лишь спустя столетия. Современная историческая наука утверждает, что речь идет о делах и событиях, ко­торые сопровождали процесс образования раннефеодаль­ных государств в Европе. Только в исключительных слу­чаях походы викингов приводили к длительной колони­зации и давали начало государственным образованиям. Разбойничьи походы и торговые экспедиции, включая работорговлю, доставляли привилегированным слоям об­щества возможность обогащения, которой они в полной мере воспользовались в соответствии с законами и мора­лью своего времени.

Похожие записи.

www.viewmap.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.