Трактор Т-16 - технические характеристики, описание, фото, цена

Трактор Т-16 – колесное самоходное шасси, которое создавалось для сельскохозяйственных работ связанных с овощеводством и полеводством, а именно: для опрыскивания, культивации и уборки урожая. На деле же трактор получил распространение в строительстве, как маневренная и легкая машина для перевозки грузов на прицепе или платформе, и привод для оборудования, такого как лебедки, циркулярные пилы или сварочные агрегаты. Также агрегат очень востребован в сельском хозяйстве – он используется как сенокосилка, самопогрузчик, стогометатель, экскаватор, культиватор, а также применяется для рыхления, пахоты и боронования почвы.

Устройство Т-16

Особенность этой модели и конструкционное отличие от других своих «сородичей» – местоположение трансмиссии и двигателя, они находятся сзади. Спереди расположена трубчатая рама, на которой устанавливается различное навесное оборудование.

Колеса у машины различной величины, смещенный центр тяжести в оси ведущих задних колес обеспечивает оптимальное сцепление с дорогой. Для удобства некоторых работ, например в междурядьях, устройство трактора позволяет изменить ширину колеи как задних, так и передних колес.

Двигатель трактора — Д-16, четырехтактный двухцилиндровый дизельный с воздушным охлаждением и предкамерным методом смесеобразования. Состоит из механизма газораспределения, кривошипно-шатунного механизма и систем смазки, питания, пуска (стартер) и охлаждения.

Работа привода механизмов обеспечивается двумя ВОМ (валами отбора мощности) – основным и синхронным. Технические характеристики управления навесными устройствами:

  • гидравлическая система оснащена двумя силовыми выносными цилиндрами;
  • стационарные машины комплектуются приводным шкивом.

Трансмиссия:

  • коробка передач – механическая, семиступенчатая, четырехходовая с прямозубыми шестернями и поперечным расположением валов;
  • сцепление – фрикционное, сухое, постоянно замкнутое, однодисковое.

Ходовая часть – сварная конструкция, включающая в себя: задний и передний брус и правую и левую трубу, которые эти брусья соединяют. Для установки навесного оборудования применяются отверстия трубчатой рамы (передние) и специальные площадки, расположенные на ходовой части.

Завод-изготовитель

Трактор Т-16 – модернизация ДСШ-14, усовершенствованная и дополненная украинским СКБ. Изготавливался он в середине прошлого века с 61 по 67 год на Харьковском заводе по производству самоходных шасси. За все время выпуска было произведено более 63 тыс. машин.

Модификации

  • Т-16М – первая модель на базе Т-16 с более мощным двигателем (25 л. с.), усовершенствованной коробкой передач и каркасной кабиной.
  • Трактор Т-16 МГ – первая самоходка этого класса вышла в 1986 г. Модель получила модернизированные механизмы, узлы и новый дизельный двигатель, а также закрытую кабину.

Технические характеристики трактора Т-16

Двигатель Д-16 – 16 л. с.
Масса 1685 кг
Габариты ширина (наименьшая/наибольшая колея) – 1550/2000 мм;
длина – 3820 мм;
высота – 2600 мм.
Расход топлива при рабочей мощности 272 г/кВт*ч.
Трансмиссия механическая
Тормоза сухие, ленточные с механическим приводом
Скорость от 1,5 км/ч до 17,6 км/ч.

Фото трактора Т-16

Техническое обслуживание

Ремонт трактора Т-16, впрочем, как и любой другой техники, сводится к своевременной замене или ревизии узлов и деталей. Приобрести запчасти на трактор можно на заводе СШ в Харькове или у других производителей, например «Укртехстандарт», а также не стоит забывать и о предложениях частных лиц. Помимо этого, на форумах можно найти отзывы, рассказы и фото о замене тех или иных деталей на «не родные» аналоги.

Где купить?

По понятным причинам, купить трактор Т-16 в идеальном состоянии довольно проблематично, но б/у вполне можно приобрести на распродажах сельскохозяйственной техники, на которых представлены как классические машины, так и имеющие тюнинг или какие-либо усовершенствования. Из-за большой популярности и отличных эксплуатационных характеристик, цена трактора Т-16 на 25–30% выше машин такого же класса, например, того же Т-25.

Аналоги

  • ВТЗ-30СШ – серийно изготавливаемая, универсальная четырехколесная самоходная машина, выпускаемая Владимирским моторо-тракторным заводом.
  • СШ-2540 – самоходное шасси произведенное на «ВТЗ» г. Владимира или на тракторном заводе СШ г. Харькова.

proftraktor.ru

За несколько лет до немцев в СССР уже были танки-тягачи. - Не теряйте мужества


T-26T2 (кликабельно)
Согласно принятой «Программе танко-тракторного и авто-броне вооружения РККА» предполагалось создание артиллерийских тягачей на шасси танка сопровождения. Проект такой машины, получивший наименование «Борец» был выполнен на базе танка Т-19 еще в 1930 году. Но из-за отказа от принятия Т-19 на вооружение, работы по «Борцу» свернули в пользу разработки аналогичной машины на шасси Т-26.


T-26T2 (кликабельно)
Весной 1932 года в КБ завода имени Ворошилова были созданы два проекта артиллерийских тягачей с брезентовым и бронированным верхом Они представляли собой шасси танка Т-26 с установленным на месте боевого отделения брезентовым тентом с целлулоидными окнами или броневой рубки с люками Масса тягачей составляла 7.77 — 8.1т., для транспортировки различных прицепов на корме монтировалось специальное буксирное приспособление. Никакого вооружения машины не имели.

Планом производства танков на 1933 год завод имени Ворошилова должен был изготовить 200 таких тягачей, которые в документах того времени именовались как «тягач Т-26», «трактор Т-26» или ТР-26 (в середине 30-х годов в войсках утвердился индекс Т-26Т). Выпуск тягачей начался с июля 1933 года, и к концу декабря было изготовлено 183 Т-26Т (сколько их них с бронированным, а сколько с брезентовым вертом неизвестно) Одни первых серийных тягачей Т-26 были показаны в Москве на параде 7 ноября 1933 года.



T-26T тянут гаубицы по Красной Площади (кликабельно)
В сентябре — декабре 1933 года и в январе-феврале 1934 года тягач с брезентовым верхом прошел испытания на НИБТ полигоне под Москвой Т-26Т прошел 510 км с 4, 5 и 7-тонными прицепами, при этом максимальная скорость движения составляла 18.8, 15 и 11 км/ч соответственно. В заключении отчета об испытаниях тягача было сказано следующее:
«В осеннее время ТР-26 может передвигаться по бездорожью с грузом на крюке по 5 тонн на 1, 2 и замедленной передаче
Груз в 7 тонн
(прицепка на конечном ходу) ТР-26 тянуть не может по размытому дождем проселку. Недостаточная тяга по сцеплению

ТР-26 может быть использован как трактор без всяких изменений, за исключением устpoйства прицепного прибора, но нагрузка на крюк значительно ухудшает режим работы мотора».

В 1936 году завод имени Ворошилова изготовил еще 4 таких тягача с улучшенной конструкцией прицепного устройства и двигателем повышенной мощности. Однако существенные улучшений эксплуатационных характеристик это не принесло. Все изготовленные тягачи Т-26 были переданы для укомплектования танковых частей. Опыт их эксплуатации показал, что они маломощны для использования их при перевозке грузов или буксировке орудий.



T-26T с бронекабиной (кликабельно)
В 1936 году была изготовлена небольшая партия из 10 Т-26Т с бронированным кузовом. Oт предшествующих тягачей они отличались форсированным двигателем и другой конструкцией буксирного приспособления. Шесть машин были показаны во время парада на Красной площади в Москве 1 мая 1937 года.

Бронированные тягачи имели те же недостатки, что и их предшественники. А за счет возросшей массы, достигшей 8.1т., тяговые возможности машин даже ухудшились, поэтому дальнейшего развития эти машины не получили.



T-26T с бронекабиной на Красной Площади (кликабельно)
Таким образом, всего было изготовлено 197 тягачей на шасси Т-26. Кроме того, в 1937-1939 годах в войсках было переделано в тягачи около 20 танков Т-26 старых выпусков. Всего по состоянию на 1 июня 1941 года в танковых частях Красной Армии числилось 211 тягачей на базе Т-26

Почти все Т-26Т, находившиеся в составе войск приграничных и ряда внутренних военных округов, были потеряны в первые недели войны. Отдельные машины эксплуатировались на фронте довольно долго. Например, в 150-й танковой бригаде по состоянию на 15 мая 1942 года имелся один бронированный тягач Т-26, который использовался как штабная машина.


+ еще фотографии и чертежи машины.


© текста: "Т-26. Тяжелая судьба легкого танка"; Коломиец М.В.; ЭКСМО; 2007 г

strangernn.livejournal.com

Т-26 Википедия

Т-26

Т-26, установленный у музея-диорамы «Прорыв блокады Ленинграда» возле Кировска
Классификация лёгкий танк сопровождения
Боевая масса, т от 8,2 до 10,25
Компоновочная схема Классическая западная, двухбашенная до 1933 г., с 1933 г. однобашенная
Экипаж, чел. 3
Разработчик Vickers-Armstrongs
Производитель Обуховский завод
Годы производства 1931—1941
Годы эксплуатации 1931—1960
Количество выпущенных, шт. 11 218
Основные операторы  СССР
 Испания
 Финляндия
 Китайская Республика
 Турция
Длина корпуса, мм 4620
Ширина, мм 2440
Высота, мм 2190
Клиренс, мм 380
Тип брони «ИЗ» гомогенная катаная стальная высокой твёрдости
Лоб корпуса, мм/град. 15[1]
Борт корпуса, мм/град. 15
Корма корпуса, мм/град. 15
Днище, мм 6
Крыша корпуса, мм 10
Лоб башни, мм/град. 15
Маска орудия, мм/град. 15
Борт башни, мм/град. 15
Корма башни, мм/град.

ru-wiki.ru

Танк Т-26: жизнь после смерти: alternathistory — LiveJournal

Ноябрь в 1941 году в Северной Манчжурии выдался холодным. Морозы по ночам доходили до минус тридцати. Нести караул в такую ночь было особенно трудно, холод пробирал до костей, сквозь любую одежду. Унтер Такехиро был опытный солдат, прошедший через много компаний, в том числе и Халхин-Гол, но и ему в такую ночь было неуютно на НП. А причиной был нескончаемый гул, доносящийся из-за сопки за рекой, в такие ночи становившийся особенно отчетливым. В нем можно было различить зрыкивание танковых моторов, треск пулеметов и отрывистые хлопки орудийных выстрелов. Такехиро знал, что где-то далеко, доблестные войска дружественной Германии отчаянно атакуя позиции Красной армии совершают величайшие победы. Но русские сопротивляются с отчаянием обреченных. Поэтому  практические занятия в танковых школах не прекращались ни днем, ни ночью. Однажды, Такехиро увидел, как в полдень, на вершину сопки выскочила тройка танков, и развернутым строем двинулись, как показалось Такехиро, прямо на НП. Началась тихая паника. Забыв, что их от танков отделяет река, солдаты и  офицеры готовы были уже бежать.  На самом деле, танки даже не спустилась с сопки, а постояв минуту, развернулись, и скрылась в кустарнике.

А началось все в 1937 году, когда несколько сот китайских и корейских крестьян, спасаясь от ужасов японской оккупации,  перешли границу СССР и попросили политического убежища. Беженцев приютили, расселив на территории Амурской области и Хабаровского края. Освоившись, китайцы организовали колхозы и занялись сельским хозяйством, выращивая всё, что могло расти. Колхоз был лучше, чем японская оккупация  и в последующие годы границу перешло порядка 200 тысяч человек. За крестьянами потянулись ремесленники, и на советском Дальнем Востоке возник 300 тысячный анклав новых советских граждан, с энтузиазмом изучавших «Историю ВКПБ». Осенью 1940-го года Дальневосточный обком партии отрапортовал о небывало высоких заготовках хлеба и мяса, полностью покрывавших собственные потребности и даже организовали поставку продовольствия в Читинскую и Иркутскую области.

Параллельно процессу ассимиляции китайцев, на Дальнем Востоке происходил ещё один процесс. Сначала война в Испании, а затем все дальнейшие боевые действия показали абсолютную бесперспективность танков Т-26 и БТ. Поход 1939 года в Польшу продемонстрировал, что огромное количество танков, выпущенных до 1936 года, не имеют никакой боевой ценности, а представляют малосамоходный металлолом с высокой степенью износа материальной части.

С другой стороны, после подписания Пакта с Гитлером, было понятно, что договор, в лучшем случае, оттянет начало большой войны в Европе на 3-4 года. В этих условиях очень не хотелось иметь ещё один очаг напряженности на Дальнем Востоке. Нужно было как-то отвадить Японию от участия в будущей войне с СССР. Решение было принято нетривиальное: - сразу после окончания Зимней войны, все танки Т-26, выпущенные до 1936 года, все БТ-2, БТ-5, и с ними Т-27, Т-37 были отправлены на Дальний Восток. Перегруппировка производилась без малейшей маскировки, совершенно открыто, практически демонстративно. По прибытию, танки выстраивались в линейки вдоль железной дороги, занимая целые поля.

Японцы были немало встревожены, получив сведения о переброске в Забайкалье нескольких тысяч(!) танков. Особенно удручало численное сопоставление с собственными бронетанковыми силами и средствами ПТО. Не имея объективной информации о реальном техническом состоянии советских танков, штаб Квантунской армии пришел к неутешительному выводу: противостоять такой армаде нечем, русские могут смять любое сопротивление и дойти до Шанхая за 4-6 недель.

Нужно было как-то договариваться со вчерашним врагом. Дипломаты начали переговоры. Русские вели себя удивительно сговорчиво, моментально согласились вернуть часть танков обратно в Европу (разумеется, новые БТ-7 нужно было вывезти в Белоруссию и Прибалтику), и даже предложили японцам концессию на разработку нефти на Северном Сахалине. Будучи в тисках топливного кризиса, японцы ухватились за предложение. Русские попросили в уплату четверть добываемой нефти, три танкера и нефтеперерабатывающий завод. Поначалу японцы сомневались, опасаясь, что таким образом будут снабжать бензином советские танковые корпуса вторжения. Но русские убедили, что на самом деле все будет наоборот, японцы всегда смогут остановить танки, прекратив поставки нефти. А нефтеперерабатывающий завод предложили установить под Владивостоком на берегу, так, чтобы его можно было легко накрыть огнем корабельной артиллерии с моря.

Аргументация была убедительная и японцы согласились. Так, к маю 1941 года на Дальнем Востоке была снята проблема со всеми видами жидкого топлива. Более того, даже удавалось продавать излишки мазута тем же японцам. Вроде, все были довольны.

ТЫЛ

Передислоцированные части по плану должны были стать танковыми школами. Но тут была проблема, из многих тысяч танков, реально ездить/стрелять могли лишь несколько сот. Остальные танки требовали серьезного капитального ремонта. Наладить его стало основной задачей для всего Дальневосточного военного округа. К лету 1940 года задача была решена с максимально возможной эффективностью.

Выглядело это так: из шеренги, тягачом выдергивали очередной труп танка и тащили на ремзавод. Ремзавод представлял из себя несколько цехов-бараков, часо деревянных,  соединенных между собой узкоколейкой, причем рельсы проходили через цех насквозь. Первым делом к днищу танка приваривали 4-е колеса от вагонеток и ставили на рельсовый путь. Лебедками, через блоки, снимали башни, вытаскивали двигатели, трансмиссию, снимали гусеницы и катки. Башни с вооружением зачастую использовали для устройства ДОТ-ов на приграничных УР-ах. Потихоньку передвигаясь по цеху, танк «раздевали» до корпуса. Демонтированные детали складывали в большие деревянные ящики и отправляли в агрегатные цеха: моторный, трансмиссионный, ходовой части, оружейный, электрооборудования, аккумуляторный. В цехах агрегаты также разбирали, детали «вываривались» в чанах с керосином, очищались, разбраковывались на исправные, требующие восстановления и металлолом. Исправные детали поступали на импровизированный сборочный конвейер. Корпус после разборки очищали пескоструйкой от краски и ржавчины. После очистки бронекорпус проверялся на предмет наличия трещин, деформаций и пр. Исправный бронекорпус поступал в сборочный цех. Из агрегатных цехов на сборочный конвейер поступали вновь собранные моторы, КПП, подвеска, гусеницы и пр. Собранный танк зачастую был даже лучше чем заводской, потому, что  работали, в основном, сами экипажи танков. Было организовано несколько заводов, причем с раздельной специализацией по Т-26 и БТ. Благодаря конвейерному методу удалось решить проблему нехватки квалифицированных кадров и добиться высокой производительности. Капитальный ремонт танка занимал в среднем, 6-7 суток при работе в одну смену. При трехсменной работе, возможно было отремонтировать танк за 2-3-е суток.

Главной проблемой в ремонте стало восстановление изношенных деталей. Из трех-четырех танков еле-еле удавалось собрать один. Не хватало материалов, станков, инструментов, рабочих рук. И тут неожиданно на помощь пришли китайцы. Осенью 1940-го года на заводах появились артели из китайских крестьян. За символическую плату (в основном керосином) китайцы взяли на себя всю грязную и тяжелую работу по разборке танков.

Следом потянулись и китайские ремесленники. Не имея станков, примитивными инструментами, китайские кустари прямо в своих фанзах восстанавливали изношенные валы, гусеничные траки. Вручную, напильниками и ножовками выпиливали зубья шестерен трансмиссии после наплавки, отливали мелкие детали из низкоуглеродистой стали и алюминия, переплавляли аккумуляторные пластины. Со временем научились восстанавливать изоляторы свечей зажигания (тысячелетние традиции изготовления фарфора, это вам не фунт изюму), изготавливать на кустарных станках медную проволоку и мотать обмотки генераторов и стартеров. Обыкновенно, выглядело это так: к заводу приезжали китайские телеги, и начинался обмен восстановленных деталей на изношенные. Производился жесткий входной контроль качества, некачественные детали возвращались на переделку. Потихоньку, не сразу, качество работ китайских артелей стало доходить до 90-95% приемки деталей с первого предъявления.

Производственная база позволила начать изготовление новых образцов бронетехники. Первыми ласточками в конце 1940 года стали БТР на базе Т-26 (http://alternathistory.org.ua/eshche-odin-variant-btr-iz-t-26) и многоцелевой тягач БТ-МТ (http://alternathistory.org.ua/alternativnyi-mnogotselevoi-tyagach-bt-mt) из БТ-2. На этих машинах была отработана технология, после чего линейка машин была расширена. Следующим типом машин стали легкие противотанковые САУ на базе Т-26 (http://alternathistory.org.ua/vaffentrager-t-26-ili-alternativnaya-su-57-na-baze-tanka-t-26-sssr) и БТ-АТ. Машины изготавливались в ограниченном количестве летом-осенью 1941 года. До весны 1942 года было выпущено 200 шт. Т-26-57, 140 БТ-МТ с 57мм пушкой и 100 БТ-МТ с 85мм пушкой. Кроме этого, непосредственно в войсках было переоборудовано 46 тягачей БТ-МТ с установкой трофейной 88-мм  пушки.

ВОЙНА

Советские танковые корпуса безвозвратно сгорели в огне блицкрига в течение июля-августа 41-го. Были потеряны все 3 тысячи танков, имевшиеся в Западной военном округе, с минимальным ущербом для противника. Казалось, что нет способа остановить наступления немецких танковых клиньев. Однако, в последнюю декаду августа на Смоленском направлении, с точки зрения немцев, случилось непонятное. Сначала танки, как обычно, проскочив в брешь между советскими дивизиями, выскочили на оперативный простор. Приближаясь к опушке леса, танки попали под огонь  противотанковых орудий. Огонь был открыт с дистанции 1,5 км, при этом снаряды легко пробивали легкие Т-II практически навылет. Батарея сделала 10-12 выстрелов, было уничтожено 3 Т-II авангарда и командирская «трешка» . Каждый танк получил «контрольный» выстрел, вызвавший пожар или детонацию боезапаса. Через два часа танковый батальон атаковал опушку, но там никого не оказалось, батарея исчезла. Ещё через час движения, авангард опять налетел на батарею, замаскированную в кустах около дороги. И опять в течение 20 минут было безвозвратно уничтожено три танка, продвижение батальона остановлено до утра. Утром на позиции батареи обрушились Ю-87, их поддержали огнем артштурмы и батальон пошел в атаку. Но за ночь русские устроили огневой мешок, подтащив два десятка 45мм орудий. Короткий бой, в результате чего все пушки были раздавлены гусеницами, но и два танка получили повреждения средней тяжести. Лишь только через день батальон смог продолжить движение, но к вечеру был опять встречен таинственной русской батареей. Сценарий повторился, немцы, потеряв один танк, отступили, вызвали пикировщиков. Через час, перед самым закатом, Штукасы перепахали позицию батареи. Утром, обойдя батарею, на её позицию выскочила рота мотоциклистов. Увы, между воронок ничего и никого, пара стреляных гильз, да следы танковых гусениц.

После этого началась настоящая охота за батареей. Но успех был на её стороне, самоходки (а это были Т-26-57), открывали беглый огонь с 1,5 км, находясь вне досягаемости эффективного ответного огня танковых орудий, сделав 10-15 выстрелов, батарея немедленно уходила с позиции. Весь бой занимал от 20 до 40 минут. За это время немцы не успевали ни навести гаубицы, ни вызвать авиацию. Попытки выманить русских в контратаку не приводили к успеху, в контратаках самоходки не участвовали. При малейшей стабилизации фронта самоходки отходили во второй эшелон, чтобы в случае немецкого прорыва снова оказаться перед острием немецкого клина. При этом показывая небывалую до этого мобильность и выучку.  Низкий силуэт и малые размеры, мощное орудие позволяли эффективно бороться с любыми танками. Целую неделю батарея не давала немецким танкистам развить наступление, каждый раз оказываясь на острие удара.  И только удачная атака штурмовиков Не-126, поймавших колонну на переправе через небольшую речку положила конец кошмару.

Через два дня с такой же тактикой столкнулись под Киевом. Но в этом случае, огонь открывали  с ещё большей дистанции, километров с двух, а орудия были калибром 85мм. От таких «плюх» не спасала даже броня «четверок».  Количество батарей росло с каждым днем и вскоре немецким танкистам стало реально худо. К середине сентября немецкий генштаб вынужден был признать, что сроки наступления на Киев и Москву безвозвратно сорваны, окружения главных частей РККА добиться не удалось. В течение последующих 30-ти дней блицкриг протекал вяло. Да, немцы продолжали наступать, перемалывая все новые и новые дивизии Красной Армии, но если в июне/июле за сутки вермахту удавалось прохватить до 100 километров, то теперь в день с боями продвигались на 5-7 километров. По сути, войска топтались на месте, прорывы фронта парировались русскими весьма оперативно, потом наносились контрудары, на отражение которых уходило много времени и средств. А к началу октября начались дожди, рокады развезло, авиация подприсела на раскисших аэродромах, наступление и вовсе захлебнулось на подступах к Смоленску и перед Днепром.

ЖЕЛЕЗО

Первой ласточкой дальневосточников стал БТР на базе Т-26. Машина получилась неплохая, но перетяжеленная, с полной нагрузкой движение на высшей передаче могло происходить только на хорошей дороге, малейший подъем требовал перехода на низшую передачу. Использовать машину в качестве арттягача было невозможно. После выпуска 400 шт., производство БТР-ов прекратили. Вместо него на конвейер встал артиллерийский тягач, унаследовавший технические решения БТР-а, но весом всего 8 тонн и на стандартном танковом шасси. Получившийся тягач способен был перевезти расчет орудия, и полтонны боезапаса, и буксировать прицепы весом до 1,5 тонн по грунту.

Востребнованость в новой машине была колоссальная, артиллерийские части буквально бомбардировали ГАБТУ запросами тягачей. Из-за чего основная часть танков Т-26 стала переделываться в средний арттягач (САТ). За период до 1945 года было изготовлено более тысячи тягачей. К 1943 году производство тягачей столкнулось с проблемой отсутствия деталей ходовой части. Интенсивная учеба танкистов в дальневосточных школах привела к дефициту гусениц и ходовых катков. Выход был найден в использовании деталей и гусениц от легкого танка Т-70 (с 1944г. от СУ-76). Торсионы монтировались под днищем, также были применены ведущие колеса.

Уменьшение ведущего колеса несколько снизило максимальную скорость по шоссе, но в целом, никак не отразилось на подвижности и надежности машины. Дальнейшее боевое применение показало бесполезность пулеметной башни на арттягаче. Эпизодическое применение не оправдывало лишний вес и трудозатраты. В конце 1943 года тягач переработали. Башню с пулеметом убрали, командирское место устроили рядом с водителем, или вовсе убрали, сделав тягач одноместным универсальным шасси.

Шасси можно было оснащать различным оборудованием, превращать в топливозаправщик, транспортер боеприпасов, ремонтную машину и пр. Интенсивно проводились эксперименты по установке различного вооружения. Так, в конце 1944 года была осуществлена установка на шасси 100мм полевой пушки БС-3.

Успех САТ-а подтолкнул разработчиков на решение проблемы буксировки осноновы артиллерии РККА  - 122мм гаубицы М-30. Существующий тягач утянуть 2,5 тонную гаубицу не мог, 90 сильного мотора явно не хватало. Но взять другой было негде, попытки форсировки двигателя закончились неудачей, приращение мощности резко сокращало ресурс. Тогда было решено радикально снизить вес тягача, отрезав все, что только можно.

Несмотря на странный вид, машина показала хорошую маневренность и большое тяговое усилие на крюке. Теперь гаубица могла буксироваться новой машиной по грунтовой дороге на высшей передаче.

В 1943 году тягач также получил новую ходовую от Т-70 и новую двухместную рубку. Часть расчета (4 чел.) могла размещаться на открытой скамейке в задней части тягача. Было изготовлено около 800 шт.

Источник - http://blogs.privet.ru/user/alternathistory/139116570


alternathistory.livejournal.com

Т-26 — Вікіпедія

Матеріал з Вікіпедії — вільної енциклопедії.

Перейти до навігації Перейти до пошуку
Т-26

Загальні дані

класифікація Легкий піхотний танк
компонувальна схема двобаштова

Виробництво та застосування

країна-виробник
роки виробництва 1931–1941
кількість виробів, од. 11 218
роки експлуатації 1931–1960
модифікації Т-26 зразку 1931 року
основні країни-оператори

Основні параметри

бойова маса, т 8
екіпаж, осіб 3
довжина, мм 4620
ширина, мм 2440
висота, мм 2190
кліренс, мм 380

Броня

тип броні сталева вальцована гомогенна
  лоб корпусу, мм/град. 15
  борт корпусу, мм/град. 15
  корма корпусу, мм/град. 15
  дах корпусу, мм/град. 10
  днище, мм/град. 6
  лоб башти, мм/град. 15
  борт башти, мм/град. 15
  корма башти, мм/град. 15
  дах башти, мм/град. 6

Озброєння

кулемети 2 × 7,62-мм ДТ

Силова установка, маневреність та мобільність

тип, марка двигуна рядний 4-циліндровий карбюраторний з повітряним охолодженням
потужність двигуна, к.с. (кВт) 90—91[1]
підвіска зблокована по чотири на ли

uk.wikipedia.org

Советский легкий танк Т-26. Танк Т-26: характеристики, история создания, конструкция

Советская легкая боевая машина, использовавшаяся во многих конфликтах 1930 годов и в ВОВ, имела индекс Т-26. Танк этот был произведен в большем количестве (более чем 11 000 штук), чем любой другой того периода. В 1930 г. в СССР были разработаны 53 варианта Т-26, в том числе танк-огнемет, боевая инженерная машина, дистанционно управляемый танк, самоходное орудие, артиллерийский тягач и бронетранспортер. Двадцать три из них были серийно выпускаемыми, остальные – экспериментальными моделями.

Британский оригинал

Т-26 имел прототип - английский танк Mk-E, который был разработан в компании "Викерс-Армстронг" в 1928-1929 гг. Простой и удобный в обслуживании, он был предназначен для экспорта в менее технологически развитые страны: СССР, Польшу, Аргентину, Бразилию, Японию, Таиланд, Китай и многие другие. "Викерс" рекламировал свой танк в военных изданиях, и Советский Союз выразил заинтересованность в этой разработке. Согласно контракту, подписанному 28 мая 1930 года, компания поставила в СССР 15 двухбашенных машин (типа А, вооруженного двумя пулеметами "Викерс" калибра 7,71 мм, охлаждаемыми водой) вместе с полной технической документацией для их серийного производства. Наличие двух башен, способных поворачиваться независимо, позволяло стрелять как влево, так и вправо одновременно, что в то время считалось выгодным преимуществом для прорывов полевых укреплений. Несколько советских инженеров участвовали в сборке танков на заводе "Викерс" в 1930 году. До конца этого года в СССР поступили первые четыре Mk-E типа А.

Начало серийного производства

В СССР тогда как раз работала спецкомиссия, задачей которой был выбор зарубежного танка для тиражирования. Английский танк Mk-E получил в ее документации временное обозначение В-26. Зимой 1930-1931 годов на полигоне в районе Поклонной горы были проведены испытания двух таких машин, которые они успешно выдержали. В результате уже в феврале было принято решение о начале их производства в СССР под индексом Т-26.

Танк из первой опытной партии, оснащенной башенками советского производства, был протестирован на устойчивость к винтовочному и пулеметному огню в конце лета 1931 г. Он был обстрелян из винтовки и пулемета "Максим" с использованием обычных и бронебойных патронов с расстояния в 50 м. Было установлено, что танк выдержал стрельбу с минимальным ущербом (были повреждены только некоторые заклепки). Химический анализ показал, что передние броневые листы были сделаны из высококачественной брони, в то время как крыша и нижние пластины башен были сделаны из рядовой стали. В то время броня производства Ижорского завода, используемая для первых моделей Т-26, уступала по качеству английской из-за нехватки современного металлургического оборудования в СССР.

Разработка первых модификаций в 1931 году

Советские инженеры не просто повторили 6-тонный "Викерс". Что же нового внесли они в Т-26? Танк в 1931 году, как и его британский прототип, имел двухбашенную конфигурацию с двумя пулеметами, по одному на каждой башне. Основное различие между ними состояло в том, что на Т-26 башни были выше, со смотровыми щелями. Советские башни имели круговую амбразуру для танкового пулемета Дегтярева, в отличие от прямоугольной, используемой в оригинальной британской конструкции для пулемета "Викерс". Передняя часть корпуса была также немного изменена.

Корпуса Т-26-х с двумя башнями были собраны с использованием бронированных пластин 13-15 мм, приклепанных к раме из металлических уголков. Этого было достаточно, чтобы выдержать пулеметный огонь. Легкие танки СССР, производимые в конце 1932-1933 годов, имели как клепаные, так и сварные корпуса. Чего не скажешь о новинке. Советский танк Т-26 разработки 1931 года имел две цилиндрических башни, установленные на шарикоподшипниках; каждая из башен поворачивалась независимо на 240°. Обе башни могли обеспечить обстрел в передней и задней огневых дугах (100° каждая). Какой же основной недостаток имел такой танк Т-26? Двухбашенный вариант имел слишком сложную конструкцию, что снижало его надежность. Кроме того, вся огневая мощь такого танка не могла быть использована на одной стороне. Поэтому в начале 30-х годов во всем мире отказались от этой конфигурации боевых машин.

Однобашенный легкий танк Т-26

Характеристики его были значительно улучшены по сравнению с двухбашенной конфигурацией. Выпускаемый с 1933 года, он имел вначале цилиндрическую башню с одной пушкой модели 20K калибром 45-мм и одним пулеметом Дегтярева калибра 7,62 мм. Это орудие было усовершенствованной копией противотанковой пушки модели 19K (1932 г.), являвшейся одной из самых мощных для своего времени. Весьма мало танков других стран имели аналогичные орудия, если таковые вообще имелись. Какое еще вооружение способен был нести новый Т-26? Танк 1933 года мог иметь до трех дополнительных 7,62-мм пулеметов. Это увеличение огневой мощи было предназначено для помощи экипажам в разгроме специальных противотанковых групп, поскольку исходное пулеметное вооружение было признано недостаточным. На фото ниже представлена одна из моделей Т-26, которой располагает Музей танков в Кубинке, являющийся крупнейшей в мире коллекцией боевых машин.

Далее поговорим о технических характеристиках.

Какой двигатель имел танк Т-26

Характеристики его, к сожалению определялись уровнем моторостроения еще 20-х годов 20-го века. Танк был оснащен 4-цилиндровым бензиновым двигателем мощностью 90 л. с. (67 кВт) с воздушным охлаждением, который был полной копией двигателя "Армстронг-Сидли", используемого в 6-тонном "Викерсе". Он был расположен в задней части танка. Ранние танковые двигатели советского производства были плохого качества, но оно улучшилось начиная с 1934 года. Двигатель танка Т-26 не имел ограничителя скорости, что часто приводило к перегреву и поломке его клапанов, особенно в летнее время. Топливный бак на 182 л и масляный бак на 27 л были размещены рядом с двигателем. Он использовал высокооктановый, так называемый грозненский бензин; заправка второсортным топливом могла привести к повреждению клапанов из-за его детонации. Впоследствии был введен более емкий топливный бак (290 л вместо 182 л). Вентилятор охлаждения двигателя был установлен над ним в специальном кожухе.

Передача T-26 состояла из однодисковой основной муфты сухого сцепления, коробки с пятью передачами в передней части танка, рулевого управления муфтами, конечных передач и группы тормозов. Коробка передач была соединена с двигателем посредством приводного вала, проходящего вдоль танка. Рычаг, переключающий передачи, был установлен непосредственно на коробке.

Модернизация 1938-1939 годов

В этом году советский танк Т-26 получил новую коническую башню с лучшей устойчивостью против пуль, но у него остался тот же сварной корпус, что и у модели 1933 г. Этого оказалось недостаточно, что показал конфликт с японскими милитаристами в 1938 году, так что танк был модернизирован еще раз в феврале 1939 года. Теперь он получил подбашенный отсек с наклонными (23°) 20-мм боковыми бронированными пластинами. Толщина стенок башни увеличилась до 20 мм при наклоне на 18 градусов. Этот танк был обозначен как Т-26-1 (известный как Т-26 модели 1939 г. в современных источниках). Последующие попытки усилить переднюю панель остались нереализованными, так как производство Т-26 вскоре прекратилось в пользу других конструкций, таких как Т-34.

Кстати, боевая масса танков Т-26 в период с 1931 по 1939 год выросла с 8 до 10,25 тонн. На фото ниже представлен Т-26 модели 1939 г. Он, кстати, также из коллекции, которой обладает крупнейший в мире Музей танков в Кубинке.

Как начиналась боевая история Т-26

Легкий танк Т-26 впервые участвовал в боевых действиях в период гражданской войны в Испании. Тогда Советский Союз, начиная с октября 1936 года, поставил ее республиканскому правительству в общей сложности 281 танк модели 1933 г.

Первая партия танков в республиканскую Испанию была доставлена 13 октября 1936 года в портовый город Картахену; пятьдесят Т-26 с запасными частями, боеприпасами, топливом и около 80 добровольцев под командованием командира 8-й отдельной мехбригады полковника С. Кривошеина.

Первые советские машины, поставленные в Картахену, были предназначены для подготовки республиканских танкистов, но ситуация вокруг Мадрида стала более сложной, поэтому пятнадцать первых танков были сведены в танковую роту, командование которой принял советский капитан Поль Арман (латыш по происхождению, но выросший во Франции).

Рота Армана вступила в бой 29 октября 1936 г. в 30 км к юго-западу от Мадрида. Двенадцать Т-26 продвинулись на 35 км в течение десятичасового рейда и нанесли значительные потери франкистам (потерпели поражение около двух эскадронов марокканской конницы и два пехотных батальона; двенадцать 75-мм полевых орудий, четыре танкетки CV-33 и от двадцати до тридцати грузовиков с военными грузами были уничтожены или повреждены) при потере трех Т-26 от бензиновых бомб и артогня.

Первый известный случай тарана в танковой войне произошел в тот день, когда танк командира взвода лейтенанта Семена Осадчего столкнулся с двумя итальянскими танкетками CV-33, сбросив одну из них в небольшое ущелье. Члены экипажа другой танкетки были убиты пулеметным огнем.

Машина капитана Армана была сожжена бензиновой бомбой, но раненый командир продолжал руководить ротой. Его танк уничтожил одну и повредил две танкетки CV-33 огнем пушки. 31 декабря 1936 г. капитан П. Арман получил Звезду Героя СССР за этот рейд и активное участие в обороне Мадрида. 17 ноября 1936 года в роте Армана было всего пять танков в боеспособном состоянии.

Т-26-е были использованы почти во всех военных операциях гражданской войны и продемонстрировали превосходство над немецкой танковой дивизией легких танков и итальянскими танкетками CV-33, вооруженными только пулеметами. Во время битвы при Гвадалахаре превосходство Т-26 было настолько очевидным, что итальянские конструкторы вдохновились на разработку аналогичного первого итальянского среднего танка "Фиат M13/40".

«….и летели наземь самураи под напором стали и огня»

Эти слова знаменитой в середине прошлого века песни отражают участие легких танков Т-26 в советско-японских конфликтах, которыми продолжилась боевая история танков. Первым из них было столкновение в июле 1938 года у озера Хасан. Участвовавшие в нем 2-я мехбригада и два отдельных танковых батальона имели всего 257 танков Т-26.

2-я мехбригада также имела недавно назначенный новый командный персонал, 99% ее предыдущего командного состава (в том числе командир бригады П. Панфилов) были арестованы как враги народа за три дня до выдвижения на боевые позиции. Это оказало негативное воздействие на действия бригады во время конфликта (например, ее танки провели 11 часов, чтобы пройти 45-км марш из-за незнания маршрута). Во время штурма удерживаемых японцами Безымянной и Заозерной сопок советские танки встретились с хорошо организованной противотанковой обороной. В результате 76 танков были повреждены и 9 сожжены. После того как боевые действия окончились, 39 из этих танков были восстановлены в танковых частях, а другие - отремонтированы в цеховых условиях.

Небольшое количество Т-26 и огнеметных танков на их основе участвовало в боях против японских войск на реке Халхин-Гол в 1939 году. Наши боевые машины были уязвимы для японских команд истребителей танков, вооруженных бутылками с зажигательной смесью. При низком качестве сварных швов оставались пробелы в броневых плитах, и пылающий бензин легко просачивался в боевое отделение и моторный отсек. 37-мм пушка типа 95 на японском легком танке, несмотря на ее посредственную скорострельность, была также эффективна против Т-26.

Накануне ВОВ

Накануне 2-й мировой войны Красная армия насчитывала около 8 500 Т-26 всех модификаций. В этот период T-26-е находились в основном в отдельных бригадах легких танков (каждая бригада 256-267 Т-26) и в отдельных танковых батальонах в составе стрелковых дивизий (по 10-15 танков). Это был тип танковых подразделений, которые принимали участие в походе в западные области Украины и Беларуси в сентябре 1939 года. Боевые потери в Польше составили только пятнадцать Т-26-х. Тем не менее 302 танка потерпели технические сбои на марше.

Участвовали они и в Зимней войне декабря 1939 - марта 1940 года с Финляндией. Легкие танковые бригады были укомплектованы различными моделями этих танков, включая двух- и однобашенные конфигурации, произведенные с 1931 по 1939 год. Некоторые батальоны были укомплектованы старыми машинами в основном производства 1931-1936 гг. Но некоторые танковые части были оснащены новой моделью 1939 г. В общей сложности части Ленвоенокруга насчитывали в начале войны 848 единиц танков Т-26. Вместе с BT и Т-28 они были частью главной ударной силы во время прорыва линии Маннергейма.

Эта война показала, что танк Т-26 уже устарел и резервы его конструкции полностью исчерпаны. Финские противотанковые пушки калибром 37-мм и даже 20-мм, противотанковые ружья легко пронизывали тонкую антипулевую броню Т-26, а части, оснащенные ими, понесли значительные потери во время прорыва линии Маннергейма, в котором огнеметные машины на базе шасси Т-26 сыграли значительную роль.

ВОВ – последняя битва Т-26-х

Т-26-е составляли основу бронетанковых войск Красной армии в первые месяцы немецкого вторжения в Советский Союз в 1941 году. На 1 июня этого года КА имела 10,268 легких танков Т-26 всех моделей, в том числе боевых бронированных машин на их шасси. Из них состояло большинство боевых машин в советских механизированных корпусах в приграничных военных округах. Например, Западный особый военный округ имел 1136 таких машин на 22 июня 1941 года (52% всех танков в округе). В целом было 4875 таких танков в западных военных округах на 1 июня 1941 года. Тем не менее некоторые из них были не готовы к боям из-за нехватки деталей, таких как аккумуляторы, гусеницы и гусеничные колеса. Такие недостатки привели к оставлению около 30% имеющихся Т-26-х в бездействии. Кроме того, около 30% из имеющихся танков были произведены в 1931-1934 годах и уже выработали свой срок службы. Таким образом, в пяти советских западных военных округах было около 3100-3200 танков Т-26 всех моделей в хорошем состоянии (примерно 40% от всей техники), что было лишь немного меньше, чем количество немецких танков, предназначенных для вторжения в СССР.

Т-26 (модель 1938/1939 гг. особенно) мог противостоять большинству немецких танков в 1941 г., но уступал моделям Panzer III и Panzer IV, участвовавшим в операции "Барбаросса" в июне 1941 года. А все танковые части Красной армии понесли тяжелые потери из-за полного господства в воздухе немецкой "Люфтваффе". Большинство Т-26-х были потеряны в первые месяцы войны, в основном при обстрелах артиллерии противника и ударах с воздуха. Многие сломались по техническим причинам и из-за отсутствия запчастей.

Однако в первые месяцы войны известно и немало героических эпизодов сопротивления советских танкистов на Т-26-х фашистским захватчикам. Например, сборный батальон 55-й танковой дивизии, состоящий из восемнадцати однобашенных Т-26 и восемнадцати двухбашенных, при прикрытии отступления 117-й стрелковой дивизии в районе Жлобина уничтожил семнадцать немецких машин.

Несмотря на потери, Т-26 по-прежнему составляли значительную часть бронетанковых сил Красной армии осенью 1941 г. (много техники прибыло из внутренних военных округов - Средней Азии, Урала, Сибири, частично с Дальнего Востока). В ходе войны Т-26 были заменены значительно превосходящими Т-34. Они еще участвовали в боях с немцами и их союзниками в период битвы под Москвой в 1941-1942 гг., в Сталинградской битве и битве на Кавказе в 1942-1943 годах. Некоторые танковые части Ленинградского фронта использовали свои танки Т-26 до 1944 года.

Поражение японской Квантунской армии в Маньчжурии в августе 1945 года было последней военной операцией, в которой они были использованы. А вообще, надо заметить, история танков - любопытная вещь.

fb.ru

Большой стране - большие трактора: alternathistory — LiveJournal


Согласно условиям Версальского мира, Германии в принципе запрещалось разрабатывать и строить танки. Ну, так демократизированные союзниками в хвост и гриву немцы (до прихода Гитлера к власти ещё чуть не пятилетка!) и разрабатывали и строили втихушку опытные образцы больших и маленьких «тракторов»…

В 1930 году, в СССР, на объект «Кама» под Казанью, были доставлены для испытаний (подальше от глаз англо-французов), помимо другой немецкой техники, шесть больших «тракторов» – «Гросстракторов», а конкретно изъясняясь, средних танков (согласно задания Рейхсвера – именно средних (массой до 20 т), а не тяжёлых, как многие думают) – по два от фирм «Крупп», «Даймлер-Бенц» и «Рейнметалл-Борзиг». Танки, кстати, чрезвычайно похожи друг на друга (и не только внешне).

По результатам испытаний, лучшим однозначно оказался «Рейнметалл».

(«Гросстрактор» концерна «Рейнметалл-Борзинг». Обращает на себя внимание факт – танчег-то при ближайшем рассмотрении вовсе не так уж велик, как обычно кажется, когда смотришь на его фотки без «привязки» к чему-то, что позволяет его правильно «отмасштабировать». Мне прежде и самому казалось, что «Гросстрактор» - это нечто тяжёлое и очень большое. Ан нет! Всё довольно-таки умеренно.)

«Гросстрактора» «Рейнметалла» более-менее успешно ездили, в то время как конкуренты больше простаивали из-за поломок «сырой» трансмиссии. Именно поэтому начинка среднего танка «Рейнметалл» послужила хорошим подспорьем при проектировании отечественного среднего танка Т-28.

Но АИ не про Т-28. Она скорее против Т-28 (который я, кстати, обожаю).

Практически параллельно с испытаниями немецких танков, в СССР, шла упорная борьба за доведение до ума и запуск в серию собственного среднего «манёвренного» танка Т-24.

(Кстати, тот  самый «хвост» для преодоления траншей практически уравнивает Т-24 по длине с «Гросстракторами»)

Давайте для начала просто сравним ТТХ средних танков Т-24 ХПЗ и «Гросстрактор II» концерна «Рейнметалл-Борзиг».

Т-24

«Гросстрактор II»

Масса (кг)

18 500

19 320

Габариты (мм)

5650*х2810

6600х2810

Двигатель (л.с.)

250

250

Скорость (км/ч)

22,5

40

Броня (мм)

20

13-8 (сталь)

Вооружение

45-мм пушка**

4 пулемёта***

75-мм пушка

3 пулемёта

Экипаж

5

6

(* - длина по корпусу – без «хвоста», **- 45-мм танковая пушка Соколова оказалась неудачной и серийно не выпускалась. *** - четвёртый пулемёт устанавливался в боковой стенке башни и использовать его было крайне неудобно)

Из табличных данных становится понятно, почему немецкие средние танки, как утверждают некоторые знатоки, не произвели на наших специалистов «особого» впечатления (хотя, надо признать, «по мелочам» наподсматривали до хрена чего полезного – от той же подвески и трансмиссии «Рейнметалла» до сварки корпуса, спаренной установки вооружения, прицелов, приборов наблюдения и проч. «по мелочам»).

И странно, что те знатоки почему-то обошли вниманием факт, что после подробного знакомства с немецкими «гросстракторами» и «чёса» экспедиции Халепского по зарубежному танкострою, в СССР практически моментально и бесповоротно поставили на Т-24 крест, а на основе сведений, «пощупанных руками» о немецком среднем танке «Рейнметалл» и выболтанных англичанами о британском «Виккерс-16 тонн», начинается бурная возня с принципиально новым средним танком Т-28.

Мне одному это кажется интересным?

Вот и возникла у меня одна АИ идея…

Предположим, покопавшись в начинке рейнметалловского «Гросстрактора» (развивавшего по дороге, кстати, более 40 км/ч при большей, чем у Т-24 массе и двигле практически равной мощности) и сравнив его трансмиссию и подвеску с таковыми у Т-24, наши специалисты однозначно констатировали, что Т-24 – мёртворождённый анахронизм, сработанный кустарями районной МТС (ХПЗ). Что в принципе не удивительно.

Сравнив малохольное вооружение Т-24 с таковым у «Гросстракторов» (для которых уже имелась пушка калибра 75 мм и рассматривалась возможность установки 105-мм гаубицы), опять-таки осознали, что мы глубоко в ж...

Единственный параметр, по которому Т-24 выигрывает – это бронезащита. Но немцы и не скрывают, что на их машинах стоит её муляж в виде 13-8 мм конструкционной стали, и ежели речь пойдёт о серийном выпуске танков, броня на них будет стоять уже либо серьёзная, потолще, либо такой же толщины, но качественная, что позволит «Гросстрактору» ещё и… ПЛАВАТЬ! Один из «Гросстракторов» испытывали на плавучесть – и он, как утверждают, плыл, развивая скорость лишь за счёт перемотки гусениц до 4 км/ч! Как тут не вспомнить выражение о «сумрачном тевтонском гении»?

Понятно, что хотя «сырые» «Гросстрактора» фурор и в самом деле не произвели, для Т-24 это сравнение технологического уровня оказалось фатальным. Не забываем, что Т-24 проек­ти­ро­вался как «маневренный» танк дальнего действия! При его-то трансмиссии, обеспечивающей лишь 22 км/ч скорости по шоссе и 140 км дальности?! На фоне 40 км/ч хорошо вооружённых «Гросстракторов» это смотрится не то что бледно – вообще никак. А тут ещё щенячий восторг Халепского и Гинзбурга от многобашенных британских танков (2-х башенный лёгкий, 3-х башенный средний, 5-башенный тяжёлый) и, вуаля – Т-24 велено немедленно пустить под нож и похоронить без почестей, а завод ХПЗ (его разработчика) со всеми тамошними «кустарями» отдать под выпуск БТ. И без промедления начать проектирование С НУЛЯ собственных много­башенных, до зубов вооружённых, Т-28 и Т-35!

ИМХО – голимый волюнтаризьм и иррационализьм неких особо впечатлительных товарищей! Мы пойдём другим путём. АИ СССР НЕ тратит ни копейки народных денег на «тур Халепского» (соответственно, не покупает ни танкетку «ВКЛ», ни 6-тонник, ни 12-тонник, ни «зомбируется» 16-тонником и «Индепендентом»). Ну, разве только покупаем трансмиссию «шеститонника» для нашего Т-19, да танк Кристи приобретаем в САСШ через Амторг – потому как у нас и в самом деле высокоманевренной альтернативы ему нет, и в ближайшее время не предвидится. Как следствие, мы спокойно доводим в лучшем виде Т-19, осваиваем как и в РИ БТ и вообще не тратимся на разработку с нуля многобашенных громадин Т-28 и Т-35.

Вместо них, а так же вместо неудачного Т-24, деньги (кстати, не слишком большие) вклады­ваются в создание отечественной версии рейнметалловского «Гросстрактора».

Что, кстати, хронологически вполне совпадает с устремлениями самих немцев, которые в ходе испытаний своих «гросстракторов» в СССР, с 1930 по 1933 годы, не раз их переделывали и модернизировали, всемерно доводя до ума. И не зря. Если танки «Даймлер-Бенц» сразу по возвращении (как наименее удачные) установили в виде памятников, то танки «Рейнметалл» и «Крупп» честно прослужили в линейных и учебных частях аж до 1937 года, после чего были списаны по износу и, кстати, также заняли свои почётные места на постаментах.

(«Гросстрактора» «Рейнметалл» и «Крупп» на манёврах немецкой армии в 1935 году)

Вполне, впрочем, заслуженно. Не их вина, что в доктрины Вермахта они категорически не вписывались и поэтому остались без потомства... (То же самое, кстати, можно сказать и о их «идеологическом» наследнике, трёхбашенном танке «Neubaufahrzeug», разработка которого была начата в 1933 году по итогам испытаний «Гросстракторов»).

В РИ, немцы, закончив совершенствование и испытания своей техники, а также проведя серию экспериментов с её тактическим применением, собрали вещички (в т. ч. матчасть до последнего болта) и просто укатили в свой фатерлянд. Если разработчики немецкой бронетехники и надеялись заинтересовать СССР своими конструкциями, имея ввиду какие-то коммерческие перспективы – то они жёстко пролетели. Сами «сырые» танки не впечатляли (в особенности по прибытии), а всё, что было полезного в их начинке, наши ребятишки старательно срисовали в «Каме» и так, «на халяву». Что же касается коммерческих перспектив, то они уже прочно связывали СССР с продукцией «Виккерс-Армстронг».

По сути, немцы пролетели, поскольку попали в хронологический капкан. Проще говоря, тупо опоздали. В 30-ом новенькие немецкие танки прибывают в СССР, и поначалу на испытаниях вообще не блещут. В том же 30-ом отправляется в свой вояж экспедиция Халепского.

И пока немцы доводят свои «Гросстрактора» до ума, СССР успевает проникнуться страстной любовью к «Виккерсу», подцепить у него дурную многобашенную болезнь, купить чмошную танкетку, 6- и 12-тонники, отказаться от Т-24 и Т-19, наладить выпуск двухбашенного Т-26 (плюс БТ-2), и даже разработать прототипы Т-28 и Т-35. И вся эта бурная деятельность (больше напоминающая заполошное Броуновское движение) уложилась как раз в промежуток с 30 по 33 годы! После чего никакие услуги немцев нам были на фиг не нужны (если, конечно, не учитывать прискорбный факт, что до середины 30-х наши танки всех типов были боеспособны очень условно!).

Но это в РИ. В АИ, СССР договаривается не с «Виккерсом», а с «Рейнметалл» о доработке шасси «Гросстрактора» под советские спецификации и отдельно оговаривает всяческую техническую помощь в освоении серийного выпуска среднего танка по этим спецификациям. Причём по задумке наших экономистов, этому танку предстоит взять на себя функции не только среднего, но и тяжёлого танков (с соответствующим добронированием).

Я уверен – это обойдётся значительно дешевле, чем сперва осыпать золотым дождём «Виккерс-Армстронг» и проходимца Гротте, а потом ещё и разрабатывать с нуля Т-28 и Т-35А.

Итак. Первый прототип не сильно отличался от оригинала. Усиленные подвеска и трансмиссия в глаза не бросаются. Адаптированный под этот танк 250-сильный М-6 в отсек, предназначенный для авиационного же BMW аналогичной мощности, водрузили общими русско-германскими усилиями.

Понятно, чтоб не сильно потерять в скорости (учитывая другой мотор и настоящее брони­ро­вание), пошаманили над бортовыми передачами, внедрив чисто немецкую фишку, ставшую обязательной для всех немецких танков, разработанных после «Гросстракторов» – я имею в виду переднее расположение трансмиссии, благодаря которой немцы на раз избавились от такой проблемы, как спадение гусеничных лент. (Бонусом, в корме стало больше места для установки М-6).

Советский «гросстрактор» получил, наконец, и настоящую броню: 25-мм лобовую (вертикальные детали корпуса с передней проекции) и 15 мм борт-корма и малые башенки.

Учитывая тогдашний «тренд» на многобашенность, пока отказа от кормовой башни нет. Да и зачем? Кормовая башенка штука весьма полезная в плане самообороны танка в ближнем бою при прорыве обороны противника.

Так вот. На месте пушечной немецкой башни, поставили большую башню от Т-24. Но без дурацкой боковой пулемётной установки. А вместо неудачной 45-мм пушки Соколова адаптировали рейнметалловское орудие, заменив его 75-мм трубу на 76,2-мм обрезок трубы дивизионной пушки обр. 1902 г. и перезаточив камору под наши стандартные выстрелы (заряд пороха ещё предстояло подобрать в ходе специальных испытаний). Таким образом, вооружение нашего «Гросстрактора», назову-ка я его, скажем, Т-26 (номера Т-26, Т-27, Т-28 и Т-35 в данной АИ свободны), теперь будет состоять из 76,2-мм пушки немецкого образца и четырёх пулемётов (спаренный, курсовой и два в малых башнях).

(Прототип среднего танка Т-26 обр. 1932 г.)

На испытания этот танк вышел уже в 1932 году (практически параллельно с модерни­зи­ро­ванными в «Каме» «Гросстракторами»), как и РИ прототип Т-28. Но, поскольку в отличие от вышеназванного Т-28, это была не «версия с нуля», а напротив, существенно усовер­шен­ство­ванная (причём совместными русско-германскими усилиями) машина, испытания прошли удачнее ровно настолько, что о разработке для серийного выпуска новой версии (как в случае с Т-28) речи не велось.

Единственные существенные изменения, отличавшие серийные машины от прототипа, это отказ от выступающих башенок водителя и пулемётчика в передней части корпуса (вместо них в крыше остались только посадочные люки) и замена пулемётной башенки на крыше главной, на командирскую наблюдательную (с бронёй не 15, а 25 мм), к тому же смещённую от оси вправо. На это пришлось пойти, поскольку при верхней малой пулемётной башне, заряжать пушку нашими длинными 76,2-мм патронами оказалось неудобно.

(Серийный средний танк Т-26 вып. 1933 г.)

Танки первой, установочной серии выпуска 1933 года, в количестве 15 машин поступили на войсковые испытания в новоформируемую танковую бригаду специального назначения РГК. (Вообще, в 32-33 годах ЛКЗ усиленно формировал свой танкостроительный кластер, отчего первые танки изготавливались практически кустарно, по временной технологии с соот­вет­ству­ющим качеством.

Недостатков у танка пока хватало. Хорошо, что не забыли внести в контракт с «Рейнметаллом» пункт, согласно которому мы могли обращаться за техническими консультациями с различными проблемными «узкими местами» танка к лучшим специалистам фирмы.

Всего же 1-я отдельная танковая бригада особого назначения РГК получила 35 танков Т-26 обр. 1932 г. (сформирован один батальон), последние из которых были приняты военной приёмкой в начале 1934 г. В том же году ЛКЗ, закончив реконструкцию, перешёл на полномасштабный выпуск более совершенной модели танка, в которой постарались устранить все недостатки первой серийной модели.

Трансмиссия и подвеска были, можно сказать, доведены до совершенства. Высота гусениц и корпуса в передней части уменьшены, став ровными по высоте по всей длине машины (минус один приподнятый передний каток) – долой «лишний» объём – плавать нашим танкам ни к чему. В связи с этим, упростилась и форма корпуса. Эвакуационный люк с борта машины перенесли в её днище под боевым отделением. От бортовых огневых точек тоже отказались. Новые башни смешанной клёпано-сварной конструкции были удобнее и уже не имели ничего общего с башнями Т-24. Большая башня хоть и лишилась командирской наблюдательной башенки, зато оснащалась электроприводом вращения и командирским перископическим прибором наблюдения (он же второй перископический прицел). В её развитой нише уже имелись и радиостанция, и кормовой пулемёт.

Бронезащиту усилили до 35 мм лоб корпуса и главной башни, 25 мм борт-корма корпуса и главной башни. Лишь малая кормовая башенка осталась при своих 15 мм.

Мощность двигателя достигла предельных для М-6 300 л.с. Но и их уже хватало только чтоб разогнать потяжелевший почти до 25 тонн танк до 32 км/ч.

(Средний танк Т-26М)

С 1934 по 1936 гг. армия получила 350 таких танков.

В 1936 году РККА потребовала существенного усиления всех ТТХ танка. Что понятно. Танк довольно крупный (по сравнению с Т-26J) и, конечно, дорогой. В то же время, трёхдюймовую пушку немецкого образца (как на Т-26) удалось к тому времени поставить на шасси лёгких БТ и Т-19 (Предполагалось, что эта пушка станет основным вооружением их новых модификаций!). Скорость Т-26 и Т-26М уже не удовлетворяла военных. Бронезащиту, по примеру французского В-1, требовалось довести до абсолютной непробиваемости из ПТП калибром до 37 мм включительно (иначе на кой хрен он, такой хороший, вообще нужен?).

Новая версия Т-26, получившая столько нововведений, что удостоилась собственного индекса Т-27, лишилась кормовой пулемётной башенки, благодаря чему в танке удалось разместить мощный 450-сильный двигатель М-17Т и новую большую сварную башню конической формы. В башне монтировалась аж строенная установка 107-мм танковой гаубицы (создана Сячинтовым на базе 105-мм горной гаубицы Шнейдера обр. 1916 г., полученной из Франции ещё в ходе ПМВ, но оказавшейся невостребованной), 45-мм танковой пушки 20К и обычного пулемёта ДТ.

Прелесть 105-мм горной гаубицы Шнейдера заключалась в том, что она по весу и длине отката практически соответствовала нашей полковой пушке-трёхдюймовке, из которой в РИ «замутили» 76,2-мм танковое орудие КТ. Эту же, «осовремененную» Сячинтовым гаубицу в полевом буксируемом исполнении, на новом лафете с раздвижными, да ещё и разборными станинами, «сватали» горно-кавалерийским и горно-стрелковым частям РККА.

Самым серьёзным образом усилили бронезащиту танка. Толщина лобовой брони достигла 50 мм, бортовой и кормовой 35 мм. Соответственно увеличению массы усовершенствовали трансмиссию, усилили подвеску и существенно расширили гусеницы. Танк вообще стал сильно другим, вполне оправдывая новый индекс.

(Средне-тяжёлый танк Т-27 обр. 1936 г.)

Танк пошёл в серию в 1937 году и до той поры, когда его сменил принципиально новый танк схожего назначения (38-тонный Т-28 обр. 1939 г. на торсионах и с дизель-мотором), РККА успела получить ещё 350 машин.

Таким образом, всего для РККА было построено 736 танков, прямых «потомков» немецкого «Гросстрактора» от «Рейнметалл».

Место АИ-шных средних танков в структуре РККА.

Поначалу танки Т-26/26М шли только на формирование отдельных танковых бригад специ­аль­ного назначения РГК (после 39-го года, по мере поступления на вооружение новых тяжёлых танков, машины старых моделей передавались в бригады округов).

В каждой такой бригаде, помимо прочих сил и средств, имелись два батальона по 33 танка Т-26/26М/Т-27.

После формирования четырёх бригад РГК, аналогичные отдельные бригады специального назначения начали формировать в структуре наиболее важных округов, в качестве их страте­ги­чес­кого резерва. Всего к началу ВОВ в РККА имелось 10 бригад окружного подчинения, имевших на вооружении танки Т-26М и Т-27 (все Т-26 к тому времени уже были переданы в учебные части или списаны). Из 10 бригад одна дислоцировалась на ДВ, входя в состав отдельной дальневосточной армии (перед войной была переброшена в БОВО), одна в МВО, одна передана перед войной из ЛВО в ПрибВО, две в БОВО и три в КОВО.

Напомню, что в РИ РККА получила 63 Т-35А и 503 Т-28.

Для сравнения, выпуск Т-28, Т-35А и АИ-танков по годам.

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

Всего

Т-28

1*

41

50

32

101

39

96

131

13

503

Т-35

2*

10

7

15

10

11

6

61

Т-26/Т-26М/Т-27

1*

35**

50

150

150

100

150

100

736

(* опытные машины. ** часть машин была принята армией уже в 1934 г.)

ТТХ:

«Рейнметалл»
(1929-32 г.)

Т-26
(1933 г.)

Т-26М
(1934-36 г.)

Т-27
(1937-39 г.)

Т-28 (РИ)

Масса (кг)

19 320

23 000

25 000

29 500

25 200

Габариты (мм)

6600х2810

6600х2810

6400х2800

6500х2800

7360х2870

Двигатель (л.с.)

250

250

300

480

450

Скорость (км/ч)

40

35

32

40

40

Броня (мм)

13-8 (сталь)

25-16

35-25

50-35

30-20

Вооружение

Пушки

Пулемёты

1х 75 мм

3х7,92 мм

1х76,2 мм

3х7,72 мм

1х76,2 мм

3х7,62

1х107

1х45

3х7,62

1х76,2

4х7,62

Экипаж

6

6

6

5

6

Теперь об истоках моего вопиющего оптимизма – почему практически равных по массе Т-26М и более тяжёлых Т-27 в сумме выпускается больше, чем РИ Т-28.

Тут, вообще-то, надо смотреть не почему альттанков выпускается больше, чем Т-28, а то, почему Т-28 выпускалось значительно меньше, чем мог бы выпускать ЛКЗ.

Известно, что танкосборочный цех ЛКЗ был рассчитан на выпуск 150 танков Т-28 в год. Почему Т-28 выпускалось меньше – кому интересно, легко может узнать из монографий по Т-28 – к тому на каждый год имелись свои как объективные, так и весьма субъективные причины. Перечислять их по годам я сейчас не буду (не о Т-28 статья), зато ТАНКОсборочный цех ЛКЗ параллельно с Т-28 как горячие пирожки штамповал краны и драги.

На мой взгляд, для 30-х годов это был чрезвычайно опасный перекос, сильно «отрыгнувшийся» нам в 41-ом. Жестяных Т-26 и БТ заводы штамповали по тыще в год каждый, а более-менее прилично защищённых Т-28 производилось крайне мало, хотя могло быть выпущено вдвое больше. Согласитесь, если бы летом 41-го те же картонные Т-26 шли в атаку при поддержке ТЫСЯЧИ Т-28, да ещё модернизированных и экранированных, это принесло бы пользы побольше, чем спешно брошенные в бой 1200 на всю голову «сырых» Т-34 с плохо знающими свои машины экипажами. При тыще исправных, экранированных и обеспеченных запчастями и обученными экипажами Т-28, мы имели бы возможность как-то доводить Т-34 до ума и учить как следует танкистов, благо в июне 41-го в западных округах их роль взяли бы на себя те самые Т-28.

А «Линия Маннергейма»! Имей РККА возможность использовать в Карелии не одну 20-ю тяжелотанковую бригаду, оснащённую Т-28 с бронёй в 30-20 мм, вооружёнными трёхдюймовыми «окурками», а две бригады с Т-27 (50-35 мм броня и 107-мм гаубицы) – возможно, Зимняя война закончилась бы не мирным договором с Финляндией в марте 40-го с последующим финским наступлением в Карелии в 41-ом, а капитуляцией Финляндии не позже февраля, установлением на территории страны Советской власти, а летом 41-го уже наши войска начали бы наступление на фашистов в Норвегии (откуда германскому флоту пришлось бы свалить раз и навсегда на радость не только норвегам, но и союзническим конвоям)! Да и ни о какой блокаде крупнейшего промышленного центра страны – Ленинграда уже не могло быть и речи! Финляндия-то – наша!

Вот к этому я и подвожу. Альтернативный Т-26 мог быть с немецкой помощью быстрее и качественнее спроектирован. С немецкой же помощью быстрее запущен в серийное производство с более высоким качеством изготовления. Вспомните, сколько денег мы сэкономили бы, не связываясь с чудаком Гротте, с «Виккерсом», и сколько сэкономили бы не вкладываясь в разработку Т-28 и Т-35 – притом, что их разрабатывать пришлось дважды (сперва прототипы, а потом, практически заново, и серийные машины). А сколько было потрачено на их освоение в серии? При мощном АИ Т-26, отдельный тяжёлый Т-35А в принципе не нужен. Кроме того, учитывая, что Т-26М, а тем паче Т-27 – машины уже явно не среднего, а скорее переходного средне-тяжёлого класса, можно предположить, что настоящий средний, или средне-лёгкий, или просто лёгкий танк противоснарядного бронирования (кому как угодно!) с усиленным воору­жением в стране начнут разрабатывать гораздо раньше и интенсивнее, чем в РИ, и на вооружение он будет принят не в 39-ом, а, скажем, в конце 37-го, начале 38-го. А это время – то самое, которого нам так не хватило, чтоб сделать Т-34 по-настоящему боевым и освоить его в строевых частях.

Опасаться связываться с немецкими компаниями оснований нет: начало 30-х – это ещё эконо­мический кризис, когда любой заказ немцам только в радость (тот же «Рейнметалл» тогда же разработал для СССР шесть новейших артсистем), а все договора, заключённые до прихода Гитлера к власти, немцы соблюдали и при нём самым пунктуальным образом. Разрыв экономических связей между СССР и немецкими фирмами происходил постепенно, по мере насыщения германских концернов заказами от возрождающейся германской армии (в иностранных заказах они просто переставали нуждаться, что вполне соответствовало и громкой внешнеполитической риторике фюрера), что произошло не вдруг и не сразу – Гитлер лишь в 35-ом объявил о переименовании опереточного Рейхсвера в Вермахт и доведении его до 35 дивизий – что вообще-то для Германии и её промышленности – пустячок. А к тому же 35-му, и мы-б в германской помощи уже не шибко нуждались (относительно танка, конечно).

В общем, ИМХО – АИ-вариант не только более продуктивен в военном отношении, он ещё и экономически и даже политически более выгоден.

Сравняшка.

Р.С. Иной читатель сурово возразит: покупаем немецкую сырятину, чтоб потом несколько лет доводить её до ума! И чем это лучше разработки с нуля Т-28 и Т-35? А вот хрен! Сырятиной, «Гросстрактор» от «Рейнметалл» был в год своего создания – на рубеже 28-29 гг. В СССР на испытания он уже прибыл в 30-ом фактически фаворитом из трёх конкурирующих моделей, ещё доводился до ума и совершенствовался, и к моменту описываемых событий (1932 г.) из него вполне уже получился нормально доведённый средне-тяж навроде французского В-1 (минус серьёзная бронезащита).

Причём за его конструкцию мы навряд ли заплатим больше, чем в РИ заплатили за оказавшийся вообще не нужным «Виккерс-12 тонн» – не забывайте, что с немцами у нас были хорошие отношения, а с англичанами как раз вообще напротив.

И самый наглядный пример – танк Кристи: вот уж точно, его мы покупали как ходовой макет, из которого потом, методом «доработки напильником» получился вполне себе хороший танк.

http://alternathistory.com/bolshoi-strane-bolshie-traktora


alternathistory.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *