Содержание

Почему победили красные?

В очередной раз вернемся к истории уже почти вековой давности. На тему того, почему победили красные в Гражданской войне периода 1917—1921 гг., написано множество работ, защищено огромное количество диссертаций. Наиболее распространенные ответы я решил привести для вас в виде списка. Ну, а после этого списка мы рассмотрим пару причин, на которые не слишком-то обращало внимание большинство исследователей.

Гражданская война: почему победили красные

Вот те причины, которые фигурируют в научных работах и в научно-популярных статьях по истории чаще всего:

  • народ при царской власти сильно угнетали;
  • мечта о коммунизме полностью отвечала народной мечте о рае;
  • красных субсидировали западные евреи и масоны, мечтавшие об ослаблении России;
  • красные имели стратегическое преимущество, которое заключалось в более высокой мобильности войск, а действия белых были не согласованными;
  • большевикам удалось мобилизовать за счет насильственных методов в несколько раз больше людей, а белые набирали лишь добровольцев.

Со всеми этими доводами можно соглашаться или спорить, однако исследователи, как правило, не учитывали ряд факторов, которые также были очень важны для понимания, почему в войне победили красные. Так, почти ничего не сказано в исследованиях о жесточайшей племенной ненависти крестьян и рабочих к дворянскому сословию, особенно – к аристократии, включая и саму царскую династию. Если аристократов не любили даже небогатые дворяне, что уж говорить об остальных сословиях.

Две важных причины победы красных

В России на тот момент существовало, по сути, три класса. Первый — это аристократия, зажиточное дворянство и крупная буржуазия. Второй — мелкое дворянство (с поместьями и без), кулаки (зажиточные крестьяне), мещанство, интеллигенция, мелкие и средние торговцы (как сейчас бы сказали — малый и средний бизнес) и госслужащие. И третий – рабочие и крестьяне. И проблема аристократии заключалась в то

elhow.ru

обзор, особенности, история и последствия :: SYL.ru

Почему победили красные в Гражданской войне? Этим вопросом задаются все, кто интересуется отечественной историей начала XX века. Попробуем разобраться.

Гражданская война

Почему победили красные в Гражданской войне, вы узнаете из этой статьи. Судьба страны решилась во время этого противостояния, которое началось в России после Октябрьской революции.

Гражданская война стала рядом вооруженных конфликтов, в которых участвовало большое количество различных этнических, политических и социальных групп, а также государственные образования. Чаша весов все время склонялась то в одну, то в другую сторону. В начале и даже в середине войны было совершенно неизвестно, кто в итоге одержит верх. Но в результате победили в Гражданской войне в России красные. Почему это произошло? Отечественные и зарубежные историки пытаются разобраться в вопросе вот уже практически сто лет.

Переломный момент

Чтобы точно понять, почему красные победили белых в Гражданской войне, нужно определиться с тем, какой момент в этом вооруженном противостоянии стал переломным.

Большинство историков сходятся во мнении, что определяющей стала Орловско-Кромская операция, которая началась 11 октября 1919 года. Исследовав факты, связанные с этими историческими событиями, можно разобраться, почему красное движение победило в Гражданской войне.

Расстановка сил

К тому времени уже на протяжении многих месяцев велись ожесточенные бои. Особенно кровопролитные сражения происходили в октябре и ноябре 1919 года. Деникин был практически у ворот Москвы, которую на тот момент занимали большевики. Белое движение уже предвкушало захват столицы красной армии. Но в результате было отброшено и разбито. Под Москвой погибли или понесли серьезные потери лучшие соединения белой армии.

После этой победы у сторонников монархии больше не было громких успехов, хоть Гражданская война и продолжалась еще на протяжении трех лет. Однако им отныне приходилось только обороняться. Серьезных операций и прорывов не осуществлялось, красным войскам никто уже всерьез не угрожал, перевес теперь оказался полностью на их стороне.

Размышляя о том, почему победили красные в Гражданской войне, в причинах этого, выделяют три основных фактора, сыгравших решающую роль. Без них большевикам не удалось бы победить ни в Орловско-Кромской операции, ни в Гражданской войне в целом. По крайней мере, именно такого мнения придерживается большинство историков.

Мир с Германией

Одним из факторов того, почему победили красные в Гражданской войне, является то, что весной 1918 года стало известно о том, что большевики заключили сепаратный мир с Германией в Первой Мировой. После этого их сторонники по Антанте захотели отомстить большевикам за предательство. А это были серьезные противники: Франция, Англия, Италия, Япония и США. Они решили начать интервенцию прямо на территории своего вчерашнего союзника.

При этом формально все прикрывалось благими намерениями, которыми, как известно, чаще всего выложена дорога в ад. Недавние союзники России по Антанте откликнулись на призыв, поступивший от белого движения. Фактически же это стало предательством идеалов и интересов противников большевизма, которые обменяли на мифическую поддержку в борьбе против Владимира Ленина и его ближайших соратников.

Наемники в красной армии

Примечательно, что советские историки всегда старались всячески обойти стороной вопрос участия на стороне красных войск воинских соединений из других стран. При этом они постоянно пытались выпячивать напускной интернационализм. Рассказывая о том, что под красным знаменем мог оказаться солдат и офицер любой национальности и вероисповедания.

При этом доподлинно известно, сохранились документальные свидетельства, что в составе рабоче-крестьянской красной армии формировались целые отряды и соединения, составленные из китайских, прибалтийских и других добровольцев из самых разных стран. Все они выступали на стороне большевизма. Правда, в действительности они охотно соглашались сражаться за Ленина и его сторонников не из идейных соображений, а за щедрое вознаграждение из богатой царской казны, которая в результате Октябрьской революции оказалась в руках красных. Практически никто из этих иностранных легионеров не был идейным коммунистом. При этом они по-настоящему зверствовали во время Гражданской войны на территории другой страны, о чем сохранилось немало документальных свидетельств.

Командирский состав

Разбираясь в том, почему белые не смогли победить красных, не стоит забывать об еще одном важном факторе. Своими корнями он уходит еще в осень 1917 года, когда большевики только захватили власть. В то время для них это стало такой неожиданностью, что никаких конкретных планов по поводу старого руководства, кроме его полнейшего уничтожения, у них не было. Не было и разработанной системы управления.

Когда немцы открыто перестали соблюдать условия заключенного с ними Брестского мира, самым насущным стал вопрос создания собственной боеспособной армии. К тому же в стране начиналась полномасштабная Гражданская война с опасным и сильным противником, которым являлось белое движение в 1918 году. Поэтому большевики посчитали необходимым бросить все свои ресурсы на решение этой задачи.

Реализовывать ее стали следующим образом. Для начала в красную армию начали набирать рабочих, а также сочувствующих и, конечно, коммунистов, верных партии и Ленину. Командирами в небольших воинских подразделениях в то время становились политработники и комиссары. Причем это происходило даже в том случае, если у них не было никакого военного опыта. Политической грамотности и умению вести эффективную пропаганду красные уделяли больше внимания, чем военным умениям.

Срочные перемены

Этот метод себя не оправдал, скоро стало очевидным, что он приводит к катастрофическим последствиям. Воинские части с подобными руководителями не могли вести полноценных боевых действий, так как у большинства солдат и их начальников не было никакого представления о воинском деле. При столкновениях с хорошо организованными отрядами белого движения большевики часто попросту разбегались, часто терпели обидные, досадные и даже унизительные поражения.

Кардинальным образом изменить ситуацию решил близкий соратник Ленина Троцкий. Он принял решение принимать на должность командиров только бывших офицеров царской армии. Они, конечно, были врагами зарождающегося нового строя, но зато умели грамотно и эффективно воевать. Только они могли принести победу молодому советскому государству.

Переломным моментом, который во многом определил, почему победили красные в Гражданской войне, стал переход на сторону большевиков самых талантливых командиров царской армии. Это Бонч-Бруевич, Брусилов, Шапошников, Егоров и многие другие, менее известные военачальники. В результате на стороне большевиков стала воевать практически половина бывшего царского генеральского штаба.

Это выровняло ситуацию в противостоянии с белым движением.

Мы новый мир построим

Многие сегодня пытаются подводить итоги Гражданской войны. Почему победили красные? Это один из главных вопросов, на который еще предстоит найти ответ. Очевидно, что еще одной важной причиной стала банальная вера в новый мир.

Причем в советские годы однозначно утверждалось, что все красноармейцы верили в победу коммунизма, после которой начнется рай на земле. А вот после краха СССР многие стали утверждать обратное. Мол, победили красные не умением, а числом. За ними были комиссарские заградотряды, которые не давали отступать даже в самых безнадежных ситуациях, поэтому деваться им было некуда. А главными были не социалистические идеалы, а желание заполучить безграничную власть и удовлетворить свои самые низменные инстинкты.

Но в действительности идея в то время играла немаловажную роль. Идея красных оказалась посильнее, чем то, что могло предложить своим солдатам и офицерам белое движение.

www.syl.ru

Почему выиграли красные?: sofya1444 — LiveJournal

http://sputnikipogrom.com/history/1712/civilwarfaq/#.VaeisbWdOCm

Поскольку гражданская война отличалась чудовищной хаотичностью и абсолютной неразберихой, то даже спустя 80 лет в головах людей царит абсолютный хаос и незнание элементарных вещей. Рассмотрим самые популярные заблуждения и предрассудки, прочно укоренившиеся в головах за 70 лет советской историографии и 20 лет постсоветской.

Народ поддержал большевиков
Самое распространенное заблуждение. Бесспорно, большевикам по части демагогии и популизма не было равных, но речи о массовой поддержке большевиков нет. По результатам выборов в Учредительное собрание большевики получили лишь 24% голосов, почти в два раза уступив эсерам. При этом даже на фронтах, с привлекательнейшим лозунгом «Долой войну!» большевики умудрились набрать всего 40% голосов. Эсеры, в свою очередь, в некоторых регионах получали по 85-90% голосов.

Еще аргументом против народной поддержки большевиков может служить более десятка массовых крестьянских восстаний, произошедших в период с 1918 по 1921 год, в которых участвовали целые регионы, десятки тысяч человек. Только полнейший идиот может поверить в лубочные картинки, как крестьяне радостно встречают большевиков, которые пришли уморить их голодной смертью, забрав хлеб и зерно. Но и идиот прозреет, посмотрев результаты выборов в Учредительное собрание.

Интервенция
Роль интервенции преувеличена советской историографией примерно в несколько тысяч раз. Во-первых, интервенция началась еще до подписания Брестского мира, причем англичане высадились в Мурманске под предлогом защиты железной дороги от немцев с разрешения большевиков. Вопли о том, что иностранные капиталисты хотели погубить дело революции — не более чем пропагандистская уловка времен войны. Интервентов большевики интересовали примерно как ползающие под ногами букашки. Они не вступали в столкновения с красной армией (за редчайшими исключениями на Севере, впрочем, и там из-за малочисленности столкновения были несерьезными), изредка лениво перестреливаясь с красными. Иногда и вовсе фактически сотрудничали с красными, как в случае с американским экспедиционным корпусом «Сибирь», охранявшим участок Транссиба. Большинство иностранных легионов покинуло РСФСР спустя год — в 1919 году. Японцы на Дальнем Востоке задержались подольше, но и их большие страны насильно заставили покинуть регион к 1922 году.

Воевали добровольцы
Абсолютно неверное утверждение как применительно к РККА, так и к Белой армии. Красные пытались создать армию на добровольных началах, но уже через месяц объявили о переходе к принудительной мобилизации, т.к. стало ясно, что желающих отдать жизнь за интернационал ничтожно мало. За время гражданской войны из РККА дезертировало не менее 2,6 млн человек. Это в 8 раз больше, чем вся численность Белой армии (!).

Белая армия, также сначала комплектовавшаяся на добровольческой основе, через несколько месяцев перешла к мобилизациям крестьян и пленных красноармейцев, поскольку за несколько месяцев существования основа белых сил — Добровольческая армия — смогла завербовать порядка 6 тысяч человек. Стоит отметить, что стороны были в неравных условиях. Большевики контролировали бОльшие территории и зачастую в этих регионах царил голод, поэтому записаться в РККА было проще и выгоднее, т.к. солдаты обеспечивались едой. Белые контролировали территории, голода не знавшие, вдобавок, чтобы добраться до них из других регионов, необходимо было проделать долгий путь по захваченным большевиками территориям, которые отстреливали офицеров, ехавших на юг. Под контролем красных были территории с населением чуть более 100 млн человек, белые контролировали максимум 40-50 млн.

Царские офицеры перешли на сторону красных
О массовом переходе царских офицеров на сторону красных нельзя говорить. По САМЫМ завышенным оценкам, которые сообщали сами большевики и которые не считаются достоверными практически ни одним исследователем, до принятия декрета о принудительной мобилизации на сторону красных перешло 8 тысяч офицеров. Вероятнее всего, достоверное их количество было вдвое меньшим, порядка 3-4 тысяч. После мобилизации их число составило 35 тысяч, к концу войны эта цифра выросла до 55 тысяч. На стороне белых воевало 170 тысяч офицеров. На стороне красных — порядка 20% офицеров царской армии (данные Волкова). В советское время называлась цифра 30% (Кавтарадзе). Вместе с тем, белые потеряли больше офицеров, чем красные. Белых офицеров погибло около 55 тысяч, тогда как красных — только 10 тысяч. Большее число потерь объясняется, во-первых, гораздо большим соотношением офицеров и рядовых в белых армиях (офицерские полки), во-вторых — тем, что красные офицеры зачастую занимали штабные должности.

Чем руководствовались офицеры, переходя на сторону красных
Довольно сложный момент. Мотивация у каждого была своя. Кто-то примкнул к большевикам потому, что увидел в них власть (кто сидит в столице, тот и власть), кто-то — чтобы спастись от голода, кто-то был принудительно мобилизован. Ну и конечно, нельзя забывать и о тщеславии. Бывшие царские офицеры, особенно среднего и низкого звена, делали в красной армии фантастические карьеры. Поручик (правда, Семеновского полка) Тухачевский за несколько месяцев стал командармом, а затем и командующим фронтом, вахмистр Буденный командовал армией, а полковники Вацетис и Каменев стали главнокомандующими вооруженными силами РСФСР. С такими фантастическими карьерами сложно устоять перед демоном тщеславия. У белых же все офицерские должности занимали соответствующие офицеры, офицеров был переизбыток, и потому моментальный взлет до генеральских должностей не светил.

Если при белых было так хорошо, то откуда взялись партизаны?
Достаточно сказать, что возглавлял так называемых «сибирских партизан», воевавших с Колчаком, выдающийся «коренной сибиряк» Нестор Каландаришвили по кличке Дед, до революции бывший профессиональным грузинским боевиком и налетчиком (грабил ювелирные лавки), а в Сибири оказавшийся за несколько лет до революции, скрываясь от преследований властей. Выглядел он как натуральный Шамиль Басаев:

Кроме Деда в борьбе с антинародным белым режимом отметились отряды корейских партизан (!). Иркутск, например, освобождал китайско-корейский отряд. Как гласил отчет Приморского отделения большевиков: «Китайцы и корейцы принимали деятельное участие в партизанском движении в течение 1919 г. Помимо непосредственного участия, китайцы и корейцы оказывали и оказывают большую помощь своими фанзами, разбросанными повсюду, а также едой и табаком». Еще одним патриархом партизанского движения был Хан Чханголь aka Григорий Хан, который раздавал оружие, полученное от большевиков, «корейским трудящимся». Корейцев так волновала судьба мирового интернационала, что они создали в одном только Приморье 36 партизанских отрядов.

Особенно интересно, что «партизаны» агитировали крестьян бороться против Колчака при помощи таких листовок: «Я, Великий Князь Николай Николаевич, тайно высадился во Владивостоке, чтобы вместе с народной советской властью начать борьбу с продавшимся иностранцам предателем Колчаком. Все русские люди обязаны поддержать меня. Великий Князь Николай. С подлинным верно, главнокомандующие народным фронтом Енисейской губернии Кравченко и Щетинкин». К слову, Щетинкин был штабс-капитаном царской армии, сразу же после революции став активным большевиком. А Кравченко через пару лет убили благодарные крестьяне. Еще одним видным партизаном был грузинский курьер (до революции подпольно перевозил оружие) Сургуладзе, которого тоже убили благодарные местные жители.

Ну и конечно, история «партизан» будет неполной без Якова Тряпицына. Этот чудесный человек вошел в историю тем, что уничтожил целый город «просто так». Со своим отрядом он вытеснил японцев из Николаевска 7—на-Амуре, после чего устроил жителям города сельский час, расстреляв уйму населения, затем оставшихся выгнал в тайгу, а город поджег и взорвал, оставив от него только руины. Даже видавшие виды большевики изумились такой инициативе и по-быстрому расстреляли Тряпицына. У него была жена Нина — брюнетка с томными глазами, служившая в начштаба РККА, ее также расстреляли за компанию. Сами большевики (!!) писали про него: «Кучка авантюристов во главе с Тряпицыным прикрываясь громкими, красиво звучащими лозунгами, захватила власть в свои руки и, заботясь якобы о благах народа, расстреливала без суда и следствия направо и налево, правых и виноватых, довела наконец до того, что это-то так усердно опекаемый народ до того был терроризирован, до того напуган, что каждый из нас не мог с уверенностью сказать, будет ли он завтра жив. Подводя всех под категорию белых, опричники Тряпицына растерзывали старых, испытанных партизан, расстреливали женщин и детей, до грудных включительно. И хотя бы расстреливали, а то кололи штыками и разбивали черепа обухами, а грудных и младого возраста детей разрывали пополам и бросали в реку, женщин и детей поначалу обесчещивали, а затем уже, по их характерному выражению: „Коцали“».

Почему победили красные?
Красные победили по вполне естественным причинам. Во-первых, к концу войны численность РККА составляла 5,5 млн человек. Тогда как численность белых армий на пике их развития в 1919 году составляла не более 300 тысяч (по самым максимальным оценкам — 500 тысяч) человек. Кроме того, за счет принудительных мобилизаций и заманиваний плюшками, в РККА удалось привлечь не только уголовников и диверсантов, но и профессиональных военных. Красным перешли в руки склады царской армии, а белые остались практически без всего.

Кроме того, большевики имели огромное количество профессиональных диверсантов, налетчиков, террористов, блатарей, убийц и прочих шаромыжников, которые еще до революции были хорошо известны в криминальных и политических кругах. Им не составляло труда изводить диверсиями регионы, которые были заняты белыми. На момент начала войны у красных была испытанная разветвленная террористическая сеть.

Помимо прочего, другие страны поддержали красных куда больше, чем белых. Несмотря на то, что формально помощь оказывалась белым, уже то, что интервенты красных не трогали, свидетельствовало о многом (в Венгрии красных развешали на деревьях за несколько дней). Да и помощь, оказываемая Антантой белым армиям, была, мягко говоря, очень низкого качества (ставший хрестоматийным пример: шпаги для фехтования, «по ошибке» присланные Юденичу вместо оружия).

Сыграла свою роль и разрозненность движения. Если на юге белые армии были хорошо организованы (хотя и там не все хорошо было с Донским войском), то в Сибири дела у Колчака шли совсем неважно. Мало того, что сибирские войска по боевым качествам заметно уступали войскам Юденича или юга России, так еще и в подчинении у него были мутные персонажи типа Семенова, Анненкова или Унгерна, которые больше походили на анархистские отряды.

Наконец, главную роль сыграла неосведомленность населения. Там, где успевала побывать Советская Власть, люди чуть ли не поголовно записывались в белые армии. Там же, где Советской власти не было, крестьяне просто не верили рассказам об ужасах большевизма, считая их пропагандой и фантазиями. В итоге, как известно, советская действительность оказалась в разы круче даже самых смелых фантазий. Но было уже поздно…

КОММЕНТАРИИ



Ставрогин

Тут разговор о чем? О том, почему победили красные? Так это просто:
1. Централизованное командование. Белые силы по сути представляли собой конгломерат группировок, не имевших единого стратегического центра.
2. Институт заложников из семей призванных красноармейцев. Красные прибегали к расстрелам семей призывников, несмотря на это, до трети всех призванных дезертировали.
3. Отсутствие у белых внятной идеологии: часть была либералами, часть - монархистами, часть вообще за диктаторский режим, что путало население.
4. Предательство поляков во время решающего наступления на Москву, каковое предательство фактически спасло красных (мы писали об этом).
5. Перевербовка частей анархистов на свою сторону, также сыгравших свою роль в решающий момент.
6. Активное использование иностранных наемников, одних только китайцев воевало до 50 000 за красных. Причем в центре страны - есть многочисленные свидетельства их пленения и расстрела под Одессой, например. Плюс латыши, евреи, грузинские террористы и т.п. классика.
7. Предательства со стороны Антанты. Антанта обещала помощь, белые строили стратегию в расчете на эту помощь, помощь не приходила. Можно с уверенностью сказать, что по сути Антанта играла за большевиков.
8. Использование биологического оружия - вспышки тифа в белых армиях в решающие моменты не ложатся на типичные паттерны распространения этого заболевания, есть все основания подозревать намеренное инфицирование (благо, оно разносится блохами - набрал банку с больных, да кинул в окно штаба).
9. Использование массового террора для запугивания местного населения от сотрудничества с белыми. Белые использовали пытки только в отношении захваченных языков, красные пытали всех подряд.
10. Массовая реквизиция продовольствия, ставившая население перед выбором: или записаться за кашу в красные, или сдохнуть с голода.

В целом мы можем сказать, что белые старались действовать в тактике традиционной войны, тогда как красные применили стратегии государства-террориста, терроризующего свое собственное население. Они сработали. Второй раз метод тотального государственного террора сработал во Вторую мировую войну. Оба раза его применение привело к многочисленным жертвам среди гражданского населения и созданию огромных, плохо обученных, плохо вооруженных и плохо мотивированных орд солдат, которые тактически проиграли почти все сражения сражения, но тупо задавили массой.

Аналогичную стратегию использовали китайцы во время своей гражданской войны. В Европе использование стратегий террориста-государства не зафиксировано и вряд ли мы можем упрекать белых -несомненно, европейцев - в пренебрежении этим планомерным варварством.

Sever Ever

Большое упущение отсутствие упоминания массовой практики взятия большевиками в заложники членов семьи офицеров, в качестве гарантии их лояльности. "12 июля 1918 года начинается призыв в армию лиц рождения 1893-1897 годов. Объявляется мобилизация в армию членов коммунистической партии. Летом 1918 года в РККА отменяется выборность командиров. Офицеры старой армии мобилизуются в РККА, а их семьи берутся в заложники (в ряде случаев члены семей штаб-офицеров и генералов помещались в тюрьмы)... "

http://army.armor.kiev.ua/hist...

Стоит добавить в FAQ.

Да не только офицеров. Солдатские семьи также были в заложниках.

Кроме того, что не менее существенно, даже географически белые и красные находились в заведомо неравных стартовых условиях. Находясь в центре страны Красные владели основными транспортными коммуникациями, и благодаря этому могли эффективно маневрировать войсками, перебрасывая их со спокойных участков фронта, на угрожаемые. Белые, на старте Гражданской войны находились на периферии, и такой возможности не имели. Это кстати ключевая причина.

Ну и стоит конечно упомянуть эффективность. Соотношение потерь на одного убитого было 1 к 3 в пользу белых. Подобно соотношению потерь РККА и Вермахта двумя десятками лет спустя. Армия организованная европейцами и состоящая из белых людей в массе всегда будет эффективнее ордынского войска.

vadimkrasnoyar

Кто хочет узнать почему победили красные рекомендую прочитать фундаментальный труд на эту тему. Начало там затянуто, надо набратся терпения, но вся книга дает точное представление что было в 17м, Книга составлена по мемуарам. И про Тряпицына там подробненько. И главное, это Троцкий, Троцкий и его неиссякаемая кредитная линия и поставки американского оружия и обмундирования сделали свое дело. ( интервенты были именно Для этого и введены, для поставки Троцкому оружия, мат обеспечения) Книга называется "Реабилитации не будет" http://zarubezhom.com/antigula... здесь о роли Чешкого легиона, сформированного в Европе специально для подержки Троцкого, http://zarubezhom.com/antigula... Так же очень интересны мемуары правого эсера Питирима Сорокина, секретаря Керенского http://zarubezhom.com/Sorokin.... Катастрофа: революция 1917 года.

Бондаренко Михаил vadimkrasnoyar

Причина в том, что мат. обеспечение красных было лучше? Это дело обеспечили США? Англия и Франция просто сдали РИ (не став ей помогать и не перекрыв снабжение красных)?





  • Juri Бондаренко Михаил

    Да. В том числе и это. Прежде всего, потому что Антанте было не выгодно делиться с русскими победой над Кайзером. Как известно, делегацию Колчака на подписание мира, в Париже, не пустили. Это довольно характерный жест.

    vadimkrasnoyar Бондаренко Михаил


  • Я бы не сказал что США как государства, а банкиров из США, которые могли проворачивать такие сделки как снабжение революции в России не особо афишируя у себя в стране. А для чего? Троцкий за все расплатился царским золотом и золотом которое он выкачал из населения России, выдирая коронки и последние золотые монеты у наших прадедов. посредством ограбления и голодомора, Вот именно для этого и сделали революцию, Вычистили все золото, и бросили на растерзание коммунистам, а те уж сделали большой концлагерь.



    Cry0gen Бондаренко Михаил

    Причина была проста это Троцкий. Он создал несколько государственных институтов, которые позволили получить красным стратегическое преимущество. Во первых это существующие до сих пор военкоматы. В каждом городе куда входила Красная Армия создавался военкомат, ЧК и ячейка большевистской партии. Военкомат ставил на учет мужское население, способное воевать и проводил периодические призывы в Красную Армию. И эти институты создавались на всегда, а не на время.Территории захваченые красными исправно и централизовано поставляли бойцов. Белые ничего подобного не делали они приходили в город или село развешивали плакаты призывающие вступать в армию, если народ не шел то проводили насильственный призыв и как только войска от туда уходили, то дезертиры возвращались обратно с к своим гумнам и скирдам. Красные захватывали страну медленно, но методично. Конечно дезертирство из Красной Армии было повальным, но все равно даже те кто оставался их было больше чем белых бойцов. Были конечно и удачи ну это склады с оружием в Питере, Москве и Уфе, которую Чапаев отстоял. Но самый важный их актив был заводы которые производили патроны, оружия в стране было много, а патроны были только у красных и Европа не могла ничем помочь у них патрон был другой, а ввозить и оружие и патроны было накладно. Были еще царские деньги, которыми большевики платили крестьянам за хлеб в местах боев, у белых была резаная бумага собственного производства, а у красных настоящие рубли, хотя резаная бумага и то и другое была, но сила привычки брала свое. Троцкий так же довольно ловко организовал Красную Армию, это описано во многих мемуарах, он создал шаблон дивизии и описал как ее создать в специальном пакете документов к которому прилагались 30-50 специально обученных людей, которые выезжая на место помогали организовывать дивизию, половина была из них комиссары и ЧКисты которые промывали мозги и выполняли функции контр разведки, другая половина это были воен. спецы (бывшие офицеры) которые являлись специалистами в конкретных областях (артиллеристы, тыловики, штабные офицеры и т.д.).



    • у красных была лучшая организация, т.к. это была монолитная сила с четкими директивами из центра, белые же сидели в разных частях страны(колчак в Сибири, остальные на юге) и к тому же там было немало различных "атаманов", которые вообще были сами по себе

      Бондаренко Михаил Eugene Politdrug

      Но вот вопрос, почему у "у красных была лучшая организация"? За счет чего? За счет идеологии? Единого центра финансирования или еще чего?

      Каким образом организовавшие февральскую революцию белые стали разрозненными, а большевики имевшие в феврале 1917 года численность порядка 24000 человек стали монолоитом (и это еще не беря во внимание их конфликты с эсерами, анархистами и меньшивиками)

      Eugene Politdrug Бондаренко Михаил




          • у красныхбыла четкаяиерархия. партия подчинялась Ленину\Троцкому. в каждой губернии у партии были ячейки и отделы. где-то только несколько человек, а где-то и на тысячи шел счет. на базе этих ячеек организовывалась местная власть. потом они получали директивы из центра. на базе военкоматов осуществлялся призыв. У белых единого центра не было, был юг и была Сибирь, которые вроде как-то пытались координировать действия, но получалось не очень. К тмоу же формально к белым относились и различные атаманы, типа Семенова или Анненкова, которым все эти колчаки и деникины были по барабану, онисами делали что хотели. Анархистов большевики старались привлекать и использовать в своих интересах. Вспомните как круто большевики обманывали и кидали Махно. Эсеры частично участвовали в белом движении, но некоторые присоединились и к красным.






sofya1444.livejournal.com

Почему "белые" проиграли "красным" ?

» … Сразу укажу на три причины неудачи белого движения:
1) недостаточная и несвоевременная,
руководимая узкокорыстными соображениями помощь союзников,
2) постепенное усиление реакционных элементов в составе движения и
3) как следствие второй, разочарование народных масс в белом движении…

П. Милюков. Доклад о белом движении.
Газета «Последние новости» (Париж), 6 августа 1924 года

Для меня не совсем хорошо понятный и изученный период нашей истории, по-этому с большим интересом читаю статьи на эту тему. Предлагаю вам, как мне кажется, любопытный и качественный материал для обсуждения. Итак текст от авторов: 

К началу Гражданской войны белые превосходили красных практически во всём —казалось, что большевики обречены. Тем не менее, именно красным было суждено выйти из этого противостояния победителями. Среди всего огромного комплекса причин, которые к этому привели, отчётливо выделяются три ключевые.

Для начала стоит оговорить, что определения «красные» и «белые» в значительной мере условны, как это всегда бывает при описании гражданской смуты. Война — это хаос, а гражданская война — хаос, возведённый в бесконечную степень. Даже сейчас, спустя без малого столетие, вопрос «так кто же был прав?» остаётся открытым и трудноразрешимым.

В те же времена всё происходящее воспринималось как настоящий конец света, время полной непредсказуемости и неопределённости. Цвет знамён, декларируемые убеждения — всё это существовало только «здесь и сейчас» и в любом случае не гарантировало ничего. Стороны и убеждения менялись с удивительной лёгкостью, и это не считалось чем-то ненормальным и неестественным. Революционеры с многолетним стажем борьбы — например, эсеры — становились министрами новых правительств и клеймились противниками как контрреволюционеры. А большевикам помогали создавать армию и контрразведку проверенные кадры царского режима — в т. ч. дворяне, гвардейские офицеры, выпускники Академии Генштаба. Людей в попытках хоть как-то выжить бросало из одной крайности в другую. Или «крайности» сами приходили к ним — в виде бессмертной фразы: «Белые пришли — грабят, красные пришли — грабят, ну куды бедному крестьянину податься?». Как одиночки, так и целые воинские части регулярно меняли стороны.

Пленных могли в лучших традициях XVIII века отпустить под честное слово, перебить самыми изуверскими способами или поставить в собственный строй. Упорядоченное, стройное деление «эти — красные, эти — белые, вон те — зеленые, а эти морально нестойкие и неопределившиеся» сложилось только спустя годы.

Поэтому всегда следует помнить, что когда речь идёт о какой-либо стороне гражданского конфликта, имеются в виду не строгие ряды регулярных образований, а скорее «центры силы». Точки притяжения множества групп, которые находились в постоянном движении и непрекращающихся конфликтах всех со всеми.

Но почему же победил центр силы, который мы обобщённо именуем «красными»? Почему «господа» проиграли «товарищам»?

Вопрос о «Красном терроре»

«Красный террор» часто используется как ultima ratio, описание главного инструмента большевиков, который якобы бросил к их ногам запуганную страну. Это не так. Террор всегда шёл рука об руку с гражданской смутой, потому что является производным от предельного ожесточения такого рода конфликта, в котором противникам некуда бежать и нечего терять. Более того, противники не могли в принципе избежать организованного террора как средства.

Ранее уже было сказано, что первоначально противники представляли собой маленькие группы, окружённые морем анархической вольницы и аполитичной крестьянской массы. Белый генерал Михаил Дроздовский привёл из Румынии около двух тысяч человек. Примерно столько же добровольцев было изначально у Михаила Алексеева с Лавром Корниловым. А основная масса просто не хотела воевать, включая очень значительную часть офицерства. В Киеве офицерам случалось работать официантами, при форме и всех наградах — «так больше подают-с».

 

</p>

Второй дроздовский конный полк
rusk.ru

 

 

Для того, чтобы победить и реализовывать своё видение будущего, всем участникам требовались армия (то есть призывники) и хлеб. Хлеб для города (военного производства и транспорта), для армии и для пайков ценным специалистам и командирам.

Людей и хлеб можно было взять только на селе, у крестьянина, который не собирался отдавать ни того, ни другого «за так», а платить было нечем. Отсюда — реквизиции и мобилизации, к которым с равным рвением пришлось прибегать и белым, и красным (а до них — ещё и Временному правительству). Как следствие — волнения села, противодействие, необходимость подавлять возмущения самыми жестокими методами.

Поэтому пресловутый и ужасный «красный террор» не был решающим аргументом или чем-то резко выделяющимся на общем фоне зверства Гражданской войны. Террором занимались все и победу большевикам принёс не он.

Но что же тогда?

Авторы статьи полагают, что всё многообразие факторов можно свести к трём принципиальным моментам.

  1. Единоначалие.
  2. Организация.
  3. Идеология.

Рассмотрим эти пункты последовательно.

 

 

1. Единоначалие, или «Когда в господах согласия нет…».

Надо отметить, что большевики (или, если брать шире, «социалисты-революционеры» вообще) изначально имели очень хороший опыт работы в условиях нестабильности и хаоса. Ситуация, когда враги кругом, в собственных рядах агенты охранки и вообще ‘trust no one’ — была для них рядовым производственным процессом. С началом Гражданской большевики в общем-то продолжили то, чем занимались ранее, только в более льготных условиях, потому что теперь они сами становились одним из главных игроков. Они умели лавировать в условиях полного разброда и повседневной измены. А вот у их противников навык «привлеки союзника и вовремя предай его, пока он не предал тебя» использовался куда хуже. Поэтому на пике конфликта против сравнительно единого (по наличию одного лидера) лагеря красных дралось множество белых группировок, причём каждая вела свою войну по собственным планам и разумениям.

Собственно, этот раздрай и неповоротливость общей стратегии лишили белых победы ещё в 1918 году. Антанта позарез нуждалась в русском фронте против немцев и готова была на многое, лишь бы сохранить хотя бы его видимость, оттягивая немецкие войска от западного фронта. Большевики были крайне слабы и неорганизованны, и помощь можно было требовать хотя бы в счёт частичных поставок уже оплаченных царизмом военных заказов. Но… белые предпочли брать через Краснова снаряды у немцев для войны против красных — создав тем самым соответствующую репутацию в глазах Антанты. Немцы, проиграв войну на Западе, исчезли. Большевики неуклонно создавали организованную армию вместо полупартизанских отрядов, пытались наладить военную промышленность. А в 1919-м Антанта уже выиграла свою войну и не хотела, да и не могла нести большие, а главное — не дающие зримой выгоды расходы в далёкой стране. Силы интервентов одна за другой покидали фронты Гражданской войны.

Белые не смогли договориться ни с одним лимитрофом — в результате их тыл (практически весь) повис в воздухе. И, словно этого было мало, у каждого белого лидера в тылу сидел собственный «атаман», вовсю отравляя жизнь. У Колчака — Семёнов, у Деникина — Кубанская рада с Калабуховым и Мамонтовым, у Врангеля — орловщина в Крыму, у Юденича — Бермондт-Авалов.

 

</p>

Агитационный плакат белого движения
statehistory.ru

 

 

Итак, хотя внешне большевики казались окружённым врагами и обречённым лагерем, они могли концентрироваться на выбранных участках, перебрасывая хоть какие-то ресурсы по внутренним транспортным линиям — несмотря на развал транспортной системы. Каждый отдельно взятый белый генерал мог сколь угодно жёстко бить противника на поле боя — и красные признавали эти поражения, — но эти погромы не складывались в единую боксёрскую комбинацию, которая нокаутировала бы бойца в красном углу ринга. Большевики выдерживали каждый отдельный выпад, копили силы и били в ответ.

Год 1918-й: Корнилов идёт на Екатеринодар, но другие белые отряды оттуда уже ушли. Потом Добровольческая армия увязает в боях на Северном Кавказе, а казаки Краснова в это же время идут на Царицын, где и получают своё от красных. В 1919-м благодаря зарубежной помощи (об этом ниже) пал Донбасс, наконец взят Царицын — но Колчак в Сибири уже разбит. Осенью Юденич идёт на Петроград, имея отличные шансы его взять — а Деникин на юге России разбит и отступает. Врангель, имея превосходную авиацию и танки, в 1920-м выходит из Крыма, сражения поначалу успешны для белых, но поляки уже заключают с красными мир. И так далее. Хачатурян — «Танец с саблями», только намного страшнее.

Белые в полной мере осознавали серьёзность этой проблемы и даже попытались её решить, выбрав единого вождя (Колчак) и пытаясь координировать действия. Но к тому времени было уже слишком поздно. Причём реальная координация по факту отсутствовала как класс.

«Белое движение не завершилось победой потому, что не сложилась белая диктатура. А помешали ей сложиться центробежные силы, вздутые революцией, и все элементы, связанные с революцией и не порвавшие с ней… Против красной диктатуры нужна была белая «концентрация власти…»

Н. Львов. «Белое движение», 1924 год.

 

 

2. Организация — «война выигрывается в тылу»

Как опять-таки говорилось выше, долгое время белые обладали явственным превосходством на поле боя. Оно было столь ощутимо, что по сию пору является предметом гордости сторонников белого движения. Соответственно, изобретаются всевозможные конспирологические объяснения, призванные объяснить — почему всё так закончилось и куда же делись победы?.. Отсюда и легенды про чудовищный и не имеющий аналогов «красный террор».

А разгадка на самом деле проста и, увы, безблагодатна — белые выигрывали тактически, в бою, но проиграли главное сражение — в собственном тылу.

Н. Астров — В. Пепеляеву. Новороссийск, 16/29 января 1920 года:

«Ни одно из правительств [антибольшевистских] … не сумело создать гибкий и сильный аппарат власти, могущий стремительно и быстро настигать, принуждать, действовать и заставлять других действовать. Большевики тоже не захватили народной души, тоже не стали национальным явлением, но бесконечно опережали нас в темпе своих действий, в энергии, подвижности и способности принуждать. Мы с нашими старыми приёмами, старой психологией, старыми пороками военной и гражданской бюрократии, с петровской табелью о рангах не поспевали за ними…»

Весной 1919 года командующий деникинской артиллерией имел всего двести снарядов в день… На отдельно взятое орудие? Нет, на всю армию.

Англия, Франция и другие державы, несмотря на позднейшие проклятия белых в их адрес, оказывали немалую или даже огромную помощь. Одному только Деникину в этом же 19-м году англичане поставили 74 танка, полтораста самолётов, сотни автомобилей и десятки тракторов, более пятисот орудий, включая 6–8-дюймовые гаубицы, тысячи пулемётов, больше двухсот тысяч винтовок, сотни миллионов патронов и два миллиона снарядов… Это очень приличные числа даже в масштабах только что отгремевшей Великой войны, их не стыдно было бы привести в контексте, скажем битвы при Ипре или Сомме, описывая ситуацию на отдельном участке фронта. А уж для гражданской войны, вынужденно бедной и оборванной — это сказочно много. Такая армада, сконцентрированная в нескольких «кулаках», сама по себе могла бы порвать красный фронт, как гнилую тряпку.

 

</p>

Отряд танков Ударно-огневой бригады перед отправлением на фронт
velikoe-sorokoletie.diary.ru

 

 

Однако в компактные сокрушительные группировки это богатство не объединилось. Более того, подавляющая часть вообще не добралась до фронта. Потому что была полностью провалена организация тылового снабжения. И грузы (боеприпасы, еда, униформа, техника…) либо разворовывались, либо забивали отдалённые склады.

Новые британские гаубицы портились необученными белыми расчётами в три недели, что неоднократно приводило английских советников в смятение. 1920 год — у Врангеля, по оценке красных, на день боя отпускалось не более 20 снарядов на орудие. Часть батарей вообще приходилось отводить в тыл.

На всех фронтах оборванные солдаты и не менее оборванные офицеры белых армий, без еды и патронов, отчаянно сражались с большевизмом. А в тылу…

«Глядя на эти сонмища негодяев, на этих разодетых барынь с бриллиантами, на этих вылощенных молодчиков, я чувствовал только одно: я молился: «Господи, пошли сюда большевиков, хоть на неделю, чтобы хотя бы среди ужасов чрезвычайки эти животные поняли, что они делают».

Иван Наживин, русский писатель и эмигрант

Нескоординированность действий и неспособность организовать, выражаясь современным языком, логистику и тыловую дисциплину, приводили к тому, что чисто военные победы Белого движения растворялись в дыму. Белые хронически не могли «дожать» противника, при этом медленно и необратимо теряя свои боевые качества. Белые армии в начале и конце Гражданской принципиально отличались только степенью оборванности и душевного надлома — причём не в лучшую к финалу сторону. А вот красные — менялись…

«Вчера состоялась публичная лекция полковника Котомина, бежавшего из Красной Армии; присутствующие не поняли горечи лектора, указавшего на то, что в комиссарской армии много больше порядка и дисциплины, чем у нас, и произвели грандиозный скандал, с попыткой избить лектора, одного из идейнейших работников нашего национального Центра; особенно обиделись, когда К. отметил, что в красной армии пьяный офицер невозможен, ибо его сейчас же застрелит любой комиссар или коммунист».

Барон Будберг

Будберг несколько идеализировал картину, но суть оценил верно. И не только он. В нарождающейся Красной армии шла эволюция, красные падали, получали болезненные удары, но поднимались и шли дальше, делая выводы из поражений. И даже в тактике не раз и не два усилия белых разбивались об упорную оборону красных — от Екатеринодара до якутских селений. Напротив, неудача белых — и фронт рушится на сотни километров, зачастую — навсегда.

1918 год, лето — Таманский поход, на сборные отряды красных в 27 000 штыков и 3500 сабель — 15 орудий, в лучшем случае от 5 до 10 патронов на бойца. Нет еды, фуража, обоза и кухонь.

 

</p>

Красная армия в 1918 году.
Рисунок Бориса Ефимова
http://www.ageod-forum.com

 

 

1920 год, осень — Ударная огневая бригада на Каховке имеет батарею шестидюймовых гаубиц, две лёгких батареи, два отряда броневиков (ещё отряд танков, но в боях он не успел принять участие), более 180 пулемётов на 5,5 тысяч человек, огнемётную команду, бойцы одеты с иголочки и поражают выучкой даже врага, командиры получили кожаную форму.

 

</p>

Красная армия в 1921 году.
Рисунок Бориса Ефимова
http://www.ageod-forum.com

 

 

Красная кавалерия Думенко и Будённого заставила изучать свою тактику даже противника. Тогда как белые чаще всего «блистали» лобовой атакой пехоты в полный рост и обходом конницы с фланга. Когда армия белых при Врангеле благодаря поставкам техники начала напоминать современную — было уже поздно.

У красных находится место и кадровым офицерам — как Каменев и Вацетис, и делающим успешную карьеру «из низов» армии — Думенко и Будённый, и самородкам — Фрунзе.

А у белых, при всём богатстве выбора, одной из армий Колчака командует… бывший фельдшер. Решающее наступление Деникина на Москву возглавляет Май-Маевский, выделяющийся запоями даже на общем фоне. Гришин-Алмазов, генерал-майор, «работает» курьером между Колчаком и Деникиным, где и гибнет. Почти в каждой части процветает презрение по отношению к другим.

 

 

3. Идеология — «голосуй винтовкой!»

Чем была Гражданская война для обычного гражданина, рядового обывателя? Перефразируя одного из современных исследователей, в сущности это оказались грандиозные, растянутые на несколько лет демократические выборы под лозунгом «голосуй винтовкой!». Человек не мог выбрать время и место, где ему довелось застать удивительные и страшные события исторического значения. Однако мог — пусть и ограниченно — выбрать своё место в настоящем. Или, на худой конец, своё отношение к нему.

 

Вспомним то, о чём уже говорилось выше — противники крайне нуждались в вооружённой силе и продовольствии. Людей и продовольствие можно было достать силой, но не всегда и не везде, умножая врагов и ненавистников. В конечном итоге победитель определялся не тем, насколько жестоким он окажется и сколько отдельных сражений он сможет выиграть. А тем, что он сможет предложить огромной аполитичной массе, безумно уставшей от беспросветного и затянувшегося конца света. Сможет ли привлечь новых сторонников, сохранить лояльность прежних, заставить колебаться нейтральных, расшатать мораль врагов.

Большевики — сумели. А их противники — нет.

«Чего хотели красные, когда они шли воевать? Они хотели победить белых и, окрепнув на этой победе, создать из нее фундамент для прочного строительства своей коммунистической государственности.

Чего хотели белые? Они хотели победить красных. А потом? Потом — ничего, ибо только государственные младенцы могли не понимать, что силы, поддерживавшие здание старой государственности, уничтожены до основания, и что возможностей восстановить эти силы не имелось никаких.

Победа для красных была средством, для белых — целью, и притом — единственной.»

Фон Раупах. «Причины неудачи белого движения»

Идеология — инструмент, который сложно подсчитать математически, однако он также имеет свой вес. В стране, где большая часть населения едва-едва читала по складам, было крайне важно суметь внятно разъяснить, ради чего предлагается воевать и умирать. Красные смогли. Белые не сумели даже консолидированно решить между собой, за что воюют. Наоборот, они сочли верным откладывание идеологии «на потом», сознательное непредрешенчество. Даже среди самих белых союз между «имущими классами», офицерами, казаками и «революционной демократией» называли противоестественным — как же им убедить колеблющихся?

«…Нами поставлена громадная кровососная банка больной России… Переход власти из советских рук в наши руки не спас бы Россию. Надо что-то новое, что-то до сих пор неосознанное — тогда можно надеяться на медленное возрождение. А ни большевикам, ни нам у власти не быть, и это даже лучше!»

А. Лампе. Из «Дневника». 1920 год

 

 

Повесть о проигравших

В сущности, наша вынужденно краткая заметка стала повестью о слабостях белых и в существенно меньшей степени — о красных. Это не случайно. В любой гражданской войне все стороны демонстрируют немыслимый, запредельный уровень бардака и неорганизованности. Естественно, и большевики с примкнувшими попутчиками не составили исключения. Но белые поставили абсолютный рекорд по тому, что сейчас назвали бы «безблагодатностью».

В сущности это не красные выиграли войну, они в общем-то делали то, чем занимались и раньше — сражались за власть и решали проблемы, преграждавшие путь к их будущему.

Это белые проиграли противостояние, проиграли на всех уровнях — от политических деклараций до тактики и организации снабжения действующей армии.

Ирония судьбы — большинство белых не защищало царский режим, а то и приняло активное участие в его свержении. Они отлично знали и критиковали все язвы царизма. Однако при этом скрупулёзно повторили все основные ошибки прежней власти, приведшие её к краху. Только в более явной, даже карикатурной форме.

Напоследок хотелось бы привести слова, которые изначально были написаны применительно к гражданской войне в Англии, но прекрасно подходят

masterok.livejournal.com

Правильная униформа: Почему Красные победили Белых

Испокон веку выйти на поле боя воин мог далеко не в любой одежде. Военное обмундирование готовили любовно и тщательно, тратя на него немалые средства и стараясь даже в кровавой битве щегольнуть своим внешним видом. Доспехи самого разного вида и рода прикрывали могучие тела наших предков.

Когда же в прямом единоборстве один на один решалось - кто победит, показать себя было еще важнее, чтобы твоя доблесть проявилась еще до поединка - в украшениях, оружии, одежде.

Враг поневоле чувствовал собственную уязвимость, испытывал неуверенность и страх. Символика тоже имела большое значение в военных делах любого масштаба, особенно ярко это проявилось в России во времена Гражданской войны...

Красноармейцы в берсалье!

Войска белых с 1917 года в течение шести лет вели ожесточенную вооруженную борьбу с Красной армией, но в конце концов потерпели поражение. Это известно каждому школьнику. И хотя причин для победы красных оказалось довольно много, очевидно, что она случилась не столько из-за правильной политики последних, сколько из-за удачного применения... PR-технологий, пусть и на чисто интуитивном уровне! Недаром, видно, белый генерал А.А. фон Лампе считал, что белые могли бы победить красных, если бы они сами в своих методах, в своей деятельности... стали тоже красными».

Начало Гражданской войны с обеих сторон было отмечено невиданным до того всплеском энтузиазма и самопожертвования. Что же касается обмундирования, то сначала воевали по большей части кто в чем. В 1919 году красные нашли и разграбили склады, в которых находилась форма, разработанная еще в 1916 году художником Васнецовым: головной убор по типу богатырского шлема и разноцветные нагрудные застежки для различных родов войск.

Так что красноармейцы, также как и белогвардейцы, донашивали форму царской армии, только красные получили обмундирование нового образца, нашили на шлем звезду (это потом уже его стали называть буденновкой. первоначальное название - богатырка) - и порядок!

К 1919 году начался процесс стабилизации политической власти белых на окраинах России, а красных - в ее центре, это привело к некоторой определенности во внешнем виде бойцов, но что еще существеннее - и у тех и у других появилась своя специфическая символика.

Для белых было важным подчеркнуть свою верность православию и национальному единству России. Основной мотив красных - уничтожение всего старого и построение на его руинах коммунистического рая» для пролетариата и в первую очередь для самих себя.

На II Всероссийском совещании отечественных организаторов, проходившем 12 июня 1920 года в Москве, Ленин отмечал: -К нам теперь один за другим подходят поезда с великолепным английским снаряжением, часто встречаются русские красноармейцы, целыми дивизиями одетые в великолепную английскую одежду... и итальянское берсалье» (берсалье - экипировка итальянских мотоциклистов).

«Адамова голова» против звезды и... свастики!

Естественно, что белые стремились сохранить всю свою прежнюю символику и униформу с минимальными добавлениями того нового, что появилось в период борьбы с большевиками. Именно нежелание считаться с реалиями времени и стало для Белой армии роковой ошибкой!

Потому что красные, напротив, сумели отразить в своей символике идею абсолютной веры в будущее и в этом явно преуспели. Ведь жизнь до 1917 года отнюдь не казалась народу прекрасной, а вот надежда на лучшее живет в людях всегда.

Если на рукавах у белогвардейцев красовались георгиевские ленты, олицетворявшие доблесть, храбрость и мужество - отношение к борцам за -белую идею» было лояльным. Но что касается символики -адамовой головы» (череп со скрещенными костями) и часто сопутствовавшей ей черной униформы, то тут взгляд на белогвардейцев был иной: белые несут смерть, они - палачи трудового народа. К тому же -адамова голова» могла украшать их униформу в трех-четырех местах: на каске, на погонах, на нарукавной нашивке, что тем более отталкивало людей.

У бойцов Рабоче-крестьянской Красной армии были нарукавные знаки с алой пятиконечной звездой, под которой располагались значки должностного положения. На звездах красовались скрещенные молот и серп (в противовес черепу с костями), что декларировало защиту интересов рабочих и крестьян.

Любопытно, что на нарукавных нашивках и флажках бойцов Красной армии Юго-Восточного фронта была изображена... желтая свастика, обрамленная венком из колосьев и буквами РСФСР».

Над венком сияла маленькая звездочка. Придумал эту эмблему военный специалист В.И. Шорин, бывший полковник царской армии и большой знаток славянских военных традиций (расстрелян в 1938 году). В различных частях РККА, в частности, у ряда национальных восточных подразделений, этот знак сохранялся вплоть до 1923 года, когда по требованию наркомвоенмора Л. Троцкого был уже окончательно заменен пятиконечной красной звездой. Так что, как это ни удивительно. Гитлер был отнюдь не первым, кто в XX веке использовал свастику в качестве символа.

Что же касается нагрудного знака и значка-кокарды на головном уборе, то это. как мы знаем, также была звезда (приказ от 19 апреля 1918 года). Вот только скрещенными на ней были не серп и молот, как вначале, а молот и плуг! Видимо, серп красные посчитали тогда слишком уж архаическим символом, но потом все же вернулись к нему, так как изображения плуга и молотка не слишком-то хорошо сочетались. Многие красноармейцы носили красные шевроны углом вверх, что означало -движение вперед».

На мундирах белогвардейцев тоже были такие шевроны, правда, на них устрашала народ все та же -адамова голова», наложенная на скрещенные мечи и увенчанная лавровым венком. На правом рукаве мундира углом вниз смотрел черно-красный шеврон. В Добровольческой армии Деникина была другая его вариация - бело-сине-красный шеврон - цветов российского флага. Но к 1919 году, возможно, осознав, что треугольник острием вниз означает -движение назад», белые перевернули шеврон, уменьшив его в размерах и разместив чуть выше локтя.

Частушки про... униформу!

Все это великолепие, разумеется, дополнялось различными формами собственной пропаганды и агитации, в которых большевики показали себя непревзойденными мастерами. В России повсеместно курсировали агитпоезда и агитпароходы, миллионными тиражами печатались листовки, брошюры и газеты, распространявшие коммунистические идеи.

Улицы городов украшались красными флагами и транспарантами, плакатами и памятниками революционерам всех мастей (например, в рамках антирелигиозной кампании в августе 1918 года в Свияжске был установлен памятник... Иуде Искариоту!), устраивались театрализованные действа и митинги. При этом объектом самодеятельных частушек часто становилась униформа врага:

Кто раскрашен как плакат?
То корниловской солдат!

В то же время сам облик бойца РККА в шлеме-буденновке, облик вроде как древнерусского богатыря, человека из народа, было очень трудно осмеять. Белые этого сделать и не пытались, зато
старались представить красноармейцев слугами Антихриста: мол, -стоит только лишь перевернуть их звезду, как рога-то и полезут...» Между тем испанская поговорка XV века гласит: -Топор короля рубит, костры попов сжигают, но уличные песенки убивают быстрее!»

«Красный -человек опасный!»

Известно, что человек, одетый в ярко-красное, не только привлекает всеобщее внимание, но и служит для многих знаком опасности. Недаром все современные гламурные женские журналы не рекомендуют девушкам на свое первое интимное свидание надевать именно красное белье.

Возможно, что подсознательно желая устрашить врага, многие командиры Красной армии распорядились одевать своих бойцов в красное, что, казалось бы. противоречило всем правилам маскировки. Например, красные рубашки носили в 51-й стрелковой дивизии, а в 1919 году в Сумах у комендантского патруля были не только красные околыши на фуражках, но и красные кафтаны и галифе. Особые отряды крымской ЧК в том же 1919 году были в красном с головы до ног. на которых у них, правда, были надеты высокие белые гетры.

По словам дипломата Г.Н. Михайловского, чекисты выглядели не столько как красноармейцы, сколько как -красноиндейцы» из романа или из фильма. И красные, и белые носили -красные революционные шаровары» - галифе и полугалифе.

Вот и выходит, что недооценка белогвардейцами эмблематики своего движения не лучшим образом сказалась на ведении ими боевых действий против красных. В результате пострадала Россия.

Вячеслав ШПАКОВСКИЙ

oursociety.ru

Почему красные победили белых? Писатель Леонид Юзефович – о ходе истории | Люди | ОБЩЕСТВО

В Петербурге завершился Международный книжный салон, одним из гостей которого был историк, писатель Леонид Юзефович. Его романы в 2001-м и 2016-м признавались «Национальным бестселлером», также он лауреат престижной премии «Большая книга».  Как же сейчас, в год 100-летия Октябрьской  революции,  Юзефович оценивает её значение, гражданскую  войну и другие события, повлиявшие на ход истории – в материале SPB.AIF.RU.

О гражданской войне

– Сегодня историки предлагают не делить  в России гражданскую войну и революцию.  Считаю, это правильный подход.  Мы же говорим о Великой французской революции,  которая началась в 1789 г., а финал её чётко до сих пор так и не указан.  В итоге этот сложный  период  в истории Франции определён единым понятием – Великая революция. И нам было бы разумно говорить о Великой революции в России, которая началась в 1917-м: не делить её на Февральскую, Октябрьскую и гражданскую войну, потому что в целом это одно и то же. Когда  окончилась гражданская война – тоже большой вопрос. В советское время её концом считался 1920-ый год, взятие Перекопа.  Хотя на самом деле боевые действия завершились только в 1922-м, когда пал Владивосток, басмаческое движение, крестьянские волнения в стране  продолжались и дальше.

Юзефович рассказал о своем отношении к революции и гражданской войне. Фото: АиФ

Почему мне интересен этот  период? Потому что там человек намного виднее. В обычной мирной жизни мы многое не делаем из страха, власти закона, условностей общежития. А в  революцию, когда ломается привычный ход вещей, человек остаётся наедине с самим собой и голосом своей совести. Посмотреть на него в этот время очень интересно.

О достоверности архивов и источников

–  По истории белого движения сейчас открыто немало материалов,  однако в целом их столько, что часть даже не введена в оборот. Чего стоит архив белой  эмиграции, который хранился в Праге. В 1945-м, когда наши войска вошли в столицу Чехословакии, его весь вывезли в Москву. Сейчас он находится в Центральном государственном архиве России и доступен для изучения.  Я там работал и интересовался судьбой документов.  Это свыше миллиона единиц хранения. Интереснейшие материалы, многие из которых неизвестны. Один факт: ещё пятнадцать лет назад было разобрано немногим больше 150 тысяч дел.

Также очень любопытен архив ФСБ.  Последнюю книгу о генерале Пепеляеве я писал именно в этом архиве,  там много такого, чего мы не знаем. Сохранился, например,  дневник генерала, его стихи, которых до сих пор никто не видел.  Кстати,  часть дневника была опубликована в 1923-м, в основном  фрагменты, касающиеся   политических событий. А вот материалами, которые мне лично гораздо интереснее – воспоминания о жене, детях, тайном бракосочетании, сокровенные мысли – никто не интересовался. Архив особенно хорош тем, что часто ты можешь быть первым. В каждом деле есть так называемый лист использования, где обязательно указывается, кто его уже смотрел. И вот берёшь архивное дело –   в  листе ни одной фамилии. Понимаешь, что этого никто не видел, и появляется неизъяснимое чувство первооткрывателя.  

О пропаганде  красных и белых

– Часто говорят, что белые проиграли красным в том числе из-за слабой пропаганды. Готов спорить. У Колчака, например,  был так называемый Осведомительный отдел армии (Осведарм), который  как раз выполнял пропагандистские функции. Все помнят знаменитый большевистский  плакат Дмитрия Моора «Ты записался добровольцем?», созданный им в 1920-м. Там красноармеец тычет пальцем в зрителя, а глаза поворачиваются по ходу движения  человека. Но мало кто  знает, что  у белых имелся точно такой же. С одним изменением: «Вы записались добровольцем?». Только по одной этой детали видим, какая огромная разница в менталитете людей.

Но дело не в агитации, хотя и она сыграла свою роль. По подсчётам историков, к концу гражданской войны Красная армия насчитывала 5 миллионов штыков. Белые на всех фронтах, в Сибири, на Юге, за весь период  сумели выставить не более 700 тысяч. А исход гражданской войны был решён уже летом 1919-го.

О победе «голытьбы» над дворянами

– Думать, что с одной  стороны была  голытьба, а с другой – дворяне, интеллигенция,  белая кость – неправильно. Также неверно считать, что на стороне белых была великая культура, а красные – варвары. Это упрощённый подход к русской революции. Не нужно думать, что все кадровые,  хорошо обученные офицеры служили только у белых. В Красной армии находилось не меньше квалифицированных военных, а по некоторым данным и больше.  Дело в том, что весь кадровый корпус  старой русской армии был выбит ещё в 1914-м, потому что первыми погибают на войне кадровые офицеры.  Среди белых, например, было очень много прапорщиков.Это люди, которые кровью, храбростью  и  ранами завоёвывали свой первый офицерский чин. И вдруг приходит революция, и им говорят: «А ваша звёздочка на погонах ничего не стоит». Психологически  человеку с этим очень сложно смириться, вот он и переходит в другой лагерь.

Сегодня с момента революции прошло сто лет, и пора оценить всё взвешенно.  Давайте уйдём от идеологии и посмотрим на этот период в том числе как на огромную трагедию. Ведь люди часто оказывались по обе стороны баррикад – случайно.  Если вы живёте в Омске в 1918-м – вас мобилизуют в Белую армию. Если в это же время, но в Екатеринбурге – в Красную. Дальше идёте на войну – убивают товарища, и вы за него мстите. Не вы выбрали этот путь. Например, ижевские и воткинские рабочие за белых воевали под красным знаменем, а в бой за царя и отечество шли с песней «Смело товарищи в ногу». В целом же людей, которые по идеологическим причинам участвовали в гражданской, немного.  Большинство воспринимало это как стихийное бедствие, которое надо пережить. 

В обычной мирной жизни мы многое не делаем из страха, власти закона, условностей общежития. А в революцию, когда ломается привычный ход вещей, человек остаётся наедине с самим собой и голосом своей совести

О Колчаке

– Знаете, был такой казачий атаман Семёнов, деятель белого движения в Забайкалье и на Дальнем Востоке. О нём так говорили: «Семёнов-то сам хорош. Семёновщина ужасна». То же можно сказать о Колчаке. Колчаковщина была достаточно жёсткой и кровавой, не нужно заблуждаться. Как и красные режимы. В целом это было время, когда о мягкости, гуманизме говорить не приходится.  И кто кого больше расстрелял – сегодня спор об этом пора заканчивать. Что касается самого Колчака – это бесспорно талантливый человек, который оказался не на своём месте. В этом его трагедия. Хотя сам он личность очень достойная и вызывает всяческое уважение.  

О революции и перевороте

– Иногда просят помочь разобраться в терминологии. Мол, что произошло в 1917-м – Великая революция или переворот? Думаю, надо считать, что произошёл Октябрьский переворот внутри русской революции.  Есть даже эпиграмма в переводе Маршака: «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе». В советской историографии вообще считалось, что  25-е октября – это точка, вокруг которой вращается мир.  Мол, других «опор» в истории нет. Хотя сегодня мы знаем: приход к власти большевиков в 1917-м  многие даже не заметили. Жизнь в очередной раз доказала, что она сильнее всякой политики.

www.spb.aif.ru

Глава 1 ПОЧЕМУ ПОБЕДИЛИ БОЛЬШЕВИКИ?

Глава 1

ПОЧЕМУ ПОБЕДИЛИ БОЛЬШЕВИКИ?

Красные победили в Гражданской войне. На развалинах Российской империи они создали свое государство, Совдепию, она же Советская республика, Советская Россия, она же РСФСР с лета 1918 года, она же (с 1922 года) Советский Союз.

Почему же они выиграли, а белые и все остальные проиграли?

Почему проиграли белые?

О причинах поражения белых написано много. Особенно много писали сами белые, в эмиграции. Для красных-то все было ясно: на их стороне объективные законы истории.

Большинство белых сходились в том, что причины поражения — чисто военные. Вот если бы во время наступления под Орлом в 1919 году не надо было снимать войска против Махно… Если бы Деникин принял план Врангеля и соединился бы с Колчаком… Если бы Родзянко энергично пошел на Петроград…

Иногда даже писали о том, что вот если бы Колчак на Урале не разделял бы армии, а единым кулаком ударил бы на Самару, потом на Казань, то катились бы большевики до самой Москвы!

Почему-то не принято было задавать вопросы: а почему вообще возник Нестор Махно? Почему за ним пошли? А если уж Махно был, то почему он не шел вместе с Деникиным? Почему пришлось воевать и с большевиками, и с ним? Почему Родзянко вел себя так нерешительно? А ведь без этих вопросов все непонятно. Все и правда сводится к тактике отдельных сражений и к мудрости тех или иных решений военачальников.

Уже стало общим местом, что белые разрозненно наступали с окраин, в то время как у красных были преимущества центральной позиции.

В СССР тщательно скрывалось, что белые армии были намного малочисленнее красной, что они хуже снабжались, были порой полуголодными и полураздетыми.

Но почему белые не объединились? Почему их было так мало? Почему они оставались так бедны?

Как всегда и во всякой гражданской войне, за военными причинами стоят причины политические. Начнем с того, что воевали не только белые и красные. На первом этапе Гражданской войны, в 1918 году, Белое движение вообще слабо оформилось, а Красная Армия только начала создаваться.

Почему проиграли «розовые»?

Почему «розовые» правительства социалистов оказались еще меньше способны сопротивляться большевикам, чем белые? Ответ очевиден: за ними никто не пошел. Эсеры были популярны в крестьянстве. Крестьянские восстания принимали эсеровские лозунги. Многие крестьянские вожаки называли себя эсерами, а другие — анархистами.

Но за городскими теоретиками крестьяне не шли и права руководить собой не признавали. Они не пошли в Народную армию Комуча и в Народную армию Чайковского. Когда эсеры попытались создать свой Союз трудового крестьянства, сами крестьяне их разогнали.

И анархист Махно, и анархисты на Алтае теоретически признавали князя Кропоткина и Ткачева, но политически и Не думали им подчиняться.

Что бы ни говорили эсеры, они и сами не признавали рабочих и крестьян себе ровней. Не помог же Комуч Прикомучу. А его бывшие руководители честно сознавались Колчаку, что не могут же считать ровней длиннобородое быдло.

В результате эсеры, анархисты, меньшевики и прочие горожане оказались политиками без масс и генералами без армии. Их власть вспыхнула на мгновение и бесславно погасла.

А белые?

Конечно, Колчак и Деникин пользовались гораздо большим уважением, чем полузабытые Чернов и Авксентьев. К Чайковскому народ не пошел, а под командованием Миллера охотники воевали бесстрашно и лихо.

Но когда Колчак начал массовые мобилизации, результатом стали восстания и массовое неподчинение.

И казаки за белыми не пошли: они воевали с красными сами по себе. Краснов не хотел подчиняться Деникину. Анненков и Белов не подчинялись Колчаку. Семенов вообще создал собственное правительство и плевать хотел на Колчака. Терские казаки уважали Врангеля, но нарушали его приказы, когда он велел не трогать евреев и не сгонять с земли кабардинцев.

Белые могли быть отважны и героичны. Они могли пойти в «психическую атаку» и напасть на врага, превосходящего их численностью в пять раз. Многие операции белых — просто шедевр воинского искусства. Но белые не смогли создать массовую белую армию.

Их армии всегда были малочисленными дружинами людей одного класса, одного типа. Как только белые армии вырастали в численности — они утрачивали свое качество. А 3, 5, даже 10 тысяч врагов красные задавливали числом, уже независимо от качества.

Почему?!

Ответ не военный, а политический: потому, что у них не было единой мощной идеи.

Непредрешенчество оборачивалось тем, что белым было нечего сказать 90 % населения.

Белые могли сказать, ПРОТИВ чего они выступают. Но не могли внятно объяснить, ЗА что они борются.

Не было идеи — не было сплочения тех, кто готов воевать за эту идею.

Не было идеи — и у самих белых не оказалось достаточной воли для воплощения этой идеи в жизнь. Им самим было не за что воевать, некого сплачивать и незачем делать политику.

Некоммунистическая Россия была невероятно раздроблена. В феврале 1917 года она распалась на народы, сословия, классы, партии, группировки. Белые не сумели объединить эту Россию.

Врангель попытался это сделать, да поздно. Можно только гадать, что получилось бы, начни он воплощать свои идеи не в 1920-м, а в конце 1918 года.

Для Врангеля реформы это и есть оружие Гражданской войны. Могло ли сработать это оружие? Наверное, да… Но при условии, что белое и красное государства будут долго жить бок о бок. Как ГДР и ФРГ, как Северная и Южная Корея. Только тогда станет очевидным преимущество одного строя над другим.

«Осуществлять этот замысел летом 1920 г., когда Красная Армия достигла многократного превосходства, было поздно. Неспособность белых сразу, а не «после победы» решать насущные вопросы правопорядка и устройства повседневной жизни в союзе с крестьянским большинством населения — одна из главных причин крушения Белого движения».[252]

Белая идея

За что же воевали белые? За имения? За свои фабрики и заводы? Но даже у аристократа Колчака отродясь не было имений. И у Юденича не было. Деникин вообще внук крестьянина. Корнилов — сын рядового казака. Глупая ложь, что они защищали свои невероятные богатства.

Тогда — за что?

Идеи для ВСЕХ у белых не было. Но идея для СЕБЯ у белых была. Это была идея сохранения и продолжения России. Вопрос только, какой России? России русских европейцев. России образованного слоя, который в 1917 году насчитывал от силы 4–5 млн человек. Еще примерно столько же русских туземцев готовы были войти в этот слой, принять его представления как свои собственные. Для этих 7–8 млн из 140 было очевидно, что именно следует сохранять и зачем.

В Гражданской войне этот народ русских европейцев раскололся, разбрелся по политическим партиям и течениям. И социалисты, и коммунисты — тоже русские европейцы по своему происхождению и сути.

Одни русские европейцы хотят отказаться от самого европейства для рискованного, но увлекательного для них эксперимента — коммунисты.

Другие хотят разных типов социал-демократии — эсеры, меньшевики, анархисты.

Третьи хотят продолжения и развития исторической России — это белые.

Они хотят сохранить уютную Россию интеллигенции, встающую со страниц книг Булгакова и Пастернака. В этой России лежат стопки книг в коричневых корешках на пианино, глядят предки с картин и фотографий на стенах. Это очень симпатичная Россия, но 90 % тогдашнего! населения бывшей Российской империи не имеют к ней никакого отношения. Они не будут воевать и умирать за идею ее сохранения.

При этом 70–80 % русских европейцев ни в чем не хотят участвовать, ни к кому и ни к чему не примыкают. Все политические группировки очень и очень малочисленны… Белых попросту мало, считаные десятки тысяч боеспособных мужчин на всю колоссальную Россию.

Внутри белого лагеря

Белые постоянно грызлись между собой. Они были едины в первые смутные дни, а потом… Деникин не любил Колчака и «придерживал» Врангеля. Май-Маевский очень не хотел, чтобы Москву взял несимпатичный ему Кутепов. Врангель интриговал против Деникина.

Родзянко злился на Юденича за то, что тот умнее и удачливей. Вермонт присвоил титул князя Авалова и предал Юденича и Родзянко, чтобы попытаться посадить на престол нового царя-батюшку.

Слащев вел переговоры с большевиками, чтобы убить Врангеля и сесть на его место.

Колчак матом ругал Деникина и Май-Маевского за нерешительность и трусость. Каппель угрюмо отмалчивался, и за это ему тоже доставалось. Пепеляев тоже ругал матом — но уже Колчака, и тоже за нерешительность.

Генералы вели себя так, словно все предрешено, их Россия просто не может быть не спасена. Еле мерещился успех — и они тут же утрачивали единство. Интриги заменяли согласие, все тонуло в тумане выяснения, кто тут самый большой и важный.

По законам вчерашнего дня

Белые генералы считали, что они морально правы. Все остальные тоже должны понять их правоту и поступать «так, как надо». Возможно, такое поведение было осмысленно, пока европейская цивилизация находилась на подъеме. Но время высшего взлета было уже позади.

Белые так и не поняли, что мир изменился. Что сама Великая война — верный признак этих изменений и что никто никогда не будет жить так, как жили русские европейцы до Великой войны. Они чувствовали себя правящим слоем, носителями высших истин… Но цивилизации, в которой они и такие, как они, были высшим и правящим слоем, уже не существовало. Рыцари несуществующей империи. Граждане распадающейся цивилизации. Владельцы обесцененного пакета акций.

Типичные интеллигенты, или Без союзников

Белые вели себя так, словно все обязаны разделять их убеждения. В этом они были типичнейшими русскими интеллигентами. Они не желали понимать, что кроме них в России поднялись новые могущественные силы и без поддержки этих сил они погибнут.

Они вели себя так, словно им не нужны никакие союзники. У них были принципы и убеждения. Они не могли… простите, они не желали поступаться своими принципами и убеждениями. В том числе своей наивной верой, что Российская империя вечна.

В самой России идет Гражданская война, армии Финляндии и Польши намного сильнее любой из русских и из советских армий. Армии Эстонии и Грузии по меньшей мере не слабее, это необходимые союзники.

Пойдите на союз с Финляндией! Признайте ее независимость! Стисните зубы и согласитесь даже на рождение новой Речи Посполитой «от можа до можа»! Если вы сделаете это, Запад начнет помогать вам совершенно по-другому. Могучие армии Маннергейма и Пилсудского двинутся на Петроград и Москву. Тогда вы потеряете колонии, но сохраните Россию. И себя во главе этой России. Ведь стократ лучше сохранить часть бывшей Российской империи, чем проиграть всю Россию и до конца.

Если вы никак не можете поступиться идеей «единой и неделимой», то хотя бы врите, лицемерьте! После победы сложится совершенно новый расклад сил… Вполне может статься, что Финляндия согласится на новый союз с Россией. Вполне вероятно, что и Польшу вы заставите отдать украинские и белорусские земли. Это все возможно, если вы будете разумнее, гибче, реалистичнее. Если вы не упретесь рогом в свои бесподобные убеждения, а станете вести реальную политическую игру.

То же самое касается и союза с господами социалистами. Скинуть Директорию и арестовать болтливых членов Комуча было необходимо. В том числе и для спасения России. Но кто мешает признать идею социализации земли? Раз она так дорога крестьянам и их жалелыцикам эсерам, пусть их… Опять же, не хотите честно пойти на компромисс? Ну, так наврите! Расскажите, что вы сами немного эсеры… в душе. Не вешайте черноморских «областников», согласитесь хотя бы на словах с их бредовыми идеями. Тогда против вас не поднимутся «зеленые» восстания. Вот войдете в Москву под колокольный звон — тогда и разбирайтесь с Рябоволом и прочими черноморскими «областниками».

Большевики поступали именно так: создавали с эсерами и анархистами общее правительство, а сами воротили, что хотели. И передавили горе — «союзников», когда те перестали быть нужны.

Но белые отказались от любых компромиссов, от любых сделок и с националами, и с другими политическими силами. Они считали, что если они морально правы, то могут идти против большевиков и одни, без союзников. Они и пошли. Последствия мы расхлебываем до сих пор.

Почему проиграло крестьянство?

Здесь не место подробно писать о туземной России. Это я сделал в другой своей книге.[253] Предельно коротко: весь петербургский период нашей истории, с Петра и до 1917 года, существовала Европейская Россия, петербургская. А рядом с ней жила туземная Россия, народная. Россия, доживавшая представления и нормы более раннего, московского, периода нашей истории.

Русские крестьяне, последние московиты, привыкли — все дела по управлению Империей ворочают не они. Их дело — заниматься проблемами чисто местными. Как мужики времен Разина, как казаки времен Пугачева, они не желают уходить из своих родных мест.

Пока их не трогают, они готовы подчиняться всем, кто только командует из городов… Крестьянская масса хотела только одного: чтобы ее оставили в покое и не втягивали в Гражданскую войну.

Все равно втягивают, но и тогда крестьяне защищают свои дворы, деревни, самое большее — свои губернии. В армию, которая защитила бы всех, всю Россию, они совершенно не стремились. У повстанцев в Ярославле они взяли винтовки… И разошлись почти все, оставив оружие для своих и только для своих целей.

Невозможно без кома в горле представить себе, как умирают детишки на руках у матерей: в концлагере под осенним дождем, на сырой брюкве.

Никому не пожелаешь умереть в чекистском подвале, Увидев такую смерть своей семьи.

Но крестьяне сделали все необходимое именно для такого конца.

Крестьянство проиграло потому, что оставалось туземным.

Крестьяне, русские туземцы, «городским» «кадюкам» не верили и вместе с ними не шли. Даже если лозунги были те же самые. Пока были белые армии, сами «зеленые» отсиживались, белым не помогали. А у красных долгое время до них не доходили руки, как до Тамбовской губернии. Теперь белых нет. «Зеленые» вынуждены делать то, что не сумели сделать белые: воевать с красными. Но единого руководства у них нет, «русские туземцы» страшно разобщены. А у красных теперь руки развязаны, в каждом регионе страны они давят «зеленых» по отдельности.

Казаки вели себя почти так же. Чем дальше от своих станиц, тем неохотнее воевали они. Донские казаки после рейда Мамантова повернули не на Москву, а на Дон. Семиреченские казаки воевали только у себя. Забайкальские казаки не хотели помогать Колчаку: у них свой атаман Семенов, свои проблемы. Уссурийские казаки били красных уголовничков Лазо, но тоже Колчаку не помогали.

Терские казаки отменно воевали с Узун-Ходжой, но грустили на Украине и в России. Вроде за белых, союзники… Но стоило белым начать проигрывать, они заняли изменнически-нейтральную позицию.

Уральские и оренбургские казаки тоже не хотели идти в Россию… ну, и оказались в конце концов… кто уцелел, куда дальше от своей земли — в Персии.

А белые проиграли потому, что не смогли сплотить против большевиков всей остальной России. И остались кучкой героев, идущих против заведомо сильнейшего противника.

Почему выиграли красные?

У красных как раз была идея!

Грандиозная идея. Может быть, это вообще самая грандиозная идея за всю историю человечества. Им было для чего истязать, мучить, заставлять самих себя совершать любые усилия и сверхусилия. Ведь они строили новый мир, новую Вселенную, где все будет иначе, чем сегодня.

В своей идеологии красные соединили сразу несколько идеологий конца XIX — начала XX века. Они были одновременно революционеры и люди эпохи Просвещения. Сторонники культа науки и прогресса, убежденные в «научности» марксизма. И строители безумия «альтернативной» цивилизации под знаменами Иуды и Каина.

Красные были «за народ» и поддерживали самые причудливые идеи «народных масс», но строили тоталитарное государство. Они были сторонниками идеи национального государства, но замахнулись на создание величайшей в истории, предельно громадной Земшарной империи. Они были сторонниками первобытно-общинной «социализации земли» и рвались в космос.

У них был смысл заставлять других. Идеология была такая грандиозная, такая ослепительная, что как бы имело смысл принуждать других людей бороться за эту идею.

Да, эта идея была бессмыслицей, ложью, антисистемной и страшной. Но пока в нее верили, пока человек горел этой идеей, он сам мог идти в бой и мог гнать других. Гнать, поколачивая и постреливая. Уцелевшие поймут и оценят. А если даже именно эти не оценят — так оценят его дети и внуки.

Более того… Идея прямо позволяла врать, выдумывать, манипулировать. Разрешала сама по себе — такая уж это идея. И разрешала в том смысле, что уж очень была грандиозная. Во имя ТАКОЙ идеи можно было и наврать с три короба, и заключить союз хоть с самим чертом с рогами.

Красных было немного… В смысле убежденных красных, красных фанатиков. Были красные курсанты, поющие «Интернационал» перед расстрелом, и были генералы, отказавшиеся перейти на сторону врага ценой собственной жизни. Но это была кучка… Убежденных красных, наверное, даже меньше, чем убежденных белых.

Но, осененные своей грандиозной идеологией, рабы и жрецы сверхидеи, большевики, сделали три важные вещи, на которые оказались неспособны в России все остальные политические силы:

1. Они были совершенно беспринципны: во имя идеи. Они все и всем обещали, заключали любые союзы, легко отказывались от союзов и союзников.

Большевики договорились с националистами: отпустили их из империи как бы раз и навсегда.

Договорились с крестьянами: дали им землю.

Договорились с рабочими: дали им трудовое законодательство и объявили пролетариат солью земли.

Договорились с эсерами и анархистами, взяли их в свое правительство.

Договорились с бандитами, сделали Котовского и Григорьева красными командирами.

Они всем всё давали, еще больше обещали и в конце концов договаривались со всеми, кто оказывался им нужен в данный момент.

А разбив врага силами коалиции, предавали союзников по коалиции и били уже нового врага.

2. Большевики строили систему. Свою систему. Страшную систему террора, ВЧК и Северных лагерей, партийных камланий и распределительной системы. Но это была система. Большевистская система позволяла использовать всех жителей России.

Коммунисты объявляли свои убеждения единственно правильными, единственно возможными и единственно научными. А тех, кто так не думал, они пытали, расстреливали и принуждали. Любыми способами. И люди, которые вовсе не были коммунистами, начинали работать на их систему.

Свои государственные системы создавали националы. Но у них-то как раз и были идеи, по силе сравнимые с коммунистической. Идею национальной независимости Финляндии и Грузии разделяли очень многие в этих странах. Перед лицом внешней опасности на эту идею начинали работать даже те, кого не очень волновал национализм. Не хочешь под большевиков? Бери винтовку!

В результате взяли винтовки очень многие финны, эстонцы и поляки. Самые сильные армии после Красной Армии — национальные армии. Красная Армия проиграла войны с прибалтами, финнами и поляками.

Социалисты пытались поступать так же, но за их идеи никто не хотел умирать точно так же, как за коммунистические. А сами они то ли меньше верили в свои идеи, то ли просто как люди оказались пожиже. Социалисты создавали самые слабые системы в Гражданской войне.

Белые или вообще не строили никакой системы принуждения, как добровольцы в 1918 году. Или строили, но очень слабо, непоследовательно, робко. Даже Колчак больше психовал и кричал, чем расстреливал.

Результат?

Некоммунистическая Россия постепенно разваливалась, доживала то, что люди наработали до 1914 года. А Советская Россия росла не по дням, а по часам и развивалась.

До лета 1918 года Советскую республику можно было брать голыми руками. Пойди немцы или союзники на Москву силами трех добрых дивизий, и Советская власть рухнула бы в одночасье. Пойди на Москву Деникин в октябре 1918 года теми силами, которыми он пошел только в октябре 1919-го, — и он скорее всего взял бы Москву.

Но уже к началу 1919 года армия Советской республики превращается в грозную силу… К 1920 году РСФСР — Совдепию уже не возьмешь ни белыми армиями, ни тремя дивизиями союзников.

3. Все и всегда понимают, что армия — это только часть страны. Можно погубить даже всю армию, но во имя страны и народа. Часть можно отдать во имя целого, но не целое же ради части.

Все думали, что Россия — это целое, а политики, армии и бронепоезда — это часть. Никто не захотел бы губить Россию ради самой замечательной армии: смысла нет никакого.

А вот большевики — погубили! Им было не страшно разорить, измочалить, погубить Россию для создания Красной Армии, потому что Россия для них была не целым, а частью. Ведь пролетарии не имеют отечества. Если ваше Целое — весь мир, то почему бы и не поступиться его частью, одной отдельно взятой страной?

Красные строили свою Красную Армию для создания Земшарной республики Советов. Большевики мыслили масштабами всего земного шара… В таких масштабах Россия превращается вообще в ничтожно малую часть целого.

Не случайно главным создателем Красной Армии оказался Лев Троцкий — самый рьяный интернационалист, самый убежденный сторонник Мировой революции. Человек, абсолютно убежденный, что революция в России — только начало. Создатель коммунистического интернационала.

Та мера разорения, насилия, жестокости, подлости, перед чем остановятся любые другие политические силы, не остановит большевиков. Им не страшно погубить Россию, потому что их родина — весь мир!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о