Содержание

Солидная подготовка | Оружейный журнал «КАЛАШНИКОВ»

Статья посвящается шведскому офицеру Нильсу Густаву Бертилю Дибеку (Nils Gustaf Bertil Dybeck), а также огнестрельному оружию, изготовленному в процессе его обучения на офицера оружейно-технической службы, а позднее на офицера службы материально-технического снабжения. При этом речь идёт о карабине m/1894 и винтовке m/1896.

В Швеции всегда возможно заглянуть в многолетний список личного состава (rulla), так как он находится в свободном доступе. В нём перечислены все офицеры шведской армии и флота. А также наиболее важные должности вольнонаёмных, пенсионеров и резервистов. Имеющиеся в распоряжении списки личного состава позволили найти следующие сведения о Нильсе Густаве Бертиле Дибеке (Nils Gustaf Bertil Dybeck), родившемся 29 сентября 1893 г.

Военная карьера

22 июня 1915 г. Бертиль Дибек поступил на службу в королевскую шведскую армию и 18 января 1918 г. получил первый патент на офицерское звание (в списке от 1924 г. также сообщается о 15 мая 1915 г.). С 30 октября 1920 г. в качестве унтер-лейтенанта он занимает должность в королевском артиллерийском корпусе (Gotlands Artilleriekorps (А 7)). 13 апреля 1922 г. он перевёлся в 14-й пехотный полк, королевский Haelsinge Regiment. С 5 декабря 1924 г. ему присвоено звание лейтенанта этого полка и на протяжении всей дальнейшей военной карьеры он оставался верным этому подразделению.

Нильс Густав Бертиль Дибек в чине капитана при королевском Haelsinge Regiment — 14-м пехотном полке, в униформе образца m/1910.

В 1931 г. лейтенант Дибек посещал пехотную стрелковую школу (Infanteriskjutskolan SS) и записался на оружейно-офицерский курс (Vapenofficerskurs VOK). 9 декабря 1932 г. он получил патент капитана. Однако поскольку свободного места капитана не было, то он и дальше остался лейтенантом в 14-м пехотном полку.

С 1937/38 до 1940 г. капитан Дибек в 14-ом пехотном полку занимает должность командира первой роты.

В 1943 г. Бертиль Дибек записался на офицерский курс материального снабжения (Tygofficerskurs TOK). Наконец, с 1947 по 1960 г. он был переведён капитаном резерва 14-го пехотного полка. С 1973 г. о нём больше нет никаких записей. Он умер 1 декабря 1986 года.

Интересно, что в списках командного состава Дибек приведён не как офицер оружейно-технической или интендантской службы, поскольку всё это время он оставался просто командиром первой роты. Наверное, есть большое количество офицеров, которые прошли такие учебные курсы, но так и не получили соответствующей должности. Также только очень немногие офицеры оружейно-технической службы нашли своё место на государственном оружейном заводе Waffenfabrik Carl Gustaf или в акционерном обществе Husqvarna AG.

Реальные изделия

Неизвестно, насколько много образцов оружия когда-либо было изготовлено слушателями оружейно-офицерских курсов, однако между 1898 г. и 1945 г. их существовало сотни экземпляров. Тогда имелось 28 пехотных полков, 8 кавалерийских, 8 артиллерийских и другие части. Каждый полк посылал на курсы по меньшей мере одного, если даже не двух или больше офицеров. Так как случался и уход офицеров со службы, то, разумеется, на курсы должны были командироваться всё новые слушатели.

По сравнению с примерно 700 тысячами «обычных» образцов оружия Mauser эти экземпляры оружия, изготовленные в процессе обучения, достаточно редкие и усиленно разыскиваются коллекционерами, в особенности потому, что происхождение всегда может быть установлено с уверенностью 100%! Но всё же почти невозможно найти карабин m/1894 и винтовку m/1896, изготовленные одним офицером оружейно-технической службы. Вероятно, карабин был изготовлен Бертилем Дибеком в 1931 г. при его обучении на офицера оружейно-технической службы, а винтовка собрана в 1943 г., когда он обучался на офицера службы материального снабжения.

На головной части ствольной коробки карабина нанесена дата 1922 и клеймо государственного оружейного завода Carl Gustafs Stads Gevaersfaktori. Головная часть ствольной коробки винтовки имеет клеймо 1931 года и также клеймо завода Carl Gustafs Stads Gevaersfaktori. Однако оружейные офицерские курсы были организованы только в 1931 г., а интендантские офицерские курсы — в 1943 году. Здесь уже можно заметить первые несоответствия. Таким образом, в большинстве случаев применялись ствольные коробки более раннего изготовления, которые не понадобились при серийном производстве. Они оказались востребованы при обучении, при этом в любом случае они должны были применяться только как отбракованные детали (помеченные знаком «+„). Однако имеются многочисленные исключения. Но одно можно установить точно — для ложи применялись только отборные заготовки.

Шведский карабин m/1894, который Бертиль Дибек, вероятно, изготовил в 1931 году во время своего обучения на офицера оружейно-технической службы. Указание на это можно найти на левой стороне ствольной коробки карабина (на фото снизу)

На левой стороне ствольной коробки всегда наносилось клеймо с полным именем офицера-оружейника или интенданта. Почти все мелкие детали, которые у серийно выпущенного оружия получали последние цифры номера оружия или корону, у этого оружия клеймились инициалами офицеров. Однако имеется немало отклонений от этого правила.

Часть ствольной коробки карабина m/94 с годом выпуска 1922. Передняя часть ствольной коробки винтовки m/96 имеет клеймо 1932. Оба года выпуска говорят о том, что во время обучения на курсах использовались старые детали.

Ложи

Предположительно, для карабинов применялась древесина букового дерева, а для винтовок орех, который чаще всего происходил из Франции. Так как после того, как в 1914 г. разразилась война, поставки ореховой древесины были прекращены, стали усиленно использоваться местные сорта дерева — по большей части дуб, бук, берёза и ясень. Эти заменяющие сорта древесины в основном использовались для карабина. Он расценивался как менее чувствительный к внешним воздействиям. Для винтовки и впредь, пока ещё имелись, использовались небольшие запасы орехового дерева.

Для ложи всегда применялась отборная древесина.

К прикладу не была привинчена антабка для ремня карабина. Эти антабки по-прежнему не удалось обнаружить ни на каких других экземплярах. Также довольно редки оригинальные латунные пластинки с приведёнными на них данными. Часто можно обнаружить пластинки с инициалами офицера-оружейника. У винтовки даже не предусмотрена выемка для пластинки. Интересная деталь применительно к ложам состоит в том, что для карабина m/94 они не имеют клейма “+».

На винтовке m/96 тоже можно найти имя Дибека и его инициалы.

Сразу бросается в глаза отборная древесина ложи винтовки m/96.

Прицельные приспособления

В качестве прицела для карабина использован неотбракованный экземпляр. Все отдельные детали как снаружи, так и изнутри, имеют клеймение короной. На всех значимых деталях изнутри нанесены инициалы B. D. Прицел винтовки имеет не только «корону», но и две последние цифры номера оружия. При сборке, осуществлённой Бертилем Дибеком, цифры были зачёркнуты и нанесено только клеймо D.

Прицел модели m/94. Здесь речь не идёт об отбракованном экземпляре.

По-другому обстоит дело с прицелом винтовки m/96. В этом случае Дибек зачеркнул номер оружия и нанёс клеймо D.

Фурнитура

На затылке приклада карабина можно заметить, что клеймо «корона» забито — тем самым «изготовлен» брак. Винтовка такой процедуре не подвергалась. Эти особенности можно наблюдать и на пружинах для ствольных обойм. У карабина «корона» забита, у винтовки нет.

На воронёной пружине ложевого кольца винтовки нанесена «корона».

На пружине ствольной обоймы карабина m/94 Дибек «корону» зачеканил.

Магазинные коробки снова исполняются полностью по-разному. У карабина это экземпляр, отбракованный в установленном порядке, а у винтовки забита «корона».

Коробка магазина карабина m/94, отбракованная в установленном порядке, отличается нанесёнными инициалами Дибека.

Коробка магазина винтовки m/96 тоже отличается нанесёнными инициалами Дибека. Здесь «корона» зачеканена.

Есть и другие отличия, но их перечисление слишком «раздуло» бы статью.

Затылок приклада карабина m/94 (на фото слева). Здесь Бертиль Дибек зачеканил «корону» и нанёс свои инициалы.
В случае затылка приклада винтовки m/96 речь идёт о принятом заводом, но не использовавшемся экземпляре.

Процесс обучения офицеров-оружейников

Между 1891 г. и 1942 г. ежегодно проводилось два оружейно-офицерских курса. В дополнение к этому в 1938, 1941 и 1942 годах были предусмотрены специальные курсы для офицеров ВВС. Они длились шесть месяцев с теоретическими и практическими упражнениями. Каждый раз в них принимали участие от шести до восьми офицеров из различных полков. Как правило, к окончанию курсов обучаемые должны были сдать письменный отчёт об изготовлении, проверке и подготовке оружия к стрельбе. В 1890-е годы описывались винтовки Remington m/67—89, а с 1898 г. — карабины m/94 или винтовки m/96.

Эти отчёты записывались в переплетённые книги и иллюстрировались выполненными от руки рисунками деталей, инструментов и станков. Рисунки подтверждали, что чертёжное обучение в высшей офицерской школе было успешным. Немалое количество из этих иллюстраций может быть отнесено к своеобразным произведениям искусства. Хотя отчёт иллюстрировать не требовалось, но многие всё же старались снабдить свои тексты иллюстрациями.

В этом случае в качестве примера должен быть упомянут обер-лейтенант королевского полка Joenkoepings Regiment Фок (Fock), который был слушателем шестого курса офицеров-оружейников с 23 июня по 22 декабря 1893 г. Его рукописный отчёт содержал 281 страницу по меньшей мере со 150 различными рисунками. Кроме того, в нём было описано более чем 200 операций.

С 1898 г. на государственном оружейном заводе Carl Gustaf стали изготавливаться 6,5-мм карабины m/94 и винтовки m/96. Задания концентрировались только вокруг сборки, проверки и испытаний стрельбой этих типов оружия. Каждый обучаемый должен был из отбракованных деталей оружия (имеющих клеймо «+») собрать карабин или винтовку. Зачастую отделка наружной поверхности такого оружия была несколько лучше, чем у стандартного исполнения.

Шведская модель винтовки m/96, изготовленная Бертилем Дибеком.

Пример учебного плана для офицеров-оружейников от 1895 г.

Посмотрим на программу для пехотных офицеров курса 1115 (внутреннее обозначение учебного отделения государственного оружейного завода Carl Gustaf) от 25 октября 1894 г. (затем эта программа перешла для использования на следующий год).

“I-й раздел, длительность два месяца. За это время должны быть изучены сведения о металлургии железа по книге автора J. Bratt. Дальше участники должны заниматься обозначениями и сокращениями в области стрелкового оружия и боеприпасов по инструкциям 1888 г. Должны быть изучены предписания для офицеров оружейно-технической службы, наставления по обслуживанию и инспектированию огнестрельного оружия и патронов к нему в артиллерийских складах, а также инструкции по контрольному осмотру. Обучающийся должен составить краткий письменный отчёт об изготовлении винтовки, за исключением подготовительных работ для сборки винтовки, укладки в ложу и окончательной общей сборки, и позднее в последний день второго месяца курса сдать его руководителю. При составлении отчёта должно быть зарезервировано место для разделов, касающихся подготовительных работ, укладки в ложу и окончательной общей сборки.

II-й раздел, длительность два месяца. За пять дней должны быть получены знания о подготовительных работах, укладке в ложу и окончательной сборке винтовки и внесено описание этих процессов в отчёт.

Девять дней должны проводиться подготовительные работы, сборка и укладка винтовки в ложу с применением отбракованных деталей. Работы должны проводиться обучающимся под руководством квалифицированного рабочего-оружейника или ложейника. Рабочее место должно быть выделено заводским мастером. Необходимые инструменты выдаются под расписку.

Следующие пять дней — участие в работах по предварительному осмотру деталей в рамках первого раздела под руководством контрольного оружейного мастера, который проводит обучение различным операциям и даёт понимание о цели контрольного осмотра. В этом разделе обучающийся должен самостоятельно подвергнуть дефектации 100 стволов, имеющих дефекты, и составить об этом протокол. В нём должны быть выделены как собственные наблюдения, так данные оружейного мастера.

Следующий день запланирован для различных работ по предварительному осмотру, которые относятся ко второму разделу обучения. И в этом случае — под руководством оружейного мастера, который обучает, как указано выше. Три дня длится участие в различных работах по предварительному контрольному осмотру, относящихся к третьему разделу. Руководство осуществляется оружейным мастером.

В течение 23 дней должны быть пройдены ремонт винтовки m/67—89 с использованием принадлежностей и расценки на это.

Раздел, посвящённый подготовке к стрельбе: за два дня под руководством офицера обучающиеся изучают подготовку оружия к стрельбе.

Раздел, посвящённый контрольному осмотру: в течение одного месяца ежедневно проводится тщательная проверка деталей по меньшей мере десяти винтовок, за исключением стволов и затворных коробок. Стволы с присоединёнными коробками с затворами или полностью собранные винтовки должны осматриваться в таких количествах, какие будут выделены офицером каждому обучающемуся. Если есть возможность, то обучающиеся должны участвовать в ремонте повреждённого оружия квалифицированным рабочим-оружейником. В течение этого месяца обучающийся принимает участие в испытательных стрельбах и после этого изучает чистку, смазку и упаковку винтовок.

Подписано: Carl Hilte´n-Cavallius Styresman (председатель винтовочной мануфактуры), Carl Gustafs Stads, сентябрь 1895 г.”.

При составлении программы исходили из того, чтобы обучение было аналогично обучению оружию Mauser. В 1942 году этот учебный процесс был передан институту материального обеспечения в Стокгольм. Затем он был настолько расширен, что кроме стрелкового оружия охватывал также другие виды объектов материального снабжения. Теперь наименование звания превратилось из офицера оружейно-технической службы в офицера службы материально-технического снабжения.

Приношу свою благодарность Музею армии в Стокгольме за портрет Б. Дибека, а также Хокана Ларссона (Hakan Larsson) и Петера Сонесона (Peter Soneson) за поддержку при моих изысканиях.

Текст: Томас Альбрехт (Thomas Albrecht) Фото: Детлеф Сеч (Detlef Szech) Перевод Николая Ежова

Похожие статьи

  • Из боевого оружия

    Открытый чемпионат России Идея создать качественные и сложные соревнования, в которых бы участвовали сильнейшие сотрудники силовых ведомств России…

www.kalashnikov.ru

Выбор оружия для загонных охот — Это интересно — Шняги.Нет

Выбор оружия для загонных охот проблема непростая. При выборе нужно учесть ряд особенностей этой охоты. Статья поможет в них разобраться и сделать выбор, о котором не придется в последствии жалеть.
Об оптике

Карабин с оптическим прицелом в захламленном лесу с подростом, где стрельба ведется в условиях ограниченной видимости, на небольшой дистанции (в загоне), может сослужить плохую службу.

Поймать несущего на махах зверя в перекрестие оптического прицела на небольшом расстоянии 15–35 м проблематично.

Особенно если кратность прицела 6–10 крат.

Опасность для стрелка возрастает, если раненый зверь бросится на него. Вот тут уже точно привычная двустволка надежнее.

Да и в прогале зарослей более двух прицельных выстрелов сделать трудно. Поле зрения прицела ограничено (сектор обстрела мал в связи с возможностью ранения участников охоты).

А для точного выстрела желательно стрельба с упора и надежная фиксация оружия, а в таких условиях это невозможно.

Более или менее можно применить прицелы кратности 1.2-3-крат большой светосилы, кстати, позволяющей стрельбу и в сумерки (или оптику переменной кратности).

Естественно оправдана специальная оптика для загонных охот, использование сошек в том случае, если распорядитель охоты поставит стрелка на чистое место (перекрыть поляну). Если оптика быстросъемная, то в случае когда охотника на следующем загоне ставят в зарослях, он снимает оптику и пользуется уже открытым прицелом.

Надо иметь в виду и то, что ось оптического прицела расположена значительно выше линии прицеливания открытого прицела. А это уже совершенно другая вкладка, к которой надо долго привыкать.

На гребень в таких случаях наращивают верхнюю часть, так как голова стрелка уже выше по сравнению с обычным прицелом.

Особенно много промахов бывает при стрельбе с использованием оптики по зверю с высокого лабаза вниз под углом к горизонту на малом расстоянии.

Таким образом, можно сделать вывод — оптика при быстрой стрельбе навскидку в условиях ограниченной видимости, в густых зарослях, на малом расстоянии, когда время ограниченно, только мешает.

Если охотник не имеет возможности часто тренироваться в стрельбе с оптическим прицелом, разочаровывается на охоте, то нередки случаи, когда оптика снимается и лежит в запаснике дома. А она ведь дорогая. А владелец вновь вынужден переходить на открытый прицел.

Естественно, что на средние, 100 м, и дальние расстояния, 200, 300 м, высокоточные карабины при неторопливой стрельбе с упора по неподвижной цели надежно попадают по месту, и зверь бывает добыт с первого выстрела. Это засидки на кабана, медведя, лису и др. И глухаря осенью неплохо сбить.

Тут, конечно, важны требования к самому оружию. И ствол хороший, и ложа подходящая, и грамотно подобранная хорошая оптика. Кучность карабина должна быть не 10 см на 100 м, как у военных скс-ов, а 1—2 МОА.

И оптический прицел надежно закреплен на карабине (на герметике), и правильно подобран патрон (пуля). Уверенное владение охотником своего оружия, конечно, подразумевается.

Карабин или гладкостволка

Вообще карабин (особенно с военными корнями на базе АКМ, РПК, СВД) меньше всего приспособлен к стрельбе навскидку по сравнению с привычной гладкостволкой.

У него и баланс другой, и специфическая форма ложи, особенно военных переделок, сам изгиб ложи меньше (а еще есть и ортопедические ложи, совершенно не приспособленные для стрельбы стоя), другая конструкция прицельных приспособлений (значительно выше прицельной планки гладкоствольного ружья), другая масса.

Если же установлена оптика, то две линии прицеливания — через оптику и в открытый прицел. Все это затрудняет быструю вскидку оружия и замедляет процесс прицеливания.

Много есть примеров, когда, растерявшись в экстремальной стрелковой ситуации, владельцы импортных карабинов, оправдываясь, сетовали на непривычность движков и шиберов слабо освоенного карабина. Мол, была бы у меня в руках моя любимая привычная двустволочка, кабан бы не ушел…

Ну, конечно, понятно, что к гладкостволке охотник привык на постоянных и частых охотах и по перу, и по наземным целям дробью. Здесь он как бы срастается с ружьем, и только по одному мышечному ощущению при вскидке ружье уже направлено туда, куда надо.

Подправлять прицел в таких случаях нет необходимости, да и птица или зверь не предоставляет при быстром перемещении такой возможности. Выстрел здесь будет увереннее и точнее.

Значительно можно увеличить дальность стрельбы, если есть насадка «парадокс» или второй комплкт стволов со сверловкой Ланкастер. Тут два преимущества, и ружье привычное для охотника, и не нужно разрешения на нарезное оружие.

Для уверенной стрельбы с карабина необходимы регулярные тренировки во вскидке и стрельбе, причем в тех примерно условиях, которые бывают в лесу на загонных охотах.

Владельцы карабинов, по мои наблюдениям, чаще занимаются отстрелом на стрельбище или новых неизвестных патронов или после переустановки оптики, замены кронштейнов, установки ДТК.

Т. е., главное, добиваются кучности (в погоне за МОА на различные дистанции.) Не очень-то хочется жечь патроны на дистанциях 30 м (из положения стоя с быстрой вскидкой и многократном вкладывании карабина, чтобы довести эти действия до автоматизма).

А надо, и, главное, регулярно. Понятно, что патрон надо подбирать по дичи. Одно дело — лось, кабан (9.3 на 62,30-06…762. на 54), другое дело — косуля. Тут и патрон 7.62 на 39 вполне подойдет. А выбор пули — разбираться в баллистическом коэффициенте, в оболочках и безоболочках должен сам охотник.

Болтовой или полуавтомат

Исходя из многолетнего опыта, выясняется, что положить с карабина одним выстрелом зверя, внезапно появившегося в прогале или просеке, бегущего на махах, когда очень мало времени на выстрел, в узком секторе обстрела при недостаточной видимости, редко получается.

Нужен или дуплет, или несколько выстрелов в короткий промежуток времени (бывает, и дуплета не хватает, зверь уходит, и потом начинаются мытарства по добору подранка). Здесь у карабина главное — не дальнобойность, а скорострельность и надежное останавливающее действие пули.

К тому же у газоотводного полуавтомата меньше отдача и подбрасывающее действие ствола, т. е. после выстрела оружие меньше сбивается с линии прицеливания (поводки), и можно быстрее и точнее произвести очередной выстрел. К тому же и лось, и особенно кабан и медведь, очень крепки на рану. Кабан с пробитым сердцем еще может пробежать много метров и натворить бед.

Поэтому на номере с ограниченной видимостью не очень-то подходит карабин с ручной перезарядкой (болтовой). Нужен или карабин — полуавтомат или гладкоствольный полуавтомат с надежными пулями (Блондо, Рубейкина, Ленинградка 2, рижский «Монолит»).

Такие пули не рикошетят от кустов и веток и не расплющиваются о крупные кости, а вырубают, как пуансоном, тушу, достигая жизненно важных органов зверя). Годятся иномарки, а также подойдут наши привычные полуавтоматы МЦ 21-12, ТОЗ 87, МР 155 , Бекас, МР 156 и пр.

Главное, чтобы охотник их хорошо освоил в течение многих лет на предыдущих охотах и ружье было ему прикладисто (конечно, механизм отлажен, не давать задержек, патроны откалиброваны, свежие, в новых гильзах).

Тогда и вскидка будет быстрой, уверенной, без дополнительных поправок. Нет, конечно, сомнений, что ложа гладкоствольного ружья навскидку привычнее и удобнее любого карабина, охотник к ней привык на других частых и постоянных охотах, и он увереннее с привычного ружья распорядится выстрелом.

Регулярные тренировки и привыкание к карабину

Если уж приобретен карабин для охот на зверя (для загона лучше, конечно, полуавтомат), то охотник должен себе четко поставить задачу на постоянные регулярные тренировки в вскидке и стрельбе с рук по быстро движущейся цели в узком секторе обстрела, в короткий промежуток времени, на малом расстоянии.

И дело-то не просто попасть в мишень (зацепить), а попасть по месту — в сердце, головной мозг, а эти площади очень малы (с яблоко). Тут уж патронов жалеть нельзя. Все приемы нужно доводить до автоматизма.

Карабин должен сам мгновенно находить свое место в плече (как при стрельбе, например, чирков или вяхирей). Тогда и его возможности будут полнее реализованы.

Надо иметь в виду, что устойчивые навыки приобретутся только за длительный период осовоения оружия, а не тогда, когда владелец достает свой карабин несколько

раз за год.

ОТ РЕДАКЦИИ

8 августа свой 75-летний юбилей отметил питерский охотник, специалист по охотничьему оружию и давний друг нашей редакции Анатолий Григорьевич АЗАРОВ.

Поздравляем нашего автора с юбилеем и желаем ему крепкого здоровья, творческого долголетия и многих интересных охот!

Автор: Анатолий Азаров

shnyagi.net

Карабин «Тигр» и реальность — Охотничий портал

Любой, кому доводилось читать русскоязычный оружейный интернет, знает, что уже не первое десятилетие на постсоветском пространстве активно развивается уникальный вид стрелкового спорта. Спорт заключается в покупке карабина «Тигр» и попытках сделать из него Wunderwaffe.

Соревнования проводятся в двух дисциплинах: 1) «выжать минутную точность» (что бы это ни значило) и 2) «попасть на километр». Первое, как правило, представляет собой мучительную трату боеприпаса до тех пор, пока три случайных пробоины не окажутся достаточно близко друг к другу. Второе, в основном, восходит корнями к рассказам о «другане другана», который «на полутора километрах в Афгане» отстрелил злому душману ценную часть тела. Спорт примечателен тем, что в обеих дисциплинах все проигрывают.

Опечаленные спортсмены, в свою очередь, делятся на два лагеря. Первые успокаиваются убеждением, что гражданский «Тигр» – лишь жалкая подделка под легендарную советскую СВД, и если суровая реальность «Наставления по стрелковому делу» противоречит убеждениям – тем хуже для реальности. Вторые же идут в эдакий «крестовый поход» по интернету, чтобы всем, кто не спрятался, доказать, какое же всё-таки СВД беспомощное старьё, дескать, в стену сарая не попадёт (то ли дело тот или иной Übergewehr).

Эта музыка будет вечной. 2 + 2 = 4. Мы все умрём. Волга впадает в Каспийское море. Если хочется гарантировано отстрелить комару хобот, нужен ствол 50 мм в диаметре. Если хочется уверенно долбить в ростовую на версте, нужно что-то класса .338 Lapua Magnum. Не надо пытаться сделать из ТОЗ-8 ротный пулемёт, не надо сетовать, что АГС плох в роли спортивной мелкашки. СВД – пехотная винтовка для стрелков уровня отделения. Даже так: СВД – отличная пехотная винтовка для стрелков уровня отделения. Ожидать от неё иного – неумно. Делать из неё что-либо иное – только портить. Впрочем, всё по порядку.

До сих пор моё знакомство с этой системой было, скажем так, эпизодическим. В раннем подростковом возрасте, когда я ещё плохо понимал, с какой стороны держать огнестрельное оружие и зачем это вообще делают, было с десяток патронов, даже не помню, на какую дистанцию – 50 или 100. Впечатления: «А-а-а! Настоящая! Снайперская! А-а-а! Больно плечику! Хнык-хнык!»

30 лет спустя радушные столичные стрелки, задействовав неимоверный административный ресурс (и показав настоящего медведя!), дали вдумчиво отстрелять один магазин по бумаге на 100 метров. Стрельба шла со стола, со всем уже подкрученным и настроенным, поэтому впечатления не вышло: ну, винтовка, ну, стреляет, без предупреждения (спуск должным образом внезапный), пули летят в сторону мишени. Размахивать этим веслом и по-всякому прикладываться я не решился, а на вдумчивое познание времени не было.


Но вдруг в соседнем оружейном магазине случилась нежданная радость, и разжился я досанкционным инструментом 14-го года рождения, клоном СВДС с пластиковой фурнитурой, складным прикладом, с шагом нарезов 320 мм. (Отдельную радость доставила аутентичная инструкция по пользованию, отпечатанная на тетрадочке туалетной бумаги.) Калибр был выбран .308, из шкурных побуждений. Являясь баллистическим «братом-близнецом» древнерусского 7,62×54 (те же пули, та же скорость), триста восьмой в нашем районе располагает к себе стоимостью и ассортиментом.

Тут же для дела были припасены 50 патронов Lapua 155 гран, 50 патронов Lapua 167 гран, 50 патронов S&B 147 гран, 600 патронов литовского M80, полтора килограмма N540, ящик пуль Lapua, ящик капсюлей и набор матриц Forster для релоада. Всё это – не только чтобы самозабвенно дурить на деревенском стрельбище, но и в целях естествоиспытательских: выяснить, на что винтовка действительно способна, узнать достоинства и недостатки и понять, что может сделать с этим хозяйством гражданин, оснащённый азартом, шаловливыми ручками и технологиями третьего тысячелетия.

Есть контакт

Деревенское стрельбище у нас на районе оснащено с комфортом: позиция стрелка укрыта от непогоды, на винтовочных рубежах 300 м установлены электронные мишени с экранчиками, немедленно показывающими точку попадания, бронекомната с патронами, бронехолодильник с полезными напитками, одним словом – всё, что нужно, чтобы достойно встретить старость.

Туда-то я и устремился первым делом, сжимая в потных ладошках «Тигра», едва протерев заводскую смазку. Первый же магазин, отстрелянный на 300 м с открытых прицельных, с упором на мешок на магазин, патроном Sellier & Bellot 147 гран, выдал следующий результат (распечатка с электронной мишени).

Первый выстрел ушёл ниже: я толком не понимал, куда целить. Пятый выстрел – сорвал, спуск непривычный. Остальное аккуратно легло в четвёрку, диаметр которой 20 см.

С первого же подхода к снаряду я влюбился в эту винтовку нежно. Прекрасно было всё: естественный хват, оптимальная эргономика (без регулируемого обвеса!), баланс с центром тяжести ровно перед магазином, отлично продуманная система складного приклада. СВД сделана очень грамотно, «стрелками и для стрелков».

Первый отличный опыт меня необычайно воодушевил, и с энтузиазмом смотрел я в будущее. А будущее, как выяснилось, тем временем затаилось, аки финский снайпер на дереве, заготовив мне изрядно противных сюрпризов.

Второй подход к снаряду

Проблемы начались, как только появилась оптика. Начнём с заключений: боковой крон, товарищи – это зло. Рычаг силы, действующей при отдаче, особенно с тяжёлыми прицелами, требует гораздо большей крепости и жёсткости конструкции, чем любое крепление на крышке ствольной коробки.

В моём случае конструктивное зло усугубилось дурью неофита. Хотя ощутимого люфта не наблюдалось, патронов 20–30 лёгкий RS Regulate только на место вставал, СТП ползла куда попало, что в сочетании с вообще присущими «Тигру» поползновениями СТП (см. ниже) давало весьма интересные психологические (лютое раздражение стрелка) и акустические (энергичные проклятия на разных языках) эффекты. Встав на место, лёгкий крон простоял недолго – издох мучительной смертью, перекосившись так, что для снятия пришлось пилить дюраль. Не будь, дорогой читатель, как я, не надейся, что «калашоидный» крон выживет на винтовке для взрослых. Жёсткий крепкий крон на «Тигре» с самого начала – огромная экономия денег, времени, патронов и нервов.

За свою короткую (но яркую) жизнь лёгкий крон, однако, позволил произвести первые оценки кучности карабина. Стрельба шла на 300 м по мишени «полевая, „B“» из 10 очков. Выбор был обусловлен похожестью на советскую мишень № 4 «грудная»: тот же размер габаритных окружностей и примерно та же площадь (2014 и 2025 см2 соответственно). Программа стрельб – упражнение СВ-2, серия из 10 лёжа с упора за 8 минут и серия из 10 лёжа с рук за 2 минуты. Распечатки с электронных мишеней:

Валовым литовским M80 марки «Гамыкла» (или как оно там правильно читается?) GGG

Результат – 156. По советским расценкам, если учитывать вылеты за габарит, даже не третий разряд.

Sellier & Bellot 147 гран

Результат – 169, т. е. первый разряд, даже если учесть вылет за габарит на 4-м выстреле первой серии.

Lapua 167 гран

Результат – 176, т. е. КМС.

На этих весёлых картинках мы наблюдаем наглядные иллюстрации к брошюре «Таблицы стрельбы по наземным целям из стрелкового оружия калибров 5,45 и 7,62 мм (ТС ГРАУ 55)», 1977 г., таблица 42 «Характеристики рассеивания для снайперской винтовки Драгунова (СВД)». На 300 м для «лучших снайперов» срединные отклонения по высоте и боковые равны соответственно 3,9 : 4,2 и 5,7 : 6,3 см для снайперского патрона и валового пулемётного ЛПС. Иными словами, 95% должно влетать в прямоугольник 26×28 см для матчевого боеприпаса (вылитая Lapua), или в 38×42 см для пулемётного ЛПС (чисто GGG).

Ты, дорогой читатель, должно быть, ждёшь из этого многозначительных учоных выводов? Изволь. Для начала: 20 выстрелов для определения кучности – не статистика, а грустная шутка; по-хорошему, надо стрелять раза в три больше, но общее представление даёт.

Вывод № 1. Практическая кучность, которой можно ожидать от «Тигра» с отличным патроном, – две – две с половиной минуты. Выражаясь точнее, среднее значение максимального разброса в сериях из 5 выстрелов:

  • на 300 м: ~18 см,
  • на 100 м: ~6 см,
  • ~2,1 MOA;

в сериях из 10 выстрелов:

  • на 300 м: ~23 см,
  • на 100 м: ~7,6 см,
  • ~2,6 MOA.

Особо обращаю внимание на слово «среднее».

К слову, о статистике: паспортные значения отстрела в серии из 4 ровным счётом ничего не говорят о реальной точности того или иного ствола в силу полной математической несостоятельности подобных замеров. Цель контрольного отстрела – с достаточной статистической уверенностью отсеять некондиционные стволы, что совсем не то же самое. Поэтому граждане, меряющиеся паспортной кучностью своих карабинов (и ожидающие порой чудес в мишени, дескать «ну на заводе-то шмогла»), занимаются, по сути, ерундой и умножением энтропии.

Вывод № 2. Советские наставления писали люди не в пример умнее нас, с ресурсами неизмеримо нашего поболе. Т. е. написанному – верить, также в части вероятности поражения на разных дистанциях. От этого плясать в ожиданиях при стрельбе «на далеко».

Стоит отдельно остановиться на определении этого «далеко» в случае СВД, и шире – пехотных и снайперских винтовок прошлого века. Соревнования на 1000 ярдов (~914 метров) проводятся с XIX века – пули вполне попадают в мишени реалистичных размеров, сохраняя убойную силу. В то же время, например, снайперские дистанции Великой Отечественной войны чрезвычайно редко превышали 300 метров. Разница между соревнованиями и боевыми действиями – в способности стрелка более или менее точно определить расстояние до цели. Ещё 20–25 лет назад компактные лазерные дальномеры, как часть оборудования отдельного снайпера, были дорогостоящей и капризной диковинкой, а в 1960-е годы, когда создавалась СВД, – и вовсе научной фантастикой. Если верить армейским исследованиям, хорошо обученный стрелок определяет расстояние «на глаз» со средней ошибкой в 10–15%. Вот что это даёт на практике, в хороших, но реалистичных условиях стрельбы:

На картинке показана вероятность попадания из СВД первым выстрелом по цели высотой 1 м на разных дистанциях, с 95% эллипсом рассеивания, и двумя сотнями попаданий для иллюстрации. При ошибке в оценке расстояния прицел, выставленный стрелком по высоте, будет более или менее ошибочным. Если для 300 метров разница угла прицеливания ещё невелика и попадание практически гарантировано, то 600 метров – реалистичный предел для результативной стрельбы с глазомерным способом определения расстояния.

И тут мы переходим к самому интересному – обрати, дорогой читатель, внимание на зелёную мишень справа. Иллюстрация соответствует стрельбе в тех же условиях из несуществующей винтовки «СВД/2», с той же баллистикой, что и СВД, но вдвое более кучной (что примерно соответствует кучности отличной винтовки с ручным перезаряжанием). Разница в вероятности поражения – менее полутора процентов. За пределами дистанций прямого выстрела ошибки подготовки исходных данных для стрельбы (в частности, оценка расстояния и скорости ветра) имеют несравнимо большее значение для поражения цели, чем собственное рассеивание винтовки со станка. Иными словами, кучность СВД – не плохая и не хорошая, она – достаточная.

Однако времена меняются. Уже прицельная сетка ПСО-1, революционная для своего времени, включает стадиметрические отметки, позволяющие оценить расстояние до цели известных размеров со значительно большей точностью, чем «на глазок». В хороших условиях это позволило «отодвинуть» эффективную дистанцию стрельбы ещё примерно на сотню метров. А потом пришёл лазер. Лазерные дальномеры и карманные метеостанции радикальным образом снижают ошибки подготовки данных, и – как мы все уже догадались – роль собственной кучности винтовки соответственно возрастает. Для примера: снайпер, оснащённый всем этим оборудованием (и которому, к тому же, очень повезло с оценкой скорости ветра на траектории), получит примерно такую картину:

Двойная разница в собственной кучности винтовки приобретает немного большее значение. Тем не менее на практике, в тактической нише, для которой была создана СВД, собственная кучность становится заметным ограничивающим фактором только на дальних дистанциях (от 700 метров) и только в идеальных условиях (в первую очередь необходимы точное знание расстояния до цели и отличная оценка скорости ветра на траектории).

Вывод № 3. Кучность эта, хоть и «достаточная» и ожидаемая, по большому счёту обескураживает. По той же B10 из штатного Stgw90 штатным же GP90 с сошек у меня же влетает 90–93 из 100 в серии из 10.

Карабин «Тигр», при замечательной, повторяюсь, эргономике и при всём потенциале [относительно] тяжёлого ствола, должен быть способен на большее и лучшее, реальность же строга и на радости скупа. «Достаточная» собственная кучность – лишь первый сюрприз, что ждёт нас на нелёгком пути «тигровода».


И добр молодец, да есть норовец

Знакомясь с новой винтовкой, привыкая к эргономике и выясняя, что ей нравится, а что нет, обратил я внимание на две пренеприятнейшие особенности конструкции СВД.

1) Карабин «Тигр» очень чувствителен к хвату. Вернее так: карабин «Тигр» ЧУДОВИЩНО чувствителен к хвату. Чуть иначе взялся, СТП уползла в совершенно непредсказуемом направлении сантиметров на 20–30, т. е. уже на 300 м вполне можно вылететь из торса. При этом (тут, дорогой читатель, придётся мне поверить на слово) классической пулевой я, в общем, обучен, собственные ошибки с положением отслеживаю и последствия их обыкновенно предвижу. В случае «Тигра» наблюдается исключительная в этом плане капризность и непредсказуемость. В итоге нашарил некий хват сильно сзади у основания магазина, достаточно жёсткий, не самый естественный, зато повторяемый, и под него пристреливал оптику.

2) Нагрев ствола отзывается в мишени сдвигом СТП и заметным увеличением рассеивания.

Факторы эти, судя по русскому интернету, давно изучены, задокументированы и общеизвестны, но, будучи занудой, я, пока сам не попробую, не успокоюсь.

Чтобы исключить из уравнения все лишние переменные, на смену малократной оптике мутного происхождения пришёл Schmidt & Bender PMII 3–20×, а на смену сомнительным «акмоидным» кронам – цельнофрезерованный кронштейн СВД от SAG, прочный и жёсткий.

300 м, патрон Lapua Scenar 167 gr, мишень ISSF (десятка – 10 см в диаметре, девятка – 20, и т. д.), распечатка с электронной мишени.

Тот самый жёсткий хват сзади цевья у основания магазина, 3 серии по 5.

Смена хвата посреди серии (взялся за середину цевья).

1–2–3, смена хвата, и 4–5 прыгнули на ~20 см вверх.

Ещё смена хвата (чуть сдвинул руку вперёд и усилил удержание).

Без смены хвата, не давая стволу остыть.

Раз:

Два:

Три:

По мере нагревания ствола рассеивание заметно увеличивается.

Первоначальные наблюдения полностью подтвердились: чувствительность к хвату и к нагреву налицо. Происходит это, по всей видимости, из-за совершенно зверских ограничений (в частности, на вес системы), что были прописаны в исходном ТЗ и на практике вылились в ствол, пережатый цевьём, и соседства материалов в месте контакта, совершенно по-разному проводящих тепло и совершенно по-разному на него реагирующих.

Если оставаться с аутентичным цевьём, напрашиваются выводы.

Вывод № 4. Удерживать единообразно и жёстко. Хват не менять.

Вывод № 5. Давать стволу остыть.

По-хорошему, однако, проблему предсказуемости СТП и чувствительности к нагреву надо решать радикально – вывесить ствол. В XXI веке на смену штатному цевью СВД пришли весьма интересные варианты, к которым мы ещё вернёмся на страницах нашего альманаха, но «Тигр» в первозданном виде нам ещё понадобится для одного последнего сказанья.

Русский охотничий журнал, декабрь 2018 г.

609

huntportal.ru

Карабин «Тигр» в Швейцарии: Встреча одноклассников

Принятая на вооружение в 1963 г. СВД является типичным образцом популярного в то время жанра индивидуального оружия пехотинца под традиционный относительно мощный винтовочный патрон.

Послевоенное поколение самозарядных и автоматических винтовок явило миру несколько весьма удачных конструкций, провело много времени в строю и по сей день используется армиями первого мира в качестве оружия стрелка уровня отделения – тактической ниши, для которой СВД создавалась изначально.

Разжившись советской легендой (подробности – здесь), было невозможно удержаться от соблазна сравнения. В краткие сроки удалось снискать милость знакомого коллекционера Д., да продлятся его дни, и погожим летним днём на рубеж деревенского стрельбища вышли конкуренты-одноклассники с другой стороны «железного занавеса»: бельгийский FN FAL, немецкий HK G3 и швейцарский Stgw 57 (предупреждая вопросы: M14 добыть не удалось; на рынке они имеются, но отчего-то знакомых коллекционеров не интересуют, и меня тем более).

Рис. 1. Оценка винтовок

Комплектом к этому шёл ящик валового литовского M80 для .308-х, пара кирпичиков штатного GP11 для Stgw57 и трое разнокалиберных стрелков, в принципе, знающих, с какой стороны держать винтовку, но без существенного настрела с каким-либо из представленных экземпляров (кроме Stgw57, в наших краях неизбежного).


Разумеется, с одним экземпляром каждого ствола, с временными рамками половины дня и с обширной статистической выборкой из трёх стрелков (20 патронов на человека и на винтовку) исследование ни в коем разе не может претендовать на научность; научные цели, соответственно, и не ставились. Ограничения накладываются деревенским стрельбищем: только 300 м, никакой стрельбы в движении. Никаких, разумеется, испытаний на надёжность в условиях пыльной бури под кислотным дождём в горах Антарктики, стволы гробить никто не намерен.

Оценка винтовок производилась по трём параметрам: 1) результат в мишени, 2) субъективная оценка эргономики и 3) масса и габариты пустого оружия (см. рис. 1).

Стрельба велась без оптики со стандартными прицельными приспособлениями по торсовой мишени. Каждый стрелок из каждого ствола отстрелял 5 пробных + 5 лёжа с упора + 5 лёжа с рук + 5 с колена. Итого по 45 зачётных на ствол, по 100 выстрелов на стрелка (больше вдумчиво в день было бы сложно).

Рис. 2. Рейтинг винтовок по результатам стрельбы. 1 = первое место, 2 = второе, etc. (В скобках приведён результат в мишени)

Рейтинг винтовок по результатам стрельбы представлен на рис. 2. Надо сказать, результаты в мишени для первого места вызвали немалое удивление. Stgw57 обладает, пожалуй, самой высокой собственной кучностью из всех представленных экземпляров, заряжался отличным матчевым GP11 (а не валовым M80) и более или менее знаком всем задействованным стрелкам (а отдельные члены нашего экипажа с этим ломиком даже срочную служили). Изначально предполагалось, что 57-й пойдёт вне конкурса, однако отрыв от конкурентов оказался не столь драматичным, как предполагалось: результаты вполне сопоставимы. Ещё одно подтверждение тому, что не стоит преувеличивать значимость собственной кучности, особенно из менее устойчивых положений стрельбы.

Не самый лучший результат двух стрелков с «Тигром» они объяснили аскетичностью прицельных приспособлений (особенно по сравнению с диоптрическими целиками G3 или 57-го; СВД, в отличие от прочих, в первую очередь проектировалась под оптику), а также затейливым непривычным спуском «без предупреждения».

Рис. 3. Рейтинг винтовок по эргономике

Рейтинг винтовок по эргономике отражён на рис. 3. Оценка эта, разумеется, очень субъективна и индивидуальна и отражает всяческую разворотистость-прикладистость-комфорт совокупно. Строго говоря, вопрос был сформулирован так: насколько быстро и естественно принимается положение для стрельбы (прицельные на мишени), насколько оно комфортно и сколько сил требует в поддержании? На практике же цифры отражают лишь то, насколько в радость тому или иному стрелку было стрелять из того или иного экземпляра.

«Тигр» разделил почётное второе место с FN FAL, сразу за G3 и перед Stgw57. Швейцарец проиграл на стрельбе с колена: исключительно комфортный в стрельбе лёжа с сошек, 57-й встояка или вприсядку внезапно требует совершенно инопланетной морфологии – то ли третьей руки, то ли роговистого выроста-подставки из-под рёбер; нормально устроенный homo sapiens вынужден напряжённо вставать враскоряку, отчего мушка гуляет по мишени аки довольный пьяный гренадёр в увольнении.

Рис. 4. Рейтинг винтовок по массе

Рейтинг винтовок по массе представлен на рис. 4. По этому параметру СВДС выходит чистым победителем: единственная из представленных, что в голом виде без магазина весит меньше 4 кг (а аутентичная нескладная СВД – ещё граммов на 200 легче). При неполной разборке даже на любительский взгляд становится понятно, какой силы инженерная мысль была приложена к облегчению конструкции; «когда нечего больше убрать», то, что Сент-Экзюпери называл совершенством. Особый восторг это обстоятельство вызвало у стрелка № 2, который всю срочную пробегал по горным перевалам со Stgw57 на горбу (до сих пор, говорит, мозоли от ремня не сошли и позвонки похрустывают).

Тигр

Stgw57 же с другой стороны весовой шкалы – чуть не в полтора раза тяжелее «Тигра» – тоже являет в своём роде совершенство: один лишь вид его – сам по себе психическая атака, плод сумеречного гения Рудольфа Амслера, традиционный Reisläufer-дизайн унд апокалиптический пикинёрский шик. Сделано, как теперь уже не делают. Такое впечатление, что не только ствольная коробка, а вообще весь объект фрезерован из цельного стального бруска и должен выдерживать прямое попадание артиллерийского снаряда (стандартной штурмовой техникой было подсаживание товарища на высокие преграды или окна с использованием винтовки как трамплина). Стрелковый аналог подгорного бункера: оружие параноика, надёжное, на долгую ядерную зиму.


Вес – плата за армейскую доктрину Швейцарии того времени, основанную на полупартизанской тактике, когда чуть не каждый солдат должен был представлять собой автономную боевую единицу. Кроме индивидуального оружия пехотинца, Stgw57 должен был быть точной винтовкой, ручным пулемётом, гранатомётом и миномётом. Со всеми этими задачами 57-й вполне справляется: собственная кучность со штатным патроном GP11 – лучше, чем у СВД со снайперским, благодаря массе и развитому ДТК оружие отлично контролируется в автоматическом режиме, надульные противотанковые гранаты с прямой траекторией позволяют менять вражескую бронетехнику на сломанные солдатские ключицы, а надульные же мины с навесной траекторией – равнять с грунтом небольшие хуторки силами и боекомплектом взвода.

Также в комплект входят специальные крюки для установки в пулемётных гнёздах подгорных крепостей и даже гранаты с тросами для наведения переправ через реки и ущелья. Всё умеет, только что кофе по утрам в постель не подаёт. В итоге, как и следовало ожидать, этот роскошный мультитул вышел тяжёлым, как дохлый осёл.

Stgw57

В середине рейтинга дышат друг другу в затылки извечные конкуренты: FAL и G3. Обе конструкции доказали свою состоятельность миллионными тиражами и многими десятилетиями службы во многих десятках стран на всех континентах. Обе участвовали в большинстве сколько-нибудь значимых вооружённых конфликтов с 1960-х, порой со всех сторон сразу. Обе претендуют на звание «АК западного мира» (G3 – с большими основаниями в силу сравнительной дешевизны конструкции, несколько избыточной надёжности и значительно больших объёмов производства). Цифры веса, приведённые в таблице выше, неполно отражают реальность, поскольку относятся к конкретным моделям, задействованным в нашем экзерсисе: FAL в классической версии нескладного «весла» и максимально облегчённому G3 с компактным цевьём и пластиковым корпусом УСМ. В то же время FAL в «десантной» версии, со складным прикладом и стволом покороче, приближается по весу к СВДС: вообще, винтовка для своего класса очень лёгкая, тогда как «базовая» G3 с корпусом УСМ из стального листа, широким цевьём и сошками штурмует планку 4,7 кг.

FAL или G3 – вопрос в большей степени религиозный. Эргономическая победа G3, думаю, не в последнюю очередь была обусловлена привычностью прицельных приспособлений; все задействованные стрелки близко знакомы с диоптрическим барабанчиком Stgw90, который в своё время был цельнослизан с G3 . В остальном же участники сошлись во мнении, что немец с бельгийцем, по большому счёту, друг друга стоят.

FN FAL

HK G3A3

Подводя итоги нашего совершенно ненаучного сравнения: на встрече одноклассников в жанре «лёгкая самозарядная пехотная винтовка» СВД показала себя вполне на уровне лучших образцов своего времени. Практическая точность стрельбы для малообученного пехотинца ограничивается аскетичностью открытых прицельных приспособлений (привыкшие к диоптрам граждане поначалу теряются), но для винтовки, предназначенной в первую очередь под оптику, это не драматично. С другой стороны, эргономика СВД – в высшей степени достойная, а по массогабаритным характеристикам детищу Евгения Фёдоровича Драгунова в том поколении нет равных.

Ты, дорогой читатель, сейчас, должно быть, подумал, дескать, «это всё, конечно, очень бла-ародно», но с момента принятия СВД на вооружение прошло больше полувека. И немцы, и бельгийцы, и швейцарцы уже в третьем тысячелетии разработали и выпустили новые инструменты, в отличие от общепехотных винтовок 1960-х нацеленные ровно на ту же тактическую нишу, что СВД: стрелок уровня отделения с точной самозарядной винтовкой, оснащённой оптикой.

Что же теперь? Пережила ли СВД своё время? Ответ читайте в следующих выпусках нашего альманаха.

Русский охотничий журнал, январь 2019 г.

178

huntportal.ru

Идеальный карабин оружейного фаната — Охотничий портал

Избушка Kiowa

Дата публикации:

просмотров: 190

Прислал мне друг ссылку на фотографии нового отечественног оружия. Ну как «нового» и «отечественного»? — нового в нём только переделка под стрельбу холостыми патронами, исключающая стрельбу боевыми; и надпись на ствольной коробке с очередным незапоминающимся обозначением от «Молота».

И в комментарии к этой переделке люди что-то там возмущаются, говорят о надругательстве над историческим наследием, и порче оружия…

Так…

Какое это историческое наследие?

Модель выпускалась 45 лет, выпущено около полумиллиона. Часть из них относится к «русскому заказу» во время Первой Мировой Войны. 

«Деды воевали»?

Во-первых, не деды, а, скорее, прадеды. И не очень-то не воевали — винчестеры в мизерных количествах поступили в Россию в Гражданскую войну (где попали к белым).

В-третьих — это оружие нельзя отнести к редким моделям — на ган брокере их тут же вылезает десяток — от 1300 до 2500  долларов, в зависимости от исполнения и сохранности.

В четвёртых — оно соответствует идеалу нашего оружейного фаната.

Оно:

  • не требует документов.
  • громко и безопасно бахает, плещет пламенем и пахнет порохом и смазкой.
  • абсолютно безопасно в обращении.
  • можно без законодательных противопоказаний давать в руки девушкам для восхищения и писка.

Со стороны государства плюсов тоже сколько угодно, минусов, пожалуй что, и ни одного.

  • затруднительно использовать на митингах и в демонстрациях.
  • даже если использовать, толку с него ноль — бейсбольная бита или даже бутылка из-под шампанского в умелых руках эффективнее
  • можно содрать с оружейного фаната много денег, с которых торгующая организация заплатит налоги.

Как видим — редкий случай, когда — вин-вин, и никакого луз!

Я, кстати, согласен с авторами последних публикаций в СМИ — идея приобретения личного оружия перестаёт быть популярной у россиян. Она, на самом деле, была популярна после периода его относительной недоступности в последние годы СССР — раз; и на уроках 90-х, когда было понятно что защитить себя ты можешь сам. А зачем продавцу сим-карт в киоске на Остоженке помпа или пистолет?

А для восхищения — достаточно вот этого.

190

huntportal.ru

Пулемет из карабина: чем интересна новинка российских оружейников

Технической информации о новом пулемете пока мало, но известно, что фирма не стала использовать легендарную базу «Калашникова»

Технической информации о новом пулемете пока мало, но известно, что фирма не стала использовать легендарную базу «Калашникова»

В Сети появилась информация о первых публичных изображениях нового российского ручного пулемета под калибр 7,62 миллиметра. Пулемет является инициативной разработкой компании «Молот-оружие».

Фотографии образца предоставила сама компания-разработчик через свои аккаунты в социальных сетях. Технической информации о новом пулемете пока мало, но известно, что фирма, для многих своих образцов использовавшая прототипы из семейства «калашниковых», на этот раз легендарную схему применять не стала. По заверениям «Молот-оружия», пулемет является «младшим братом» самозарядного карабина ВПО-214 и имеет ту же схему работы автоматики, что и на карабине: использование отдачи подвижного ствола при его коротком ходе.

Пулемет приспособлен под различные виды боепитания: из коробчатого магазина, из дискового магазина или из короба с патронной лентой. Указано, что ствол у пулемета сменный.

Прокомментировал новую разработку «ВМ» инструктор по стрелковой подготовке Андрей Брагин:

— Универсальность боепитания сейчас считается хорошим тоном и обязательным условием для пулеметов во всех промышленно развитых в оружейном плане стран. Ну а сменный ствол для пулемета — это просто необходимость. Уже во времена Первой и Второй мировых войн лучшие образцы ручных пулеметов комплектовались сменными стволами. Дело в том, что при боевой стрельбе пулемет, в отличие от автомата или винтовки простых пехотинцев, чаще всего ведет огонь очередями «на подавление противника».

Эксперт добавил, что в этом случае важно не попадание в цель, а вынуждение противника укрыться и отказаться от стрельбы.

— Конечно, ради этого выпускается много патронов, создается необходимая «плотность огня». И ствол пулемета при этом сильно раскаляется, иногда настолько, что он начинает «плеваться» пулями, меняя их траекторию. Стрелять прицельно становится невозможно. Чтобы не перегревать ствол, его время от времени меняют на сменный и дают остыть, — уточнил Андрей Брагин.

Появление фото нового оружия в широком доступе породило вопросы в экспертном сообществе. Специалисты отмечают некую незаконченность образца на изображении.

— Для пехотного ручного пулемета есть несколько обязательных узлов, дающих ему возможность выступать в роли оружия поддержки отделения или взвода, —  отметил Андрей Брагин. — На фото же некоторых узлов мы не видим. Например, отсутствуют прицельные приспособления. Можно предположить, что для их установки предусмотрены ясно видные планки пикатинни, но на этом вопросы не исчерпываются, — сказал Брагин.

Также эксперт отметил еще один важный момент: отсутствие на фото фиксирующих оружие на поверхности элементов, необходимых при стрельбе.

— Пулемет, как более тяжелое, чем автомат или винтовка оружие, нуждается в приспособлении для фиксации. Проще говоря, ему нужны сошки. А вот сошек-то мы на фото не наблюдаем. Ни их самих, ни даже крепления под них. Возможно, они будут реализованы в виде отдельного девайса, крепящегося на планку пикатинни спереди ствольной коробки… В общем, говорить о реальной функциональности показанного образца можно будет только после того, как появится информация о его стрелковых испытаниях. На испытаниях все эти моменты, конечно, прояснятся, — заключил Брагин.

Напомним, что ранее в СМИ прошла информация о начале войсковых испытаний нового ручного пулемета из семейства «калашниковых» РПК-16.

vm.ru

«Калашников» начал принимать заказы на карабин TR3

  • Новости
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Диверсификация предприятий ОПК
  • Выставки и конференции
  • Безопасность
  • Гражданская авиация
  • Космос
  • Оружие мира
  • История
  • Мнения
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Мероприятия
  • Научно-практические конференции МВД России
  • День передовых технологий правоохранительных органов Российской федерации
  • MILEX — 2019
  • Календарь мероприятий
  • Календарь выставок по безопасности
  • Календарь конференций
  • Календарь социально-значимых мероприятий
  • Принять участие в мероприятии
  • Туристические услуги
  • Блоги
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Вооружение
  • Образцы
  • Участники
  • www.arms-expo.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о