Анализ эффективности советских подводных лодок в Великой Отечественной войне

За время Великой Отечественной войны советский военно-морской флот имел 267 подводных лодок, из которых 170 (59%) участвовало в военных действиях против Германии*. Из них от воздействия оружия противника погибла 81 (48%) подлодка, 8 взорвали сами, а еще 8 были выведены из состава флота по техническому состоянию.

Сами по себе эти цифры мало что говорят, но вот в сравнении… Например, Германия потеряла 67% подводных лодок от числа участвующих в боевых действиях, Италия — 66%, Япония — 77%, Великобритания — 28%, США — 21%.

Теперь посмотрим, как обстояло дело с эффективностью применения подводных лодок основных воюющих государств.

Приведенные в таблице данные во многом условны, в том смысле, что их нельзя воспринимать как абсолютные цифры. Это связано, прежде всего, с тем, что довольно сложно точно вычислить количество подводных лодок иностранных государств участвовавших в боевых действиях. А их количество необходимо знать, что хорошо видно на примере Германии, так как если бы в 1945 г. в боевые походы вышли все построенные германские подлодки XXI и XXIII серий, то потери союзников были бы совершенно иные. До сих пор имеются разночтения в количестве потопленных целей**. Однако, приведенные значения дают общее представление о порядке цифр и соотношении их между собой. А, значит, можно сделать некоторые общие выводы.

Во-первых, советские подводники имеют наименьшее количество потопленных целей*** на каждую участвующую в боевых действиях подводную лодку. Следующими по данному показателю идут США, но там реальная цифра будет значительно выше указанной, так как фактически в боевых действиях на коммуникациях участвовало только порядка 50% подводных лодок от общего их количества на театре военных действий, остальные выполняли различные специальные задачи.

Во-вторых, процент потерянных подводных лодок от числа участвовавших в боевых действиях у Советского Союза практически в два раза выше, чем у других стран-победительниц.

В-третьих, по количеству потопленных целей на каждую потерянную подводную лодку мы превосходим только Японию, и близки к Италии. Остальные страны по данному показателю превосходят Советский Союз в несколько раз. Что касается Японии, то в конце войны происходило настоящее избиение ее флота, в том числе подводного, так что сравнение ее со страной-победительницей вообще не корректно.

Рассматривая эффективность действий советских подводных лодок нельзя не коснуться еще одного щепетильного вопроса. А именно соотношения этой эффективности с теми средствами, которые были вложены в подлодки и теми надеждами, которые на них возлагались. Оценить в рублях нанесенный противнику ущерб очень сложно, да и реальные трудо- и материальные затраты на создание какой либо продукции в Советском Союзе, как правило, не отражали реальную стоимость. Однако косвенно этот вопрос рассмотреть можно. В предвоенные годы промышленность передала советскому флоту 4 крейсера, 35 эсминцев и лидеров, 22 сторожевых корабля и более 200 (!) подводных лодок. Да и в денежном выражении строительство подводных лодок явно было приоритетным.

Из таблицы видно, что до третьей пятилетки львиная доля ассигнований на военное судостроение уходила на создание подводных лодок и только с закладкой линейных кораблей и крейсеров в 1939 г. картина стала меняться. Подобная динамика финансирования полностью отражает взгляды на применение сил флота существовавшие в те годы. До конца тридцатых годов главной ударной силой флота считались подводные лодки и тяжелая авиация. В третьей пятилетке приоритет стал отдаваться крупным надводным кораблям, но и к началу войны подводные лодки оставались самым массовым классом кораблей и, если на них не делалась главная ставка, то уж надежды возлагались очень большие.

В «Наставлении по ведению морских операций» 1940 г. говорилось, что

Подводные лодки являются родом морских сил, предназначенным для действий, главным образом, на морских сообщениях. В тех случаях, когда основной задачей флота являются действия на морских сообщениях, подводные лодки при достаточном их числе составляют основной род сил флота. В остальных операциях использование подводных лодок должно быть основано на оперативном взаимодействии с надводными кораблями, морской авиацией и береговой обороной.

Это не расходилось и с изданным ранее «Боевым уставом Морских Сил РККА» 1937 г., который гласил, что
Подводные лодки способны к длительным боевым операциям и нанесению мощного и скрытного торпедного и минного удара по боевым кораблям и транспортам противника, независимо от численного соотношения сил в бою.

Подводные лодки служат надежным средством скрытой и длительной разведки, главным образом, у побережья и баз противника и в то же время являются мощным средством для обороны подходов к базам, к укрепленным районам, к позициям и участкам побережья, угрожаемым в отношении высадки десанта противника.

Они приобретают особые значение в самостоятельных действиях на морских сообщениях (коммуникациях) противника. При ограниченности радиуса действия подводных лодок, скорости хода их под водой, а также небольшой дальности видимости через перископ, особое значение имеет взаимодействие подводных лодок с надводными кораблями и авиацией.

В целом теоретически правильные положения не подтверждались материально. Те эскадры надводных кораблей, что должны уничтожать ударные соединения флота противника в морском бою, были еще на стапелях и фактически единственной силой способной воздействовать по противнику в открытом море оставались подводные лодки и авиация. Необходимо также помнить, что для таких флотов, как Северный и Тихоокеанский подводные лодки, наряду с малочисленными эсминцами, вообще являлись самыми крупными кораблями.

Подводя итог небольшому экспресс-анализу нужно признать, что, во-первых, эффективность действий советских подводных лодок в годы Второй мировой войны была одна из самых низких среди воюющих государств, и уж тем более таких, как Великобритания, США, Германия. Во-вторых, советские подводные лодки явно не оправдали возлагавшихся на них надежд и вложенных в них средств. В качестве примера можно рассмотреть вклад подводных лодок в срыв эвакуации немецко-фашистских войск из Крыма 9.04 — 12.05.44 г. Всего за этот период 11 подводных лодок в 20 боевых походах повредили 1 транспорт. По докладам командиров якобы были потоплены несколько целей, но подтверждения этому нет. Да это и не очень важно, пусть было потоплено 5, 10 целей. Но за апрель и двадцать дней мая противник провел 251 конвой! Даже если в каждом конвое было по одному транспорту, это уже более 250 целей! Аналогичная картина сложилась на Балтике в последние месяцы войны при массовой эвакуации войск и мирного населения с Курляндского полуострова и района Данцигской бухты. При наличии десятков целей, в том числе крупнотоннажных, зачастую с совершенно условным противолодочным охранением в апреле-мае 1945 г. 11 подводных лодок в 11 боевых походах потопили всего транспорт, плавбазу и плавбатарею.

До недавнего времени столь низкая эффективность действий советских подводных лодок в годы войны никак не комментировалась. Точнее, она просто таковой не признавалось. Во-первых, цифры успешности торпедных атак в официальных источниках были завышены. Во-вторых, эта информация являлась секретной. Причем уже в восьмидесятые годы многие сходились во мнении, что причина засекречивания результатов боевой деятельности советского ВМФ в годы Великой Отечественной войны кроется не в возможности нанесения ущерба делу обороноспособности страны, а именно в дутых цифрах. В-третьих, не принято было сравнивать цифры характеризующие успешность действий наших сил с аналогичными цифрами, относящимися к флотам других государств.

Последнее обычно объясняли исключительно сложными, «не стандартными» условиями обстановки на отечественных театрах военных действий. Действительно, аналога обстановки для действий подводных лодок на Балтике в 1942—1944 гг. наверно просто нет в мировой практике. Но, во-первых, в 1943 г., да и большую часть 1944 г. советские подводные лодки на Балтике и не действовали. А во-вторых, это на Балтике, а существовали еще Баренцево и Черное моря. Обстановка там тоже не была простой, но в этих же условиях действовали подводники противника и не только они. 4 августа 1941 г. в Полярное прибыла британская подводная лодка «Тайгрис», а затем «Трайдент». В начале ноября их сменили две другие подлодки «Сивульф» и «Силайен». В общей сложности до 21 декабря они совершили 10 боевых походов, уничтожив по разным данным 8 целей. Много это или мало? В данном случае это не важно, главное, что за этот же период 19 советских подводных лодок в 82 боевых походах потопили торпедами всего три транспорта. Так что ссылка на исключительность условий обстановки не совсем корректна, во всяком случае она далеко не все объясняет.

Другая причина низкой эффективности действий отечественных подводных лодок может крыться в самом их качестве. Однако в отечественной литературе данный фактор отметается сразу. Можно найти массу высказываний о том, что отечественные подлодки, особенно, типа «С» и «К» являлись лучшими в мире и вызывали законное чувство зависти у союзников, в крайнем случае, они не уступали аналогичным иностранным образцам. Действительно если сравнить основные справочные тактико-технические данные отечественных и иностранных подлодок, то такие высказывания можно считать вполне обоснованными.

Как видно из приведенной таблицы, советская подводная лодка превосходит иностранных одноклассниц в скорости хода, в дальности плавания в надводном положении уступает только германской подлодке и безусловно обладает наиболее мощным вооружением. Однако даже при анализе самых общих элементов заметно отставание в дальности плавания в подводном положении, глубине погружения и скорости погружения. Если начать разбираться дальше, то окажется, что на качество подводных лодок огромное влияние оказывают как раз не те элементы, которые фиксируются в справочниках и обычно подлежат сравнению****, а другие, напрямую связанные с новыми технологиями. К ним можно отнести шумность, ударостойкость приборов и механизмов, способность обнаруживать и атаковать противника в условиях плохой видимости и ночью, скрытность и точность применения торпедного оружия и ряд других. К сожалению, отечественные подводные лодки к началу войны не имели современных радиоэлектронных средств обнаружения, торпедных автоматов стрельбы, устройств беспузырной стрельбы, стабилизаторов глубины, радиопеленгаторов, амортизаторов приборов и механизмов, но зато отличались большой шумностью механизмов и устройств. Не был решен вопрос связи с подводной лодкой, находящейся в подводном положении. Практически единственным источником информации о надводной обстановке у погрузившейся подводной лодки оставался перископ. Имеемые на вооружении шумопеленгаторы типа «Марс» позволяли на слух определить направление на источник шума с точностью ±2°. Дальность действия аппаратуры при хорошей гидрологии не превышала 40 кб. Командиры германских, британских, американских подводных лодок имели в своем распоряжении гидроакустические станции. Они работали в режиме шумопеленгования или в активном режиме, когда гидроакустик мог определить не только направление на цель, но и дистанцию до нее. Германские подводники при хорошей гидрологии обнаруживали одиночный транспорт в режиме шумопеленгования на дистанции до 100 кб, а уже с дистанции 20 кб могли получать дальность до него в режиме «Эхо». Аналогичные возможности имелись в распоряжении союзников. Все это, безусловно, напрямую влияло на эффективность применения отечественных подводных лодок, требовало от личного состава большой выучки, а от командиров большого тактического мастерства. Иными словами, недостатки технических характеристик и обеспечения боевых действий, тяжелые условия обстановки можно было частично компенсировать только человеческим фактором. Вот здесь, наверное, и кроется главная определяющая результативности отечественного подводного флота — Человек! Но у подводников, как ни у кого другого, в экипаже объективно существует некий главный человек, некий Бог в отдельно взятом замкнутом пространстве. В отличие от надводного корабля командир подводной лодки периода войны зачастую был единственным, кто владел обстановкой, так как только ему был доступен перископ, все решения он принимал единолично, а цена его ошибок была для всех одинакова. В этом смысле подлодка похожа на самолет: весь экипаж может состоять из профессионалов высшей квалификации и работать исключительно грамотно, но штурвал находится у командира и сажать самолет будет именно он. Летчики, как и подводники, обычно или все выходят победителями, или все гибнут. Таким образом личность командира и судьба подводной лодки — это нечто целое.

За годы войны на действующих флотах 358 человек исполняли обязанности командиров подводных лодок, 229 из них участвовали в этой должности в боевых походах, 99 — погибли (43 %).

Из 229 участников боевых походов 135 (59 %) хоть раз выходили в торпедную атаку, но только 65 (28 %) из них сумели поразить цели торпедами. Двое из них потопили по четыре цели, шестеро — по три цели, тринадцать — по две цели, а остальные по одной цели. Наибольших успехов достигли:

Власов Владимир Яковлевич — шесть достоверно потопленных целей (3736 брт), 12,5 суток в море на одну потопленную цель, погиб;
Лисин Сергей Прокофьевич, Герой Советского Союза — пять достоверно потопленных целей (9164 брт) и одна возможно повреждена, 18 суток на цель;
Котельников Виктор Николаевич — пять мотоботов потопленных артиллерийским огнем, 17,8 суток на цель;
Щедрин Григорий Иванович, Герой Советского Союза — четыре достоверно потопленных цели (10152 брт) и одна повреждена, 31,2 суток на цель;
Мохов Николай Константинович — четыре достоверно потопленных цели (6080 брт) и одна повреждена, 9 суток на цель, погиб;
Грешилов Михаил Васильевич, Герой Советского Союза — четыре достоверно потопленных цели (2293 брт) и одна повреждена, 64,7 суток на цель;
Трофимов Иван Яковлевич — четыре достоверно потопленных цели (13857 брт), 41 сутки на цель, погиб;
Коновалов Владимир Константинович, Герой Советского Союза — три достоверно потопленных цели (6641 брт) и предположительно погибли на выставленных минах один транспорт (762 брт) и один боевой корабль, 18,4 суток на цель;
Осипов Евгений Яковлевич, Герой Советского Союза — три цели достоверно потоплены (3974 брт) и одна повреждена, 16,3 суток на цель, погиб;
Богорад Самуил Нахманович, Герой Советского Союза — три достоверно потопленных цели (6100 брт), 34,3 суток на цель;
Матиясевич Алексей Михайлович — одна достоверно потопленная цель (2414 брт) и предположительно погибли на выставленных минах четыре транспорта (5067 брт) и два боевых корабля, одно судно повреждено и еще два боевых корабля потоплены не достоверно, 10,3 суток на цель;
Августинович Михаил Петрович — предположительно погибли на выставленных минах шесть транспортов (16052 брт) и два боевых корабля, 21,5 суток на цель;
Могилёвский Сергей Сергеевич — две достоверно потопленных цели (105 брт), предположительно погибли на выставленных минах один транспорт (749 брт) и три боевых корабля, одна цель потоплена торпедами не достоверно, 13,3 суток на цель;
Грищенко Пётр Денисович — одна достоверно потопленная цель, предположительно погибли на выставленных минах пять транспортов (16352 брт), 13,5 суток на цель;
Поляков Евгений Петрович — две достоверно потопленных цели, предположительно погибли на выставленных минах два транспорта (2304 брт) и один боевой корабль, одно судно повреждено, 41,6 суток на цель.

Самого большого успеха за одну атаку добился командир «С-56» Г.И. Щедрин. 17 мая 1943 г. четырехторпедным залпом он поразил сразу два транспорта. Один из них затонул, а второй только получил повреждение — торпеда не взорвалась. Самым объективным командиром нужно признать Н.К. Мохова, все заявленные им победы впоследствии подтвердились. В качестве противоположенного примера можно привести И.В. Травкина, который заявил 13 побед, за ним утвердили 7 побед, фактически он потопил 1 транспорт, на что израсходовал в общей сложности 50 торпед, что является своеобразным рекордом. Следующими по расходу торпед следуют М.В. Грешилов — 49 (16,3 на одну потопленную цель) и Н.А. Лунин — 47 (23,5 на одну потопленную цель).

В целом, надо признать, что советские подводники воевали в исключительно сложных условиях. И дело не только в уникальности противолодочного рубежа в Финском заливе. Сложность ведения боевых действий для советских подводников зачастую заключались не в объективных физико-географических условиях регионов, не в особенностях противолодочной борьбы противника, а в отсутствии необходимого обеспечения и эффективной боевой подготовки. Это касается как чисто технических вопросов (гидроакустика, средства связи, шумность работы приборов и механизмов и т.д.) так и оперативно-тактических (разведка, управление, обеспечение развертывания из баз и возвращения). Что касается боевой подготовки, то она имела низкое качество еще в мирное время, что предопределило низкую успешность подводных лодок в начальный период войны. В этих условиях, с одной стороны, необходимо признать безусловное мужество, проявленное абсолютным большинством подводников буквально в каждом боевом походе. С другой стороны, объективно трудно было ожидать от советских подводных лодок большей эффективности, нежели она имела место фактически.

—————————————

* Здесь не учтены балтийские подводные лодки Л-1, М-72 -76 (всего 6 ед.). К началу войны они находились в ремонте, вскоре их законсервировали и в строй так и не ввели. Кроме этого, не учтена «В-1», которая вышла из Великобритании, но в Полярное не прибыла.

** В данной таблице при определении количества подводных лодок участвовавших в боевых действиях из их общей списочной численности вычитались подлодки вступившие в строй в 1945 г. (для Италии в 1943 г.) как не успевшие пройти курс боевой подготовки; транспортные подводные лодки, поскольку нас интересует успешность применения оружия, а также подводные лодки о которых достоверно известно об их неучастии в боевых действиях. В частности известно, что из всех германских подлодок XXI серии в боевых действиях фактически участвовала только одна. Исключение составили подводные лодки США, которые в отличие от всех остальных стран участвовали в боевых действиях по принципу ротации и самое большое их количество на театре военных действий не превышало 182. В количество потопленных целей вошли только транспорты и подводные лодки. Это сделано для корректности сравнения, так как все потопленные советскими подводниками надводные боевые корабли являлись или самоходными баржами, или эскортными кораблями переоборудованными из гражданских судов.

*** Часто эффективность действий подводных лодок оценивают по потопленному тоннажу. Однако этот показатель в большой мере зависит от качества потенциальных целей, и в этом смысле для советского флота совершенно не приемлем. Действительно, на Севере основную массу транспортов противника составляли суда среднего тоннажа, а на Черном море и таких целей можно было по пальцам пересчитать. По этой причине в дальнейшем в основном будем вести речь просто о потопленных целях, лишь выделяя среди них боевые корабли.

**** Кстати, глубина погружения и скорость погружения в справочниках также, как правило, не указываются.

topwar.ru

56 — самая результативная советская подлодка во время ВОВ. История России.

В 1936 году была заложена подлодка С-56 – самая результативная советская подлодка во время Великой Отечественной войны. Также эта лодка знаменита тем, что первой из советских подводных кораблей совершила кругосветное плавание.






«Шесть торпедных аппаратов и столько же запасных торпед на удобных для перезарядки стеллажах. Две пушки с большим боекомплектом, пулеметы, подрывное имущество… Одним словом, драться есть чем. А 20-узловая надводная скорость! Она позволяет обогнать практически любой конвой и атаковать его повторно. Техника хороша…» — так отзывался о своей лодке С-56 капитан Георгий Иванович Щедрин, Герой Советского Союза.

«С» в названии означает «Средняя». Это советская дизель-электрическая торпедная подводная лодка – переделанный немецкий проект фирмы DeSchiMAG («Немецкая корабле- и машиностроительная компания»), который советские конструкторы основательно переработали под советскую производственную базу. Поменяли дизели, оружие, радиостанции, шумопеленгатор, гирокомпас… Соловом, в советских «эсках» не было ни одного болта зарубежного производства. В итоге получился маневренный и быстрый корабль, отличавшийся рациональной компоновкой и сбалансированной конструкцией, мощным вооружением, отличными ходовыми и мореходными качествами.

Но, как ни странно, ни высокие характеристики, ни мощнейшее вооружение не сделали «Эски» эффективным оружием — большая часть побед была одержана с помощью выставленных мин.

Причины неудач лежат в тактике применения «Эсок» — подводным крейсерам, созданным для океанских просторов, пришлось «топтаться» в мелководной Балтийской «луже». При действиях на глубинах 20 — 30 метров 77-метровая лодка могла удариться носом о грунт, в то время как её корма все еще торчала бы на поверхности.

Гораздо лучше обстояли дела на Северном флоте, где и прославилась лодка С-56 под командованием Г.И. Щедрина.


С-56 и сторожевой корабль типа «Ураган».

Итак, С_56 была заложена в 1936 году на судостроительном заводе имени Андре Марти (ныне это «Адмиралтейские верфи») в Ленинграде. Затем ее разобрали на части и по железной дороге секциями доставили через всю страну — во Владивосток, на завод № 202 («Дальзавод» имени К. Ворошилова), где вновь сварили в единое целое. И спустили на воду в декабре 1939 года.


Командир подводной лодки C-56 капитан 2-го ранга Григорий Иванович Щедрин.

Капитан Щедрин позже вспоминал: «Члены приёмочной комиссии одновременно пускают секундомеры. Моё же дело — управление кораблём… Продуваем цистерну быстрого погружения, задерживаемся на заданной глубине… Заданный конструкторами норматив выдержан и перекрыт… Нам предстоит погрузиться на предельную глубину. Погружаемся «этажеркой», то есть задерживаемся на глубинах вначале через каждые двадцать, а затем десять метров. Всё идёт как нельзя лучше — герметичность лодки полная, лишь изредка приходится поджимать тот или иной сальник, чтобы устранить капельное просачивание воды. Люди ведут себя прекрасно. Большинство из них на такой глубине впервые, и всё же ни на одном лице я не видел следов волнения — такова сила уверенности в своей технике. На грунт легли на глубине, на пять метров превышающей официальный предел. Испытали помпы, забортную арматуру — всё работает нормально. Прочный корпус, его набор, листы обшивки — эти стальные мускулы корабля, как их часто называют, не издали ни единого «стона». Хорошую сталь сварили рабочие!»


Рулевые-сигнальщики Д.С. Подковырин и В.И Легченков на рубке подводной лодки С-56.

Уже в октябре 1942 года С-56 под командованием капитана Щедрина вышла в трансокеанский переход по маршруту: Владивосток — Сан-Франциско (США) — Панамский канал — Галифакс (Канада) — Розайт (Шотландия) — Полярный (СССР). Поход занял 67 суток. За время которой подволники пережилди одну атаку японской подлодки и две атаки немецких кригсмарине, дважды попадала в аварии по собственной неосторожности. В итоге подводники, пройдя 16632 морских миль (в том числе 113 морских миль под водой), вошли в состав 2-го дивизиона бригады подводных лодок Северного флота. То есть, подводники по сути совершили кругосветное путешествие – и все для того, что бы лодка, сделанная в Ленинграде, добралась бы до базы под Мурманском.


Встреча экипажа подводной лодки С-56 в Полярном.

В годы Великой Отечественной войны С-56 самой результативной советской подводной лодкой. Подводники С-56 совершили 8 боевых походов, произвела 13 атак с выпуском 30 торпед, потопив 4 корабля (2 боевых корабля и 2 транспорта) и повредив один. В 1944 году за боевые заслуги лодка С-56 награждена орденом Красного Знамени. 23 февраля 1945 года субмарина удостоена Гвардейского звания. За время Великой Отечественной войны С-56 19 раз объявлялась погибшей.

Для сравнения: Отто Кречмер из Кригсмарине, командир U-23, самый результативный подводник Второй мировой войны, потопил 44 корабля, в том числе 1 эсминец. ВпрочемЮ это сравнение говорит не столько о слабой подготовке советских моряков, сколько о томЮ что им противостояла самые профессиональные армия и флот мира.

Но советские моряки выстояли благодаря своей живучести: за время Великой Отечественной войны С-56 19 раз объявлялась погибшей.


Капитан 2 ранга И.Ф. Кучеренко вручает командиру «С-56» капитану 3 ранга Г.И. Щедрину медаль «За оборону Заполярья». Также за успешное командование подводной лодкой и проявленные при этом личное мужество и героизм, капитану 2-го ранга Щедрину Г. И. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Подводная лодка С-56 31 марта 1944 года была награждена орденом Красного Знамени, а 23 февраля 1945 года удостоена гвардейского звания.

После Второй мировой войны С-56 продолжила службу на Северном флоте. В 1954 году лодка совершила еще один трансокеанский переход — по Северному морскому, из Мурманска во Владивосток.

В 1955 году лодку вывели из боевого состава, разоружили и переделали в плавучую зарядовую станцию – для зарядки аккумуляторов других лодок.

Лишь через 20 лет, в 1975 году, вспомнили о героической лодке. В честь 30-летия Победы лодку вытащили на берег и снова разрезали на части. Затем части лодки установили на фундамент на Корабельной набережной, рядом со зданием штаба Тихоокеанского флота на берегу бухты Золотой Рог.

Части состыковали и соединили – уже в качестве корабля-музея.

25 июля 1982 года в День Военно-морского флота подводная лодка С-56 вошла в общий ансамбль Мемориала славы Тихоокеанского флота.


Кают-компания С-56. Сегодня единственная в мире уцелевшая подлодка-«эска» входит в мемориальный комплекс «Боевая слава Тихоокеанского флота».


Внутренние помещения переоборудованы в музей.


Пост управления.


Рубка акустика.


Каюта капитана


Каюта моряков.


Торпедные аппараты.


Торпеды и койки для моряков.



Просмотров: 22951


Источник: http://www.istpravda.ru/artifacts/14973/

statehistory.ru в ЖЖ:

statehistory.ru

Самая крупная победа советских подводников

16 апреля 1945 года подводная лодка Л-3 потопила нацистский транспорт «Гойя». 

Подводная война как составная часть Второй мировой на всем своем протяжении отличалась небывалым трагизмом — едва ли не большим, чем тот, что сопровождал все происходившее на суше. И надо отметить, что, прежде всего, вина за это лежит на немецких подводниках — «волках Деница». Понятно, что огульно обвинять в нарушении всех и всяческих конвенций всех без исключения подводников нацистской Германии было бы неверно. Но так же неверно и забывать о том, что именно они развязали неограниченную подводную войну. А коли развязали, то, стало быть, должны нести и ответственность за ее последствия — и за тяжесть возмездия, которое было неизбежным.

Транспорт «Гойя» с камуфляжной окраской

Увы, платить по счетам пришлось не только немецким военным морякам, но всему народу Германии. Именно так — как трагическое следствие действий германских вооруженных сил — и нужно рассматривать события, разыгравшиеся на Балтике в последние месяцы войны. Именно в это время советские подводники одержали три крупнейшие победы в Великой Отечественной, и они же стали крупнейшими трагедиями для немецких кораблей той эпохи.

30 января 1945 года подлодка С-13 под командованием капитана 3-го ранга Александра Маринеско потопила лайнер «Вильгельм Густлофф» водоизмещением 25 484 брутто-регистровых тонны (вместе с ним погибли, по официальным данным, 5348 человек, по неофициальным, свыше 9000). Через неполные две недели та же С-13 потопила лайнер «Штойбен» водоизмещением 14 690 брутто-регистровых тонн (число погибших, по разным данным, от 1100 до 4200 человек). А 16 апреля 1945 года подводная лодка Л-3 «Фрунзевец» под командованием капитан-лейтенанта Владимира Коновалова потопила транспорт «Гойя» водоизмещением 5230 брутто-регистровых тонн.

В результате этой атаки вместе с транспортом, который утонул всего через семь минут после попадания первой из двух торпед, погибли около 7000 человек. В актуальном на сегодняшний день списке крупнейших морских катастроф гибель «Гойи» стоит на первом месте по числу погибших, почти в пять раз превосходя по этому показателю легендарный «Титаник». И всего лишь в полтора раза — советский госпитальный корабль «Армения»: на борту этого судна, потопленного 7 ноября 1941 года фашистской авиацией, погибли около 5000 человек, в подавляющем большинстве раненые и медработники.

Атака «Гойи» стала кульминационным моментом последнего, восьмого похода подлодки Л-3 «Фрунзевец» в годы Великой Отечественной войны. В него она отправилась 23 марта из финского порта Турку, где советские подводные лодки из состава бригады подлодок Краснознаменного Балтийского флота базировались с сентября 1944-го.

К этому времени она уже считалась самой результативной среди советских субмарин по общему числу потопленных кораблей: к концу февраля 1945-го их счет у Л-3 перевалил за два десятка. Правда, большинство из них были потоплены не торпедами, а выставленными минами: лодка была подводным минным заградителем. Тем не менее, в счет шли все победы, и Л-3, на которой за время войны сменился второй командир (первый, капитан 3-го ранга Петр Грищенко, в конце февраля 1943-го ушел на повышение, передав командование своему помощнику Владимиру Коновалову, служившему на лодке с 1940 года), уверенно выбилась в лидеры по числу потопленных судов.

Члены экипажа Л-3 вместе с командиром Петром Грищенко.

В восьмой поход лодка отправилась в район Данцигской бухты: операция немецкого флота «Ганнибал», целью которой была спешная эвакуация немецких войск и беженцев из Восточной Пруссии и с оккупированных земель Польши, куда уже вошли войска Красной Армии, была в разгаре. Ее не смогли прервать даже такие катастрофические потери, как потопление С-13 транспортов «Вильгельм Густлофф» и «Штойбен». И, несмотря на то, что обстоятельства их гибели прямо указывали на опасность использования для эвакуации мирного населения судов в камуфлированной окраске, идущих в сопровождении боевых кораблей, транспорт «Гойя» вышел в свой пятый и последний поход в рамках «Ганнибала» именно в таком формате. И практически сразу попал в поле зрения Л-3, не первый день подстерегавшей суда на северных подходах к Данцигской бухте.

Предыдущие попытки атаковать конвои, шедшие оттуда, не увенчались успехом по разным причинам, и потому, когда в вечерних сумерках показался транспорт «Гойя» в сопровождении двух сторожевиков, командир лодки отдал команду атаковать конвой. Лодка пошла вдогонку за целью в надводном положении, поскольку подводная скорость не позволяла ей догнать транспорт, и незадолго до полуночи выпустила по нему две торпеды с расстояния в 8 кабельтовых (чуть менее полутора километров). Через 70 секунд на борту лодки увидели два мощных взрыва: обе торпеды попали в цель. Через семь минут транспорт «Гойя», расколовшись в месте попадания торпед, пошел на дно. Спастись удалось в общей сложности 183 пассажирам и членам экипажа — их подобрали другие суда.

Советская субмарина ушла с места атаки беспрепятственно: шокированные трагедией, команды сторожевиков поспешили на помощь немногим уцелевшим, а пяток глубинных бомб сбросили явно для острастки, вдалеке от Л-3. По пути на базу подлодка еще несколько раз атаковала вражеские конвои, но результата эти атаки не принесли. 25 апреля «Фрунзевец» вернулся на базу и больше в боевые походы не выходил.

Через месяц после Победы, 8 июля 1945 года командиру лодки гвардии капитану 3-го ранга Владимиру Коновалову присвоили звание Героя Советского Союза «за образцовое выполнение боевых заданий командования, личное мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками». И на Балтике, и за ее пределами хорошо понимали, что командир лодки давно заслужил это звание, но поскольку он командовал субмариной только с 1943 года, приняв под свою руку уже гвардейский корабль (звание присвоено лодке 1 марта того же года), главным фактором стало потопление «Гойи».

В послевоенных исследованиях зарубежных специалистов, да и в отечественной исторической литературе последних двух десятилетий было модно называть гибель таких гигантов, как «Гойя», «Вильгельм Густлофф» и «Штойбен», не иначе, как преступлениями советских подводников. При этом авторы подобных утверждений напрочь забывали, что потопленные суда ни при каком старании нельзя было считать госпитальными или гражданскими. Все они шли в составе военных конвоев и имели на борту военнослужащих вермахта и кригсмарине, все имели военную камуфляжную окраску и бортовое зенитное вооружение и не имели нанесенного красного креста ни на борту, ни на палубе. И, стало быть, все три были законной целью для подводников любой страны антигитлеровской коалиции.

К тому же нужно понимать, что с борта подводной лодки любое судно, если только оно не имеет заметных при любых условиях обозначений госпитального и не идет в одиночестве, выглядит как вражеский корабль и рассматривается как законная цель. А о том, что на борту «Гойи», который до начала участия в операции «Ганнибал» служил мишенью для учебных торпед «волков Деница», находятся не только военные, но и беженцы, командир Л-3 мог только догадываться. Мог — но не был обязан. А потому, рассмотрев крупный транспорт под конвоем двух сторожевиков, логичным образом предположил, что судно военное и является законной целью.

… Сегодня рубка подлодки Л-3 занимает почетное место в экспозиции Парка Победы на Поклонной горе в Москве. Сюда ее перевезли из Лиепаи, где она до начала 1990-х стояла у здания штаба 22-й бригады подводных лодок. Появилась она там в начале 1970-х, когда легендарный «Фрунзевец» закончил свою военную службу, пройдя все обычные для дизель-электрической подлодки стадии: действительная военная в качестве боевого корабля до 1953 года, потом — переклассификация в учебную и служба в этом качестве до 1956 года, затем — разоружение и служба в роли учебной станции по борьбе за живучесть и, наконец, исключение 15 февраля 1971 года из списков флота для разделки на металл.

Корабль на четыре года пережил своего знаменитого командира: Владимир Коновалов умер в 1967 году, дослужившись до звания контр-адмирала и поста замначальника кузницы кадров русских подводников — Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола. И надо думать, его рассказы о военной службе и одержанных победах уверили в справедливости выбранной стези не один десяток курсантов-подводников.

/Сергей Антонов, rusplt.ru/

army-news.ru

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ О ПОДВОДНОМ ФЛОТЕ

26.12.2018 — последнее, в отличие от репостов, обновление темы
Каждое новое сообщение минимум 10 суток выделяется красным, но НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО находится в начале темы. Рубрика «НОВОСТИ САЙТА» обновляeтся РЕГУЛЯРНО, а все ее ссылки — АКТИВНЫ

— если вокруг рубки подводной лодки кригсмарине в годы 2МВ была нанесена желтая полоса, то это обозначало, что это учебная субмарина
— 17.09.42г адмиралом Деницем был издан «приказ Лакониа», которым запрещалось спасение экипажей потопленных кораблей врага, за исключением капитанов, главных механиков и лиц, которые владеют важными для подводной лодки данными
— итоги действий подводников в 1МВ: на счету немцев находилось 156 потопленных боевых кораблей противника, водоизмещение потопленных гражданских судов составило 12 млн. тонн — собственные потери составили 243 субмарины (178 потоплены в бою или подорвались на минах, 51 — аварии, столкновения, ошибки экипажа и 14 — затоплены экипажами). На счету австро-венгров находилось 8 (1 броненосный крейсер, 5 эсминцев и 2 субмарины) потопленных боевых кораблей противника и 94 коммерческих судна водоизмещением 190 тыс. тонн — собственные потери составили 8 субмарин из 27. Собственные потери англичан составили 52 субмарины, французов — 14, а американцев — 3 (все затонули по неопытности экипажей). Российские же подводники потопили 9 турецких коммерческих судов и еще 5 захватили в плен. Собственные потери составили 7 субмарин (6 затонули в бою, 1 затонула во время морского перехода), еще 4 взорваны экипажами, а 10 списаны, как морально устаревшие (Прим.47*)
— почти все подводные лодки, которые Германия была вынуждена отдать странам-победительницам по итогам 1МВ, в дальнейшем использовались этими странами в качестве кораблей-мишеней (Прим.47*)
— английские подлодки 1МВ, в отличие от подлодок как союзников по войне, так и стран-противников, были оборудованы радиостанциями (Прим.47*)
— итальянские подводные лодки изначально не были приспособлены к использованию в Атлантике из-за очень высоких рубок до тех пор, пока не прошли соответствующей модернизации на немецких верфях (Прим.46*)
— 4 сверхмалые итальянские подлодки, захваченные СССР в Румынии, в феврале 1945г были отправлены на слом (Прим.45*)
— в 1941г советскими подлодками на Балтике потоплено 3 вражеских судна, в 1942-43гг, ценой 18 подлодок, потоплено 18 вражеских судов (Прим.43*)
— лишь в конце 1943г первые несколько советских подводных лодок получили радары и гидролокаторы «Asdic» американского производства (Прим.3*)
— к началу 1МВ Франция имела 36 подводных лодок, а Англия -73 и являлась на тот момент мировым лидером (Прим.37*)
— 9 из 74 итальянских подводных лодок составили потери в 1МВ (Прим.36*)
— в годы 2МВ итальянские потери составили 96 из 132 подводных лодок (Прим.36*). По другим данным, 136 подводных лодок принимало участие во 2МВ (собственные потери — 79 лодок или 60%) потопили 135 судов противника (Прим.8*)


— каждый будущий командир немецкой подлодки 2МВ проводил до 50 торпедных стрельб (Прим.35*)
— к началу 2МВ обучение офицеров-подводников кригсмарине сократилось до 17 месяцев (Прим.41*)
— немецкие дизель-электрические подлодки ХХІ-й серии погружались на предельную глубину 200 метров (критическая — 330 метров), имели автономность плавания — 100 суток, ее самонаводящиеся торпеды позволяли вести стрельбу, не всплывая, с глубины 30-45м (Прим.33*). Субмарины XXI-й серии первыми в мире получили электромеханическую систему заряжания торпедных аппаратов, гидроакустический комплекс, позволяющий атаковать без визуального контакта, увеличенные аккумуляторные батареи, каучуковое покрытие корпуса, затрудняющее работу гидролокаторов противника, а также устройство пузырьковой завесы. Шпангоуты этих лодок впервые были вынесены наружу прочного корпуса, что позволило увеличить пространство внутри лодки и упростить проведение всевозможных коммуникаций и размещение оборудования. Впервые подлодки проектировались для подводного плавания в течение всего автономного похода. Океанская подводная лодка XXI-й серии была первой подводной лодкой, способной развивать более высокую подводную скорость, чем надводную. На ней отказались от палубного орудия в обмен на скорость и скрытность. Лодки XXI-й серии развивали под водой скорость до 17,5 узлов – почти вдвое больше, чем обычные субмарины. Планировалось, что они будут действовать почти исключительно в погруженном состоянии. Лодка данного типа могла идти полным ходом под водой 4 часа подряд, преодолевая 65-70 миль (вместо 12 миль за 1,5 часа подводного хода на 8 узлах лодок серии IX). Этого вполне хватало для того, чтобы произвести атаку вражеского конвоя и надежно оторваться от преследования кораблей противолодочной обороны. Лодка XXI-й серии стала основой для советской подводной лодки 613-го проекта
— 1МВ немцы утратили в российских водах 11 подводных лодок (Прим.31*), 5 из них Германия потеряла на Черном море, уничтожив при этом один российский эсминец и 44 судна: 17 пароходов (35 тыс. брт), 26 парусников (2,5 тыс. брт) и 2 баржи (Прим.34*)
— 324 одноместных миниподлодок «Seehund» («Тюлень»), 200 человеко-торпед «Нигер» и около 300 человеко-торпед «Marder» («Куница») — его усовершенствованного варианта, было построено немцами за 2МВ (Прим.30*). Всего было совершено 254 боевых выхода «Seehund»: 102 лодки потеряно — 15 торговых судов противника потоплено. Ни один из 21 человеко-торпеды «Негр» не вернулся из боевого выхода на базу. Операторов для этих миниподлодок и человеко-торпед в большинстве своем набирали из заключенных (Прим.41*)
— 7 из 12 советских малых подводных лодок типа «М» («малютка») серии VI-бис участия в ВОВ так и не приняли, пребывая на консервации в Кронштадте. Остальные 5 лодок были потоплены своими экипажами в 1941г в балтийских портах, где и были затем подняты немцами и сданы для разделки на лом (Прим.26*)
— почти все (7 из 9) советские малые подводные лодки типа «М» («малютка») серии ХII были утрачены в 1941г, одна лодка принимала участие в боевых походах, а еще одна лодка всю ВОВ находилась в консервации (Прим.26*)
— всю 2МВ набор в немецкие подводники производился исключительно на добровольной основе
— 1935г стал началом организации фашистского подводного флота (Прим.25*) и серийного производства первых боевых подводных лодок (Прим.8* и 11*), когда Германии, в результате англо-немецкого морского соглашения от 18.06.35г, было предоставлено право на его восстановление до 45% водоизмещения подводного флота Великобритании (Прим.41*) и было разрешено иметь 45 подводных лодок (Прим.16*). В декабре 1938г Германия добилась права довести тоннаж своего подводного флота до 100% водоизмещения подводного флота Великобритании (Прим.40* и 42*)
— на 01.09.1939г 10 стран, имевших наибольшее количество подводных лодок: СССР — 165, Италия — 107 (69 — Прим.42*, 116 на 10.06.40г — Прим.36*), США — 100 (92 — Прим.42*), Франция — 77, Великобритания — 69 (57 — Прим.42*), Япония — 63 (69 — Прим.42*), Германия — 57, Нидерланды — 24, Швеция — 24, Дания — 11 (Прим.3* и 2*)
— на 01.09.39г подводный флот Англии и Франции имел 120 подводных лодок (Прим.8*), а подводный флот Германии — 56 (57 — Прим.8*,12*,40*) подводных лодок, из них в боеспособном состоянии – 46. И только 22 (28 — Прим.40*) лодки были готовы к действиям в Атлантике (Прим.2* и 42*)
— к сентябрю 1940г (за год после начала 2МВ) было потоплено 28 немецких подводных лодок или 46% всего ее подводного флота (Прим.16*)
— в феврале 1941г в строю кригсмарине оставалось 22 подводные лодки (Прим.2*)

— на май 1943г приходился пик численности немецкого подводного флота — 423 лодки, из них 116 проходили испытания, 67 были учебными, 240 были в строю (Прим.12* и 21*)
— в период между 01.09.39-08.05.45гг кригсмарине было принято в эксплуатацию еще 1113 подводных лодок суммарным тоннажем в 960 тыс. тонн. Из них 1099 единиц были построены в Германии, 4 — на верфях других стран и 10 захвачены у противника, из них 863 (859 — Прим.40*) принимали участие в боевых действиях (Прим.12* и 40*)
— с января до март 1945г немецкой промышленностью кригсмарине было поставлено 53 подводные лодки (Прим.22*)
— всего за годы 2МВ немецкие подводные лодки потопили около 3000 союзнических судов водоизмещением около 14,5 миллионов тонн, а также 178 военных кораблей и 11 вспомогательных крейсеров (Прим.9* и 40*): 2 линкора, 6 авианосцев, 5 крейсеров, 52 эсминца, 9 подводных лодок и более 70 кораблей других классов (Прим.40*)
— на одну немецкую подводную лодку времен 2МВ приходилось 25 противолодочных кораблей и 100 самолетов антигитлеровской коалиции, на каждого немецкого подводника в море — не менее 100 англичан и французов (Прим.18*)
— в годы 2МВ по «ошибке» было уничтожено своими же 3 советские подводные лодки (Щ-201, Щ-402, Щ-206), 2 английские («Atmoust», «Oxley»), 2 американские («Dorado» и «Seawolf»). Также по «ошибке» союзниками-англичанами потоплены: французская «Проте»; советская В-1 (ех-«Sanfish») и польская «Ястреб (Прим.24*)
— немецкие подлодки U-972, U-47 и U-377 были потоплены своими же, гидроакустическими торпедами G7eT5 «Заукенинг» (Прим.43*)
— если прежде, непосредственно на верфи немецкая подводная лодка строилась в среднем за 11 месяцев, то, благодаря сборке лодки из отдельных секций, с конца 1943г время постройки сократилось до 2 месяцев (Прим.22*)
— на май 1945г в различной стадии строительства находилось почти 224 немецких подводных лодок (Прим.8*)
— немецкие подводные лодки XXI и XXIII серии — океанского и прибрежного назначения соответственно (Прим.8*)
— немецкие подводные танкеры XIV серии (всего построено за 2МВ 10 единиц) (в просторечии «milchkuh» — «дойные коровы») при собственном водоизмещении в 1932 тонны принимали на борт до семисот тонн дизельного топлива для заправки боевых подлодок и могли уходить от базы более чем на четырнадцать тысяч миль. Также были построены 4 подлодки-торпедовоза, каждая из которых транспортировала 20 торпед и 2 транспортные подлодки без вооружения (Прим.28*)
— в 1МВ из 351 воевавшей немецкой подводной лодки 178 было уничтожено вместе с почти 5000 подводников, 106 лодок получила Англия, 40 — Франция (Прим.8*)
— 251 японская подводная лодка принимала участие во 2МВ (потери — 130 лодок или 50%) потопили 150 судов противника (Прим.8*)

— из числа трофейных немецких подводных лодок, 30 было поделено поровну между Англией, СССР и США (Прим.8* и 23*).
— к концу 2МВ американские подводные лодки потопили 201 японский военный корабль (и предположительно еще 13), 1113 торговых судов (и предположительно еще 65). Свои потери: 52 из 288 подводных лодок ВМС США не возвратились из боевых походов, 374 офицера и 3131 матрос погибли (Прим.17*). По другим данным, 258 американских подводных лодок принимало участие во 2МВ (потери — 52 лодки или 18%) потопили 1314 судов противника (Прим.8*)
— немцы согласно плану 1939г по развитию кригсмарине намеревались иметь к 1944г 229 подводных лодок различных типов (Прим.16*)
— за всю ВОВ на Балтике советской авиации не удалось уничтожить ни одной немецкой подводной лодки (Прим.19*)
— с осени 1939г по 22.06.1941г в СССР было введено в строй 54 подводных лодки (Прим.15*)
— каждая советская подводная лодка в 1940г имела по два подготовленных экипажа на случай войны (Прим.7*)
— на начало войны с Германией СССР уже имел 218 подводных лодок (Прим.4*), еще 40 достраивались (Прим.8*)
— в боевых действиях ВОВ принимало участие 130 советских подводных лодок, из которых 108 подводных лодок было потеряно (98 — от воздействия противника или 90% от всех погибших, или 76% от принимавших участие в боевых действиях) (Прим.8*) По другим данным, потери ВМФ СССР в ВОВ — 102 подводные лодки
— в годы ВОВ погибло 3636 советских подводников (Прим.8*)
— советские подводники за годы ВОВ потопили 463 судна противника всех типов (Прим.34)
— операция «Deadlight» («Мертвый свет»): затопление в 1945г 121 (119 — Прим.40*) трофейных немецких подлодок в Северной Атлантике (119 затопили англичане и 2 — американцы у своего побережья) (Прим.14*)
— по условному сигналу «Regenboden» («Радуга») в начале мая 1945г немцы успели уничтожить более 200 (215 — Прим.12*) своих подлодок (Прим.14* и 40*). По данным же российских СМИ на середину 2017г, немецкими экипажами после капитуляции Германии в 1945г было потоплено 238 своих подводных лодок
— из 250 запланированных к постройке самых современных немецких подводных лодок XXI-й серии было построено всего 80 — ни одна из них не принимала участие в боевых действиях (Прим.13*). 20 из 24 (20-24 по другим советским или 19 (U3539-U3557 с 65% технической готовностью) по немецким данным — Прим.44*) подводных лодок этого проекта были зачислены в списки ВМФ СССР, но не достраивались, а были или разделаны на лом, или утоплены в море (Прим.20*). 4 субмарины XXI-й серии прослужили в советском ВМФ до 1955г, а Н-27 в качестве учебной — до 1972г (Прим.44*)
— потери кригсмарине в море: от действий противника — 603, по неизвестным причинам — 20, случайно — 7, в порту из-за атак с воздуха и мин — 81, по прочим причинам — 42. Всего — 753 (Прим.12*). По другим данным, было потеряно 757 лодок, из них 648 — непосредственно в боевых действиях, причем 215 — в первом же боевом походе (Прим.40*)
— потери немецких подлодок по годам: 1939г — 9, 1940г — 23, 1941г — 36, 1942г — 88, 1943г — 250, 1944г — 263, 1945г — 345 (Прим.40*)

— всего в ВОВ СССР уничтожил 25 немецких подлодок: 10 — ВВС, 8 — надводными кораблями, 6 — подорвались на минах, 1 — торпедирована советской подводной лодкой (Прим.4* и 5*)
— всего за годы войны было потоплено подводных лодок «оси»: 995 — немецких, 129 — японских, 85 — итальянских. (Прим.3*)
— во 2МВ 38 устаревших или серьезно поврежденных подводных лодок немцами было отправлено на переработку, 11 подлодок передано иностранным флотам или интернировано в нейтральных портах после повреждения. В конце войны 153 немецкие подводные лодки были сданы в британских и других портах союзников (Прим.12*)
— в немецком подводном флоте служило более 39000 человек, 32000 из которых погибло. По другим данным 28751 немецкий военный моряк погиб в годы ВОВ (Прим.10*) Есть также данные, что погибли 24 тыс. подводников, а 5 тыс. попали в плен (Прим.9*). По другим данным, из 5000 пленных военнослужащих кригсмарине, 4103 были подводниками (Прим.8*)
— в период 2 мировой войны было уничтожено 77 английских подводных лодок (не считая подводных миниподлодок) (Прим.7*)
— на Северном флоте 1942г было 15 подлодок, в 1944г — 23 подлодки. Потери — 23 (Прим.4*)
— на Черном море погибло 27 (26 — Прим.36*) советских подлодок, 51 получили повреждения, из них 19 вышли из строя на длительное время (Прим.6*)
— на Черном море было потоплено советскими подлодками 13 транспортов (42 тыс. тонн водоизмещением), 2 буксира, 4 баржи, 1 минзаг, 9 быстроходных десантных барж, паром «Зибель», 19 болгарских и турецких шхун. Повредили: 5 транспортов, паром, быстроходную десантную баржу (Прим.6*)

— на Черном море в годы ВОВ действовала немецкая 30-я флотилия из 6 малых подводных лодок (до этого назначения — учебные лодки II-серии — Прим.39*) — три из них советская авиация разбомбила в 1944г на причале румынской Констанцы, а три немцы сами затопили недалеко от турецкого берега (Прим.27*). По другим данным, 1 была потоплена советской авиацией на причале Констанцы, а 2 поврежденные нею и 3 уцелевших впоследствии были немцами затоплены ввиду невозможности продолжать боевые действия. В 1941г эти лодки из г.Киль в разобранном виде трейлерами сухопутьем и на баржах по Дунаю были перевезены в Констанцу (Румыния) для последующей сборки (Прим.29*). Подобно немцам на Черное море были доставлены и 6 итальянских сверхмалых подлодок «тип СВ», одна из которых была потоплена советскими кораблями 13.06.42г (Прим.31*)
— накануне захвата Польша имела 5 подводных лодок — «Ожел», «Рыш», «Сеп», «Жбик», «Вилк»

ПРИМЕЧАНИЯ:
(Прим.1*) — И.Бунич «Гроза» Кровавые игры диктаторов»
(Прим.2*) — К.Денниц «Немецкие подводные лодки во второй мировой войне»
(Прим.3*) — А.Тарас «Подводные лодки второй мировой войны 1939-1945гг»
(Прим.4*) — М. Морозов «Библиотека «Фронтовые иллюстрации 2003 ч.3 «Северный флот»
(Прим.5*) — Г.Смирнов «Крах подводной армады» журнал «Моделист-конструктор» 9\1973
(Прим.6*) — А.Широкорад «Бог войны третьего рейха»
(Прим.7*) — А.Перегонцев «Корабли второй мировой войны 1939-1945гг, часть.1 «Корабли военно-морских флотов стран антигитлеровской коалиции»
(Прим.8*) — Г.Дрожжин «Асы и пропаганда. Мифы подводной войны»
(Прим.9*) — Б.Соколов «Мифическая война. Миражи второй мировой»
(Прим.10*) — «Дас Марине-Эхренмал», 1997
(Прим.11*) — М.Солонин «Бочка и обручи или когда началась ВОВ»
(Прим.12*) — K.Дениц «Десять лет и двадцать дней»
(Прим.13*) — В.Балабин «Подводные лодки зарубежных проектов в отечественном флоте»
(Прим.14*) — К.Стрельбицкий «Последний акт «Битвы за Атлантику» — сборник «Тайны подводной войны — выпуск №2
(Прим.15*) — Л.Семененко «Великая Отечественная война. Как это было»
(Прим.16*) — Д.Кауфман «Фортификация Второй мировой войны 1939-1945. Третий рейх»
(Прим.17*) — Д.Инрайт «Синано» — потопление японского секретного суперавианосца»
(Прим.18*) — С.Роскилл «Флот и война»
(Прим.19*) — А.Смирнов «Соколы, умытые кровью»
(Прим.20*) — С.Бережной «Трофеи и репарации ВМФ СССР (справочник)
(Прим.21*) — Х.Хенриксен «Мурманские конвои»
(Прим.22*) — В.Галин «Политэкономия войны. Заговор Европы»
(Прим.23*) — И.Боечин «Флот по жребию из фуражки Майлса» журнал «Техника — молодежи» 7\2000
(Прим.24*) — И.Боечин «Неизбежность непоправимого» журнал «Техника-молодежи» 3\2001
(Прим.25*) — Г.Дрожжин «Асы и пропаганда. Мифы подводной войны»
(Прим.26*) — А.Широкорад «Корабли и катера ВМФ СССР 1939-45гг»
(Прим.27*) — В.Мартынов «Германская «малютка» Деница» журнал «М-Хобби» 6\2013
(Прим.28*) — А.Гусев «Подводные лодки специального назначения»
(Прим.29*) — В.Бильдин «Переброска немецких подводных лодок в Черное море» сборник «Гангут» 10\1995
(Прим.30*) — Ю.Майстер «Биберы» против «Архангельска» сборник «Гангут» 7\2013
(Прим.31*) — А.Кащеев «Итальянские подводные москиты» журнал «Моделист-конструктор» 5\2013
(Прим.32*) — Д.Козлов «Потопление германской подводной лодки «U-56» миноносцем «Грозовой» журнал «Гангут» №25
(Прим.33*) — А.Антонов «Подводные лодки ХХІ серии» журнал «Гангут» №24
(Прим.34*) — А.Гончаров «Подводные лодки кайзера на Черном море 1915-18гг» журнал «Гангут» №36
(Прим.35*) — В.Лебедев «Признания без покаяния» журнал «Военно-исторический журнал» 7\1993
(Прим.36*) — Л.Кащеев «Итальянские субмарины в мировых войнах» журнал «Морская коллекция» 3\2013
(Прим.37*) — И.Завьялов «Подводный флот в канун 1МВ» журнал «Гангут» №5
(Прим.38*) — А.Царьков «Пушка с подводной лодки Щ-204» журнал «Гангут» №51
(Прим.39*) — К.Бишоп «Подводные лодки кригсмарине»
(Прим.40*) — С.Потанин «ВМФ Гитлера. Полная энциклопедия кригсмарине»
(Прим.41*) — Д.Портер «Кригсмарине. 1935-45. Германский военный флот»
(Прим.42*) — А.Корганов «Загадка Скапа-Флоу»
(Прим.43*) — Д.Портер «Кригсмарине. 1935-45»
(Прим.44*) — В.Заблоцкий «Подводные лодки проекта 613» журнал «Морская коллекция» 1\2014
(Прим.45*) — «Наследники 10-й флотилии МАС» журнал «Моделист-конструктор» 11\2013
(Прим.46*) — К.Дениц «Десять лет и двадцать дней»
(Прим.47*) — сборник «Досье-Коллекция №42. 1МВ. Военно-морской флот»

beloepyatno.blogspot.com

Список героев-подводников — Википедия

(эта статья, скорее всего, удалена из Википедии)

В этом списке перечислены моряки-подводники, удостоившиеся награждения высшими наградами своих государств.

144 креста, в том числе 29 — с дубовыми листьями, 5 — с мечами, 2 — с бриллиантами.

Фамилия, имя, отчество Дата Указа Должность Звание Годы жизни Описание достижений
Аббасов, Абдулихат Умарович 16.12.1981 командир АПЛ К-123 капитан 1 ранга 30.09.1929 — 11.08.1996 Командовал головной лодкой проекта 705 «Лира», внёс большой вклад в освоение новой сложной боевой техники на всех этапах её постройки.
Алексеев, Борис Андреевич 22.07.1944 командир средней ДПЛ С-33 капитан 2 ранга 3 (16) января 1909 — 25.01.1972
Антонов, Анатолий Иванович 21.12.1982 командир 46 экипажа подводных лодок проекта 705 «Лира» капитан 1 ранга род. 22 декабря 1940
Балтин, Эдуард Дмитриевич 09.10.1981 командир 41-й дивизии ПЛ Северного флота капитан 1 ранга 21 декабря 1936 — 7 октября 2008
Барилович, Евгений Алексеевич [1] 10.01.1979 испытатель в отдельной части ВМФ капитан 1 ранга род. 30 октября 1932 Неоднократно совершал сложные морские походы на подводных лодках с целью испытания новейших систем вооружения и оборудования.
Березовский, Вадим Леонидович 30.03.1970 командир ПЛАРБ К-40, К-137 капитан 1 ранга род. 21 марта 1929 Впервые вывел ПЛАРБ (К-40) на боевую службу, принимал головной корабль проекта 667А.
Бессонов, Всеволод Борисович 26.06.1970
(посмертно)
командир АПЛ К-8 капитан 2 ранга 7 октября 1932 — 12 апреля 1970 Командовал погибшей в Бискайском заливе К-8. При пожаре принял решение всплыть, что привело к потере скрытности, но стало причиной спасения более чем половины экипажа.
Богорад, Самуил Нахманович 08.07.1945 командир средней ДПЛ Щ-310 капитан 3 ранга 17 августа 1907 — 23 апреля 1996 За участие в ВОВ. Заявлено о потоплении 7 судов общим водоизмещением 10995 брт. Подтвердилось: 3 судна, 6311 брт.
Бурмистров, Иван Алексеевич (1938) [2] 14.11.1938 командир испанской ДПЛ С-1 капитан 3 ранга 27 июня 1903 — 28 августа 1962 Принимал активное участие в боевых действиях военно-морского флота республиканской Испании. Стал первым Героем Советского Союза из военных моряков.
Вершинин, Фёдор Григорьевич (1940) [3] 07.02.1940 командир средней ДПЛ Щ-311 капитан-лейтенант 23 апреля 1905 — 29 февраля 1976 За участие в Советско-финской войне. Заявлено о потоплении 3 судов общим водоизмещением 10000 брт. Подтвердилось: 2 судна, 1249 брт.
Виноградов, Вячеслав Тимофеевич (1966) 23.05.1966 командир АПЛ К-116 гвардии капитан 2 ранга род. 12 июня 1930 Командир одной из двух АПЛ, впервые совершивших межтеатровый манёвр СФ → ТОФ через пролив Дрейка
Гаджиев, Магомет Имадутдинович (1942, посмертно)
Голосов, Рудольф Александрович (1978)
Голубев, Дмитрий Николаевич (1966) [4]
Грешилов, Михаил Васильевич (1944)
Гуляев, Иван Иванович (1966) [5]
Гусев, Алексей Алексеевич (1978) [6]
Дубяга, Иван Романович (1964) [7]
Египко, Николай Павлович (1939) [8]
Егоров, Георгий Михайлович (1978)
Жильцов, Лев Михайлович (1962)
Игнатов, Николай Константинович (1966) [9]
Иосселиани, Ярослав Константинович (1944)
Калинин, Михаил Степанович (1945) [10]
Катышев, Андрей Павлович (1979) [11]
Кесаев, Астан Николаевич (1944)
Коваленко, Юрий Семёнович (1989) [12]
Козлов, Валентин Тихонович (1978) [13]
Колышкин, Иван Александрович (1942) [14]
Коновалов, Владимир Константинович (1945) [15]
Коняев, Анатолий Михайлович (1940) [16]
Коробов, Вадим Константинович (1976) [17]
Куверский, Леонид Романович (1981) [18]
Кулаков, Валерий Павлович (1979) [19]
Кучеренко, Иван Фомич (1945) [20]
Лисин, Сергей Прокофьевич (1942) [21]
Ломов, Эдуард Дмитриевич (1976)
Лунин, Николай Александрович (1942)
Лушин, Владимир Петрович (1978) [22]
Маринеско, Александр Иванович (1990, посмертно) [23]
Матушкин, Лев Алексеевич (1982) [24]
Михайловский, Аркадий Петрович (1964) [25]
Морухов, Александр Сергеевич (1944) [26]
Морозов, Иван Фёдорович (1966) [27]
Новиков, Дмитрий Николаевич (1981) [28]
Ольховиков, Александр Васильевич (1984) [29]
Осипенко, Леонид Гаврилович (1959) [30]
Осипенко, Пётр Дмитриевич (1982) [31]
Осипов, Евгений Яковлевич (1942) [32]
Павлов, Анатолий Иванович (1979) [33]
Падорин, Юрий Иванович (1976) [34]
Перов, Иван Степанович (1944) [35]
Петелин, Александр Иванович (1962)
Петров, Игорь Дмитриевич (1976) [36]
Протопопов, Валентин Владимирович (1986) [37]
Самсонов, Станислав Павлович (1966) [38]
Соколов, Валентин Евгеньевич (1976) [39]
Сорокин, Анатолий Иванович (1966) [40]
Стариков, Валентин Георгиевич (1942)
Столяров, Лев Николаевич (1966) [41]
Сысоев, Юрий Александрович (1964) [42]
Таптунов, Юрий Иванович (1976) [43]
Тимофеев, Рюрик Александрович (1962) [44]
Томко, Егор Андреевич (1978) [45]
Травкин, Иван Васильевич (1945) [46] 20 апреля 1945 командир ДПЛ К-52 капитан 3-го ранга 30 августа 1908 (17.08) — 14 июня 1985 За умелое командование подводной лодкой и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками.
Трипольский, Александр Владимирович (1940) [47] 7 февраля 1940 командир ДПЛ С-1 капитан-лейтенант 12 декабря 1902 (29.11) — 21 января 1949 За образцовое выполнение боевых заданий командования, личное мужество и героизм. Участвовал — Советско-финская война (1939—1940), Великая Отечественная война (1941—1945), Советско-японская война (1945).
Усенко, Николай Витальевич (1966) [48]
Фисанович, Израиль Ильич (1942) [49] 3 апреля 1942 командир ДПЛ М-172 капитан-лейтенант 23 ноября 1914 (10.11) — 27 июля 1944 За мужество и отвагу проявленные с немецко-фашистскими захватчиками. Под командованием И. И. Фисановича ПЛ М-172 совершила 17 боевых походов. Потоплено 2 крупных боевых корабля, 10 судов и 1 танкер противника — всего 13 единиц.
Чернавин, Владимир Николаевич (1981)
Чернов, Евгений Дмитриевич (1978) [50]
Холод, Валентин Васильевич (1982) [51]
Холостяков, Георгий Никитич (1965) [52]
Хомяков, Максим Игнатьевич (1944) [53] 16 мая 1944 командир ДПЛ М-111 капитан-лейтенант 30 июля 1912 — 24 октября 1958 За умелое командование подводной лодкой, образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом геройство и мужество. Под командованием М. И. Хомякова ПЛ «М-111» совершила 5 боевых походов на коммуникации противника. Потоплены транспорт Thejderich (3814 брт), самоходная баржа Dunarea-1 (505 брт), транспорт (Adelheid) повреждён. В представлении наркома ВМФ отмечалось: командир ПЛ «М-111» проявлял в бою исключительную храбрость, всегда добиваясь победы.
Щедрин, Григорий Иванович (1944) [54] 5 ноября 1944 командир ДПЛ С-56 капитан 2-го ранга 1 декабря 1912 (18.11) — 7 января 1995 За успешное командование подводной лодкой и проявленные при этом личное мужество и героизм.

wp.wiki-wiki.ru

Действия подводных лодок Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны 1941

Действия подводных лодок Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны

1941

В начале войны Подводные Силы Черноморского флота были сведены в две Бригады и один Отдельный учебный дивизион. 1-я Бригада состояла из четырех дивизионов, включавших 22 большие и средние подводные лодки. 2-я Бригада подводных лодок состояла из трех дивизионов, включавших 15 малых подводных лодок. Отдельный учебный дивизион имел в своем составе три средние и четыре малые подводные лодки.

Состав соединений подводных лодок Черноморского флота на 22 июня 1941 года

Дивизион ремонтирующихся и строящихся подводных лодок в Николаеве включал в себя подводные лодки: С-35, Щ-216, М-117, М-118, М-120, Л-23, Л-24, Л-25.

За июнь – июль 1941 года было совершено девять Боевых походов, однако успеха они не принесли. Основная причина заключалась в том, что противник в начале войны резко сократил объем перевозок. Сказывались также и ограниченные размеры позиций, и отсутствие боевого опыта у командиров подводных лодок.

В августе 1941 года размеры позиций и их нарезка были несколько изменены, что благоприятно отразилось на действиях подводных лодок. В первом же походе на новую позицию подводная лодка Щ-211 потопила транспорт «Peles». В сентябре 1941 года Щ-211 торпедировала итальянский танкер «Superga».

Во второй половине октября 1941 года вместо прежних позиций подводным лодкам было нарезано в западной части Черного моря пять обширных районов. В результате подводные лодки получили возможность действовать как на прибрежных, так и на удаленных от берега путях движения судов.

26 октября 1941 года подводная лодка М-35 обнаружила в перископ три буксира с двумя паромами. Сблизившись на полном ходу до трех кабельтовых, подводная лодка открыла по целям огонь из 45-мм орудия и пулемета. В результате один паром затонул, а другой был вынужден выброситься на берег. 27 октября 1941 года М-35 повредила фашистский транспорт «Lola». 5 ноября подводная лодка Щ-214 потопила итальянский танкер «Тогеhill».

В август подводный минный заградитель Л-5, поставила мины у мыса Олинька. Следом за Л-5 в поход вышла Л-4. Обе подводные лодки, чередуясь, действовали только в минном варианте. Позднее к ним подключилась Л-6. До конца года Л-4 совершила семь походов, Л-5 – пять, Л-6 – два Боевых похода. Было поставлено более 260 мин, на которых подорвались два транспорта противника.

Всего за кампанию 1941 года подводные лодки Черноморского флота совершили 103 Боевых похода, выполнили 24 торпедные атаки, потопили пять транспортов противника.

1942

До середины февраля 1942 года было совершено девять Боевых походов, но, как и раньше, кроме шхун, подводные лодки ничего не встречали.

18 мая 1942 года подводная лодка Щ-205 артиллерийским огнем потопила шхуну противника и повредила транспорт. 23 мая 1942 года Щ-205 потопила сухогрузный транспорт «Safak». В начале лета 1942 года боевая активность подводных лодок Черноморского флота на коммуникациях противника резко снизилась, с 20 июня 1942 года практически прекратилась. Все подводные лодки были перенацелены на оказание помощи осажденному Севастополю и вернулись к действиям на морских путях лишь после того, как Севастополь был оставлен нашими войсками.

10 октября 1942 года Щ-216 торпедировала румынский транспорт «Karpati». 21 октября 1942 года подводная лодка М-35 потопила транспорт «Progres». В кампанию 1942 года подводные лодки Черноморского флота 40 раз выходили в торпедные атаки.

В августе 1942 года командование флота поставило перед подводными лодками цель заминировать подходные фарватеры. Эта задача выполнялась подводными лодками Л-4 и Л-5. Совершив три похода, подводные лодки поставили в районе мысов Фиолент и Сарыч 56 мин. Всего в 1942 году подводными лодками Черноморского флота было поставлено 196 мин.

Всего за кампанию 1942 года подводные лодки Черноморского флота уничтожили 16 транспортов и других судов противника.

1943

Подводные лодки были переразвернуты из западной части Черного моря в район Феодосии. На позиции от мыса Киик-Атлама до мыса Опук вышли четыре подводные лодки. После того как Крым оказался отрезанным нашими войсками, движение транспортных средств противника между Севастополем, Феодосией, Анапой, Керчью и западными портами Черного моря значительно усилилось. Особенно возрос объем перевозок к концу года. В сентябре число транспортов противника, прошедших по этим направлениям, превысило 1300 единиц. В качестве главной перевалочной базы использовался Севастополь. В связи с этими обстоятельствами подводные лодки снова вернулись на коммуникации, начинавшиеся у побережья Крыма.

Здесь условия для боевых действий были благоприятными: открытая часть моря, большие глубины и, следовательно, незначительная минная опасность (до конца войны потерь подводных лодок из-за подрыва на минах не было). Благодаря усилению интенсивности перевозок за три последних месяца 1943 года наши подводные лодки имели около 540 контактов с кораблями и судами противника.

Подводные лодки С-33, М-35, Щ-209 развертывались на позициях ожидания в северо-западной части Черного моря. 23 апреля 1942 года подводная лодка М-35 атаковала конвой, С-33 потопила транспорт. Подводная лодка Щ-201 торпедировала судно.

Минные постановки осуществляли подводные лодки Л-4, Л-6, Л-23. Все они действовали в минно-торпедном варианте – сначала ставили мины, а затем направлялись на коммуникации противника. Было совершено шесть Боевых походов, поставлено 120 мин.

В ходе кампании 1943 года подводные лодки Черноморского флота совершили 102 Боевых похода, большинство пришлось на действия у южного побережья Крыма. Было выполнено 87 торпедных атак. Подводные лодки потопили и повредили 27 транспортов и других легких судов, уничтожили 18 боевых кораблей и вспомогательных судов противника.

1944

За два месяца – январь и февраль – подводные лодки совершили 17 Боевых походов. Из семи выполненных торпедных атак три были успешными. 10 февраля 1944 года подводная лодка Щ-216 потопила транспорт, 27 марта 1944 год атаковала транспорт, шедший в охранении трех сторожевых кораблей. Подводная лодка М-117 потопила транспорт противника.

В марте 1944 года на позициях оставались подводные лодки С-31 и Щ-215.

Развертывание подводных лодок для участия в Крымской операции началось 11 апреля 1944 года. Первыми вышли в поход Л-6, М-35, М-111 и А-5, за ними – М-62. Находившиеся в море С-31 и Щ-215 заняли места в соответствии с общим планом операции. До 9 мая 1944 года было развернуто еще шесть подводных лодок: М-55, Л-4, М-54, Щ-202, Щ-201 и С-33.

За 28 суток было выполнено 50 торпедных атак, потоплено 23 транспорта противника.

На завершающем этапе войны подводные лодки совершили 15 Боевых походов, выполнили семь торпедных атак, три из которых – успешно. В сентябре 1944 года подводные лодки были возвращены в свои базы. Больше им не пришлось выходить на задания.

Всего за войну подводные лодки Черноморского флота, участвовавшие в Боевых действиях, выполнили 191 торпедную атаку, израсходовали 387 торпед. Подводники – черноморцы добились 90 попаданий, уничтожив при этом 62 транспорта.

1-я Бригада подводных лодок Черноморского флота была удостоена ордена Красного Знамени и наименования «Севастопольская», 2-я Бригада – ордена Ушакова I степени и наименования «Констанская».

Подводные лодки Л-4, М-111, М-117, С-31, Щ-201, Щ-209, А-5 были награждены орденом Красного Знамени, подводные лодки М-35, М-62, Щ-215, С-33, щ -205 стали гвардейскими. Подводники-черноморцы – капитан 2 ранга Б.А.Алексеев, капитаны 3 ранга М.В.Грешилов и Я.К.Иосселиани, капитан-лейтенанты А.Н.Кесаев, Н.И.Малышев, М.И.Хомяков, мичман И.С.Перов и старший краснофлотец А.С.Морухов – удостоены звания Героя Советского Союза.


Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Подводные лодки во время великой отечественной войны

Слайд 1

Подводные лодки во время великой отечественной войны Подготовил: Иванов Валентин МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА №5» Г.Лангепас

Слайд 2

План : 1.Введение 1.1 Понятие подводной лодки 1.2 Назначение 1.2.1 Военное применение 1.2.2 Мирное применение 2.История исследовательских подводных лодок 2.1 Транспортные субмарины 2.2 Почтовые субмарины 2.3 Первая Российская подводная лодка 3.Вторая мировая война 3.1 Борьба с подводными лодками 3.2 Герои Советского Союза 3.3 Заключение

Слайд 3

Подво́дная ло́дка (подлодка, пл , субмарина) — корабль, способный погружаться и длительное время действовать в подводном положении. Основное вооружение подводных сил военно-морского флота вооружённых сил многих государств мира. Важнейшее тактическое свойство подводной лодки — скрытность. Понятие

Слайд 4

Подводные лодки в основном используются в качестве оружия. В зависимости от класса и оснащения они могут быть предназначены: для поражения важных военно-промышленных и административных центров, военно-морских баз, портов и других наземных объектов, для уничтожения подводных лодок, кораблей и судов противника, скрытной постановки минных заграждений, ведения разведки, как непосредственной, так и в системе дальнего радиолокационного обнаружения, использование в качестве корабля связи, осуществление ретрансляции сообщений, что теоретически позволяет поддерживать связь штаба с кораблями, находящимися в любой точке мирового океана, высадки диверсионно-разведывательных групп и выполнения других боевых задач. Назначение Военное применение

Слайд 6

Подводные лодки достаточно широко используются в научно-исследовательских целях. В экспериментах, связанных с изучением геомагнитного поля Земли, подводные лодки в погружённом положении использовались как стабильно ориентированные платформы для оборудования . Мирное применение Назначение

Слайд 7

В 1914 году, в Германии, 15 июля была спущена на воду первая исследовательская подводная лодка « Лолиго ». Планировалось, что ее перегонят на зоологическую станцию в Ровинь . Идея построить подводную лодку специально для исследовательских целей принадлежит немецкому зоологу и меценату д-ру Шоттлендеру . Проект был разработан фирмой Уайтхеда, г. Фиуме , ныне Риека . Но начавшаяся в августе 1914 года Первая мировая война перечеркнула все планы по использованию подлодки в исследовательских целях. История исследовательских подводных лодок

Слайд 8

Существовали проекты по переоборудованию боевых субмарин в качестве транспорта для снабжения труднодоступных для обычных судов районов. В частности, в России на базе проекта 941 «Акула» планировалось создать надводно-подводный транспорт для круглогодичного морского сообщения с Норильском арктическими маршрутами. ЦКБМТ «Рубин» разработало техническое предложение, однако дальнейшие работы были остановлены. Транспортные субмарины

Слайд 9

Во время Первой мировой войны между Германией и США существовала подводная почта, показав себя весьма медленной, довольно дорогой, однако цель была достигнута: почтовые подводные лодки сумели прорвать британскую блокаду. После нескольких рейсов почтовое сообщение было прекращено и лодки использовались в качестве подводных крейсеров. 7 июня 1995 года российская подводная лодка К-44 «Рязань» открыла новую страницу в подводной почте: запущенная ракета-носитель «Волна» за 20 минут доставил спускаемый модуль с научной аппаратурой и почтой из акватории Баренцева моря на Камчатку. Этот факт вошёл в Книгу рекордов Гиннесса как самая быстрая почтовая доставка в мире. Ракетные подводные крейсера также используются для запуска искусственных спутников земли на низкие орбиты в рамках коммерческих и исследовательских программ. Почтовые субмарины

Слайд 10

Почтовые субмарины

Слайд 11

Первой российской подводной лодкой, принятой на вооружение, стала субмарина «Дельфин», вошедшая в состав флота в 1903 году. Она была вооружена двумя внешними решётчатыми торпедными аппаратами системы Джевецкого и имела полное водоизмещение 124 тонны. Советское время отмечено созданием ряда лодок мировых рекордсменов: самые большие лодки — проект 941 «Акул» (подводное водоизмещение — 48 000 тонн), самая скоростная — проект 661 «Анчар» (до 44,7 узлов), самая глубоководная — 685 «Плавник» (до 1 250 м), скоростные и манёвренные подводные истребители проекта 705К «Лира». В настоящее время на вооружении ВМФ России состоят подводные лодки 8 проектов, лодки трёх проектов (885 «Ясень», 955 «Борей» и 677 «Лада») планируются к принятию на вооружение . Первая российская подводная лодка

Слайд 12

Первая российская подводняа лодка

Слайд 13

К началу Второй мировой войны в состав флотов ведущих морских держав входило следующее количество подводных лодок: Великобритания — 58; Германия — 57; США — 99; Франция — 77; Италия — 105; Япония — 56; СССР — ~200, к 22.06.1941 — 211. Подводные лодки ВМФ СССР потопили 328 транспортов, 70 боевых кораблей и 14 вспомогательных судов противника общим водоизмещением 938 тыс. т. Вторая мировая война

Слайд 14

При этом, технически подлодки этого периода оставались в своём большинстве весьма несовершенными и были по сути «ныряющими» — могли погружаться на глубину до 100-150 метров, и находиться под водой сравнительно небольшое время, измеряемое в часах и зависящее от заряда батарей и запаса кислорода. Основное же время подлодка проводила в надводном положении, часто и атаки производились из надводного положения, особенно это было характерно для немецких подводников до 1941 года при атаках против конвоев в ночное время.

Слайд 15

Количество подводных лодок противника, действовавших против наших подводных лодок, было относительно невелико. Поэтому борьба с подводными лодками противника как самостоятельная задача нашим лодкам не ставилась. Она рассматривалась в качестве попутной при решении главной задачи — борьбы с морскими перевозками противника. Борьба с подводными лодками

Слайд 16

При встрече с фашистскими лодками командиры наших подводных лодок стремились сразу же атаковать их торпедами, а если это не удавалось, производили маневр уклонения — уходили на глубину или меняли курс. В большинстве случаев лодки обнаруживались в надводном положении. При этом продолжительность боевого соприкосновения была кратковременной, так как встречи происходили обычно ночью на малых дистанциях. Выполнить торпедную атаку в подобных условиях было очень сложно. Практика показала, что при встрече двух подводных кораблей больше шансов на победу имеет та лодка, которая раньше обнаружила противника.

Слайд 17

АЛЕКСЕЕВ Борис Андреевич БОГОРАД Самуил Нахманович ГАДЖИЕВ Магомет Имадутинович ГРЕШИЛОВ Михаил Васильевич ИОССЕЛИАНИ Ярослав Константинович КАЛИНИН Михаил Степанович КЕСАЕВ Астан Николаевич КОЛЫШКИН Иван Александрович КОНОВАЛОВ Владимир Константинович КУЧЕРЕНКО Иван Фомич ЛИСИН Сергей Прокофьевич ЛУНИН Николай Александрович МОРУХОВ Александр Сергеевич ОСИПОВ Евгений Яковлевич ПЕРОВ Иван Степанович СТАРИКОВ Валентин Георгиевич ТРАВКИН Иван Васильевич ФИСАНОВИЧ Израиль Ильич ХОМЯКОВ Максим Игнатьевич ЩЕДРИН Григорий Иванович Все эти люди-подводники, удостоенные званием героя Советского союза в период великой отечественной войны

Слайд 18

В годы Великой Отечественной войны советские подводные лодки решали широкий круг важных боевых задач. Обладая большой автономностью плавания, они выходили на морские коммуникации противника и, не обнаруживая себя, атаковали вражеские суда. В Баренцевом, Балтийском и Черном морях подводные лодки уничтожили торпедным и минным оружием более 300 транспортов общей вместимостью свыше 1 млн. брт и около 100 боевых кораблей. Заключение

Слайд 19

Важную роль сыграли подводные лодки при решении таких задач, как защита своих морских коммуникаций и военно-морских баз, разведка, несение дозорной службы, доставка в осажденный Севастополь боеприпасов и продовольствия, навигационно-гидрографическое обеспечение морских десантов. Активные действия подводных лодок вынуждали гитлеровское командование отвлекать значительные силы и средства от решения других задач, в частности от оказания Содействия своим сухопутным войскам на приморских направлениях, что снижало боевые возможности фашистского флота в целом.

Слайд 20

Великая Отечественная война явилась не только серьезным и всесторонним испытанием боевых качеств советских подводников, но и важным этапом в развитии тактики использования подводных сил. В начале войны практиковался в основном позиционный метод использования подводных лодок, позднее советское военно-морское командование стало планировать крейсерство в ограниченных районах и переразвертывание лодок по методу маневрирования позициями. В конце войны на Северном флоте получило распространение групповое использование лодок в завесах.

Слайд 21

Новое поколение советских подводников — достойные преемники и продолжатели славных боевых традиций ветеранов войны. Своими патриотическими делами они постоянно обогащают это бесценное наследие, свято берегут все лучшее, что связано с героической историей отечественного флота.

Слайд 22

Спасибо за внимание!

nsportal.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о