Самоходный лазерный комплекс 1К17 «Сжатие» » Военное обозрение

В конце 70-х – начале 80-х годов XX века все мировое «демократическое» сообщество грезило под эйфорией голливудских «Звездных войн». В то же самое время за «железным занавесом» под пологом строжайшей секретности советская «империя зла» потихоньку-полегоньку претворяла голливудские мечты в реальность. Советские космонавты летали в космос, вооруженные лазерными пистолетами–«бластерами», проектировались боевые станции и космические истребители, а по матушке-Земле поползли советские «лазерные танки».

Одной из организаций, занимавшейся разработкой боевых лазерных комплексов, являлось НПО «Астрофизика». Генеральным директором «Астрофизики» был Игорь Викторович Птицын, а Генеральным конструктором – Николай Дмитриевич Устинов, сын того самого всемогущего члена Политбюро ЦК КПСС и, по совместительству, Министра Обороны – Дмитрия Федоровича Устинова. Имея столь мощного покровителя, «Астрофизика» практически не испытывала никаких проблем с ресурсами: финансовыми, материальными, кадровыми. Это не замедлило сказаться – уже в 1982 году, без малого через четыре года после реорганизации ЦКБ в НПО и назначения Н.Д. Устинова генеральным конструктором (до этого он руководил в ЦКБ направлением по лазерной локации) был
СЛК 1К11 «Стилет».

Задачей лазерного комплекса было обеспечение противодействия оптико-электронным системам наблюдения и управления оружием поля боя в жестких климатических и эксплуатационных условиях, предъявляемых к бронетехнике. Соисполнителем темы по шасси выступило конструкторское бюро «Уралтрансмаша» из Свердловска (ныне г. Екатеринбург) – ведущий разработчик практически всей (за редким исключением) советской самоходной артиллерии.

Так представляли себе на западе советский лазерный комплекс. Рисунок из журнала «Soviet Military Power»

Под руководством Генерального конструктора «Уралтрансмаша» Юрия Васильевича Томашова (директором завода тогда был Геннадий Андреевич Студенок) лазерная система была смонтирована на хорошо проверенном шасси ГМЗ – изделия 118, которое ведет свою «родословную» от шасси изделия 123 (ЗРК «Круг») и изделия 105 (САУ СУ-100П). На «Уралтрансмаше» было изготовлено две несколько отличающихся между собой машины. Отличия были связаны с тем, что в порядке наработки опыта и экспериментов лазерные системы были не одинаковыми. Боевые характеристики комплекса были по тем временам выдающимися, они и в настоящее время отвечают требованиям ведения оборонно-тактических операций. За создание комплекса разработчикам были присуждены Ленинская и Государственная премии.

Как упоминалось выше, комплекс «Стилет» был принят на вооружение, но по ряду причин серийно не выпускался. Две опытные машины так и остались в единственных экземплярах. Тем не менее, их появление даже в условиях жуткой, тотальной советской секретности не осталось незамеченным американской разведкой. В серии рисунков, изображавших новейшие образцы техники Советской Армии, представленных Конгрессу для «выбивания» дополнительных средств министерству обороны США был и весьма узнаваемый «Стилет».

Формально этот комплекс находится на вооружении и по сей день. Однако о судьбе опытных машин долгое время ничего не было известно. По завершению испытаний они оказались фактически никому не нужны. Вихрь развала СССР разбросал их по постсоветскому пространству и довел до состояния металлолома. Так, одна из машин в конце 1990-х – начале 2000-х годов была опознана историками-любителями БТТ на утилизации в отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом. Вторую, десятилетие спустя, так же ценители истории БТТ обнаружили на танкоремонтном заводе в Харькове (см. http://photofile.ru/users/acselcombat/96472135/). В обоих случаях лазерные системы с машин были давно демонтированы. У «питерской» машины сохранялся только корпус, «харьковская» «телега» находится в лучшем состоянии. В настоящее время силами энтузиастов при согласовании с руководством завода предпринимаются попытки ее сохранения с целью последующей «музеефикации». К сожалению, «питерская» машина, по всей видимости, к настоящему времени утилизирована: «Что имеем, не храним, а потерявши плачем…».

Лучшая доля выпала еще одному, без сомнения уникальному аппарату, совместного производства «Астрофизики» и «Уралтрасмаша». Как развитие идей «Стилета» был спроектирован и построен новый СЛК 1К17 «Сжатие». Это был комплекс нового поколения с автоматическим поиском и наведением на бликующий объект излучения многоканального лазера (твердотельный лазер на оксиде алюминия Al2O3) в котором небольшая часть атомов алюминия замещена ионами трехвалентного хрома, или попросту – на кристалле рубина. Для создания инверсной заселённости используется оптическая накачка, то есть, освещение кристалла рубина мощной вспышкой света. Рубину придают форму цилиндрического стержня, концы которого тщательно отполированы, посеребрены, и служат зеркалами для лазера. Для освещения рубинового стержня применяют импульсные ксеноновые газоразрядные лампы-вспышки, через которые разряжаются батареи высоковольтных конденсаторов. Лампа-вспышка имеет форму спиральной трубки, обвивающейся вокруг рубинового стержня. Под действием мощного импульса света в рубиновом стержне создаётся инверсная заселённость и благодаря наличию зеркал возбуждается лазерная генерация, длительность которой чуть меньше длительности вспышки накачивающей лампы. Специально для «Сжатия» был выращен искусственный кристалл массой около 30 кг – «лазерная пушка» в этом смысле влетала «в копеечку». Новая установка требовала и большого количества энергии. Для ее питания использовались мощные генераторы, приводимые в действие автономной вспомогательной силовой установкой (ВСУ).

В качестве базы для потяжелевшего комплекса было использовано шасси новейшего по тем временам самоходного орудия 2С19 «Мста-С» (изделие 316). Для размещения большого количества силового и электронно-оптического оборудования рубка «Мсты» была существенно увеличена по длине. В ее кормовой части разместилась ВСУ. Спереди, вместо ствола был размещен оптический блок, включающий 15 объективов. Система точных линз и зеркал в походных условиях закрывалась защитными броневыми крышками. Этот блок имел возможность наведения по вертикали. В средней части рубки размещались рабочие места операторов. Для самообороны на крыше была установлена зенитная пулеметная установка с 12,7-мм пулеметом НСВТ.

Корпус машины был собран на «Уралтрансмаше» в декабре 1990 года. В 1991 году комплекс, получивший войсковой индекс 1К17 вышел на испытания и на следующий, 1992 год был принят на вооружение. Как и прежде, работа по созданию комплекса «Сжатие» была высоко оценена Правительством страны: группа сотрудников «Астрофизики» и соисполнителей была удостоена Государственной премии. В области лазеров мы тогда опережали весь мир, как минимум, на 10 лет.

Однако на этом «звезда» Николая Дмитриевича Устинова закатилась. Развал СССР и падение КПСС низвергло прежние авторитеты. В условиях рухнувшей экономики подверглись серьезному пересмотру многие оборонные программы. Не миновала участь сия и «Сжатие» – запредельная стоимость комплекса, несмотря на передовые, прорывные технологии и хороший результат заставила руководство Министерства Обороны усомниться в его эффективности. Суперсекретная «лазерная пушка» осталась невостребована. Единственный экземпляр долгое время прятался за высокими заборами, пока неожиданно для всех в 2010 году не оказался воистину каким-то чудесным образом в экспозиции «Военно-технического музея», что расположен в подмосковном селе Ивановское. Надо отдать должное и поблагодарить людей, сумевших вытащить этот ценнейший экспонат из под грифа совершенной секретности и сделавших эту уникальную машину достоянием общественности – наглядным примером передовой советской науки и инженерной мысли, свидетелем наших забытых побед.

topwar.ru

Сообщества › Военно-Техническое Общество › Блог › Лазерный танк СССР 1К17 «Сжатие»

Самоходный лазерный комплекс 1К17 «Сжатие»
В конце 70-х – начале 80-х годов XX века все мировое «демократическое» сообщество грезило под эйфорией голливудских «Звездных войн». В то же самое время за «железным занавесом» под пологом строжайшей секретности советская «империя зла» потихоньку-полегоньку претворяла голливудские мечты в реальность. Советские космонавты летали в космос, вооруженные лазерными пистолетами–«бластерами», проектировались боевые станции и космические истребители, а по матушке-Земле поползли советские «лазерные танки».

Одной из организаций, занимавшейся разработкой боевых лазерных комплексов, являлось НПО «Астрофизика». Генеральным директором «Астрофизики» был Игорь Викторович Птицын, а Генеральным конструктором – Николай Дмитриевич Устинов, сын того самого всемогущего члена Политбюро ЦК КПСС и, по совместительству, Министра Обороны – Дмитрия Федоровича Устинова. Имея столь мощного покровителя, «Астрофизика» практически не испытывала никаких проблем с ресурсами: финансовыми, материальными, кадровыми. Это не замедлило сказаться – уже в 1982 году, без малого через четыре года после реорганизации ЦКБ в НПО и назначения Н.Д. Устинова генеральным конструктором (до этого он руководил в ЦКБ направлением по лазерной локации) был
СЛК 1К11 «Стилет».
Задачей лазерного комплекса было обеспечение противодействия оптико-электронным системам наблюдения и управления оружием поля боя в жестких климатических и эксплуатационных условиях, предъявляемых к бронетехнике. Соисполнителем темы по шасси выступило конструкторское бюро «Уралтрансмаша» из Свердловска (ныне г. Екатеринбург) – ведущий разработчик практически всей (за редким исключением) советской самоходной артиллерии.
Под руководством Генерального конструктора «Уралтрансмаша» Юрия Васильевича Томашова (директором завода тогда был Геннадий Андреевич Студенок) лазерная система была смонтирована на хорошо проверенном шасси ГМЗ – изделия 118, которое ведет свою «родословную» от шасси изделия 123 (ЗРК «Круг») и изделия 105 (САУ СУ-100П). На «Уралтрансмаше» было изготовлено две несколько отличающихся между собой машины. Отличия были связаны с тем, что в порядке наработки опыта и экспериментов лазерные системы были не одинаковыми. Боевые характеристики комплекса были по тем временам выдающимися, они и в настоящее время отвечают требованиям ведения оборонно-тактических операций. За создание комплекса разработчикам были присуждены Ленинская и Государственная премии.
Как упоминалось выше, комплекс «Стилет» был принят на вооружение, но по ряду причин серийно не выпускался. Две опытные машины так и остались в единственных экземплярах. Тем не менее, их появление даже в условиях жуткой, тотальной советской секретности не осталось незамеченным американской разведкой. В серии рисунков, изображавших новейшие образцы техники Советской Армии, представленных Конгрессу для «выбивания» дополнительных средств министерству обороны США был и весьма узнаваемый «Стилет».

Формально этот комплекс находится на вооружении и по сей день. Однако о судьбе опытных машин долгое время ничего не было известно. По завершению испытаний они оказались фактически никому не нужны. Вихрь развала СССР разбросал их по постсоветскому пространству и довел до состояния металлолома. Так, одна из машин в конце 1990-х – начале 2000-х годов была опознана историками-любителями БТТ на утилизации в отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом. Вторую, десятилетие спустя, так же ценители истории БТТ обнаружили на танкоремонтном заводе в Харькове (см. photofile.ru/users/acselcombat/96472135/). В обоих случаях лазерные системы с машин были давно демонтированы. У «питерской» машины сохранялся только корпус, «харьковская» «телега» находится в лучшем состоянии. В настоящее время силами энтузиастов при согласовании с руководством завода предпринимаются попытки ее сохранения с целью последующей «музеефикации». К сожалению, «питерская» машина, по всей видимости, к настоящему времени утилизирована: «Что имеем, не храним, а потерявши плачем…».
Лучшая доля выпала еще одному, без сомнения уникальному аппарату, совместного производства «Астрофизики» и «Уралтрасмаша». Как развитие идей «Стилета» был спроектирован и построен новый СЛК 1К17 «Сжатие». Это был комплекс нового поколения с автоматическим поиском и наведением на бликующий объект излучения многоканального лазера (твердотельный лазер на оксиде алюминия Al2O3) в котором небольшая часть атомов алюминия замещена ионами трехвалентного хрома, или попросту – на кристалле рубина. Для создания инверсной заселённости используется оптическая накачка, то есть, освещение кристалла рубина мощной вспышкой света. Рубину придают форму цилиндрического стержня, концы которого тщательно отполированы, посеребрены, и служат зеркалами для лазера. Для освещения рубинового стержня применяют импульсные ксеноновые газоразрядные лампы-вспышки, через которые разряжаются батареи высоковольтных конденсаторов. Лампа-вспышка имеет форму спиральной трубки, обвивающейся вокруг рубинового стержня. Под действием мощного импульса света в рубиновом стержне создаётся инверсная заселённость и благодаря наличию зеркал возбуждается лазерная генерация, длительность которой чуть меньше длительности вспышки накачивающей лампы. Специально для «Сжатия» был выращен искусственный кристалл массой около 30 кг – «лазерная пушка» в этом смысле влетала «в копеечку». Новая установка требовала и большого количества энергии. Для ее питания использовались мощные генераторы, приводимые в действие автономной вспомогательной силовой установкой (ВСУ).
В качестве базы для потяжелевшего комплекса было использовано шасси новейшего по тем временам самоходного орудия 2С19 «Мста-С» (изделие 316). Для размещения большого количества силового и электронно-оптического оборудования рубка «Мсты» была существенно увеличена по длине. В ее кормовой части разместилась ВСУ. Спереди, вместо ствола был размещен оптический блок, включающий 15 объективов. Система точных линз и зеркал в походных условиях закрывалась защитными броневыми крышками. Этот блок имел возможность наведения по вертикали. В средней части рубки размещались рабочие места операторов. Для самообороны на крыше была установлена зенитная пулеметная установка с 12,7-мм пулеметом НСВТ.
Корпус машины был собран на «Уралтрансмаше» в декабре 1990 года. В 1991 году комплекс, получивший войсковой индекс 1К17 вышел на испытания и на следующий, 1992 год был принят на вооружение. Как и прежде, работа по созданию комплекса «Сжатие» была высоко оценена Правительством страны: группа сотрудников «Астрофизики» и соисполнителей была удостоена Государственной премии. В области лазеров мы тогда опережали весь мир, как минимум, на 10 лет.
Однако на этом «звезда» Николая Дмитриевича Устинова закатилась. Развал СССР и падение КПСС низвергло прежние авторитеты. В условиях рухнувшей экономики подверглись серьезному пересмотру многие оборонные программы. Не миновала участь сия и «Сжатие» – запредельная стоимость комплекса, несмотря на передовые, прорывные технологии и хороший результат заставила руководство Министерства Обороны усомниться в его эффективности. Суперсекретная «лазерная пушка» осталась невостребована. Единственный экземпляр долгое время прятался за высокими заборами, пока неожиданно для всех в 2010 году не оказался воистину каким-то чудесным образом в экспозиции «Военно-технического музея», что расположен в подмосковном селе Ивановское. Надо отдать должное и поблагодарить людей, сумевших вытащить этот ценнейший экспонат из под грифа совершенной секретности и сделавших эту уникальную машину достоянием общественности – наглядным примером передовой советской науки и инженерной мысли, свидетелем наших забытых побед.
Первоисточник: www.otvaga2004.narod.ru

Полный размер

www.drive2.ru

Выжигатель: самоходный лазерный комплекс 1К17 «Сжатие»

Лазерная система 1К11 монтировалась на шасси ГМЗ (гусеничный минный заградитель) свердловского завода «Уралтрансмаш». Были изготовлены всего две машины, отличающиеся между собой: в процессе испытаний лазерная часть комплекса дорабатывалась и изменялась.

Формально СЛК «Стилет» по сей день стоит на вооружении Российской армии и, как гласит историческая брошюра НПО «Астрофизика», отвечает современным требованиям ведения оборонно-тактических операций. Но источники на «Уралтрансмаше» утверждают, что экземпляры 1К11, кроме двух опытных, на заводе не собирались. Пару десятилетий спустя обе машины были обнаружены в разукомплектованном виде, со снятой лазерной частью. Одна — на утилизации в отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом, вторая — на танкоремонтном заводе в Харькове.

«Сангвин»: в зените

Разработка лазерного оружия в НПО «Астрофизика» шла стахановскими темпами, и уже в 1983 году на вооружение был сдан СЛК «Сангвин». Его главное отличие от «Стилета» заключалось в том, что боевой лазер наводился на цель без использования крупногабаритных зеркал. Упрощение оптической схемы положительно сказалось на поражающей способности оружия. Но наиболее важным улучшением стала увеличенная подвижность лазера в вертикальной плоскости. «Сангвин» предназначался для поражения оптико-электронных систем воздушных целей.


Верхний и нижний ряды линз СЛК «Сжатие» — это излучатели многоканального боевого лазера с индивидуальной системой наведения. В среднем ряду располагаются объективы систем наведения.

Специально разработанная для комплекса система разрешения выстрела позволяла ему успешно стрелять по движущимся мишеням. На испытаниях СЛК «Сангвин» продемонстрировал способность стабильно определять и поражать оптические системы вертолета на дальностях более 10 км. На близких расстояниях (до 8 км) аппарат полностью выводил из строя прицелы противника, а на предельных дальностях ослеплял их на десятки минут.

Лазерный комплекс «Сангвина» устанавливался на шасси зенитной самоходной установки «Шилка». Помимо боевого лазера на башне монтировались маломощный зондирующий лазер и приемное устройство системы наведения, фиксирующее отражения луча зондировщика от бликующего объекта.

Через три года после «Сангвина» арсенал советской армии пополнился корабельным лазерным комплексом «Аквилон» с принципом действия, аналогичным наземным СЛК. Морское базирование имеет важное преимущество перед наземным: энергетическая система военного корабля может предоставить значительно больше электроэнергии для накачки лазера. А значит, можно повысить мощность и скорострельность орудия. Комплекс «Аквилон» предназначался для поражения оптико-электронных систем береговой охраны противника.

«Сжатие»: лазерная радуга

СЛК 1К17 «Сжатие» был сдан на вооружение в 1992 году и был намного совершеннее «Стилета». Первое отличие, которое бросается в глаза — применение многоканального лазера. Каждый из 12 оптических каналов (верхний и нижний ряд линз) имел индивидуальную систему наведения. Многоканальная схема позволяла сделать лазерную установку многодиапазонной. В качестве противодействия подобным системам противник мог защищать свою оптику светофильтрами, блокирующими излучение определенной частоты. Но против одновременного поражения лучами сразной длиной волны светофильтр бессилен.

Объективы в среднем ряду относятся к системам прицеливания. Маленькая и большая линзы справа — это зондирующий лазер и приемный канал автоматической системы наведения. Такая же пара линз слева — это оптические прицелы: маленький дневной и большой ночной. Ночной прицел оснащался двумя лазерными подсветчиками-дальномерами. В походном положении и оптика систем наведения, и излучатели закрывались бронированными щитками.


СЛК «Сангвин» фактически представляет собой лазерную зенитную установку и служит для поражения оптико-электронных устройств воздушных целей. В башне СЛК 1К11 «Стилет» располагалась система наведения боевого лазера на основе крупногабаритных зеркал.

В СЛК «Сжатие» использовался твердотельный лазер с люминесцентными лампами накачки. Такие лазеры достаточно компактны и надежны для использования в самоходных установках. Об этом свидетельствует и зарубежный опыт: в американской системе ZEUS, устанавливаемой на вездеход Humvee и призванной «поджигать» вражеские мины на расстоянии, преимущественно применялся лазер с твердым рабочим телом.

В любительских кругах ходит байка о 30-килограммовом кристалле рубина, выращенном специально для «Сжатия». На самом деле рубиновые лазеры устарели практически сразу после своего рождения. В наши дни они используются разве что для создания голограмм и сведения татуировок. Рабочим телом в 1К17 вполне мог быть алюмоиттриевый гранат с добавками неодима. Так называемые YAG-лазеры в импульсном режиме способны развивать внушительную мощность.

Генерация в YAG происходит с длиной волны 1064 нм. Это излучение инфракрасного диапазона, которое в сложных погодных условиях подвержено рассеиванию в меньшей степени, чем видимый свет. Благодаря большой мощности YAG-лазера на нелинейном кристалле можно получить гармоники — импульсы с длиной волны вдвое, втрое, вчетверо короче исходной. Таким образом формируется многодиапазонное излучение.

Главная проблема любого лазера — это чрезвычайно низкий КПД. Даже в самых современных и сложных газовых лазерах отношение энергии излучения к энергии накачки не превышает 20%. Лампы накачки требуют очень много электричества. Мощные генераторы и вспомогательная силовая установка заняли б? льшую часть увеличенной рубки самоходной артиллерийской установки 2С19 «Мста-С» (и без того немаленькой), на базе которой был построен СЛК «Сжатие». Генераторы заряжают батарею конденсаторов, которая, в свою очередь, дает мощный импульсный разряд на лампы. На «заправку» конденсаторов требуется время. Скорострельность СЛК «Сжатие» — это, пожалуй, один из самых загадочных его параметров и, возможно, один из главных тактических недостатков.

По секрету всему свету

Важнейшее преимущество лазерного оружия — стрельба прямой наводкой. Независимость от капризов ветра и элементарная схема прицеливания без баллистических поправок означает точность стрельбы, недоступную обычной артиллерии. Если верить официальной брошюре НПО «Астрофизика», утверждающей, что «Сангвин» мог поражать цели на расстоянии свыше 10 км, дальность действия «Сжатия» как минимум вдвое превышает дальность стрельбы, скажем, современного танка. А значит, если гипотетический танк приближается к 1К17 на открытой местности, то он будет выведен из строя раньше, чем откроет огонь. Звучит заманчиво.

Однако прямая наводка — это как главное преимущество, так и главный недостаток лазерного оружия. Для его работы необходима прямая видимость. Даже если воевать в пустыне, 10-километровая отметка скроется за горизонтом. Чтобы встречать гостей слепящим светом, самоходный лазер нужно выставить на горе на всеобщее обозрение. В реальных условиях такая тактика противопоказана. К тому же подавляющее большинство театров военных действий имеют хоть какой-то рельеф.

А когда те же гипотетические танки оказываются на расстоянии выстрела от СЛК, они сразу же получают преимущества в виде скорострельности. «Сжатие» может обезвредить один танк, но пока конденсаторы зарядятся вновь, второй сможет отомстить за ослепшего товарища. Кроме того, есть оружие куда более дальнобойное, чем артиллерия. К примеру, ракета Maverick с радиолокационной (неослепляемой) системой наведения запускается с расстояния 25 км, и обозревающий окрестности СЛК на горе — отличная для нее мишень.

www.popmech.ru

Самоходный лазерный комплекс 1К17 «Сжатие» (СССР)

Самоходный лазерный комплекс 1К17 «Сжатие» предназначен для противодействия оптико-электронным приборам противника. Серийно не производился. Первый рабочий образец лазера был создан в 1960 году, а уже в 1963-м группа специалистов конструкторского бюро «Вымпел» приступила к разработке экспериментального лазерного локатора ЛЭ-1. Именно тогда сформировался основной костяк ученых будущего НПО «Астрофизика». В начале 1970-х специализированное лазерное КБ окончательно оформилось как отдельное предприятие, получило собственные производственные мощности и стендово-испытательную базу. Был создан межведомственный научно-исследовательский центр ОКБ «Радуга», укрывшийся от посторонних глаз и ушей в номерном городе Владимир-30.

СЛК 1К17 «Сжатие» был сдан на вооружение в 1992 году и был намного совершеннее аналогичного комплекса «Стилет». Первое отличие, которое бросается в глаза,– применение многоканального лазера. Каждый из 12 оптических каналов (верхний и нижний ряд линз) имел индивидуальную систему наведения. Многоканальная схема позволяла сделать лазерную установку многодиапазонной. В качестве противодействия подобным системам противник мог защищать свою оптику светофильтрами, блокирующими излучение определенной частоты. Но против одновременного поражения лучами сразной длиной волны светофильтр бессилен.

Объективы в среднем ряду относятся к системам прицеливания. Маленькая и большая линзы справа – это зондирующий лазер и приемный канал автоматической системы наведения. Такая же пара линз слева – это оптические прицелы: маленький дневной и большой ночной. Ночной прицел оснащался двумя лазерными подсветчиками-дальномерами. В походном положении иоптика систем наведения, и излучатели закрывались бронированными щитками. В СЛК 1К17 «Сжатие» использовался твердотельный лазер с люминесцентными лампами накачки. Такие лазеры достаточно компактны и надежны для использования в самоходных установках. Об этом свидетельствует и зарубежный опыт: в американской системе ZEUS, устанавливаемой на вездеход Humvee и призванной «поджигать» вражеские мины на расстоянии, преимущественно применялся лазер с твердым рабочим телом.

В любительских кругах ходит байка о 30-килограммовом кристалле рубина, выращенном специально для «Сжатия». На самом деле рубиновые лазеры устарели практически сразу после своего рождения. В наши дни они используются разве что для создания голограмм и сведения татуировок. Рабочим телом в 1К17 вполне мог быть алюмоиттриевый гранат с добавками неодима. Так называемые YAG-лазеры в импульсном режиме способны развивать внушительную мощность. Генерация в YAG происходит с длиной волны 1064 нм. Это излучение инфракрасного диапазона, которое всложных погодных условиях подвержено рассеиванию в меньшей степени, чем видимый свет. Благодаря большой мощности YAG-лазера на нелинейном кристалле можно получить гармоники – импульсы с длиной волны вдвое, втрое, вчетверо короче исходной. Таким образом формируется многодиапазонное излучение.

Главная проблема любого лазера – это чрезвычайно низкий КПД. Даже в самых современных и сложных газовых лазерах отношение энергии излучения к энергии накачки не превышает 20%. Лампы накачки требуют очень много электричества. Мощные генераторы и вспомогательная силовая установка заняли бoльшую часть увеличенной рубки самоходной артиллерийской установки 2С19 «Мста-С» (и без того немаленькой), на базе которой был построен СЛК «Сжатие». Генераторы заряжают батарею конденсаторов, которая, в свою очередь, дает мощный импульсный разряд на лампы. На «заправку» конденсаторов требуется время. Скорострельность СЛК 1К17 «Сжатие» – это, пожалуй, один из самых загадочных его параметров и, возможно, один из главных тактических недостатков.

Важнейшее преимущество лазерного оружия – стрельба прямой наводкой. Независимость от капризов ветра и элементарная схема прицеливания без баллистических поправок означает точность стрельбы, недоступную обычной артиллерии. Если верить официальной брошюре НПО «Астрофизика», утверждающей, что «Сангвин» мог поражать цели на расстоянии свыше 10 км, дальность действия 1К17 «Сжатие» как минимум вдвое превышает дальность стрельбы, скажем, современного танка. А значит, если гипотетический танк приближается к 1К17 на открытой местности, то он будет выведен из строя раньше, чем откроет огонь. Звучит заманчиво.

Однако прямая наводка – это как главное преимущество, так и главный недостаток лазерного оружия. Для его работы необходима прямая видимость. Даже если воевать в пустыне, 10-километровая отметка скроется за горизонтом. Чтобы встречать гостей слепящим светом, самоходный лазер нужно выставить на горе на всеобщее обозрение. В реальных условиях такая тактика противопоказана. К тому же подавляющее большинство театров военных действий имеют хоть какой-то рельеф.

А когда те же гипотетические танки оказываются на расстоянии выстрела от СЛК, они сразу же получают преимущества в виде скорострельности. 1К17 «Сжатие» может обезвредить один танк, но пока конденсаторы зарядятся вновь, второй сможет отомстить за ослепшего товарища. Кроме того, есть оружие куда более дальнобойное, чем артиллерия. К примеру, ракета Maverick с радиолокационной (неослепляемой) системой наведения запускается с расстояния 25 км, и обозревающий окрестности СЛК на горе – отличная для нее мишень.

Не стоит забывать, что пыль, туман, атмосферные осадки, дымовые завесы если не сводят на нет действие инфракрасного лазера, то как минимум значительно уменьшают дальность его действия. Так что самоходный лазерный комплекс имеет, мягко говоря, весьма узкую область тактического применения.

При создании комплекса 1К17 «Сжатие» в качестве базы использовалась самоходная гаубица 2С19 «Мста-С». Башня машины по сравнению с 2С19 была значительно увеличена с целью размещения оптико-электронного оборудования. Кроме того, в задней части башни размещалась автономная вспомогательная силовая установка для питания мощных генераторов. В передней части башни, вместо орудия был установлен оптический блок, состоявший из 15 объективов. На марше объективы закрывались броневыми крышками В средней части башни располагались рабочие места операторов. На крыше была установлена башенка командира с зенитным 12,7-мм пулемётом НСВТ.

Зачем появились на свет СЛК 1К17 «Сжатие» и его предшественники? На сей счет существует немало мнений. Возможно, эти аппараты рассматривались как испытательные стенды для отработки будущих военных и военно-космических технологий. Возможно, военное руководство страны было готово вкладывать средства в технологии, эффективность которых в тот момент представлялась сомнительной, в надеже опытным путем нащупать супероружие будущего. А может быть, три загадочные машины на букву «С» родились потому, что генеральным конструктором был Устинов. Точнее, сын Устинова.

Существует версия, что СЛК 1К17 «Сжатие» – это оружие психологического действия. Одна лишь вероятность присутствия такой машины на поле боя заставляет наводчиков, наблюдателей, снайперов с опаской относиться к оптике под страхом лишиться зрения. Вопреки распространенному мнению, 1К17 «Сжатие» не попадает под действие Протокола ООН, запрещающего применение ослепляющего оружия, так как предназначено для поражения оптико-электронных систем, а не личного состава. Использование оружия, для которого ослепление людей является возможным побочным эффектом, не запрещено. Эта версия отчасти объясняет тот факт, что новости о создании в СССР строжайше засекреченного оружия, в том числе «Стилета» и «Сжатия», оперативно появлялись в свободной американской прессе, в частности в журнале Aviation Week & Space Technology. На данный момент единственный сохранившийся экземпляр находится в Военно-техническом музее в подмосковном селе Ивановское.

Тактико-технические характеристики 1К17 «Сжатие»
Длина корпуса, мм 6040
Ширина корпуса, мм 3584
Клиренс, мм 435
Тип брони гомогенная стальная
Вооружение:
Пулемёты 1 x 12,7-мм НСВТ
Двигатель — В-84А дизельный с наддувом, макс. мощность: 618 кВт (840 л.с.)
Скорость по шоссе, км/ч 60
Тип подвески независимая с длинными торсионами
Преодолеваемый подъём, град. 30
Преодолеваемая стенка, м 0,85
Преодолеваемый ров, м 2,8
Преодолеваемый брод, м 1,2

www.dogswar.ru

САМОХОДНЫЙ ЛАЗЕРНЫЙ КОМПЛЕКС 1К17 «СЖАТИЕ» (фотодетализация)

 

В конце 70-х – начале 80-х годов XX века все мировое «демократическое» сообщество грезило под эйфорией голливудских «Звездных войн». В то же самое время за «железным занавесом» под пологом строжайшей секретности советская «империя зла» потихоньку-полегоньку претворяла голливудские мечты в реальность. Советские космонавты летали в космос, вооруженные лазерными пистолетами–«бластерами», проектировались боевые станции и космические истребители, а по матушке-Земле поползли советские «лазерные танки».

 

Одной из организаций, занимавшейся разработкой боевых лазерных комплексов, являлось НПО «Астрофизика». Генеральным директором «Астрофизики» был Игорь Викторович Птицын, а Генеральным конструктором – Николай Дмитриевич Устинов, сын того самого всемогущего члена Политбюро ЦК КПСС и, по совместительству, Министра Обороны – Дмитрия Федоровича Устинова. Имея столь мощного покровителя, «Астрофизика» практически не испытывала никаких проблем с ресурсами: финансовыми, материальными, кадровыми. Это не замедлило сказаться – уже в 1982 году, без малого через четыре года после реорганизации ЦКБ в НПО и назначения Н.Д. Устинова генеральным конструктором (до этого он руководил в ЦКБ направлением по лазерной локации) был сдан на вооружение первый самоходный лазерный комплекс (СЛК) 1К11 «Стилет».

Задачей лазерного комплекса было обеспечение противодействия оптико-электронным системам наблюдения и управления оружием поля боя в жестких климатических и эксплуатационных условиях, предъявляемых к бронетехнике. Соисполнителем темы по шасси выступило конструкторское бюро «Уралтрансмаша» из Свердловска (ныне г. Екатеринбург) – ведущий разработчик практически всей (за редким исключением) советской самоходной артиллерии.

Под руководством Генерального конструктора «Уралтрансмаша» Юрия Васильевича Томашова (директором завода тогда был Геннадий Андреевич Студенок) лазерная система была смонтирована на хорошо проверенном шасси ГМЗизделия 118, которое ведет свою «родословную» от шасси изделия 123 (ЗРК «Круг») и изделия 105 (САУ СУ-100П). На «Уралтрансмаше» было изготовлено две несколько отличающихся между собой машины. Отличия были связаны с тем, что в порядке наработки опыта и экспериментов лазерные системы были не одинаковыми. Боевые характеристики комплекса были по тем временам выдающимися, они и в настоящее время отвечают требованиям ведения оборонно-тактических операций. За создание комплекса разработчикам были присуждены Ленинская и Государственная премии.

Как упоминалось выше, комплекс «Стилет» был принят на вооружение, но по ряду причин серийно не выпускался. Две опытные машины так и остались в единственных экземплярах. Тем не менее, их появление даже в условиях жуткой, тотальной советской секретности не осталось незамеченным американской разведкой. В серии рисунков, изображавших новейшие образцы техники Советской Армии, представленных Конгрессу для «выбивания» дополнительных средств министерству обороны США был и весьма узнаваемый «Стилет».

Формально этот комплекс находится на вооружении и по сей день. Однако о судьбе опытных машин долгое время ничего не было известно. По завершению испытаний они оказались фактически никому не нужны. Вихрь развала СССР разбросал их по постсоветскому пространству и довел до состояния металлолома. Так, одна из машин в конце 1990-х – начале 2000-х годов была опознана историками-любителями БТТ на утилизации в отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом. Вторую, десятилетие спустя, так же ценители истории БТТ обнаружили на танкоремонтном заводе в Харькове (см. http://photofile.ru/users/acselcombat/96472135/). В обоих случаях лазерные системы с машин были давно демонтированы. У «питерской» машины сохранялся только корпус, «харьковская» «телега» находится в лучшем состоянии. В настоящее время силами энтузиастов при согласовании с руководством завода предпринимаются попытки ее сохранения с целью последующей «музеефикации». К сожалению, «питерская» машина, по всей видимости, к настоящему времени утилизирована: «Что имеем, не храним, а потерявши плачем…».

Лучшая доля выпала еще одному, без сомнения уникальному аппарату совместного производства «Астрофизики» и «Уралтрансмаша». Как развитие идей «Стилета» был спроектирован и построен новый СЛК 1К17 «Сжатие». Это был комплекс нового поколения с автоматическим поиском и наведением на бликующий объект излучения многоканального лазера (твердотельный лазер на оксиде алюминия Al2O3) в котором небольшая часть атомов алюминия замещена ионами трехвалентного хрома, или попросту – на кристалле рубина. Для создания инверсной заселённости используется оптическая накачка, то есть, освещение кристалла рубина мощной вспышкой света. Рубину придают форму цилиндрического стержня, концы которого тщательно отполированы, посеребрены, и служат зеркалами для лазера. Для освещения рубинового стержня применяют импульсные ксеноновые газоразрядные лампы-вспышки, через которые разряжаются батареи высоковольтных конденсаторов. Лампа-вспышка имеет форму спиральной трубки, обвивающейся вокруг рубинового стержня. Под действием мощного импульса света в рубиновом стержне создаётся инверсная заселённость и благодаря наличию зеркал возбуждается лазерная генерация, длительность которой чуть меньше длительности вспышки накачивающей лампы. Специально для «Сжатия» был выращен искусственный кристалл массой около 30 кг – «лазерная пушка» в этом смысле влетала «в копеечку». Новая установка требовала и большого количества энергии. Для ее питания использовались мощные генераторы, приводимые в действие автономной вспомогательной силовой установкой (ВСУ).

В качестве базы для потяжелевшего комплекса было использовано шасси новейшего по тем временам самоходного орудия 2С19 «Мста-С» (изделие 316). Для размещения большого количества силового и электронно-оптического оборудования рубка «Мсты» была существенно увеличена по длине. В ее кормовой части разместилась ВСУ. Спереди, вместо ствола был размещен оптический блок, включающий 15 объективов. Система точных линз и зеркал в походных условиях закрывалась защитными броневыми крышками. Этот блок имел возможность наведения по вертикали. В средней части рубки размещались рабочие места операторов. Для самообороны на крыше была установлена зенитная пулеметная установка с 12,7-мм пулеметом НСВТ.

Корпус машины был собран на «Уралтрансмаше» в декабре 1990 года. В 1991 году комплекс, получивший войсковой индекс 1К17 вышел на испытания и на следующий, 1992 год был принят на вооружение. Как и прежде, работа по созданию комплекса «Сжатие» была высоко оценена Правительством страны: группа сотрудников «Астрофизики» и соисполнителей была удостоена Государственной премии. В области лазеров мы тогда опережали весь мир, как минимум, на 10 лет.

Однако на этом «звезда» Николая Дмитриевича Устинова закатилась. Развал СССР и падение КПСС низвергло прежние авторитеты. В условиях рухнувшей экономики подверглись серьезному пересмотру многие оборонные программы. Не миновала участь сия и «Сжатие» – запредельная стоимость комплекса, несмотря на передовые, прорывные технологии и хороший результат заставила руководство Министерства Обороны усомниться в его эффективности. Суперсекретная «лазерная пушка» осталась невостребована. Единственный экземпляр долгое время прятался за высокими заборами, пока неожиданно для всех в 2010 году не оказался воистину каким-то чудесным образом в экспозиции «Военно-технического музея», что расположен в подмосковном селе Ивановское. Надо отдать должное и поблагодарить людей, сумевших вытащить этот ценнейший экспонат из под грифа совершенной секретности и сделавших эту уникальную машину достоянием общественности – наглядным примером передовой советской науки и инженерной мысли, свидетелем наших забытых побед.



© фото Алексея Хомякова


Поделиться в социальных сетях:


otvaga2004.ru

Уникальный советский “лазерный танк” 1К17 “Сжатие” (”Стилет”).

В конце 70-х — начале 80-х годов XX века все мировое «демократическое» сообщество
грезило под эйфорией голливудских «Звездных войн».

В то же самое время за «железным занавесом» под пологом строжайшей секретности советская «империя зла»
потихоньку-полегоньку претворяла голливудские мечты в реальность. Советские космонавты летали в космос,
вооруженные лазерными пистолетами-«бластерами», проектировались боевые станции и космические истребители,
а по матушке-Земле поползли советские «лазерные танки».

Одной из организаций, занимавшейся разработкой боевых лазерных комплексов, являлось НПО
«Астрофизика». Генеральным директором «Астрофизики» был Игорь Викторович Птицын, а Генеральным
конструктором — Николай Дмитриевич Устинов, сын того самого всемогущего члена Политбюро ЦК КПСС и, по
совместительству, Министра Обороны — Дмитрия Федоровича Устинова. Имея столь мощного покровителя,
«Астрофизика» практически не испытывала никаких проблем с ресурсами: финансовыми, материальными, кадровыми.
Это не замедлило сказаться — уже в 1982 году, без малого через четыре года после реорганизации ЦКБ в НПО и
назначения Н.Д. Устинова генеральным конструктором (до этого он руководил в ЦКБ направлением по лазерной
локации) был СЛК 1К11 «Стилет» рисунок из журнала «АТМ» №5 2010г. Чехия

Задачей лазерного комплекса было обеспечение противодействия оптико-электронным
системам наблюдения и управления оружием поля боя в жестких климатических и эксплуатационных условиях,
предъявляемых к бронетехнике. Соисполнителем темы по шасси выступило конструкторское бюро «Уралтрансмаша»
из Свердловска (ныне г. Екатеринбург) — ведущий разработчик практически всей (за редким исключением)
советской самоходной артиллерии.

Под руководством Генерального конструктора «Уралтрансмаша» Юрия Васильевича Томашова
(директором завода тогда был Геннадий Андреевич Студенок) лазерная система была смонтирована на хорошо
проверенном шасси ГМЗ — изделия 118, которое ведет свою «родословную» от шасси изделия 123 (ЗРК «Круг») и изделия 105
(САУ СУ-100П). На «Уралтрансмаше» было изготовлено две несколько отличающихся между собой машины. Отличия были
связаны с тем, что в порядке наработки опыта и экспериментов лазерные системы были не одинаковыми. Боевые
характеристики комплекса были по тем временам выдающимися, они и в настоящее время отвечают требованиям
ведения оборонно-тактических операций. За создание комплекса разработчикам были присуждены Ленинская и
Государственная премии.

Как упоминалось выше, комплекс «Стилет» был принят на вооружение, но по ряду причин
серийно не выпускался. Две опытные машины так и остались в единственных экземплярах. Тем не менее, их
появление даже в условиях жуткой, тотальной советской секретности не осталось незамеченным американской
разведкой. В серии рисунков, изображавших новейшие образцы техники Советской Армии, представленных
Конгрессу для «выбивания» дополнительных средств министерству обороны США был и весьма узнаваемый
«Стилет».

Формально этот комплекс находится на вооружении и по сей день. Однако о судьбе опытных
машин долгое время ничего не было известно. По завершению испытаний они оказались фактически никому не
нужны. Вихрь развала СССР разбросал их по постсоветскому пространству и довел до состояния металлолома. Так,
одна из машин в конце 1990-х — начале 2000-х годов была опознана историками-любителями БТТ на утилизации в
отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом. Вторую, десятилетие спустя, так же ценители истории БТТ
обнаружили на танкоремонтном заводе в Харькове. В обоих случаях лазерные системы с машин были давно
демонтированы. У «питерской» машины сохранялся только корпус, «харьковская» «телега» находится в лучшем
состоянии. В настоящее время силами энтузиастов при согласовании с руководством завода предпринимаются
попытки ее сохранения с целью последующей «музеефикации». К сожалению, «питерская» машина, по всей видимости,
к настоящему времени утилизирована: «Что имеем, не храним, а потерявши плачем…».

Так представляли себе на западе советский лазерный комплекс. Рисунок из журнала «Soviet Military
Power»

Лучшая доля выпала еще одному, без сомнения уникальному аппарату, совместного
производства «Астрофизики» и «Уралтрасмаша». Как развитие идей «Стилета» был спроектирован и построен новый
СЛК 1К17 «Сжатие». Это был комплекс нового поколения с автоматическим поиском и наведением на бликующий объект
излучения многоканального лазера (твердотельный лазер на оксиде алюминия Al2O3) в котором небольшая часть
атомов алюминия замещена ионами трехвалентного хрома, или попросту — на кристалле рубина. Для создания
инверсной заселённости используется оптическая накачка, то есть, освещение кристалла рубина мощной
вспышкой света. Рубину придают форму цилиндрического стержня, концы которого тщательно отполированы,
посеребрены, и служат зеркалами для лазера. Для освещения рубинового стержня применяют импульсные
ксеноновые газоразрядные лампы-вспышки, через которые разряжаются батареи высоковольтных конденсаторов.
Лампа-вспышка имеет форму спиральной трубки, обвивающейся вокруг рубинового стержня. Под действием мощного
импульса света в рубиновом стержне создаётся инверсная заселённость и благодаря наличию зеркал
возбуждается лазерная генерация, длительность которой чуть меньше длительности вспышки накачивающей
лампы. Специально для «Сжатия» был выращен искусственный кристалл массой около 30 кг — «лазерная пушка» в этом
смысле влетала «в копеечку». Новая установка требовала и большого количества энергии. Для ее питания
использовались мощные генераторы, приводимые в действие автономной вспомогательной силовой установкой
(ВСУ).

В качестве базы для потяжелевшего комплекса было использовано шасси новейшего по тем
временам самоходного орудия 2С19 «Мста-С» (изделие 316). Для размещения большого количества силового и
электронно-оптического оборудования рубка «Мсты» была существенно увеличена по длине. В ее кормовой части
разместилась ВСУ. Спереди, вместо ствола был размещен оптический блок, включающий 15 объективов. Система
точных линз и зеркал в походных условиях закрывалась защитными броневыми крышками. Этот блок имел
возможность наведения по вертикали. В средней части рубки размещались рабочие места операторов. Для
самообороны на крыше была установлена зенитная пулеметная установка с 12,7-мм пулеметом НСВТ.

Корпус машины был собран на «Уралтрансмаше» в декабре 1990 года. В 1991 году комплекс,
получивший войсковой индекс 1К17 вышел на испытания и на следующий, 1992 год был принят на вооружение. Как и
прежде, работа по созданию комплекса «Сжатие» была высоко оценена Правительством страны: группа сотрудников
«Астрофизики» и соисполнителей была удостоена Государственной премии. В области лазеров мы тогда опережали
весь мир, как минимум, на 10 лет.

Однако на этом «звезда» Николая Дмитриевича Устинова закатилась. Развал СССР и падение
КПСС низвергло прежние авторитеты. В условиях рухнувшей экономики подверглись серьезному пересмотру
многие оборонные программы. Не миновала участь сия и «Сжатие» — запредельная стоимость комплекса, несмотря на
передовые, прорывные технологии и хороший результат заставила руководство Министерства Обороны усомниться
в его эффективности. Суперсекретная «лазерная пушка» осталась невостребована. Единственный экземпляр
долгое время прятался за высокими заборами, пока неожиданно для всех в 2010 году не оказался воистину каким-то
чудесным образом в экспозиции «Военно-технического музея», что расположен в подмосковном селе Ивановское.
Надо отдать должное и поблагодарить людей, сумевших вытащить этот ценнейший экспонат из под грифа
совершенной секретности и сделавших эту уникальную машину достоянием общественности — наглядным примером
передовой советской науки и инженерной мысли, свидетелем наших забытых побед.


www.dal.by

Уникальный советский “лазерный танк” 1К17 “Сжатие” (”Стилет”).

В конце 70-х – начале 80-х годов XX века все мировое «демократическое» сообщество грезило под эйфорией голливудских «Звездных войн». В то же самое время за «железным занавесом» под пологом строжайшей секретности советская «империя зла» потихоньку-полегоньку претворяла голливудские мечты в реальность. Советские космонавты летали в космос, вооруженные лазерными пистолетами–«бластерами», проектировались боевые станции и космические истребители, а по матушке-Земле поползли советские «лазерные танки».

 

 

Одной из организаций, занимавшейся разработкой боевых лазерных комплексов, являлось НПО «Астрофизика». Генеральным директором «Астрофизики» был Игорь Викторович Птицын, а Генеральным конструктором – Николай Дмитриевич Устинов, сын того самого всемогущего члена Политбюро ЦК КПСС и, по совместительству, Министра Обороны – Дмитрия Федоровича Устинова. Имея столь мощного покровителя, «Астрофизика» практически не испытывала никаких проблем с ресурсами: финансовыми, материальными, кадровыми. Это не замедлило сказаться – уже в 1982 году, без малого через четыре года после реорганизации ЦКБ в НПО и назначения Н.Д. Устинова генеральным конструктором (до этого он руководил в ЦКБ направлением по лазерной локации) был
СЛК 1К11 «Стилет» рисунок из журнала «АТМ» №5 2010г. Чехия

Задачей лазерного комплекса было обеспечение противодействия оптико-электронным системам наблюдения и управления оружием поля боя в жестких климатических и эксплуатационных условиях, предъявляемых к бронетехнике. Соисполнителем темы по шасси выступило конструкторское бюро «Уралтрансмаша» из Свердловска (ныне г. Екатеринбург) – ведущий разработчик практически всей (за редким исключением) советской самоходной артиллерии.

Под руководством Генерального конструктора «Уралтрансмаша» Юрия Васильевича Томашова (директором завода тогда был Геннадий Андреевич Студенок) лазерная система была смонтирована на хорошо проверенном шасси ГМЗ – изделия 118, которое ведет свою «родословную» от шасси изделия 123 (ЗРК «Круг») и изделия 105 (САУ СУ-100П). На «Уралтрансмаше» было изготовлено две несколько отличающихся между собой машины. Отличия были связаны с тем, что в порядке наработки опыта и экспериментов лазерные системы были не одинаковыми. Боевые характеристики комплекса были по тем временам выдающимися, они и в настоящее время отвечают требованиям ведения оборонно-тактических операций. За создание комплекса разработчикам были присуждены Ленинская и Государственная премии.

Как упоминалось выше, комплекс «Стилет» был принят на вооружение, но по ряду причин серийно не выпускался. Две опытные машины так и остались в единственных экземплярах. Тем не менее, их появление даже в условиях жуткой, тотальной советской секретности не осталось незамеченным американской разведкой. В серии рисунков, изображавших новейшие образцы техники Советской Армии, представленных Конгрессу для «выбивания» дополнительных средств министерству обороны США был и весьма узнаваемый «Стилет».

Формально этот комплекс находится на вооружении и по сей день. Однако о судьбе опытных машин долгое время ничего не было известно. По завершению испытаний они оказались фактически никому не нужны. Вихрь развала СССР разбросал их по постсоветскому пространству и довел до состояния металлолома. Так, одна из машин в конце 1990-х – начале 2000-х годов была опознана историками-любителями БТТ на утилизации в отстойнике 61-го БТРЗ под Санкт-Петербургом. Вторую, десятилетие спустя, так же ценители истории БТТ обнаружили на танкоремонтном заводе в Харькове. В обоих случаях лазерные системы с машин были давно демонтированы. У «питерской» машины сохранялся только корпус, «харьковская» «телега» находится в лучшем состоянии. В настоящее время силами энтузиастов при согласовании с руководством завода предпринимаются попытки ее сохранения с целью последующей «музеефикации». К сожалению, «питерская» машина, по всей видимости, к настоящему времени утилизирована: «Что имеем, не храним, а потерявши плачем…».

Так представляли себе на западе советский лазерный комплекс. Рисунок из журнала «Soviet Military Power»

Лучшая доля выпала еще одному, без сомнения уникальному аппарату, совместного производства «Астрофизики» и «Уралтрасмаша». Как развитие идей «Стилета» был спроектирован и построен новый СЛК 1К17 «Сжатие». Это был комплекс нового поколения с автоматическим поиском и наведением на бликующий объект излучения многоканального лазера (твердотельный лазер на оксиде алюминия Al2O3) в котором небольшая часть атомов алюминия замещена ионами трехвалентного хрома, или попросту – на кристалле рубина. Для создания инверсной заселённости используется оптическая накачка, то есть, освещение кристалла рубина мощной вспышкой света. Рубину придают форму цилиндрического стержня, концы которого тщательно отполированы, посеребрены, и служат зеркалами для лазера. Для освещения рубинового стержня применяют импульсные ксеноновые газоразрядные лампы-вспышки, через которые разряжаются батареи высоковольтных конденсаторов. Лампа-вспышка имеет форму спиральной трубки, обвивающейся вокруг рубинового стержня. Под действием мощного импульса света в рубиновом стержне создаётся инверсная заселённость и благодаря наличию зеркал возбуждается лазерная генерация, длительность которой чуть меньше длительности вспышки накачивающей лампы. Специально для «Сжатия» был выращен искусственный кристалл массой около 30 кг – «лазерная пушка» в этом смысле влетала «в копеечку». Новая установка требовала и большого количества энергии. Для ее питания использовались мощные генераторы, приводимые в действие автономной вспомогательной силовой установкой (ВСУ).

В качестве базы для потяжелевшего комплекса было использовано шасси новейшего по тем временам самоходного орудия 2С19 «Мста-С» (изделие 316). Для размещения большого количества силового и электронно-оптического оборудования рубка «Мсты» была существенно увеличена по длине. В ее кормовой части разместилась ВСУ. Спереди, вместо ствола был размещен оптический блок, включающий 15 объективов. Система точных линз и зеркал в походных
условиях закрывалась защитными броневыми крышками. Этот блок имел возможность наведения по вертикали. В средней части рубки размещались рабочие места операторов. Для самообороны на крыше была установлена зенитная пулеметная установка с 12,7-мм пулеметом НСВТ.

Корпус машины был собран на «Уралтрансмаше» в декабре 1990 года. В 1991 году комплекс, получивший войсковой индекс 1К17 вышел на испытания и на следующий, 1992 год был принят на вооружение. Как и прежде, работа по созданию комплекса «Сжатие» была высоко оценена Правительством страны: группа сотрудников «Астрофизики» и соисполнителей была удостоена Государственной премии. В области лазеров мы тогда опережали весь мир, как минимум, на 10 лет.

Однако на этом «звезда» Николая Дмитриевича Устинова закатилась. Развал СССР и падение КПСС низвергло прежние авторитеты. В условиях рухнувшей экономики подверглись серьезному пересмотру многие оборонные программы. Не миновала участь сия и «Сжатие» – запредельная стоимость комплекса, несмотря на передовые, прорывные технологии и хороший результат заставила руководство Министерства Обороны усомниться в его эффективности. Суперсекретная «лазерная пушка» осталась невостребована. Единственный экземпляр долгое время прятался за высокими заборами, пока неожиданно для всех в 2010 году не оказался воистину каким-то чудесным образом в экспозиции «Военно-технического музея», что расположен в подмосковном селе Ивановское. Надо отдать должное и поблагодарить людей, сумевших вытащить этот ценнейший экспонат из под грифа совершенной секретности и сделавших эту уникальную машину достоянием общественности – наглядным примером передовой советской науки и инженерной мысли, свидетелем наших забытых побед.

 


feldgrau.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о