Рерик Ютландский, он же Рерик Датский. Запрещенный Рюрик. Правда о «призвании варягов»

Из сказанного не надо делать вывод, что надо держаться подальше от критики источников. А работа с источниками вполне допускает и совсем другие, «не варяжские», гипотезы о прародине Рюрика.

Есть весьма интересная гипотеза, отождествляющая этот персонаж с Рёриком Ютландским. Называют его и Датским, но это не точно: из Дании этого Рерика выгнали. Называют его и Фризским — он имел ленные владения во Фрисландии, Фризии. Называют и Дорестадским — правил в Дорестаде. Я буду называть его Рериком Ютландским — в Дорестаде он правил недолго. Есть соблазн назвать его Ладожским… Но это тоже не доказано.

«Анализ его биографии показывает, что он наиболее подходящий кандидат для подобной идентификации. Слишком много говорит в пользу этого, и слишком многое это расставляет все по местам»[107].

Скорее всего, Рерик и его старший брат Харальд происходят из династии Скъельдунгов — легендарной королевской династия скандинавского племени данов — предков современных датчан. Скъельдунги возводили свою родословную к богу Одину и его сыну Сигрлами. Как и другие потомки Одина, Сигрлами был королем Гардарики, то есть Руси.

Реально известны Скъельдунги с VIII века. Конунг Ютландии Харальд Клак был изгнан из Дании и бежал во Фландрию, в местность Рюстрингения, где и умер в 840-х годах (а по другим данным, в 852 году).

Кем приходились Харальд и Рерик Харальду Клаку, неизвестно — то ли сыновья, то ли племянники. Если племянники, то от каких братьев Клака они происходят, тоже неизвестно. Известно, что они происходили из рода, проигравшего междоусобицу, были тоже изгнаны из Ютландии и долгое время грабили берега Фрисландии.

Последний единовластный правитель империи Карла Великого — Людовик I Благочестивый (778–840) — не был удачливым правителем. Всю свою жизнь он провел в войнах, а под конец жизни беспрерывно воевал с собственными сыновьями. Один из его сыновей, Лотарь (795–855), то ли нанял, то ли привлек обещаниями на свою сторону братьев Скъельдунгов. После смерти Людовика Лотарь дал им уделы во Фрисландии, то есть сделал представителями знати своего королевства. С 823 года Лотарь официально стал императором, его короновал папа римский — казалось бы, братья поставили на победителя и сделали блестящую карьеру.

В начале 840-х годов резиденцией Рерика служил остров Виринген, а его брат обосновался на Вальхарене. Жемчужиной их владений сделался исключительно важный город Дорестад (или Доррестад). Владели им братья совместно…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Рюрик Ютландский – пример фантомной истории норманистов: matveychev_oleg — LiveJournal

В последнее время усилия норманистов доказывать скандинавское происхождение летописного Рюрика направлены на его отождествление с так называемым Рориком Ютландским / Фрисландским. В конце прошлого века и в первые годы нынешнего личностью данного Рорика интересовались и российские историки, далекие от норманизма, но постепенно их интерес угас, за неимением серьёзных доказательств. Однако среди норманистов он, напротив, всё усиливается по мере того, как исчезает возможность выводить летописного Рюрика из Швеции. За последние годы жизнеописанию Рорика были посвящены не только статьи, но и книги (Пчелов Е.В. Генеалогия древнерусских князей. М., 2001; его же. Рюрик. М., 2010).

Родословие этого Рорика точно неизвестно, хотя норманисты упорно приписывают его к так называемой династии Скьёльдунгов. Труда это не составляет, ибо династия – легендарная, т.е. в значительной степени, плод литературного вымысла. Ее основателем считается «сын» божества Одина Скьёльд, так что тут, как видим, дело очень серьёзное.


Об этом Рорике известно, что его вместе с братом Харальдом изгнали из Ютландии, после чего братья стали пиратствовать и жить грабежами. В какой-то период им удалось ввязаться в междинастийную борьбу Каролингов. Карл Лысый (823-855) заключил с Рориком союз, поскольку тот смог утвердиться во Фризии, включая и богатый город Дорестад. Рорик продолжал разбойничать по Рейну, и уже Лотарь I (795-855) в 850 г. предложил Рорику перейти под свою высокую руку, передав в дар Дорестад и другие уделы в земле фризов в обмен за несение вассальной службы. Но в 867 г. Рорик был изгнан из Фрисландии, и по некоторым смутным данным, вновь пытался утвердиться в Дании, но явно безуспешно. Последний раз он упоминается в 873 году, после чего его след в истории теряется (Bröndsted J. Vikingarna hemma och i härnad. Stockholm, 1992. S. 40-41).

Какой образ возникает перед глазами на основе приведенных сведений из некоторых западноевропейских анналов? На мой взгляд, мы видим заурядного грабителя регионального масштаба. Он явно ничем особенным не выделялся в массе тех грабителей и вымогателей, которые одолевали в IX в. земли современных Германии, Голландии, Франции. Он поступал на службу то к одному королю франков, то к другому, получал за службу земельный надел, которым пользовался, пока служил, изгонялся оттуда, становился вассалом нового господина и т.д. Так, перебегая от одного господина к другому, в конце концов, бесследно исчез из поля зрения хронистов. И вот этого неудачника и растяпу часть норманистов предлагает нам в качестве летописного Рюрика? Значит, в своих мелких краях он всё проиграл и растерял, а на гигантских просторах Новгородчины и Киевщины якобы организовал великое европейское государство?! Норманистские чудеса в решете!

При этом как-то «забывается», что для того, чтобы «утвердить» данного сумбурного налетчика на престоле в княженье словен, необходимо ликвидировать двух братьев летописного Рюрика – Синеуса и Трувора. Не имелось, как известно, таких братьев у Рорика из западноевропейских хроник. Но это бы сторонникам Рорика нипочем: хамовато небрежное обращение с древнерусскими источниками давно вошло в обиход! Например, печально известны «лингвистические» манипуляции с именами летописных Синеуса и Трувора, производившиеся некоторыми российскими историками. Эти не владевшие ни одним из скандинавских языков деятели, тем не менее, позволяли себе толковать имена Трувора и Синеуса как якобы простые кальки со шведских выражений «sine hus», т.е. «с родом своим» и как «tru varing», т.е. «верная дружина». Эти выражения были, дескать, неправильно поняты летописцем в силу плохого знания шведского языка. Абсурдность этих манипуляций, которые ничем не отличаются от словопроизводства О.Рудбека и других творцов шведского политического мифа XVI-XVIII вв., едко критиковалась в науке как аналитиками летописных источников (Фомин В.В. Кривые зеркала норманизма // Сб. РИО. Т. 8 (156). М., 2003. С.95-98), так и скандинавистами,которые отмечали, что в этих «реконструкциях» нарушены все нормы морфологии и синтаксиса древнескандинавских языков (Мельникова Е.А. Рюрик, Синеус и Трувор в древнерусской историографической традиции // ДГВЕ 1998. М., 2000. С. 157).

Мало того. Появление этой абсурдной «реконструкции» некоторые «истинные» ученые стали приписывать Байеру. Как полагает В.В. Фомин, начало процессу положил Л.М. Пятецкий, который сообщил российскому обществу, что «немецкий ученый Иоганн Готфрид Байер, трудившийся в 30-60-е гг. XVIII в. в России, доказывал, что летописная версия искажена, т.е. имена братьев Рюрика – в действительности скандинавские слова, обозначающие, что он пришел в землю словен со своей дружиной – ”тру-вор” и своим домом ”сине хус”». Как язвительно прокомментировал В.В.Фомин, ученого «Иоганна Готфрида Байера» никогда не существовало, но был, как известно, Готлиб Зигфрид Байер, прибывший в Россию в 1726 и умерший здесь же в 1738 году. Но «И.Г.Байер» с приписываемым ему «открытием» попал в работу археолога В.Я. Петрухина, а видимо, оттуда – к историкам И.Н. Данилевскому и Е.В. Пчелову, а также археологу Е.А. Шинакову. Но насколько можно судить по наследию Байера, таких аналогий он не проводил (Фомин В.В. Варяги и Варяжская Русь. М., 2005. С.226).

И проводить не мог, хочется добавить, поскольку Байер не владел ни русским, ни скандинавскими языками. А весь материал для статьи «Варяги» он получил от его шведских корреспондентов, которые что-что, а свой язык знали. Поэтому и рассуждения о братьях Рюрика у Байера приведены в том духе, как это было принято у шведов в XVIII в., т.е. как попытки подогнать летописные имена под возможные «скандинавские» проформы: «Брату Рюрикову Трувор, Трубар, Тровур имя было, как руские истории объявляют. У Саксона Грамматика… между герцогами Рингона, короля шведского, против Гаральда Гильдетанского и Ивар Труваров поименован. Стефан Стефаний …из древней датской книги – Ивер Труере. Другого брата имяни Синея есче я между северными народами не нашел» (Байер Г.З. О варягах // Фомин В.В. Ломоносов. Гений русской истории. М., 2006. С. 348).

Таким образом, российские норманисты исхалтурились настолько, что даже Байеровские цитаты списывают друг у друга, ленясь обращаться к оригиналу. А ведь Л.М. Пятецкий – автор справочных изданий по истории России и учебников по истории России для абитуриентов (Пятецкий Л.М. Справочник по истории России с древнейших времен до наших дней. М., 1995, с. 11; его же. История России для абитуриентов и старшеклассников. Изд. 3-е. М., 1996. С.47).

Бедные-бедные российские абитуриенты! Если к Пятецкому ещё добавить учебник Вовиной-Лебедевой для студентов-историков, где говорится, что «земля росов» находилась в шведском Рослагене (Вовина-Лебедева В.Г. История Древней Руси. Учебник для студентов учреждений высшего профессионального образования. М., 2011. С. 65-66), которого, как я сообщила в моих работах, в IX в. в природе не существовало, то вывод однозначен: пока норманисты занимают ключевые посты в российской вузовско-академической системе, исследования начального периода русской истории на строго научных основах будут невозможны.

Но вернемся к Рорику Ютландскому. Кроме полного расхождения в биографических данных между этим лицом и летописным Рюриком, путь доморощенному норманистами Рорику к древнерусскому княжескому престолу преграждает целая плеяда солидных западных хронистов, особое внимание уделявших истории правителей данов и внимательно выделявших тех из них, кто, действительно, отличился на политическом поприще. О «великой» карьере Рорика Ютландского в княженье словен ничего неизвестно Адаму Бременскому и его информатору королю данов Свену Эстридсену. Ни сном, ни духом не заметил великие подвиги этого Рорика в Восточной Европе датский писатель Саксон Грамматик, главной целью историографической деятельности которого было как раз выбрать и отметить всех, кто прославился в истории данов, т.е. создать версию «светлого прошлого» датской истории.

Посмотрим, как описывает Адам Бременский исторический фон событий в то время, когда действова Рорик: «Восемнадцать лет прошло с того дня, как святой Ансгар получил сан епископа в Бремене. А до этого он шестнадцать лет был епископом Гамбурга. …Полный радости от такой щедрости со стороны императора, устремился он в Данию. Там он встретил короля данов Хорика и обратил его в христианство. Король немедленно возвел церковь в портовом городе Шлезвиге и дал позволение всем своим подданным принимать христианство, если кому-то так пожелается. …Тем временем в королевстве франков вспыхнул конфликт относительно епископской кафедры в Бремене, вызванный завистью к Ансгару. …Ансгар вернулся в Данию, где на троне был уже Хорик Младший. Об этом периоде во франкской истории о данах рассказывается… что они разграбили Лотарингию и захватили Фризию и что их карающая рука не щадила даже свою плоть и кровь. Когда предводитель норманнов Гутторм вел борьбу против своего дяди, короля данов Хорика, то обе стороны отличала такая жестокость, что погибли все их воины, а из королевского рода спасся только один мальчик по имени Хорик. И когда он в свое время занял королевский трон данов, то его ярость обратилась против христиан. Он изгнал служителей божьих и сжег церкви. …Святой Римберт занимал пост епископа в течение 23 лет. …Кто были в то время королями данов, в его житии не указывается. Во франкской истории рассказывается, что Сигфрид правил со своим братом Хальвданом. С мольбой о мире они посылали дары императору Людовику… Но среди данов и норманнов были и другие короли, которые в это время разбойничали в Галлии и промышляли пиратством. Наиболее известными среди них были Хорик, Ордвиг, Готфрид, Рудольф и Ингвар. Самым жестоким был Ингвар, сын (Рагнара) Лодброка.. На двенадцатый год служения господина Римберта скончался благочестивый Людовик, великий император…» (Adam av Bremen. Historien av Hamburgstiftet och dess biskopar / Översatt av Emanuel Svenberg. Kommenterad av Carl Fredrik Hallencreutz, Kurt Johannesson, Tore Nyberg, Anders Piltz. Stockholm, 1984. S. 36-45).

В приведенном отрывке описаны события с 834 по 876 годы, т.е. примерно то время, когда действовал Рорик. Ну, и где сей «успешный конунг» (так его иногда величают норманисты) у Адама Бременского? Ни прославленный хронист, ни его информатор король данов Свен Эстридссон его просто не заметили в толпе других грабителей.

Теперь посмотрим, что есть по интересующему нас вопросу у Саксона Грамматика (1140/1150 – 1150/1220). И сразу можно сказать, что практически ничего. Рассказ Саксона по интересующему нас периоду сосредоточен вокруг легендарной личности Рагнара Лодброка, о жизни и приключениях которого, помимо Саксона, рассказывается во многих исландских сагах. Саксон Грамматик рассказывает о Рагнаре как сыне зеландского короля Сиварда. Рагнар стал королем на Зеландии после смерти отца. Рагнар представлен как правитель с разветвленными контактами в скандинавском мире. Он ездил свататься к дочери короля свеев и получил ее в жены. Рагнар особенно прославился своей воинственностью. Одним из его военных походов был поход против короля Нортумбрии Эллы II (863-867), где он одержал победу. После этого, рассказывает Саксон, Рагнар двинулся в поход на Шотландию и далее на острова, где посадил правителями сыновей Сиварда и Радбарта… Но в Дании у Рагнара было много врагов, …они заключили союз с военным предводителем Гаральдом… Однако Рагнару удалось расправился с бунтарями, Гаральд же бежал в Германию… Но Рагнару этого было недостаточно. Он решил напасть на саксов, поскольку Гаральд и его сподвижники скрывались у них. Сыновья Рагнара помогали ему в борьбе против императора Карла… Саксы потерпели поражение и стали платить дань королю данов… Рагнар прибыл в Курланд и Земланд, где был принят с большими почестями, поскольку он был прославлен своими победами. …В Дании Гаральд вновь поднял мятеж… Рагнар поспешил домой и напал на мятежников. Гаральд проиграл, после чего многие его сторонники оставили его, а сам он бежал в Майнц и стал искать поддержки у императора Людовика…» (Saxo. Danmarkskrøniken 1. Genfortalt af Helle Stangerup. Aschehoug, 1999. S. 347-360).

Вот в самом кратком изложении те основные события IX в., на которых сосредоточено внимание Саксона Грамматика по истории деяний данов. И также как в хронике Адама Бременского, в «Деяниях данов» не нашлось места для так называемого Рорика Ютландского. В истории своего народа Саксона Грамматика интересовали действительно выдающиеся личности, осуществившие в масштабе датской истории заметные мероприятия, например, победоносные походы в Нортумбрию и Шотландию или победа над саксами и наложение на них дани. Грабителям же и мародерам, сбивавшим на время стаи из таких же отщепенцев и негодяев и занимавшимся вымогательством до тех пор, пока удача шла в руки, места в исторических анналах данов не отводилось. Франкские же анналисты на континенте могли знать поименно часть «оперативного» состава рыцарей с большой дороги, бесчинствовавших в их краях, но на скрижали родной истории допускались только имена личностей, отличившихся в политической жизни, или имена правителей, принадлежавших по рождению к родовой знати значительного калибра. Неудачники и худородная мелочь оставлялись за порогом, потому что образы жалких ничтожных индивидов не работали на идею «великого и светлого прошлого» народа данов, составлявшую стержень историописания для консолидировавшегося общества.

И как раз потому, что «версия» о великих деяниях Рорика «Ютландского» в русских землях не находит для себя никакой поддержки в надежных источниках, она не принимается и датскими медиевистами.

Никак не связывает этого Рорика с летописным Рюриком маститый датский археолог и историк Юханнес Брэндстед (1890-1965) в труде «Викинги дома и в походах», специально посвященном деяниям данов и других скандинавов за пределами Скандинавии. Брэндстед рассматривает датского Рорика и летописного князя Рюрика как двух различных исторических лиц с одинаковыми личными именами. Так же считает и современная датская исследовательница, являющаяся ведущим специалистом по истории Дании так называемого викингского периода, Эльси Роэсдаль. В своем ставшем классическим труде она так прямо и заявила (видимо, надоели ей с подобными вопросами): «Едва ли датский предводитель, которого также звали Rurik и который оперировал во Фрисландии в то же самое время, когда действовал летописный Рюрик, был одним и тем же лицом» (Roesdahl E. Vikingernes verden. København, 2001. S. 294).

А уж датчане с удовольствием бы «оприходовали» такого крупного политического деятеля в пользу датской истории, если бы был для этого хоть малейший шанс! Но датские медиевисты знают и язык, и исторический материал прошлого Дании в отличие от российских фантазеров на скандинавские темы, поэтому никто из этих историков не хочет компрометировать себя поддержкой «теории» явно фантомного характера.

И никогда бы этот маловажный Рорик не выкарабкался из тины забвения и не всплыл бы на поверхность исторической жизни на рубеже XVIII-XIX вв., если бы не норманизм, одурманивший к этому времени российскую историческую мысль. Как тут не вспомнить городничего Антона Ивановича Сквозник-Дмухановского: «Сосульку, тряпку приняли за важного человека!»

Совершенно в традициях рудбекианизма российские норманисты сочинили Рорику миражную биографию, придумав ему прозвище Ютландский и возведя его в королевское достоинство. Ютландией ему так и не удалось овладеть, поэтому приличнее было бы назвать его Ютландским изгоем или летучим Ютландцем. Есть такая традиция нарекать исторических деятелей именем той местности, где они одержали победу. Но Рорик-то получил пинка из Ютландии, после чего и сгинул где-то на проселочной дороге. Титуловать этого Рорика датским конунгом (например, на сайте Википендии: «один из наиболее успешных датских конунгов на службе Каролингов» и др.) у норманистов нет ни прав, ни оснований.

(...)

Окончание здесь

matveychev-oleg.livejournal.com

Кем был «швед» Рюрик на самом деле?

Фото из открытых источников

Норвежский журналист, собкор газеты «Aftenposten» в Москве Пер Андерс Юхансен опубликовал статью, в которой назвав князя Владимира Вальдемаром. Там же он пишет, что предком «Вальдемара» «…был шведский викинг Рюрик, основавший королевскую династию, которой было суждено править Россией 600 лет».

 

Эта фраза хороша тем, что выбивает почву из-под ног тех, кто суетится, выдвигая на роль летописного князя Рюрика так называемого Рюрика Ютландского. Норвежский журналист с полным знанием родной истории (в средние века история Дании и Норвегии тесно переплеталась) заявляет именно о некоем «шведском викинге Рюрике». И мне понятно, почему. Потому что «версия» о великих деяниях Рёрика Ютландского в русских землях не принимается датскими медиевистами. Ведущий специалист по истории Дании так называемого викингского периода Эльси Роэсдаль в своем ставшем классическим труде так прямо и заявила (видимо надоели ей с подобными вопросами): «Едва ли датский предводитель, которого также звали Rurik и который оперировал во Фрисландии в то же самое время, когда действовал летописный Рюрик, был одним и тем же лицом». А уж датчане с удовольствием бы «оприходовали» такого крупного политического деятеля в пользу датской истории, если бы для этого был хоть малейший шанс! Но датские медиевисты знают и язык, и исторический материал прошлого Дании в отличие от российских фантазеров на скандинавские темы, поэтому никто из этих историков не хочет компрометировать себя поддержкой сомнительной в историческом отношении версии.

 

Теперь об имени Рюрик, коль скоро на этимологиях летописных имён у норманистов базируется вся их скандинавомания. Я подробно исследую происхождение имени Рюрик и его историю в книге «Имена летописных князей и корни древнерусского института княжеской власти», поэтому здесь дам только его краткую характеристику.

 

Имя Рюрик не является скандинавским. Оно фиксируется с древних времен, конкретно, с последних годов до н.э. по всей Европе – от восточноевропейских пределов до Британских островов – за исключением скандинавских стран. В скандинавских странах имя Рюрик выявляется на несколько столетий позднее, чем на европейском континенте. Причем, это имя не вошло ни в один из скандинавских династийных именословов в отличие от континентальной Европы или Британских островов.

 

В Швеции имя Рюрик зафиксировано в нескольких рунных надписях с датировкой не ранее XI в. Но в рунных надписях встречаются и иностранные имена, такие, например, как Варин или Ругин, которые явно принадлежали пришельцы из Южной Балтии. Имя Рюрик носят представители некоторых знатных шведских родов не ранее середины XIII в., однако это имя никогда не покидало рамки узкосемейных именословов. Причем у этих семейств прослеживалась связь с южнобалтийскими знатными родами, откуда эти имена, возможно, и пришли через брачные связи. В обычных датских именословах имя Рюрик начинает встречаться не ранее XIII в., что говорит о его заимствованности. Имя так называемого Рёрика Ютландского мелькнуло и не оставило следа, начав активно заимствоваться уже в позднее средневековье.

 

Таким образом, в реальной жизни датского, норвежско-исландского и шведского обществ имя Рурика/Рёрика появляется очень поздно, с XI-XII вв. или с XIII в. и является скорее исключением, чем правилом в имянаречении. А в шведские именословы оно вообще не вошло. О чем это говорит? Это говорит о том, что Рурик/Рёрик было чужеродным для шведского общества именем, носители которого не имели кровной связи с историей шведского народа.

 

В качестве дополнительного аргумента приведу шведские рунные надписи, где присутствует имя Рюрик. Хорошо известно, что на рунных камнях с особенным рвением фиксировались лица, прославленные походами в дальние страны. Приводимые мной сведения собраны в каталоге рунных личных имен и в своде рунических надписей «Sveriges runinskrifter». Вот перечень всех носителей имени Рюрик, зафиксированных на рунных камнях в Швеции. Все они не ранее XI.

 

Ög 153, датировка XI в.

 

Перевод: «Рурик воздвиг этот камень в память Фроде и Асбьёрна, своих сыновей».

 

Sö 159, датировка 1010-1040 гг.

Перевод на русский: «Ингияльд и Альвер установили этот камень в память своего отца Турбьёрна. Он долгое время пробыл на западе. Рорик, Гюдмунд, Бу и Гюннлев высекали руны».

 

Sö 47, датировка – христианский период.

Перевод: «Рурик установил этот памятник своему сыну Асмунду. Он похоронен на Готланде».

 

Рунная надпись на этом камне комментировалась в статье Матса Бустрёма, где в частности, отмечалось, что текстовая сторона камня не имела украшений, а на оборотной стороне был высечен крест. У Бустрёма приводился иной вариант перевода: «Рёрек воздвиг этот памятный знак по своему сыну Асмунду. Он похоронен в церкви». В данной статье неважно, каков вариант перевода более точен: «в церкви» или «на Готланде». Но разные варианты перевода демонстрируют, что толкование рунной надписи – это реконструкция полустёртых знаков, когда догадки составляют большую часть перевода.

 

Предполагается, что в данной рунной надписи имя Рурик встречается дважды. Но для первого имени сохранились только две начальные и одна конечная буквы ry…r. Поэтому первое имя Рурик угадано по второму, написанному в родительном падеже. Но дважды повторенное имя Рурик придает фразе несколько странный характер. Поэтому вполне возможно, что первое имя было не Рурик, а например, Руар (это имя также встречается на рунных камнях), и тогда фраза получается следующая: «Руар воздвиг этот памятный знак по Асмунду, сыну Рурика. Он похоронен…».

 

U 41, датировка – не ранее конца XI в.

Перевод: «Ульв велел поставить этот памятник своему сыну Йорунду, а Бьёрн и Рурик – своему брату».

 

U 934, датировка: приблизительно, XI в.

Перевод: Торе и Рёрик(?) и Карл, эти братья…

 

Здесь следует обратить внимание на то, что рунами имя написано, как Ryþikr. Шведские исследователи, естественно, размышляли, чтобы это значило. Высказывались, предположения, что за таким написанием могло скрываться имя Ryðingr или RøðingR, но выяснилось, что эти имена не встречались в шведских рунных надписях. Только в документах от 1293 года несколько раз упоминалось имя Røthingr. Поэтому «большинством голосов» решили читать имя в надписи как Rörik, но с вопросительным знаком. Аргументация явно слабоватая, поскольку камень с фрагментом надписи был найден, вделанным в каменную церковную ограду, соответственно, надпись могли сделать и довольно поздно, поэтому необязательно сверять имя в этой надписи с другими рунными именами. Но тем, кто дешифровывал эту надпись (а эта часть рунного наследия издавалась в 40-е годы прошлого столетия), очень хотелось зафиксировать как можно больше шведских Руриков, пусть хоть и позднего периода.

 

Итак, если исключить имя Ryþikr из надписи U 934, ибо его приписали к списку Руриков явно для подкрепления хлипких рядов носителей этого имени в шведской истории, то получается всего четыре штуки, разбросанных там и сям на протяжении XI – XII вв.

 

А где же рунный камень, прославляющий шведского викинга Рюрика, основавшего «королевскую династию, которой было суждено править Россией 600 лет»? Его не могло быть по той простой причине, что фейковая история «шведского викинга Рюрика» стала создаваться шведскими политическими деятелями только с начала XVII в.

 

Автор: Лидия Грот

Источник

planet-today.ru

Рюрик Ютландский - это... Что такое Рюрик Ютландский?

Таким представлялся Рёрик из Дорестада голландскому гравёру XIX века.

Рёрик Ютландский (старосканд. Hrørek, Hrœrekr, лат. Roric, Rorich, Rorik) — один из наиболее успешных датских конунгов[1] на службе у Каролингов. Упоминается во франкских хрониках как правитель Дорестада и ряда фризских земель в промежутке между 841 и 873 годами. В Ксантенских анналах к нему прилагается прозвище «язва Христианства».[2]

Биография

Родословные связи Рёрика не вполне ясны. Очевидно, он принадлежал к династии Скьёльдунгов, правившей в Хедебю. Его дядей, по-видимому, был ютландский конунг Харальд Клак, однако кто из трёх братьев Харальда был отцом Рёрика — вопрос открытый.

В ранней молодости Рёрик находился в тени своего старшего брата Харальда. Вместе они были изгнаны из Ютландии и жили грабежом фризских берегов. Они выступили на стороне Лотаря против его отца Людовика Благочестивого (841), а после смерти Людовика были вознаграждены уделами в земле фризов.

Лотарь использовал верных ему норманнов как орудие в борьбе с братьями — Людовиком Немецким и Карлом Лысым, которые не оставляли планов овладения Нижними землями. В начале 840-х гг. резиденцией Рёрика служил остров Виринген, а его брат обосновался на Вальхерене. Богатый город Дорестад, похоже, находился в их совместном владении.

После заключения с братьями Верденского мира (843) Лотарь, по-видимому, избавился от необходимости держать в Дорестаде норманнских наёмников. В 844 г. Рёрик с братом были обвинены в измене и брошены в темницу, где Харальд скончался. Рёрик бежал из заточения во владения Людовика Немецкого и после нескольких лет, проведённых в земле саксов, принялся опустошать пиратскими набегами северные берега Лотаревой державы.

В 850 г. Рёрик при содействии своего двоюродного брата Годфреда Харальдсона отвоевал у Лотаря Дорестад и Утрехт. По совету приближённых Лотарь пошёл с ним на мир с условием, что Рёрик будет ограждать северные земли Лотаря от набегов датчан. Едва ли Лотарю пришлось раскаяться в своём решении: за время правления Рёрика хронисты упоминают только два набега норманнов на Нидерланды. Бертинские анналы сообщают по этому поводу:

Рёрик, Харальдов племянник, недавно бежавший от Лотаря, набрал целое войско норманнов и множество судов, после чего опустошил Фризию и остров Бетуве и другие места в окрестностях, плывя вверх по Рейну и Ваалу. Лотарь, будучи не в состоянии одолеть его, принял его в свои вассалы и дал ему Дорестад и другие графства.[3]

Во время правления Рёрика в Дорестаде и Утрехте там продолжала чеканиться монета с профилем Лотаря, что свидетельствовало о вассальном положении Рюрика по отношению к франкскому императору. Пределы его владений в эти годы установить довольно сложно. Из источников следует, что Рёрик господствовал в Кеннемерланде, в Гендте на Ваале и на Зеландских островах. Утрехтский епископ Хунгер перебрался за пределы владений Рёрика, в Девентер.

В 854 г., по сообщению Бертинских анналов, Рёрик с Готфредом приняли участие в распрях за главенство в Ютландии. Причиной этого источник называет то, что Лотарь передал всю Фризию своему сыну. Вмешательство в датские дела было неудачным. Три года спустя анналы сообщают об его новом вторжении в Данию. На этот раз, с одобрения Лотаря, ему удалось занять земли за пограничной рекой Айдер — возможно, до самого фьорда Шлее, на котором стоял отеческий Хедебю.

Завоевания Рёрика в Ютландии не были долговечными, ибо в течение десяти лет они вернулись под власть датского конунга. Между тем остров Бетуве вместе с Дорестадом и Утрехтом были атакованы датскими викингами — возможно, как возмездие за нападение Рёрика на Хедебю. В 863 г. датские драккары были пропущены Рёриком вниз по Рейну в Рейнланд, где они разграбили и выжгли старинные города Нойс и Ксантен. Хронисты винят в этом нападении Рёрика.

Реймсский архиепископ Хинкмар откликнулся на события 863 года двумя посланиями. В письме к Рёрику он призывал его не давать приюта фландрскому графу Балдуину I, который сбежал с королевской дочерью. Во втором послании, адресованном утрехтскому епископу, Хинкмар советовал ему наложить на Рёрика епитимью за сотрудничество с варварами. Из этих писем следует, что к тому времени Рёрик уже принял христианство.

В 867 г. во Фризии разгорелось восстание местных племён, вынудившее Рёрика на время покинуть её пределы. Известий об этом восстании практически не сохранилось. Известно лишь, что в 870 г. Рёрик вновь правил Фризией как «король варваров» (barbarorum rex). За год до этого умер Лотарь II, и Рёрик поспешил в Нимвеген для переговоров с унаследовавшим его земли Карлом Лысым. В 872 г. они вновь встречались, на этот раз в Маастрихте. О содержании переговоров хронисты не сообщают.

Последнее сообщение о Рёрике связано с тем, что в 873 г. он принёс присягу на верность Людовику Немецкому. В Маастрихте его сопровождал Рудольф Харальдсон — по-видимому, племянник. В следующие за тем годы хронистами упоминается один только Рудольф. О том, что Рёрик умер до 882 года, можно судить по тому, что в этом году Фризия была передана под управление другого датчанина — Годфрида Фризского.

Рёрик и Рюрик

В российской историографии с XIX века предпринимались попытки отождествить Рёрика Ютландского с известным по «Повести временных лет» варягом Рюриком, основавшим династию Рюриковичей. Впервые эта идея была высказана пастором Х. Холлманом, опубликовавшем в 1816 году в Бремене работу «Рустрингия, певоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его. Исторический опыт».[4] В 1836 году Фридрих Крузе, профессор Дерптского университета, также отождествил Рюрика с Рёриком Ютландским.[5]

В 1929 году эту гипотезу воскресил и заново аргументировал Н. Т. Беляев.[6] В пользу этой гипотезы приводят аргумент о хронологических лакунах в описании его деятельности во Фризии (в 863—870 годах упоминаний в источниках о Рёрике нет), соответствующие упоминаниям о Рюрике Новгородском в русских летописях. Более весомым аргументом можно считать близкое соответствие археологических слоёв ютландского города Рибе и Ладоги Рюрикова времени.

Среди современных учёных за отождествление Рюрика c Рёриком Ютландским высказывается Анатолий Кирпичников, на протяжении многих лет возглавлявший археологическое исследование Старой Ладоги. Не исключал такой возможности и академик Рыбаков, а вот А. В. Назаренко принадлежит к тем авторам, которые расценивают такую вероятность весьма скептически.

См. также

Примечания

  1. А. В. Назаренко упоминает «знаменитый фризский торговый центр Дорестад, которым недавно владел пресловутый датский конунг Рорик». См. «Древняя Русь на международных путях», Институт всеобщей истории РАН, 2001, стр. 165.
  2. лат. — jel Christianitatis, Ксантенские анналы. Год 873.
  3. Бертинские анналы, часть 2, 850.
  4. Русское издание: Голлманн Г.Ф. Рустрингия, первоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его. — М.: 1819.
  5. Крузе Ф.О. О происхождении Рюрика. // Журнал министерства народного просвещения. — 1836. — № 1. — С. 43—73.
  6. Беляев Т.Н. Рорик Ютландский и Рюрик начальной летописи. // Seminarium Kondakoviamm. — Prague: 1929. — В. 3. — С. 215—270.

Ссылки

Литература

  • Simon Coupland. From poachers to gamekeepers: Scandinavian warlords and Carolingian kings // Early Medieval Europe. — 1988. — Т. 7. — С. 85—114.

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

«Фальшивая история «шведа» Рюрика. Кем он был на самом деле?» » Военное обозрение

Норвежский журналист, собкор газеты «Aftenposten» в Москве Пер Андерс Юхансен опубликовал статью, в которой назвав князя Владимира Вальдемаром. Там же он пишет, что предком «Вальдемара» «…был шведский викинг Рюрик, основавший королевскую династию, которой было суждено править Россией 600 лет».
Эта фраза хороша тем, что выбивает почву из-под ног тех, кто суетится, выдвигая на роль летописного князя Рюрика так называемого Рюрика Ютландского. Норвежский журналист с полным знанием родной истории (в средние века история Дании и Норвегии тесно переплеталась) заявляет именно о некоем «шведском викинге Рюрике». И мне понятно, почему. Потому что «версия» о великих деяниях Рёрика Ютландского в русских землях не принимается датскими медиевистами. Ведущий специалист по истории Дании так называемого викингского периода Эльси Роэсдаль в своем ставшем классическим труде так прямо и заявила (видимо надоели ей с подобными вопросами): «Едва ли датский предводитель, которого также звали Rurik и который оперировал во Фрисландии в то же самое время, когда действовал летописный Рюрик, был одним и тем же лицом». А уж датчане с удовольствием бы «оприходовали» такого крупного политического деятеля в пользу датской истории, если бы для этого был хоть малейший шанс! Но датские медиевисты знают и язык, и исторический материал прошлого Дании в отличие от российских фантазеров на скандинавские темы, поэтому никто из этих историков не хочет компрометировать себя поддержкой сомнительной в историческом отношении версии.

Теперь об имени Рюрик, коль скоро на этимологиях летописных имён у норманистов базируется вся их скандинавомания. Я подробно исследую происхождение имени Рюрик и его историю в книге «Имена летописных князей и корни древнерусского института княжеской власти», поэтому здесь дам только его краткую характеристику.

Имя Рюрик не является скандинавским. Оно фиксируется с древних времен, конкретно, с последних годов до н.э. по всей Европе – от восточноевропейских пределов до Британских островов – за исключением скандинавских стран. В скандинавских странах имя Рюрик выявляется на несколько столетий позднее, чем на европейском континенте. Причем, это имя не вошло ни в один из скандинавских династийных именословов в отличие от континентальной Европы или Британских островов.

В Швеции имя Рюрик зафиксировано в нескольких рунных надписях с датировкой не ранее XI в. Но в рунных надписях встречаются и иностранные имена, такие, например, как Варин или Ругин, которые явно принадлежали пришельцы из Южной Балтии. Имя Рюрик носят представители некоторых знатных шведских родов не ранее середины XIII в., однако это имя никогда не покидало рамки узкосемейных именословов. Причем у этих семейств прослеживалась связь с южнобалтийскими знатными родами, откуда эти имена, возможно, и пришли через брачные связи. В обычных датских именословах имя Рюрик начинает встречаться не ранее XIII в., что говорит о его заимствованности. Имя так называемого Рёрика Ютландского мелькнуло и не оставило следа, начав активно заимствоваться уже в позднее средневековье.

Таким образом, в реальной жизни датского, норвежско-исландского и шведского обществ имя Рурика/Рёрика появляется очень поздно, с XI-XII вв. или с XIII в. и является скорее исключением, чем правилом в имянаречении. А в шведские именословы оно вообще не вошло. О чем это говорит? Это говорит о том, что Рурик/Рёрик было чужеродным для шведского общества именем, носители которого не имели кровной связи с историей шведского народа.

В качестве дополнительного аргумента приведу шведские рунные надписи, где присутствует имя Рюрик. Хорошо известно, что на рунных камнях с особенным рвением фиксировались лица, прославленные походами в дальние страны. Приводимые мной сведения собраны в каталоге рунных личных имен и в своде рунических надписей «Sveriges runinskrifter». Вот перечень всех носителей имени Рюрик, зафиксированных на рунных камнях в Швеции. Все они не ранее XI.

Ög 153, датировка XI в.
Перевод: «Рурик воздвиг этот камень в память Фроде и Асбьёрна, своих сыновей».

Sö 159, датировка 1010-1040 гг.
Перевод на русский: «Ингияльд и Альвер установили этот камень в память своего отца Турбьёрна. Он долгое время пробыл на западе. Рорик, Гюдмунд, Бу и Гюннлев высекали руны».

Sö 47, датировка – христианский период.
Перевод: «Рурик установил этот памятник своему сыну Асмунду. Он похоронен на Готланде».

Рунная надпись на этом камне комментировалась в статье Матса Бустрёма, где в частности, отмечалось, что текстовая сторона камня не имела украшений, а на оборотной стороне был высечен крест. У Бустрёма приводился иной вариант перевода: «Рёрек воздвиг этот памятный знак по своему сыну Асмунду. Он похоронен в церкви». В данной статье неважно, каков вариант перевода более точен: «в церкви» или «на Готланде». Но разные варианты перевода демонстрируют, что толкование рунной надписи – это реконструкция полустёртых знаков, когда догадки составляют большую часть перевода.

Предполагается, что в данной рунной надписи имя Рурик встречается дважды. Но для первого имени сохранились только две начальные и одна конечная буквы ry…r. Поэтому первое имя Рурик угадано по второму, написанному в родительном падеже. Но дважды повторенное имя Рурик придает фразе несколько странный характер. Поэтому вполне возможно, что первое имя было не Рурик, а например, Руар (это имя также встречается на рунных камнях), и тогда фраза получается следующая: «Руар воздвиг этот памятный знак по Асмунду, сыну Рурика. Он похоронен…».

U 41, датировка – не ранее конца XI в.
Перевод: «Ульв велел поставить этот памятник своему сыну Йорунду, а Бьёрн и Рурик – своему брату».

U 934, датировка: приблизительно, XI в.
Перевод: Торе и Рёрик(?) и Карл, эти братья…

Здесь следует обратить внимание на то, что рунами имя написано, как Ryþikr. Шведские исследователи, естественно, размышляли, чтобы это значило. Высказывались, предположения, что за таким написанием могло скрываться имя Ryðingr или RøðingR, но выяснилось, что эти имена не встречались в шведских рунных надписях. Только в документах от 1293 года несколько раз упоминалось имя Røthingr. Поэтому «большинством голосов» решили читать имя в надписи как Rörik, но с вопросительным знаком. Аргументация явно слабоватая, поскольку камень с фрагментом надписи был найден, вделанным в каменную церковную ограду, соответственно, надпись могли сделать и довольно поздно, поэтому необязательно сверять имя в этой надписи с другими рунными именами. Но тем, кто дешифровывал эту надпись (а эта часть рунного наследия издавалась в 40-е годы прошлого столетия), очень хотелось зафиксировать как можно больше шведских Руриков, пусть хоть и позднего периода.

Итак, если исключить имя Ryþikr из надписи U 934, ибо его приписали к списку Руриков явно для подкрепления хлипких рядов носителей этого имени в шведской истории, то получается всего четыре штуки, разбросанных там и сям на протяжении XI – XII вв.

А где же рунный камень, прославляющий шведского викинга Рюрика, основавшего «королевскую династию, которой было суждено править Россией 600 лет»? Его не могло быть по той простой причине, что фейковая история «шведского викинга Рюрика» стала создаваться шведскими политическими деятелями только с начала XVII в.

topwar.ru

Рюрик Ютландский - это... Что такое Рюрик Ютландский?

Таким представлялся Рёрик из Дорестада голландскому гравёру XIX века.

Рёрик Ютландский (старосканд. Hrørek, Hrœrekr, лат. Roric, Rorich, Rorik) — один из наиболее успешных датских конунгов[1] на службе у Каролингов. Упоминается во франкских хрониках как правитель Дорестада и ряда фризских земель в промежутке между 841 и 873 годами. В Ксантенских анналах к нему прилагается прозвище «язва Христианства».[2]

Биография

Родословные связи Рёрика не вполне ясны. Очевидно, он принадлежал к династии Скьёльдунгов, правившей в Хедебю. Его дядей, по-видимому, был ютландский конунг Харальд Клак, однако кто из трёх братьев Харальда был отцом Рёрика — вопрос открытый.

В ранней молодости Рёрик находился в тени своего старшего брата Харальда. Вместе они были изгнаны из Ютландии и жили грабежом фризских берегов. Они выступили на стороне Лотаря против его отца Людовика Благочестивого (841), а после смерти Людовика были вознаграждены уделами в земле фризов.

Лотарь использовал верных ему норманнов как орудие в борьбе с братьями — Людовиком Немецким и Карлом Лысым, которые не оставляли планов овладения Нижними землями. В начале 840-х гг. резиденцией Рёрика служил остров Виринген, а его брат обосновался на Вальхерене. Богатый город Дорестад, похоже, находился в их совместном владении.

После заключения с братьями Верденского мира (843) Лотарь, по-видимому, избавился от необходимости держать в Дорестаде норманнских наёмников. В 844 г. Рёрик с братом были обвинены в измене и брошены в темницу, где Харальд скончался. Рёрик бежал из заточения во владения Людовика Немецкого и после нескольких лет, проведённых в земле саксов, принялся опустошать пиратскими набегами северные берега Лотаревой державы.

В 850 г. Рёрик при содействии своего двоюродного брата Годфреда Харальдсона отвоевал у Лотаря Дорестад и Утрехт. По совету приближённых Лотарь пошёл с ним на мир с условием, что Рёрик будет ограждать северные земли Лотаря от набегов датчан. Едва ли Лотарю пришлось раскаяться в своём решении: за время правления Рёрика хронисты упоминают только два набега норманнов на Нидерланды. Бертинские анналы сообщают по этому поводу:

Рёрик, Харальдов племянник, недавно бежавший от Лотаря, набрал целое войско норманнов и множество судов, после чего опустошил Фризию и остров Бетуве и другие места в окрестностях, плывя вверх по Рейну и Ваалу. Лотарь, будучи не в состоянии одолеть его, принял его в свои вассалы и дал ему Дорестад и другие графства.[3]

Во время правления Рёрика в Дорестаде и Утрехте там продолжала чеканиться монета с профилем Лотаря, что свидетельствовало о вассальном положении Рюрика по отношению к франкскому императору. Пределы его владений в эти годы установить довольно сложно. Из источников следует, что Рёрик господствовал в Кеннемерланде, в Гендте на Ваале и на Зеландских островах. Утрехтский епископ Хунгер перебрался за пределы владений Рёрика, в Девентер.

В 854 г., по сообщению Бертинских анналов, Рёрик с Готфредом приняли участие в распрях за главенство в Ютландии. Причиной этого источник называет то, что Лотарь передал всю Фризию своему сыну. Вмешательство в датские дела было неудачным. Три года спустя анналы сообщают об его новом вторжении в Данию. На этот раз, с одобрения Лотаря, ему удалось занять земли за пограничной рекой Айдер — возможно, до самого фьорда Шлее, на котором стоял отеческий Хедебю.

Завоевания Рёрика в Ютландии не были долговечными, ибо в течение десяти лет они вернулись под власть датского конунга. Между тем остров Бетуве вместе с Дорестадом и Утрехтом были атакованы датскими викингами — возможно, как возмездие за нападение Рёрика на Хедебю. В 863 г. датские драккары были пропущены Рёриком вниз по Рейну в Рейнланд, где они разграбили и выжгли старинные города Нойс и Ксантен. Хронисты винят в этом нападении Рёрика.

Реймсский архиепископ Хинкмар откликнулся на события 863 года двумя посланиями. В письме к Рёрику он призывал его не давать приюта фландрскому графу Балдуину I, который сбежал с королевской дочерью. Во втором послании, адресованном утрехтскому епископу, Хинкмар советовал ему наложить на Рёрика епитимью за сотрудничество с варварами. Из этих писем следует, что к тому времени Рёрик уже принял христианство.

В 867 г. во Фризии разгорелось восстание местных племён, вынудившее Рёрика на время покинуть её пределы. Известий об этом восстании практически не сохранилось. Известно лишь, что в 870 г. Рёрик вновь правил Фризией как «король варваров» (barbarorum rex). За год до этого умер Лотарь II, и Рёрик поспешил в Нимвеген для переговоров с унаследовавшим его земли Карлом Лысым. В 872 г. они вновь встречались, на этот раз в Маастрихте. О содержании переговоров хронисты не сообщают.

Последнее сообщение о Рёрике связано с тем, что в 873 г. он принёс присягу на верность Людовику Немецкому. В Маастрихте его сопровождал Рудольф Харальдсон — по-видимому, племянник. В следующие за тем годы хронистами упоминается один только Рудольф. О том, что Рёрик умер до 882 года, можно судить по тому, что в этом году Фризия была передана под управление другого датчанина — Годфрида Фризского.

Рёрик и Рюрик

В российской историографии с XIX века предпринимались попытки отождествить Рёрика Ютландского с известным по «Повести временных лет» варягом Рюриком, основавшим династию Рюриковичей. Впервые эта идея была высказана пастором Х. Холлманом, опубликовавшем в 1816 году в Бремене работу «Рустрингия, певоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его. Исторический опыт».[4] В 1836 году Фридрих Крузе, профессор Дерптского университета, также отождествил Рюрика с Рёриком Ютландским.[5]

В 1929 году эту гипотезу воскресил и заново аргументировал Н. Т. Беляев.[6] В пользу этой гипотезы приводят аргумент о хронологических лакунах в описании его деятельности во Фризии (в 863—870 годах упоминаний в источниках о Рёрике нет), соответствующие упоминаниям о Рюрике Новгородском в русских летописях. Более весомым аргументом можно считать близкое соответствие археологических слоёв ютландского города Рибе и Ладоги Рюрикова времени.

Среди современных учёных за отождествление Рюрика c Рёриком Ютландским высказывается Анатолий Кирпичников, на протяжении многих лет возглавлявший археологическое исследование Старой Ладоги. Не исключал такой возможности и академик Рыбаков, а вот А. В. Назаренко принадлежит к тем авторам, которые расценивают такую вероятность весьма скептически.

См. также

Примечания

  1. А. В. Назаренко упоминает «знаменитый фризский торговый центр Дорестад, которым недавно владел пресловутый датский конунг Рорик». См. «Древняя Русь на международных путях», Институт всеобщей истории РАН, 2001, стр. 165.
  2. лат. — jel Christianitatis, Ксантенские анналы. Год 873.
  3. Бертинские анналы, часть 2, 850.
  4. Русское издание: Голлманн Г.Ф. Рустрингия, первоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его. — М.: 1819.
  5. Крузе Ф.О. О происхождении Рюрика. // Журнал министерства народного просвещения. — 1836. — № 1. — С. 43—73.
  6. Беляев Т.Н. Рорик Ютландский и Рюрик начальной летописи. // Seminarium Kondakoviamm. — Prague: 1929. — В. 3. — С. 215—270.

Ссылки

Литература

  • Simon Coupland. From poachers to gamekeepers: Scandinavian warlords and Carolingian kings // Early Medieval Europe. — 1988. — Т. 7. — С. 85—114.

Wikimedia Foundation. 2010.

dal.academic.ru

Рюрик Ютландский - это... Что такое Рюрик Ютландский?

Таким представлялся Рёрик из Дорестада голландскому гравёру XIX века.

Рёрик Ютландский (старосканд. Hrørek, Hrœrekr, лат. Roric, Rorich, Rorik) — один из наиболее успешных датских конунгов[1] на службе у Каролингов. Упоминается во франкских хрониках как правитель Дорестада и ряда фризских земель в промежутке между 841 и 873 годами. В Ксантенских анналах к нему прилагается прозвище «язва Христианства».[2]

Биография

Родословные связи Рёрика не вполне ясны. Очевидно, он принадлежал к династии Скьёльдунгов, правившей в Хедебю. Его дядей, по-видимому, был ютландский конунг Харальд Клак, однако кто из трёх братьев Харальда был отцом Рёрика — вопрос открытый.

В ранней молодости Рёрик находился в тени своего старшего брата Харальда. Вместе они были изгнаны из Ютландии и жили грабежом фризских берегов. Они выступили на стороне Лотаря против его отца Людовика Благочестивого (841), а после смерти Людовика были вознаграждены уделами в земле фризов.

Лотарь использовал верных ему норманнов как орудие в борьбе с братьями — Людовиком Немецким и Карлом Лысым, которые не оставляли планов овладения Нижними землями. В начале 840-х гг. резиденцией Рёрика служил остров Виринген, а его брат обосновался на Вальхерене. Богатый город Дорестад, похоже, находился в их совместном владении.

После заключения с братьями Верденского мира (843) Лотарь, по-видимому, избавился от необходимости держать в Дорестаде норманнских наёмников. В 844 г. Рёрик с братом были обвинены в измене и брошены в темницу, где Харальд скончался. Рёрик бежал из заточения во владения Людовика Немецкого и после нескольких лет, проведённых в земле саксов, принялся опустошать пиратскими набегами северные берега Лотаревой державы.

В 850 г. Рёрик при содействии своего двоюродного брата Годфреда Харальдсона отвоевал у Лотаря Дорестад и Утрехт. По совету приближённых Лотарь пошёл с ним на мир с условием, что Рёрик будет ограждать северные земли Лотаря от набегов датчан. Едва ли Лотарю пришлось раскаяться в своём решении: за время правления Рёрика хронисты упоминают только два набега норманнов на Нидерланды. Бертинские анналы сообщают по этому поводу:

Рёрик, Харальдов племянник, недавно бежавший от Лотаря, набрал целое войско норманнов и множество судов, после чего опустошил Фризию и остров Бетуве и другие места в окрестностях, плывя вверх по Рейну и Ваалу. Лотарь, будучи не в состоянии одолеть его, принял его в свои вассалы и дал ему Дорестад и другие графства.[3]

Во время правления Рёрика в Дорестаде и Утрехте там продолжала чеканиться монета с профилем Лотаря, что свидетельствовало о вассальном положении Рюрика по отношению к франкскому императору. Пределы его владений в эти годы установить довольно сложно. Из источников следует, что Рёрик господствовал в Кеннемерланде, в Гендте на Ваале и на Зеландских островах. Утрехтский епископ Хунгер перебрался за пределы владений Рёрика, в Девентер.

В 854 г., по сообщению Бертинских анналов, Рёрик с Готфредом приняли участие в распрях за главенство в Ютландии. Причиной этого источник называет то, что Лотарь передал всю Фризию своему сыну. Вмешательство в датские дела было неудачным. Три года спустя анналы сообщают об его новом вторжении в Данию. На этот раз, с одобрения Лотаря, ему удалось занять земли за пограничной рекой Айдер — возможно, до самого фьорда Шлее, на котором стоял отеческий Хедебю.

Завоевания Рёрика в Ютландии не были долговечными, ибо в течение десяти лет они вернулись под власть датского конунга. Между тем остров Бетуве вместе с Дорестадом и Утрехтом были атакованы датскими викингами — возможно, как возмездие за нападение Рёрика на Хедебю. В 863 г. датские драккары были пропущены Рёриком вниз по Рейну в Рейнланд, где они разграбили и выжгли старинные города Нойс и Ксантен. Хронисты винят в этом нападении Рёрика.

Реймсский архиепископ Хинкмар откликнулся на события 863 года двумя посланиями. В письме к Рёрику он призывал его не давать приюта фландрскому графу Балдуину I, который сбежал с королевской дочерью. Во втором послании, адресованном утрехтскому епископу, Хинкмар советовал ему наложить на Рёрика епитимью за сотрудничество с варварами. Из этих писем следует, что к тому времени Рёрик уже принял христианство.

В 867 г. во Фризии разгорелось восстание местных племён, вынудившее Рёрика на время покинуть её пределы. Известий об этом восстании практически не сохранилось. Известно лишь, что в 870 г. Рёрик вновь правил Фризией как «король варваров» (barbarorum rex). За год до этого умер Лотарь II, и Рёрик поспешил в Нимвеген для переговоров с унаследовавшим его земли Карлом Лысым. В 872 г. они вновь встречались, на этот раз в Маастрихте. О содержании переговоров хронисты не сообщают.

Последнее сообщение о Рёрике связано с тем, что в 873 г. он принёс присягу на верность Людовику Немецкому. В Маастрихте его сопровождал Рудольф Харальдсон — по-видимому, племянник. В следующие за тем годы хронистами упоминается один только Рудольф. О том, что Рёрик умер до 882 года, можно судить по тому, что в этом году Фризия была передана под управление другого датчанина — Годфрида Фризского.

Рёрик и Рюрик

В российской историографии с XIX века предпринимались попытки отождествить Рёрика Ютландского с известным по «Повести временных лет» варягом Рюриком, основавшим династию Рюриковичей. Впервые эта идея была высказана пастором Х. Холлманом, опубликовавшем в 1816 году в Бремене работу «Рустрингия, певоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его. Исторический опыт».[4] В 1836 году Фридрих Крузе, профессор Дерптского университета, также отождествил Рюрика с Рёриком Ютландским.[5]

В 1929 году эту гипотезу воскресил и заново аргументировал Н. Т. Беляев.[6] В пользу этой гипотезы приводят аргумент о хронологических лакунах в описании его деятельности во Фризии (в 863—870 годах упоминаний в источниках о Рёрике нет), соответствующие упоминаниям о Рюрике Новгородском в русских летописях. Более весомым аргументом можно считать близкое соответствие археологических слоёв ютландского города Рибе и Ладоги Рюрикова времени.

Среди современных учёных за отождествление Рюрика c Рёриком Ютландским высказывается Анатолий Кирпичников, на протяжении многих лет возглавлявший археологическое исследование Старой Ладоги. Не исключал такой возможности и академик Рыбаков, а вот А. В. Назаренко принадлежит к тем авторам, которые расценивают такую вероятность весьма скептически.

См. также

Примечания

  1. А. В. Назаренко упоминает «знаменитый фризский торговый центр Дорестад, которым недавно владел пресловутый датский конунг Рорик». См. «Древняя Русь на международных путях», Институт всеобщей истории РАН, 2001, стр. 165.
  2. лат. — jel Christianitatis, Ксантенские анналы. Год 873.
  3. Бертинские анналы, часть 2, 850.
  4. Русское издание: Голлманн Г.Ф. Рустрингия, первоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его. — М.: 1819.
  5. Крузе Ф.О. О происхождении Рюрика. // Журнал министерства народного просвещения. — 1836. — № 1. — С. 43—73.
  6. Беляев Т.Н. Рорик Ютландский и Рюрик начальной летописи. // Seminarium Kondakoviamm. — Prague: 1929. — В. 3. — С. 215—270.

Ссылки

Литература

  • Simon Coupland. From poachers to gamekeepers: Scandinavian warlords and Carolingian kings // Early Medieval Europe. — 1988. — Т. 7. — С. 85—114.

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о