Крым 1920. Гражданская трагедия

1920 г. стал одной из самых трагических страниц в и так перенасыщенной драматическими событиями истории Крыма.

В 1920 году Крым пережил драматическое отступление армии генерала Врангеля, завершившееся Русским исходом в зарубежье, и жесточайшие репрессии против оставшихся белогвардейцев и других «классовых врагов» советского государства.

Дошедшие почти до Москвы войска Деникина осенью 1919 г. начали столь же стремительный откат назад, на юг. Это было кошмаром Белого движения. А уже весной 1920 г. Крым вынужденно стал землей обетованной и символом спасения от большевистской расправы.

22 марта (5 апреля) 1920 г. генерал Деникин передал свои полномочия барону Врангелю и навсегда оставил Россию. Как военный человек, Петр Николаевич Врангель рассматривал вверенную ему территорию как осажденную крепость, для наведения порядка в которой нужна абсолютная власть. Он совместил в своем лице посты главнокомандующего и правителя Юга России. Добровольческая армия была переименована в Русскую. Новый диктатор обладал всей полнотой власти.

Прежде всего, Врангель был исключительно одаренным военным. Ему в короткий срок удалось восстановить в армии дисциплину, боевой дух и веру в вождей. Войска, разложившиеся во время отступления от Орла к Новороссийску, снова стали армией в полном смысле этого слова. Также полностью прекратились грабежи и, как следствие, жалобы населения на добровольцев. Популярность барона была необычайно велика. Хорошо знавший Врангеля известный общественный деятель и публицист Василий Шульгин писал: «Врангель был рожден для власти… Варяг-Врангель был на голову выше всего окружающего. Это в буквальном и переносном смысле слова…» Известно несколько высказываний Врангеля в отношении того, каким он хотел видеть свое государство – Крым. Политический сотрудник барона Г. В. Немирович-Данченко сообщал о том, что «Крым Врангель предполагает превратить в маленькое самостоятельное образцовое государство: с разрешением в пользу обрабатывающих земельного вопроса, с истинными гражданскими свободами, с демократическими учреждениями, с университетами и прочими культурными учреждениями. Пусть там, за красной стеной, слышат о “Земном рае”, действительном не в Совдепии, а в белом Крыму. Пусть видят и идут к нам; всем идущим – наша поддержка и братский привет. Образцовое государство на носу у большевиков – лучший способ пропаганды к восстаниям. И притом к восстаниям не бесплодным: где-то на Юге есть база – Крым с признанным иностранцами правительством (летом 1920 г. Франция де-факто признала правительство генерала Врангеля. – 

Прим. авт.), с армией, с танками и боевыми припасами» (Государственный архив Российской Федерации, Патек В. «Планы правителя Крыма»).

Весной 1920 г. под контролем Врангеля находился только Крымский полуостров, а под контролем большевиков – вся Россия. Мог ли он надеяться, что ситуация в стране изменится в пользу белогвардейцев? В беседе с публицистом Василием Шульгиным Врангель довольно подробно рассказал о своей политической программе: «Я не задаюсь широкими планами… Я считаю, что мне необходимо выиграть время… Я отлично понимаю, что без помощи русского населения нельзя ничего сделать… Политику завоевания России надо оставить… Нельзя воевать со всем светом… Надо на кого-то опереться… Не в смысле демагогии какой-нибудь, а для того, чтобы иметь, прежде всего, запас человеческой силы, из которой можно черпать; если я разбросаюсь, у меня не хватит… того, что у меня сейчас есть, не может хватить на удержание большой территории… Для того чтобы ее удержать, надо брать тут же на месте людей и хлеб… Но для того, чтобы возможно было это, требуется известная психологическая подготовка. Эта психологическая подготовка, как она может быть сделана? Не пропагандой же, в самом деле… Никто теперь словам не верит. Я чего добиваюсь? Я добиваюсь, чтобы в Крыму, чтобы хоть на этом клочке сделать жизнь возможной… Ну, словом, чтобы, так сказать, показать остальной России… вот у вас там коммунизм, то есть голод и чрезвычайка, а здесь: идет земельная реформа, вводится волостное земство, заводится порядок и возможная свобода… Никто тебя не душит, никто тебя не мучает – живи как жилось… Ну, словом, опытное поле… И так мне надо выиграть время… чтобы, так сказать, слава пошла: что вот в Крыму можно жить. Тогда можно будет двигаться вперед…» (

Шульгин В. В. «Дни. 1920 г.: Записки»).

Могли ли существовать в конкретных исторических условиях того времени две России – красная и белая? Нет! В советской прессе уже весной 1920 г. можно встретить выражение «крымская заноза». И понятно, что «занозу» надо немедленно удалить. Но операция по разгрому белых в Крыму началась только осенью. Летом же бросить все силы на борьбу против «черного барона» большевикам не позволила советско-польская война. Окружение Врангеля надеялось, что «большевистско-польская кадриль» будет тянуться долго. Петр Николаевич открыто поддержал поляков в войне с Советской Россией, заявив, что Пилсудский воюет не с «русским народом, а с советским режимом». Подписание осенью 1920 г. Польшей и РСФСР перемирия вызвало настоящий шок у Врангеля. В своих «Записках» Врангель раздраженно прокомментировал это следующим образом: «Поляки в своем двуличии остались себе верны» (П. Н. Врангель «Воспоминания. В 2 частях». 1916–1920 гг.). Понимая, что наступили трудные времена, Врангель в конце октября отдал секретный приказ о начале подготовки эвакуации. Надо признать: эвакуация была проведена образцово. Паника и хаос, царившие в Новороссийске в последние дни власти Деникина, отсутствовали начисто. Только после того, как все военнослужащие были погружены на корабли и в Севастополе не осталось больше ни одной военной части, в 14 часов 50 минут 2 ноября 1920 г. генерал Врангель прибыл на крейсер «Генерал Корнилов» в сопровождении чинов штаба и отдал приказание сниматься с якоря. Всего из Крыма эвакуировались 145 693 человека, из которых около 70 тысяч составляли военнослужащие. Белое дело на юге России потерпело окончательное поражение.

Генерал С. Д. Позднышев, переживший с армией эту эвакуацию, вспоминал: «Молча стекались к набережным серые толпы притихших людей. Их окружала глухая зловещая тишина. Точно среди кладбища двигался этот людской молчаливый поток; точно уже веяло над этими нарядными, красивыми, оживленными некогда городами дыхание смерти. Надо было испить последнюю чашу горечи на родной земле. Бросить все: родных и близких, родительский дом, родные гнезда, все, что было дорого и мило сердцу, все, что украшало жизнь и давало смысл существования; все, что надо было бросить, похоронить, подняв крест на плечи и с опустошенной душой уйти в чужой, холодный мир навстречу неизвестности.

Медленной поступью, мертвым стопудовым шагом, прирастая к земле, шли тысячи людей по набережным и, окаменелые, немые, поднимались по трапу на корабли. Душили спазмы в горле; непрошеные слезы катились по женским щекам, и надрывалось у всех сердце жгучим надгробным рыданием. А как были туманны и печальны глаза, в последний раз смотревшие на родную землю! Все кончено: мечутся набатные слова: “Ты ли, Русь бессмертная, мертва? Нам ли сгинуть в чужеземном море?” Прощай, мой дом родной! Прощай, Родина! Прощай, Россия!»

На Графской пристани Севастополя есть неприметная мемориальная табличка, на которой выбиты следующие слова: «В память о соотечественниках, вынужденных покинуть Россию в ноябре 1920 г.». В одном слове «соотечественники» заключена вся трагедия Гражданской войны.

Теперь Крыму предстояло еще пережить большевистскую зачистку положившихся на слово Михаила Фрунзе и оставшихся в России врангелевцев и прочего «буржуазного элемента». Крыму предстояло «познакомиться» с «революционной законностью» от Белы Куна, Розалии Землячки и иже присных. Потерявший в этой вакханалии своего сына Сергея, расстрелянного в Феодосии, писатель Иван Шмелев в пронзительной книге «Солнце мертвых» назвал Землячку и ее сотоварищей очень точно и просто: «люди, что убивать хотят».

Знаменитый на весь Советский Союз полярник Иван Папанин в своих воспоминаниях писал о Землячке как о «на редкость чуткой, отзывчивой женщине», с благодарностью упоминая о том, что был «для Розалии Самойловны вроде крестника».

Иван Папанин получил по протекции Землячки высокий пост – коменданта Крымской ЧК. В своих воспоминаниях «Лед и пламень», вышедших в 1978 г., Иван Дмитриевич так написал об этом кровавом эпизоде своей биографии: «Служба комендантом Крымской ЧК оставила след в моей душе на долгие годы. Дело не в том, что сутками приходилось быть на ногах, вести ночные допросы. Давила тяжесть не столько физическая, сколько моральная. Важно было сохранить оптимизм, не ожесточиться, не начать смотреть на мир сквозь черные очки. Работники ЧК были санитарами революции, насмотрелись всего. К нам часто попадали звери, по недоразумению называвшиеся людьми…» Работа комендантом Крымской ЧК, как писал Папанин, привела к «полному истощению нервной системы». До конца своих дней Папанин гордился своим участием в расстрелах контры. Да и в воспоминаниях других старых большевиков нередко можно встретить будничное упоминание: «Мы дали залп из винтовок по тем, кто этого заслужил».

Ужас Гражданской войны именно и проявляется в том, что и белые, и красные с готовностью признавали правила игры, основанные на насилии и братоубийстве. Тысячи расстрелянных чекистами в дни кошмарного «Солнца мертвых» – страшный эпизод, полностью укладывающийся в общую картину трагедии того, что противник большевиков, генерал Деникин, назвал по-военному четко и ясно: «Русское землетрясение».

lhistory.ru

Вооружённые силы Юга России — это… Что такое Вооружённые силы Юга России?

Вооружённые силы Юга России[1] (ВСЮР) — оперативно-стратегическое объединение белых войск Юга России в 1919—1920 гг., в ходе Гражданской войны. Образованы 8 января 1919 г. в результате объединения для совместной борьбы Добровольческой армии и армии Всевеликого Войска Донского против большевиков. Максимальной численности ВСЮР достигли в октябре 1919 г. — 270 тыс. человек, 600 орудий, 38 танков, 72 самолёта, около 120 кораблей[2] (по другим данным ок. 160 тыс. чел. в июле 1919 года)[3]. С января по декабрь 1919 года Ставка Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России генерала А. И. Деникина находилась в Таганроге.

Состав

В состав ВСЮР входили:

Январь-апрель 1919 года

Разгромив и уничтожив к февралю 1919 г. на Северном Кавказе 90-тысячную 11-ю армию красных[7]

, командование ВСЮР стало перебрасывать войска на север, в каменноугольный бассейн Донбасса и на Дон, в помощь частям Донской армии (15 тысяч штыков и сабель), отступавших под натиском Южного фронта Красной армии (85 тысяч штыков и сабель). В тяжёлых оборонительных боях в марте-апреле 1919 года севернее Ростова-на-Дону и Новочеркасска, и на Маныче добровольцы и казаки (25 тысяч штыков и сабель) сдержали наступление превосходящих сил красных, позволив тем самым командованию ВСЮР подготовить весеннее контрнаступление. В марте 1919 г. командование белых на Юге России организовало государственную стражу, начав формировать собственный государственный аппарат на занятых территориях.

Поход на Москву

Схема наступления ВСЮР в 1-й половине 1919 г. и преследования ими армий Южного фронта красных Территория Юга России, контролируемая ВСЮР в октябре 1919 года

17 мая 1919 Вооружённые силы Юга России начали операцию по разгрому Южного фронта Красной армии, чтоб выйти на оперативный простор и начать наступление на Москву.

В середине мая 1919 г. войска Южного фронта красных (100 тыс. штыков и сабель, 460 орудий, 2000 пулемётов) под командованием В. М. Гиттиса вели наступление на Донбассе, на реках Северский Донец и Маныч в общем направлении на Ростов-на-Дону и Новочеркасск с целью окружить и уничтожить части ВСЮР.

17 − 24 мая 1919 г. войска ВСЮР, используя массовые казацко-крестьянские восстания в тылу Южного фронта (на Верхнем Дону и Украине), в составе Добровольческой, Донской и Кавказской армий (70 тысяч штыков и сабель, 350 орудий, 1500 пулемётов) под общим командованием генерала Деникина нанесли контрудары, прорвали фронт красных и перешли в контрнаступление в полосе от Азовского до Каспийского моря, нанося главный удар на Харьков и вспомогательный на Царицын.

В мае — июне красные оставили Донбасс, Крым, 24 июня — Харьков, 27 июня — Екатеринослав, 30 июня — Царицын. Были разгромлены три советские армии.

Нанеся тяжелые поражения армиям Южного фронта в мае-июне 1919 г., войска ВСЮР вышли на оперативный простор. 3 июля 1919 г. Деникин в Царицыне поставил своим войскам задачу овладеть Москвой. Его директива гласила[8]:

Имея конечной целью захват сердца России — Москву, приказываю:

  • 1. Кавказской армии Врангеля выйти на фронт Саратов — Ртищево — Балашов, сменить на этих направлениях донские части и продолжать наступление на Пензу, Рузаевку, Арзамас и далее — Нижний Новгород, Владимир, Москву…
  • 2. Генералу Сидорину, до выхода войск генерала Врангеля, продолжать выполнение прежней задачи по выходу на фронт Камышин — Балашов. Остальным частям развивать удар на Москву в направлениях: а) Воронеж, Козлов, Рязань и б) Новый Оскол, Елец, Кашира.
  • 3. Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск, Орёл, Тула. Для обеспечения с запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав — Брянск.
  • 4. Генералу Добровольскому выйти на Днепр от Александровска до устья, имея в виду в дальнейшем занятие Херсона и Николаева.
  • 6. Черноморскому флоту содействовать выполнению боевых задач .. и блокировать порт Одессу.

Однако сил для развития успеха у белых постоянно не хватало, поскольку основные губернии и промышленные города центральной России находились в руках красных. Отчего последние имели преимущество как в численности войск, так и в вооружении. Советское командование, со своей стороны, провозгласило лозунг «Все на борьбу с Деникиным!» (9 июля) и приняло чрезвычайные меры по укреплению Южного фронта. Уже в июле его численность увеличилась до 180 тыс. чел. и ок. 900 орудий. Темпы деникинского наступления замедлились — лишь на правом фланге наступления Кавказской армии удалось продвинуться на север и овладеть Камышином 22 июля.

В середине августа Южный фронт красных попытался перейти в контрнаступление с целью разгромить наступающую главную группировку белых войск, овладеть нижним течением Дона и не допустить отхода основных сил противника на Северный Кавказ.

Заблаговременно узнав о подготовке контрнаступления, деникинское командование предприняло попытку сорвать его, направив 10 августа в рейд по тылам красных войск 4-й Донской казачий корпус генерал-лейтенанта Мамонтова (6 тыс. сабель, 3 тыс. штыков, 12 орудий). Прорвав фронт, казачий корпус ушёл в глубокий тыл красных, беря города, уничтожая гарнизоны и части противника, разрушая коммуникации, раздавая оружие партизанам. Для борьбы с ним советское командование создало Внутренний фронт под командованием М. М. Лашевича (ок. 23 тыс. человек, авиация, бронепоезда). Рейд конницы Мамонтова хоть и не смог сорвать контрнаступление Красной Армии, но полностью разрушил и дезорганизовал тылы красных, серьёзно подорвав боеспособность наступавших частей.

14 августа Особая группа (в составе 9-й и 10-й армий, Конного корпуса Семёна Будённого и отряда Волжско-Каспийской военной флотилии нанесла главный удар в общем направлении на Ростов из районов севернее Новохопёрска и Камышина, а ударная группа под командованием В. И. Селивачёва (8-я армия, часть сил 13-й армии, Воронежский укрепрайон) — из района Лиски на Купянск. Продвигаясь с тяжёлыми боями, они к началу сентября вышли на ближние подступы к Харькову и Царицыну, где и были полностью разгромлены. После чего деникинские войска продолжили успешное наступление на север и запад. 27 августа взята Одесса, 31 августа пал Киев, 20 сентября — Курск.

Главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России А. И. Деникин и английский генерал Ф. Пуль. ноябрь 1919 г.

Сентябрь и первая половина октября 1919 г. были временем наибольшего успеха белогвардейцев юга, неизменно на острие главного удара находился 1-й армейский корпус (командир — генерал-лейтенант А. П. Кутепов)— становой хребет Белой Гвардии юга России. Ведя успешное наступление, войска Деникина 6 октября взяли Воронеж, 13 октября — Орёл и угрожали Туле. Южный фронт большевиков рушился. Большевики были близки к катастрофе и готовились к уходу в подполье и бегству за границу. Был создан подпольный Московский комитет партии, правительственные учреждения начали эвакуацию в Вологду. Против Добровольческой армии, главной ударсной силы ВСЮР, были брошены все силы Южного и часть сил Юго-Восточного фронтов (образ. 27 сен. 1919 г.).

Но с середины октября 1919 г. положение Вооружённых сил Юга России заметно ухудшилось. Тылы были разрушены рейдом Махно по Украине, прорвавшего в конце сентября фронт белых в районе Умани[9], к тому же против него пришлось снимать войска с фронта, а большевики, заключив перемирие с поляками и с петлюровцами, высвободили силы для борьбы с Деникиным. Создав количественное и качественное превосходство над противником на главном, орловско-курском, направлении (62 тысячи штыков и сабель у красных против 22 тысяч у белых), в середине октября Красная Армия перешла в контрнаступление. Особое значение имел факт переброски Латышской стрелковой дивизии с польского фронта в Белоруссии на Южный фронт; под Карачевым на ее основе была сформирована Ударная группа под командованием начдива латышей А. А. Мартусевича, которая своим фланговым ударом в 20-х числах октября остановила рвущихся на Москву корниловцев.

В ожесточённых боях, шедших с переменным успехом, южнее Орла малочисленным частям Добровольческой Армии к концу октября войска Южного фронта (командующий А. И. Егоров) красных нанесли поражение, а затем стали теснить их по всей линии фронта. Зимой 1919—1920 года деникинские войска оставили Харьков, Киев, Донбасс, Ростов-на-Дону. В феврале-марте 1920 г. последовало поражение в битве за Кубань вследствие разложения Кубанской армии (из-за своего сепаратизма, самой неустойчивой части ВСЮР). После чего казачьи части Кубанской армии разложились окончательно и стали массово сдаваться в плен красным или переходить на сторону «зелёных», что повлекло за собой развал фронта белых и отступление Белой армии к Новороссийску.

4 апреля 1920 года Деникин ушёл в отставку и покинул Россию. Остатки белых войск отошли в Крым и были преобразованы в Русскую Армию под командованием генерала барона Врангеля.

Главнокомандующие ВСЮР

См. также

Примечания

Библиография

  • Последние бои Вооруженных Сил Юга России. Серия: Россия забытая и неизвестная. Белое движение. Центрполиграф, 2004. ISBN 5-9524-1011-1
  • Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России: Материалы Белого движения — 384 с ISBN 5-17-014831-3, ISBN 5-271-04653-2, ISBN 5-86566-050-0 ~92.11.27/657.

Ссылки

 

dic.academic.ru

ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ ЮГА РОССИИ • Большая российская энциклопедия

ВООРУЖЁННЫЕ СИ́ЛЫ Ю́ГА РОССИ́И (ВСЮР), объ­е­ди­нён­ные воо­ру­жён­ные си­лы Бе­ло­го дви­же­ния на Юге Рос­сии в го­ды Гра­ж­дан­ской вой­ны 1917–22. Су­ще­ст­во­ва­ли в 1919–20. Об­ра­зо­ва­ны 8.1.1919 в ре­зуль­та­те со­гла­ше­ния ме­ж­ду ко­манд. Доб­ро­воль­че­ской ар­ми­ей ген.-л. А. И. Де­ни­ки­ным и ата­ма­ном Дон­ско­го ка­зачь­е­го вой­ска ген. от кав. П. Н. Крас­но­вым, пре­ду­смат­ри­вав­ше­го объ­е­ди­не­ние Доб­ро­вольч. ар­мии и Дон­ской ар­мии и под­чи­не­ние их глав­но­ко­ман­дую­ще­му ВСЮР, ко­то­рым стал Де­ни­кин (пра­во чи­но­про­из­вод­ст­ва, на­гра­ж­де­ний и пе­ре­фор­ми­ро­ва­ний Дон­ской ар­мии ос­та­лось за ата­ма­ном). Во­ин­ские со­еди­не­ния др. ка­зачь­их войск Юга Рос­сии к мо­мен­ту об­ра­зо­ва­ния ВСЮР вхо­ди­ли в со­став Доб­ро­воль­че­ской (Ку­бан­ско­го и Тер­ско­го войск) и Дон­ской (Ас­т­ра­хан­ско­го вой­ска) ар­мий. Вско­ре по­сле ор­га­ни­за­ции ВСЮР из Доб­ро­вольч. ар­мии бы­ли раз­вёр­ну­ты Крым­ско-Азов­ская и Кав­каз­ская доб­роволь­че­ские ар­мии (в янв. 1919), а так­же 1, 2 и 3-я Дон­ские ар­мии (в февр. 1919). С февр. 1919 стра­ны Ан­тан­ты ока­зы­ва­ли ВСЮР по­мощь (напр., в мар­те – сент. Ве­ли­ко­бри­та­ния по­ста­ви­ла 12 тан­ков, 558 ору­дий, св. 1,5 млн. арт. сна­ря­дов и т. п.). В апр. 1919 франц. воен. при­сут­ст­вие бы­ло свёр­ну­то пол­ностью, а бри­тан­ское ог­ра­ни­че­но дей­ст­вия­ми фло­та и тех­нич. под­раз­де­ле­ний. От­каз Ве­ли­ко­бри­та­нии от во­ен. при­сут­ст­вия в Тур­ке­ста­не вес­ной 1919 об­лег­чил вхо­ж­де­ние в со­став ВСЮР войск За­кас­пий­ской обл. (ле­том – осе­нью ве­ли бои про­тив сов. войск, на­сту­пав­ших вдоль Тур­ке­стан­ской ж. д.). Глав­но­ко­ман­дую­щий ВСЮР 12.6.1919 зая­вил о под­чи­не­нии Вер­хов­но­му пра­ви­те­лю Рос­сии и Вер­хов­но­му Глав­но­ко­ман­дую­ще­му су­хо­пут­ны­ми и мор. си­ла­ми адм. А. В. Кол­ча­ку, од­на­ко фак­ти­че­ски про­дол­жал дей­ст­во­вать са­мо­стоя­тель­но из-за уда­лён­но­сти ТВД и труд­но­стей свя­зи (све­де­ния о пе­ре­да­че 4.1.1920 Кол­ча­ком пол­но­мо­чий Вер­хов­но­го пра­ви­те­ля Де­ни­ки­ну до ВСЮР свое­вре­мен­но не дош­ли). К окт. 1919 ВСЮР, по­сле ря­да ре­ор­га­ни­за­ций, со­стоя­ли из Доб­ро­воль­ческой, Кав­каз­ской и Дон­ской ар­мий, войск Но­во­рос­сий­ской и Ки­ев­ской об­лас­тей, войск Чер­но­мор­ско­го по­бе­ре­жья и Сев. Кав­ка­за, Чер­но­мор­ско­го фло­та, Кас­пий­ской фло­ти­лии и Реч­ных Сил Юга Рос­сии (все­го св. 113 тыс. шты­ков и ок. 46 тыс. са­бель, ок. 2,8 тыс. пу­ле­мё­тов, ок. 600 арт. ору­дий, 72 са­мо­лё­та, 38 тан­ков, 34 бро­не­ав­то­мо­би­ля, 41 бро­не­по­езд, ок. 120 бое­вых ко­раб­лей, вспо­мо­гат. су­дов и во­о­руж. па­ро­хо­дов).

Су­ще­ст­во­ва­ние при глав­но­ко­ман­дую­щем ВСЮР т. н. Осо­бо­го со­ве­ща­ния, вы­пол­няв­ше­го за­ко­но­со­ве­ща­тель­ные и ис­пол­нит. функ­ции, на­ли­чие собств. за­ко­но­твор­че­ст­ва, де­неж­ной эмис­сии по­зво­ля­ют ква­ли­фи­ци­ро­вать ВСЮР и как гос. об­ра­зо­ва­ние. Управ­ле­ние за­ня­ты­ми ВСЮР тер­ри­то­рия­ми осу­ще­ст­в­ля­лось глав­но­на­чаль­ст­вую­щи­ми (на­зна­ча­лись глав­но­ко­ман­дую­щим ВСЮР) отд. об­лас­тей (Харь­ков­ская, Ека­те­ри­но­слав­ская, Кур­ская и Ор­лов­ская гу­бер­нии под­чи­ня­лись ко­ман­дую­ще­му Доб­ро­вольч. ар­ми­ей, Са­ра­тов­ская губ. – ко­ман­дую­ще­му Кав­каз­ской ар­ми­ей, Чер­но­мор­ская губ. – ко­ман­дую­ще­му вой­ска­ми Чер­но­мор­ско­го по­бе­ре­жья, За­кас­пий­ская обл. – глав­но­на­чаль­ст­вую­ще­му Сев. Кав­ка­за). Об­лас­ти ка­зачь­их войск управ­ля­лись выбор­ны­ми ата­ма­на­ми и вой­ско­вы­ми пра­ви­тель­ст­ва­ми, об­ла­дав­ши­ми зна­чит. ав­то­но­ми­ей. В нац. об­лас­тях Сев. Кав­ка­за (Чеч­ня, Ка­бар­да и др.) дей­ст­во­вал ин­сти­тут пра­ви­те­лей (фор­маль­но не­за­ви­си­мых, но фак­ти­че­ски на­зна­чав­ших­ся глав­но­ко­ман­дую­щим ВСЮР). Пер­во­началь­но ком­плек­то­ва­ние ВСЮР осу­ще­ст­в­ля­лось в осн. за счёт доб­ро­воль­цев. Но по ме­ре воз­рас­та­ния мас­шта­бов борь­бы и свя­зан­ных с этим по­терь ко­ман­до­ва­ние ВСЮР ста­ло при­бе­гать к про­ве­де­нию мо­би­ли­за­ций на за­ня­тых тер­ри­то­ри­ях, а так­же к по­пол­не­нию сво­их войск плен­ны­ми крас­но­ар­мей­ца­ми, что от­ри­ца­тель­но ска­зы­ва­лось на их бое­вых воз­мож­но­стях.

Тя­жё­лые по­ра­же­ния Дон­ской ар­мии на сев. уча­ст­ке фрон­та в нач. 1919 соз­да­ли уг­ро­зу рас­чле­не­ния и пол­но­го по­ра­же­ния ВСЮР. В мар­те – ап­ре­ле на­сту­п­ле­ние сов. войск бы­ло ос­та­нов­ле­но в Кры­му, Дон­бас­се, на Ниж­нем До­ну и Ма­ны­че, а в хо­де контр­на­сту­п­ле­ния в мае – ию­не ВСЮР вы­шли на ру­беж Ниж­ний Днепр, Ека­те­ри­но­слав, Харь­ков, Ба­ла­шов, Ца­ри­цын. Вой­ска Кав­каз­ской ар­мии по­до­шли к Ас­т­ра­ха­ни (см. Ас­т­ра­ха­ни обо­ро­на 1919–20). Наи­бо­лее круп­ной во­ен. ак­ци­ей ВСЮР стал Мо­с­ков­ский по­ход Де­ни­ки­на 1919, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го вой­ска ВСЮР, от­разив ав­гу­стов­ское на­сту­п­ле­ние 1919 сов. Юж. фрон­та и на­не­ся по­ра­же­ние (сен­тябрь – ок­тябрь) ар­мии Ук­ра­ин­ской на­род­ной рес­пуб­ли­ки и Укр. га­ли­ций­ской ар­мии, к окт. 1919 вы­шли на ру­беж Одес­са, Мо­ги­лёв-По­доль­ский, Ки­ев, Чер­ни­гов, Орёл, Во­ро­неж, Ца­ри­цын. Но в ре­зуль­та­те контр­на­сту­п­ле­ния Юж­но­го фрон­та 1919 и ак­ти­ви­за­ции мах­нов­ско­го дви­же­ния в ты­лу Доб­ро­вольч. ар­мии на­сту­п­ле­ние ВСЮР пре­кра­ти­лось. По­пыт­ки ко­ман­до­ва­ния ВСЮР ор­га­ни­зо­вать обо­ро­ну на Ниж­нем До­ну (дек. 1919 – янв. 1920), а так­же в рай­оне Одес­сы (янв. 1920), ре­ках Ма­ныч (янв. – февр. 1920) и Ку­бань (март 1920), окон­чи­лись не­уда­чей. Осн. груп­пи­ров­ка войск Ки­ев­ской и Но­во­рос­сий­ской об­лас­тей (ген.-л. Н. Э. Бре­дов), не при­няв сра­же­ния под Одес­сой и со­вер­шив в ян­ва­ре – фев­ра­ле марш в рай­он дис­ло­ка­ции польск. войск (т. н. Бре­дов­ский по­ход), бы­ла ин­тер­ни­ро­ва­на (ле­том 1920 час­тич­но пе­ре­ве­зе­на в Крым). 2-й ар­мей­ский кор­пус ВСЮР под ко­манд. ген.-м. Я. А. Сла­щё­ва в янв. – февр. 1920 от­сту­пил на Крым­ский п-ов и су­мел удер­жать его. Осн. груп­пи­ров­ка ВСЮР [Доб­ро­вольч. кор­пус (пе­ре­фор­ми­ро­ван из ар­мии), Дон­ская и Ку­бан­ская (сфор­ми­ро­ва­на в ян­ва­ре на ба­зе Кав­каз­ской) ар­мии] от­сту­пи­ла на Сев. Кав­каз. По­сле раз­гро­ма РККА сев.-кав­каз­ской груп­пи­ров­ки ВСЮР её ос­тат­ки (35–40 тыс. чел., ок. 100 ору­дий, до 500 пу­ле­мё­тов) бы­ли эва­куи­рова­ны 26–27 мар­та из Но­во­рос­сий­ска в Крым. Ос­тат­ки За­кас­пий­ско­го от­ря­да и войск Сев. Кав­ка­за, в свою оче­редь, ото­шли на тер­ри­то­рию Гру­зии, где бы­ли ин­тер­ни­ро­ва­ны (пе­ре­ве­зе­ны в Крым в те­че­ние ле­та – осе­ни 1920). 4.4.1920 А. И. Де­ни­кин пе­ре­дал ко­ман­до­ва­ние ос­тат­ка­ми ВСЮР ген.-л. П. Н. Вран­ге­лю, ко­то­рый 11.5.1920 на ба­зе ВСЮР соз­дал «Рус­скую ар­мию» (оба на­име­но­ва­ния про­дол­жа­ли су­ще­ст­во­вать па­рал­лель­но до осе­ни 1920).

bigenc.ru

Крым в огне Гражданской войны

После Февральской революции 1917 г. в Крыму активную деятельность развернули татарские националистические партии и организации, которые выдвинули лозунг «Крым для крымцев» и стремились оторвать его от революционной России. Изначально власть в Крыму захватили большевики, пользовавшиеся поддержкой главной в ту пору силы на полуострове – матросов Черноморского флота. 19 марта 1918 г. была провозглашена Таврическая республика.

Большевиков сменили германские оккупационные силы под командованием генерала Р. Коша (три пехотные дивизии и конная бригада): к 1 мая 1918 г. Крым был оккупирован кайзеровскими войсками. При поддержке германского руководства пост премьер-министра Крымского краевого правительства получил литовский татарин по происхождению, мусульманин, генерал-лейтенант М.А. Сулькевич, приступивший 5–6 июня 1918 г. к формированию своего кабинета. Крым считал себя независимым государством, и одной из задач правительства стало определение границы с Украиной. Советская Россия, в соответствии с условиями Брестского мира, считала полуостров своей территорией и пыталась дипломатическим путем помешать немцам, по выражению В.И. Ленина, «мимоходом слопать» Крым. 14–15 ноября кабинет М.А. Сулькевича сложил свои полномочия. Второе Крымское краевое правительство возглавил С.С. Крым. В эти дни, 14 октября 1918 г. академик В.И. Вернадский создал Таврический национальный университет.

В 1917–1918 гг. Крым только начал втягиваться в Гражданскую войну; насилие еще не стало государственной политикой ни одного из последовательно сменявших друг друга политических режимов. К весне 1919 г. в Крыму было три силы: союзники, Крымско-Азовская армия под командованием генерала А.А. Боровского и правительство С.С. Крыма.

В апреле 1919 г. союзники ушли из Крыма, который захлестнула вторая волна большевизма: к 1 мая весь полуостров был занят войсками Красной армии. 5 мая 1919 г. было сформировано Временное рабоче-крестьянское правительство Крымской Советской Социалистической Республики во главе с председателем Д.И. Ульяновым.

Успехи большевиков в Крыму продолжались недолго. Наступило лето 1919 г. – пик успехов войск генерала А.И. Деникина, к концу июня очистивших полуостров от большевиков. Крым стал последним плацдармом Белого Юга, а его символом в начале 1920 г. был руководитель обороны, командир Крымского корпуса генерал-лейтенант Я.А. Слащов, написавший в эмиграции воспоминания о тех трагических днях. 22 марта 1920 г. генерал А.И. Деникин передал свои полномочия барону П.Н. Врангелю и навсегда оставил Россию. Врангель совместил в своем лице посты Главнокомандующего и Правителя Юга России, а армия была переименована в Русскую. Новый диктатор обладал всей полнотой власти.

Весной 1920 г. под контролем П.Н. Врангеля находился только Крымский полуостров, а под контролем большевиков вся Россия. Понимая, что наступили трудные времена, он в конце октября отдал секретный приказ о начале подготовки эвакуации. Для многих людей, отправлявшихся отсюда в эмиграцию, именно крымские берега – последнее, что они видели, стали образом Родины.

Уникальная коллекция листовок Гражданской войны, фотографии и архивные документы отражают этапы Гражданской войны в Крыму, чехарду «красных» и «белых» правительств и принимаемые ими решения, а также трагические дни эвакуации Русской армии, отправлявшейся в эмиграцию.

krym.rusarchives.ru

Русская армия в Крыму Википедия

Командующий Русской армией барон Врангель. 1920

Ру́сская а́рмия (рус. дореф. Русская армія), Армия Врангеля, Крымская армия  — оперативно-стратегическое объединение белых сил на территории Юга России в апреле-ноябре 1920 года. После принятия генералом бароном П. Н. Врангелем должности Главнокомандующего потерпевшие поражение Вооружённые силы Юга России были им 22 марта (4 апреля) в Крыму переформированы в Русскую армию, которая просуществовала до ноябрьской 1920 года эвакуации белых сил из Крыма[1].

В ноябре 1920 года, после отступления с перекопских позиций до крымских портов, армия была эвакуирована в район Черноморских проливов, затем в Болгарию и в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. Впоследствии бывшие военнослужащие Русской армии стали основой Русского Общевоинского Союза.

Состав

Русская армия барона Врангеля состояла из Штаба и пяти корпусов:

  • Штаб — Военное управление, Военно-техническое управление, ВОСО, Главная квартира (Севастополь), отделение Генштаба, Управление обер-квартирмейстера, Военно-Морское управление, Особый отдел (контрразведка) и др. Начальник Штаба — генерал-лейтенант Шатилов П. Н.
Генерал П. Н. Врангель принимает доклад летчика 5-го авиаотряда

Непосредственно при штабе Русской Армии состояли иностранные военные миссии Японии, США, Франции, Польши, Сербии, Великобритании. При штабе Русской армии действовали политические и информационные части, а также культурно-просветительские отделения. В состав Русской армии входили также авиационные части (6 авиационных отрядов), танковые части (два дивизиона) и бронепоезда (4 бронепоездных дивизиона; ком. — генерал Иванов), позиционные артиллерийские части (две бригады и два дивизиона). Для подготовки кадров действовали Константиновское, Александровское, Корниловское, Кубанское Алексеевское военные и Сергиевское артиллерийское училища и военные курсы.

Численность армии: к маю 22—27 тыс. шт. и саб. (в Крыму в начале 1920 находилось около 3,5 тыс. чел. и с Северного Кавказа было переброшено в общей сложности 35—40 тыс.). К началу июня 25 тыс. шт. и саб. В сентябре 1920 армия со всеми тыловыми учреждениями насчитывала около 300 тыс. чел., из которых на фронте около 50 тыс., около 80 тыс. в военных лагерях и ок. 30 тыс. раненых. Боевой состав армии в сентябре не превышал 30—35 тыс. чел. (в середине сентября 33 тыс.), в октябре — 25—27 тыс. Из имевшихся в Русской Армии 50 тыс. офицеров непосредственно в боевых порядках находилось 6 тыс., 13 тыс. в ближайшем тылу и 31 тыс. в тылу (считая больных и раненых).[2]

В борьбе с большевиками

Несмотря на то, что к началу 1920 года продовольственная и техническая базы Русской армии были истощены (армия содержалась исключительно за счёт местного населения), тем не менее она была достаточно боеспособной силой, успешно сдерживавшей натиск Красной армии вплоть до осени 1920 года. К весне 1920 года, после успешной защиты Крыма силами корпуса Слащёва, основной тактической задачей Русской армии был выход из Крыма и прорыв в Северную Таврию, где она планировала пополнить запасы продовольствия и соединиться с частями войск главы Директории УНР Симона Петлюры, с которым Врангель вёл переговоры.

Приказ Врангеля по Русской Армии № 3226 о «красной нечисти»
и призыве о помощи. 20 мая 1920.

В ходе успешно проведённой операции в июне 1920 года (см. разгром конной группы Жлобы) частям Русской армии удалось вырваться из Крыма и прорваться к Донбассу. Однако в августе дальнейшее наступление Русской армии было остановлено, в том числе, в связи с поражением под Каховкой, по всему фронту в Северной Таврии продолжались ожесточенные бои, практически без перерывов. Попытка высадить десант на Кубани под руководством генерал-лейтенанта С. Г. Улагая, в начале вполне успешная, в итоге закончилась неудачей. Таманский десант генерал-майора Харламова также потерпел поражение в конце августа 1920 года. В боевых операциях Русской армии содействовали Армия возрождения России генерала Фостикова М. А., а также некоторые партизанские формирования Украины (в частности, «особый партизанский отряд» атамана Володина, впоследствии включённый в Русскую армию).

Последнее мощное наступление частей Русской армии в сентябре-октябре 1920 года, в ходе Заднепровской операции потерпело неудачу. Одновременно с данной операцией, очередное наступление на Каховский плацдарм второго армейского корпуса под командованием генерала Витковского завершилось безрезультатно и с большими потерями. Подтянув резервы и добившись 4-5 кратного превосходства, Фрунзе перешёл в наступление и в течение ожесточенных недельных боев выбил Русскую Армию Врангеля из Северной Таврии. В результате белые части вновь были изолированы в Крыму. Войска Южного фронта совместно с махновцами провели Перекопско-Чонгарскую наступательную операцию, целью которой было взятие Перекопа и Чонгара и прорыв в Крым. Наступление на главном направлении удара было осуществлено силами 51-й дивизии Блюхера, 15-й дивизии, 1-й и 2-й конных армий, Латышской дивизии, а также повстанческой армией Н. Махно под общим руководством М. Фрунзе. Белые военачальники полагались на неприступность выстроенных укреплений у Перекопа и Чонгара, которые обороняли наиболее боеспособные части — Корниловские и Дроздовские полки, а также кубанские казачьи части, 34-я стрелковая дивизия и бронеавтомобили.

Несмотря на это, части Русской армии не смогли сдержать наступления красных, в ночь на 9 ноября 1920 года прорвавших оборону полуострова. Последовавшие встречные бои 9—11 ноября заставили Русскую армию отступить от Перекопских и Ишуньских позиций, после чего её части организованно отошли в портовые города Севастополь, Ялту, Феодосию, Керчь и были 13—16 ноября эвакуированы из Крыма в оккупированный Антантой Константинополь на русских (под флагом Франции) кораблях, под прикрытием английских и французских военных кораблей. Красная армия, получившая от французского командования соответствующий ультиматум, никаких попыток помешать эвакуации не предпринимала.

После эвакуации

Эвакуация Русской армии из Крыма,
ноябрь 1920.

После эвакуации из Крыма остатки Русской армии были переформированы и сведены в три корпуса – 1-й Армейский (около 25 тыс. человек), Донской (до 20 тыс. человек) и Кубанский (16 тыс. человек), разместившиеся, соответственно, в бывших военных лагерях в районе Галлиполи (см. Галлиполийское сидение), в Чаталджи и на острове Лемнос. Главнокомандующий и его штаб размещались в Константинополе. Флот был реорганизован в Русскую эскадру и перемещен в Бизерту (Тунис) (со временем корабли были переданы Франции в качестве платы за обеспечение эвакуации и содержание армии).[3]

Высадившись на побережье Турции, Русская армия была фактически интернирована. Военнослужащие и гражданские лица получили статус беженцев и содержались правительством Франции. Идея о переброске армии на другие театры военных действий или использовании её для охраны Черноморских проливов союзниками была отвергнута. Однако, командование Русской армии не считало борьбу с большевиками законченной и предпринимало меры для сохранения Армии как боевой структуры. Вооружённые офицеры и спецподразделения поддерживали порядок и дисциплину в войсках. Предотвращение разложения, разрушения воинского порядка, стремления вернуться в Россию достигалось жёсткими мерами воздействия, вплоть до расстрелов.

Французское правительство не было заинтересовано в содержании армии Врангеля. Финансовая помощь была сведена до минимума. Условия пребывания в лагерях были крайне тяжелыми. Результатом скудного пайка и болезней была высокая смертность среди военнослужащих.

На 12 февраля 1921 г. численность Русской армии составляла 48 тыс. 312 человек.

После объявления правительством Советской России в честь четырехлетней годовщины Октябрьской революции амнистии отдельным категориям военнослужащих, находящимся за границей, значительная часть бывших военнослужащих Русской армии барона Врангеля при содействии французского правительства вернулась на Родину.

В ноябре–декабре 1921 года остатки армии были перевезены в Болгарию и Сербию.

1 сентября 1924 года Главнокомандующий Русской армии генерал-лейтенант барон П. Н. Врангель преобразовал остатки своей армии в Русский Обще-Воинский Союз (РОВС).

См. также

Источники

  • Гончаренко О. Г. Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана. — М.: Вече, 2007. — ISBN 978-5-9533-1988-1
  • Кручинин А. С., Комаровский Е. А., Трамбицкий Ю. А., Марыняк А. В., Абинякин Р. М., Цветков В. Ж. Белое движение. Исторические портреты. — М.: АСТ, 2006. — ISBN 5-17-025887-9

Примечания

wikiredia.ru

Крым в составе СССР — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

После революции 1917 года Таврическая губерния разделилась на две части: северотаврическую (материковую) и крымскую. На территории Крыма в первые послереволюционные годы возникали разные государственные образования.

После Февральской революции 1917 года крымские татары приняли решение о созыве Курултая — национального съезда, который должен был определить дальнейшую судьбу Крыма. В июле 1917 года была создана татарская политическая партия «Милли Фирка» (т. е. «Национальная партия»), которая стала выпускать газету. В ноябре 1917 года Курултай, открывшийся в Бахчисарае, провозгласил создание на территории полуострова Крымской Народной Республики. Республика просуществовала недолго: она была ликвидирована в январе 1918 года, когда в Крыму установилась советская власть.

В марте 1918 года была создана Советская Социалистическая Республика Тавриды, но она также продержалась недолго: в апреле Крым был отвоеван у большевиков отрядами Украинской народной республики (УНР) под командованием полковника П.Ф. Болбочана. Уже в мае отряды УНР были вынуждены покинуть полуостров, который находился теперь под властью немцев.

Немцы признали автономность Крыма, и в июне было сформировано Крымское краевое правительство (фактически прогерманское), премьер-министром стал генерал М.А. Сулькевич. Правительство декларировало полную самостоятельность Крыма: вводилась государственная символика, крымское гражданство, государственные языки (русский, крымско-татарский и немецкий). Столицей независимого Крыма был объявлен Симферополь.Гетманское правительство, недовольное сепаратизмом Крыма, применило к нему экономическую блокаду. Осенью 1918 года состоялись переговоры крымских властей с правительством П.П. Скоропадского относительно статуса полуострова. Киев настаивал на том, чтобы Крым вошел в состав Украины, тогда как краевое правительство стремилось к независимости и выступило с идеей создания федеративного союза.
В ноябре завершился период немецкой оккупации Крыма; территорию полуострова заняли войска Англии и Франции. С ноября 1918 года по апрель 1919 года в Крыму действовало краевое правительство второго состава, премьер-министром стал С.С. Крым.В начале года 1919 года в Крым вступила Красная армия; союзники спешно эвакуировались с полуострова, и в апреле была провозглашена Крымская Советская Социалистическая Республика. Летом того же года генерал Добровольческой армии Я.А. Слащев отвоевал Крым у Красной армии. В ноябре возобновила деятельность татарская политическая партия «Милли Фарка». Адмирал П.Н. Врангель обещал татарам создать культурную и религиозную автономию. Во время Гражданской войны вооруженные отряды «Милли Фирка» участвовали в боях с Красной армией.В 1920 году развернулась масштабная борьба за Крым: с января по март войска Слащева успешно отражали атаки красноармейцев. После боев за Перекоп Слащев по приказу Врангеля получил право называть себя Слащев-Крымский.Главнокомандующим Русской Армией в Крыму стал Врангель. В июне 1920 года была восстановлена Таврическая губерния. Однако в ноябре Южный фронт Красной армии под командованием М.В. Фрунзе начал наступление и прорвался в Крым. Остатки белогвардейских отрядов были эвакуированы морем в Константинополь.
После утверждения на полуострове большевиков начался период «красного террора», который продолжался до середины 1921 года. Служивших в армии Врангеля расстреляли. Велики были жертвы среди гражданского населения. Исследователи расходятся в оценках масштабов террора: по разным данным, в Крыму погибли от 5 до 20 тысяч человек.В 1921 году постановлением ВЦИК и СНК была создана Крымская автономная советская социалистическая республика в составе РСФСР, государственными языками которой были крымско-татарский и русский.
Гражданская война нанесла большой урон городам Крыма: их население резко сократилось (особенно пострадали Ялта, Симферополь, Севастополь, Феодосия, Старый Крым).
После гражданской войны было зафиксировано изменение в этническом составе населения: в 1921 году, по данным местной переписи, русские и украинцы составляли уже более 50 % населения, тогда как крымские татары — всего лишь 26 %.

По данным Всесоюзной переписи населения 1926 года, русские составляли около 40 % населения Крыма (301 000 человек), татары — 25 % (179 000 человек). Русское население Крыма росло не только за счет переселения из других регионов России (как это было раньше), но и за счет рождаемости: многие группы жили здесь уже в течение нескольких поколений. К 1937 году очередная перепись показала, что доля татар в этническом составе населения сократилась до 20 %. По переписи 1939 года в Крыму постоянно проживало 1 126 429 человек, из них крымских татар — 19, 4%.

После включения в состав советского государства Крым превратился в государственную здравницу: в нем открывались санатории и лечебницы для советских граждан. Так, в Ливадийском дворце, который ранее был царской резиденцией, открылся санаторий для крестьян, Массандровский дворец был превращен в санаторий для больных туберкулезом.

Великая Отечественная война — одна из самых трагических страниц в истории Крыма. Остров был оккупирован немецкими войсками, которые проводили политику геноцида и репрессий, уничтожая местное население и эксплуатируя его для экономических нужд фашистской Германии. В то же время в годы войны советское правительство депортировало некоторые народы Крыма по обвинению в сотрудничестве с оккупантами.
В октябре 11 немецкая армия начала наступление на полуостров. Оборонительная операция советских войск проводилась в тяжелых условиях (численное превосходство противника и отсутствие необходимых для успешной обороны рубежей). Советские армии были вынуждены отступить, оставляя Крым врагу.
Действия партизанских отрядов в Крыму были затруднены естественным рельефом местности, отсутствием лесных массивов и других природных укрытий. Радикальные националисты из числа крымских татар, надеясь на осуществление своих сепаратистских планов при содействии Германии, стали создавать отряды, уничтожавшие партизанские базы.5 января 1942 года в Евпатории высадился десант советских войск: эта операция должна была отвлечь противника от Севастополя и Керчи, которые оставались главными очагами сопротивления захватчикам. Десант захватил часть города, где вспыхнуло восстание против оккупантов, поддержанное партизанами, но был почти в полном составе уничтожен немцами.Советские войска предприняли попытку контрнаступления на Керченском полуострове, но она закончилась неудачей, и в мае 1942 года участники операции были вынуждены оставить эти территории.
Героическая оборона Севастополя, оказавшегося в тылу вражеских сил, продолжалась 250 дней, с 30 октября 1941 года по 4 июля 1942 года.

На оккупированных землях немцы создали рейхскомиссариат Украина, в состав которого вошел и завоеванный оккупантами Крым. По замыслу Гитлера, полуостров должен был войти в состав Германии как санаторно-курортная зона.
В апреле 1944 года началась операция по освобождению Крыма от фашистских захватчиков. Советские войска заняли Керчь, Симферополь, Феодосию. 9 мая, через месяц после начала отвоевания Крыма, был освобожден Севастополь.

Вскоре после того как советские войска вступили в Севастополь, началась депортация крымских татар в Среднюю Азию, Сибирь и Среднее Поволжье. В качестве причины было названо активное сотрудничество татар с немецкими оккупантами. Некоторые группы коренного населения Крыма действительно принимали участие в сражениях против партизанских отрядов и советских войск, однако депортации были подвергнуто все татарское население, включая тех, кто сражался на стороне партизан, и тех, кто не принимал участия в военных действиях.
Помимо татар из Крыма были выселены и другие народы: еще в августе 1941 года депортации подверглись крымские немцы, а в мае 1944 — греки, армяне, болгары. Всего за годы войны из Крыма были выселены более 300 тысяч его коренных жителей.

После Великой Отечественной войны Крым перестал быть автономной республикой: 30 июня 1945 года он был преобразован в Крымскую область РСФСР.

Гибель людей в годы войны и депортация коренного населения полуострова привели к резкому сокращению его населения. Война нанесла огромный урон хозяйственной жизни Крыма, для восстановления которой требовались рабочие руки, особенно в степных и горных районах. После войны состоялась очередная волна колонизации: правительство целенаправленно переселяло в Крым жителей из южных регионов России (Воронежская, Курская, Ростовская области) и Украины, пытаясь таким образом восполнить недостаток населения на полуострове. На месте татарских поселений в окрестностях Алушты, Ялты, Судака, Бахчисарая оседали русские мигранты. В 1990-е годы, когда татары были восстановлены в правах и начали массово возвращаться в Крым, они стали претендовать на свои прежние земли, уже освоенные и заселенные другими людьми. Переселенческая политика государства предусматривала льготы и субсидии для переселенцев, однако степной Крым еще долгие годы после окончания войны испытывал недостаток рабочей силы. Некоторые отрасли сельского хозяйства, которыми ранее занимались татары, греки и армяне, пришли в упадок: виноградарство, табаководство, горно-долинное садоводство были фактически заброшены, и на их возрождение понадобилось много времени.

Передача Крыма Украинской ССР

В 1954 году Крым был передан Украине указом президиума Верховного Совета СССР. Основаниями для этой акции, согласно тексту указа, стали общность экономики, территориальная близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР. Вероятно, это решение было принято по личной инициативе Н.С. Хрущева. Однако некоторые исследователи полагают, что причиной передачи Крыма Украине стал упадок хозяйства на полуострове, вызванный войной и депортацией.В качестве одной из возможных причин также называют строительство оросительных систем на Украине и в Крыму. На полуострове всегда ощущалась нехватка пресной воды, а северокрымский водоканал от Каховского водохранилища на Днепре мог решить проблему водного дефицита. По мнению некоторых исследователей, Хрущев руководствовался мыслью о том, что строительство этого канала (как административную сторону, так и технические работы) было целесообразно вести в пределах одной республики. Идея о строительстве Каховской ГЭС и системы орошения северных районов Крыма обсуждалась еще в 1951 году. К строительству Северо-Крымского канала приступили в 1961 году, а 17 октября 1963 года канал начал функционировать, и пресная вода из Днепра стала поступать в Крым, обеспечивая водоснабжение крупнейших городов полуострова.

Отдельную проблему в вопросе о принадлежности Крыма представлял Севастополь. Еще в 1948 году он стал городом республиканского подчинения РСФСР, т. е. был выведен из состава Крымской области. Однако этот статус Севастополя не был закреплен конституционно, и с точки зрения закона ситуация оказалась спорной. При этом фактически Севастополь оставался в составе Крымской области и подчинялся областной администрации. Принадлежность Севастополя Украинской ССР была зафиксирована только в Конституции СССР 1978 года.
После того как Крым был передан Украинской ССР, доля русского населения в этническом составе жителей полуострова несколько сократилась, но в целом изменения были незначительными: по данным переписи 1959 года русские составляли 71 % населения Крыма, в 1979 году — 68, 4 %, в 1989 — 67 %. Доля украинцев в составе населения также мало изменилась, хотя имел место небольшой прирост: в 1959 году — 22 %, в 1979 — 25, 6 %, в 1989 — 25, 8 %.

  • Андреев А.Р. История Крыма: Краткое описание прошлого Крымского полуострова. М, 1997.
  • Басов А.В. Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945. М., 1987.
  • Батов П.И. В походах и боях. М., 1974.
  • Ванеев Г.И., Ермаш С.Л., Малаховский Н.Д. Героическая оборона Севастополя 1941—1942. М., 1969.
  • Гражданская война и военная интервенция в СССР. М., 1983.
  • Исхаков С.М. Крым. Врангель. 1920 год. М., 2006.
  • Литвин Г.А., Смирнов Е.И. Освобождение Крыма. М., 1994.
  • Моргунов П.А. Героический Севастополь. М., 1979.
  • Сажин П.А. Севастопольская хроника. М., 1975.
  • Слащов-Крымский Я.А. Белый Крым. Мемуары и документы. М., 1990.
  • Тюркские народы Крыма: Караимы. Крымские татары. Крымчаки. М., 2003.
  • Чебанюк З.Ф. Исторические места и памятники Севастополя. Симферополь, 1962.
  • Материалы к устному докладу О.В. Солоповой на Историческом факультете МГУ 12.05.2014.

megabook.ru

Крымский исход » Военное обозрение


13 — 16 ноября 1920 года произошёл исход Русской армии генерала Врангеля и сочувствующего ей гражданского населения из Крыма за пределы России. Это событие называют временем окончания Гражданской войны на Юге России. Многие тысячи военных и гражданских беженцев были вынуждены покинуть Россию и бежать в неизвестность.

Эвакуация была связана с успехом Красной Армии в наступательной операции войск Южного фронта под командованием М. В. Фрунзе с целью прорыва укреплений белых на Перекопском перешейке и Сиваше, и занятия Крымского полуострова (Перекопско-Чонгарская операция 7 ноября — 17 ноября 1920 года). На полуостров вели три дороги. Перекопский перешеек шириной около 10 км. Восточнее, за Сивашем, где к Крыму близко подходит Чонгарский полуостров, от него была проложена узкая дамба с железнодорожной линией и мостом, а в другом месте был расположен гужевой мост. Третья дорога была расположена ещё восточнее – через Генический мост на Арабатскую стрелку. Ещё весной 1920 года белые приняли решение об их дополнительном укреплении, но в реальности сделали мало. Из-за нехватки средств, материалов, да и отсутствия настойчивости работы шли медленно.

На Перекопе первую линию обороны составлял Турецкий вал – земляной, насыпанный ещё в средние века. За ним в 20-25 км располагалось несколько линий Ишуньских укреплений между озерами и заливами. Все позиции представляли собой обычные окопы, часто полуобвалившиеся из-за осенних дождей. Их прикрывали заграждения колючей проволоки. Блиндажи были деревоземляные, артиллерия имела только полевые укрепления, а не долговременные. Собственно тяжёлой артиллерий почти не было, она была утеряна при отступлении, иностранцы же с поставками не спешили. Железнодорожную ветку к Ишуньским укреплениям для подвоза боеприпасов не достроили. Турецкий вал защищала Дроздовская дивизия, которая насчитывала всего 3,2 тыс. штыков. На выступе Литовского полуострова стояла 2-тыс. бригада Фостикова. Корниловцы и марковцы занимали Ишуньские позиции, они прикрывали южную часть Сиваша. На Чонгарском направлении и Арабатской стрелке оборону занимали Донской корпус и кубанцы (около 3 тыс. человек). В резерве были 13-я, 34-я дивизии и кавалерийский корпус. Все части были сильно обескровлены предшествующими боями. В тылу дополнительно формировалась 15-я дивизия. Всего оборону держали около 35 тыс. штыков и сабель при около 200 орудиях, 750 пулеметах, 14 бронепоездах, 45 танках и бронеавтомобилях. Ещё несколько тысяч были заняты охраной коммуникаций, объектов и борьбой с партизанами.

Советское командование сосредоточила для этой решающей операции весьма мощную группировку. Южный фронт имел в своём составе около 190 тыс. штыков и сабель при 985 орудиях, 4435 пулемётах, 17 бронепоездах и 57 бронеавтомобилях. Кроме того, в подчинение Фрунзе «батька» Махно передал 5,5 тыс. корпус под началом Каретникова. Первоначально Фрунзе планировал нанести главный удар 4-й армии и 1-й Конной армии через Арабатскую стрелку. Однако со стороны Азовского моря это направление было защищено огнем кораблей белых, а красная флотилия осталась в Таганроге из-за раннего ледостава. Основное направление удара пришлось переместить на Перекоп. Прорыв должна была осуществить 6-я армия, двойным ударом – в лоб и десантом через Сиваш на Литовский полуостров. На Чонгарском направлении планировали нанести вспомогательный удар.

7 ноября Красная Армия провела разведку боем на Чонгарском направлении. Крымский полуостров был объявлен на осадном положении, генерал Кутепов был назначен главой обороны. В ночь на 8 ноября началась основная операция. Турецкий вал стала штурмовать группа Блюхера: четыре бригады 51-й дивизии, Латышская дивизия, артиллерийская группа из 55 орудий и бронегруппа – 14 единиц бронетехники. Через Сиваш бросили 20 тыс. десант в составе двух бригад 51-й дивизии, 15-й и 52-й дивизий. В ходе ожесточённого боя красные заняли позиции белых, но продвинуться дальше Литовского полуострова не смогли, их остановили артиллерийским огнем и контратаками прибывших белых подкреплений. Красному десанту на помощь перебросили 7-ю кавалерийскую дивизию и махновцев, это привело к коренному перелому на этом направлении. Затем Фрунзе направил на это направление ещё и 16-ю кавдивизию. Белые под сильным давлением стали отступать, и красные прорвались в Крым.

На Турецком валу ситуация для Красной Армии была более тяжёлой. Белые яростно отбивались и отразили три штурма. Только во время ночного четвертого штурма красные смогли прорвать позиции белых. Дроздовцы и корниловцы были уже отрезаны от своих, но смогли пробить дорогу. К вечеру 9 ноября красные вышли в Ишуньским позициям, а 51-я дивизия с ходу их прорвала. Прорыв белые остановили. Но белые подтянули артиллерию и открыли сильный огнь. 10 ноября наступление было продолжено, и 51-я дивизия захватила вторую линию обороны. Врангель попытался организовать контрудар, подтянув корпус Барбовича и начав перебрасывать Донской корпус с Чонгарского направления.

Красное командование, узнав об этом перемещении белых войск с помощью авиационной разведки, отдало приказ нанести удар на Чонгарском направлении 4-й армии, а 2-я Конная армия была направлена на Перекоп. В ночь на 11-е ноября наступление на Чонгарском направлении началось. Этот удар мог привести к выходу красных в тыл всей ишуньской группировке белых. Врангель повернул назад Донской корпус и отправил к станции Танагаш все исправные бронепоезда.

11 ноября произошло решающее сражение. Латышская дивизия, которая сменила 51-ю, прорвала третью, последнюю полосу Ишуньских позиций на западном фланге. На восточном фланге контратаковал корпус Барбовича. Белая кавалерия опрокинула 7-ю и 16-ю кавалерийские дивизии, ударила по 15-й и 52-й пехотным дивизиям. Однако это наступление было остановлено силами 2-й Конной армии и махновцами. Командир 2-й Конармии Филипп Миронов применил военную хитрость, за первой линией были расположены свыше двух сотен «тачанок» с пулемётами. После столкновения с белыми, красные разомкнулись и смели передовые части противника пулемётным огнём. Белые смешались и стали отходить. К концу дня Красная Армия захватила последнюю линию Ишуньских укреплений. После ожесточённого боя, красные войска пробились и под Чонгаром. В 3 часа ночи 12 ноября красные ворвались в Танагаш. Красные войска двумя потоками стали входить в Крым.

Крымская эвакуация

Гражданское население Крымского полуострова до последнего дня пребывало в состоянии блаженного неведения. Белое командование, чтобы не провоцировать панических настроений и не вызвать активизации большевистского подполья, после провала октябрьского наступления, сообщило населению, что отход был совершен организованно и с незначительными потерями. Было сообщено, что Красная Армия в ближайшие дни будет пытаться прорваться на полуостров, но получит должный отпор. Крым объявлялся «осажденной крепостью», которая будет держаться, пока не произойдёт перелом в общей обстановке. В газетах тему развили, «творчески» дополнили. Сообщалось, что за «перекопскими твердынями» население Крыма может «спокойно смотреть на своё будущее». Появились даже заявления, что численность Русской армии Врангеля избыточна для защиты «твердынь» Перекопа. Так, генерал Слащев 7 ноября заявил, что «Армия наша настолько велика, что одной пятой её состава хватило бы на защиты Крыма…».

В результате полуостров до последнего момента жил спокойно. Работали кинотеатры, ставились пьесы, внепартийное общественное совещание во главе с князем Долгоруким приняло обращение к Антанте, где «ключом спасения от большевизма» был назван Крым. Только наиболее дальновидные искали пути спасения и скупали валюту. Для большинства же людей поражение 8-11 ноября стало как гром среди ясного неба. Люди знали, что ожесточённый бой неизбежен, но верили, что наступление Красной Армии разобьётся об оборонительные линии Перекопа.

Даже командование Белой армии, которое обладало намного более полной информацией об обстановке, не предполагало такого исхода. Врангель считал, что у Фрунзе под началом около 100 тыс. человек, их них 25 тыс. кавалерии, в реальности Южный фронт имел в своём составе почти 200 тыс. человек, из них более 40 тыс. конницы. Большое превосходство красными было создано по артиллерии и пулемётам. С возможность поражения считались, но не верили, что всё произойдёт так быстро. Считалось, что времени на подготовку возможной эвакуации будет достаточно.

10 ноября после совещания Врангеля с Кутеповым было принято решение начать эвакуацию тылов. Для решения этой задачи были реквизированы все коммерческие суда в портах, независимо от национальной принадлежности. На них стали грузить лазареты, некоторые центральные учреждения. Через французского представителя графа де Мартеля правительство Врангеля обратилось к Франции прося предоставить убежище. Из штабных служащих стали создавать команды для предотвращения беспорядков, которые могли быть вызваны сообщение о падении линии обороны. Вскоре, ещё без всеобщего объявления, стали выдавать документы на эвакуацию и гражданскому населению.

В ночь с 11 на 12 ноября, когда рухнули последние рубежи обороны, план эвакуации уже был подготовлен. Корабли и суда были распределены между частями, выделены транспорты для семей военных, правительственных и тыловых учреждений и организаций. Оставшиеся суда были должны использоваться для вывоза желающих среди гражданского населения. Чтобы ускорить погрузку и произвести её без задержек, каждая часть имела свой порт для погрузки. 1-й и 2-й корпуса были должны отходить к Севастополю и Евпаторию, корпус Барбовича – в Ялту, кубанцы – Феодосию, донцы – в Керчь. Войска отходили довольно организованно, им даже удалось оторваться от красных на 1-2 перехода. Надо отметить, что разработка эвакуационного плана началась ещё за полгода до эвакуации, его разрабатывал штаб главнокомандующего совместно с командующим флотом. Для реализации этого плана в черноморском бассейне должен был постоянно оставаться определенный тоннаж судов. Все суда и плавсредства были распределены по портам. В этих же портах был создан неприкосновенный запас угля, машинного масла и провианта на случай объявления эвакуации.

Красная Армия проводила перегруппировку сил. Фрунзе, видимо, ожидал ожесточённого сопротивления обречённых белых частей, и предложил им почётную капитуляцию, обещая свободу, неприкосновенность и даже свободный выезд за границу под честное слово прекратить борьбу с большевиками. 12 ноября Фрунзе за это предложение раскритиковал Ленин. Только через день красные войска продолжили наступление. 6-я армия двинулась на Евпаторию, 2-я и 1-я Конные армии — на Симферополь и Севастополь, 4-я армия и 3-й кавалерийский корпус – на Феодосию и Керчь. 13 ноября красные заняли Симферополь.

Французское правительство, после некоторого раздумья, согласилась предоставить убежище Русской армии Врангеля и беженцам. Однако в качестве «залога» французы потребовали все корабли. 12 ноября вышел приказ Врангеля об общей эвакуации. Всем желающим остаться в России предоставлялась полная свобода. Порча и уничтожение имущества была запрещена. Южнорусское правительство предупреждало граждан о трудностях перехода в стеснённых условиях, и неизвестности дальнейшей судьбы отъезжающих, так как ни одно из иностранных государств не дало своего согласия на принятие эвакуированных.

Слащев предлагал дать последний бой в Крыму, или высадиться на Кавказе, захватить плацдарм. Однако Кутепов и Врангель отказались поддержать эти авантюры. Люди, груженные различным добром, потянулись в порты. Для большинства эта эвакуация стала неожиданной. В целом во время эвакуации, в отличие от схожих событий в Одессе и Новороссийске, поддерживался порядок. Специальные команды имели полномочия любыми мерами прекращать беспорядки. Порядок помогало поддерживать и значительное количество судов, Крым покидал весь флот, часть плавсредств взяли на буксир. Кроме того, часть людей погрузили на иностранные корабли – французские, английские и т. д. Чтобы разместить больше людей, сбрасывали в море боеприпасы, другое имущество. Размещали людей на проходах и палубах. Так, на миноносце «Грозный», при штатной численности экипажа в 75 человек, вывезли 1015 человек. На пароход «Саратов», который был рассчитан на 1860 человек, было посажено 7056. Пароходы уходили перегруженные до крайности. Не хватало продовольствия, воды, жизненного пространства. Понятно, что отдельные случаи грабежей, беспорядков случались, но не приняли массового порядка. В частности, в Симферополе грабежами занимались освобожденные из тюрьмы заключенные, в Алуште и Ялте разграбили винные погреба, а в Севастополе ограбили склады американского Красного Креста и т. д.

Правда, многие решили остаться. Одни не хотели покидать Родину, становиться изгнанником, скитаться по чужим краям. На других подействовал фактор неожиданности, возможно, имея больше времени для размышления, они бы эвакуировались. Третьи доверились листовкам Фрунзе, Брусилова о милости к оставшимся. Другие просто не успели сбежать и т. д. В целом довольно значительное число белых и «буржуев» осталось.

Вечером 13 ноября 1920 года произошло последнее заседание правительства Юга России, 14 ноября погрузка на суда завершилась. Врангель перешёл на крейсер «Генерал Корнилов». Фактически был создан целый «белый город» на воде. Уже на борту Врангель составил предложение французскому правительству о переброске Русской армии на «Западный фронт» для борьбы с большевизмом, «врагов мировой цивилизации и культуры». Белые ещё не верили, что такого фронта не будет. Западные правительства не хотели напрямую противостоять Советской России. В случае невозможности такого решения, Врангель предлагал поднять вопрос о предоставлении белой армии флота в распоряжение международной комиссии по охране проливов.

Белый флот (более 120 судов) с примерно 150 тыс. изгнанников взял курс на Константинополь. 15 ноября крейсер «Генерал Корнилов» высадил Врангеля в Ялте, где командующий убедился в завершении эвакуации воинских частей. Затем крейсер посетил Феодосию, там тоннажа судов не хватило и часть кубанских казаков направилось в Керчь. Врангель посетил и Керчь, там выяснилось, что донцы и кубанцы благополучно вывезены. Утром 17 ноября крейсер последний раз прошел вдоль побережья и взял курс на Босфор. Русская армия Врангеля была эвакуирована полностью, кроме тех, кто отстал в пути, был отрезан от портов, или сам решил остаться. Переход по морю от портов Крымского полуострова до Константинополя длился от одного до пяти дней, он для многих людей стал настоящей мукой. Фактически это была своеобразная прелюдия тех лишений и горестей, которые выпадут на долю большинства русских эмигрантов на чужбине.

15 ноября силы Красной Армии заняли Севастополь и Феодосию, 16 ноября – Керчь, а 17 ноября – Ялту. Перекопско-Чонгарская операция была успешно завершена, Крымский полуостров был весь занят Красной Армией, Южный фронт Гражданской войны был ликвидирован.

Крым же впереди ждала волна «красного террора», который организовали председатель Крымского Военно-Революционного Комитета Бела Кун и секретарь Крымского комитета партии Р. С. Землячка (Залкинд). Крым был блокирован войсками. Пропуска на выезд с полуострова подписывал лично Бела Кун. Террор обрушился на офицеров, затем на членов семей белогвардейцев, людей имеющих дворянское происхождение, служащих различных учреждений, «буржуев». Проводились целые облавы, когда оцепляли целые кварталы и несколько дней проверяли документы, одних отпускали, других уничтожали. Были уничтожены тысячи людей. Затем к террору добавился голод, т. к. полуостров было практически невозможно покинуть, многие люди в Крыму были обречены на голодную смерть. Особенно пострадали беженцы, которые не имели источников к существованию.

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.