«Nomen certe novum»: явление аркебузы и мушкета

Европейские военные кампании 1515–1521 и 1522–1525 годов продемонстрировали растущую роль ручного огнестрельного оружия на полях сражений. В техническом плане этот период ознаменовался тем, что большое значение приобрели новые типы такого оружия – аркебузы и мушкеты. Когда они возникли, что собой представляли и как распространились по Европе?

Предмет вопроса

Между 1500‑м и 1520‑м годами армии испанских королевств получают на вооружение аркебузу и мушкет, что становится качественным скачком в развитии как самого ручного огнестрельного оружия, так и способов его боевого применения. Аркебуза – это сравнительно лёгкое малокалиберное ружьё для прицельной стрельбы. Мушкет — более тяжёлое крупнокалиберное ружьё для стрельбы по защищенным целям. Аркебуза допускает стрельбу с рук, мушкет настолько тяжёл, что для стрельбы из него требуется подпорка — сошка‑форкет, бердыш или что-то подобное.

И аркебузы, и мушкеты – это длинноствольные ружья. Они имеют стволы длиной от примерно 50 калибров и более. И аркебузы, и мушкеты снабжены фитильными или колесцовыми замками и спусковыми механизмами. Также они имеют похожие ложи с прикладом для упора в плечо. Особые виды прикладов, как, например, у крепостных ружей, — это лишь исключения. По сути, различие между аркебузой и мушкетом заключается лишь в размере.

Фитильный мушкет неизвестного происхождения из коллекции Буттена с надписью «1516» на планке, приделанной над замком; шрифт надписи характерный для указанного времени, хотя форма деревянного ложа выглядит более современной. Полная длина 1,6 м. Buttin, Gay T.2

На поле боя аркебуза и мушкет появляются после 1503‑го и наверняка до 1521‑го года. Очень может быть, что новые образцы оружия проходят боевую проверку уже в кампании 1512 года. При Равенне (1512) Педро Наварро имеет под своим началом «50 отборных стрелков, ведущих огонь с подпорок-форкетов». Испанская пехота при Равенне едва не спасает своим огнём в центре позиции уже проигранное на флангах сражение.

При осаде Прато (1512) испанской пехоте удаётся с открытого места и близкого расстояния победить в перестрелке гарнизон крепости. В 1521 году «пищали, стреляющие с подпорок» снова отмечены в документах (дю Белле называет их «аркебузами» значительно позже, когда это слово уже привычно). «Верный слуга» (1527) в записи к 1524 году говорит об испанских

«hacquebutiers» и «harquebousiers», стреляющих камнями [пулями величиной] как у гаковниц».

Предпосылки появления

Более точно установить момент появления аркебузы и мушкета вряд ли возможно. «Крестным отцом» этих типов ручного оружия почти наверняка является «великий капитан» Гонсало ди Кордова. Созданы они были для того, чтобы нейтрализовать «абсолютных властелинов» западноевропейского поля боя начала XVI века — отряд французских латников или колонну швейцарских пикинёров.

При невысокой точности стрельбы гладкоствольного оружия вообще повысить точность индивидуальной стрельбы можно за счёт удлинения ствола и усовершенствования ружейных приёмов. Результативность групповой стрельбы повышается посредством увеличения количества стволов и организацией залпового огня. Облегчение оружия способствует повышению темпа стрельбы, а уменьшение калибра — увеличению запаса носимых при себе зарядов.

С другой стороны, поражающее действие малокалиберной свинцовой (оловянной) круглой пули по доспеху начала XVI века недостаточно сильно. И усилить его в то время можно было лишь за счёт увеличения калибра и порохового заряда.

Испанские аркебуза и мушкет, сделанные почти наверняка позднее, ближе к середине XVI века. В змейках зажаты куски фитиля. Калибры: 16,5 мм и 22 мм; полная длина: 1,365 м и 1,560 м соответственно. Arantegui y Sanz, лист 24

Аркебуза и мушкет решают эти задачи, соединяя известные сами по себе технические решения с достигнутым к XVI веку качеством металлообработки и изготовления пороха. Свою роль играет и возможность использовать «лучшее в Европе испанское железо».

Тактико-технические характеристики

«Типичная» аркебуза (первой половины) XVI века, как её описывает Гильмартин, весит до 10 фунтов (около 4 кг) и имеет калибр 6 линий (15 мм). Пуля для нее ½-унцовая (около 15 г). «Типичный» испанский мушкет той же поры весит свыше 18 фунтов (более 5,5 кг) и имеет калибр 7–8,5 линий, иногда 9 линий и выше (17,8–21,6 мм; 22,9 мм). Пуля для него — 2-унцовая (около 60 г).

В опытах 1970 года, результаты которых приводит Гильмартин, свинцовая пуля весом 890 гран (58 г) разгонялась до дульной скорости 330 м/с с зарядом 14 г современного чёрного пороха. В XVI веке в мушкетах использовался заряд тогдашнего, менее эффективного пороха весом с саму пулю.

Мушкет XVI века был способен пробить броню того времени на 100 метрах и нанести смертельное поражение небронированной живой цели (человек, лошадь) на 500 метрах. Всё это было возможным в том случае, если стрелку везло с попаданием, поскольку дальность прицельной стрельбы у мушкета, как и у аркебузы, не превышала 50 метров (иногда, впрочем, её считают равной 70–80 м). Темп стрельбы мушкета был несколько ниже, чем у аркебузы.

Появляется и укороченный вариант аркебузы, потомок петриналов и предшественник кавалерийских ружей и карабинов — «escopeta» (название, очевидно, от итальянского «schiopetto» — «уменьшенный schioppo»). Примерно в это же время появляются и первые пистолеты.

Шествие по Европе

По оценке Гильмартина, в 1520‑х годах аркебузу «знает вся Европа». То же, вероятно, относится и к мушкету — сверхтяжёлой аркебузе. Освоение производства новых ружей зависит теперь лишь от технических возможностей той или иной страны, а освоение и разработка тактики использования — от уровня развития в стране военной науки.

Стрелки французского короля Франциска I,

«стреляющие рядами» при Мариньяно (1515), вряд ли используют именно аркебузы, хотя налицо управление огнём стрелков, повышающее его эффективность. В 1523 году «во Франции не сыскать аркебузиров [чтобы укомплектовать отряд в полтысячи стрелков]».

В 1525 году в битве при Павии опасность, исходящая от стрелков, королём Франциском проигнорирована, что привело к катастрофическим последствиям. «Nomen certe novum», т. е. «воистину новое имя» — так очевидец битвы Франческо да Карпи говорит об аркебузе.

Испанская малокалиберная пушка-«sacabuche» 1557 года, фактически — тяжёлая гаковница. Ствол ковано-сварной, длиной 1,393 м, калибр 35 мм. Wikimedia Commons

В 1527 году ордонанс Франциска указывает иметь в войске «hacquebuttiers» (стрелков из гаковницы) и «harquebusiers» (стрелков из аркебузы) и оплачивать их в пропорции 10:1. В 1544 году «мушкет ещё полу-новость», и в арсеналах на северной границе хранятся 10 мушкетов и более 800 гаковниц.

В 1518 году по указу венецианского Совета Десяти аркебузы заменяют арбалеты в вооружении военных галер Венеции.

«Старая» для 1520‑х годов гаковница: бронзовая литая, примерно 1460–1470 гг., ствол 0,57 м, калибр 16 мм; запал сверху. Вес ствола 4,35 кг. Forrer

В то время как название «аркебуза» быстро расходится по европейским языкам XVI века, название «мушкет» распространяется медленнее. Возможно, это происходит потому, что функциональный аналог мушкета — гаковница — во многих странах уже имеется. В Испании же предшественник мушкета — тяжёлая гаковница-«sacabuche» — продолжает сосуществовать с ним ещё до середины XVI века.

Так, «до конца правления Франциска I» (1540‑е годы) французы в роли тяжёлого ружья используют гаковницы-«hacquebutes», в том числе и сделанные заново. Ещё в 1557 году во французских «Рассуждениях об артиллерии» говорится об «аркебузе с крюком» калибром 10 линий и пулей весом в 1/7 фунта (меры французские — ок. 27 мм и ок. 70 г), то есть о гаковнице.

«Аркебуза» («arco buso») из рукописи ди Джорджио около 1480 года). Калибр 30 мм, свинцовая пуля 170 г

В итальянских землях прежние названия ручного оружия сохраняются ещё в середине XVI века. У Бирингуччо находим «archibusi e schioppi» (Biringuccio, венецианское издание 1540 года), притом что «archibuso» у ди Джорджио Мартини около 1480-го года — это пищаль с крюком и с 6-унцовой (170 г) пулей, то есть гаковница.

Немецкие воинские наставления ещё до 3‑й четверти XVI века (Фронспергер) основным видом ручного оружия полагают гаковницы (или «полные» гаки — «ganze Hacken», «einfach Hacken») под свинцовую пулю весом в ⅛ фунта (40–45 г), которые «один человек носит и стрелять один может». Также Фронспергер полагает необходимыми «двойные гаки» («Doppelhacken») — «длиной до 4 футов, которые один человек носит, а стрелять ещё один нужен», рассчитанные на пулю в ¼ фунта (80–90 г) и стрельбу со станка-козла («Bock»).

Немецкая тяжёлая гаковница начала XVI века на станке-ко́зле и расчёт из двух человек. Zeugbuch

Кроме того, предписывается иметь «короткие пищали» («kurtze Büchsen»), которые имеют ствол длиной 2½ фута, куда «свободно войдёт малое куриное яйцо», а стреляют «пулями для ручницы, по 12–15 сразу», а также и сами ручницы («Handtgeschütze») и «полугаки» («halbe Hacken»), «коих множество названий и калибров».

Это всё те же основные типы ручного оружия, которые полагает необходимыми «Перечень-памятка, какие орудия надобны для малой войны в поле», составленный Леонардом Экером для баварского герцога Альбрехта в 1504 году. При этом

«пуля для доппельгака» как мера калибра известна даже в 1621 году (инвентарь огнестрельного оружия города Нойштадт в округе Заган в Силезии), а возможно, и позже.

Двойной гак с фитильным замком без спускового механизма. Мушка и целик приделаны позже. Длина 2,015 м, ствол 1,377 м, калибр 26,2 мм. Schön, S. 12

Впрочем, Янс, писавший в пору молодого немецкого национализма, полагал, что полугаки – это как раз и есть аркебузы, а полные гаки — мушкеты, намекая, де, а не немцы ли всё это изобрели.

В разных странах мушкеты и (или) аркебузы — то есть, именно это общее техническое решение — на протяжении XVI века могут быть известны как «испанские пищали». Нюрнбергский городской арсенал даже в 1579–1580 годах имеет в перечнях «испанские гаковницы» (видимо, мушкеты). В польских и западнорусских (литовских) источниках аркебузу называют «аркабузъ» или «гаркабузъ», но также и «испанская ручница», и отличают её от «[простых] ручниц». Кстати, Статут Великого княжества Литовского 1588 года (воспроизводящий текст 1566 года) указывает:

«Абы не смелъ из жадными инъшими бронѭми ходити, звлаща з р

ѹчницою, гаркабѹзомъ, и з лѹкомъ».

Или же, в источнике 1561 года:

«Тежъ мѣщане мѣста тамошнего повинни вси и кождый зособна, для обороны… гаковницы, ручницы и сагайдаки и иншую оборону… в домѣхъ своихъ мѣти»

Колесцовый замок

Ещё одно важнейшее изобретение рассматриваемого периода – это колесцовый замок. Принято считать, что первый работоспособный его образец сделан в Нюрнберге в 1515 году (в основе механизма — 10 деталей). Впрочем, есть и версия итальянского его происхождения, основанная, в том числе, на рисунках Леонардо да Винчи в «Атлантической рукописи».

Малая испанская аркебуза с колесцовым замком, датированная 1531 годом. Calvert, pl. 212

Насколько существенным оказывается это изобретение, можно судить по тому, что уже император Максимилиан (1459–1519) успевает высочайше запретить «огневое оружие, которое само свой порох поджигает». В 1532 году подобный запрет налагает венецианский Совет Десяти. Однако сложность (колесо с насечкой, пружина, ключ) и необходимость в дефицитных расходных материалах (пирит) гораздо эффективнее сдерживают распространение колесцового замка, чем запреты.

Фитильный замок останется в качестве основного на военном оружии до конца XVII века, когда его вытеснит кремнёвый. Колесцовый же замок станет характерным для оружия менее массового: пистолетов, кавалерийского и охотничьего оружия, малосерийных, штучных или выставочных образцов.

Устаревшие, но не забытые

В основной массе ручное огнестрельное оружие в 1515–1525 годах — это всё те же гаковница и ручница, известные под разными названиями в разных странах. И вовсе не обязательно они бывают новых образцов. Гаковница этого периода весит от 30 до 50 фунтов (от 9 до 15 кг) и снабжена крюком. Огонь из неё ведётся со станков или с надёжной опоры.

Особо тяжёлые («двойные») гаковницы обслуживаются расчётом из двух человек, подобно противотанковым ружьям XX века. Ствол гаковницы железный или бронзовый, среднего или большого удлинения. Могут иметься фитильный замок и спусковые приспособления.

«Старая» для 1520‑х годов гаковница: немецкая железная кованая, примерно 1470–1480 гг., длина 1,22 м, ствол 0,515 м, калибр 25 мм; запал сверху. Вес 6,25 кг. Forrer

Ручница имеет ствол среднего удлинения, железный или бронзовый («медный»), с фитильным замком и спусковым приспособлением. Ложа либо продолжает ось ствола, либо помещается под ним. Такая конструкция у Бёхайма называется «немецкий приклад».

Подводя итог, отметим, что в области ручного огнестрельного оружия десятилетие между 1515 и 1525 годами стало временем качественного скачка. Благодаря развитию промышленности на смену архаичным гаковницам стали массово приходить технически более совершенные аркебузы и мушкеты. Похожие явления в это же время происходили и в артиллерии. В попытках увеличить дальность и точность огня европейские литейщики начинают удлиняться стволы пушек, причём часто — достаточно радикально. Об этих «длинных стволах» и пойдёт речь в следующей статье.

В титульной иллюстрации использован фрагмент гравюры Эрхарда Шёна «Ландскнехт с ручницей» (вероятно, около 1535 г.). Ручница здесь называется буквально «ручная труба» («Handrohr»). Так в немецких землях и Скандинавии могли называть старые, «доаркебузные» образцы ручного оружия.


Литература:

  • Гістарычны слоўнік беларускай мовы
  • Контамин Ф. Война в Средние века. СПб, 2001.
  • Anzeiger für Kunde der deutschen Vorzeit. Band 1. 1853. URL: archive.org/details/anzeigerfurkunde01germ.
  • Anzeiger für Kunde der deutschen Vorzeit. Band 22. 1875. URL: archive.org/details/anzeigerfurkunde22germ.
  • Arántegui y Sanz D.J. Apuntes históricos sobre la artillería española en la primera mitad del siglo XVI. Madrid, 1891. URL: archive.org/details/apunteshistrico00sanzgoog.
  • Bonaparte M.‑L. Études sur le passé et l'avenir de l'artillerie. T. 1. Paris, 1846. URL: books.google.com/books?id=0rpf2TsXHz8C.
  • Catalogue de la collection d'armes anciennes européennes et orientales de Charles Buttin. Rumilly, 1933. URL: gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k6524676d.
  • Delbrück H. Geschichte der Kriegskunst im Rahmen der politischen Geschichte. Vierter Teil: Neuzeit, Berlin: Georg Stilke, 1920 (Nachdruck Berlin: Walter de Gruyter, 1962). URL: zeno.org/Geschichte/L/Delbr%C3%BCck+Gdk+4.+Teil.
  • Forrer R. Meine gotischen Handfeuerröhre // Beiträge zur Geschichte der Handfeuerwaffen. Festschrift zum 80. Geburtstag von Moritz Thierbach. Dresden, 1905. S. 23–31. URL: deutsche-digitale-bibliothek.de/item/T5CBUHARDZ5UZX4XHIh3KL6DAM23GT52.
  • Fronsperger L. Kriegsbuch Ander Theyl [Teil 2]. Von Wagenburgk und die Feldleger. Frankfurt am Mayn, 1573. URL: https://books.google.com/books?id=XoJfAAAAcAAJ.
  • Gay V., Stein H. Glossaire archéologique du Moyen Age et de la Renaissance. T. 2. Paris, 1928. URL: archive.org/details/glossairearcho02gayv.
  • Górski K. Historya artyleryi polskiej. Warszawa, 1902. URL: archive.org/details/bub_gb_gvkRAAAAYAAJ.
  • Guilmartin J.F. The weapons of sixteenth century warfare at sea // Gunpowder and galleys: changing technology and Mediterranean warfare at sea in the sixteenth century. Rev. ed. United States Naval Institute, 2003.
  • Heilmann J. Kriegsgeschichte von Bayern, Franken, Pfalz und Schwaben von 1506 bis 1651. Band I. Kriegsgeschichte und Kriegswesen von 1506–1598. München, 1868.
  • Jähns M. Entwicklungsgeschichte der alten Trutzwaffen mit einem Anhange über die Feuerwaffen. Berlin, 1899. URL: archive.org/details/bub_gb_EfzZAuG4RXwC.
  • Morin M. The origins of the wheellock: a German hypothesis. An alternative to the Italian hypothesis // Arts, Arms and Armour: An International Anthology. 1979. № 1. P. 81–99.
  • Würdinger J. Kriegsgeschichte von Bayern, Franken, Pfalz und Schwaben von 1347 bis 1506. Band II. Kriegsgeschichte und Kriegswesen von 1458–1506. München, 1868. URL: mdz-nbn-resolving.de/urn/resolver.pl?urn=urn:nbn:de:bvb:12-bsb10381114–0.

warspot.ru

Усовершенствование фитильных мушкетов

Между тем, в XVII веке постепенное отмирание доспехов, а также общее изменение характера боевых действий (повышение мобильности, широкое использование артиллерии) и принципов комплектования войск (постепенный переход к массовым рекрутским армиям) привели к тому, что размеры, масса и мощность мушкета со временем стали ощущаться как явно избыточные.

В XVII в. появились облегченные до 5 кг мушкеты с ружейной ложей, которые прижимали при выстреле к плечу. В XVI веке мушкетеру полагался помощник для переноски сошки и боекомплекта, в XVII веке, с некоторым облегчением пехотного мушкета и уменьшением калибра и длины ствола, нужда в помощниках отпала, затем отменили и использование сошек.

В России мушкеты появились в начале XVII века при создании «полков иноземного строя» — первой регулярной армии, сформированной по образцу европейских мушкетерских и рейтарских (кавалерийских) полков и до Петра I существовавшей параллельно со стрелецким войском, вооруженным пищалями. Состоявшие на вооружении русской армии мушкеты имели калибр 18—20 мм и весили около 7 кг. В конце XVII века для применения в рукопашном бою (все еще остававшимся решающим видом боя пехоты и кавалерии) мушкету придается багинет — тесак с широким клинком и рукоятью, вставлявшейся в дуло. Примкнутым багинетом можно было действовать как штыком (название «багинет» или «байонет» осталось за штыками в различных языках), однако он не позволял вести огонь и вставлялся в ствол непосредственно перед вступлением стрелков в рукопашную схватку, что заметно увеличивало время между последним залпом и возможностью действовать мушкетом как холодным оружием. Поэтому в мушкетерских полках часть солдат (пикинеры) была вооружена длиннодревковым оружием и вступала в рукопашный бой, пока стрелки (мушкетеры) примыкали багинеты. Кроме того, тяжелым мушкетом было неудобно наносить длинные колющие выпады, необходимые в бою с конным противником, и при атаке кавалерии пикинеры обеспечивали стрелкам защиту от сабельных атак и возможность стрелять в упор по коннице.

Во второй половине XVII в. этот вид оружия по всей Европе постепенно заменяются военными ружьями (фузеями) с кремневым замком.

Характеристики:

Длина оружия: 1400 - 1900 см;

Длина ствола: 1000 - 1500 см;

Масса оружия: 5 -10 кг;

Калибр: 18 - 25 мм;

Дальность стрельбы: 150 - 250 м;

Скорость пули: 400 - 550 м/с.

 

Средневековье — это острые шпили замков и рыцари с флажками на копьях. Новое время — пушки, треуголки и киверы, громоздкие ружья с кремнёвым замком. А что между ними? На ум приходят лишь перья на шляпах королевских мушкетёров. О XVII веке мы знаем меньше, нежели о том, что было до и после него.

Время мушкетёров
Тактика европейских армий XVII столетия

...Затем, признав, что дым имеет свойство
Вздыматься к небесам, — наполнить им
Огромный шар и улететь, как дым!
Эдмон Ростан «Сирано де Бержерак»


Чем необычен XVII век? До сих пор среди историков нет единства, к какой эпохе его отнести. Иногда он рассматривается как закат средневековья, иногда как рассвет нового времени. Век начался, когда рыцари в полном вооружении уже выглядели нелепо, но ещё не исчезли с полей сражений, а сквозь разрывы и клубы порохового дыма уже блестели штыки.


В это странное время жили кардинал Ришелье и д’Артаньян; философ, поэт, солдат, безбожник и писатель-фантаст, позже сам ставший литературным персонажем, Сирано де Бержерак; математик и мыслительрационалист Рене Декарт; физик и по совместительству автор первого варианта «Новой хронологии» Исаак Ньютон.


В течение XVI-XVII веков традиционные феодальные армии во всё большей мере сменялись армиями наёмными. Что, впрочем, ещё не означало появления регулярного войска. С одной стороны, короли последовательно предпочитали полностью лояльных (пока жалование выплачивалось в срок) ландскнехтов своевольным вассалам. Такие необходимые для развития капитализма прогрессивные преобразования, как ликвидация феодальной раздробленности и появление централизованных национальных государств, были бы невозможны без концентрации всей военной силы в руках правителя. Но, с другой стороны, капитализм-то был развит ещё очень слабо. И на собранные налоги король постоянное войско содержать не мог. Наёмники (желательно иностранцы, чтобы уж точно гарантировать их независимость от местной знати) набирались только в случае войны, обычно сроком на полгода.



Герои «переходной эпохи» — наёмные аркебузир, алебардщик и пикинёр. Пикинёры занимали привилегированное положение.

Для ускорения процесса вербовки солдаты нанимались не «поштучно», а целыми сработавшимися коллективами. Уже с собственными командирами и, естественно, с оружием. В промежутках между наймами «банды» (полки) ландскнехтов обычно стояли на территориях карликовых германских государств, занимаясь боевой подготовкой и вербовкой личного состава. Передвижения безработных, а потому «нейтральных» полков по Европе, а также их правовой статус в местах базирования оговаривались в то время специальными законами.



Экстравагантность военного костюма во многом была связана с низким развитием искусства фехтования. Клинком удары почти не парировали. Вражеские выпады отбивали щитом-баклером или... рукавом.

ОТ КУЛЕВРИНЫ К ПУШКЕ

Уже к началу XVI века технологии позволяли высверливать дульный канал в сплошной бронзовой болванке, а не отливать ствол сразу в виде полой трубы, как это было в эпоху бомбард. Соответственно, можно было обойтись без ввинчивающейся казённой части и заряжать орудие со ствола. Пушки стали намного безопаснее.

Тем не менее качество отливки всё ещё оставляло желать лучшего. Закладывать много пороха в орудие опасались. Для того же, чтобы не слишком проиграть в начальной скорости снаряда, ствол удлинялся до 20-30 калибров. Ввиду этого даже после изобретения «жемчужного» — гранулированного — пороха заряжение пушки занимало много времени. Кулеврина же «осадной мощности» вообще имела 5-метровый ствол, «несовместимый с шомполом». Недостаточным было и рассеяние картечи. Поэтому для самообороны батареи в неё, кроме 8-10 кулеврин, включались 2-4 фальконета.

Массовую отливку орудий под мощный заряд, но со стволом, укороченным до 12-14 калибров, удалось наладить в течение XVII века.



Русские пушки «тощих» пропорций.

Наёмный солдат получал от своих командиров регулярную плату и обучался действиям в строю, но и только. Оружие, продовольствие и экипировку он приобретал сам. Сам нанимал себе прислугу и заботился о перевозке своего имущества (в результате чего нонкомбатантов в войске оказывалась больше, чем солдат). Сам же он оплачивал и уроки фехтования, если желал научиться владеть оружием. Порядок и боеспособность поддерживались каптенармусами (капитанами-оружейниками), следящими за тем, чтобы бойцы имели положенные по штату оружие и экипировку. Тем, кто пропивал свои пики и шпаги, грозило немедленное увольнение.



Снаряжение мушкетёра: мушкет, подпорка, кортик, рожок с порохом для полки, несколько зарядцев или рог с порохом для стрельбы. И никаких кавалерийских сапог — ботфортов.

Желая привлечь на свою сторону полк, наниматель устраивал смотр. При этом в расчёт принималось не только вооружение, но и средний рост солдат, а также их внешний вид. Солдаты, смахивающие на разбойников или бродяг, не котировались, ибо возникали справедливые опасения, что они именно те, кем кажутся... Из боевых качеств проверялись только строевая подготовка, от которой зависела возможность применить пики, и умение мушкетёров набивать свои «трубы».

Это интересно

Процедура заряжания мушкета: отделить фитиль, высыпать в ствол порох из зарядца, извлечь шомпол из ложа, забить шомполом первый пыж из подсумка, забить шомполом пулю, забить второй пыж, убрать шомпол в ложе, открыть полку и высыпать на неё порох из рожка, закрыть полку, присоединить фитиль... В то время редко делали более одного залпа за сражение.


Помимо наёмников элитных, составлявших в XVII веке главную ударную силу армии, существовала ещё и обширная категория бойцов «для числа». Как только начиналась война, к армии за символическую плату присоединялись «охочие люди»: итальянцы, немцы, гасконцы, шотландцы, а также искатели приключений уже неопределимой на глаз национальности. Вооружение их было очень разнообразным: тесаки, кортики, клейморы, алебарды, копья, самопалы, арбалеты, луки, круглые щиты. Некоторые приводили и верховых лошадей класса «Росинант».



Воин со стальным щитом — рондашем.



Мушкетёры восточноевропейского образца.

Организация у наёмников этого сорта отсутствовала. И быстро привнести её было невозможно. Ведь король не располагал «лишними» сержантами и офицерами. Уже на месте из добровольцев стихийно формировались отряды, скорее заслуживающие именоваться ватагами.

Ввиду нулевой боевой ценности задачи этих формирований обычно сводились к охране тылов и коммуникаций.


В мирное время военные силы государства ограничивались гвардией — фактически телохранителями короля. Хрестоматийными примерами подобных подразделений являлись известные из произведений Дюма королевские мушкетёры и гвардейцы кардинала. Не менее знаменитая (хотя и преувеличенная писателем) вражда между которыми была обусловлена тем, что гвардейцы занимались поддержанием порядка в Париже (в других городах ещё не было полиции), а мушкетёры в свободное от охраны Его Величества время слонялись по улицам и хулиганили.



Обычный в XVI-XVII веках шлем морион: снабжённый защищающими лицо полями, обтекаемый, усиленный гребнем от рубящего удара.

АРТИЛЛЕРИЯ

«Ахиллесовой пятой» артиллерии XVII века являлась не материальная часть, а примитивная организация. На каждую пушку приходилось до 90 человек прислуги. Но почти поголовно это были рабочие-нонкомбатанты.

Перевозили пушку и боекомплект нанятые или мобилизованные гражданские возчики, позицию для неё готовили землекопы. Лишь перед боем к орудию направлялись несколько солдат, часто не имевших никакой подготовки. Они могли заряжать пушку и стрелять из неё (это было несложно). Но наводил по очереди каждое из 12 орудий батареи единственный канонир.

В результате артиллерия хорошо показывала себя в обороне. Благо, конница той эпохи окончательно растеряла боевой пыл, а баталии наползали медленно и печально. Но в наступлении пушки были бессильны. Сменить позицию после начала боя они не могли. Ни возчики, ни их лошади просто не пошли бы под огонь.



Пушки XVI-XIX веков крепились на позициях канатами за ступицы колёс или за кольца на лафете ко вбитым в землю кольям. После выстрела они откатывались, гася энергию отдачи.

Гвардию не распускали в мирное время, но в остальных отношениях её бойцы ничем не отличались от наёмников. Точно так же они приобретали снаряжение сами (за исключением форменного плаща) и сами же учились владеть оружием. Отряды эти предназначались для выполнения церемониальных и полицейских функций, а потому боеспособность их не выдерживала практических испытаний. Так, в первом же настоящем бою обе роты королевских мушкетёров устремились в конную атаку со шпагами наголо, были разбиты и расформированы. Сражаться ни в конном, ни в пешем строю (то есть крутить «караколе» с мушкетами) соратники д’Артаньяна не умели.

Пехота

К началу XVII века вооружение пехоты было довольно пёстрым. Главную силу войска составляли панцирные отряды пикинёров с 4-5-метровыми «габсбургскими» пиками. Функции лёгкой пехоты выполняли алебардщики и стрелки с аркебузами или арбалетами. В ходу оставались круглые щиты (в том числе и «противопульные» рондаши), тесаки и мечи. На вооружении сохранялись и длинные луки. Они, кстати, использовались англичанами ещё в 1627 году в боях за ту самую Ла-Рошель, под стенами которой герой- ствовал д’Артаньян.

Основой тактики оставалось наступление «баталиями» — компактными построениями 30 на 30 человек, способными отразить атаку конницы с любого направления. Алебардщики и стрелки прикрывали пикинёров.

Основной угрозой пехоте ещё в XVI веке стали пушки. Попадание ядра в баталию влекло огромные потери. Опасность представлял также охват — ведь пики подразделения могли быть направлены лишь в какую-то одну сторону. Поэтому предпринимались попытки усовершенствовать строй. В Испании была изобретена «терция»: построение 20 рядов в глубину и 60 — по фронту. Обойти её было труднее, да и число жертв артиллерийского огня несколько сокращалось.



Пикинёр в позиции для отражения конной атаки.

ЯДРО

«Крепким орешком» для артиллеристов XVI-XVII веков стала проблема снаряда. Каменные ядра, бывшие в употреблении в средние века, уже не соответствовали духу времени. Будучи выпущенными из кулеврины, они при ударе о землю раскалывались и рикошета не давали. Обмотанные верёвкой железные болванки летели намного дальше, но очень неточно. С точки зрения дальности стрельбы лучшим материалом являлся свинец. Но при ударе о землю или крепостную стену мягкий металл расплющивался в тонкий блин.

Оптимальным решением было использование бронзы, сочетавшей твёрдость и упругость с технологичностью. Но такие снаряды стоили бы слишком дорого. Находкой оказался чугун — дешёвый и пригодный для литья металл. Но для его производства требовались доменные печи, поэтому даже в начале XIX века Турция, например, испытывала нехватку чугунных ядер.

Из чугуна, кстати, можно было отлить и сами пушки, хотя при той же мощности их стволы оказывались на 10-15 процентов тяжелее бронзовых. По этой причине до конца XIX века бронза оставалась предпочтительным «артиллерийским металлом». Чугун же позволял изготовлять массу дешёвых орудий для вооружения кораблей и крепостей.



Так как ядра из камня высекали каменотёсы, а не скульпторы, геометрической строгостью формы они не отличались.

Но больший успех имело построение колоннами 30 человек в глубину и всего 16 по фронту. Казалось бы, 4 колонны являлись столь же лёгкой целью для вражеских ядер, как и 2 баталии. Но первое впечатление обманчиво. Колонне было проще выбирать дорогу, и простреливаемое пространство она преодолевала значительно быстрее. Кроме того, до конца XIX века пушки не имели механизма наведения по горизонтали. Ориентируясь на борозды, оставляемые на земле рикошетирующими ядрами, командир мог пытаться провести свой отряд между линиями огня двух соседних орудий. Наступление колоннами хорошо зарекомендовало себя и практиковалось более 200 лет.

Конница

В случае войны король по-прежнему мог рассчитывать на ополчения городов (роль которых, впрочем, сводилась к защите стен) и верных вассалов, выставляющих конницу. Ведь военную обязанность знати никто не отменял. Но боевое значение рыцарства уже с начала XVI века стало сходить на нет. Времена изменились. Помещики теперь подсчитывали доходы от своих имений и уже не стремились участвовать в войнах — разве что по традиции. Да и сами короли меньше всего стремились к тому, чтобы магнаты начали набирать личные армии.

Но конница всё-таки была нужна. Поэтому властители начали прибегать к услугам наёмных рейтаров.


«Рейтар» — это третья (после «рыделя» и «рыцаря») попытка русских выговорить немецкое слово «риттер» — всадник. В европейских языках никакой разницы между рыцарем и рейтаром нет. Её не было и на самом деле. Как рыцарская, так и рейтарская конница состояла преимущественно из бедных дворян, не имевших своих поместий. Только прежде они служили в качестве вассалов некоему крупному феодалу за натуральное довольствие, а в XVI-XVII веках за деньги — всякому, кто заплатит их.



Рыцарские доспехи, правда, в основном уже как турнирное и парадное снаряжение, продолжали совершенствоваться до начала XVII века.



Восточноевропейская тяжёлая кавалерия в XVII веке сохраняла на вооружении копья (так как дело с пикинёрами ей приходилось иметь редко). В целом она была значительно боеспособнее западной.

Наём рейтаров, впрочем, редко оправдывал себя. Уже с XVI века кавалерия находилась в глубоком кризисе. Длинные пики не оставляли ей шансов. Наиболее эффективный тактический приём — наезд — стал невозможным. Использовать же кавалерию для фланговых охватов в Европе не умели. Да и не годились тяжеловесные рыцарские клинья для манёвров.

Временный выход был найден в замене копий на длинные колесцовые пистолеты. Предполагалось, что всадник сможет расстреливать пехоту с безопасного расстояния в 5-10 метров. Неторопливо разъезжающая по полю боя и останавливающаяся для выстрела и заряжания конница наверняка производила неизгладимое впечатление. Но никакой пользы от неё не было. Тяжеловооружённый конный стрелок — это нонсенс. Сравнительно с азиатским всадником «огнестрельный» рейтар оказывался вдесятеро дороже и примерно в такой же пропорции хуже. Ибо преимуществами лёгкой кавалерии (скоростью и массовостью) не обладал.

Всё более широкое применение огнестрельного оружия пехотой сделало неспешные атаки «с пистолетом наголо» и вовсе невозможными. Конницу наконец стали переводить на фланги, чтобы использовать для нападения с холодным оружием на лёгкую пехоту врага. Но и там она не добивалась успеха, как вследствие медлительности, так и потому, что... рейтары скверно ездили верхом! В атаку конница устремлялась шагом, в лучшем случае рысью.

ПОЛКОВЫЕ ПУШКИ

Едва ли не самым радикальным нововведением Густава-Адольфа стало создание полковой артиллерии, произведшей настоящую сенсацию на полях сражений. Причём конструкция пушек не содержала ничего нового: это были самые заурядные фальконеты калибром 4 фунта. Иногда даже использовались кожаные орудия.

Революционной была организация. Каждая из пушек получила упряжку могучих казённых лошадей, постоянно содержавшихся в королевских конюшнях и приученных к грохоту выстрелов и виду крови. А также расчёт из отборных солдат, виртуозно владеющих шомполом и банником. Причём один офицер приходился уже не на 12, а всего на 2 орудия.

В результате пушки, которые до сих пор лишь держали оборону на заранее подготовленной позиции, получили возможность наступать впереди пехоты и даже преследовать противника, осыпая его картечью. Если враг пытался приблизиться, передки подъезжали и отвозили орудия.



Весовой калибр полковых пушек колебался от 3 до 6 фунтов. Стрельба велась почти исключительно картечью — лёгкие ядра давали слабые рикошеты.

Тесно связанная с искусством конного боя «рыцарская» культура Западной Европы пришла в упадок. Не существовали уже орденские и королевские конные школы, в которых рыцарей учили атаковать клином. Между тем движение «стремя к стремени» галопом и конная рубка требуют хорошей подготовки как всадников, так и лошадей. Рейтарам негде было её приобрести.

У всадников начала XVII века даже не имелось оружия, которым они могли бы пользоваться в движении. Кавалерийская шпага, конечно, была длиннее и тяжелее пехотной, но разрубить шлем ею было нельзя. Попытка же колоть противника с наскоку чревата не только потерей клинка, но и переломом запястья.

Реформы Густава-Адольфа

Может сложиться впечатление, что армии XVII века были громоздкими, малоэффективными и избыточно сложными. У правителей той эпохи оно, во всяком случае, сложилось.

Не последнюю роль в этом сыграл технический прогресс. Пушки стреляли всё чаще, потери пехоты росли. Наконец, постепенное вытеснение аркебуз мушкетами, дальность эффективного огня которых превышала 200 метров, делало невозможным прикрытие баталии алебардщиками. Им пришлось бы отойти слишком далеко от пикинёров, а кто бы тогда защитил их самих от вражеской конницы?



В Европе подпорка, снабжённая лезвием и превращённая в бердыш, именовалась «шведским пером». Хотя сами шведы скоро отказались от подпорок вообще.

В 30-х годах XVII века шведский король Густав-Адольф решился реформировать армию, радикально упростив организацию. Из всех родов пехоты — пикинёров, аркебузиров, арбалетчиков, алебардщиков, мушкетёров, мечников — он сохранил лишь два: мушкетёров и пикинёров. Для снижения потерь от вражеского огня были приняты и менее глубокие построения: для мушкетёров в 4 ряда вместо 10, и 6 вместо 20-30 рядов для пикинёров.

Для повышения мобильности пикинёры были лишены защитного снаряжения, а сами пики укорочены с 5 до 3 метров. Теперь пику можно было не только с трудом удерживать наперевес, зажав тупой конец под мышкой, или упирать в землю, превращая в выставленную на пути вражеской конницы рогатину, но и наносить ею удары. Мушкеты также были значительно облегчены и стали применяться без подпорки.



В России перевооружение по европейскому образцу было начато не при Петре I, а ещё при Алексее Тишайшем. Просто он реформы проводил тихо.

Перечисленные меры, конечно, лишили армию Густава-Адольфа иммунитета к атакам конницы. Но, учитывая боевые качества рейтаров, шведы ничем не рисковали. Со своей стороны, король предпринял шаги, направленные на усиление шведской кавалерии. Всадникам запретили использовать доспехи (к тому времени у других народов всё ещё мало отличавшееся от рыцарских лат). От них начали требовать умения атаковать галопом, в строю, холодным оружием. Шведы справедливо полагали, что проблема не в пиках, а в недостаточной манёвренности кавалерии, неспособной обойти баталии.


Наконец, в Швеции армия впервые была переведена на постоянную основу, превратившись в подобие гвардий других государств. Конечно же, это влетало шведам в копеечку, но казну регулярно пополняли контрибуции с побеждённых.


«Реформированная» Швеция, малонаселённая, практически не имевшая в то время городов и вынужденная закупать оружие (но выплавлявшая половину железа в Европе и монопольно снабжавшая Англию и Голландию лесом для строительства кораблей), устроила настоящий террор на континенте. В течение столетия от шведов не было житья. Пока они не узрели под Полтавой кузькину мать.

***

В военном деле XVII век окончился так же, как и начался: досрочно, вопреки календарю. В 80-90-х годах по Европе прокатилась новая волна перевооружений. Облегчённые мушкеты и «шведские» пики спешно сменялись единообразными кремнёвыми ружьями со штыком. В течение нескольких лет армии приобрели тот вид, который практически без изменений и сохраняли до первой трети XIX века. И это была уже другая эпоха.




infopedia.su

Каков был калибр мушкета?

ZORAN 16-12-2005 20:28

И аркебузы? Как далеко они били?

Jerreth 16-12-2005 21:57

О стандартизациях там речь и не шла, даже у мушкетов 19 в.
Калибр мушкета в среднем 12-18 мм. Били, как и положено могучему гладкостволу - метров на 150-200 еще с определенной долей прицельности, а уж дальше точно как повезет. О какой-либо точности можно было говорить только для первого выстрела.

ZORAN 16-12-2005 22:03

почему только для первого?
Т.е в отдельности,вне мушкетного строя вроде "караколе" или более позних боевых порядков, он никак не рулил?
Я вообще думал,что мушкет был гораздо мощнее, раз пробивал доспехи. Что это было именно противорыцарское оружие.А потом,когда от досппехов отказались,перешли на ружья,как раз 15-18 мм. А как было на самом деле?

bulawog 16-12-2005 22:53

На самом деле так оно и было Калибр мушкета и был вокруг 18 мм плюс-минус лапоть - первые ручницы 15 века имели слишком короткий ствол и не могли обеспечить пробивную силу,достаточную для борьбы с панцирниками на самом пике эволюции лат. А вот когда появились достаточно длинноствольные аркебузы - у ландскнехтов,а к середине - концу 16 века - уже мушкеты - то латы после попыток побарахтаться - создать пулестойкие латы - которые солдат не мог толком носить - сошли со сцены. Мал-мала носились еще в Тридцатилетнюю войну в первой половине 17 века. В 18 веке латы практически уже не использовались - разве что изредка кирасирами.

ZORAN 16-12-2005 23:25

но и мушкет превратился в фузею или ружьё.Кстати, чем фузея отличалась от ружья?

Varnas 17-12-2005 12:57

Калибр мушкетов был около 25-26 мм. Пули весили по 50-60 грам. А так до начала 19 века калибр большинства кремневых ужей был до 19 мм. А вот с прицельностью не ахти - как современные гладкостволки с круглой пулей...

ErmiAk 17-12-2005 03:05

Да в общем-то это не только мушкетов касается; в музеях пистолеты тех времен иначе, как карманной гаубицей назвать стыдно

ZORAN 17-12-2005 03:49

но доспехов то они не пробивали?Насколько я знаю,в основном по пехоте стреляли, с расстояния, когда видны белки глаз.И пекаль был оружием всадника.Впрочем,речь не о нём.
А как пули делали? Просто отливали? А подгонка по калибру? Насколько я помню,делать мушкеты стали,когда порох получил зернистость. А до этого засыпать пороховую пыль в длинное дуло было проблематично, если не сказить невозможно.А какова была длина этого дула?
Всё таки 8-9 кг у мушкета против 4,5-6 у более поздней кремнёвки откуда то берутся?

bulawog 17-12-2005 10:26
quote:
Originally posted by ZORAN:
но доспехов то они не пробивали?Насколько я знаю,в основном по пехоте стреляли, с расстояния, когда видны белки глаз.И пекаль был оружием всадника.Впрочем,речь не о нём.
А как пули делали? Просто отливали? А подгонка по калибру? Насколько я помню,делать мушкеты стали,когда порох получил зернистость. А до этого засыпать пороховую пыль в длинное дуло было проблематично, если не сказить невозможно.А какова была длина этого дула?
Всё таки 8-9 кг у мушкета против 4,5-6 у более поздней кремнёвки откуда то берутся?

Ну ручницы-то заряжали зачастую не круглыми калиберными пулями,а абы чем.Подгонка по калибру решалась достаточно просто - пули зачастую отливадись под конкретный ствол. Плюс часто стреляли обернутыми в матерчатый пыж пулями.

Вес мушкета - больший калибр и более массивная кострукция,рассчитанная на стрельбу с применением подставки.

Varnas 17-12-2005 19:30

Мушкеты доспехи надежно пробивали. А зернить порох начали тока в 17-18 веке.

ZORAN 17-12-2005 19:52

и как же го заряжали?

Bonart 17-12-2005 19:57

Пороховницы с дозатором видел?

ZORAN 17-12-2005 20:00

видел,и зарядницы, я говорю,как он к стенкам не прилипал?

Bonart 17-12-2005 20:02

Дык, банили ствол-то.

Varnas 17-12-2005 20:03

видел,и зарядницы, я говорю,как он к стенкам не прилипал?
............................
Если и прилипал то пыж основную часть соскребал.

ZORAN 17-12-2005 21:07

тогда невозможно обеспечить стабильность выстрела-ХЗ скока пороха за пулей, а добавить стремно-вдруг весь соскребётся

Varnas 17-12-2005 21:20

Да при той точности изготовления меткость от етово особо врядли страдала. Да и тогда в основном залпами стреляли.

ZORAN 17-12-2005 21:30

я не про меткость,а про убойность и разрыв ствола.Недосыпешь пороху-неубьёш.пересыпешь-убьёш, но себя...

Varnas 17-12-2005 22:15

Запас прочности у ружей тово времени был достаточен для ~30 000 выстрелов...

ZORAN 18-12-2005 12:08

хм...а источник сей информации?
ибо при тогдашнем уровне металлургии, металлообработки, помноженной на массовое производство...

Varnas 18-12-2005 21:23

Да какое там массовое производство в 16 веке? А насчет прочности так расчитывать неумели вот и делали с огромным запасом.

apple 18-12-2005 22:02

Вот я стреляю из своего фитильного мушкета перетертым порохом и только сейчас задумался: а почему порох не прилипает? Не знаю... Не прилипает и все тут!

Jerreth 19-12-2005 12:37

Потому что нынешний черный порох все же гранулированный, а тогда шла пороховая мякоть.

apple 19-12-2005 21:02

Будьте внимательны! Я написал "перетертым порохом"! Аутентичность - прежде всего! Берем ручную кофемолку и перетираем на ней порох в мякоть. А даже когда из перегретого ствола начинает течь селитра, пороховая мякоть по-прежнему не прилипает.

ZORAN 20-12-2005 12:02

ХМ,а какого "века" Ваша реплика?

kad 20-12-2005 18:48
quote:
Originally posted by apple:
Будьте внимательны! Я написал "перетертым порохом"! Аутентичность - прежде всего! Берем ручную кофемолку и перетираем на ней порох в мякоть. А даже когда из перегретого ствола начинает течь селитра, пороховая мякоть по-прежнему не прилипает.

Насчет перегретости ствола мушкета - это сильно, это от души! Он у Вас что еще и очередями стреляет?

apple 20-12-2005 21:23

У меня "муляжи" немецкого фитильного мушкета второй половины 16 века, французского мушкета М.1777 An XII и карабина Mannlicher M.95. Все это позволяет в действительности самому попробовать многое, о чем другие могут только выносить предположения.

В частности, хотя я и стреляю на мероприятиях без пуль (порох плюс бумажный пыж), после 5-7 выстрелов ствол уже значительно нагревается. После примерно 10 выстрела уже вполне высока вероятность легкого ожога. В это же время, если наклонить мушкет стволом вниз, из него начинает течь черная, густая, маслянистая гадость, которую мы условно называем "селитрой". Что интересно! Если продолжать заряжать мушкет дальше - "гадость" выстрелам не мешает.

На последней "войне" (в октябре "штурмовали" крепость в Каменце-Подольском) члены нашей "фитильной секции" сделали 15-25 выстрелов каждый. Это высокая интенсивность огня для войны того периода. Например, в подсумке французского пехотинца эпохи наполеоновских войн имелась вставка с двумя большими отделениями для хранения запаса патронов в двух заклееных пачках и 6 отверстий под патроны, готовые к применению. В одном из них носилась масленка. Таким образом военное командование предпологало, что пехотинец за сражение может сделать не более 5 выстрелов.

Всех наблюдений так сразу и не перечислишь!

kad 21-12-2005 11:23
quote:
Originally posted by apple:
У меня "муляжи" немецкого фитильного мушкета второй половины 16 века, французского мушкета М.1777 An XII и карабина Mannlicher M.95. Все это позволяет в действительности самому попробовать многое, о чем другие могут только выносить предположения.

В частности, хотя я и стреляю на мероприятиях без пуль (порох плюс бумажный пыж), после 5-7 выстрелов ствол уже значительно нагревается. После примерно 10 выстрела уже вполне высока вероятность легкого ожога. В это же время, если наклонить мушкет стволом вниз, из него начинает течь черная, густая, маслянистая гадость, которую мы условно называем "селитрой". Что интересно! Если продолжать заряжать мушкет дальше - "гадость" выстрелам не мешает.

На последней "войне" (в октябре "штурмовали" крепость в Каменце-Подольском) члены нашей "фитильной секции" сделали 15-25 выстрелов каждый. Это высокая интенсивность огня для войны того периода. Например, в подсумке французского пехотинца эпохи наполеоновских войн имелась вставка с двумя большими отделениями для хранения запаса патронов в двух заклееных пачках и 6 отверстий под патроны, готовые к применению. В одном из них носилась масленка. Таким образом военное командование предпологало, что пехотинец за сражение может сделать не более 5 выстрелов.

Всех наблюдений так сразу и не перечислишь!


Все-равно странно из-за чего такой дикий нагрев, при стрельбе из обычного гладкоствола, причем в достаточно быстром темпе и с пулей или дробью нагрев конечно есть, но не катастрофический об ожегах речь вроде бы не идет, а тут - мушкет, казалось бы, и время на перезарядку достаточно большое тратится, должен успеть остыть, так оказывается - нет, странно...

apple 21-12-2005 16:11

Возможно, удивляющий нас нагрев происходит от того, что мы привыкли мыслить категориями современного оружия - калибр небольшой, заряд совсем маленький, используется ВВ, призванное всю энергию отдавать выталкиванию пули, эпоха автоматического оружия не предполагает прикосновения к стволу, большая часть которого вообще скрыта за различными механизмами или накладками. На противоположной чаше весов ледит достаточно приличная горка черного пороха, который при сгорании выделяет много тепловой энергии, и огромный мушект, который воленс-ноленс при перезаряжании приходится так или иначе постоянно брать за ствол.

guns.allzip.org

Музей дворца Топкапы. - bskamalov — LiveJournal

Музей оружия, военных трофеев и знаков отличия дворца Топкапы. Стамбул, Турция.

© All photoes by Farkhat Khaybullin

Турецкие шлемы, 17 век.
 

Турецкие палицы и топор, 17 век.

Мечи и сабли египетских мамелюков 14-16 века.
 
 

Детали вооружения тюркского конного лучника и головной доспех коня 14-16 века. Строй тюркских воинов на конях, защищенные железными доспехами - кольчугой с панцирем, вооруженные копьями, луками и стальными саблями, являли собой передовую военную тактику на протяжении многих веков, начиная с нашествия гуннов на Древний Рим, последние успешные применения этого рода войск и приемов конной войны известны в начале второй мировой войны 20 века. Весь секрет поражений легионов Древнего Рима от орд "варваров" заключался в том, что римляне воевали бронзовым оружием, в бронзовых же доспехах и в подавляющей своей массе пешими, конная армия римлян была ничтожно мала в сравнении с остальной частью войска. Против них выступал строй всадников, закованных в стальную броню, вооруженный стальным оружием, владеющий искусством выездки с самого детства. Если помните, стремена и седло это изобретение совсем не европейских народов, со времен Древней Греции в тамошней Европе всадники ездили без седел и стремян, тюрский же воин имел надежную опору на спине коня в седле и на стременах, что позволяло уверенно управлять конем, наносить сильные удары саблей и метко стрелять из лука на полном ходу.
 

Железный персидский щит и военные знаки отличия, 16 век.
 

Доспехи египетских мамелюков, 16 век.

Мечи и сабли египетских мамелюков 14-16 века.
 
 

Иранские шлемы, 16 век.

Турецкий воин.

Иранские мечи и сабли, 16 век.
 
 

Иранские мечи и сабли 17-18 века.

Турецкие мушкеты и ружья. На турецком мушкет называется "тюфяк", если помните, в русской военной истории встречается это название, первое упоминание о "тюфяках" относится к временам Куликовской битвы. 

 

Тяжелые ружья крупного калибра 18-19 веков. Использовались для обороны крепостей.

Самый крупный экземляр крепостных ружей.

Турецкие пистолеты разных веков.

Иранские: мушкет 18 века, части доспехов 17 века, топор и лук 16 века.

Топоры египеских мамелюков 15-16 века.

Луки персов и крымских татар 16-18 века.

Дротики, посередине: меч палача 17 века, ножи и кинжалы 16-18 века.

Луки султана Баязида II, колчаны и стрелы.

Турецкие ятаганы 17-19 веков.

Сабли разных европейских государств 17-20 веков.

Индийский щит 16 века, европейский меч Стефана 15 века, японский меч, подаренный султану Абдулхамиду II в 1891 г.

Меч султана Мехмеда Завоевателя, 15 век.

 

Сабли султана Мурада III, 16 век.

Меч султана Мурада IV, 17 век, меч султана Османа II (Младшего), 17 век, мечь султана Селима III, 18-19 века, внизу: меч султана Ахмеда I, 17 век.

Слева направо: сабли султана Решада V, 20 век, султана Абдулхамида II, 20 век, султана Абдулазиза, 19 век, султана Махмуда II, 19 век, султана Абдулмеджида, 19 век.

Знаки отличия.

Японские доспехи и мечи, подаренные султану Абдулхамиду II в 1891 г.
 

Средневековые европейские мечи. Обратите внимание на размеры - длина их около двух метров и более.  

bskamalov.livejournal.com

Эффективность легкого огнестрельного оружия в XVI веке

Отталкиваясь от рассказа Самюэля де Шамплена, который мы привели в прошлый раз, попробуем оценить, насколько эффективным было легкое огнестрельное оружие эпохи сражения при Лепанто. Под «легким» мы будем понимать, как это принято, категорию огнестрельного оружия, которое мог переносить и использовать один человек, т.е. включаем туда мушкеты, пистолеты, аркебузы и т.п.

В конце 1988 года в австрийском Граце были проведены испытания образцов оружия, отобранного из обширной коллекции знаменитого Грацевского Арсенала (Steiermârkisches Landeszeughaus)

Фото с сайта ludota.ru


В ходе тестов, которые провели д-р Peter Krenn и полковник Paul Kalaus, измеряли большое количество параметров, в том числе скорость пули, траектория их полета, уровни соответствующей энергии, проникающая способность для различных материалов. Общий итог этих испытаний подтвердил низкую точность легкого огнестрельного оружия той эпохи и высокое сопротивление среды движению пули. Кроме того, убойная сила пули очень быстро падала на относительно коротком отрезке дистанции стрельбы.

Для испытаний были отобраны образцы производства от 1571 до 1750-х гг., для сравнения проводили контрольные тесты для других образцов XVI, XVII и XVIII веков и современных штурмовых винтовок. Все образцы брали из числа массово производимого оружия, чтобы не повредить во время тестов уникальные образцы, находящихся в Арсенале. Три из отобранных образцов были нарезными, остальные – гладкоствольными. После отбраковки образцов, негодных для испытаний по своему состоянию, оставили 14 стволов, из которых было произведено 325 выстрелов в различных контролируемых условиях. Для заряда использовали современный охотничий черный порох "Köln-Rottweil Nr. 0" с зерном 0.3-0.6 мм. Все оружие помещалось на современные станки, поглощающие энергию отдачи. Воспламенение заряда было от электрического импульса, минуя штатную систему. Контроль траектории пули осуществлялся электронными средствами. Вес заряда рассчитывался, исходя из одной трети веса пули, хотя это правило не всегда строго соблюдалось, а зависело от конкретной конструкции оружия. Оптимальная величина заряда рассчитывалась экспериментально. Все таблицы с результатами сравнительных испытаний можно посмотреть в статье Peter Krenn, Paul Kalaus и Bert Hall, Material Culture and Military History: Test-Firing Early Modern Small Arms (Material History Review 42 (Fall 1995)). Нас будут интересовать тяжелые «испанские» мушкеты с колесцовыми и фитильными замками, вес которых достигал 13-18 кг, калибр - около 20 мм, вес пули 38-49 г.

Проводили испытания и защитных доспехов из 3-х мм стали с подкладкой из льна. Доспехи пробивались с поражением «тела» (моделировалось мылом) даже из винтовальных мушкетов на расстоянии не более 9 м. Такой же эффект давал выстрел из пистолета на этой же дистанции по незащищенному «телу». Но защищенное доспехами (из пластин от конных доспехов 1570-1580 гг. толщиной 2,8-3,0 мм) тело на этом же расстоянии выстрелом из пистолета XVI века не поражалось: пуля деформировалась и теряла всю свою кинетическую энергию. Максимум в этом случае оставались синяки на теле. Интересно, что современная броня такой же толщины защитить от выстрела на данном расстоянии не смогла, что является показателем высокого мастерства оружейников той эпохи, знавших секреты поверхностного упрочнения броневых листов.

Точность стрельбы при проведенных испытаниях оказалась ниже проведенных ранее тестов и оценок. Особенно это касается гладкоствольного оружия. Здесь играл свою роль так называемый «эффект Магнуса»: вращающаяся сферическая пуля создает при полете в воздухе вокруг себя вихревое движение; с одной стороны пули направление вихря совпадает с направлением потока воздуха, и, следовательно, скорость движения воздушной среды с этой стороны увеличивается. С другой стороны скорость обтекающего воздушного потока замедляется. Ввиду разности скоростей возникает разность давлений, порождающая поперечную силу. Впрочем, любители футбола физику этого явления смогут объяснить лучше. Для нас же важно, что на сферической пуле из гладкоствольного оружия возникает аэродинамическая сила, отклоняющая ее от прицельной линии. Невозможно ничего сделать, чтобы исключить этот эффект. Но, как мы видели в рассказе Самюэля де Шамплена, этот эффект может быть и во благо: поразить три цели одним выстрелом было бы невозможно, если бы все пули летели строго по прицельной траектории.

При испытании на точность стрельбы в Граце использовалась прямоугольная мишень размером 167х30 см (грубо – размер стоящей фигуры противника), установленная на расстоянии 100 м от огневого рубежа (для пистолетов это расстояние было 30 м). Обобщить результаты этих испытаний можно парой слов: в цель попадала только половина выпущенных пуль (для современного оружия – 100%.) При этом нелишне напомнить, что стрельба велась со станка, исключающего ошибки прицеливания, это не стрельба с руки или с сошки в боевой обстановке.

Испытания оружия в Граце выявили и ряд неожиданных характеристик гладкоствольного оружия. Так, скорость пули на выходе из ствола оказалась неожиданно высокой – в среднем 454 м/сек. Это значит, что все пули данных образцов легкого оружия покидали ствол со сверхзвуковой скоростью (330 м/сек при 20° на уровне моря). Однако несовершенные аэродинамические качества пули той эпохи приводили к тому, что начальная скорость пули быстро снижалась из-за большого сопротивления воздуха: тесты в Граце показали, что на каждом метре пути пуля теряла около 2,5 м/сек от своей скорости на первых 24 метрах траектории. (для современного оружия этот показатель составляет 0,6-1,0 м/сек). Иными словами, сферическая пуля теряет скорость в среднем в три раза быстрее, чем современные пули. И как следствие, даже легкие доспехи могли эффективно защитить от огня мушкетов, пистолетов и аркебуз. Кроме того, проведенные испытания показали, что несмотря на прогресс в создании более совершенных систем легкого оружия на протяжении XVI-XVIII веков, их эффективность практически не изменилась. Единственно, что необходимо учитывать, это более низкая стоимость огнестрельного оружия по сравнению с арбалетом (примерно в два раза дешевле) и сравнительно небольшая длительность курса подготовки квалифицированного стрелка способствовали ускоренному появлению на вооружении новых мушкетов и пистолетов.

galea-galley.livejournal.com

Мушкеты и ружья самых первых образцов, 16-17-18 веков, их характеристики?

каракурт_911 20-03-2014 20:25

Здравствуйте, уважаемые форумчане! Интересуюсь старинными образцами огнестрельного оружия, самых первых, самых древних его вариантов.

В частности, интересуют характеристики первых образцов кремневых мушкетов петровской эпохи. Калибр(наиболее распространенные калибры), масса пули, скорость пули(приблизительно) и примерно дальность прицельного огня.

Также и более ранние, первые образцы ручного огнестрельного оружия 16-17 веков. Какие характеристики имели, какая приблизительно масса и скорость пули была, дальность прицельного огня?

Когда-то давно читал книгу А.Жука, и особенно запомнилось там, что первые образцы ручного огнестрельного оружия уступали даже лукам и арбалетам по пробивной способности. Очень сильно удивился тогда. И лишь с появлением мушкетов крупного калибра ситуация решительно переломилась в пользу огнестрельного оружия. Но это у Жука так написано, а как на самом деле было, не ясно. Трудно себе представить, что первые образцы огнестрельного оружия были настолько слабы, что уступали арбалетам по пробивной способности...

VladiT 20-03-2014 23:59
quote:
Трудно себе представить, что первые образцы огнестрельного оружия были настолько слабы, что уступали арбалетам по пробивной способности...

Ну почему же? Пробитие в основном зависит от удельного давления, развиваемого при попадании. Те девайсы были ацки крупнокалиберные, при небольшой н.с. Стрела же острая, там У.Д. достигается малой площадью контакта. Ничего странного не вижу.Vigilante 21-03-2014 03:17

В то время были мушкеты, стрелявшие стрелами - у английских моряков.

AllBiBek 21-03-2014 04:03

Как бы есть специальный раздел: http://guns.allzip.org/forum/150/ С такими вопросами - лучше туда кмк, ибо там практики в данной области чаще бывают чем тут.

неспич 21-03-2014 11:39
quote:
Originally posted by VladiT:

Ну почему же? Пробитие в основном зависит от удельного давления, развиваемого при попадании. Те девайсы были ацки крупнокалиберные, при небольшой н.с. Стрела же острая, там У.Д. достигается малой площадью контакта. Ничего странного не вижу.

камрад, ты не прав. Небыли "те девайсы(аркебузы) ацки крупнокалиберными". Наоборот! Именно с ростом их калибра, с переходом от аркебуз к мушкетам(и утяжелению пули), их пробивная способность сильно выросла. И похоронила рыцарские доспехи вместе с рыцарями.

ЗЫ: и про высказывания Жука топикстатер чего то напутал--неправильно понял... Помните, именно медленно и недалеко(по сравнению с иными луками) стреляющие аркебузы (а никак не луки-арбалеты) привели к резкому росту толщины брони рыцарского доспеха и сделали его неподъёмным.

AllBiBek 21-03-2014 11:51
quote:
Originally posted by каракурт_911:

что уступали арбалетам по пробивной способности...



там экономические причины: аркебуза ощутимо дешевле нежели тот же крепостной арбалет (те еще часы с кукушкой), с ней меньше мускульной возни с приведением девайса в состояние готовности пальнуть, и десяток выстрелов к ней весят ощутимо меньше чем десять болтов для пехотного арбалета вкупе с механизмом натягивания тетивы. Кроме того, фитиль может тлеть часами, а натянутая тетива потихоньку ослабевает. Да и кусок свинца стоит дешевле болта. Плюс, с аркебузой можно относительно спокойно бегать, а с арбалета перед этим болт снимать надо, а после снова на место ставить и целиться. Короче, дешево и сердито, и от бойца особых навыков не надо, а то что к сырости чувствительность повышенная, и ствол разорвать может - так и у арбалета тетива отсыревает под дождиком.PAPASHA2 21-03-2014 21:23

Да была уже тема на этот вопрос на ганзе - убойности, (кажется про аркебузы-мушкеты и их развитие). Найти только не могу. Может в разделе артиллерии?
нашел.
http://guns.allzip.org/topic/42/1162850.html
С уважением.

Joker.udm 22-03-2014 04:58

Маркевич собрал все воедино.
http://www.al24.ru/pdf_kniga_1253.html С перовских фузей уже начинаются данные по кучи, осечкам и т.д.
По более старым образцам - реконструкторы - главное правильно спросить на английском гуглю.

twilight 23-03-2014 12:12

Имел счастье в свое время пальнуть из фитильного ружья, построенного как реплика мушкета кон. XVI-нач. XVII века. Изготовлено чешскими реконструкторами. Длина ствола по прикидкам не менее 1300 мм, общая под 1700 пожалуй. Весит как куломет, то что больше 8 кило точно. Стрелять надо со специальной подставки-вилки (в комплекте)
Неаутентичный момент был, в качестве МВ применяется какая-то специальная итальянская смесь для дульнозарядок, а не черный порох. От "правильного" дыму как из паровоза и воняет тухлятиной, а от этой смеси дым серый, его достаточно мало и воняет она какой-то сладковатой дрянью от которой сильно першит в горле. Но утверждается, что параметры горения и давление в стволе у смеси "правильные", как и положено для черного пороха.
Пуля где-то миллиметров 20-22 в диаметре, заряжается в ствол в тряпочке, довольно туго. Стреляли по старой одностворчатой двери, установленной на 50 м. Как мне кажется, главная проблема - отсутствие вменяемых прицельных приспособлений, есть грубая мушка и дальше целиться по ней и по стволу. Ну и плюс никакая в плане баллистики пуля и думаю что с нормальной обтюрацией, а не с тряпочкой, начальная тоже подросла бы.
В целом, несмотря на уродский приклад, если целиться в середину верхней половины двери, то дырку пробивает примерно там, куда "целишься", может чуть пониже. Если подойти к вопросу с "рыцарской" стороны, то лист на глаз 3мм железа на той же дистанции специально ставили - пробивается без вопросов. Пуля, как мне кажется, очень "медленная", пробоина в металле не похожа на дырку от .308 или даже от современного 12к, она больше "тянутая", воронкой. Не знаю, насколько реально прочнее рыцарская броня, но думаю, что в данном случае, даже если она и устоит, пресловутое "вышибить из седла" будет, скорее всего, обеспечено.

канонир 24-03-2014 05:23

Стальной доспех мог пробить даже хандканон 14-15 века http://www.musketeer.ch/blackpowder/handgonne.html там внизу результаты отстрела.
Жук конечно титаническую работу в своё время проделал, но интернета тогда не было . Обо многом он в те времена просто не мог узнать.

KoCMoHaBT 24-03-2014 15:21

Если мне не изменяет склероз, то арбалет стреляющий свинцовыми шарами тоже называется аркебуз.

ant134 24-03-2014 16:25

про точность мушкетов, тут рекорды соревнований, О - оригиналы, R - реплики.
Individual events
1 MIQUELET: Military smoothbore flintlock muskets, 50 metres
(O - J. Karlson, Sweden, 98, 2010; R - T. Henley, USA, 97, 1985)
2 MAXIMILIAN: Free flintlock rifles, 100 metres
(O - H. G. Heinzmann, Germany, 98, 1998; R - F. Bortzler, Germany, 97, 2012)
3 MINIE: Military percussion rifles, 100 metres
(O - R. Nitsche, Germany, 99, 1998; R - T. Heber, Germany, 97, 2012)
4 WHITWORTH: Free percussion rifles, 100 metres
(O - M. Kroschel, Germany, 99, 1990; R - G. Whittmann & M. Driesbach, Germany, 100, 2008)
5 COMINAZZO: Free single shot smoothbore flintlock or matchlock pistols
(O - G. Leonhard, Germany, 94, 1987; R - M. Gimenez, France, 97, 1987)
6 KUCHENREUTER: Free single shot percussion pistols
(O - W. Welsch, Germany, 100, 1987; R - B. Balke, Germany, 99, 1987)
7 COLT: Free percussion revolvers, originals only
(O - R. Bopp, Germany, 97, 1989)
http://mlaic.org/world%20&%20other%20records.htm

канонир 24-03-2014 17:55

КоСМоНаВТ, пулевой арбалет это балестер http://m.slovari.yandex.ru/art...%82%D0%B5%D1%80
хотя может в обиходе и звали аркебузом. Первые револьверы ведь тоже часто называли по инерции пистолетами, а потом первые многозарядные пистолеты - опять револьверами .

AllBiBek 24-03-2014 19:48
quote:
Originally posted by KoCMoHaBT:

Если мне не изменяет склероз



Изменяет. Аркебузом называли арбалет снабженный дополнительно стволом для стрельбы аркебузными пулями. Весьма нечастое комбинированное оружие, примерно как гибрид топора и пистолета с колесцовым. Несколько штук таких арбалетов по европейским музеям лежат.

guns.allzip.org

Мушкет — Википедия

Мушкетёр с мушкетом Воины Бабура с мушкетами-мултуками.

Мушке́т (от фр. Mousquet, более вероятно — от нем. Muskete) — вид старинного ручного огнестрельного оружия. Конкретный смысл этого термина может меняться в зависимости от исторического периода и особенностей национальной терминологии.

Изначально под мушкетом понимали самую тяжёлую разновидность ручного оружия, предназначенную главным образом для поражения защищённых доспехами целей. По одной из версий, мушкет в таком виде изначально появился в Испании около 1521 года, а уже в битве при Павии 1525 года они применялись достаточно широко. Основной причиной его появления стало то, что к XVI веку даже в пехоте стали массовыми латные доспехи, которые из более лёгких кулеврин и аркебуз (на Руси — «пищалей») пробивались далеко не всегда. Сами доспехи также стали более крепкими, так что аркебузные пули в 18—22 грамм, выпускаемые из сравнительно коротких стволов, при стрельбе по бронированной цели оказывались малодействительны. Это потребовало увеличение калибра до 22 и более миллиметров, при массе пули до 50—55 грамм. Кроме того, мушкеты обязаны своим появлением изобретению зернистого пороха, кардинально облегчавшего зарядку длинноствольного оружия и сгоравшего более полно и равномерно, а также усовершенствованию технологий, позволившему производить длинные, но сравнительно лёгкие стволы лучшего качества, в том числе из дамасской стали.

Длина ствола мушкета, как правило гранёного, могла достигать 65 калибров, то есть около 1400 мм, при этом дульная скорость пули составляла 400—500 м/с, благодаря чему стало возможно поражение даже хорошо бронированного противника на больших расстояниях — мушкетные пули пробивали стальные кирасы на расстоянии до 200 метров. При этом прицельная дальность была невелика, порядка 50 метров по индивидуальной живой цели — но недостаток точности компенсировался ведением залпового огня. В результате к началу XVII века мушкет практически вытеснил аркебузы в системе вооружения европейской пехоты. Также мушкеты очень любили моряки за способность пробивать двухдюймовый деревянный корабельный фальшборт на небольших расстояниях.

Боевое применение[править]

Мушкет XVI—XVII веков был очень тяжёл (7—9 кг) и по сути представлял собой полустационарное оружие — стрельбу из него вели обычно с упора в виде специальной подставки, сошки, бердыша (использование последнего варианта признаётся не всеми исследователями), стены крепости или борта корабля. Крупнее и тяжелее мушкетов из ручного оружия были только крепостные ружья, огонь из которых вели уже исключительно с вилки на крепостной стене или специального гака (крюка). Для ослабления отдачи стрелки порой надевали на правое плечо кожаную подушку или носили специальный стальной доспех. Замки были в XVI веке — фитильными или колесцовыми, в XVII — иногда и ударно-кремнёвыми, но чаще всего фитильными. В Азии также существовали аналоги мушкета, такие, как среднеазиатский мултук.

Перезаряжался мушкет в среднем примерно полторы-две минуты. Правда, уже в начале XVII века существовали стрелки-виртуозы, умудрявшиеся делать по несколько неприцельных выстрелов в минуту, но в бою такая стрельба на скорость была обычно нецелесообразна и даже опасна ввиду обилия и сложности приёмов заряжания мушкета, включавшего около трёх десятков отдельных операций, каждую из которых необходимо было выполнить с большим тщанием, постоянно следя за находящимся неподалёку от легковоспламеняющегося пороха тлеющим фитилём. Например, иногда стрелок в спешке забывал вытащить из ствола шомпол, в результате чего, в лучшем случае, тот улетал в сторону вражеских боевых порядков, а незадачливый мушкетёр оставался без боепитания. В худшем же случае при небрежном заряжании мушкета (шомпол оставлен в стволе, излишне большой заряд пороха, неплотная посадка пули на порох, заряжание двумя пулями или двумя пороховыми зарядами и так далее) не были редкостью и разрывы ствола, приводящие к травме самого стрелка и окружающих. Точно отмерить заряд в бою было затруднительно, поэтому были придуманы специальные патронташи, каждый из которых содержал заранее отмеренное количество пороха на один выстрел. Обычно их вешали на униформу, и на некоторых изображениях мушкетёров они хорошо видны. Лишь в конце XVII века был придуман несколько повысивший скорострельность бумажный патрон — солдат зубами надрывал оболочку такого патрона, отсыпал небольшое количество пороха на затравочную полку, а остальной порох вместе с пулей высыпал в ствол и утрамбовывал с помощью шомпола и пыжа.

На практике мушкетёры обычно стреляли намного реже, чем это позволяла скорострельность их оружия, сообразуясь с обстановкой на поле боя и не тратя боеприпасов понапрасну, так как при такой скорострельности шанса на второй выстрел по той же цели обычно уже не было. Лишь при сближении с противником или отражении атаки ценилась возможность сделать как можно больше залпов в его сторону. Например, в битве при Киссингене (1636 год) за 8 часов боя мушкетёры произвели всего 7 залпов.

Зато залпы их порой решали исход всей битвы: убивая латника с 200 метров, даже на расстоянии в 500—600 м пуля, выпущенная из мушкета, сохраняла достаточную убойную силу для нанесения ранений, которые при уровне развития медицины в то время часто оказывались смертельными. Разумеется, в последнем случае речь идёт уже о случайных попаданиях «шальных» пуль — на практике мушкетёры вели огонь с куда меньшей дистанции, обычно находящейся в пределах 300 шагов (примерно те же 200 м). Впрочем, и на таком расстоянии уверенные попадания по индивидуальной цели, тем более — движущейся, из примитивного гладкоствольного мушкета, лишённого прицельных приспособлений, были невозможны: даже современные гладкоствольные ружья способны обеспечивать прицельную дальность пулевой стрельбы порядка 50-75 м, лишь в отдельных случаях — до 100 м. Именно поэтому мушкетёры и были вынуждены вести огонь залпами, компенсируя низкую точность количеством выпускаемого в воздух металла. Другими причинами для этого были желание нанести быстро движущейся групповой цели (отряду кавалерии) максимальный урон за то очень короткое время, которое он находится в секторе обстрела, а также, не в последнюю очередь, сильное психологическое воздействие организованной залповой стрельбы на противника.

Для сравнения, один лучник в две минуты прицельно выпускал до десяти стрел (впрочем, в случае как арбалета, так и огнестрельного оружия низкий темп огня отдельно взятого стрелка во многом компенсировался применением многошереножных построений, караколированием). Превосходил опытный лучник мушкетёра и в точности стрельбы: упоминается, в частности, что в идеальных условиях из 20 выпущенных стрел на 100 ярдах (91 м) в цель попадало 16, мушкет же в тех же условиях в лучшем случае имел лишь 12 попаданий из 20. Между тем, при обстреле из луков считалось очень хорошим результатом, если хотя бы одна из сотни выпущенных стрел поражала цель, защищённую пластинчатым доспехом, так как пробить его стрела могла только по воле случая, попав под определённым углом, желательно — в наиболее мягкую область пластины с дефектом термической обработки (доспешная сталь была весьма гетерогенна по содержанию углерода и закалена «пятнами») или в их незащищённое сочленение, вероятность чего была невелика, особенно в случае поздних лат, у которых все стыки были хорошо прикрыты. Тяжёлая мушкетная пуля практически не давала рикошетов, не застревала в щитах, от неё нельзя было защититься свободно висящими полотнищами ткани, которые останавливали стрелы. Поражающее воздействие на живую цель мягкой, способной плющиться в раневом канале и эффективно передавать её тканям свою энергию, свинцовой пули большого калибра было несравнимо сильнее, чем сравнительно медленно летящей заострённой стрелы. Причём попытки увеличить убойность стрел за счёт увеличения ширины наконечника практически полностью лишали их пробивной способности, делая пригодными лишь для поражения не защищённого доспехом противника, в то время, как пуля сочетала высокую поражающую способность по живой цели и останавливающее действие с высокой бронепробиваемостью. Арбалет тоже обычно уступал мушкету по пробивной силе и поражающей способности, причём тяжёлые осадные арбалеты с механическим взводом не превосходили его и в скорострельности.

И лук, и арбалет уже на сотню метров вели огонь по навесной траектории, в то время как мушкет с его сравнительно высокой начальной скоростью пули позволял стрелять прямой наводкой (собственно говоря, именно по отношению к огнестрельному оружию впервые возникла сама по себе прицельная стрельба в современном смысле слова), что облегчало взятие поправок и существенно повышало вероятность поражения залпом групповой цели в постоянно меняющихся условиях боя. Лучники и арбалетчики могли показывать изумительную меткость на состязаниях, ведя огонь специально подготовленными стрелами по мишени, находящейся на заранее известном расстоянии, но при стрельбе в полевых условиях по движущейся цели даже самые опытные из них испытывали затруднения из-за низкой скорости метавшихся этим оружием снарядов, особенно когда вместо сравнительного небольшого запаса своих стрел начинали использовать боеприпасы массового производства из общего обоза. Та же низкая скорость стрел затрудняла и точную стрельбу в ветреную погоду (справедливости ради стоит заметить, что и заряжать мушкет при сильном ветре было не слишком удобно, а при дожде он был практически бесполезен; навесная же стрельба из луков и арбалетов была иногда полезна для поражения цели, находящейся за складкой рельефа, невысокой стеной или иным препятствием). Кроме того, стрелок из мушкета тратил намного меньше сил во время боя, чем лучник или арбалетчик, так что требования к его физической подготовке были существенно ниже, а вести огонь без перерывов на отдых он мог намного дольше. Для ведения более-менее интенсивного огня из арбалета требуется хорошая общая физическая подготовка, а для лучника — ещё и специальная, так как успешная стрельба из лука требует хорошего развития специфических групп мышц, достигаемого лишь многолетними тренировками. Эти требования делали создание массовых армий лучников из новобранцев невозможным, тогда как огонь из мушкета мог вести солдат без особой физической подготовки.

Переход к ружьям[править]

Между тем, в XVII веке постепенное отмирание доспехов, а также общее изменение характера боевых действий (повышение мобильности, широкое использование артиллерии) и принципов комплектования войск (постепенный переход к массовым рекрутским армиям) привели к тому, что размеры, масса и мощность мушкета со временем стали ощущаться как явно избыточные. Появление лёгких мушкетов часто связывают с новациями шведского короля и одного из великих полководцев XVII века Густава II Адольфа. Однако справедливости ради стоит отметить, что большая часть приписываемых ему нововведений является заимствованием из Нидерландов. Там, в ходе продолжительной войны между Соединёнными провинциями и Испанией, штатгальтер Мориц Оранский и его двоюродные братья Иоанн Нассау-Зигенский и Вильгельм-Людвиг Нассау-Дилленбургский основательно изменили военную систему, совершив военную революцию. Так, Иоанн Нассау-Зигенский ещё в 1596 году писал, что без тяжёлых мушкетов солдаты смогут быстрее двигаться вперёд, им будет легче при отступлении, а в спешке они смогут стрелять и без сошки[1]. Уже в феврале 1599 года вес мушкета был уменьшён голландским уставом и составил примерно 6—6,5 кг[1][2]. Теперь из таких мушкетов можно было стрелять при необходимости без сошек, но это всё ещё было довольно затруднительным процессом. Часто утверждается, что именно шведский король окончательно отменил сошки в 1630-е годы, однако записи в шведских арсеналах того времени указывают, что он сам лично разместил заказ на производство сошек для мушкетов у переехавшего в Швецию голландского предпринимателя Луи де Геера ещё в 1631 году[2]. Более того, их массовое производство продолжалось даже после смерти короля, вплоть до 1655 года[2], а официально сошки были отменены в Швеции лишь в 1690-х годах — намного позже, чем в большинстве европейских стран[3].

Позже, уже в 1624 году, шведский король Густав Адольф своим декретом приказал производить новые фитильные мушкеты, которые имели ствол в 115—118 см и общую длину около 156 см Эти мушкеты, которые производились до 1630 года в Швеции, весили приблизительно 6 килограммов, что свидетельствует о том, что они всё ещё были не совсем удобными, а аналогичный старым длинный ствол не слишком увеличил их эффективность при стрельбе[1]. Более легкие и удобные мушкеты были произведены примерно в том же 1630 году в немецком городе Зуль, чего удалось достичь благодаря укорачиванию ствола. Такой мушкет имел ствол в 102 см, общую длину около 140 см и вес примерно 4,5—4,7 кг.[1]. В руки же шведов они первоначально попали, вероятнее всего, после захвата немецких арсеналов[2]. В мае 1632 года в Ротенбурге-на-Таубере лишь у немногих шведских солдат были замечены такие зульские мушкеты без сошек[2].

К концу XVII — началу XVIII века мушкеты стали массово заменять более лёгким оружием весом около 5 кг и калибром 19-20 и менее миллиметров, — сначала во Франции, а затем и в других государствах. Тогда же массово стали применять кремневые замки, более надёжные и удобные в обращении, чем старые фитильные, и штыки — сначала в виде вставляемого в канал ствола багинета, позднее надеваемые на ствол, с трубкой. Всё это вместе позволило вооружить огнестрельным оружием всю пехоту, исключив из её состава необходимых ранее пикинёров — при необходимости фузилёры вступали в рукопашную схватку, используя ружья с надетым штыком, которыми действовали на манер короткого копья (с мушкетом это было бы весьма затруднительно ввиду его веса). При этом первое время мушкеты продолжали оставаться на вооружении отдельных солдат в качестве более тяжёлой разновидности ручного огнестрельного оружия, а также на кораблях, — но впоследствии оказались окончательно вытеснены и в этих ролях.

В России этот новый вид облегчённого оружия сначала назвали фузеей — от фр. fusil, видимо, через посредство польск. fuzja, а затем, в середине XVIII века, переименовали в ружьё.

Британское ружьё образца XVIII — пер. пол. XIX веков, носившее оригинальное обозначение Land Pattern Musket.

Между тем, в некоторых странах, в частности — в Англии с колониями, включая будущие США, — при переходе от мушкетов к ружьям не произошло смены терминологии; новое облегчённое оружие по-прежнему называли мушкетами. Таким образом, применительно к этому периоду англ. musket соответствует русскому понятию «ружьё», так как обозначало именно этот вид оружия, — настоящих мушкетов в изначальном смысле к тому времени уже давно не делали; тогда как на XVI—XVII век правильным его переводом ещё был бы именно термин «мушкет». Это же название впоследствии было перенесено и на дульнозарядные гладкоствольные ружья с капсюльным замком.

Более того — даже появившееся в середине XIX века общеармейское нарезное оружие, которое в России до 1856 года именовалось «винтовальными ружьями», а впоследствии — «винтовками», в официальном английском языке первоначально обозначали словосочетанием «нарезной мушкет» (англ. rifled musket, см. также статью на английском языке). Именно так, например, в США во время Гражданской войны называли массовые армейские дульнозарядные винтовки, такие, как Springfield М1855 и Pattern 1853 Enfield. Это было связано с тем, что до того на вооружении пехоты состояло два типа оружия — сравнительно длинные ружья-«мушкеты» (musket), более скорострельные, пригодные для рукопашного боя, и более короткие для удобства заряжания винтовки (rifle; в России их называли штуцерами), которые стреляли намного точнее, но имели очень низкую скорострельность из-за необходимости «вбивать» пулю в ствол, преодолевая сопротивление нарезов, были малопригодны для рукопашной, а также стоили в разы дороже, чем гладкоствольные ружья. После появления специальных пуль, таких, как пуля Минье, и развития технологий массового производства появилась возможность в одном массовом образце оружия объединить положительные качества прежних ружей-«мушкетов» (скорострельность, пригодность для рукопашного боя) и винтовок (точность боя) и вооружить им всю пехоту; этот образец вначале и назвали «нарезным мушкетом». Окончательно слово musket исчезло из активного словаря английских и американских военных лишь с переходом на казнозарядные винтовки, по отношению к которым было окончательно «узаконено» более удобопроизносимое слово rifle.

Следует также помнить, что в итальянской официальной военной терминологии «мушкетом» — moschetto — называлось оружие, соответствующее русскому термину «карабин», то есть, укороченная разновидность ружья или винтовки. Например, карабин Каркано состоял на вооружении как Moschetto Mod. 1891, а пистолет-пулемёт Beretta M1938 — как Moschetto Automatico Beretta Mod. 1938, то есть, дословно, «автоматический мушкет „Беретта“ обр. 1938 года» (корректный перевод в данном случае — «автоматический карабин», «автомат»).

  1. 1,01,11,21,3 Ausrüstung und Bewaffnung von der Spätrenaissance bis zu den Armeen des Dreißigjährigen Krieges. Luntenschloßmuskete, Suhl um 1630 — http://www.engerisser.de/Bewaffnung/Luntenschlossmuskete.html
  2. 2,02,12,22,32,4 Richard Brzezinski. The Army of Gustavus Adolphus (1): Infantry. — Osprey Publishing, 1991. — p. 17.
  3. ↑ William P. Guthrie. Battles of the Thirty Years War: From White Mountain to Nordlingen, 1618—1635. — Greenwood Press, 2002. — p. 30.

Ссылки

www.wiki-wiki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о