Гражданская война в Испании 1936‒1939

Гражда`нская война` в Испа`нии 1936—1939 — вооруженная борьба сторонников и противников Второй республики (см. в ст. Испания), составная часть Испанской революции 1931—1939, важный фактор международных отношений в канун Второй мировой войны. Была вызвана социально-политическим конфликтом между консерваторами, монархистами, правыми радикалами, фашистами и правыми военными с одной стороны, и сторонниками республики: левыми либералами, социалистами, коммунистами, а также анархистами, с другой. 16 февраля 1936 на выборах в кортесы победил Народный фронт, в составе Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), Коммунистической партии Испании (КПИ), левых либералов и др. В мае президентом страны стал либерал М. Асанья. 17—18 июля 1936 военные и их праворадикальные и фашистские союзники (испанская фаланга и др.) подняли мятеж против республики. Они захватили Испанское Марокко и часть Испании, но потерпели неудачу в Мадриде, Барселоне и на востоке страны. Там мятежники, окруженные вооруженным народом (милицией), были вынуждены сдаться. Основные силы мятежников были блокированы республиканским флотом в Марокко. Лидер мятежников Х. Санхурхо 20 июля 1936 погиб в авиакатастрофе. По просьбе генерала Ф. Франко мятежников поддержали Германия и Италия, предоставившие оружие и транспортную авиацию для переброски в Испанию испанских колониальных войск из Марокко. В 1937 Италия направила в Испанию добровольческие войска, а Германия — авиацию и советников. 1 октября 1936 Франко был провозглашен главнокомандующим и главой правитель­ства с диктаторскими полномочиями («каудильо») на территории, занятой антиреспубликанскими силами. Его армия развернула наступление на Мадрид. Военный мятеж перерос в гражданскую войну, в которой обе стороны применяли террор против своих противников. В условиях роста международной напряженности по инициативе Великобритании и Франции был создан Комитет по невмешательству в испанские дела, в который вступили также Германия, Италия и СССР. Политика «невмешательства» предусматривала в том числе запрет на поставки оружия. Германия и Италия, на словах обещая прекратить поддержку Франко, на деле продолжали участвовать в войне. Тогда и СССР направил республиканцам оружие, летчиков, танкистов и военных советников. В Испанию отправлялись добровольцы со всего мира, они вступали в интернациональные бригады, сражавшиеся против франкистов. 4 сентября 1936 было создано правительство широкой антифашисткой коалиции во главе с левым социалистом Ф. Ларго Кабальеро, в которое вошли коммунисты, а с ноября — и анархо-синдикалисты из Национальной конфедерации труда (НКТ). Правительство сумело в короткие сроки объединить усилия антифашистов и создать боеспособную армию (подробнее см. в ст. Испанская революция 1931—1939). В ноябре 1936 в ходе Мадрида обороны армия Франко была остановлена. Большую роль в этом сыграли советская военная помощь, интернациональные бригады и дивизия анархистов во главе с Б. Дуррути. Война приобрела позиционный характер. В марте 1937 республиканцы одержали важную победу в Гвадалахарской операции. Политика «невмешательства» европейских держав затрудняла поставки оружия республиканцам из СССР. В то же время Франко практически беспрепят­ственно получал помощь по морю и через Португалию. 1 апреля 1937 Франко начал наступление на северный анклав республиканцев (Cтрана Басков и Астурия). 26 апреля 1937 германский авиалегион «Кондор» разрушил древний баскский город Гернику, надеясь деморализовать обороняющихся. 21 сентября 1937 с падением Хихона северный бастион республики был ликвидирован. В ходе Теруэльской операции в декабре 1937 республиканцы ненадолго взяли Теруэль, но в феврале 1938 потерпели здесь поражение. В апреле 1938 в ходе Арагонской операции франкисты рассекли республиканскую территорию надвое. В июле 1938 республиканцы форсировали р. Эбро, чтобы восстановить единство территории республики, но не смогли развить успех. В ходе позиционных боев обе стороны понесли большие потери, и в ноябре 1938 республиканцы ушли за Эбро. В декабре 1938 — феврале 1939 республиканцы потерпели поражение в Каталонии, правительство эвакуировалось во Францию. 5—6 марта 1939 сторонники прекращения во­оруженной борьбы во главе с С. Касадо и Х. Бестейро подняли мятеж в Мадриде, что привело к окончательному распаду республиканского фронта. К 1 апреля 1939 республика пала. После победы в гражданской войне Франко, ставший главой испанского государства, продолжил осуществлять массовый террор против республиканцев. Лит.: Thomas H. The Spanish Civil War. Harmondsworth, 1986; Viñas á. La Soledad de la República. Barcelona, 2006; Viñas á. El Escudo de la República. Barcelona, 2007; Viñas á. El Honor de la República. Barcelona, 2009; История Испании. Т. 2. М., 2014; Шубин А. В. Великая испанская революция. М., 2011.

w.histrf.ru

Гражданская война в Испании — предпосылки, ход войны, силы сторон, генерал Франко, интербригады

Для людей старшего поколения, детство которых прошло еще в Советском Союзе, Гражданская война в Испании окутана романтическим ореолом. «Гренада, Гренада, Гренада моя!» — распевали пионеры (и не только пионеры) гимн революционной романтике, интернационализму и благородной борьбе за счастье всех людей на планете. Нам, россиянам начала XXI века, есть повод взглянуть на трагический период испанской истории немного другими глазами.

 

В начале ХХ века Испания была одной из самых бедных стран Европы, сильно отсталой экономически и социально. Наследница Великой Испанской империи переживала времена унылого упадка. Ею правил беспомощный монарх, земли принадлежали феодальной аристократии и по большей части не обрабатывались, церковь имела средневековую по масштабам власть, в стране хозяйничали иезуиты, военная аристократия составляла в стране привилегированную касту.

 

Так не могло продолжаться бесконечно. В 1931 году в результате почти бескровного восстания пала испанская монархия, и власть перешла к вновь образованному Временному правительству – примерно так же, как случилось в России в феврале 1917 года. 

 

Временное правительство Испании сразу же решительно взялось на либеральные преобразования в стране. Началась масштабная аграрная реформа, перераспределяющая земли от помещиков к безземельным крестьянам, дворянство лишилось привилегий, сократилась армия, церковь была отделена от государства, запрещен орден иезуитов, упразднено  церковное образование, упрощены разводы, женщины получили избирательные права и т.д. и т.п.

 

Но реформы – дело кропотливое и небыстрое, они затрагивают интересы многих слоев общества. На начальном этапе, как правило, бедственное экономическое положение страны не только не улучшается, а, наоборот, ухудшается. Люди, поначалу охваченные романтическим революционным энтузиазмом и ожидающие от демократии немедленных перемен в жизни, начинают испытывать разочарование и недовольство.

 

Спустя два года после переворота левое правительство реформ вынуждено было уйти в отставку и уступить место правительству правому, которое стало сворачивать реформы и восстанавливать прежние порядки.

 

В то время из одиннадцати миллионов взрослого населения Испании восемь жило за чертой бедности, половина людей была неграмотна. Надо ли удивляться тому, что в стране стали стремительно набирать популярность лозунги разного рода популистов и демагогов,  обещавших решить проблемы страны сейчас и сразу?

 

В результате на выборах 1936 года победили партии крайне левого толка:  социалисты, коммунисты, анархисты, леволибералы. За реформы взялись еще более решительно и еще менее умело. Как обычно бывает в такие моменты истории, к реформам добавилось ужесточение политической борьбы, обострение противостояния и преследования инакомыслящих. Одна за другой стали образовываться радикальные партии как левого так и правого толка. Произошел целый ряд терактов, жертвами которых стали лидеры как правых так и левых.  Лодка раскачивалась все больше и больше.

 

Чем заканчивается смута в стране – известно из истории многих и многих стран. 18 июля 1936 года в один и тот же час в большинстве испанских городов началось восстание военных. В Советском Союзе считалось, что сигналом послужила переданная по радио кодовая фраза «Над всей Испанией безоблачное небо», однако красивая легенда не нашла документальных подтверждений. В столичных городах – Мадриде и Барселоне — восстание было быстро подавлено, но в целом ряде южных провинций оно имело полный успех. Территории перешли под контроль восставших генералов и представителей правых. Страсти накалились до предела. И та и другая сторона принялись расстреливать инакомыслящих. Противостояние политическое перешло в противостояние военное. Началась печально известная Гражданская война.

 

Между прочим, стихотворение Михаила Светлова «Гренада» не имеет отношения к Гражданской войне в Испании, оно было написано за 10 лет до ее начала в 1926 году. А мелодия, на которую эти стихи чаще всего распевали (самая популярная из более чем 20 написанных), была сочинена Виктором Берковским в 1965 году, во времена «оттепели»,  наполненной  энтузиазмом ничуть не меньше, чем времена революции.

 

Романтическая песня про Гренаду дает мало представления о гражданской войне. Гражданская война – жестокая штука, о своей Гражданской мы знаем больше, она рубит по живому, в ней все очень и очень запутано. Война в Испании продолжалась с июля 1936 года по август 1938. Это была война с наступлениями и отступлениями, успешными и провальными операциями, взятием и сдачей городов. С одной стороны выступала обученная армия, с другой – люди, охваченные энтузиазмом перемен. В этой войне только погибшими Испания потеряла 450 тыс. человек, причем каждый пятый погиб не в боевых действиях, а был расстрелян. После падения Республики 600 тыс. человек вынуждены были бежать из страны. В дом моих родителей приходил симпатичнейший русский доктор по имени Интерн – испанский ребенок, сын коммунистов, вывезенный в 1938 году на советском пароходе и выросший в детском доме под Москвой.  

 

В нашей Гражданской победили революционеры, левые. В испанской победили консерваторы, правые. Решающую роль, судя по всему, сыграло то, что в 1937 году восставшие испанские военные избрали своим руководителем 38-летнего генерала Франциско Франко – героя марокканской войны. Франко был избран каудильо (вождем) в основном потому, что вместо ярко выраженных политических взглядов имел здравый смысл, волю и энергию. Кстати говоря, до этого избрания Франко демонстративно сторонился всякой политики, всецело посвящая себя семейной профессии хорошего генерала.

 

Франко повел твердую и рациональную внутреннюю и внешнюю политику. Он взял курс на союз с фашистскими Германией и Италией, с Гитлером и Муссолини. Республиканцы в ответ заручились поддержкой СССР. Гитлер с Муссолини и СССР стали поставлять воюющим сторонам боевую технику, помогать военспецами, возникло своего рода соревнование вооружений накануне грядущей большой войны. Начали образовываться интербригады – подразделения, состоявшие из людей разных национальностей, приехавших в Испанию для защиты, как они считали, принципов демократии. В Интербригадах сражались писатели Антуан де Сент-Экзюпери и Джордж Оруэл, будущие политики Вилли Брандт и Ласло Рейк, певцы Эрнст Буш и Поль Робсон. Эрнст Хемингуэй организовал в США сбор средств в пользу Республики, сам отправился в Испанию в качестве репортера и кинематографиста, в сети можно найти документальный фильм, снятый по его сценарию и сопровождаемый его комментариями. Роман «По ком звонит колокол» — о тех событиях.

 

В нашей Гражданской победили левые. В Испании победили правые. Вторая Испанская Республика не выдержала экономической разрухи и голода, сопровождавших войну. Победивший генерал Франко установил в стране по сути фашистский режим, по образцу немецкого и итальянского. Члены «Испанской фаланги», единственной оставленной Франко партии, встречали друг друга «римским» приветствием  –  вскидывали вперед и вверх правую руку с открытой ладонью.

 

Но так ли все очевидно в этой победе правых и поражении левых? И что в итоге оказалось лучше? То, как у нас, или то, как у них?

 

А может быть в бедной, социально неразвитой стране вообще не может в короткий срок возникнуть демократическое государство — несмотря ни на какие благие помыслы? Может, попытка построить демократию на постфеодальном пространстве приводит лишь к тому, что на этом пространстве устанавливается крайне радикальный, репрессивный режим – либо левого, коммунистического, либо правого, фашистского толка? И еще неясно, какое из этих зол меньше?

 

Франко наладил контакты с Гитлером и Муссолини, победил благодаря их помощи и в то же время твердо уклонился от участия в фашистских военных кампаниях. Он объединил своих и жестоко подавил чужих, но его режим, в отличие от других подобных, не был осужден мировым сообществом и не пал после окончания Второй мировой войны.  В 50-е по своей инициативе Франко ввел в стране послабления и создал условия для «испанского экономического чуда», приведшего Испанию из ряда беднейших в число процветающих стран Европы. До последних своих дней он жестоко преследовал политических противников и в то же время в 60-е годы начал либеральные реформы на манер передовых европейских стран. Он правил Испанией почти сорок лет — с 1937 по 1975 год. Между прочим, нынешний король Хуан Карлос стал в 1975 испанским монархом в соответствии с завещанием генералиссимуса Франко. И в соответствии с этим завещанием король довел до конца либеральные преобразования.

 

А песня про Гренаду возникла так. Молодой Михаил Светлов шел по одной из московских улиц и увидел вывеску – «Ресторан Гренада». «Какое красивое, романтическое, гордое название»,  — подумал Светлов, не заметивший, конечно, что название старинного испанского города Гранада написано ресторатором с ошибкой. И в тот же день появились на свет  вдохновенные революционные стихи.

 

Которые, скорее всего, не стали бы такими знаменитыми, если бы спустя десять лет в Испании не начались печально известные трагические события.

aboutespana.ru

Как СССР участвовал в гражданской войне в Испании

Белые на фронте

Многие бывшие белогвардейцы, оказавшиеся после революции 1917 г. заграницей, воспринимали происходившие мировые события «с точки зрения интересов Национальной России» — каждый бело-эмигрант должен был вести борьбу против комунистической, «красной» угрозы, где бы она ни появлялась. И когда произошло восстание националистов против, по сути, социалистического правительства Народного фронта, для представителей белой эмиграции наступила реальная возможность поучаствовать в борьбе против коммунистов, руководимых из Кремля. В случае удачного исхода, по возможности перевести войну уже непосредственно в саму Россию.

В конце 1936 года в Испанию прибыл генерал Шатилов (бывший начальник штаба генерала Врангеля в Крыму) и на месте ознакомился с армией националистов. После этой поездки в Париже стал широко обсуждаться вопрос об участии белогвардейцев на стороне Франко. На призыв откликнулись русские офицеры, и в других странах Европы. Известно, что Гвардейский казачий дивизион, расположенный в Югославии, вел переговоры со штабом генерала Франко о переброске всего дивизиона в Испанию, но переговоры ничем не окончились, так как казаки поставили условия обеспечения семейств инвалидов и убитых, а это, в то время, Франко позволить себе не мог.

Бывшие белогвардейцы на свой страх и риск переходили испано-французскую границу, фактически пересекая ее незаконно. Франция, которая объявила о своем «невмешательстве» в испанские дела, задерживала русских добровольцев и отправляла их в тюрьму. Особенно методично она это делала после того, как вместе с Великобританией, подписала Мюнхенский договор с Германией (1938 год). Чтобы не портить отношения с Германией, у которой в Испании были свои интересы (превратить ее в свою полуколонию), Франция всячески демонстрировала свой нетралитет. Но все-таки небольшому отряду «белых» русских под командыванием бывшего генерал-майора Русской армии Анатолия Владимировича Фока удалось выступить на стороне армии Франко.

Белое движение, как и все мировые правые силы, рассматривали действия Франко как борьбу против комунистической угрозы, поэтому многие, сочувствовавшие республиканцам или националистам иностранцы, поддерживали их с финансовой стороны. Также поступали бывшие белогвардейцы, отдавая последнее ради борьбы против своих главных «красных» врагов.

russian7.ru

Гражданская война в Испании

 

Гражданская война в Испании началась вследствие социальных, культурных, политических и экономических противоречий и явилась самым большим потрясением для страны, ведь тогда определялась её судьба. Она представляла собой противоборство тоталитарных сил и республиканцев, защищающих демократию, в тот самый период, когда наблюдалось столкновение коммунизма, демократии и фашизма во всей Европе, в результате чего произошёл её раскол. Призыв к помощи стран, которые стояли по разные стороны международного конфликта, лёг в основу интернационализации последнего.

Таким образом, гражданская война в Испании – борьба между левым правительством (при поддержке СССР) и правыми силами (при поддержке Италии и Германии), закончившаяся утверждением фашистского порядка в стране.

Когда в 1936 году на выборах в парламент Испании выиграли партии народного фронта, которые впоследствии создали республиканское правительство, правые силы во главе с Франко стали готовить государственный переворот. Вскоре были проведены мятежи на Канарских островах, Испанском Марокко и в Испании. Эти восстания были подавлены, однако Германия и Италия предоставили помощь повстанцам, отправив им своих так называемых добровольцев.

Гражданская война в Испании вызвала высокий общественный интерес во всём мире. Сначала Франция поддерживала республиканское правительство, однако вскоре она перешла на сторону фашистов. А уже летом 1936 года двадцать семь стран, большинство из которых фактически поддерживало правые силы Испании, избрали политику «невмешательства». Италия и Германия всячески способствовали созданию нового источника войны, а СССР выражал протест против вмешательства в военные действия в пользу мятежников. Кроме того, Советский Союз, вместе с ещё пятидесятью тремя странами предоставили своих добровольцев для поддержки республиканцев.

Война в Испании способствовала подписанию в Берлине немецко-итальянского союза, одной из целей которого было ведение боевых действий против этой страны, а через месяц был подписан «Антикоминтерновский пакт» между Германией и Японией, суть которого заключалась в ведении борьбы против коммунизма, а уже в ноябре 1937 года к этому пакту присоединилась Италия.

Тем временем под Мадридом фашисты потерпели поражение, что привело к усилению помощи их союзников. Испанские города терпели бомбардировку немецкой авиации. Западные государства всячески поддерживали Франко, и уже в феврале 1939 года ими был провозглашён фашистский порядок в стране. Весной этого же года Мадрид был захвачен мятежниками, республика рухнула. Испания, гражданская война в которой длилась с 1936 по 1939 год, потеряла более четырехсот тысяч человек, были разрушены практически все крупные города, дороги, мосты и коммунальное хозяйство.

Таким образом, политическое единство Германии, Японии и Италии изменило характер борьбы. Гражданская война в Испании со временем превратилась, с одной стороны, в революционную, а с другой – в консервативную, и стала международной.

Усилиями стран, в которых царил фашизм, Испанская республика была разгромлена, что явилось шагом к началу Германией Второй мировой войны уже через пять месяцев, так как эти военные действия входили в планы по завоеванию мирового господства. Однако все эти события позволили сделать выводы об изменениях в течении боевых действий, которые происходили со времён Первой мировой войны.

Подводя итоги, необходимо отметить, что главной проблемой прошлого века стала проблема войны и мира. Кроме этого, история постоянно посылала испытания человечеству в виде региональных противоборств. Именно в двадцатом тысячелетии в эти вооружённые столкновения вмешивались третьи силы, что способствовало возрождению конфликтов мирового масштаба.

fb.ru

СССР и Гражданская война в Испании

Из-за чего возникла гражданская война в Испании? Это конфликт между Второй Испанской республикой и поддерживавшими ее левыми политическими партиями и организациями (республиканцы, лоялисты), с одной стороны, и крайне правыми националистами — с другой. Вторая Испанская республика — нестабильный период в истории Испании между изгнанием короля Альфонсо XIII и триумфом военной диктатуры Франко.

В конце 1920-х и начале 1930-х годов в Испании шло постоянное противоборство между республиканцами и националистами — сторонниками Народного и Национального фронтов. В феврале 1936 года на парламентских выборах верх взял республиканский Народный фронт. Республиканцы освобождали политических заключенных из тюрем и конфисковывали земли церквей и монастырей. Правительство быстро левело.

1 мая 1936 года Народный фронт отметил военным парадом. Над марширующими колоннами колыхалось море красных знамен, реяли транспаранты с изображениями Маркса, Ленина и Сталина. Демонстранты пели «Интернационал». Тот, кто отваживался выкрикнуть «iViva Espana!» («Да здравствует Испания»! — клич правых), слышал в ответ: «iPatria, no!», «iViva Rusia!» («Нет Родине, ура России!»). В сложившихся условиях власть в руки решают взять военные с целью наведения порядка и избавления Испании от «красной угрозы». Во главе военных стоял живший в Португалии Хосе Санхурхо.

Генерал Хосе Санхурхо был связан с реакционными кругами Германии и Италии, которые толкали его на фашистский переворот. Германский и итальянский генеральные штабы давно уже замыслили свое вмешательство во внутренние дела Испании, основную ставку сделав на военных. Установив связь с генералом Санхурхо, верховное командование вооруженных сил Германии сразу поставило перед ним вопрос о подготовке мятежа, в осуществлении которого он может рассчитывать на «плечо немцев». В марте 1936 года Санхурхо побывал в Берлине, где получил заверения в оказании ему всей необходимой помощи. Затем он посетил Рим, и там его так же твердо заверили в поддержке. Германские и итальянские генштабисты помогли генералу в разработке плана переворота. Они утверждали, что успешная его реализация гарантирована, но только при выполнении двух условий: внезапность и быстрота проведения операции и военная интервенция Германии и Италии…

Я.В. Смушкевич (генерал Дуглас), старший военный советник по авиации испанской республиканской Народной армии, руководитель противовоздушной обороны Мадрида

Непосредственным руководителем восстания стал генерал Эмилио Мола. Ему удалось за короткое время скоординировать действия значительной части офицерства, фаланги (фашистская политическая партия в Испании), испанских монархистов и прочих противников республиканских властей. По плану Молы, оппозиционные силы должны были, опираясь на войска, взять под контроль крупнейшие города и свергнуть правительство Народного фронта. Эту идею поддержали многие испанские генералы, в том числе и вполне либеральных взглядов.

5 июня 1936 года Мола публикует документ с планом будущего восстания («Цели, методы и пути»), а позднее назначает дату и время — 17 июля в 17.00. Мятеж действительно начался вечером 17 июля 1936 года в Испанском Марокко. Сначала восстали части в его столице — Мелилье, затем в остальных городах протектората. Главнокомандующий войсками в Марокко генерал Ромералес, не примкнувший к мятежу, отказался подавать в отставку и был расстрелян путчистами. Подобная судьба была уготована многим другим верным правительству офицерам. Безжалостно уничтожались и активисты левых партий.

П.В. Рычагов,
летчик-истребитель, командир авиационной эскадрильи Народной армии республиканской Испании

Мусульмане-марокканцы поддержали мятеж в надежде на трофеи и свободу — руководители путча обещали солдатам, что им будет позволено обогатиться за счет имущества республиканцев, а марокканской элите — предоставление протекторату полной независимости. На протяжении всей войны марокканские части будут ударной силой испанских фашистов. Под контроль мятежников безоговорочно перешли и другие испанские колонии: Канарские острова, Испанская Сахара, Испанская Гвинея. 18 июля радиостанция путчистов в городе Сеуты в испанской колониальной зоне Марокко несколько раз передала в эфир фразу «Над всей Испанией безоблачное небо», которая была условным сигналом к началу общегосударственного мятежа.

Плакат с лозунгом «Но пасаран!» — «Они не пройдут!». Но, несмотря на героизм республиканских войск, фашисты захватили власть в Испании

Правящие республиканские круги в Мадриде не придали серьезного внимания восстанию. А мятеж уже перекинулся на собственно Испанию и быстро расползался по стране. Власти Народного фронта не ожидали подобного. 19 июля по мадридскому радио выступила член парламента, вице-председатель Коммунистической партии Испании Долорес Ибаррури, призвав испанский народ подняться на защиту республики. Знаменитые слова из ее выступления: «Но пасаран!» — «Они не пройдут!» — стали боевым девизом республиканцев. Республиканцы поднялись на борьбу, и на большей части Испании мятеж провалился.

Танкисты советской бронетанковой бригады «Пабло» (Д.Г. Павлова) перед боем. Испания, 1936 г.

20 июля погиб в авиакатастрофе Хосе Санхурхо, намеревавшийся вернуться из Португалии в захваченные повстанцами районы Испании. Равного ему по общепризнанности авторитета лидера у путчистов не было. В связи с гибелью Санхурхо было создано коллективное руководство из военных — Хунта национальной обороны под формальным руководством Карлоса Кабанельяса. Восставшие провозгласили себя «национальными силами» или националистами. Какой-то конкретной программы хунта не предложила, ограничившись лозунгами восстановления порядка, защиты церкви и религии и борьбы с «красными». О будущей форме правления пока не говорили, хотя своим символом националисты избрали прежний монархический красно-желто-красный флаг. Наиболее авторитетные мятежные генералы (Мола, Франко, Аранда, Кабанельяс) обратились к народу в печати и по радио с ярко выраженной либеральной риторикой.

Пулеметчики Народной армии республиканской Испании

Но в целом республиканцы одержали победу над националистами. Однако Испанская республика, которая и до фашистского мятежа не являлась образцом надежности государственного устройства, после него фактически превратилась в беспорядочный конгломерат самых разнообразных образований. Перестал работать бюрократический аппарат — значительная часть чиновников перебежала к националистам. Единые вооруженные силы, силы охраны внутреннего правопорядка, органы госбезопасности развалились. Мадрид лишь символически контролировал ситуацию в регионах. В восточном Арагоне, многих районах Леванта, Каталонии и западной Андалусии реальная власть перешла к анархо-синдикалистам. Их откровенно безумные эксперименты по строительству «либертарного коммунизма», как правило, приводили к полному развалу экономики, обнищанию населения и, как следствие, к поддержке местными жителями националистов.

Прощальный парад бойцов интербригад в Барселоне, октябрь 1938 г.

В надломленной мятежом стране нарастал хаос. Повсюду старались верховодить, подменяя законные государственные органы, самозванные партийные и профсоюзные советы и комитеты, которые, как правило, со своими обязанностями не справлялись. 29 сентября Хунта национальной обороны провела выборы нового руководителя восставших, на которых победил Франко.

Франко Франсиско Паулино Эрменехильдо Теодуло Багамонде родился в Испании в городе Ферроль, в семье военного моряка. Как и отец, избрал путь военного, стал офицером. Служил в Марокко около одиннадцати лет — в туземных регулярных войсках, потом в Испанском иностранном легионе. В 33-летнем возрасте получил звание генерала. В 1931 году в Испании пала монархия, власть перешла к республиканским властям. Франко в это время не вмешивался в политику. В 1934 году в Астурии вспыхнуло шахтерское восстание, возглавляемое социалистами и анархистами, в подавлении которого принимал участие Франко. После этого генерал стал главнокомандующим в Марокко, но спустя несколько месяцев возвратился в Мадрид, чтобы принять пост главы Большого генерального штаба.

Франсиско Франко одержал победу на выборах среди генералитета потому, что был молод, энергичен, умен, не имел политических пристрастий — он не был в отличие от других генералов ни фалангистом, ни монархистом, ни правым республиканцем. Ему был присвоен чин генералиссимуса и титул каудильо (вождя). Франко быстро установил связь с нацистской Германией и фашистской Италией и стал строить «свою» Испанию по их типу. Он ввел нацистский девиз «один вождь, одно государство, один народ» и «римское приветствие» — вскидывание вперед и вверх правой руки с открытой ладонью.

Франко объявил войну с республиканцами как «крестовый поход против красных орд». Республиканцы дрались с фашистскими мятежниками, но силы были неравными. Франкистам широким потоком шли поставки из европейских стран, прежде всего из Германии и Италии, — оружие, техника, снаряжение и, конечно, хорошо обученные военные кадры. Республиканцам же — никакой помощи. 27 государств Европы, среди них и СССР, заключили соглашение о невмешательстве в испанские дела, а правительства Англии и Франции даже откровенно препятствовали Испанской республике приобретать за границей оружие, устроив необъявленную военно-экономическую блокаду.

Армия националистов (основу их составляли так называемые африканцы — армейские части Испанского Марокко) под руководством генерала Франко, не встречая серьезного сопротивления, в конце августа уже была в 150 километрах от Мадрида. Солдаты-республиканцы бежали, расстреливая собственных офицеров, пытавшихся организовать отпор мятежникам. Командующий Северной группой войск националистов генерал Эмилио Мола сказал по этому поводу: «Я иду на Мадрид четырьмя колоннами, а пятая колонна уже ждет нас там».

Националисты полагались на слабость плохо организованных частей Народной армии. Ударные группировки должны были окружить Мадрид с севера, северо-запада и юга, постепенно сужая фронт. Мятежники вели наступление не очень стремительно, но весьма последовательно. 17 октября, взяв городок Ильескас, они уже находились на расстоянии менее 40 километров от Мадрида. Потеря Ильескаса вызвала панику в рядах республиканцев. Многие (даже сам командующий Центральным фронтом полковник Асенсио Торрадо) заговорили о сдаче противнику Мадрида без боя. 23 октября танковая колонна националиста Карлоса Асенсио Кабанельяса вышла на южные подступы к Мадриду, взяв города Сенсенья, Эскивас и Борокс…

И тогда Советский Союз подал республиканской Испании руку помощи. В первые недели испанской гражданской войны Сталин и ЦК ВКП(б), хотя и сочувствовали по идеологическим соображениям фактически социалистической Испанской республике, однако пошли лишь на гуманитарную помощь ей (продовольствие, медикаменты, одежда и т. д.). Во многом это было вызвано искренней верой советских лидеров в политику «невмешательства». К середине осени 1936 года стало ясно, что «невмешательство» — пустая формальность, которая никак не мешает Германии, Италии и Португалии активно помогать националистам. Поэтому 29 сентября Политбюро ЦК постановило начать оказывать республиканцам более существенную военную помощь.

Сначала это была скромная, завуалированная помощь — через третьи страны. С октября 1936-го по февраль 1937 года были закуплены и отправлены в Испанию небольшие партии фотоаппаратуры, противогазов, передана республиканским властям заимствованная во Франции лицензия на производство самолетов «Фоккер». Непосредственно самолетов из различных стран — 58. Закуплено орудий во Франции — 30, в Швейцарии — 8. Также закуплено в Чехословакии 145 пулеметов, 10 тысяч винтовок и другого оружия на общую сумму 131 567 580 долларов.

Со временем Советский Союз перестал «скромничать». Начались крупномасштабные прямые поставки. В первые месяцы 1937 года республиканцам было направлено: 347 танков, 60 бронеавтомобилей, 1186 артиллерийских орудий, 20 486 пулеметов, 497 813 винтовок. Для сравнения отметим, что Италия и Германия поставили националистам Испании в общей сложности 1150 танков и бронемашин, 2630 артиллерийских орудий, 8759 станковых пулеметов, 1426 минометов, более 250 тысяч винтовок, 16 720 авиабомб, тысячу тон взрывчатки.

Из черноморских портов СССР непрерывно отправлялись к испанским берегам корабли с продовольствием и военными грузами, в том числе с тяжелой боевой техникой. В середине октября в Испании появляются истребители И-15, бомбардировщики АНТ-40, танки Т-26, артиллерийские установки с советскими экипажами и расчетами.

Пароходами, самолетами, поездами в Испанию ежедневно прибывали бойцы-добровольцы и военные специалисты. Надо отметить, что в ту пору чувство интернационализма владело многими советскими людьми. Осенью 1936 года уехал в Испанию капитан Александр Родимцев. Через 34 года дважды Герой Советского Союза генерал-полковник А.И. Родимцев в своей книге «Под небом Испании» расскажет, как отправлялся он в сражающуюся страну на Пиренеях, «чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать».

Мятежники Франко продолжали вести наступление на Мадрид. Газеты западноевропейских стран были переполнены сообщениями, перепечатывавшимися из фашистских источников, о скором и неизбежном падении республиканского правительства. Юго-Западная Испания почти вся была потеряна Республикой; в воздухе господствовала фашистская авиация, агрессия Германии и Италии под видом сотрудничества с фалангистами нарастала; в лагере мятежников шла грызня между соперничающими группировками, но еще сильнее, к сожалению, было несогласие в стане республиканцев между коммунистами, социалистами, анархистами и крайними левыми; политика премьера Ларго Кабальеро была непоследовательной, регулярной армии в полном смысле слова не было.

Из СССР к республиканцам было направлено военных советников: в 1936 году — около 100 человек; в 1937-м — около 150; в 1938-м — более 250; в 1939-м — 95. Всего наших добровольцев было 4 тысячи. На стороне франкистов воевало 25 тысяч немцев и 60—70 тысяч итальянцев.

Система советского военного советнического аппарата в республиканской Испании состояла из нескольких степеней. Высшую ступень занимал главный военный советник. За период с 1936 по 1939 год на этом посту находились Берзин (1936-1937), Штерн (1937-1938) и Качанов (1938-1939). Следующая ступень (второй уровень) — советники в различных службах Генерального штаба республиканской армии, в Генеральном военном комиссариате, в штабах ВВС, артиллерии, ВМС, противовоздушной обороны и при военно-медицинской службе.

Например, старший советник по артиллерии Н.Н. Воронов (Вольтер), старший советник по авиации Я.В. Смушкевич (Дуглас), главный военно-морской советник республиканского правительства Н.Г. Кузнецов (Николас Лепанто), советник председателя обороны Мадридского фронта Г.И. Кулик (Купер), советник командующего Маневренной армией Арагонского (Восточного) фронта Р.Я. Малиновский (Малино). К.А. Мерецкова (Петрович) поставили на вторую ступень, он непосредственно работал при Висенте Рохо, начальнике Генерального штаба сил обороны Мадрида.

Третий уровень состоял из советников командующих фронтов, командиров дивизий, полков и других воинских единиц. Вот некоторые из них: Д.Г. Павлов — старший советник по танкам, псевдоним Павлито; П.И. Батов — советник в бригаде Энрике Анстере, псевдоним Пабло Фриц; С.А. Ваупшасов — старший советник при штабе 14-го партизанского корпуса республиканской армии по разведывательным операциям, псевдоним Альфред; X.Д. Мамсуров — советник отрядов диверсантов-«герильеросов», псевдоним Ксанти. Е.С. Птухин начал воевать в качестве командира истребительной группы, затем старшего советника командующего ВВС Игнасио Идальго де Сиснероса, псевдоним Хосе (Хозе). А.И. Родимцев — советник в 1-й бригаде Листера, псевдонимы Гочисе, Гешос; В.Я. Колпакчи — советник в 13-й интербригаде, Н.П. Гурьев — советник по артиллерии в 11-й интербригаде.

Четвертый, базовый, уровень составляли военные специалисты-добровольцы (летчики, танкисты, моряки и т. д.), непосредственно принимавшие участие в боевых действиях. Сохранилось много свидетельств о самоотверженном выполнении интернационального долга советскими летчиками в испанском небе. Так, летчик-истребитель С. Черных первым сбил в Испании немецкий «Мессершмитт-109». Командир звена П. Путивко в воздушном бою под Мадридом совершил таран — первый в истории советской авиации. Первый в истории отечественной авиации ночной таран совершил лейтенант Е. Степанов, направивший свой И-15 на итальянский самолет «Савойя».

По воспоминаниям В. Александровской, военной переводчицы авиаэскадрильи К.М. Гусева, уникальную, очень дерзкую операцию по уничтожению самолетов противника на аэродроме Гарапинильос, близ Сарагосы, провели летчики истребительной группы под командованием Е.С. Птухина (начальник штаба группы Ф.К. Арженухин). Два десятка советских штурмовиков неожиданно появились в небе над Гарапинильосом. Их атаки ошеломили врага. За полчаса они сожгли более 40 итальянских самолетов, все находившиеся на аэродроме ангары, склады с авиационными боеприпасами и горючим.

Х.У. Мамсуров

Официально СССР не поддерживал ни одну из сторон в Гражданской войне в Испании. Поэтому советские военнослужащие отправлялись туда либо инкогнито, либо под псевдонимами. Так что далеко не все знали, что «полковник Ксанти», служивший советником при пламенном командире республиканце Буэнавентуре Дуррути, — это на самом деле советский офицер Хаджи-Умар Мамсуров. В Испании он командовал отрядами «герильеросов», которых обучал диверсионному делу. В открытой схватке франкистам противостоять было сложно. А вот небольшие и быстрые операции давали нужный эффект. По словам очевидцев, Мамсуров был отличным профессионалом, выполнявшим любые задания, и при этом компанейским открытым человеком.

Этим качеством охотно воспользовался Эрнест Хемингуэй, работавший в Испании военным журналистом. Несколько вечеров он сидел и слушал рассказы Мамсурова о дерзких операциях республиканцев. Позднее эти рассказы легли в основу некоторых эпизодов романа «По ком звонит колокол», а сам Мамсуров стал прототипом одного или даже нескольких героев.

После Испании Мамсуров участвовал в Зимней и Великой Отечественной войнах. Но уже не как лидер диверсионных групп, а как командир кавалерийской дивизии. После войны Жуков обещал назначить его начальником новой школы диверсантов, но из-за отставки маршала с поста министра обороны этой мечте не суждено было сбыться. Тем не менее, Мамсуров дослужился до звания генерал-полковника и должности первого заместителя начальника ГРУ.

Советские военные специалисты участвовали в формировании постоянного войска Республики из отрядов рабочих и волонтеров-интернационалистов. Вначале это будут бригады. Когда они приобретут боевой опыт, их сольют в дивизии. Когда окрепнут дивизии, их объединят в корпуса. К концу октября 1936 г. были сформированы первые четыре интернациональных батальона: немецко-австрийский имени Эдгара Андрэ, национальный состав — немцы, австрийцы, скандинавы; восточноевропейский имени Домбровского — поляки, болгары, чехи, венгры, югославы; французский «Парижская коммуна» — французы, бельгийцы; итальянский имени Гарибальди — итальянцы, швейцарцы. Они вошли в интербригаду, получившую в Народной армии 11-й порядковый номер. Бригада была скомплектована 5 ноября. Командиром ее стал австриец, генерал Эмиль Клебер (сотрудник Коминтерна Манфред Штерн), комиссаром — итальянец Марио Николетти (Джузеппе Ди Витторио). Партии республиканцев, лоялистов и особенно анархистов саботировали создание единой регулярной армии. Они предпочли иметь «свои» независимые войска.

Несмотря на помощь СССР и героическую борьбу, война в Испании закончилась падением Республики и победой Франко. К.А. Мерецков пишет: «Военные советники предлагали премьер-министру реорганизовать армейские тылы. Он клал предложения под сукно. От него требовали наладить работу автотранспорта. Он отмалчивался. Армии не хватало унтер-офицеров. Вопрос об унтер-офицерских школах был замаринован до января 1937 года. Чтобы между Мадридом и Валенсией действовало прямое железнодорожное сообщение, нужно было построить дополнительно 20-километровую железнодорожную линию. Строительство задержали…»

Кирилл Афанасьевич указывает на отрицательные стороны Народной армии. Каждому советскому профессиональному военнослужащему, находившемуся в Испании, запомнились три особенности, характерные для республиканцев. Одна заключалась в слабой роли младшего комсостава. Унтер-офицеры были безынициативны, не авторитетны для солдат, которые признавали только офицеров. Другая особенность состояла в призыве пополнения по партийному признаку. Каждая партия (коммунисты, социалисты, анархисты) предпочитала комплектовать «свои» части. Третья особенность — своеобразное отношение к приему пищи: время, отведенное на завтрак, обед и ужин, считалось священным. Нередко, если подходило время приема пищи, офицер не отдавал приказа идти в бой. Были случаи, когда во время сражения командиры кричали: «Трапеза!» — и перестрелка прекращалась. В армии всему голова — дисциплина, подчеркивает Мерецков, а она у республиканцев была очень низкой: в подразделениях, частях, соединениях, в Главном штабе.

По  по материалам книги Н. Великанов «Мерецков», М., «Молодая гвардия», 2013, с. 158-203.

voynablog.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.