Вертолет Ка-15 Фото. Видео. Характеристики. Скорость

Флотское командование, воодушевленное успешными испытаниями Ка-10 на кораблях, в 1953 году предложило Н.И. Камову создать вертолет корабельного базирования с более широкими возможностями, чем у предшественника. Будущий Ка-15 разрабатывался под двигатель АИ-14Р взлетной мощностью 245 л.с. Проектирование двухместной машины началось летом 1950 года в ОКБ-3 в Сокольниках, тогда он обозначался как «изделие Б». В следующем году был завершен эскизный проект и предъявлен заказчику макет машины. К тому времени коллектив Камова, как и Миля, справил новоселье на территории завода № 82 в Тушино, где было создано новое вертолетное опытное конструкторское бюро ОКБ-4.

Вертолет Ка-15 — видео

Ка-15 разрабатывался с 1951 года по плану опытного строительства Министерства авиационной промышленности, и лишь в июне 1951 года вышло соответствующее постановление правительства. Первоначально предусматривалось, что скорость вертолета будет не ниже 150 км/ч, а динамический потолок — 3000 м. При этом нормальная бомбовая нагрузка достигала 100 кг, а максимальная — 300 кг. Практическая продолжительность полета с аэромагнитометром «Чита», нормальной бомбовой нагрузкой и 7%-ным навигационным запасом топлива — 2,5 часа.

Постройка первого опытного экземпляра машины завершилась в начале 1954 года, и 14 апреля Д.К. Ефремов впервые опробовал Ка-15 в полете. Однако его доводка и заводские испытания, связанные с чрезмерными вибрациями, сильно затянулись. Лишь в январе 1955 года машину приняли на государственные испытания в НИИ-15 ВМФ. Ведущими на этом этапе были инженер Н.С. Погольский и летчик Е.А. Гридюшко.

Через две недели Ка-15 вернули на доработку, и лишь в апреле удалось завершить его государственные испытания, проходившие на кораблях Черноморского флота. Помимо решения противолодочных задач, подтвердилась возможность использовать Ка-15 для воздушного наблюдения в интересах корабельных соединений, корректировки артиллерийского огня и для связи между кораблями. островными районами и берегом.

И все же основной задачей, стоявшей перед вертолетом, предъявленным на государственные испытания, была борьба с субмаринами вероятного противника. Для этого на нем предусмотрели подвеску пары противолодочных бомб МПЛАБ-100 или двух кассет с десятью ПЛАБ-МК, оптический прицел для бомбометания ОПБ-1Р. В поисковом варианте на машину допускалась подвеска радиогидроакустических буев типа «Баку». Это были планы. В действительности Ка-15 больше двух ПЛАБ-50 калибра 50 кг не поднимал. Малая грузоподъемность машины потребовала для борьбы с субмаринами наряда из трех вертолетов. Один сбрасывал радиогидро-акустические буи РГБ-Н, второй оснащался устройством СПАРУ, принимавшим сигналы от буев, а третий использовался для борьбы с непрошеными гостями, сбрасывая противолодочные бомбы. Сложно, по иного пути не было.

Если проследить пути создания вертолетов соосной схемы, то можно заметить, что их развитие шло с постепенным увеличением мощности двигателей и диаметра несущих винтов. Автору не доводилось заниматься разработкой подобных машин, но складывается впечатление, что главной причиной тому были опасения схлестывания лопастей несущих винтов. Научные изыскания — это одна сторона «медали», а окончательное слово было не столько за экспериментом, сколько за опытом эксплуатации вертолетов подобной схемы. Поэтому их развитие шло не только от простого к сложному, но и от малого — к большому. В подтверждение тому следует отметить, что в ОКБ-4 были разработаны проекты более тяжелых машин, но других схем. Например, Ка-14 продольной схемы с одним двигателем АШ-73В и Ка-16 с двумя двигателями АШ-82Т.

Ка-15 имел хорошие пилотажные качества и малые габариты, что допускало его эксплуатацию с юта крейсеров проектов 68 и 68-бис на стоянке при ветре до 16 м/с и на всех скоростях хода при любых курсах и направлениях ветра. В последнем случае важным было выдерживание направления результирующего вектора скорости от носа к корме корабля или под углами от — 90 до + 90 градусов и скорости набегающего потока не более 10 м/с (ограничение, связанное с условиями раскручивания и остановки винтов).

Ка-15 испытания выдержал с честью, и неудивительно, что его рекомендовали для принятия на вооружение. Поэтому в 1956 году на авиазаводе в Улан-Удэ началось серийное производство машины по техническим условиям авиации ВМФ.

Сравнительные испытания Ка-15 и Ми-1 проходили на крейсере «Михаил Кутузов». Ка-15 успешно выполнил все тесты, даже в условиях шестибалльного волнения моря, и был выбран для корабельного базирования. Тогда же стало окончательно ясно, что для решения задач противолодочной обороны одновременно потребуется не менее трех вертолетов. Один из них, оснащенный радиогидроакустическими буями РГБ-Н, предназначался для поиска субмарин противника, второй оснащался радиоприемным устройством СПАРУ-55, а третий — глубинными бомбами.

Одними из первых на вертолеты Ка-15 переучились летчики авиации Черноморского флота майор Воронов, старший лейтенант Левтер, капитан Каракуц, а также подполковника. И. Гостев, майор В. В. Звегинцев, капитан Б. Федоровский.

Следует отметить, что известный вклад в ликвидацию недоверия к вертолетам Ка-15 (из-за высокой аварийности) личным примером внес адмирал флота С.Г. Горшков. В качестве пассажира весной 1955 года он совершил несколько полетов в районе Севастополя. Взлет и посадка вертолета производились около штаба флота и на крейсер «Куйбышев». Во время сбор-похода кораблей Черноморского флота ведущий конструктор вертолета В.И. Бирюлин и летчик-испытатель того же предприятия Д. К. Ефремов ознакомили командиров кораблей с машиной и совершили с ними несколько полетов. Осталось, правда, неясным, получили ли командиры кораблей удовольствие от подобных полетов. С марта по апрель 1955 года испытания Ка-15 продолжили на кораблях Черноморского флота, а государственные — в Феодосии на аэродроме Карагоз с апреля по май того же года.

В ходе государственных испытаний выяснилось, что вертолет может использоваться как противолодочный на удалениях от корабля от 5 до 60 км. Для возвращения на корабль необходимо применять корабельные средства: радиолокационную станцию и пеленгатор, поскольку вертолеты, проходившие испытания, не имели автоматических радиокомпасов.

Чтобы подкрепить позиции, в приемном акте по результатам испытаний привели мнения командиров крейсеров «Дзержинский» и «Куйбышев», эсминца «Буйный» о необходимости такого вертолета, а также командующего ВВС ЧФ генерал-лейтенанта авиации Б.А. Почиковского, в частности, отметившего: «На вертолете Ка-15 летал, впечатление положительное, управляемость и обзор хорошие. Может использоваться на кораблях для связи, переброски людей с корабля на корабль, с корабля на берег и обратно. Вертолет можно использовать для поиска подводных лодок и мин, иметь противолодочные бомбы на вертолете не обязательно, достаточно ориентирных бомб. Полагаю, что вертолет может быть использован на больших подводных лодках при действиях на океанских коммуникациях».

Акт с рекомендацией о принятии Ка-15 на вооружение утвердили в мае 1955 года, и вертолет получил право на службу во флоте. Первые подразделения ВМФ, укомплектованные Ка-15, сформировали в 1957—1958 годах, и тогда же началось оборудование эсминца «Светлый» (проект 57) вертолетной площадкой. В 1960—1961 годах на флот поступило восемь кораблей этого проекта.

В 1957 году на Балтике сформировали 225-ю отдельную эскадрилью корабельных вертолетов, но просуществовала она недолго и в апреле следующего года вошла в состав 413-го отдельного полка вертолетов. В том же году на аэродроме Южная Угловая Тихоокеанского флота сформировали 264-ю отдельную авиационную эскадрилью вертолетов и аналогичную на Северном флоте.

На Тихоокеанском флоте Ка-15 базировались в Ново-Нежине и Елизове (Камчатка). Единых требований к авиационному оборудованию кораблей в тот период еще не существовало. Для взлета и посадки имелась лишь взлетно-посадочная площадка (ВППл) размерами 5×9 м, покрытая сеткой-стеллажом из пенькового троса, обозначенная белыми полосами шириной 200—300 мм, а рабочая часть — кругом диаметром 3 м. Устанавливался также ветроуказатель.

Механизированной заправки вертолетов топливом на кораблях не существовало, и эту операцию выполняли, как и на заре авиации: два человека с помощью шланга наполняли ведро бензином из бочки (в ней он хранился), а затем через большую воронку с замшей (для задержки конденсата) заливали в бак вертолета. Подобный метод заправки, естественно, не отличался совершенством и не обеспечивал безопасность в пожарном отношении. На заправку даже в благоприятных условиях уходило около 40 минут. В походном положении машины находились на палубе со снятыми лопастями, которые хранились отдельно в контейнере. Вертолет накрывался полиэтиленовым чехлом.

Известно, что при высокой температуре и влажности воздуха мощность поршневого двигателя существенно снижается, и тяги несущих винтов может оказаться недостаточно для вертикального взлета (по-вертолетному). В условиях аэродромного базирования довольно частыми были случаи, когда, несмотря на все ухищрения экипажа, вертолет не отрывался от земли. В то же время возможность взлета с разбегом (по-самолетному) из-за опасности возникновения земного резонанса, к которому вертолет оказался очень предрасположен, также исключалась. Даже рулить по аэродрому (особенно грунтовому) не мог по тем же соображениям.

Но, пожалуй, самое неприятное состояло в том, что, вследствие конструктивных просчетов, не исключалось опасное сближение лопастей верхнего и нижнего несущих винтов в полете на некоторых, особенно переходных, режимах. В критических случаях это приводило к схлестыванию лопастей, их разрушению и катастрофе. С тем чтобы повысить шансы экипажа на спасение в случае вынужденной посадки на воду, предполагалось вместо колесного шасси установить поплавковое. Были проведены испытания, но до практической реализации этой идеи дело так и не дошло.

Противолодочным Ка-15 так и не стал, и машины постепенно переправляли на берег. Но там строевые пилоты встретились с неожиданным препятствием. В первых же полетах (на рулежках) с сухопутных аэродромов обнаружился земной резонанс. Но этот режим в ходе проектирования, похоже, и не рассматривался, ведь Ка-15 предназначался для базирования на корабельных площадках. Резко снижалась боевая нагрузка при эксплуатации в условиях жаркого климата. Выявили и другие дефекты. Лишь с помощью специалистов НИИ ВВС, в частности летчиков-испытателей С.Г. Бровцева, П.И. Шишова и В.К. Подольного, инженеров А. Гудкова и П. Кудрявцева, удалось разобраться и выдать предложения промышленности по их устранению.

На Ка-15 разрешалось производить взлет и посадку при скорости воздушного потока от 5 до 15 м/с и под определенными для каждого корабля углами, причем для безопасности полетов категорически запрещалось изменять курс корабля во время раскрутки несущего винта и при остановке после выключения муфты сцепления. Несмотря на непродолжительный срок службы Ка-15 на флоте, он успел побывать во многих районах Мирового океана. Так, с марта по июнь 1962 года авиагруппа майора Миляева из 710-го отдельного противолодочного вертолетного полка авиации ТОФ участвовала на научно-исследовательских судах в Тихоокеанской гидрографической экспедиции по маршруту Владивосток — о. Сахалин — Алеутские острова — Владивосток.

Помимо противолодочного варианта, один Ка-15 оборудовали телевизионной аппаратурой «Груша», предназначавшейся для целеуказания ракетам КСЩ, противокорабельного комплекса «Щука». Этим комплексом оснастили эсминцы проектов 56-М (в частности, «Бедовый») и 57-бис. Но довести этот комплекс «до ума» так и не удалось, хотя ракеты еще долго оставались на вооружении флота, а их производство завершилось в 1961 году. Был разработан и поисково-спасательный вариант машины, но он, как и предшественник, остался в опытном экземпляре.
В 1958 году на модернизированном вертолете Ка-15М, предназначенном для Аэрофлота, доработали топливную систему, что позволило благодаря полной выработке топлива (10—12 литров) увеличить дальность и продолжительность полета, стало возможным полностью вырабатывать топливо и увеличить взлетный вес до 1390 кг. Спустя три года после установки на Ка-15 более мощного двигателя АИ-14ВФ значительно улучшилась экономичность машины. Но то, что подходило Аэрофлоту, военных это уже не устраивало.

Согласно статистике Министерства авиационной промышленности СССР, первые 100 серийных машин покинули сборочный цех завода в 1957 году. В последующие два года завод сдал заказчикам (авиации ВМФ и ГВФ) 80 и 107 вертолетов соответственно, не считая 67 учебных УКа-15 с двойным управлением. Но вскоре начавшиеся поставки вертолетов на корабли пришлось приостановить, и они окончательно осели на берегу, так и не став «глазами и ушами» ВМФ.

Значительное количество Ка-15 находилось на Северном флоте в 830-м отдельном корабельном противолодочном Краснознаменном Киркенесском вертолетном полку. Там 16 мая 1963 года и произошла, видимо, последняя катастрофа Ка-15, пилотируемого капитаном В.Н. Кононовым (штурман — старший лейтенант В.В. Таволжанский). Как показало расследование, трагедия произошла при выполнении маршрутного полета из-за отрыва лопасти несущего винта. Это был последний год эксплуатации Ка-15 на флоте. Наибольший вклад в создание Ка-15 внесли В.Б. Баршевский, А.И. Власенко, Д.К. Ефремов, М.А. Купфер и Н.Н. Приоров.

Тем не менее идея создания многоцелевого палубного вертолета не угасла, и в середине 1950-х Н.И. Камов предложил построить новую машину, опираясь на предыдущий опыт, но с газотурбинными двигателями. Что касается Ка-15, то впоследствии их значительную часть военные передали в ГВФ, где они использовались преимущественно в сельскохозяйственной авиации. Однако на этом история Ка-15 не кончилась. На его базе был создан более «сильный» винтокрылый аппарат Ка-18 исключительно для нужд гражданской авиации. В ГВФ они, несмотря на ряд трагических случаев, неплохо себя зарекомендовали.

Тактико-технические характеристики Ка-15

— Первый полёт: 25 июля 1948 года
— Всего построено: 354
— Производитель: Авиационный завод в Улан-Удэ
— Модификации: Ка-15М, УКа-15

Экипаж Ка-15

— 1 человек

Вместимость Ка-15

— 1 пассажир

Габаритные размеры Ка-15

— Диаметр несущих винтов: 9,96 м
— Длина фюзеляжа: 6,26 м
— Ширина фюзеляжа: 2,85 м
— Высота: 3,35 м

Вес Ка-15

— Нормальная взлётная масса: 1370 кг
— максимальная взлетная: 1460 кг

Грузоподъёмность Ка-15

— 364 кг

Двигатель Ка-15

— Количество, тип, марка: 1 х ПД АИ, 14В
— Мощность: 1 х 228 л.с.

Скорость Ка-15

— Максимальная скорость, км/ч: 155
— Крейсерская скорость, км/ч: 120

Дальность полёта Ка-15

— 350 км

Практический потолок Ка-15

— 3500 м

Статический потолок Ка-15

— 600 м

 

Фото Ка-15

Добавить комментарий

oruzhie.info

первый палубный вертолет СССР (часть 2) » Военное обозрение

Как создатель боевых автожиров Николай Камов стал главным поставщиком винтокрылых машин для кораблей советского флота
Предшественник и последователь: Ка-15 на фоне Ка-25ПЛ. Фото с сайта http://militaryrussia.ru

Первый опыт применения палубных вертолетов соосной схемы Ка-10, разработанных в ОКБ-2 Николая Камова, убедил флот, что такие машины ему нужны. Но винтокрылый летательный аппарат с экипажем из одного человека и небольшой грузоподъемностью мог выполнять только функции связного, и в некоторых ситуациях — разведчика. Требовалась машина большей грузоподъемности, которая стала бы одним из элементов системы противолодочной обороны, а еще могла бы служить спасателем, разведчиком и так далее. Одним словом, флоту требовался универсальный палубный вертолет, и дать его, по мнению флотского командования, мог только Камов.

Логику моряков понять нетрудно. ОКБ Миля, хотя и работало весьма активно, занималось машинами одновинтовой схемы, которые отличались крупными габаритами. Хочешь, не хочешь, а хвостовая балка таким вертолетам нужна, и значит, место для ее посадки и хранения тоже нужно побольше. А камовские соосные машины были существенно меньше: их предельные габариты фактически определялись диаметром несущего винта, а он был по определению меньше диаметра такого же винта машин одновинтовой схемы.

К тому же на Михаила Миля наседала армия, которая требовала винтокрылые машины для себя. И флот, привыкший, что его заказы, если они пересекаются с армейскими, выполняются по остаточному принципу, не мог рассчитывать на скорое выполнение своих вертолетных заявок. А новообразованное — и как раз по настоянию флота! — камовское КБ никакими другими машинами не занималось. И заниматься не собиралось. Потому что свою главную ставку генеральный конструктор Николай Камов сделал на машины соосной схемы.

Соосный конек Николая Камова

Почему же Николай Камов, который вполне успешно работал над созданием автожиров и после войны создал проект одновинтового вертолета «ЮрКа», в конце концов сделал ставку на машины соосной схемы? Однозначного ответа на этот вопрос нет и не может быть: дать его мог только сам генеральный конструктор, но в его рукописи «Создание первого советского вертолета» об этом не сказано ни слова. Скорее всего, к окончательному выбору схемы Камова привел комплекс причин, о которых можно рассказать более подробно.

Ка-15 во время государственных испытаний совершает посадку на палубу корабля. Фото с сайта http://kollektsiya.ru

С одной стороны, была причина чисто аппаратная: Николаю Камову требовалась такая вертолетная тема, которая поставила бы его в равные условия с бывшим заместителем по заводу на Ухтомской, а к тому времени вполне успешному и пользующемуся влиянием в верхах авиаконструктору Михаилу Милю. К концу 1940-х он уже довел свой первый серийный вертолет Ми-1 до государственных испытаний, и было понятно, что обогнать его на поприще машин одновинтовой схемы не удастся. А работа с вертолетами соосной схемы была той самой возможностью найти нишу, в которой у Камова не было конкурентов.

С другой стороны, у соосной схемы, несмотря на ее редкость, есть целый ряд существенных преимуществ перед одновинтовой. Да, она сложнее и опаснее с той точки зрения, что нижний винт находится в зоне обдувания воздушным потоком верхнего. Да, строителям таких вертолетов приходится решать, что делать с главной угрозой — перехлестом концов лопастей верхнего и нижнего винтов. Да, у таких вертолетов повышенное лобовое сопротивление и заметно большая высота, чем у одновинтовых. Но зато они как минимум на 15% эффективнее, поскольку мощность двигателей не отбирается на управление рулевым винтом. Они существенно компактнее: тот же Ка-15 был вдвое короче, чем Ми-1, за счет отсутствия хвостовой балки. У них нет перекрестных связей в управлении: первый серийный вертолет Камова Ка-8 управлялся гораздо проще, чем тот же Ми-1. У соосных вертолетов наилучшая маневренность, поскольку никаких иных органов управления, кроме соосных винтов, им не требуется — и не теряется время на их задействование и реакцию. Так что при полетах в тесном воздушном пространстве, с множеством препятствий, при норовящей выскользнуть из-под шасси палубой соосным вертолетам нет конкурентов.

И в-третьих, насколько можно догадываться, Николаю Камову, как любому щедро одаренному талантом изобретателю, было важно найти свой путь в авиастроении и сказать свое по-настоящему новое слово. В области вертолетов одновинтовой
схемы он такого шанса не имел. А вот вернуться к истокам — достаточно вспомнить первый вертолет Игоря Сикорского, построенный по соосной схеме — имело смысл. И именно Камову принадлежит, в частности, авторское свидетельство на изобретение под названием «Ротор геликоптера», которое со временем вошло в широкую практику под названием «колонка соосных винтов». А всего счет таким свидетельствам, полученным генеральный конструктором ОКБ-2 лично или в соавторстве с коллегами, идет на десятки — и почти все они касаются соосной схемы.

Гражданская четырехместная модификация Ка-15 — вертолет Ка-18 — в гражданской ливрее на аэродроме Летно-испытательного комплекса в Жуковском. Фото с сайта http://army.lv



Возможно, были и какие-то еще, сугубо личные или более мелкие причины, которые в итоге и привели Николая Камова к выбору соосной схемы в качестве конька его конструкторского бюро. Как шутил знаменитый ученый-аэродинамик Леонид Вильдгрубе, один из тех ученых, которые внесли колоссальный вклад в развитие советской школы аэродинамики вертолета, «всеми своими недостатками соосная схема обязана Николаю Камову». И действительно, никто в мире так глубоко и пристально не изучал механику и конструкцию соосной схемы, и никто не строил в таком количестве успешные соосные вертолеты.

«Ка-15 проектировался очень компактным»

Но вернемся к истории создания Ка-15. После того, как было получено поручение флота на разработку этого вертолета, согласован аванпроект и тактико-техническое задание заказчика, в ОКБ-2 вовсю развернулись работы по непосредственному проектированию машины. О том, как они проходили, подробно рассказал в своих воспоминаниях один из ближайших соратников Николая Камова — Владимир Баршевский, в своей книге «Взгляд изнутри КБ». В частности, он так описывает обстановку, в которой конструкторское бюро Камова начинало работу над первым крупносерийным палубным вертолетом советского ВМФ:

«В начале октября 1951 г. Н.И. Камов был вызван в Кремль. Часа через три он вернулся очень расстроенный и рассказал, что на совещание кроме него были приглашены А.Н. Туполев, С.К. Ильюшин, Н.Н. Братухин и М.Л. Миль. Обсуждалась задача срочного создания транспортных вертолетов. Миль доложил проект двенадцатиместного Ми-4, а Камов — проект Ка-14-2 (тяжелый транспортно-десантный вертолет продольной схемы, способный поднимать 30-40 пехотинцев с полной выкладкой. — Прим. авт.). Срок изготовления машин был установлен в один год. Николай Ильич возразил, что ему необходимо минимум два года. Л. П. Берия остался очень недоволен его ответом. На другой день повторно в Кремль вызвали только М.Л. Миля и… А.С. Яковлева и уговорили их взяться за задание, обещая неограниченную помощь. Уже 5 октября вышло Постановление правительства о создании транспортных вертолетов одновинтовой и продольной схем на 12 и 24 человека соответственно. ОКБ Миля переводилось на завод № 3, ОКБ Братухина расформировывалось, а ОКБ-2 <…> переводился в Тушино, где раньше базировался Миль. Таким образом, наш проект фактически передавали Яковлеву.

Вертолет Ми-4 начал раскрутки несущего винта в апреле 1952 г., в мае 1953 г. были закончены госиспытания, а в конце года в Саратове выпустили первые серийные машины. Як-24 совершил первый полет 3 июля 1952 г. В начале 1953 г. был передан на госиспытания, только в апреле 1955 г. завершил их и в августе его показали на параде в Тушино. Камов был прав: такую машину за год сделать нельзя, но опасно не соглашаться с высоким начальством.

А мы тем временем снова переезжали на неблагоустроенную базу, где предстояло строить по приказу МАП № 1040 от 23 октября 1951 г. войсковую серию Ка-10 и разрабатывать Ка-15».

Вертолет Ка-15 на вертолетной площадке легендарного ледокола «Ермак» во время испытаний в Мурманске. Фото с сайта

Этот переезд, продемонстрировавший недовольство «верхов» строптивостью и излишней самостоятельностью Камова, стал очередным ударом судьбы, который конструктор и его подчиненные пережили с присущей им стойкостью. Работы над созданием Ка-15 продолжались, и вскоре машина начала приобретать все более законченные очертания. Вспоминает Владимир Баршевский:

«Предназначенный для кораблей вертолет Ка-15 проектировался очень компактным. Его длина была почти в два раза меньше, чем у Ми-1. Непросто разместить в небольшом объеме все оборудование, необходимое при поиске подводных лодок. <…> Поисками оптимальной компоновки вертолета занимались мы с инженерами В.И. Бирюлиным и Б.Ю. Костиным, поскольку Главный конструктор был на госиспытаниях Ка-10 в Риге. Николай Ильич Камов, вернувшись, просмотрел с десяток придуманных нами вариантов, сразу выбрал самый простой и, на наш взгляд, самый плохой. Это была привычная компоновка с колесным шасси. По его словам, во-первых, с поплавковым шасси мы уже успели намучиться на Ка-8 и Ка-10, а для передвижения по земле все равно нужны колеса; во-вторых, посадка на землю на поплавках с режима авторотации — это почти неизбежное наличие капота и, в-третьих, даже Ка-10 при взлете и посадке страховали специально подготовленные люди, иначе машина могла войти в «земной резонанс», потому что демпфирование в баллонах было недостаточным».

Так и получилось, что первый серийный палубный многоцелевой вертолет советского ВМФ — и первый многоцелевой вертолет гражданского назначения соосной схемы — обзавелся обычными шасси, а не поплавками. Впрочем, в дальнейшем, во время работы над Ка-15М, эту машину в одном из вариантов поставили на поплавки, но основной эта модификация не стала.

Ка-15 на поплавках во время посадки на корабль. Машина имеет маркировку «Аэрофлот», но при этом оборудована погружной гидроакустической станцией с лебедкой на левом борту, то есть является противолодочной модификацией. Фото с сайта http://army.lv

Кто поднял «пятнашку» в воздух

Почти два года ушли у Николая Камова и сотрудников его конструкторского бюро, а также рабочих опытного предприятия, чтобы довести новую машину до воплощения, так сказать, в металле — и дереве, поскольку конструкция лопастей обоих винтов была деревянно-металлической. 14 апреля 1953 года первый опытный экземпляр вертолета Ка-15, предназначенный для ресурсных испытаний, поднялся в воздух. В его кабине сидел летчик-испытатель камовского ОКБ Дмитрий Ефремов.

Этот человек сыграл такую большую роль в судьбе первых серийных вертолетов Николая Камова, что достоин подробного рассказа. Москвич, он начал дорогу в небо в Бауманском аэроклубе в 1941 году и сразу после начала войны был направлен на учебу в Саратовскую военную авиационную планерную школу. С 1943 года Ефремов воевал в составе учебного авиационно-планерного полка ВДВ, на тяжелых планерах доставляя за линию фронта боеприпасы, вооружение и разведывательно-диверсионные группы. После войны он остался служить летчиком в десантных частях, но в 1948 году из-за туберкулеза был демобилизован. Найти работу в то время массовой демобилизации отвоевавших свое солдат и офицеров было непросто, но Дмитрию Ефремову повезло устроиться практически по специальности: он начал работать механиком в ОКБ Николая Камова.

Как позднее вспоминал генеральный конструктор, летать на вертолетах Дмитрий Ефремов научился под руководством шеф-пилота Михаила Гурова, одного из ближайших сподвижников Николая Камова и летчика, стоявшего у истоков КБ. Сначала механику, уже доросшему до моториста, начали доверять «висение» в опытной машине Ка-10 на удерживающем тросе. Затем он получил возможность управлять вертолетом, который двигался вперед и назад по двум тросам, закрепленным концами на земле — это был так называемый тренажер «трелле», изобретенный Гуровым.

Летчик-испытатель Дмитрий Ефремов управляет вертолетом Ка-10, третий опытный экземпляр. Фото с сайта http://avia.pro

В итоге в сентябре 1949 года Камов, заметивший настойчивого моториста-пилота, своим приказом назначил его летчиком-испытателем — и не прогадал. По отзывал знавших Дмитрия Ефремова людей, он был настоящим летчиком-испытателем, то есть не только пилотом, но и инженером, и конструктором, создавшим методику балансировки соосной схемы несущего винта. Через его руки прошли все первые крупносерийные вертолеты ОКБ-2 — от Ка-15 до Ка-25. К сожалению, шеф-пилотом камовской «фирмы» Ефремов стал при трагических обстоятельствах. 8 октября 1949 года во время очередного испытательного полета на Ка-10 погиб Михаил Гуров, и поскольку летчиков-испытателей в КБ было немного, облетывать Ка-10 №3 поручили Ефремову.

Дмитрий Ефремов быстро проявил себя как внимательный к мелочам пилот, умеющий не только заметить все, что происходит с машиной, но и оценить причины такого поведения. Достаточно привести всего один пример. В апреле 1949 года Ефремов получил задание подготовить для тренировочных зависаний на привязи вертолет Ка-8. Во время подлета из-за ненадежной контровки гайки шарового шарнира разъединилась тяга, соединяющая поводок верхней лопасти с автоматом перекоса, и произошел перекос лопастей. Так вот, в объяснительной записке по факту аварии летчик просто описал, что он чувствовал и делал, а еще и довольно точно воссоздал детали ЧП, подробно описав, что схождение лопастей произошло в правой полусфере, и почему, на его взгляд, это произошло.

Так бывший военный планерист проявил самые важные качества испытателя: хорошую реакцию и способность увидеть и запомнить существенные моменты нештатной ситуации. А еще умение хладнокровно сделать все, чтобы избежать катастрофы — если это в принципе возможно. Увы, однажды это оказалось совсем невозможно: Дмитрий Ефремов, шеф-пилот ОКБ-2 Николая Камова погиб 28 августа 1962 года во время катастрофы винтокрыла Ка-22, случившейся во время перегона машины из Ташкента в Москву в рамках приемо-сдаточных испытаний.

Но тогда, 14 апреля 1953 года, все еще было впереди: и доводка Ка-15 до государственных испытаний, и новые машины, и последний в жизни полет. Сейчас главным было другое: научить летать новый винтокрылый аппарат, который так ждали на флоте.

Вертолет Ка-15 на палубе промыслового судна, где такие машины использовались в качестве разведчиков промыслового зверя. Фото с сайта http://army.lv

Цена за право быть первым

Процесс доводки Ка-15 был очень непростым. Как признавали позднее специалисты ОКБ Николая Камова, на «восьмерке» и «десятке» в силу их относительно небольших размеров многие опасные явления, сопутствующие малоизученной на то время соосной схеме, просто не проявились. А вот на «пятнашке» со всеми ними пришлось буквально воевать, неся совсем не фигуральные потери.

Строевой Ка-15 Черноморского флота на одном из крымских аэродромов. Фото с сайта http://kollektsiya.ru

Прежде всего, приходилось разбираться с разного рода вибрациями, которые буквально преследовали эти машины. Сначала разбирались с вибрациями несущих винтов и колонки соосных винтов. Затем выясняли и ликвидировали причины вибраций самого вертолета, как продольных, так и «земного резонанса» (связанных колебаний лопастей и фюзеляжа, возникающих, как правило, на земле). Затем пришлось потратить немало сил — и, увы, человеческих жизней — на ликвидацию причин перехлеста лопастей, почти неизбежного для вертолетов соосной схемы… Одним словом, «детских болезней», присущих и любой новой машине, и всем вертолетам данной схемы, у Ка-15 набралось очень много.

Тем не менее, в мае 1955 года вполне успешно завершились государственные испытания новой машины, занявшие меньше месяца, а вскоре подошли к концу и войсковые испытания, которые проводились на крейсерах одиночного и группового базирования. На крейсере «Михаил Кутузов», в частности, провели сравнительные испытания вертолетов Ми-1 и Ка-15. Основной вывод был очевиден: длинная хвостовая балка Ми-1 практически исключает возможность применения этого вертолета на корабле при качке.

Серийный вертолет Ка-15 был запущен в производство на Улан-Удинском авиационном заводе в апреле 1956 года. А в марте следующего года новые машины начали поступать в строевые части. К сожалению, прослужили они недолго: из-за всего комплекса «детских болезней» Ка-15 произошло несколько крупных катастроф с участием этой машины, и в мае 1963 года полеты этих вертолетов в ВМФ запретили. После этого оставшиеся вертолеты военные моряки понемногу передали в гражданскую авиацию, где Ка-15 продолжали летать до второй половины 1970-х.

После увольнения из ВМФ Ка-15 активно использовались в советском ДОСААФ. Фото с сайта http://alternathistory.com

Несмотря на относительно короткий срок службы этих вертолетов, их создание и опыт эксплуатации послужили прекрасной основой для разработки и внедрения на флоте других винтокрылых машин ОКБ Николая Камова. Ведь, как отмечали участники государственных испытаний, в итоге летно-технические характеристики «пятнашки» оказались выше проектных. Машина перевозила коммерческий груз в 210 кг при взлетном весе 1410 кг и мощности двигателя 280 л.с. (Ми-1 брал 255 кг при весе 2470 кг и мощности 575 л.с.), а характеристики управляемости, свойственные соосному вертолету, и компактность машины позволяли выполнять взлеты и посадки с весьма ограниченных площадок. Именно это и позволило Ка-15, а затем и появившимся модификациям Ка-15М и Ка-18 (сугубо гражданская четырехместная модификация вертолета, способного выполнять в том числе и функции санитарного) оставаться на службе в гражданском флоте два десятилетия.

Ка-18 отличался от Ка-15 большим размером кабины, которую удалось приспособить даже для размещения санитарных носилок. Фото с сайта http://alternathistory.com

За это время они успели проявить себя везде: и на армейских учениях, и в полярных экспедициях, и в китобойных флотилиях, и в качестве сельскохозяйственного. На флоте Ка-15 тоже выполнял множество задач: был противолодочным вертолетом (поскольку грузоподъемность «пятнашки» не позволяла вооружить ее и средствами обнаружения, и средствами поражения, их применяли группами по три машины, каждая из которых несла свою часть ПЛО), пробовался в роли целеуказателя для комплекса противокорабельных крылатых ракет КСЩ, исполнял обязанности наблюдателя и связного вертолета. В общей сложности было выпущено 375 вертолетов Ка-15, считая и прототипы, что и сделало его первым в истории ОКБ Николая Камова крупносерийным вертолетом — и первым крупносерийным палубным вертолетом в советском ВМФ.

Тактико-технические характеристики вертолета Ка-15
Длина фюзеляжа — 6,26 м
Диаметр несущих винтов — 9,96 м
Ширина фюзеляжа — 2,85 м
Высота — 3,35 м
Двигатель — 1 АИ-14В, поршневой, воздушного охлаждения
Мощность, кВт — 1 х 188
Максимальная скорость —155 км/ч
Крейсерская скорость — 120 км/ч
Перегоночная дальность — 520 км
Практическая дальность — 278 км
Практический потолок — 3500 м
Статический потолок — 600 м
Масса пустого — 968 кг
Масса взлетная — 1370 кг
Масса максимальная взлетная —1460 кг
Масса полезной нагрузки — 300-364 кг
Продолжительность полета — 2,5 ч

topwar.ru

Вертолет Ка-50 «Черная акула»: история создания, летные характеристики

Головная серийная машина впервые поднялась в воздух 22 мая 1991 года. Вертолет получил новое название Ка‑50. Имя «Черная акула» закрепилось за боевой машиной после выхода на киноэкраны в 1993 году российского боевика с таким названием, в котором новому вертолету была отведена главная роль.

Указом Президента России в августе 1995 года боевой вертолет Ка‑50 был принят на вооружение авиации сухопутных войск России.

Опыт боевого применения Ка‑50 получил в ходе военных действий в Чечне, где с декабря 2000 года по январь 2001 года действовала боевая экспериментальная группа, в состав которой входили две «Черные акулы».

За все время испытаний и эксплуатации этой машины произошло две катастрофы Ка‑50. 3 апреля 1985 года на опытной машине Ка‑50 разбился летчик-испытатель Герой Советского Союза Евгений Ларюшин. А 17 июня 1998 года в Торжке (Тверская область) в результате крушения «Черной акулы» погиб начальник Центра боевой подготовки армейской авиации Герой России генерал‑майор Борис Воробьев. Обе катастрофы Ка‑50 произошли из-за того, что вертолеты резко маневрировали, в результате чего произошел перехлест несущих винтов.

Ка‑50 имеет соосную схему расположения несущих винтов, хвостовой рулевой винт исключен. За счет такой схемы конструкторам удалось уменьшить диаметр винтов и общие размеры вертолета. Ка‑50 имеет фюзеляж и хвостовое оперение самолетного типа, убирающееся в полете трехстоечное шасси с передней стойкой и сравнительно большое крыло. Важнейшей особенностью Ка‑50, отличающей его от всех построенных и разрабатываемых боевых вертолетов, является использование на нем экипажа из одного летчика, что потребовало высокой степени автоматизации управления вертолетом и его вооружением.

Кабина пилота имеет защиту из комбинированной (сталь/углепластик) брони, способной выдерживать попадание в борт нескольких снарядов калибра 23 миллиметра. Остекление кабины обеспечивает защиту от попадания пуль. Броней, общая масса которой составляет 350 килограммов, защищены также основные агрегаты вертолета.

На вертолете установлено катапультное кресло К‑37 с тянущей ракетной системой, обеспечивающее катапультирование летчика во всем диапазоне высот и скоростей полета, включая нулевые. Для обеспечения безопасности катапультирования лопасти несущих винтов предварительно отстреливаются.

За кабиной летчика смонтированы агрегаты топливной, гидравлической и других систем, здесь же находится отсек главного редуктора. К задней части фюзеляжа крепится горизонтальное и вертикальное хвостовое оперение. Под консолями крыла вертолета находятся по два пилона для подвески вооружения.

Для ведение разведки наземных целей на вертолет устанавливаются стабилизированные телевизионный и инфракрасный сенсоры, позволяющие определить цель на дистанции 20 километров в дневное и 13 километров в ночное время.

Силовая установка вертолета состоит из двух газотурбинных двигателей ТВ3‑117ВМА, установленных по бокам в верхней части фюзеляжа. Двигатели снабжены экранно‑выхлопными устройствами для снижения инфракрасной заметности вертолета, а также пылезащитными устройствами, снижающими износ лопаток турбокомпрессора. Силовая установка имеет систему автоматического регулирования, которая в случае выхода из строя одного из двигателей автоматически переводит другой двигатель на повышенный режим работы.

Двигатели силовой установки приводят во вращение два расположенных соосно несущих винта диаметром 14,5 метра. Их лопасти, изготовленные из композиционных материалов, имеют прямоугольную форму.

Ка‑50 «Черная акула» обладает повышенной боевой живучестью: жизненно важные системы и агрегаты дублированы и защищены. Элементы несущей системы и трансмиссии имеют дополнительный запас прочности, используются протектированные взрывобезопасные топливные баки, установлена система пожаротушения.

Ка‑50 способен переносить и применять широкую номенклатуру различного вооружения (в том числе и зарубежные образцы) общей массой до 2800 килограмм (2000 килограмм на пилонах).

Вертолёт оснащён несъёмной одноствольной автоматической пушкой 2А42 калибра 30 миллиметров. Питание пушки ленточное, селективное. Пилот имеет возможность выбора бронебойных или осколочно‑фугасных снарядов, а также темпа стрельбы (550 или 350 выстрелов в минуту). Максимальный боекомплект пушки, в двух патронных ящиках, составляет 460 снарядов. Очереди идут с автоматической отсечкой по 20 или 10 снарядов.

Подвесное вооружение размещается на вертолете на четырех пилонах, которые могут отклоняться вниз на угол до 10 градусов. Здесь могут быть установлены противотанковые ракеты с автоматической лазерно‑лучевой системой наведения (могут применяться и по воздушным целям), а также неуправляемое ракетное и пушечное вооружение.

Для защиты вертолета от управляемых ракет с инфракрасными головками самонаведения на концах крыла размещены контейнеры с тепловыми ловушками. На вертолете также установлен бортовой комплекс радиоэлектронного противодействия.

Вертолет Ка‑50 имеет несколько модификаций:

ria.ru

Дмитрий Рогозин: Индия будет выпускать на своей территории Ми-17 и Ка-226Т

  • Новости
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Диверсификация предприятий ОПК
  • Выставки и конференции
  • Безопасность
  • Гражданская авиация
  • Космос
  • Оружие мира
  • История
  • Мнения
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Мероприятия
  • Научно-практические конференции МВД России
  • День передовых технологий правоохранительных органов Российской федерации
  • MILEX — 2019
  • Календарь мероприятий
  • Календарь выставок по безопасности
  • www.arms-expo.ru

    Дмитрий Рогозин: Индия будет выпускать на своей территории Ми-17 и Ка-226Т

  • Новости
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Диверсификация предприятий ОПК
  • Выставки и конференции
  • Безопасность
  • Гражданская авиация
  • Космос
  • Оружие мира
  • История
  • www.arms-expo.ru

    ЛМ 58-14-17 ка по стандарту:

    Лестничные марши ЛМ 58-14-17 ка – это сложные бетонные армированные изделия, имеющие конструкцию Z-образной формы с двумя несущими продольными ребрами. Двенадцать ступенек определенной высоты и ширины расположены на пологой железобетонной наклонной их части, соединяющей две горизонтальные разновысокие поверхности, которые традиционно используются в качестве лестничных площадок. Лестничные конструкции устанавливаются на межэтажные несущие перекрытия. Для простоты стыковки с ними на железобетонных маршевых элементах предусмотрены специальные полуплощадки. Надежность этого соединения осуществляется за счет сварки выпусков арматуры и закладных элементов. Ступеньки расположены под определенным углом наклона, обеспечивающим комфортные условия подъема либо опускания по лестнице между этажами. Для простоты монтажа и выполнения погрузочных работ на маршевых элементах предусмотрены четыре строповочные стальные петли. В проектном альбоме Серии ИИ 04-7 приведены различные типовые конструкции лестничных маршей с основными монтажными размерами.

    1. Варианты маркировки

    Согласно типовой Серии ИИ 04-7 железобетонные маршевые изделия условно обозначаются в буквенно-цифровой системе следующим образом: к какой группе они относятся, их длину и высоту в дециметрах, допустимую несущую способность, выраженную в кгс/м2, вариант исполнения конструкции. В этом нормативном документе можно найти различные варианты маркировки.

    1. ЛМ 58-14-17;

    2. ЛМ 58-14-17 з;

    3. ЛМ 58-14-17 к.

    2. Основная сфера применения

    Сегодня большинство железобетонных предприятий выпускает маршевые изделия в огромном ассортименте. С каждым годом все большей востребовательностью при строительстве высотных зданий каркасной конструкции с высотой этажей 33 и 42 м пользуются лестничные марши ЛМ 58-14-17 ка. Так как их размер соответствует половине высоты межэтажного пролета. Они применяются для быстрого обустройства перемещения между этажами. Этому способствует также то, что у них предусмотрена стандартная ширина марша – 1150 мм. Современные межэтажные лестничные сооружения отличаются безукоризненной геометрической точностью и повышенной устойчивостью к износу. Их отличная морозостойкость и водопроницаемость гарантирует длительную эксплуатацию. В проектном строительном документе – Серия ИИ 04-7 можно найти условия грамотного подбора лестничных маршей, порядок и тонкости их монтажа.

    3. Обозначение маркировка изделия

    Различная произведенная из армированного бетона продукция в соответствии с рекомендациями, приведенными в Серии ИИ 04-7 условно маркируются с помощью буквенно-цифровой кодировки. Такое обозначение дает в краткой форме полную информацию об изделиях: в какую группу они входят, их длину и высоту, выраженные в дециметрах, размер предельной несущей нагрузки, вариацию исполнения. На торцевой грани со стороны лестничной клетки обязательно указывается дата изготовления и масса каждого изделия.

    Попробуем рассмотреть условное обозначение лестничного марша ЛМ 58-14-17 ка. Маркировка сообщит нам следующее:

    1. ЛМ – лестничный марш;

    2. 58 – длина;

    3. 14 – ширина облицовочных проступей;

    4. 17 – высота;

    5. ка – специальный индекс конструкции.

    Подбирая маршевый строительный элемент при возведении многоэтажного здания, специалисты рекомендуют внимательно изучить все основные параметры лестничных маршей ЛМ 58-14-17 ка:

    Длина = 5770;

    Ширина = 1150;

    Высота = 1650;

    Вес = 2287,5;

    Объем бетона = 0,915;

    Геометрический объем = 10,9486.

    4. Изготовление и основные характеристики

    Современные заводы, специализирующиеся на производстве железобетонной продукции, при изготовлении лестничных маршей ЛМ 58-14-17 ка применяют передовые технологические процессы. Поэтому при заливке таких изделий в специальных кассетах используются смеси на основе бетонов тяжелых марок М200 с добавлением особых присадок. Межэтажные подъемные сооружения должны отличаться повышенными эксплуатационными характеристиками, поэтому в их конструкцию непременно закладываются усиливающие арматурные сетки с ячейками средних размеров, собранные в пространственный каркас. Для их производства используется стальная горячекатаная арматурная проволока класса АI. Собирать сетки и каркасы рекомендуется применять вязальный метод и установки точечной контактной сварки. С тонкостями технологии изготовления лестничных маршей ЛМ 58-14-17 ка можно дополнительно ознакомиться в Серии ИИ 04-7. Там же представлены условия испытаний и приемки произведенной продукции.

    5. Транспортировка и хранение

    Перевозку и складирование лестничных маршей ЛМ 58-14-17 ка, имеющих Z-образную форму, рекомендуется проводить с максимальной корректностью. Во время их перемещения требует исключить возможные бросания и механические удары, так это может нарушить целостность конструкции. Складировать межэтажные марши желательно на боковые грани с прокладкой под ними деревянных реек толщиной не менее 5 см. В Серии ИИ 04-7 можно подробнее ознакомиться с различными возможными вариантами их транспортировки и хранения.

    Уважаемые покупатели! Сайт носит информационный характер.
    Указанные на сайте информация не являются публичной офертой (ст.435 ГК РФ).
    Стоимость и наличие товара просьба уточнять в офисе продаж или по телефону 8 (800) 500-22-52

    surgut.tdajbi.ru

    Ремоторизация Ми-8/17, Ка-32/62 на дросселированный ТВ7-117 — в рамках импортазамещения.

    Тема: Ремоторизация Ми-8/17, Ка-32/62 на дросселированный ТВ7-117 — в рамках импортазамещения.

    30.01.2016
    Wervolf пишет:

     

    Основной принцип достижения высоких эксплуатационных характеристик уже был приведён в теме на конференции http://www.aviaport.ru/conferences/42707/ ТВ7-117С — самый простой метод увеличения ресурса двигателя.

    Особенностью ТВ7-117С является очень высокая экономичность на крейсерском режиме. Так же использование только крейсерского режима работы двигателя резко увеличит ресурс и надёжность.
    Турбовальный вариант уже существует и летает, речь идёт о дросселированном и более экономичном варианте.

    Особенностью ремоторизации каждого отдельного вертолёта определяет только необходимая взлётная мощность двигателя.

    Для Ка-62 — это мощность штатного двигателя Турбомека в 1800 л.с.. Такая мощность соответствует крейсерскому режиму ТВ7-117С с расходом топлива на единицу мощности в 180 грамм. Так при ремоторизации Ка-62 на этот двигатель максимальная скорость вертолёта в 310 км в час станет крейсерской. Конечно из-за габаритов необходимо будет внести изменения в конструкцию моторного отсека вертолёта, но он пока не в серии, и поэтому это второй вариант вертолёта с возможностью полностью отечественной комплектации, что делает его привлекательным для госструктур в качестве стартового заказчика.

    Но гораздо привлекательнее ремоторизация Ми-8/17, учитывая количество уже выпущенных и стабильный спрос. На мощности в 2000 л.с. экономичность ТВ7-117С с расходом топлива на единицу мощности — 175 грамм! А это означает что на этом двигателе, даже при полёте с максимальной скоростью, экономичность будет выше процентов двадцать против штатного двигателя, но при полёте на крейсерской скорости! Конечно в данном случае желательно доработать двигатель без потери экономичности под габариты моторного и для взаимозаменяемости. Это позволит ремоторизовать уже находящиеся в эксплуатации вертолёты. А ЭТО ТЫСЯЧИ ДВИГАТЕЛЕЙ.

    Для Ка-32 взлётная мощность 2200 л.с., однако крейсерская намного меньше, так что однозначно даже при 2000 л.с. резко вырастет крейсерская скорость и экономичность, а помня недавний скандал с двигателями корейских вертолётов, ремотризация на более надёжный и экономичный двигатель весьма желательно.

    Конечно ТВ7-117С тяжелее и в турбовальном варианте и требует определённых изменений в конструкции, но если поставить цель сохранения экономичности на уровне ТВ7-117С с ограничением
    взлётной мощности в 2000 л.с., всё компенсируется высоким ресурсом и надёжностью.

    http://www.aviaport.ru/conferences/42707/ ТВ7-117С — самый простой метод увеличения ресурса двигателя.
    ВК-2500 уже предлагается как вариант для ремоторизации при плановом ремонте, КАК ОДНОЗНАЧНО БОЛЕЕ ЭКОНОМИЧНЫЙ ВАРИАНТ ДВИГАТЕЛЯ. Дросселированный до 1800 л.с. ВК-2500 конечно больше подходить по габаритам и массе для Ка-62, при этом резко вырастет надёжность и ресурс двигателя.
    Однако самый бескомпромиссный вариант это всё таки турбовальный вариант ТВ7-117С — это максимальная экономичность, надёжность и ресурс. Некоторое увеличение веса вертолёта компенсируется более высокой экономичностью.

    Турбовальный ТВ-117В для Ми-382 это совсем другая идеология, хотя они будут идентичны по конструкции — из двигателя ТВ7-117С выжали максимальную мощность за счёт снижения экономичности и ресурса, но оставив их на хорошем уровне. В чём то это вынужденное решение, так как проектировался Ми-38 под другие двигатели.

    Считаю что лучше пожертвовать массой двигателя и получить выигрыш в ресурсе и экономичности, что всегда востребовано на рынке.

    http://gosniiga.ru/uploads/…/1439989068_1280px-tv7-117v_helirussia_2011_02.jpg

    так вот этот двигатель надо перенастроить на максимальную экономичность
    по аналогии УРОВНЯ с самолётным вариантом ТВ7-117
    так же ограничить максимальную мощность 2000 л.с.
    что повысит ресурс до 9000-12000 часов

    но главное резко повысит надёжность
    так как одна из самых частых причин крушения вертолётов это именно отказ двигателя

    в итоге ВОЗМОЖЕН коммерческий конкурент турбопропов
    на базе Ми-38 с дросселированным ТВ7-117В до 2000 л.с.
    что просто снизит максимальный взлётный вес

    вместительная кабина минимум на 30 паксов
    а при желании можно и увеличить
    расход топлива как у аналогичных по вместимости турбопропов
    ресурс основных узлов и двигателя такой же
    скорость под 300
    да и цена полностью аналогична турбопропам
    идеальный конкурент на расстояниях до 500 км
    http://ela.users.photofile.ru/photo/ela/4155655/101096524.jpg

    да и Ми-8/17 тоже вполне конкурентен при высокоресурсных и экономичных двигателях
    а если сделать ещё и специализированную удлинённую пассажирскую кабину на 40 паксов
    отбоя от желающих купить не будет
    http://russian.cri.cn/mmsource/images/2004/09/27/mi-18_2.jpg

    а вот для Ка-32 это возможность выбраться из негатива
    по поводу отказов двигателей и аварий
    с новым двигателем вероятность отказа будет исчезающе мала
    но для перевозки груза и пассажиров нужна совсем другая намного более вместительная кабина
    http://cdn.topwar.ru/uploads/images/2013/745/wlfl764.jpg
    http://forum.paralay.com/hely/4050.jpg
    http://www.paralay.com/hely/ka401.jpg

    так же высокоресурсный и экономичный двигатель был бы идеален для проекта Минога
    http://ic.pics.livejournal.com/bmpd/38024980/2616775/2616775_original.jpg
    да и для облегчённых вариантов боевых вертолётов и дронов на их основе

    Агентство «АвиаПорт» является разработчиком программного обеспечения, позволяющего зарегистрированным пользователям сайта общаться друг с другом. Все сообщения отражают собственное мнение их авторов, и агентство не несет ответственность за достоверность и законность информации, публикуемой пользователями на страницах раздела.

    www.aviaport.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о