Содержание

Без права на Победу. Битва при Молодях

Запрещенная победа

Ровно четыреста тридцать лет назад произошла величайшая битва христианской цивилизации, определившая будущее евроазиатского континента, если не всей планеты, на много, много веков вперед. Почти двести тысяч человек сошлись в кровавой шестидневной битве, своим мужеством и самоотверженностью доказывая право на существование сразу многих народов. Больше ста тысяч человек заплатили своими жизнями за разрешение этого спора, и только благодаря победе наших предков ныне живем мы в том мире, который привыкли видеть вокруг. В этом сражении решалась не просто судьба Руси и стран Европы — речь шла о судьбе всей европейской цивилизации.

Но спросите любого образованного человека: что он знает о битве, случившейся в 1572 году? И практически никто, кроме профессиональных историков, не сможет ответить вам ни слова. Почему? Потому, что эта победа была одержана «неправильным» правителем, «неправильной» армией и «неправильным» народом. Вот уже минуло четыре века, как эта победа просто-напросто запрещена. ©


История, как она есть

Прежде, чем рассказывать о самой битве, следует, наверное, вспомнить и о том, как выглядела Европа в малоизвестном XVI веке. А поскольку объем журнальной статьи заставляет быть кратким, то сказать можно только одно: в XVI веке в Европе не существовало никаких полноценных государств, кроме Османской империи. Во всяком случае, карликовые образования, называвшие себя королевствами и графствами, бессмысленно даже примерно сопоставлять с этой огромной империей.

На самом деле, только оголтелой западноевропейской пропагандой можно объяснить то, что турок мы представляем грязными тупыми дикарями, волна за волной накатывающимися на доблестные рыцарские войска и побеждающими исключительно благодаря свой численности. Все обстояло с точностью до наоборот: прекрасно обученные, дисциплинированные, отважные османские воины шаг за шагом теснили разрозненные, плохо вооруженные формирования, осваивая для империи все новые и новые «дикие» земли. К концу пятнадцатого века на европейском континенте им принадлежала Болгария, к началу XVI века — Греция и Сербия, к середине века граница отодвинулась до Вены, турки приняли под свою руку Венгрию, Молдавию, знаменитую Трансильванию, начали войну за Мальту, опустошили побережья Испании и Италии.

Во-первых, турки не были «грязными». В отличие от европейцев, в те времена незнакомых даже с азами личной гигиены, подданные Османской империи были обязаны, согласно требованиям Корана, как минимум совершать ритуальные омовения перед каждой молитвой.

Во-вторых, турки были истинными мусульманами — то есть людьми, изначально уверенными в своем духовном превосходстве, а потому крайне веротерпимыми. На завоеванных территориях они, по мере возможности, старались сохранить местные обычаи, чтобы не разрушать сложившихся общественных отношений. Османов не интересовало, были ли новые подданные мусульманами, или христианами, или иудеями, числились ли они арабами, греками, сербами, албанцами, итальянцами, иранцами или татарами. Главное — чтобы они продолжали спокойно трудиться и исправно платили налоги. Государственная система правления строилась на сочетании арабских, сельджукских и византийских обычаев и традиций. Наиболее ярким примером, позволяющим отличить исламский прагматизм и религиозную терпимость от европейской дикости, может послужить история 100 000 евреев, изгнанных из Испании в 1492 году и охотно принятых в подданство султаном Баязидом. Католики получили моральное удовлетворение, расправившись с «убийцами Христа», а османы — значительные поступления в казну от новых, далеко не бедных, переселенцев.

В-третьих, Османская империя далеко опережала северных соседей в технологии производства вооружений и доспехов. Именно турки, а не европейцы, подавляли врага артиллерийским огнем, именно османы активно насыщали свои войска, крепости и корабли пушечными стволами. В качестве образца мощи османского оружия можно привести 20 бомбард калибром от 60 до 90 сантиметров и весом до 35 тонн, в конце VI века поставленных на боевое дежурство в фортах, которые защищали Дарданеллы, и простоявших там до начала XX века! И не просто простоявших — в начале XIX века, в 1807 году, они вполне успешно размолотили новенькие английские корабли «Windsor Castle» и «Active», пытавшиеся прорваться через пролив. Повторюсь: орудия представляли реальную боевую силу даже спустя три века после своего изготовления. В XVI веке их можно было смело считать настоящим сверхоружием. А изготавливались упомянутые бомбарды в те самые годы, когда Николло Маккиавели старательно выписывал в своем трактате «Государь» следующие слова: «Лучше предоставить неприятелю ослеплять самого себя, нежели разыскивать его, ничего не видя из-за порохового дыма», отрицая всякую пользу от использования пушек в военных кампаниях.

В-четвертых, турки обладали наиболее передовой для своего времени регулярной профессиональной армией. Ее костяк составлял так называемый «янычарский корпус». В XVI веке он практически полностью формировался из купленных или захваченных в плен мальчиков, юридически являвшихся рабами султана. Все они проходили качественное воинское обучение, получали хорошее вооружение и превращались в лучшую пехоту, какая только существовала в Европе и средиземноморском регионе. Численность корпуса достигала 100 000 человек. Кроме того, империя обладала вполне современной феодальной конницей, которая формировалась из сипахов — владельцев земельных наделов. Подобными наделами, «тимарами», военоначальники награждали доблестных и достойных солдат во всех вновь присоединенных районах, благодаря чему численность и боеспособность армии непрерывно возрастала. А если вспомнить еще и то, что попавшие в вассальную зависимость от Великолепной Порты правители были обязаны по приказу султана приводить свои армии для общих походов, становится ясно, что Османская империя могла единовременно выставить на поле боя никак не меньше полумиллиона хорошо подготовленных воинов — куда больше, нежели имелось войск во всей Европе вместе взятой.

В свете всего вышеизложенного становится ясно, почему при одном упоминании о турках средневековых королей бросало в холодный пот, рыцари хватались за оружие и испуганно крутили головой, а младенцы в колыбелях начинали плакать и звать маму. Любой мало-мальски мыслящий человек мог уверенно предсказать, что лет через сто весь обитаемый мир будет принадлежать турецкому султану, и посетовать на то, что продвижение османов на север сдерживает отнюдь не мужество защитников Балкан, а стремление османов в первую очередь овладеть куда более богатыми землями Азии, покорить древние страны Ближнего Востока. И, надо сказать, Османская империя добилась этого, раздвинув свои границы от Каспийского моря, Персии и Персидского залива и почти до самого Атлантического океана (западными землями империи являлся современный Алжир).

Следует также упомянуть об очень важном факте, почему-то неизвестном многим профессиональным историкам: начиная с 1475 года в состав Османской империи входило Крымское ханство, крымский хан назначался и смещался султанским фирманом, приводил свои войска по приказу Великолепной Порты, либо начинал военные действия против кого-то из соседей по приказу из Стамбула; на Крымском полуострове находился султанский наместник, а в нескольких городах стояли турецкие гарнизоны.

Кроме того, Казанское и Астраханское ханство считались находящимися под покровительством империи, как государства единоверцев, к тому же исправно поставляющие рабов для многочисленных боевых галер и рудников, а также наложниц для гаремов...

Золотой век России

Как ни странно, но о том, что представляла из себя Русь XVI века, сейчас мало кто себе представляет — особенно люди, на совесть выучившие курс истории средней школы. Надо сказать, там излагается куда больше фантастики, нежели реальных сведений, а потому любому современному человеку следует знать несколько основных, опорных фактов, позволяющих понять мироощущение наших предков.

Прежде всего, на Руси XVI века рабства практически не существовало. Каждый человек, родившийся в русских землях, изначально являлся вольным и равным со всеми прочими. Крепостничество того времени сейчас называется договором аренды земельного участка со всеми вытекающими последствиями: нельзя уходить, пока не расплатился с хозяином земли за ее использование. И все... Никакого наследственного крепостничества не существовало (оно введено соборным уложением 1649 года), и сын крепостного являлся вольным человеком до тех пор, пока сам не решался взять себе земельный надел.

Никаких европейских дикостей вроде дворянского права на первую ночь, карать и миловать, или просто разъезжать с оружием, пугая простых граждан и затевая ссоры, не существовало. В судебнике 1497 года вообще признается только две категории населения: служилые люди и неслужилые. В остальном перед законом все равны вне зависимости от происхождения.

Служба в армии являлась абсолютно добровольной, хотя, конечно, наследственной и пожизненной. Хочешь — служи, не хочешь — не служи. Отписывай поместье в казну, и — свободен. Тут следует упомянуть, что понятие пехоты в русской армии отсутствовало начисто. Воин выходил в поход на двух или трех конях — в том числе и стрельцы, которые спешивались только непосредственно перед сражением.

Вообще, война была перманентным состоянием тогдашней Руси: ее южные и восточные рубежи постоянно теребили грабительскими набегами татары, западные границы беспокоили братья-славяне Литовского княжества, много веков оспаривавшие у Москвы право первенства на наследие Киевской Руси. В зависимости от ратных успехов, западная граница постоянно перемещалась то в одну, то в другую сторону, а восточных соседей то замиряли, то пытались задобрить подарками после очередного поражения. С юга некоторую защиту представляло так называемое Дикое поле — южно-русские степи, совершенно обезлюдевшие в результате непрерывных набегов крымских татар. Чтобы напасть на Русь, подданным Османской империи требовалось совершать длинный переход, и они, как люди ленивые и практичные, предпочитали грабить либо племена Северного Кавказа, либо Литву и Молдавию.

Иван IV

Именно в этой Руси, в 1533 году, и воцарился сын Василия III Иван. Впрочем, воцарился — это слишком сильно сказано. В момент вступления на трон Ивану было всего три года, и счастливым его детство можно назвать с очень большой натяжкой. В семь лет у него отравили мать, после чего буквально на глазах убили человека, которого он считал своим отцом, любимых нянек разогнали, всех, кто ему мало-мальски нравился — либо уничтожили, либо услали с глаз долой. Во дворце он находился на положении цепного пса: то выводили в палаты, показывая иноземцам «любимого князя», то пинали все кому не лень. Доходило до того, что будущего царя забывали кормить на протяжении целых дней. Все шло к тому, что перед совершеннолетием его просто бы прирезали, дабы сохранить в стране эру безвластия, — однако государь выжил. И не просто выжил — а стал величайшим правителем за всю историю Руси. И что самое поразительное — Иван IV не озлобился, не стал мстить за прошлые унижения. Его правление оказалось едва ли не самым гуманным за всю историю нашей страны.

Последнее утверждение отнюдь не оговорка. К сожалению, все, что обычно рассказывается об Иване Грозном, колеблется от «полного бреда» до «откровенного вранья». К «полному бреду» можно отнести «свидетельства» известного знатока Руси, англичанина Джерома Горсея, его «Записки о России», в которых утверждается, что зимой 1570 года опричники перебили в Новгороде 700 000 (семьсот тысяч) жителей, при общем населении этого города в тридцать тысяч. К «откровенному вранью» — свидетельства о жестокости царя. Например, заглянув в широко известную энциклопедию «Брокгауза и Ефрона», в статью об Андрее Курбском, любой желающий может прочитать, что, гневаясь на князя, «в оправдание своей ярости Грозный мог приводить только факт измены и нарушения крестного целования...». Какие пустяки! То есть, князь дважды изменил Отечеству, попался, но не был повешен на осине, а целовал крест, христом-богом клялся, что больше не будет, был прощен, снова изменил... Однако при всем том царю пытаются поставить в вину не то, что он не покарал предателя, а то, что продолжает ненавидеть выродка, приводящего на Русь польские войска и проливающего кровь русских людей.

К глубочайшему сожалению «иваноненавистников», в XVI веке на Руси существовала письменность, обычай поминать мертвых и синодники, которые сохранились вместе с поминальными записями. Увы, при всем старании на совесть Ивана Грозного за все его пятьдесят лет правления можно отнести не больше 4000 погибших. Наверное, это немало, даже если учитывать, что большинство честно заработало себе казнь изменами и клятвопреступлениями. Однако в те же самые годы в соседней Европе в Париже за одну ночь вырезали больше 3000 гугенотов, а в остальной стране — более 30 000 только за две недели. В Англии по приказу Генриха VIII было повешено 72 000 людей, виновных в том, что они нищие. В Нидерландах во время революции счет трупам перевалил за 100 000... Не-ет, России до европейской цивилизации далеко.

Кстати, по подозрению многих историков, байка про разорение Новгорода внаглую списана со штурма и разорения Льежа бургундцами Карла Смелого в 1468 году. Причем плагиаторы даже поленились сделать поправку на русскую зиму, в результате чего мифическим опричникам пришлось ездить на лодках по Волхову, который в тот год, по свидетельству летописей, промерз до самого дна.

Впрочем, основные черты личности Ивана Грозного не решаются оспаривать даже самые лютые его ненавистники, а потому мы совершенно точно знаем, что был он очень умен, расчетлив, ехиден, хладнокровен и смел. Царь был поразительно начитан, имел обширную память, любил петь и сочинял музыку (его стихиры сохранились и исполняются по сей день). Иван IV прекрасно владел пером, оставив богатое эпистолярное наследие, любил участвовать в религиозных диспутах. Царь сам разбирал тяжбы, работал с документами, не выносил гнусного пьянства.

Добившись реальной власти, молодой, дальновидный и деятельный царь немедленно начал принимать меры к реорганизации и укреплению государства — как изнутри, так и внешних его границ.

Встреча

Основная черта Ивана Грозного — это его маниакальная страсть к огнестрельному оружию. В русском войске впервые появляются отряды, вооруженные пищалями, — стрельцы, которые постепенно становятся костяком армии, отнимая это звание у поместной конницы. По всей стране возникают пушечные дворы, на которых отливают все новые и новые стволы, крепости перестраиваются под огненный бой — у них спрямляют стены, в башни устанавливают тюфяки и крупнокалиберные пищали. Царь всеми способами запасает порох: покупает, ставит пороховые мельницы, он обложил города и монастыри селитряной повинностью. Иногда это приводит к устрашающим пожарам, но Иван IV неумолим: порох, как можно больше пороха!

Первая задача, которая ставится перед набирающим силу войском — прекращение набегов со стороны Казанского ханства. При этом молодого царя не интересуют полумеры, он хочет прекратить набеги раз и навсегда, а для этого есть только один способ: покорить Казань и включить ее в состав Московского царства. Семнадцатилетний юноша отправился воевать татар. Трехлетняя война закончилась неудачей. Но в 1551 году царь явился под стены Казани снова — победа! Казанцы запросили мира, согласились на все требования, но, по своему обыкновению, условий мира не выполнили. Однако на этот раз глупые русские почему-то не проглотили обиду и следующим летом, в 1552 году опять распустили знамена у вражеской столицы.

Известие о том, что далеко на востоке неверные громят единоверцев, застало султана Сулеймана Великолепного врасплох — подобного он никак не ожидал. Султан отдал приказ крымскому хану оказать помощь казанцам, и тот, наскоро собрав 30 000 человек, двинулся на Русь. Юный царь во главе 15 000 всадников ринулся навстречу и разгромил незваных гостей наголову. Следом за сообщением о разгроме Девлет-Гирея в Стамбул полетело известие о том, что на востоке стало одним ханством меньше. Не успел султан переварить эту пилюлю — а ему уже передают о присоединении к Москве еще одного ханства, Астраханского. Оказывается, после падения Казани хан Ямгурчей в приступе гнева решил объявить войну России...

Слава покорителя ханств принесла Ивану IV новых, неожиданных подданных: надеясь на его покровительство, на верность Москве добровольно присягнули сибирский хан Едигер и черкесские князья. Северный Кавказ оказался так же под властью царя. Нежданно-негаданно для всего мира — в том числе и для самой себя — Россия в считанные годы увеличилась в размерах более чем вдвое, вышла к Черному морю и оказалась лицом к лицу с огромной Османской империей. Это могло означать только одно: страшную, опустошительную войну.

Кровные соседи

Поражает туповатая наивность ближайших советников царя, столь любимых современными историками, — так называемой «Избранной рады». По собственному признанию этих умников, они н

eto-fake.livejournal.com

Битва при Молодях — Википедия. Что такое Битва при Молодях

Битва при Мóлодях или Молодинская битва или Молодейское сражение[6] — крупное сражение, произошедшее между 29 июля и 2 августа 1572 года в 50 верстах южнее Москвы, в котором сошлись в бою русские войска под предводительством князей Михаила Воротынского и Дмитрия Хворостинина и армия крымского хана Девлета I Гирея, включавшая, помимо собственно крымских войск, турецкие и ногайские отряды. Несмотря на значительное численное превосходство, крымско-турецкая армия была обращена в бегство и почти полностью перебита.

Геополитическое значение победы при Молодях в условиях Ливонской войны и разорения от прошлогоднего крымскотатарского набега на Москву было колоссальным. Отражение крупного завоевательного похода, целью которого было возобновление подчинения ослабленного Русского государства по образцу золотоордынского ига, позволило России отстоять все поставленные под вопрос достижения предыдущих ста лет: независимость, единство, а также контроль над Казанью и Астраханью.

С 2009 года на месте событий проводится реконструкторский фестиваль, приуроченный к годовщине сражения[7].

Политическая ситуация

Расширение Русского государства

В 1552 году русское войско взяло Казань, а четыре года спустя, в стремлении обрести выход к Каспию, ему удалось завоевать Астраханское ханство. Оба этих события вызвали весьма негативную реакцию в тюркском мире, так как павшие ханства были союзниками османского султана и его крымского вассала. Кроме того, для Русского государства открывались новые просторы для политической и торговой экспансии на юг и на восток, а кольцо враждебно настроенных мусульманских ханств, стеснявших Русь несколько столетий, было разорвано. Не замедлили последовать предложения подданства со стороны горских и черкесских князей, а Сибирское ханство признало себя данником Москвы (1563).

Такое развитие событий весьма беспокоило Османскую империю и Крымское ханство. Набеговое хозяйство, составлявшее бо́льшую часть экономики Крыма, по мере укрепления Московской Руси оказывалось под угрозой. Султана беспокоили перспективы остановки поставок невольников и добычи из южнорусских степей, а также безопасность крымских вассалов. Целью османской и крымской политики стало возвращение Поволжья в орбиту османских интересов и восстановление былого кольца вокруг Русского государства.

Ливонская война

Вдохновлённый успешно решённой задачей выхода к Каспию, Иван Грозный намеревался завоевать выход к Балтийскому морю. Это обещало положить конец изоляции Русского государства от Европы, обусловленной в значительной мере неимением полноценного сообщения и торговли, которая контролировалась и ограничивалась враждебно настроенными государствами. В 1558 году началась война против Ливонской конфедерации, которую позднее поддержали Швеция, Великое княжество Литовское и Польша. Поначалу события развивались благополучно для Москвы: под ударами войск князей Серебряного, Курбского, воеводы Адашева в 1561 году Ливонская конфедерация была разгромлена, большая часть Прибалтики оказалась под русским контролем. В 1563 году был взят Полоцк. Потеря Полоцка Великим княжеством Литовским создавала непосредственную опасность для его столицы Вильны.

Вскоре, однако, удача сменилась рядом поражений. В 1569 году в результате Люблинской унии положение Русского государства осложнилось, так как ему нужно было противостоять возросшей силе соперников. Пользуясь пребыванием большей части русского войска в Прибалтике, и накаляющейся внутренней обстановкой, связанной с введением опричнины, крымский хан совершал многочисленные набеги на южные рубежи русских земель, в том числе предприняв совместно с османским войском безуспешный поход на Астрахань (1569 год).

Крымский набег на Москву в 1571

С поддержкой Османской империи и в согласовании с новообразованной Речью Посполитой крымский хан Девлет Гирей в мае 1571 года 40-тысячной армией совершил опустошительный поход на русские земли. Обойдя с помощью перебежчиков засечные линии на южных окраинах Русского царства (цепь укреплений, называемых «поясом Пресвятой Богородицы»), а затем переправившись через Оку в месте, указанном предателем — сыном боярским Кудеяром Тишенковым (историк Н. И. Костомаров), он дошёл до Москвы и подпалил её пригороды.

Построенный главным образом из дерева город почти полностью сгорел, за исключением каменного кремля. Количество жертв и уведённых в плен определить весьма трудно, но, по оценкам различных историков, оно исчисляется десятками тысяч. После пожара Москвы Иван IV Грозный, уехавший до этого из города, предложил вернуть Астраханское ханство и был уже практически готов на переговоры о возврате Казани, а также срыл укрепления на Северном Кавказе.

А не силная туча затучилася,
а не силнии громы грянули:
куде едет собака крымской царь?

А ко силнему царству Московскому:
«А нынечи мы поедем к каменной Москве,
а назад мы поидем, Резань возмем».

А как будут оне у Оки-реки,
а тут оне станут белы шатры роставливать.
«А думайте вы думу с цела ума:

кому у нас сидеть в каменной Москве,
а кому у нас во Володимере,
а кому у нас сидеть в Суздале,

а кому у нас держать Резань Старая,
а кому у нас в Звенигороде,
а кому у нас сидеть в Новегороде?»

Выходить Диви-Мурза сын Уланович:
«А еси государь наш, крымской царь!
А табе, государь, у нас сидеть в каменной Москве,
А сыну твоему в Володимере,

а племнику твоему в Суздале,
а сродичю в Звенигороде,
а боярину конюшему держать Резань Старая,

а меня, государь, пожалуй Новым городом:
у меня лежатъ там свет-добры-дни батюшко,
Диви-Мурза сын Уланович».

Прокличет с небес господен глас:
«Ино еси, собака, крымской царь!
То ли тобе царство не сведомо?

А еще есть на Москве Семьдесят апостолов
опришенно Трех святителей,
еще есть на Москве православной царь!»

Побежал еси, собака, крымской царь,
не путём еси, не дорогою,
не по знамени, не по черному!

Однако Девлет Гирей был уверен, что Русь уже не оправится от такого удара и сама сможет стать лёгкой добычей, к тому же в её пределах царили голод и эпидемия чумы. По его мнению, по ней оставалось только нанести последний удар. Весь год после похода на Москву он занимался составлением новой, гораздо более крупной армии. Активную поддержку оказала Османская империя, предоставившая ему несколько тысяч воинов, в том числе 7 тысяч отборных янычар. Из крымских татар и ногайцев ему удалось собрать около 80 тысяч человек. Владея огромным по тем временам войском, Девлет Гирей двинулся на Москву. Крымский хан неоднократно заявлял, что «едет в Москву на царство». Земли Московской Руси были уже заранее поделены между крымскими мурзами. Вторжение крымского войска, как и завоевательные походы Батыя, поставило острый вопрос о существовании независимого Русского государства.

В преддверии битвы

Главой пограничной стражи в Коломне и Серпухове, составлявшей всего 20 тысяч воинов, был князь Михаил Воротынский. Под его началом были объединены опричные и земские войска.

Кроме них, к силам Воротынского примкнул посланный царём отряд из 7 тысяч немецких наёмников, в том числе конные рейтары из Ругодива (Нарвы) во главе с ротмистром Юргеном Фаренсбахом (Юрием Францбековым)[8], а также донские казаки. Прибыл нанятый отряд из тысячи «каневских черкасс», то есть запорожских казаков, под командованием Михаила Черкашенина.

От царя Воротынскому поступил наказ, как вести себя на случай двух вариантов развития событий. На случай, если Девлет Гирей двинется на Москву и будет искать сражения со всем русским войском, воевода был обязан перекрыть хану старый Муравский шлях и спешить к реке Жиздре. Если же станет очевидно, что крымцы заинтересованы в традиционном быстром налёте, грабеже и столь же быстром отходе, Воротынскому предстояло устраивать засады и организовывать «партизанские» действия. Сам Иван Грозный, как и в прошлом году, покинул Москву, на этот раз в сторону Великого Новгорода.

27 июля крымско-турецкое войско подошло к Оке и стало переправляться через неё в двух местах — у впадения в неё реки Лопасни по Сенькину броду, и выше Серпухова по течению. В Записи Разрядной книги о «береговой службе» и отражении нашествия крымских татар в 1572 году прямо пишется:

«А как крымской царь приходил, и на Сенкине перевозе стояли по сю сторону Оки двести человек детей боярских. И Теребердей мурза с нагайскими тотары пришол на Сенкин перевоз в ночи и тех детей боярских розогнали и розгромили и плетени ис подкопов выняли да перешли на сю сторону Оки реки».

После этого отряд Теребердей-мурзы достиг окрестностей современного Подольска у реки Пахры и, перерезав все дороги, ведущие в Москву, остановился в ожидании главных сил.

Основные позиции русских войск находились у Серпухова. Гуляй-город представлял собой щиты в полбревна размером со стену сруба, укреплённые на телегах, с бойницами для стрельбы и составленные кругом или в линию. Русские воины были вооружены пищалями и пушками (наличие последних тщательно скрывалось русскими).

Участник тех событий Генрих Штаден в своих мемуарах «О Москве Ивана Грозного. Записки немца опричника» бесхитростно пишет — Дмитрий Хворостинин послал его с 300 воинами в береговой дозор, а когда Генрих напоролся на несколько тысяч крымчан, принял бой и послал гонца за подкреплением, отказал Генриху. Татары прижали отряд к Оке. «Все три сотни были побиты насмерть», — пишет Генрих, единственный спасшийся, так как перепрыгнул через береговой оградительный частокол и упал в реку[9].

Для отвлечения Девлет Гирей послал против Серпухова двухтысячный отряд, сам же с основными силами переправился через Оку в более отдалённом месте у села Дракино, где столкнулся с полком воеводы Никиты Романовича Одоевского[10], который в тяжелейшем сражении был разбит. После этого, основное войско двинулось на Москву, а Воротынский, сняв войска с береговых позиций, двинулся ему вдогонку. Это была рискованная стратегия: предполагалось, что хан не захочет ставить своё войско в «два огня» и, не зная, каков гарнизон Москвы, вынужден будет сначала уничтожить «вцепившееся в хвост» русское войско. Осада хорошо укреплённого города даже с малым гарнизоном, но с многочисленными пушками — предприятие долгое, и оставлять в тылу сильного врага, угрожающего обозам и малым отрядам, хан никак не мог. К тому же был опыт предыдущего года, когда воевода Иван Бельский успел запереться в Москве, но не смог предотвратить поджога посадов.

Состав войск

Русское войско

Согласно полковой росписи «берегового» полка князя Михаила Воротынского, русская армия имела в своем составе[4]:

Войско крымского хана

Летописные источники приводят очень крупные цифры, когда говорят о крымском войске. Новгородская вторая летопись пишет о 120 тысячах[15], а «Московский летописец» даже о 150 тысячах. По мнению некоторых историков армия хана насчитывала до 60 тысяч человек[2], из которых около 40 тысяч составляло собственно крымское войско, к которому прибавлялись ногаи, черкесы и отряд янычар, посланный османским султаном.

Ход битвы

Крымскотатарский лучник

Крымское войско изрядно растянулось, и в то время, как его передовые части достигли реки Пахры, арьергард лишь подходил к селу Молоди, расположенному в 15 километрах от неё. Именно здесь он был настигнут передовым отрядом русских войск под руководством молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Вспыхнул яростный бой, в результате которого крымский арьергард был практически уничтожен. Это произошло 29 июля.

После этого произошло то, на что надеялся Воротынский. Узнав о разгроме арьергарда и опасаясь за свой тыл, Девлет Гирей развернул своё войско. Отряд Хворостинина столкнулся со всей крымской армией, и правильно оценив обстановку, молодой воевода мнимым отступлением заманил противника к гуляй-городу, развёрнутому уже к этому времени вблизи Молодей в удобном месте, расположенном на холме и прикрытом рекой Рожаей.

В той же Записи Разрядной книги о «береговой службе» и отражении нашествия крымских татар в 1572 году пишется:

«И царь крымской послал нагайских и крымских тотар двенатцать тысечь. И царевичи с тотары передовой государев полк мъчали до большово полку до гуляя города, а как пробежали гуляй город вправо, и в те поры боярин князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи велели стрелять по татарским полком изо всего наряду. И на том бою многих тотар побили».

В гуляй-городе находился большой полк под командованием самого Воротынского, а также подоспевшие казаки атамана Черкашенина. Началась затяжная битва, к которой крымское войско было не готово. В одной из безуспешных атак на гуляй-город был убит Теребердей-мурза.

После ряда небольших стычек 31 июля Девлет Гирей начал решающий штурм гуляй-города, но он был отбит. Его войско понесло большие потери, в том числе был взят в плен крупный военачальник и правая рука крымского хана Дивей-мурза. В результате крупных потерь крымцы отступили. На следующий день атаки прекратились, но положение осаждённых было критическим — в укреплении находилось огромное число раненых, кончалась вода, русские ели лошадей, которые должны были передвигать гуляй-город (из мемуаров Г. Штадена).

2 августа Девлет Гирей вновь послал своё войско на штурм. В тяжёлой борьбе погибли до 3 тысяч русских стрельцов, защищавших подножие холма у Рожайки, понесла серьёзные потери и русская конница, оборонявшая фланги. Но приступ был отбит — крымская конница не смогла взять укреплённую позицию. В бою был убит ногайский хан, погибли трое мурз.

И тогда крымский хан принял неожиданное решение — он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй-город в пешем строю совместно с янычарами. Лезущие вверх крымцы и османцы устилали холм трупами, а хан бросал всё новые силы. Подступив к дощатым стенам гуляй-города, нападавшие рубили их саблями, расшатывали руками, силясь перелезть или повалить, «и тут много татар побили и руки поотсекли бесчисленно много».

Уже под вечер, воспользовавшись тем, что враг сосредоточился на одной стороне холма и увлёкся атаками, Воротынский предпринял смелый манёвр. Дождавшись, когда главные силы крымцев и янычар втянутся в кровавую схватку за гуляй-город, он незаметно вывел большой полк из укрепления, провёл его лощиной и ударил в тыл крымцам. Одновременно, сопровождаемые мощными залпами пушек, из-за стен гуляй-города сделали вылазку и воины Хворостинина. Не выдержав двойного удара, крымцы и турки побежали, бросая оружие, обозы и имущество. Потери были огромны — погибли все семь тысяч янычар, большинство крымских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлета Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен.

«августа в 2 день в вечеру оставил крымской царь для отводу в болоте крымских тотар три тысечи резвых людей, …; а сам царь тое ночи побежал и Оку реку перелез тое же ночи. И воеводы на утрее узнали, что царь крымской побежал и на тех остальных тотар пришли всеми людьми и тех тотар пробили до Оки реки. Да на Оке же реке крымской царь оставил для обереганья тотар две тысячи человек. И тех тотар побили человек с тысечю, а иные многие тотаровя перетонули, а иныя ушли за Оку».

Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, а также ещё один 2-тысячный крымский арьергард, оставленный на охрану переправы. В Крым возвратилось не более 15 тысяч воинов.

Как сообщала Новгородская летопись:

«Да того месяца Августа 6 в среду, государю радость, привезли в Новгород Крымскаго лукы да дви сабли да саадачкы стрелами… а приехал царь Крымской к Москве, а с ним были его 100 тысяч и двадцать, да сын его царевич, да внук его, да дядя его, да воевода Дивий мурза — и пособи Бог нашим воеводам Московским над Крымскою силою царя, князю Михайлу Ивановичю Воротынскому и иным воеводам Московским государевым, и Крымской царь побежал от них невирно, не путми не дорогами, в мале дружине; а наши воеводы силы у Крымскаго царя убили 100 тысяч на Рожай на речкы, под Воскресеньем в Молодях, на Лопасте, в Хотинском уезде, было дело князю Михайлу Ивановичю Воротынскому, с Крымским царём и его воеводами… а было дело от Москвы за пятдесят верст»[15].

Последствия битвы

Политическая карта Причерноморья после поражения Крымского ханства

После безуспешного похода против Русского царства Крым на время лишился значительной части боеспособного мужского населения, так как по обычаям почти все боеспособные мужчины были обязаны участвовать в походах хана. Нападения на Русь прекратились почти на 20 лет (до крымского похода на Москву 1591 года). Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье в сферу своих интересов, и они были закреплены за Москвой.

Разорённое предыдущими крымскими набегами 1566—1571 годов и стихийными бедствиями конца 1560-х годов[16], воюющее на два фронта Русское государство смогло выстоять и сохранить свою независимость в крайне критической ситуации.

На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров, непродолжительное время спустя при Федоре Иоанновиче были заложены Воронеж и новая крепость в Ельце — началось освоение богатых чернозёмных земель, ранее относившихся к Дикому полю.

Память

В 1990-х годах существовавший в селе Молоди музей, посвященный Молодинской битве, был выведен из исторического здания усадьбы Соковниных-Головиных-Шуваловых 1646 года постройки, все экспонаты бесследно пропали[17].

Серьёзные исследования на тему битвы при Молодях начали предприниматься только в конце XX века.

Закладной камень в память о победе в битве при Молодях установлен в 2002 году.

В художественной литературе

Подробное описание сражения содержится в историческом романе советского писателя Вячеслава Усова «Цари и скитальцы» (1988), посвященном борьбе Русского государства с Крымским ханством и становлению русской разведки при Иване Грозном[18].

Кроме того, исключительно Молодинской битве и предшествующим ей событиям посвящён роман доктора исторических наук Дмитрия Володихина «Смертная чаша» (2018). Главным героем книги является русский полководец князь Дмитрий Хворостинин[19].

См. также

Примечания

  1. ↑ Стороженко А. В. Стефан Баторий и днепровские козаки. Киев, 1904. С. 34
  2. 1 2 Пенской В. В. Сражение при Молодях 28 июля — 3 августа 1572 г // История военного дела: исследования и источники. — СПб., 2012. — Т. 2. — С. 156. — ISSN 2308-4286.
  3. ↑ Зенченко М. Ю. Южное российское порубежье в конце XVI века—начале XVII века. — С.47
  4. 1 2 Документы о сражении при Молодях // Исторический архив, № 4. 1959
  5. При отступлении остатки армии хана подверглись нападению запорожских казаков, и в Крым вернулась только малая часть войска. См.: Стороженко А. В. Стефан Баторий и днепровские казаки. — Киев, 1904. — С. 34
  6. ↑ Битва при Молодях (рус.). Проверено 15 сентября 2018.
  7. ↑ «Дело было велико и сеча великая» (рус.). Проверено 15 сентября 2018.
  8. ↑ Скобелкин О. В.Служилые «немцы» в военных действиях на территории южного фронтира (вторая половина XVI – начало XVII в.) // Вестник Тамбовского университета. Серия «Гуманитарные науки». — Тамбов: ТамГУ, 2015.
  9. ↑ Генрих Штаден. Записки немца-опричника / Пер. И. И. Полосина. Под ред. С. Ю. Шокарева. — М.: РОССПЭН, 2002. — С. 115.
  10. ↑ Разрядная книга о нашествии крымских татар в 1572 году
  11. ↑ из дворян и детей боярских выборных
  12. ↑ дети боярские, галичане, коряковцы, костромчане и балахонцы
  13. ↑ Немцы Юрия Францбека, юрьевские и ругодивские немцы Аталыка Квашнина, «оникеевы дети» с пищальми, казаки Игнатия Кобякова и Юрия Тутолминуса
  14. ↑ Прибыли в последний момент и посчитаны не были
  15. 1 2 Новгородская вторая летопись. Год 7080(1572).ПСРЛ т. III, СПб, 1841
  16. ↑ Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. — М.: Мысль, 1988. — С. 317-318.
  17. Ридус. Путешествие в Молоди — место забытого великого сражения Ивана Грозного (рус.), Ридус. Проверено 15 сентября 2018.
  18. Усов В. А. Цари и скитальцы. — М.: Советский писатель, 1988. — С. 231-249.
  19. Володихин Д. М. Смертная чаша. — М.: Вече, 2018.

Литература

  • Андреев А. Р. Неизвестное Бородино: Молодинская битва 1572 года. — М.: Межрегиональный центр отраслевой информатики Госатомнадзора России, 1997. — (Герои и битвы). — ISBN 5-89477-004-1, ISBN 978-5-89477-004-8. [1], [2]
  • Андреев А. Р. История Крыма. — Москва, 2001.
  • Буганов В. И. Документы о сражении при Молодях в 1572 году // Исторический архив. — 1959. — № 4. — С. 166—183.
  • Буганов В. И. Повесть о победе над крымскими татарами в 1572 году // Археографический ежегодник за 1961 год. — М., 1962. — С. 259—275. (Битва при Молодях представлена день за днем)
  • Буганов Б. И., Бурдей Г. Д. «Преславная победа» // Вопросы истории. — 1972. — № 8.
  • Бурдей Г. Д. Молодинская битва 1572 года // Из истории межславянских культурных связей. Учен. зап. Института славяноведения. — Т. 26. — М., 1963. — С. 48—79.
  • Буланин Д. М. Повесть о битве при Молодях // Словарь книжников и книжности Древней Руси / Под ред. Д. С. Лихачева; Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР. — Вып. 2 (вторая пол. XIV—XVI вв.). — Ч. 2. Л — Я. — Л.: Наука, Ленингр. отделение, 1989. — С. 218-219.
  • Волков В. А. Войны и войска Московского государства (конец XV — первая половина XVII в.). — М.: Эксмо, Алгоритм, 2004. — 576 с. — (Истоки).
  • Каргалов В. В. Дмитрий Хворостинин // Московские воеводы XVI-XVII вв. / В. В. Каргалов. — М.: ООО «ТИД «Русское слово—РС», 2002. — 336, [16] с. — ISBN 5-94853-007-8.
  • Каргалов В. В. Полководцы X-XVI вв. — М.: ДОСААФ, 1989. — 334 с. — ISBN 5-7030-0068-8.
  • Каргалов В. В. Русские воеводы XVI-XVII вв. — М.: Вече, 2005. — 384 с. — (Военные тайны России). — ISBN 5-9533-0813-2.
  • Пенской В. В. Сражение при Молодях 28 июля — 3 августа 1572 г // История военного дела: исследования и источники. — СПб., 2012. — Т. 2. — С. 127—236. — ISSN 2308-4286.
  • Скрынников Р. Г. На страже московских рубежей. — М.: Московский рабочий, 1986. — 336 с.
  • Скрынников Р. Г. Опричный террор // Учёные записки ЛГПИ имени А. И. Герцена. — Л., 1969. — Т. 374. — С. 167—174.

Ссылки

wiki.sc

Битва при Молодях - это... Что такое Битва при Молодях?


Би́тва при Молодя́х или Молоди́нская би́тва — крупное сражение, произошедшее между 29 июля и 2 августа 1572 года в 50 верстах южнее Москвы, в котором сошлись в бою русские войска под предводительством воеводы князя Михаила Воротынского и армия крымского хана Девлета I Гирея, включавшая помимо собственно крымских войск турецкие и ногайские отряды. Несмотря на значительное численное превосходство, турецко-крымская армия была обращена в бегство и почти полностью перебита.

По своему значению битва при Молодях сопоставима с Куликовской и другими ключевыми битвами в русской истории. Победа в битве позволила России сохранить независимость и стала поворотной точкой в противостоянии Русского царства и Крымского ханства, которое отказалось от притязаний на Казанское и Астраханское ханства и впредь потеряло бо́льшую часть своей мощи. Молодинская битва — итог наиболее дальнего военного похода турецких войск в Европу.

С 2009 года на месте событий проводится реконструкторский фестиваль, приуроченный к годовщине сражения.

Политическая ситуация

Экспансия Московской Руси

В 1552 году русское войско взяло Казань, а четыре года спустя, в стремлении получить выход на Каспий, ему удалось завоевать Астраханское ханство. Оба этих события вызвали весьма негативную реакцию в тюркском мире, так как павшие ханства были союзниками османского султана и его крымского вассала. Кроме того, для Московского государства открывались новые просторы для политической и торговой экспансии на юг и на восток, а кольцо враждебно настроенных мусульманских ханств, стеснявших Русь несколько столетий, было разорвано. Не замедлили последовать предложения подданства со стороны горских и черкесских князей, а Сибирское ханство признало себя данником Москвы.

Такое развитие событий весьма беспокоило Османскую империю и Крымское ханство. Набеговое хозяйство, составлявшее бо́льшую часть экономики Крымского государства, по мере укрепления Московской Руси оказывалось под угрозой. Султана беспокоили перспективы остановки поставок невольников и добычи из южнорусских степей, а также безопасность крымских вассалов. Целью османской и крымской политики стало возвращение Поволжья в орбиту османских интересов и восстановление былого кольца вокруг Московской Руси.

Ливонская война

Вдохновлённый успехом в выходе на Каспий, Иван Грозный был намерен завоевать выход к Балтийскому морю, так как изоляция Московского государства была во многом обусловлена его географической отстранённостью от основных торговых путей и многовековым отсутствием выхода к морю. В 1558 году началась Ливонская война против Ливонской конфедерации, к которой позднее присоединились Швеция, Великое княжество Литовское и Польша. Поначалу события развивались благополучно для Москвы: под ударами войск князей Серебряного, Курбского, Адашева в 1561 году Ливонская конфедерация была разгромлена, большая часть Прибалтики оказалась под русским контролем, был отвоёван древний русский город Полоцк, в котором находилась одна из древнейших православных епархий.

Вскоре, однако, удача сменилась рядом поражений. В 1569 году в результате Люблинской унии положение Московского государства осложнилось, так как ему нужно было противостоять возросшей силе соперников. Пользуясь пребыванием большей части русского войска в Прибалтике, и накаляющейся внутренней обстановкой, связанной с введением опричнины, крымский хан совершал многочисленные набеги на южные рубежи московских земель, в том числе безуспешный поход на Астрахань.

Крымский набег на Москву в 1571

Песня о нашествии крымских
татар на Русь в 1572 году

А не силная туча затучилася,
а не силнии громы грянули:
куде едет собака крымской царь?

А ко силнему царству Московскому:
«А нынечи мы поедем к каменной Москве,
а назад мы поидем, Резань возмем».

А как будут оне у Оки-реки,
а тут оне станут белы шатры роставливать.
«А думайте вы думу с цела ума:

кому у нас сидеть в каменной Москве,
а кому у нас во Володимере,
а кому у нас сидеть в Суздале,

а кому у нас держать Резань Старая,
а кому у нас в Звенигороде,
а кому у нас сидеть в Новегороде?»

Выходить Диви-Мурза сын Уланович:
«А еси государь наш, крымской царь!
А табе, государь, у нас сидеть в каменной Москве,
А сыну твоему в Володимере,

а племнику твоему в Суздале,
а сродичю в Звенигороде,
а боярину конюшему держать Резань Старая,

а меня, государь, пожалуй Новым городом:
у меня лежатъ там свет-добры-дни батюшко,
Диви-Мурза сын Уланович».

Прокличет с небес господен глас:
«Ино еси, собака, крымской царь!
То ли тобе царство не сведомо?

А еще есть на Москве Семьдесят апостолов
опришенно Трех святителей,
еще есть на Москве православной царь!»

Побежал еси, собака, крымской царь,
не путем еси, не дорогою,
не по знамени, не по черному!

С поддержкой Османской империи и в согласовании с новообразованной Речью Посполитой крымский хан Девлет Гирей в мае 1571 года 40-тысячной армией совершил опустошительный поход на русские земли. Обойдя с помощью перебежчиков засечные линии на южных окраинах Русского царства (цепь укреплений, называемых «поясом Пресвятой Богородицы»), он дошёл до Москвы и подпалил её пригороды. Построенный главным образом из дерева город почти полностью сгорел, за исключением каменного кремля. Количество жертв и уведённых в плен определить весьма трудно, но, по оценкам различных историков, оно исчисляется десятками тысяч. После пожара Москвы, Иван IV, уехавший до этого из города, предложил вернуть Астраханское ханство и был уже практически готов на переговоры о возврате Казани, а также срыл укрепления на Северном Кавказе.

Однако Девлет Гирей был уверен, что Русь уже не оправится от такого удара и сама сможет стать лёгкой добычей, к тому же в её пределах царили голод и эпидемия чумы. По его мнению, по ней оставалось только нанести последний удар. Весь год после похода на Москву он занимался составлением новой, гораздо более крупной армии. Активную поддержку оказала Османская империя, предоставившая ему несколько тысяч воинов, в том числе 7 тысяч отборных янычар. Из крымских татар и ногайцев ему удалось собрать около 80 тысяч человек. Владея огромным по тем временам войском, Девлет Гирей двинулся на Москву. Крымский хан неоднократно заявлял, что «едет в Москву на царство». Земли Московской Руси были уже заранее поделены между крымскими мурзами. Вторжение крымского войска, как и завоевательные походы Батыя, поставило острый вопрос о существовании независимого Русского государства.

В преддверии битвы

Главой пограничной стражи в Коломне и Серпухове, составлявшей всего 20 тысяч воинов, был князь Михаил Воротынский. Под его началом были объединены опричные и земские войска. Кроме них к силам Воротынского примкнул посланный царём отряд из 7 тысяч немецких наёмников, а также донские казаки. Прибыл нанятый отряд из тысячи «каневских черкасс», то есть украинских казаков. От царя Воротынскому поступил наказ, как вести себя на случай двух вариантов развития событий. На случай, если Девлет Гирей двинется на Москву и будет искать сражения со всем русским войском, воевода был обязан перекрыть хану старый Муравский шлях и спешить к реке Жиздре. Если же станет очевидно, что крымцы заинтересованы в традиционном быстром налёте, грабеже и столь же быстром отходе, Воротынскому предстояло устраивать засады и организовывать «партизанские» действия. Сам Иван Грозный, как и в прошлом году, покинул Москву, на этот раз в сторону Великого Новгорода.

В этот раз поход хана был несравнимо более серьёзным, чем обычный набег. 27 июля крымско-турецкое войско подошло к Оке и стало переправляться через неё в двух местах — у впадения в неё реки Лопасни по Сенькиному броду, и выше Серпухова по течению. Первое место переправы охранял небольшой сторожевой полк «детей боярских» под командованием Ивана Шуйского, состоявший всего из 200 воинов. На него обрушился многотысячный ногайский авангард крымско-турецкого войска под командованием Теребердей-мурзы. Отряд не обратился в бегство, а вступил в неравный бой, но был рассеян, успев, однако, нанести большой урон крымцам. После этого отряд Теребердей-мурзы достиг окрестностей современного Подольска у реки Пахры и, перерезав все дороги, ведущие в Москву, остановился в ожидании главных сил.

Основные позиции русских войск находились у Серпухова. Гуляй-город представлял собой щиты в полбревна размером со стену сруба, укреплённые на телегах, с бойницами для стрельбы и составленные кругом или в линию. Русские воины были вооружены пищалями и пушками. Для отвлечения Девлет Гирей послал против Серпухова двухтысячный отряд, сам же с основными силами переправился через Оку в более отдалённом месте у села Дракино, где столкнулся с полком воеводы Никиты Романовича Одоевского[4], который в тяжелейшем сражении был разбит. После этого, основное войско двинулось на Москву, а Воротынский, сняв войска с береговых позиций, двинулся ему вдогонку. Это была рискованная стратегия: предполагалось, что хан не захочет ставить своё войско в «два огня» и, поскольку не знал каков гарнизон Москвы, вынужден будет сначала уничтожить «вцепившееся в хвост» русское войско. Осада хорошо укреплённого города даже с малым гарнизоном, но с многочисленными пушками, предприятие долгое и оставлять в тылу сильного врага, угрожающего обозам и малым отрядам, хан никак не мог. К тому же был опыт предыдущего года, когда воевода Иван Бельский успел запереться в Москве, но не смог предотвратить поджога посадов.

Состав русской армии

Согласно полковой росписи «берегового» полка князя Михаила Воротынского, русская армия имела в своем составе[5] (согласно[4] был также полк левой руки на реке Лопасне: воеводы князь Ондрей Васильевич Репнин и князь Петр Иванович Хво­ростинин):

Воеводский полк Состав Численность
Большой полк:
  • Полк князя Михаила Воротынского[6]
  • Полк Ивана Васильевича Шереметева
  • К полку приданы из украинных городов:
    • Полк Андрея Палетцкого из Дедилова
    • Полк князя Юрия Курлятева из Донкова
    • Люди «митрополита и… владык»[7]
  • Стрельцы Осипа Исупова и Михаила Ржевского
  • Наёмные казаки Юрия Булгакова и Ивана Фустова
  • Служилые немцы и казаки[8]
  • 1840
  • 1065
  • -
  • 350
  • 200
  • 1430
  • 1000
  • 1000
  • 1300
Всего: 8255 человек и казаки Михаила Черкашенина
Полк Правой руки:
Всего: 3590
Передовой полк:
  • Полк князя Андрея Петровича Хованского
  • Полк князя Дмитрия Ивановича Хворостинина
  • Полк князя Михаила Лыкова
  • Смоленские, Рязанские и Епифанские стрельцы
  • Казаки
  • «Вятчане в струзех на реки»
  • 1095
  • 2040
  • 350
  • 535
  • 650
  • 900
Всего: 4475
Сторожевой полк:
Всего: 4670
Всего: 20 034 человека
и казаки Михаила Черкашенина при Большом полку

Ход битвы

Крымское войско изрядно растянулось и в то время как его передовые части достигли реки Пахры, арьергард лишь подходил к селу Молоди, расположенному в 15 километрах от неё. Именно здесь он был настигнут передовым отрядом русских войск под руководством молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Вспыхнул яростный бой, в результате которого крымский арьергард был практически уничтожен. Это произошло 29 июля.

После этого произошло то, на что надеялся Воротынский. Узнав о разгроме арьергарда и опасаясь за свой тыл, Девлет Гирей развернул своё войско. К этому времени уже был развёрнут гуляй-город вблизи Молодей в удобном месте, расположенном на холме и прикрытом рекой Рожаей. Отряд Хворостинина оказался один на один со всей крымской армией, но, правильно оценив обстановку, молодой воевода не растерялся и мнимым отступлением заманил противника к гуляй-городу. Быстрым манёвром вправо уведя своих воинов в сторону, подвёл врага под убийственный артиллерийско-пищальный огонь — «многих татар побили». В гуляй-городе находился большой полк под командованием самого Воротынского, а также подоспевшие казаки атамана Черкашенина. Началась затяжная битва, к которой крымское войско было не готово. В одной из безуспешных атак на гуляй-город был убит Теребердей-мурза.

После ряда небольших стычек 31 июля Девлет Гирей начал решающий штурм гуляй-города, но он был отбит. Его войско понесло большие потери, в том числе был взят в плен советник крымского хана Дивей-мурза. В результате крупных потерь крымцы отступили. На следующий день атаки прекратились, но положение осаждённых было критическим — в укреплении находилось огромное число раненых, кончалась вода.

2 августа Девлет Гирей вновь послал своё войско на штурм. В тяжёлой борьбе погибли до 3 тысяч русских стрельцов, защищавших подножие холма у Рожайки, понесла серьёзные потери и русская конница, оборонявшая фланги. Но приступ был отбит — крымская конница не смогла взять укреплённую позицию. В бою был убит ногайский хан, погибли трое мурз. И тогда крымский хан принял неожиданное решение — он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй-город в пешем строю совместно с янычарами. Лезущие крымцы и османцы устилали холм трупами, а хан бросал всё новые силы. Подступив к дощатым стенам гуляй-города, нападавшие рубили их саблями, расшатывали руками, силясь перелезть или повалить, «и тут много татар побили и руки поотсекли бесчисленно много». Уже под вечер, воспользовавшись тем, что враг сосредоточился на одной стороне холма и увлёкся атаками, Воротынский предпринял смелый манёвр. Дождавшись, когда главные силы крымцев и янычар втянутся в кровавую схватку за гуляй-город, он незаметно вывел большой полк из укрепления, провёл его лощиной и ударил в тыл крымцам. Одновременно, сопровождаемые мощными залпами пушек, из-за стен гуляй-города сделали вылазку и воины Хворостинина. Не выдержав двойного удара, крымцы и турки побежали, бросая оружие, обозы и имущество. Потери были огромны — погибли все семь тысяч янычар, большинство крымских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлета Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен.

Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, а также ещё один 5-тысячный крымский арьергард, оставленный на охрану переправы. В Крым возвратилось не более 10 тысяч воинов.

Как сообщала Новгородская летопись:

Да того месяца Августа 6 в среду, государю радость, привезли в Новгород Крымскаго лукы да дви сабли да саадачкы стрелами… а приехал царь Крымской к Москве, а с ним были его 100 тысяч и двадцать, да сын его царевич, да внук его, да дядя его, да воевода Дивий мурза — и пособи Бог нашим воеводам Московским над Крымскою силою царя, князю Михайлу Ивановичю Воротынскому и иным воеводам Московским государевым, и Крымской царь побежал от них невирно, не путми не дорогами, в мале дружине; а наши воеводы силы у Крымскаго царя убили 100 тысяч на Рожай на речкы, под Воскресеньем в Молодях, на Лопасте, в Хотинском уезде, было дело князю Михайлу Ивановичю Воротынскому, с Крымским царем и его воеводами… а было дело от Москвы за пятдесят верст[2].

Последствия битвы

Политическая карта Причерноморья после поражения Крымского ханства Закладной камень в память победы в Битве при Молодях.

После безуспешного похода против Русского царства, Крым лишился почти всего боеспособного мужского населения, так как по обычаям почти все боеспособные мужчины были обязаны участвовать в походах хана. В целом, сражение при селе Молоди стало поворотной точкой в противостоянии Московской Руси и Крымского ханства и последней крупной битвой Руси со Степью. В результате битвы была подорвана военная мощь Крымского ханства, столь долго угрожавшего русским землям. Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье в сферу своих интересов и они были закреплены за Русью.

Разорённая предыдущими крымскими набегами 1566—1571 гг. и стихийными бедствиями конца 1560-х гг.[9], воюющая на два фронта Московская Русь смогла выстоять и сохранить свою независимость в крайне критической ситуации.

На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров, непродолжительное время спустя были заложены Воронеж и новая крепость в Ельце — началось освоение богатых чернозёмных земель, ранее принадлежавших к Дикому полю.

Серьёзные исследования на тему битвы при Молодях начали предприниматься только в конце XX века.

См. также

Литература

  • Андреев А. Р. Неизвестное Бородино: Молодинская битва 1572 года. — М., 1997 [1], [2]
  • Андреев А. Р. История Крыма. — Москва, 2001.

Ссылки

Примечания

  1. А. В. Стороженко. Стефан Баторий и днепровские козаки. Киев, 1904. С. 34
  2. 1 2 3 Новгородская вторая летопись. Год 7080(1572).ПСРЛ т. III, СПб, 1841
  3. При отступлении остатки армии хана подверглись нападению запорожских казаков, и в Крым вернулась только малая часть войска. А. В. Стороженко. Стефан Баторий и днепровские казаки. Киев, 1904. С. 34
  4. 1 2 Разрядная книга о нашествии крымских татар в 1572 году
  5. Документы о сражении при Молодях // Исторический архив, № 4. 1959
  6. из дворян и детей боярских выборных
  7. дети боярские, галичане, коряковцы, костромчане и балахонцы
  8. Немцы Юрия Францбека, юрьевские и ругодивские немцы Аталыка Квашнина, «оникеевы дети» с пищальми, казаки Игнатия Кобякова и Юрия Тутолминуса
  9. Борисенков Е., Пасецкий В. «Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы», ISBN 5-244-00212-0, М. «Мысль»

xzsad.academic.ru

29 июля 1572 года началась Молодинская битва

Этот день в истории:

Битва при Молодях (Молодинская битва) — крупное сражение, произошедшее в 1572 году недалеко от Москвы, между русскими войсками под предводительством князя Михаила Воротынского и армией крымского хана Девлета I Герея, включавшей помимо собственно крымских войск турецкие и ногайские отряды. ..

Несмотря на двукратное численное превосходство, 120-тысячная крымская армия была наголову разбита и обращена в бегство. Спаслись лишь около 20 тысяч человек.

По своему значению битва при Молодях была сопоставима с Куликовской и другими ключевыми битвами в российской истории. Она сохранила независимость России и стала поворотным пунктом в противостоянии Московского государства и Крымского ханства, которое отказалось от притязаний на Казань и Астрахань и впредь потеряло значительную часть своей мощи...

Князь Воротынский сумел навязать Девлет-Гирею затяжное сражение, лишив его преимуществ внезапного мощного удара. Войска крымского хана понесли огромные потери (по некоторым данным, чуть ли не 100 тыс. человек). Но самое главное - это невосполнимые потери, поскольку в походе участвовало основное боеспособное население Крыма.

Село Молоди стало кладбищем для значительной части мужчин Крымского ханства. Здесь полег весь цвет крымской армии, лучшие ее воины. Турецкие янычары были истреблены полностью. После столь жестокого удара крымские ханы уже и не думали о набегах на российскую столицу. Крымско-турецкая агрессия против Русского государства была остановлена.

«Летом 1571 года ждали набега крымского хана Девлет-Гирея. Но опричники, которым поручили держать заслон на берегу Оки, в большинстве не вышли на службу: воевать против крымского хана было опаснее, чем грабить Новгород. Один из пленных детей боярских выдал хану неизвестный путь к одному из бродов на Оке.

Девлет-Гирей сумел обойти заслон из земских войск и одного опричного полка и форсировать Оку. Русские войска едва успели вернутся к Москве. Но Девлет-Гирей не стал осаждать столицу, а поджег посад. Огонь перекинулся через стены. Город сгорел весь, а те, кто укрылись в Кремле и в примыкавшей к нему крепости Китай-городе, задохнулись от дыма и «пожарного зноя». Начались переговоры, на которых русские дипломаты получили тайную инструкцию соглашается в крайнем случае на отказ от Астрахани. Девлет-Гирей же требовал и Казани. Что бы окончательно сломать волю Ивана IV, он подготовил набег на следующий год.

Иван IV понимал серьёзность положения. Он решил поставить во главе войск опытного полководца, который часто бывал в опале – князя Михаила Ивановича Воротынского. Его командованию были подчинены и земские и опричники; их объединили на службе и внутри каждого полка. Это объединенное войско в битве у села Молоди (50 км. южнее Москвы) наголову разбило войско Девлет-Гирея, почти в два раза его превосходившее. Крымская угроза на много лет была устранена.»

История России с древнейших времен до 1861 года. М., 2000, стр. 154

Битву, состоявшуюся в августе 1572 г. возле села Молоди, что примерно в 50 км от Москвы, между Подольском и Серпуховом, иногда называют «Неизвестное Бородино». Само сражение и герои, участвовавшие в нем, в российской истории упоминаются нечасто. Всем известна Куликовская битва, а также возглавлявший русское войско московский князь Дмитрий, получивший прозвище Донской. Тогда были разгромлены полчища Мамая, однако на следующий год татары вновь напали на Москву и сожгли ее. После Молодинского сражения, в котором была уничтожена 120-тысячная крымско-астраханская орда, набеги татар на Москву прекратились навсегда.

В XVI в. крымские татары регулярно совершали набеги на Московию. Предавали огню города и села, угоняли в неволю трудоспособное население. При этом количество полоненных крестьян и горожан многократно превосходило военные потери.

Кульминацией стал 1571 г., когда войско хана Девлет-Гирея дотла сожгло Москву. Люди прятались в Кремле, татары подожгли и его. Вся Москва-река была завалена трупами, течение остановилось... В следующем, 1572 г. Девлет-Гирей, как истинный чингизид, собирался не просто повторить набег, он решил возродить Золотую Орду, а ее столицей сделать Москву.

Девлет-Гирей так и заявил, что «едет в Москву на царство». Как писал один из героев Молодинского сражения немец-опричник Генрих Штаден, «города и уезды русской земли все уже были расписаны и разделены между мурзами, бывшими при крымском царе; было определено, какой кто должен держать».

Янычар

Накануне нашествия

Положение России было тяжелым. Последствия опустошительного вторжения 1571 г., а также эпидемии чумы по-прежнему ощущались. Лето в 1572 г. стояло сухое и знойное, лошади и скот погибали. Русские полки испытывали серьезные затруднения в снабжении продовольствием.

Экономические затруднения переплетались со сложными внутриполитическими событиями, сопровождавшимися казнями, опалами, начавшимися в Поволжье восстаниями местной феодальной знати. В такой трудной обстановке шла в Русском государстве подготовка к отражению нового вторжения Девлет-Гирея. С 1 апреля 1572 г. стала действовать новая система пограничной службы, при этом учитывался опыт прошлогодней борьбы с Девлет-Гиреем.

Благодаря разведке русское командование было своевременно поставлено в известность о движении 120-тысячной армии Девлет-Гирея и его дальнейших действиях. Быстро шло строительство и совершенствование военно-оборонительных сооружений, в первую очередь расположенных на большом протяжении вдоль Оки.

Получив известие о грядущем нашествии, Иван Грозный бежал в Новгород и написал оттуда Девлет-Гирею письмо с предложением мира в обмен на Казань и Астрахань. Но оно не удовлетворило хана.

Битва при Молодях

Весной 1571 года крымский хан Дивлет Гирей во главе 120-тысячной орды напал на Русь. Изменник князь Мстиславский послал своих людей показать хану, как обойти 600-километровую Засечную черту с запада.

Татары пришли, откуда их не ждали, выжгли дотла всю Москву - погибло несколько сот тысяч человек.

Помимо Москвы крымский хан разорил центральные области, вырезал 36 городов, собрал 100-тысячный полон и ушёл в Крым; с дороги он послал царю нож, «чтобы Иван зарезал себя».

Крымское нашествие было подобно Батыевому погрому; хан считал, что Россия обессилена и больше не сможет сопротивляться; казанские и астраханские татары подняли восстание; в 1572 году орда пошла на Русь устанавливать новое иго - ханские мурзы делили между собой города и улусы.

Русь была действительно обессилена 20-летней войной, голодом, чумой и страшным татарским нашествием; Иван Грозный сумел собрать лишь 20-тысячную армию.

28 июля огромная орда переправилась через Оку и, отбросив русские полки, устремилась к Москве - однако русская армия пошла следом, нападая на татарские арьергарды. Хан был вынужден повернуть назад, массы татар устремились на русский передовой полк, который обратился в бегство, заманивая врагов на укрепления, где располагались стрельцы и пушки, - это был «гуляй-город», подвижная крепость из деревянных щитов. Залпы русских пушек, стрелявших в упор, остановили татарскую конницу, она отхлынула, оставив на поле груды трупов, - но хан снова погнал своих воинов вперёд.

Почти неделю, с перерывами, чтобы убрать трупы, татары штурмовали «гуляй-город» у деревни Молоди, недалеко от современного города Подольска спешившиеся конники подступали под деревянные стены, раскачивали их - «и тут много татар побили и рук поотсекали бесчисленно много».

2 августа, когда натиск татар ослаб, русские полки вышли из «гуляй-города» и ударили на обессилевшего противника, орда обратилась в паническое бегство, татар преследовали и рубили до берегов Оки - крымцы ещё никогда не терпели такого кровавого поражения.

Битва при Молодях была великой победой самодержавия: только абсолютная власть могла собрать все силы в один кулак и отразить страшного врага - и легко представить, что было бы, если бы Русью правил не царь, а князья и бояре - повторились бы времена Батыя.

Потерпев страшное поражение, крымцы 20 лет не осмеливались показываться на Оке; восстания казанских и астраханских татар были подавлены - Россия победила в Великой Войне за Поволжье. На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров, в конце царствования Ивана Грозного были заложены Елец и Воронеж - началось освоение богатейших черноземных земель Дикого поля.

Победа над татарами была достигнута в большой мере благодаря пищалям и пушкам - оружию, которое привозили с Запада через прорубленное царем «окно в Европу»(?). Этим окном был порт Нарва, и король Сигизмунд просил английскую королеву Елизавету прекратить торговлю оружием, ибо «московский государь ежедневно увеличивает своё могущество приобретением предметов, которые привозят в Нарву».(?)

В.М. Белоцерковец

Порубежный воевода

Основным опорным рубежом, суровым российским пограничьем (порубежьем) против нашествий крымчан тогда служила река Ока. Ежегодно на её берега выступало до 65 тыс. воинов, которые несли сторожевую службу с ранней весны до глубокой осени. По свидетельству современников, река «была укреплена более чем на 50 миль вдоль по берегу: один против другого были набиты два частокола в четыре фута высотою, один от другого на расстоянии двух футов, и это расстояние между ними было заполнено землей, выкопанной за задним частоколом... Стрелки, таким образом, могли укрыться за обоими частоколами и стрелять по татарам, когда те переплывали реку».

Сложным был выбор главнокомандующего: мало было людей, подходящих на эту ответственную должность. В конце концов выбор пал на земского воеводу князя Михаила Ивановича Воротынского - выдающегося военачальника, «мужа крепкого и мужественного и в полкоустроениях зело искусного».

Боярин Михаил Иванович Воротынского (ок. 1510-1573), как и его отец, с молодых лет посвятил себя военной службе. В 1536 г. 25-летний князь Михаил отличился в зимнем походе Ивана Грозного против шведов, а через некоторое время - в Казанских походах. Во время осады Казани 1552 г. Воротынский в критический момент сумел отразить атаку защитников города, повести за собой стрельцов и захватить Арскую башню, а потом во главе большого полка штурмом овладеть Кремлем. За что и получил почетный титул государева слуги и воеводы.

В 1550-1560 гг. М.И. Воротынский руководил строительством оборонительных сооружений на южных рубежах страны. Благодаря его усилиям были укреплены подступы к Коломне, Калуге, Серпухову и другим городам. Он наладил сторожевую службу, отражал нападения татар.

Беззаветная и преданная дружба государю не избавила князя от подозрений в измене. В 1562-1566 гг. на его долю выпали унижения, опала, ссылка, темница. В те годы Воротынский получил предложение польского короля Сигизмунда-Августа перейти на службу в Речь Посполитую. Но князь остался верен государю и России.

В январе-феврале 1571 г. в Москву съехались со всех пограничных городов служилые люди, дети боярские, станичники, станичные головы. По приказу Ивана Грозного М.И. Воротынский должен был, расспросив вызванных в столицу, расписать, из каких городов, в каком направлении и на какое расстояние посылать дозоры, в каких местах стоять сторожам (с указанием территории, обслуживаемой разъездами каждой из них), в каких местах находиться пограничным головам «для бережения от приходу воинских людей» и т.п.

Результатом этой работы стал оставленный Воротынским «Наказ о станичной и сторожевой службе». В соответствии с ним пограничная служба должна делать все возможное, «чтобы окраинам было бережнее», чтобы воинские люди на «окраины безвестно не приходили», приучить сторожей к постоянной бдительности.

Был издан и другой наказ М.И. Воротынского (27 февраля 1571 г.) - об установлении мест стоянок дозорных станичных голов и о придании им отрядов. Их можно считать прообразом отечественных воинских уставов.

Зная о предстоящем набеге Девлет-Гирея, что мог противопоставить татарам русский полководец? Царь Иван, сославшись на войну в Ливонии, не обеспечил его достаточно численным войском, отдав Воротынскому только опричный полк; в распоряжении князя оставались полки из боярских детей, казаки, ливонские и немецкие наемники. В общей сложности численность русского войска составляла примерно 60 тыс. человек.

Против него шли 12 туменов, то есть вдвое превосходящее войско татар и турецких янычар, которые везли также и артиллерию.

Возник вопрос, какую тактику избрать, чтобы столь малыми силами не только остановить, но и разгромить врага? Полководческий талант Воротынского проявился не только в создании порубежной обороны, но и в разработке и осуществлении плана сражения. В последнем сыграл важнейшую роль другой герой сражения ? князь Дмитрий Хворостинин.

Итак, еще не сошел снег с берегов Оки, как Воротынский стал готовиться к встрече с неприятелем. Были сделаны пограничные столбы, засеки, постоянно курсировали казачьи разъезды и дозоры, выслеживая «сакму» (татарский след), создавались лесные засады. К обороне были привлечены местные жители. Но сам план еще не был готов. Только общие черты: втянуть неприятеля в вязкую оборонительную войну, лишить его маневренности, на некоторое время сбить с толку, измотать силы, затем заставить выйти на «гуляй-город», где и дать окончательный бой.

 

 

Гуляй-город - это передвижная крепость, мобильный укрепленный пункт, построенный из отдельных деревянных стен, которые ставились на телеги, с бойницами для стрельбы из пушек и ружей. Он был возведен у реки Рожай и имел решающее значение в битве. «Если бы у русских не было гуляй-города, то крымский хан побил бы нас, - вспоминает Штаден, - взял бы в плен и связанными увел бы всех в Крым, а Русская земля была бы его землей».

Самое главное в плане предстоящего сражения - заставить Девлет-Гирея пойти по Серпуховской дороге. А любая утечка информации грозила провалом всего сражения, по сути, решалась судьба России. Поэтому все детали плана князь держал в строжайшем секрете, даже ближайшие воеводы до поры не знали, что задумал их полководец.

Начало сражения

Наступило лето. В конце июля полчища Девлет-Гирея форсировали Оку чуть выше Серпухова, в районе Сенькиного брода. Русские войска занимали позиции близ Серпухова, укрепившись гуляй-городом.

Хан обошёл основные укрепления русских и устремился к Москве. Воротынский немедленно снялся с переправ у Серпухова и ринулся вдогонку Девлет-Гирею. Передовой полк под командованием князя Дмитрия Хворостинина настиг арьергард ханского войска у села Молоди. Небольшое в то время село Молоди со всех сторон было окружено лесами. И только на западе, где были пологие холмы, мужики вырубили деревья и распахали землю. На возвышенном берегу реки Рожай, у впадения в нее Молодки, стояла деревянная церковь Воскресения.

Передовой полк настиг крымский арьергард, вынудил его вступить в сечу, атаковал и разгромил. Но не остановился на этом, а преследовал остатки разбитого арьергарда вплоть до главных сил крымского войска. Удар был настолько сильным, что возглавлявшие арьергард два царевича заявили хану о том, что необходимо прекратить наступление.

Удар оказался настолько неожидан и силен, что Девлет-Гирей остановил свое войско. Он понял, что за его спиной русская армия, которую необходимо уничтожить, чтобы обеспечить беспрепятственное продвижение к Москве. Хан повернул обратно, Девлет-Гирей рисковал, ввязываясь в затяжное сражение. Привыкнув все решать одним стремительным ударом, он вынужден был менять традиционную тактику.

Оказавшись лицом к лицу с главными силами противника, Хворостинин уклонился от боя и мнимым отходом начал заманивать Девлет-Гирея к гуляй-городу, за которым уже находился большой полк Воротынского. Передовые силы хана попали под сокрушительный огонь пушек и пищалей. С большими потерями татары отступили. Первая часть плана, разработанного Воротынским, блестяще осуществилась. Стремительный прорыв крымчан к Москве не удался, войска хана вступили в затяжное сражение.

Всё могло быть иначе, брось Девлет-Гирей сразу все свои силы на русские позиции. Но хан не знал истинную мощь полков Воротынского и собирался их прощупать. Он послал Теребердей-мурзу с двумя туменами на захват русского укрепления. Все они полегли под стенами гуляй-города. Небольшие стычки продолжались еще два дня. В течение этого времени казакам удалось потопить турецкую артиллерию. Воротынский не на шутку встревожился: что если Девлет-Гирей откажется от дальнейших боевых действий и повернет обратно, чтобы на следующий год все начать сначала? Но этого не произошло.

Победа

31 июля состоялось упорное сражение. Крымские войска начали штурм главной позиции русских, оборудованной между речками Рожай и Лопасня. «Дело было велико и сеча была велика», - говорит о сражении летописец. Перед гуляй-городом русские разбросали своеобразные металлические ежи, о которые ломались ноги татарских коней. Поэтому стремительный натиск, основная составляющая побед крымчан, не состоялся. Мощный бросок затормозился перед русскими укреплениями, откуда посыпались ядра, картечь и пули. Татары продолжали атаковать. Отбивая многочисленные натиски, pусскиe переходили в контратаки. Во время одной из них казаками был захвачен главный советник хана - Дивей-мурза, руководивший крымскими войсками. Яростное сражение продолжалось до вечера, и Воротынскому больших усилий стоило не ввести в бой засадный полк, не обнаружить его. Этот полк ждал своего часа.

1 августа оба войска собирались к решающему сражению. Девлет-Гирей решил основными своими силами покончить с русскими. В русском же лагере заканчивались запасы воды и продовольствия. Несмотря на успешные боевые действия, положение было очень тяжелым.

На следующий день произошло решающее сражение. Хан повел свое войско на гуляй-город. И опять не смог овладеть русскими укреплениями с ходу. Сообразив, что для штурма крепости необходима пехота, Девлет-Гирей принял решение ссадить всадников с коней и вместе с янычарами бросить пеших татар на приступ.

Вновь лавина крымчан хлынула на русские укрепления.

Князь Хворостинин руководил защитниками гуляй-города. Мучаемые голодом и жаждой, они сражались яростно и бесстрашно. Они знали, какая участь ждет их, окажись они в плену. Они знали, что произойдет с их отчизной, если крымчанам удастся прорыв. Так же мужественно бок о бок с русскими сражались и немецкие наемники. Генрих Штаден руководил артиллерией гуляй-города.

Войска хана подступили вплотную к русской крепости. Атакующие в ярости пытались даже разломать деревянные щиты руками. Русские мечами отсекали цепкие руки врагов. Накал сражения усиливался, в любой момент мог наступить перелом. Девлет-Гирей был полностью поглощен одной целью - овладеть гуляй-городом. Ради этого он втянул в бой все силы. Между тем князь Воротынский сумел незаметно провести свой большой полк по узкой лощине и ударил неприятелю в тыл. Одновременно Штаден произвёл залп из всех орудий, и защитники гуляй-города во главе с князем Хворостининым сделали решительную вылазку. Воины крымского хана не выдержали ударов с двух сторон и побежали. Так была одержана победа!

Утром 3 августа Девлет-Гирей, потерявший в сражении сына, внука и зятя, начал быстрое отступление. Русские шли по пятам. Последний яростный бой разгорелся на берегу Оки, где был уничтожен прикрывавший переправу 5-тысячный арьергард крымчан.

Князь Воротынский сумел навязать Девлет-Гирею затяжное сражение, лишив его преимуществ внезапного мощного удара. Войска крымского хана понесли огромные потери (по некоторым данным, чуть ли не 100 тыс. человек). Но самое главное - это невосполнимые потери, поскольку в походе участвовало основное боеспособное население Крыма. Село Молоди стало кладбищем для значительной части мужчин Крымского ханства. Здесь полег весь цвет крымской армии, лучшие ее воины. Турецкие янычары были истреблены полностью. После столь жестокого удара крымские ханы уже и не думали о набегах на российскую столицу. Крымско-турецкая агрессия против Русского государства была остановлена.

 

 

allpravda.info

Битва при Молодях » Православный воин

Царь Иван Грозный твердо встал на защиту православной веры и монархической государственности, то есть того, что антисистема больше всего ненавидит и что всеми силами хочет уничтожить как главные препятствия на своем пути к установлению власти антихриста.

Ивана Грозного можно назвать державным исповедником и создателем русского духовного оружия последних времен.

Опричнина была примером и прообразом этого духовного оружия. Она побеждала силой духа, твердо следуя заветам Александра Невского, что «Бог не в силе, а в правде». Поэтому опричное войско не боялось многократно превосходящего его врага, смело вступало с ним бой и одерживало головокружительные победы.

Ярким примером такой победы силы духа над силой физической является великая битва при Молодях, где опричное войско сыграло решающую роль. И когда сейчас вам будут говорить, что враг настолько силен, что он заведомо победит и потому ему бесполезно сопротивляться, вспомните эту битву и ее героев. Вспомните славу «русского духовного оружия» и отбросьте мысли о поражении, веря в победу.

Предыстория этой битвы при Молодях (Молодинской битвы) такова. В XVI в. крымские татары регулярно совершали набеги на Московию. Предавали огню города и села, угоняли в рабство трудоспособное население. При этом количество полоненных крестьян и горожан многократно превосходило военные потери.

Кульминацией стал 1571 г., когда войско хана Девлет-Гирея изменой дотла сожгло Москву. Люди прятались в Кремле, войска хана подожгли и его. Вся Москва-река была завалена трупами, течение остановилось...

Помимо Москвы крымский хан разорил центральные области, вырезал 36 городов, собрал 100-тысячный полон и ушел в Крым. С дороги он послал Царю нож, «чтобы Иван зарезал себя». Крымское нашествие было подобно Батыевому погрому. Хан считал, что Россия обессилена и больше не сможет сопротивляться.

В 1572 году войска Девлет-Гирея вновь двинулись на Москву. Орда пошла на Русь устанавливать новое иго. Цель - полное уничтожение государства. Русь была обессилена. Иван Грозный сумел собрать лишь 20-тысячную армию против 120 тысяч противника.

Настал самый критический момент в истории Московского царства.

Битва произошла 29 июля - 3 августа 1572 года недалеко от Москвы (между Подольском и Серпуховом), у деревни Молоди (битва при Молодях) между русскими войсками и армией крымского хана Девлет-Гирея, включавшей помимо собственно крымских войск турецкие и ногайские отряды. Несмотря на шестикратное численное превосходство, 120-тысячная крымская армия была наголову разбита и обращена в бегство. Войска крымского хана понесли огромные потери (по некоторым данным, чуть ли не 100 тыс. человек). Турецкие янычары были истреблены полностью. После столь жестокого удара крымские ханы уже и не думали о набегах на российскую столицу. Крымско-турецкая агрессия против Русского государства была остановлена. Опричник Аталыкин пленил командующего Дивей-Мурзу.

Чудом Божиим спаслась тогда Русь. Именно опричное войско сыграло решающую роль в победе. Это была победа, одержанная силой духа над силой физической, победа русского духовного оружия, создателем которого на Руси явился Царь Иоанн Грозный. Высочайшая эффективность этого оружия была доказана тогда в Великой битве при Молодях.

Битву при Молодях иногда называют «Неизвестное Бородино». Всем известна Куликовская битва, а также возглавлявший русское войско Московский князь Дмитрий Донской. Тогда были разгромлены полчища Мамая, однако на следующий год они вновь напали на Москву и сожгли ее. После Молодинского сражения, в котором была уничтожена 120-тысячная орда, ее набеги на Москву прекратились навсегда.

«По своим масштабам, - пишет историк Николай Скуратов, - сражение при Молодях превосходит Куликовскую битву, между тем об этом выдающемся событии не пишут в школьных учебниках, не снимают фильмы, не кричат с газетных полос. Это и не удивительно, ведь в противном случае можно дойти до пересмотра нашей истории и героизации Ивана Грозного».

Битва при Молодях была великой победой самодержавия: только абсолютная власть могла собрать все силы в один кулак и отразить страшного врага - и легко представить, что было бы, если бы Русью правил не Царь, а князья и бояре - повторились бы времена Батыя.

Эта победа была началом победы в войне за Поволжье. На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров.

Татьяна Грачева из книги "Когда власть не от Бога"

pravoslav-voin.info

Битва при Молодях 1 - boriovich — LiveJournal

Молодинская битва 1572 года

"Сей день принадлежит к числу великих дней нашей воинской славы".
Н. М. Карамзин

Как отмечают историки, XVI век для России был веком кровопролитной борьбы русского народа, отстоявшего свою государственную независимость в ходе многочисленных войн. В течение XVI века Россия семь раз воевала с Ливонией, Польшей и Литвой трижды со Швецией, - каждый второй год столетия был военный. Пользуясь пребыванием большей части русского войска в Прибалтике, и накаляющейся внутренней обстановкой, связанной с введением опричнины, крымский хан совершал многочисленные набеги на южные рубежи московских земель, в том числе безуспешный поход на Астрахань.

С поддержкой Османской империи и в согласовании с новообразованной Речью Посполитой крымский хан Девлет Гирей в мае 1571 во главе армии из 40 тысяч всадников сжёг Москву, за что получил прозвище Тахт Алган («взявший трон»). Во время набега на Московское государство погибло, как полагают многие историки, несколько сотен тысяч человек и был взято в плен 50 000. Иван IV обязался, по примеру Польши, уплачивать ежегодно дань Крыму — по присланному заранее списку от семьи хана и его вельмож. После пожара Москвы, Иван IV, уехавший до этого из города, предложил вернуть Астраханское ханство и был уже практически готов на переговоры о возврате Казани, а также срыл укрепления на Северном Кавказе.

Однако Девлет Гирей был уверен, что Русь уже не оправится от такого удара и сама сможет стать лёгкой добычей, к тому же в её пределах царили голод и эпидемия чумы. По его мнению, по ней оставалось только нанести последний удар. Весь год после похода на Москву он занимался составлением новой, гораздо более крупной армии. Активную поддержку оказала Османская империя, предоставившая ему 40 тысяч воинов, в том числе 7 тысяч отборных янычар. Из крымских татар и ногайцев ему удалось собрать около 80 тысяч человек. Владея огромным по тем временам войском, Девлет Гирей вначале июня 1572 года двинулся на Москву. Крымский хан требовал от Ивана Грозного возврата Казани и Астрахани, предложив ему вместе с турецким султаном перейти к ним "под начало, да в береженье". Крымский хан неоднократно заявлял, что «едет в Москву на царство». Земли Московской Руси были уже заранее поделены между крымскими мурзами. Одновременно с началом вторжения произошло организованное крымскими татарами восстание черемисов, остяков и башкир, - удар в спину, совпавший с нашествием хана на Москву. Восстание было подавлено военными отрядами Строгановых.

При крымском царе было несколько знатных турок, которые должны были наблюдать за нашествием на Москву: они были посланы турецким султаном по желанию крымского царя. Крымский царь похвалялся перед турецким султаном, что он возьмет всю Русскую землю в течение года, великого князя пленником уведет в Крым и своими мурзами займет Русскую землю. Он дал своим купцам и многим другим грамоту, чтобы ездили они со своими товарами в Казань и Астрахань и торговали там беспошлинно, ибо он цари и государь всея Руси".

29 июля Лета 7080-го (1572 года) у Молодей, в 60 километрах от Москвы, между Подольском и Серпуховом, началось пятидневное сражение.  http://ros-istor.ru/node/144

Русские войска - под командованием воевод князей Михаила Ивановича Воротынского, Алексея Петровича Хованского и Дмитрия Ивановича Хворостинина всего составляли «20 034 человека и казаки Михаила Черкашенина при Большом полку» http://ru.wikipedia.org/wiki/Битва_при_Молодях

Нет необходимости в одной статье описывать сражение, которое продолжалось 5 дней. Не хочется урезать даже незначительные нюансы, свидетельствующие о высоком тактическом мастерстве князей воевод; великолепном воинском мастерстве и стойкости русских полков; подвигах, смекалке и храбрости отдельных воинов, стрельцов и казаков.

 К сожалению в Википедии об этой битве написано очень скупо. Могу рекомендовать одноименную главу из книги А.Р.Андреева «История Крыма» (М, "Белый волк", 2002), которую можно скачать в интернете. Будет очень достойна работа по поиску и других источников, раскрывающих правду и подробности об этой великой победе, к которой могут подключиться все РАдеющие за героическое прошлое нашей Родины.

 В результате этой битвы татарское войско подверглось полному разгрому, по сведениям некоторых источников в рубке погибли сын и внук Девлет Гирея, а также все семь тысяч янычар. Дивей мурза - второй человек после хана в татарском войске был взят в плен суздальцем Темиром - Иваном Шибаевым, сыном Алалыкиным. Русские захватили много татарских знамен, шатры, обоз, артиллерию и даже личное оружие хана. Девлет Гирей, привел назад в Крым только каждого пятого воина из 80тыс. участвовавших в походе (по сведениям из Википедии в Крым возвратилось не более 10 тысяч воинов). Андрей Курбский писал, что после Молодинской битвы ходившие с татарами в поход "турки все исчезоша и не возвратился, глаголют, ни един в Констянтинополь" (из 40тыс.чел.- А.Я.). 6 августа о Молодинской победе узнал и Иван Грозный. К нему в Новгород 9 августа был доставлен Дивей мурза.

Не обошлось в оценке победы и без кривотолков. Большинство историков язвительно отмечают, что «Московский государь достойно отблагодарил своего главнокомандующего - меньше, чем через год Иван Грозный придумал участие Михаила Воротынского в заговоре на царский трон, бросил его в тюрьму, лично пытал и полумертвого отправил в ссылку на Белоозеро. Отъехав с конвоем от Москвы на несколько километров, Воротынский умер от ран. (так ли это на самом деле отметим в материале, который будет ниже – А.Я.). Второй герой Молодинской битвы Дмитрий Иванович Хворостинин сумел уцелеть. В 1590 году Д.Флетчер писал: "Теперь главный у них муж, наиболее употребляемый в военное время, некто князь Дмитрий Иванович Хворостинын, старый и опытный воин, оказавший, как говорят, большие услуги в войнах с татарами и поляками". В том же году войсками Дмитрия Хворостинина был разгромлен двадцатитысячный шведский отряд Густава Банера.

Далее привожу выводы из Википедии:

«После безуспешного похода против Русского царства, Крым лишился почти всего боеспособного мужского населения, так как по обычаям почти все боеспособные мужчины были обязаны участвовать в походах хана. В целом, сражение при селе Молоди стало поворотной точкой в противостоянии Московской Руси и Крымского ханства и последней крупной битвой Руси со Степью. В результате битвы была подорвана военная мощь Крымского ханства, столь долго угрожавшего русским землям. Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье в сферу своих интересов и они были закреплены за Русью.

Разорённая предыдущими крымскими набегами 1566—1571 гг. и стихийными бедствиями конца 1560-х гг. внутренним террором царской опричнины, воюющая на два фронта Московская Русь смогла выстоять и сохранить свою независимость в крайне критической ситуации.

На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров, непродолжительное время спустя были заложены Воронеж и новая крепость в Ельце — началось освоение богатых чернозёмных земель, ранее принадлежавших к Дикому полю».

Также в другом источнике указывается, что после Молодинской битвы была отменена опричнина, полностью изжившая себя - опричники при приближении татар попросту разбежались. Царь уничтожил почти всех главных опричников и запретил произносить само это слово. В книге "Русская военная сила", вышедшей в Москве в 1892 году, о Молодинской битве написано: "Победою при Молодях князь Воротынский спас Москву от нового разгрома, утвердил во власти Иоанна Астрахань и Казань и надолго обеспечил южные пределы государства от вторжения хищников".

Почему замалчивают Молодинскую битву?

Некоторые историки, среди которых упоминавшийся выше А.Р.Андреев ставят Молодинскую битву в один ряд с Куликовской и Полтавской битвами, Бородинским сражением. На мой взгляд, поставить в один ряд Куликовскую и Молодинскую баталии по крайней мере некорректно по той простой причине, что Куликовская битвапредставляла из себя центральное событие развязанной на территории Руси первой гражданской войны, о чем собрано достаточное количество свидетельств. Даже В.В.Путин в одной из видео-встреч со студентами отмечал, что нельзя столь однозначно оценивать это событие, т.к. с обоих сторон воевали и русские воины и татарская конница.

Поэтому остановимся только на сравнении с Полтавской и Бородинской баталиями.

Таб.1 Сравнительный анализ ключевых сражений 16-19 веков на территории России.

Ну, что же не только цифры, но и комментарии в разделах «Угрозы» и «Результат», как в пословице сами за себя говорят. Значение Молодинской битвы, просто невозможно преуменьшить, тем более учитывая поправки на «древность» события. Его можно только замолчать. В этом году мы отмечаем 200-летие Бородинского сражения. Очень заметно оживление СМИ, особенно телевидения по этому поводу. Никто не ставит под сомнение героизм и мужество русских воинов в этом сражении. Но вот стратегия и тактика в действиях главнокомандующего М.В.Кутузова вызывают много вопросов. Опять же, сравните основные данные в таб.5. Численность войск агрессора в Молодинской и Бородинской баталиях вполне сопоставима, а вот численность обороняющейся стороны и результат? Сами делайте выводы. Более подробно на эту тему можно почитать в статье Николая Горюшина «Похоже, Кутузов воевал не за русов» (http://ru-an.info/news_content.php?id=1429). Ещё больше вопросов возникает при сравнении Молодинской и Полтавской баталий. Невольно приходится соглашаться с утверждением о том, что Полтавская битва (учитывая соотношение сил обороняющихся и нападающих), является результатом раскрученной PR-акции Екатерины II, которая пыталась выделить великие заслуги Петра I. По этой же причине, скорее всего, замалчивается и Молодинская битва: чтобы не затмить «великую» эпоху Петра I «кровавым» правлением Ивана IV Грозного (тем более не из династии Романовых, а из рода Мамая). Истинную подоплеку этих исторических перекосов первым стал раскрывать Н.В.Левашов в своих книгах, статьях и выступлениях. Наиболее интегрированный материал собран в статье Елены Любимовой «Оклеветанный царь Иван Грозный» http://ru-an.info/news_content.php?id=1507. Там, кстати, подробно анализируется, каким образом наши историки делают подтасовку фактов относительно «благодарности» Ивана IV Грозного воеводе Михаилу Воротынскому за его победу в Молодинской битве, когда его якобы на следующий год жгли и мучали до смерти.

М. И. Воротынский на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде и его бюст.

К этому материалу могу добавить ссылку на Синодик опальных, написанный по указанию царя Ивана Грозного. Он был составлен с целью поминовения лиц, пострадавших в годы его правления. Так вот, в этом синодике Михаил Воротынский отсутствует.

Также могу привести ещё один интересный факт: Воротынский Иван Михайлович – сын Михаила Воротынского - главного воеводы в Молодинской битве, (рожден ?- умер в 1627), князь, был сторонником Василия Шуйского в заговоре против Лжедмитрия, потом членом правительства ..семибоярщины", а в 1613 г. - одним из кандидатов на московский престол. После избрания царём Михаила Фёдоровича Романова, отправлен воеводой в Казань. Сравните: с одной стороны, 16-летний Михаил Романов (из династии, которая ничем особым для Отечества не отличилась) и, с другой стороны, опытный боярин-политик и воевода Иван Михайлович Воротынский, сын великого русского полководца, отстоявшего независимость Родины и столь победоносно разгромивший огромные полчища врага. То есть мы имеем ещё одно упоминание о Воротынских, но уже теперь как соперников династии Романовых

Кроме того, не могу не отметить внимание к этой теме некоторых государственных и политических деятелей. Один из лидеров «Единой России» Владимир Мединский в своей книге «Особенности национального пиара» поднимает вопрос, как использовались и подавались факты истории, в том числе относительно Ивана IV Грозного.

Вот цитата из предисловия к этой книге: «Каждый ваш шаг, тем более каждая ваша покупка (а конечная цель любого РR-щика - всегда что-то вам продать, будь то сникерс или кандидат в депутаты) - есть результат сложного взаимодействия ваших собственных чувств, эмоций и убеждений и чужих, вам навязанных. Проблема в том, что обычный человек никогда не разберется, где его «собственные» мысли, а где те, которые ему исподволь «впарили». Точнее, «впиарили».»

Как это будет справедливо применительно к нашим историкам, которые, в прочем, и сами стали жертвами уже сложившейся PR-системы. Но Владимир Мединский не остановился на этом и в конце прошлого года защитил докторскую диссертацию на тему:

ПРОБЛЕМЫ ОБЪЕКТИВНОСТИ В ОСВЕЩЕНИИ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XV-XVII вв. И вот тут наши историки не выдержали: как же он вышел за границы давно обозначенной и незыблемой PR-системы! Тут же посчитали через интернет-программы, какие фразы в автореферате заимствованы из других работ и обвинили его сразу в плагиате. Ну, тогда и всех нынешних и бывших ученых-историков вплоть до 17 века не лишне было бы проверить на таком детекторе. А кто останется в сухом остатке: наверно, Байер, Миллер и Шлётцер. А за Мединского, честно говоря, обидно. Лучше бы вместо «свидетельств иностранцев, когда-либо посещавших Россию» затронул тему замалчивания Молодинской битвы. И тогда незаслуженно пострадал бы не из-за пресловутого Герберштейна, а например, за Михайло Воротынского. Вот тогда бы и народ и избиратели его бы оценили. Но теперь будем надеяться, что уже будучи министром культуры, он хоть что-то постарается изменить, чтобы наша PRавдивая история тРАнсформировалась в ПРАВдивую.

Итак, с большой степенью достоверности можно утверждать, что причины замалчивания Молодинской битвы связаны с именами царя Ивана Грозного и воеводы Михаила Воротынского, сын которого претендовал впоследствии на царский престол. Но в заключение этого раздела хочу сделать акцент на то, что главная причина замалчивания Молодинской битвы, на мой взгляд, пока ещё не изучена. Истинная причина лежит гораздо глубже: для этого нужно рассмотреть исторический контекст возникновения Крымского ханства и подвести его непосредственно к Молодинской битве.

Исторический контекст возникновения Крымского ханства.

Заранее извиняюсь перед теми читателями, у кого более широкий взгляд на богатую и многогранную историю Крыма. В своих суждениях я в основном опирался на данные книги А.Р.Андреева «История Крыма» (М, "Белый волк", 2002). Попытки более глубокого проникновения в тему с другого ракурса основаны на материалах из кни

boriovich.livejournal.com

Сражение при Молодях Википедия

Битва при Мóлодях или Молодинская битва или Молодейское сражение[6] — крупное сражение, произошедшее между 29 июля и 2 августа 1572 года в 50 верстах южнее Москвы, в котором сошлись в бою русские войска под предводительством князей Михаила Воротынского и Дмитрия Хворостинина и армия крымского хана Девлета I Гирея, включавшая, помимо собственно крымских войск, турецкие и ногайские отряды. Несмотря на значительное численное превосходство, крымско-турецкая армия была обращена в бегство и почти полностью перебита.

Геополитическое значение победы при Молодях в условиях Ливонской войны и разорения от прошлогоднего крымскотатарского похода на Москву было колоссальным. Отражение крупного завоевательного похода, целью которого было возобновление подчинения ослабленного Русского государства по образцу золотоордынского ига, позволило России отстоять все поставленные под вопрос достижения предыдущих ста лет: независимость, единство, а также контроль над Казанью и Астраханью.

С 2009 года на месте событий проводится реконструкторский фестиваль, приуроченный к годовщине сражения[7].

Политическая ситуация

Расширение Русского государства

В 1552 году русское войско взяло Казань, а четыре года спустя, в стремлении обрести выход к Каспию, ему удалось завоевать Астраханское ханство. Оба этих события вызвали весьма негативную реакцию в тюркском мире, так как павшие ханства были союзниками османского султана и его крымского вассала. Кроме того, для Русского государства открывались новые просторы для политической и торговой экспансии на юг и на восток, а кольцо враждебно настроенных мусульманских ханств, стеснявших Русь несколько столетий, было разорвано. Не замедлили последовать предложения подданства со стороны горских и черкесских князей, а Сибирское ханство признало себя данником Москвы (1563).

Такое развитие событий весьма беспокоило Османскую империю и Крымское ханство. Набеговое хозяйство, составлявшее бо́льшую часть экономики Крыма, по мере укрепления Московской Руси оказывалось под угрозой. Султана беспокоили перспективы остановки поставок невольников и добычи из южнорусских степей, а также безопасность крымских вассалов. Целью османской и крымской политики стало возвращение Поволжья в орбиту османских интересов и восстановление былого кольца вокруг Русского государства.

Ливонская война

Вдохновлённый успешно решённой задачей выхода к Каспию, Иван Грозный намеревался завоевать выход к Балтийскому морю. Это обещало положить конец изоляции Русского государства от Европы, обусловленной в значительной мере неимением полноценного сообщения и торговли, которая контролировалась и ограничивалась враждебно настроенными государствами. В 1558 году началась война против Ливонской конфедерации, которую позднее поддержали Швеция, Великое княжество Литовское и Польша. Поначалу события развивались благополучно для Москвы: под ударами войск князей Серебряного, Курбского, воеводы Адашева в 1561 году Ливонская конфедерация была разгромлена, большая часть Прибалтики оказалась под русским контролем. В 1563 году был взят Полоцк. Потеря Полоцка Великим княжеством Литовским создавала непосредственную опасность для его столицы Вильны.

Вскоре, однако, удача сменилась рядом поражений. В 1569 году в результате Люблинской унии положение Русского государства осложнилось, так как ему нужно было противостоять возросшей силе соперников. Пользуясь пребыванием большей части русского войска в Прибалтике, и накаляющейся внутренней обстановкой, связанной с введением опричнины, крымский хан совершал многочисленные набеги на южные рубежи русских земель, в том числе предприняв совместно с османским войском безуспешный поход на Астрахань (1569 год).

Крымский набег на Москву в 1571

С поддержкой Османской империи и в согласовании с новообразованной Речью Посполитой крымский хан Девлет Гирей в мае 1571 года 40-тысячной армией совершил опустошительный поход на русские земли. Обойдя с помощью перебежчиков засечные линии на южных окраинах Русского царства (цепь укреплений, называемых «поясом Пресвятой Богородицы»), а затем переправившись через Оку в месте, указанном предателем — сыном боярским Кудеяром Тишенковым (историк Н. И. Костомаров), он дошёл до Москвы и подпалил её пригороды.

Построенный главным образом из дерева город почти полностью сгорел, за исключением каменного кремля. Количество жертв и уведённых в плен определить весьма трудно, но, по оценкам различных историков, оно исчисляется десятками тысяч. После пожара Москвы Иван IV Грозный, уехавший до этого из города, предложил вернуть Астраханское ханство и был уже практически готов на переговоры о возврате Казани, а также срыл укрепления на Северном Кавказе.

А не силная туча затучилася,
а не силнии громы грянули:
куде едет собака крымской царь?

А ко силнему царству Московскому:
«А нынечи мы поедем к каменной Москве,
а назад мы поидем, Резань возмем».

А как будут оне у Оки-реки,
а тут оне станут белы шатры роставливать.
«А думайте вы думу с цела ума:

кому у нас сидеть в каменной Москве,
а кому у нас во Володимере,
а кому у нас сидеть в Суздале,

а кому у нас держать Резань Старая,
а кому у нас в Звенигороде,
а кому у нас сидеть в Новегороде?»

Выходить Диви-Мурза сын Уланович:
«А еси государь наш, крымской царь!
А табе, государь, у нас сидеть в каменной Москве,
А сыну твоему в Володимере,

а племнику твоему в Суздале,
а сродичю в Звенигороде,
а боярину конюшему держать Резань Старая,

а меня, государь, пожалуй Новым городом:
у меня лежатъ там свет-добры-дни батюшко,
Диви-Мурза сын Уланович».

Прокличет с небес господен глас:
«Ино еси, собака, крымской царь!
То ли тобе царство не сведомо?

А еще есть на Москве Семьдесят апостолов
опришенно Трех святителей,
еще есть на Москве православной царь!»

Побежал еси, собака, крымской царь,
не путём еси, не дорогою,
не по знамени, не по черному!

Однако Девлет Гирей был уверен, что Русь уже не оправится от такого удара и сама сможет стать лёгкой добычей, к тому же в её пределах царили голод и эпидемия чумы. По его мнению, по ней оставалось только нанести последний удар. Весь год после похода на Москву он занимался составлением новой, гораздо более крупной армии. Активную поддержку оказала Османская империя, предоставившая ему несколько тысяч воинов, в том числе 7 тысяч отборных янычар. Из крымских татар и ногайцев ему удалось собрать около 80 тысяч человек. Владея огромным по тем временам войском, Девлет Гирей двинулся на Москву. Крымский хан неоднократно заявлял, что «едет в Москву на царство». Земли Московской Руси были уже заранее поделены между крымскими мурзами. Вторжение крымского войска, как и завоевательные походы Батыя, поставило острый вопрос о существовании независимого Русского государства.

В преддверии битвы

Иванов С. В. «На сторожевой границе Московского государства». 1907 г.

Главой пограничной стражи в Коломне и Серпухове, составлявшей всего 20 тысяч воинов, был князь Михаил Воротынский. Под его началом были объединены опричные и земские войска.

Кроме них, к силам Воротынского примкнул посланный царём отряд из 7 тысяч немецких наёмников, в том числе конные рейтары из Ругодива (Нарвы) во главе с ротмистром Юргеном Фаренсбахом (Юрием Францбековым)[8], а также донские казаки. Прибыл нанятый отряд из тысячи «каневских черкасс», то есть запорожских казаков, под командованием Михаила Черкашенина.

От царя Воротынскому поступил наказ, как вести себя на случай двух вариантов развития событий. На случай, если Девлет Гирей двинется на Москву и будет искать сражения со всем русским войском, воевода был обязан перекрыть хану старый Муравский шлях и спешить к реке Жиздре. Если же станет очевидно, что крымцы заинтересованы в традиционном быстром налёте, грабеже и столь же быстром отходе, Воротынскому предстояло устраивать засады и организовывать «партизанские» действия. Сам Иван Грозный, как и в прошлом году, покинул Москву, на этот раз в сторону Великого Новгорода.

27 июля крымско-турецкое войско подошло к Оке и стало переправляться через неё в двух местах — у впадения в неё реки Лопасни по Сенькину броду, и выше Серпухова по течению. В Записи Разрядной книги о «береговой службе» и отражении нашествия крымских татар в 1572 году прямо пишется:

«А как крымской царь приходил, и на Сенкине перевозе стояли по сю сторону Оки двести человек детей боярских. И Теребердей мурза с нагайскими тотары пришол на Сенкин перевоз в ночи и тех детей боярских розогнали и розгромили и плетени ис подкопов выняли да перешли на сю сторону Оки реки».

После этого отряд Теребердей-мурзы достиг окрестностей современного Подольска у реки Пахры и, перерезав все дороги, ведущие в Москву, остановился в ожидании главных сил.

Основные позиции русских войск находились у Серпухова. Гуляй-город представлял собой щиты в полбревна размером со стену сруба, укреплённые на телегах, с бойницами для стрельбы и составленные кругом или в линию. Русские воины были вооружены пищалями и пушками (наличие последних тщательно скрывалось русскими).

Участник тех событий Генрих Штаден в своих мемуарах «О Москве Ивана Грозного. Записки немца опричника» бесхитростно пишет — Дмитрий Хворостинин послал его с 300 воинами в береговой дозор, а когда Генрих напоролся на несколько тысяч крымчан, принял бой и послал гонца за подкреплением, отказал Генриху. Татары прижали отряд к Оке. «Все три сотни были побиты насмерть», — пишет Генрих, единственный спасшийся, так как перепрыгнул через береговой оградительный частокол и упал в реку[9].

Для отвлечения Девлет Гирей послал против Серпухова двухтысячный отряд, сам же с основными силами переправился через Оку в более отдалённом месте у села Дракино, где столкнулся с полком воеводы Никиты Романовича Одоевского[10], который в тяжелейшем сражении был разбит. После этого, основное войско двинулось на Москву, а Воротынский, сняв войска с береговых позиций, двинулся ему вдогонку. Это была рискованная стратегия: предполагалось, что хан не захочет ставить своё войско в «два огня» и, не зная, каков гарнизон Москвы, вынужден будет сначала уничтожить «вцепившееся в хвост» русское войско. Осада хорошо укреплённого города даже с малым гарнизоном, но с многочисленными пушками — предприятие долгое, и оставлять в тылу сильного врага, угрожающего обозам и малым отрядам, хан никак не мог. К тому же был опыт предыдущего года, когда воевода Иван Бельский успел запереться в Москве, но не смог предотвратить поджога посадов.

Состав войск

Русское войско

Согласно полковой росписи «берегового» полка князя Михаила Воротынского, русская армия имела в своем составе[4]:

Крымско-татарский лучник. Рис. Вацлава Павличака, XIX в.

Войско крымского хана

Летописные источники приводят очень крупные цифры, когда говорят о крымском войске. Новгородская вторая летопись пишет о 120 тысячах[15], а «Московский летописец» даже о 150 тысячах. По мнению некоторых историков, армия хана насчитывала до 60 тысяч человек[2], из которых около 40 тысяч составляло собственно крымское войско, к которому прибавлялись ногаи, черкесы и отряд янычар, посланный османским султаном.

Ход битвы

Воин русской поместной конницы. Акварель из «Всемирного театра старинной и современной моды» Лукаса де Гира (англ.)русск., около 1575 г.

Крымское войско изрядно растянулось, и в то время, как его передовые части достигли реки Пахры, арьергард лишь подходил к селу Молоди, расположенному в 15 километрах от неё. Именно здесь он был настигнут передовым отрядом русских войск под руководством молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Вспыхнул яростный бой, в результате которого крымский арьергард был практически уничтожен. Это произошло 29 июля.

После этого произошло то, на что надеялся Воротынский. Узнав о разгроме арьергарда и опасаясь за свой тыл, Девлет Гирей развернул своё войско. Отряд Хворостинина столкнулся со всей крымской армией, и правильно оценив обстановку, молодой воевода мнимым отступлением заманил противника к гуляй-городу, развёрнутому уже к этому времени вблизи Молодей в удобном месте, расположенном на холме и прикрытом рекой Рожаей.

В той же Записи Разрядной книги о «береговой службе» и отражении нашествия крымских татар в 1572 году пишется:

«И царь крымской послал нагайских и крымских тотар двенатцать тысечь. И царевичи с тотары передовой государев полк мъчали до большово полку до гуляя города, а как пробежали гуляй город вправо, и в те поры боярин князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи велели стрелять по татарским полком изо всего наряду. И на том бою многих тотар побили».

В гуляй-городе находился большой полк под командованием самого Воротынского, а также подоспевшие казаки атамана Черкашенина. Началась затяжная битва, к которой крымское войско было не готово. В одной из безуспешных атак на гуляй-город был убит Теребердей-мурза.

После ряда небольших стычек 31 июля Девлет Гирей начал решающий штурм гуляй-города, но он был отбит. Его войско понесло большие потери, в том числе был взят в плен крупный военачальник и правая рука крымского хана Дивей-мурза. В результате крупных потерь крымцы отступили. На следующий день атаки прекратились, но положение осаждённых было критическим — в укреплении находилось огромное число раненых, кончалась вода, русские ели лошадей, которые должны были передвигать гуляй-город (из мемуаров Г. Штадена).

2 августа Девлет Гирей вновь послал своё войско на штурм. В тяжёлой схватке погибли до 3 тысяч русских стрельцов, защищавших подножие холма у Рожайки, понесла серьёзные потери и русская конница, оборонявшая фланги. Но приступ был отбит — крымская конница не смогла взять укреплённую позицию. В бою был убит ногайский хан, погибли трое мурз.

И тогда крымский хан принял неожиданное решение — он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй-город в пешем строю совместно с янычарами. Лезущие вверх крымцы и османы устилали холм трупами, а хан бросал всё новые силы. Подступив к дощатым стенам гуляй-города, нападавшие рубили их саблями, расшатывали руками, силясь перелезть или повалить, «и тут много татар побили и руки поотсекли бесчисленно много».

Уже под вечер, воспользовавшись тем, что враг сосредоточился на одной стороне холма и увлёкся атаками, Воротынский предпринял смелый манёвр. Дождавшись, когда главные силы крымцев и янычар втянутся в кровавую схватку за гуляй-город, он незаметно вывел большой полк из укрепления, провёл его лощиной и ударил в тыл крымцам. Одновременно, сопровождаемые мощными залпами пушек, из-за стен гуляй-города сделали вылазку и воины Хворостинина. Не выдержав двойного удара, крымцы и турки побежали, бросая оружие, обозы и имущество. Потери были огромны — погибли все семь тысяч янычар, большинство крымских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлет Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен.

«августа в 2 день в вечеру оставил крымской царь для отводу в болоте крымских тотар три тысечи резвых людей, …; а сам царь тое ночи побежал и Оку реку перелез тое же ночи. И воеводы на утрее узнали, что царь крымской побежал и на тех остальных тотар пришли всеми людьми и тех тотар пробили до Оки реки. Да на Оке же реке крымской царь оставил для обереганья тотар две тысячи человек. И тех тотар побили человек с тысечю, а иные многие тотаровя перетонули, а иныя ушли за Оку».

Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, а также ещё один 2-тысячный крымский арьергард, оставленный на охрану переправы. В Крым возвратилось не более 15 тысяч воинов.

Как сообщала Новгородская летопись:

«Да того месяца Августа 6 в среду, государю радость, привезли в Новгород Крымскаго лукы да дви сабли да саадачкы стрелами… а приехал царь Крымской к Москве, а с ним были его 100 тысяч и двадцать, да сын его царевич, да внук его, да дядя его, да воевода Дивий мурза — и пособи Бог нашим воеводам Московским над Крымскою силою царя, князю Михайлу Ивановичю Воротынскому и иным воеводам Московским государевым, и Крымской царь побежал от них невирно, не путми не дорогами, в мале дружине; а наши воеводы силы у Крымскаго царя убили 100 тысяч на Рожай на речкы, под Воскресеньем в Молодях, на Лопасте, в Хотинском уезде, было дело князю Михайлу Ивановичю Воротынскому, с Крымским царём и его воеводами… а было дело от Москвы за пятдесят верст»[15].

Последствия битвы

Политическая карта Причерноморья после поражения Крымского ханства

После безуспешного похода против Русского царства Крым на время лишился значительной части боеспособного мужского населения, так как по обычаям почти все боеспособные мужчины были обязаны участвовать в походах хана. Нападения на Русь прекратились почти на 20 лет (до крымского похода на Москву 1591 года). Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье в сферу своих интересов, и они были закреплены за Москвой.

Разорённое предыдущими крымскими набегами 1566—1571 годов и стихийными бедствиями конца 1560-х годов[16], воюющее на два фронта Русское государство смогло выстоять и сохранить свою независимость в крайне критической ситуации.

На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров, непродолжительное время спустя при Федоре Иоанновиче были заложены Воронеж и новая крепость в Ельце — началось освоение богатых чернозёмных земель, ранее относившихся к Дикому полю.

Память

В 1990-х годах существовавший в селе Молоди музей, посвящённый Молодинской битве, был выведен из исторического здания усадьбы Соковниных-Головиных-Шуваловых 1646 года постройки, все экспонаты бесследно пропали[17].

Серьёзные исследования на тему битвы при Молодях начали предприниматься только в конце XX века.

Закладной камень в память о победе в битве при Молодях установлен в 2002 году.

В художественной литературе

  • Подробное описание сражения содержится в историческом романе советского писателя Вячеслава Усова «Цари и скитальцы» (1988), посвященном борьбе Русского государства с Крымским ханством и становлению русской разведки при Иване Грозном[18].
  • Описание битвы имеется также в романах Геннадия Ананьева «Князь Воротынский» (1996; из серии «Поход») и «Молодинская битва. Риск» (2004; из серии «Во славу земли русской»), в которых описаны события времен великого князя Василия III и его сына Ивана Васильевича IV Грозного (1996). Главным героем книги является русский полководец князь Михаил Воротынский, участвовавший во взятии Казани и в войне с Крымским ханством.
  • Кроме того, исключительно Молодинской битве и предшествующим ей событиям посвящён роман доктора исторических наук Дмитрия Володихина «Смертная чаша» (2018). Главным героем книги является русский полководец князь Дмитрий Хворостинин[19].

См. также

Примечания

  1. ↑ Стороженко А. В. Стефан Баторий и днепровские козаки. Киев, 1904. С. 34
  2. 1 2 Пенской В. В. Сражение при Молодях 28 июля — 3 августа 1572 г // История военного дела: исследования и источники. — СПб., 2012. — Т. 2. — С. 156. — ISSN 2308-4286.
  3. ↑ Зенченко М. Ю. Южное российское порубежье в конце XVI века—начале XVII века. — С.47
  4. 1 2 Документы о сражении при Молодях // Исторический архив, № 4. 1959
  5. При отступлении остатки армии хана подверглись нападению запорожских казаков, и в Крым вернулась только малая часть войска. См.: Стороженко А. В. Стефан Баторий и днепровские казаки. — Киев, 1904. — С. 34
  6. ↑ Битва при Молодях (рус.). Дата обращения 15 сентября 2018.
  7. ↑ «Дело было велико и сеча великая» (рус.). Дата обращения 15 сентября 2018.
  8. Скобелкин О. В. Служилые «немцы» в военных действиях на территории южного фронтира (вторая половина XVI – начало XVII в.) // Вестник Тамбовского университета. Серия «Гуманитарные науки». — Тамбов: ТамГУ, 2015.
  9. Генрих Штаден. Записки немца-опричника / Пер. И. И. Полосина. Под ред. С. Ю. Шокарева. — М.: РОССПЭН, 2002. — С. 115.
  10. ↑ Разрядная книга о нашествии крымских татар в 1572 году
  11. ↑ из дворян и детей боярских выборных
  12. ↑ дети боярские, галичане, коряковцы, костромчане и балахонцы
  13. ↑ Немцы Юрия Францбека, юрьевские и ругодивские немцы Аталыка Квашнина, «оникеевы дети» с пищальми, казаки Игнатия Кобякова и Юрия Тутолминуса
  14. ↑ Прибыли в последний момент и посчитаны не были
  15. 1 2 Новгородская вторая летопись. Год 7080(1572).ПСРЛ т. III, СПб, 1841
  16. Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. — М.: Мысль, 1988. — С. 317-318.
  17. Ридус. Путешествие в Молоди — место забытого великого сражения Ивана Грозного (рус.), Ридус. Дата обращения 15 сентября 2018.
  18. Усов В. А. Цари и скитальцы. — М.: Советский писатель, 1988. — С. 231-249.
  19. Володихин Д. М. Смертная чаша. — М.: Вече, 2018.

Литература

  • Андреев А. Р. Неизвестное Бородино: Молодинская битва 1572 года. — М.: Межрегиональный центр отраслевой информатики Госатомнадзора России, 1997. — (Герои и битвы). — ISBN 5-89477-004-1, ISBN 978-5-89477-004-8. [1], [2]
  • Буганов В. И. Документы о сражении при Молодях в 1572 году // Исторический архив. — 1959. — № 4. — С. 166—183.
  • Буганов В. И. Повесть о победе над крымскими татарами в 1572 году // Археографический ежегодник за 1961 год. — М., 1962. — С. 259—275. (Битва при Молодях представлена день за днем)
  • Буганов Б. И., Бурдей Г. Д. «Преславная победа» // Вопросы истории. — 1972. — № 8.
  • Бурдей Г. Д. Молодинская битва 1572 года // Из истории межславянских культурных связей. Учен. зап. Института славяноведения. — Т. 26. — М., 1963. — С. 48—79.
  • Буланин Д. М. Повесть о битве при Молодях // Словарь книжников и книжности Древней Руси / Под ред. Д. С. Лихачева; Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР. — Вып. 2 (вторая пол. XIV—XVI вв.). — Ч. 2. Л — Я. — Л.: Наука, Ленингр. отделение, 1989. — С. 218-219.
  • Волков В. А. Войны и войска Московского государства (конец XV — первая половина XVII в.). — М.: Эксмо, Алгоритм, 2004. — 576 с. — (Истоки).
  • Каргалов В. В. Дмитрий Хворостинин // Московские воеводы XVI-XVII вв. / В. В. Каргалов. — М.: ООО «ТИД «Русское слово—РС», 2002. — 336, [16] с. — ISBN 5-94853-007-8.
  • Каргалов В. В. Полководцы X-XVI вв. — М.: ДОСААФ, 1989. — 334 с. — ISBN 5-7030-0068-8.
  • Каргалов В. В. Русские воеводы XVI-XVII вв. — М.: Вече, 2005. — 384 с. — (Военные тайны России). — ISBN 5-9533-0813-2.
  • Пенской В. В. Сражение при Молодях 28 июля — 3 августа 1572 г // История военного дела: исследования и источники. — СПб., 2012. — Т. 2. — С. 127—236. — ISSN 2308-4286.
  • Скрынников Р. Г. На страже московских рубежей. — М.: Московский рабочий, 1986. — 336 с.
  • Скрынников Р. Г. Опричный террор // Учёные записки ЛГПИ имени А. И. Герцена. — Л., 1969. — Т. 374. — С. 167—174.

Ссылки

wikiredia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о