Содержание

Гадюкинский мост читать онлайн бесплатно на Lifeinbooks.ru

Гадюкинский мост

Ростислав Александрович Марченко

Военная фантастика

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.

Хотя на первый взгляд стоящая перед Александром задача и кажется довольно простой, враг имеет привычку создавать множество неожиданных проблем…

Ростислав Марченко

Гадюкинский мост

Серия «Военная фантастика»

Выпуск 97

© Ростислав Марченко, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…

    «The Defence of Duffer’s Drift»

    Капитан Э. Д. Суинтон, D.S.O., R.E.,

    в будущем генерал-майор сэр Эрнест Суинтон, K.B.E., C.B., D.S.O.

Предисловие

…Война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели…

    Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Как подсказывает опыт глобальных и локальных конфликтов последнего столетия, вложенные в уста молодого лейтенанта слова ветерана недавней англо-бурской войны капитана Эрнеста Данлопа Суинтона, будущего создателя британских танковых войск, министра авиации и профессора военной истории Оксфордского университета, рискуют стать бессмертными:

«…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…»

Замысел данной книги родился под впечатлением от написанной Суинтоном в 1904 году и в настоящий момент уже практически бессмертной в определенных кругах «загнивающего Запада» повести «The Defence of Duffer’s Drift», а также произведений его довольно многочисленных последователей, ни один из которых, как и сам Суинтон, в России официально не переводился.

Исходная «Оборона брода Балбесов», структурно представляющая собой сборник из шести новелл-«снов», посвященных вариантам решения, казалось бы, простенькой тактической задачи по обороне английским пехотным взводом речного брода от окрестных бурских партизан, настолько великолепно осветила в тексте парадигму «Уставы пишутся кровью» и важность подготовки младшего офицерского состава к самостоятельному ведению боевых действий, что уже практически сотню лет периодически переиздается и по факту является обязательной к изучению в военных учебных заведениях англоязычных государств.

Вторым источником вдохновения автора стала модная среди современных писателей тема альтернативной истории с нашими современниками, массами проваливающимися сквозь время в годы Великой Отечественной войны. Герои этих произведений в лучшем случае учат военному ремеслу Георгия Константиновича Жукова, в худшем же, толкаясь локтями под напевы Высоцкого на заляпанном фронтовой грязью зеленом ковре, раскрывают глаза товарищу Сталину на гений конструкции РПГ-7 или, как вариант, – на командирскую башенку Т-34 и 7,62-миллиметровый автоматный патрон образца 1943 года, пытаясь пролезть в советники.

На чем основана уверенность в интеллектуальном, профессиональном и морально-волевом превосходстве немногих внуков над многочисленными дедами, как правило, решительно непонятно. Убежденность авторов в невероятном уровне владения воинскими специальностями нашими современниками, которым даже в спецназе служить не обязательно – страйкбола вполне достаточно, не может не поражать. Если исходить из таких текстов, только современных страйкболистов и не хватало предкам для воспрепятствования появлению немецких мотоциклистов в Химках и разведотряда на бронемашинах у Астраханской железной дороги.

Понятно, в жизни все было гораздо, гораздо страшнее. Первый период Великой Отечественной войны – это картина, в буквальном смысле написанная кровью и именно советских воинов в основном. Дешевая мазня, изображающая не пойми кем сильнейшего в российской истории врага, военная машина которого в буквальном смысле слова, перемалывая все встреченное, через полгода войны дошла до Москвы, а через год и до линии Архангельск – Астрахань, является неприкрытым оскорблением как для тех, в чьих костях в приволжских степях завязли гусеницы немецких танков, так и для тех, кто, сменив погибших, закончил войну в Берлине.

Чванство, шапкозакидательство и заочные победы никогда никого ни к чему хорошему не приводили. История вообще и военная в частности помогает изучать прошлые ошибки, чтобы избегать их в будущем. И уж чего-чего, а поражений армий, уверенных в собственном превосходстве и даже реально им обладавших, военная история знает более чем предостаточно.

Для победы недостаточно иметь совершенную технику, амуницию и вооружение. В руках и под боевым управлением неквалифицированного личного состава всё перечисленное неизбежно превращается в груды чужих трофеев, мусора и металлолома. Если, конечно, «посчастливится» столкнуться с более-менее серьезным противником. Причем даже разница в десятки лет технического развития оказывается аргументом далеко не во всех случаях. Играет она только в руках и головах людей, которые способны реализовать имеющиеся у них преимущества. Последнее блестяще подтверждается украинским конфликтом, где ВСУ на настоящий момент смотрятся сущим близнецом Красной Армии если не советско-финской войны, то Великой Отечественной периода 1941–1942 годов точно. Причем, надо сказать, воюя с противником, весьма широко использующим вооружение как раз данных лет выпуска.

С мотивацией автору пора заканчивать, пришло время перейти к делу.

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Окончив знаменитое училище и уже приобретя опыт в ходе службы в строю, он уверен как в своих силах, так и в своих людях, что до, что после их переноса.

Пусть в его парашютно-десантном взводе с приданным пулеметно-гранатометным отделением и личным составом взвода обеспечения всего лишь 33 человека, однако у него есть автоматы АК-74М с оптическими прицелами и подствольными

Страница 2 из 19

гранатометами ГП-25, пулеметы ПКП и гранатометы бойцов, три БМД-4М с полным боекомплектом, БТР-Д, несущий крупнокалиберный пулемет «Корд» и автоматический гранатомет АГС-17, а также полный горючего автомобиль-наливник и три набитых боеприпасами КамАЗа-43501 в тылу.

Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.

На попирание своими ботинками зеленого ковра в кремлевской прихожей в ближайшей перспективе он не рассчитывает, однако планы действий по данному варианту нет-нет, но появляются в его мыслях. Проект речи о перспективности промежуточного патрона и эффективности РПГ-7 периодически возникает как бы сам собой. Где Советский Союз возьмет приличные объемы гексогена на снаряжение противотанковых гранат и пьезоэлектрические взрыватели для них же, он пока не знает, но надеется, что сталинские конструкторы что-нибудь придумают.

На первый взгляд стоящие перед Александром задачи кажутся довольно простыми, однако враг имеет привычку создавать множество проблем, касательно которых читатель с быстрым и острым умом, несомненно, сможет все понять о складывающейся ситуации задолго до первого выстрела.

Жизнь первая

…Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем заключения по сходству, нельзя получить и путем всяких вычислений. Знание положения противника можно получить только от людей…

    Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Известные события, доказавшие населению самой большой на земном шаре страны, что не одними счетами безликими жив ее президент, умножившие ее территорию и население, а также приведшие к невиданному росту патриотизма в государстве, не оставили служивых в стороне от их последствий.

Некие сопредельные государства с некоторых пор ощутимо заволновались, вполне явно задавшись вопросом, а правильно ли был выбран вектор их внутренней политики после обретения независимости и не слишком смело, с их стороны, столько лет дразнить северного соседа, чувствуя себя у бога за пазухой. Градус переживаний не прошел и мимо их покровителей, которые за свой имидж, как оказалось, переживали не меньше, в результате чего на территории сопредельных государств появилась бронетехника старших братьев по военному договору.

Последнее не могло пройти мимо располагающихся на данном стратегическом направлении соединений Российской армии, результатом чего стало повышение уровня боеготовности и вывод на усиление пограничников дежурных подразделений, а также клацание с потенциальными противниками затворами через границу. Это по мере усложнения политической обстановки потребовало все большего и большего вовлечения войсковых подразделений.

Я бы с удовольствием отказался от сопровождения колонны с продуктами, боеприпасами и горючим до пункта временной дислокации выдвинутой на прикрытие госграницы батальонной тактической группы нашего полка, будь такая возможность. Однако наш командир полка, любящий потренировать личный состав в условиях, приближенных к боевым, не оставил мне другого выбора.

Согласно поставленной им лично боевой задачи, я со своим взводом и приданным ему пулеметно-гранатометным отделением должен был сопроводить колонну до пункта временной дислокации БТГ и после чего убыть на погранзаставу «Широкино» для усиления тамошних пограничников. Растаскивать дежурную БТГ по заставам вышестоящее командование не захотело, в итоге «Батя» получил приказ выдвинуть на усиление застав парашютно-десантную роту из пункта постоянной дислокации.

Определившись со старшим колонны, командиром взвода материального обеспечения первого батальона лейтенантом Петренко о времени выхода, я получил сухой паек, оружие и боеприпасы, провел строевой смотр своего и приданного личного состава, а также убедился в готовности техники к маршу.

Несмотря на все свои волнения, я был уверен, что безупречно сумею выполнить любой приказ моего командования. Картинки горящих по линии государственной границы «Леопардов», «Абрамсов», «Мардеров», «Брэдли» и «Страйкеров», улыбающихся девушек и прикрепляющего мне на грудь Золотую Звезду человека, имя которого нельзя называть вслух, стояли перед глазами, оставалось только не упустить случая – таким образом отличиться.

* * *

Весна вступала в свои права, снег на открытых пространствах уже сошел, сверху изо всех сил грело солнце, не обращая внимания на собиравшиеся на западе тучи. Погода, несмотря на неприятный метеопрогноз, пока была идеальной, и если бы не сложная международная обстановка, можно было даже планировать выезд на пикник в ближайшие выходные, но, к сожалению, вместо пикника на эти выходные в моих планах была охрана государственной границы.

Попасть под ожидаемый дождь в ходе марша ни мне, ни тем более механикам-водителям не хотелось, и в результате наша колонна неслась со скоростью шестьдесят километров в час, распугивая встречавшиеся машины, пока я сидел на башне и наслаждался поездкой.

Достаточно быстро добравшись до нужного поворота, колонна оставила шоссе и, разбрасывая грязь проселка гусеницами и колесами, устремилась вперед, спеша доставить грузовики к пункту назначения. Помимо нежелания попасть под дождь я хотел добраться до назначенной мне заставы до темноты.

Впереди мелькнул бетонный мостик над небольшой речушкой, до расположения нашей тактической группы оставалось не более пяти километров, когда со стороны уже закрывших половину неба туч грянул гром, заставивший вздрогнуть и меня, и сидевшего в соседнем люке наводчика-оператора моей машины сержанта Никишина.

Сержант глянул на меня сквозь стекло своих шикарных американских стрелковых очков и хмыкнул:

– Как бы нам под первую в этом году грозу не попасть, товарищ лейтенант!

Ответить сержанту я не успел. Сверху грохнуло еще раз, мелькнула вспышка, и моя машина полетела куда-то в тартарары, ломая непонятно откуда взявшийся вокруг подлесок и довольно удачно попытавшись познакомить нас с Никишиным со сложностями профессии участников родео, пока не остановилась, уткнувшись мордой в здоровенное дерево. Случившаяся остановка оказалась безусловно удачной – сруби БМД эту березу, дерево имело все шансы обрушиться прямо на наши головы. Шум двигателей за спиной заглушался грохотом матерщины.

Первую вполне логичную идею вылезти из люка и настучать по голове не справившемуся с управлением механику-водителю, впрочем, пришлось оставить практически сразу же, как она возникла. Причиной послужил тот же Никишин, с неописуемым изумлением на исцарапанной физиономии поднявший с брони оборванную березовую ветку с восхитительными светло-зелеными листьями на ней, точно такими же, какие осыпали броню БМД вокруг меня и украшали

Страница 3 из 19

ветки окружающих машину деревьев.

После того, как я почувствовал, что волосы поднимают шлемофон, пришел черед материться уже мне – вокруг нашей колонны, несомненно, стояло лето. Новый взрыв обесценной лексики за спиной подсказывал, что подчиненные увидели то же самое.

В течение следующего получаса ситуация прояснилась. Колонна появилась из ниоткуда в подлеске параллельно идущему вдоль берёзовой рощи проселку и остановилась, выломав по инерции полтораста метров биомассы. Повреждения при перебросе у техники отсутствовали, за исключением разбитого веткой у бензовоза лобового стекла, личный состав отделался царапинами и испугом.

Версия о попадалове в прошлое, параллельное измерение или на другую планету оказалась принятой личным составом абсолютно единодушно и в большинстве своем независимо друг от друга – внезапное перемещение из грязной весны в жаркое лето с температурой вокруг за двадцать градусов как-то не оставляло других вариантов. Как, впрочем, и смена времени суток – с вечера на раннее утро, судя по высоте солнца.

Если смотреть по окружающей растительности, занесло нас примерно на те же широты, с которых мы отчалили, следы на дороге о техническом развитии нового мира много информации не приносили, а приемники Глонасс/GPS боевых машин спутников, естественно, не видели.

Десятки прочитанных книг в жанре «наши там» и по «альтернативной истории» проносились в моей голове, пока я вместе с лейтенантом Петренко, командирами отделений и прочим авторитетным личным составом оценивал имеющиеся у нас ресурсы и прикидывал план будущих действий.

Медведеобразный заместитель командира взвода – командир первого отделения гвардии старший сержант Бугаев, выслушав молодежь, выступал за крайнюю осторожность в дальнейших действиях:

– Провалились куда-то – это понятно без разговоров, на большее у нас информации-то и нету. Дорогу я смотрел, там ничего ясного. Земля сухая, все утоптано, никаких следов не видно. Черта поймешь, что по данной дороге ездит, телеги или автотранспорт. Я предлагаю заховаться где-то в лесу, выслать разведчиков, местных каких-нибудь прихватить и допросить, короче выяснить, куда нас занесло, потом будем решать, что нам делать.

В логичности данным доводам отказать было нельзя, сержанты шумно соглашались со старшим товарищем, я тоже согласно кивнул, один командир взвода материального обеспечения лепил из себя статую скептицизма.

– Всё этого логично, товарищ старший сержант, но ты забыл о маленьких нюансах.

Бугаев поморщился замечанию. Петренко продолжил:

– До этого леса надо сначала доехать. В березняке, куда нас занесло, не отсидимся, он просматривается насквозь, просекой, что мы прорубили, по-любому кто-то заинтересуется, так что по твоему варианту нам нужно сваливать в глухую пущу – чем дальше от больших дорог, тем лучше. А где она находится – мы не знаем. И разделяться я бы не хотел. Так что не надо ломатьс

lifeinbooks.net

Гадюкинский мост читать онлайн - Ростислав Марченко

Ростислав Марченко

Гадюкинский мост

…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…

«The Defence of Duffer’s Drift»
Капитан Э. Д. Суинтон, D.S.O., R.E.,
в будущем генерал-майор сэр Эрнест Суинтон, K.B.E., C.B., D.S.O.

Предисловие

…Война — это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели…

Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Как подсказывает опыт глобальных и локальных конфликтов последнего столетия, вложенные в уста молодого лейтенанта слова ветерана недавней англо-бурской войны капитана Эрнеста Данлопа Суинтона, будущего создателя британских танковых войск, министра авиации и профессора военной истории Оксфордского университета, рискуют стать бессмертными:

«…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…»

Замысел данной книги родился под впечатлением от написанной Суинтоном в 1904 году и в настоящий момент уже практически бессмертной в определенных кругах «загнивающего Запада» повести «The Defence of Duffer’s Drift», а также произведений его довольно многочисленных последователей, ни один из которых, как и сам Суинтон, в России официально не переводился.

Исходная «Оборона брода Балбесов», структурно представляющая собой сборник из шести новелл-«снов», посвященных вариантам решения, казалось бы, простенькой тактической задачи по обороне английским пехотным взводом речного брода от окрестных бурских партизан, настолько великолепно осветила в тексте парадигму «Уставы пишутся кровью» и важность подготовки младшего офицерского состава к самостоятельному ведению боевых действий, что уже практически сотню лет периодически переиздается и по факту является обязательной к изучению в военных учебных заведениях англоязычных государств.

Вторым источником вдохновения автора стала модная среди современных писателей тема альтернативной истории с нашими современниками, массами проваливающимися сквозь время в годы Великой Отечественной войны. Герои этих произведений в лучшем случае учат военному ремеслу Георгия Константиновича Жукова, в худшем же, толкаясь локтями под напевы Высоцкого на заляпанном фронтовой грязью зеленом ковре, раскрывают глаза товарищу Сталину на гений конструкции РПГ-7 или, как вариант, — на командирскую башенку Т-34 и 7,62-миллиметровый автоматный патрон образца 1943 года, пытаясь пролезть в советники.

На чем основана уверенность в интеллектуальном, профессиональном и морально-волевом превосходстве немногих внуков над многочисленными дедами, как правило, решительно непонятно. Убежденность авторов в невероятном уровне владения воинскими специальностями нашими современниками, которым даже в спецназе служить не обязательно — страйкбола вполне достаточно, не может не поражать. Если исходить из таких текстов, только современных страйкболистов и не хватало предкам для воспрепятствования появлению немецких мотоциклистов в Химках и разведотряда на бронемашинах у Астраханской железной дороги.

Понятно, в жизни все было гораздо, гораздо страшнее. Первый период Великой Отечественной войны — это картина, в буквальном смысле написанная кровью и именно советских воинов в основном. Дешевая мазня, изображающая не пойми кем сильнейшего в российской истории врага, военная машина которого в буквальном смысле слова, перемалывая все встреченное, через полгода войны дошла до Москвы, а через год и до линии Архангельск — Астрахань, является неприкрытым оскорблением как для тех, в чьих костях в приволжских степях завязли гусеницы немецких танков, так и для тех, кто, сменив погибших, закончил войну в Берлине.

Чванство, шапкозакидательство и заочные победы никогда никого ни к чему хорошему не приводили. История вообще и военная в частности помогает изучать прошлые ошибки, чтобы избегать их в будущем. И уж чего-чего, а поражений армий, уверенных в собственном превосходстве и даже реально им обладавших, военная история знает более чем предостаточно.

Для победы недостаточно иметь совершенную технику, амуницию и вооружение. В руках и под боевым управлением неквалифицированного личного состава всё перечисленное неизбежно превращается в груды чужих трофеев, мусора и металлолома. Если, конечно, «посчастливится» столкнуться с более-менее серьезным противником. Причем даже разница в десятки лет технического развития оказывается аргументом далеко не во всех случаях. Играет она только в руках и головах людей, которые способны реализовать имеющиеся у них преимущества. Последнее блестяще подтверждается украинским конфликтом, где ВСУ на настоящий момент смотрятся сущим близнецом Красной Армии если не советско-финской войны, то Великой Отечественной периода 1941–1942 годов точно. Причем, надо сказать, воюя с противником, весьма широко использующим вооружение как раз данных лет выпуска.

С мотивацией автору пора заканчивать, пришло время перейти к делу.

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Окончив знаменитое училище и уже приобретя опыт в ходе службы в строю, он уверен как в своих силах, так и в своих людях, что до, что после их переноса.

Пусть в его парашютно-десантном взводе с приданным пулеметно-гранатометным отделением и личным составом взвода обеспечения всего лишь 33 человека, однако у него есть автоматы АК-74М с оптическими прицелами и подствольными гранатометами ГП-25, пулеметы ПКП и гранатометы бойцов, три БМД-4М с полным боекомплектом, БТР-Д, несущий крупнокалиберный пулемет «Корд» и автоматический гранатомет АГС-17, а также полный горючего автомобиль-наливник и три набитых боеприпасами КамАЗа-43501 в тылу.

Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, — максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.

На попирание своими ботинками зеленого ковра в кремлевской прихожей в ближайшей перспективе он не рассчитывает, однако планы действий по данному варианту нет-нет, но появляются в его мыслях. Проект речи о перспективности промежуточного патрона и эффективности РПГ-7 периодически возникает как бы сам собой. Где Советский Союз возьмет приличные объемы гексогена на снаряжение противотанковых гранат и пьезоэлектрические взрыватели для них же, он пока не знает, но надеется, что сталинские конструкторы что-нибудь придумают.

На первый взгляд стоящие перед Александром задачи кажутся довольно простыми, однако враг имеет привычку создавать множество проблем, касательно которых читатель с быстрым и острым умом, несомненно, сможет все понять о складывающейся ситуации задолго до первого выстрела.

knizhnik.org

Гадюкинский мост (fb2) | Флибуста

Ростислав Александрович Марченко     издание 2017 г.   издано в серии Военная фантастика (следить)   fb2 info
Добавлена: 02.01.2017

Аннотация

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.
Хотя на первый взгляд стоящая перед Александром задача и кажется довольно простой, враг имеет привычку создавать множество неожиданных проблем…

(обсуждается на форуме - 3 сообщений)

battm в 18:26 (+02:00) / 12-07-2019, Оценка: отлично!
Хорошо. День сурка с проваливающимся в 41-й лейтенантом с командой и БМПшками ну и зацикленный на цели обороны госпиталя день.
26875kol в 13:06 (+02:00) / 22-06-2019, Оценка: отлично!
Замечательная книга, как офицер, прослуживший 33 года имею право так сказать! Единственная оговорка при оценке - скорее всего книга будет интересна только определенному кругу читетелей, а именно военным, имеющим представление о тактике не только после работы с картами! Спасибо автору и все-таки, если чел любознательный, то наверное и не только военным! Рекомендую!
TDV в 04:18 (+02:00) / 03-04-2019, Оценка: нечитаемо
Главный герой - тупой, и от этого все проблемы. Попав в одну и ту же ситуацию в пятый или шестой раз, он всё ещё не может сделать вывод, что погоны в 1941 нужно снять. Это пятиминутное дело, если комвзвода такое простое действие сделать не в состоянии, то что вообще от него можно ожидать? Зачем ему современная техника и вооружение? - тупым ничего не поможет. Для примера его действия можно сравнить с действиями группы "Бранденбурга-800", которой командовал петербуржец, внук русского адмирала Фелькерзама. Из отступавших бойцов РККА немецкие диверсанты сформировали батальон и налётом взяли ключевой Моздок, развалив советскую оборону на Кавказе. А тут даже с учётом послезнания и многократного исправления ошибок современный командир раз за разом "сливает" немцам. Замысел книги, видимо, в том, что вся лажа, устроенная гениями советского руководства и проявившаяся в 1941, была неизбежна при любом раскладе
Nxtpr в 17:52 (+01:00) / 28-01-2019, Оценка: отлично!
Интересный подход
Sofronister в 14:01 (+02:00) / 24-08-2018
Не то чтобы *нечитаемо*, а, скорее, закаливание организма действиями вопреки непрерывному рвотному позыву. Ну, и сука, конечно, афтырюк - Аушева в подчинение себе выписал, ну, не урод больной? Каждый из трех братьев-командиров СА решал задачи такого уровня в реальных боях не один раз, может потому, что учились под командованием когда-то 18-летнего сержанта-артиллериста, получившего звание ГСС за личный героизм и должностные действия командира одновременно двух взводов - стрелкового и огневого.
Тут и стёр книшко, анекдот всё это напомнило:
«Два студента-наркомана в общаге поздним вечером смотрят порнуху. Всю мебель уже продали, осталось из всей мебели только кровать и видео. Лежат в общем, они накуренные на одной койке и смотрят порнуху. Первый начинает дрочить и дрочит - 5 минут, 10, полчаса - не кончает... Через час второй спрашивает:
- Вань, скажи, ты очень хочешь кончить?
Второй отвечает жалостливо:
- Угу, Петь, очень...
- Тогда дрочи СВОЙ !!!!»
лейтенант п-п службы в 16:47 (+02:00) / 01-07-2018
хорошо
Serg0 в 16:38 (+02:00) / 14-04-2018, Оценка: хорошо
Вполне читаемо. По претензиям - немцы такие реально были, есть воспоминания, хотя это скорее была элита, егеря всякие. Нарукавные знаки за уничтожение танка и пяти танков для пехотинцев немцы выдавали в серьёзных количествах. Зачем мост держать если рядом брод - танки через брод могут, а вот грузовики - вряд ли. Танки от грузовиков далеко отрываться не будут. На счёт почему не взорвали мост автор в СИ ответил - не специалисту в такой ситуации это сделать непросто.
Monster в 18:05 (+02:00) / 29-03-2018, Оценка: отлично!
Как-то сложно описать впечатления о книге...
Вот понравилась. В бумаге не кюплю, но перечитывать буду.
Как-то так.
Хотя мне абсолютно непонятны 2 вещи:
1. Нахрен оборнять мост, когда его можно уничтожить.
2. Много ли смысла в том мосту, когда рядом проходимый танками брод.
Вот это точно за уши притянуто..
kshatriy8 в 07:53 (+01:00) / 18-12-2017, Оценка: неплохо
в целом - любопытно
Rajablack в 07:37 (+01:00) / 17-12-2017
Нормальные книжки пищи еще .
flavus в 12:08 (+01:00) / 14-12-2017, Оценка: хорошо
Неплохое изложение БУСВ в художественной форме.
tronax в 02:27 (+02:00) / 06-08-2017
Автор, судя по всему, не играл даже в пошаговые стратегии против реальных людей, не говоря уж про real-time стратегии. Иначе был бы заметно менее наивен и не считал что цитаты сунь цзы и тому подобная отвлеченная хрень поможет ему в реальном деле (хотя сами цитаты мне нравятся). Вот читаешь, читаешь, и везде находишь признаки того, что писано это диванным теоретиком, в лучшем случае - дипломированным. Человеком, который слабо представляет себе темп реальных событий. Я читатель и игрок, а не военный и вовсе не считаю что смогу переиграть военного на его поле. В общем сам - состоявшийся диванный теоретик. А рыбак рыбака видит издалека...

P.S. Будь эта ситуация в игре, я бы взорвал мост (между прочим, даже вне контекста сиюминутной обороны местности - в той диспозиции если его не взорвать, то свои от его наличия преимуществ не получат, а вот враг - получит), и расставил пешие дозоры на, по возможности, большое расстояние в обе стороны реки, технику рассредоточил через равные промежутки позади дозоров. Пока враг форсирует реку, ближайшая машина подъезжает к месту, располагается поудобнее. А потом начинается тир. Конечно, это при условии, что враг не обладает подавляющим огневым превосходством. В книге он им не обладает. А когда обладает - продержаться нельзя, даже задержать нельзя. Ну не может бык упершись задержать трактор, а задохлик сумошника. В этом случае бой можно давать только отступая. И лучше, чтоб при этом враг не мог навести артиллерию и бомбардировщики на всю твою группировку разом. Или чтоб вообще не мог навести, потому что твои позиции, характеристики и количество неизвестны и при этом меняются.


Ultimo в 16:08 (+02:00) / 05-07-2017, Оценка: хорошо
Неплохо, но вещь как бы не совсем художественная, в некотором смысле. Привет капитану Суингтону. )
bravchik в 09:21 (+02:00) / 05-07-2017, Оценка: отлично!
Написал кучу поправок к тактическим действиям лейтенанта Суворова, а потом подумал - какого черта. Ведь каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны, я бы на его месте наделал куда большую кучу ошибок. Скажу только, что в данной ситуации (превосходство взвода лейтенанта над противником в маневренности и огневой мощи, против превосходящей численности противника) я бы выбрал "хит-энд-ран" основой действий, стараясь не завязнуть в смертельным для взвода ближнем бою.
Книжка представляет собой примеры различного развития событий в рамках одного-единственного боя. Потому для обычного читателя она скучна и бесполезна. Если кому интересно, что представляла собой лучшая армия 1941 года, и почему она покорила Европу и дошла до Москвы - велком. Итогом книги служат стратегеммы, частью прописанные уставе, частью его дополняющие. Больше ничего любопытного в книге нет.
vorpol в 04:17 (+02:00) / 01-05-2017, Оценка: плохо
Книга - пересказ на русский лад рассказа о тактике британского офицера-участника англо-бурской войны. Именно с этой позиции ее и надо рассматривать, а не как очередное повествование про впопуданцев. Автор хотел приблизить к современным российским реалиям эту книгу, отсюда из книги свозит одновременно шовинизм по отношению к украинцам и постоянноез заискивание перед армией США.
Ну и куда же без великого литературного языка = цитата из 5-й жизни "Когда окопов достигли пулеметчики, а основные силы немецкого взвода из рощи так и не показались, сжатие мышц моего сфинктера превосходило усилие не только пасти бойцового питбуля, но и африканской гиены, оценочно приблизившись к усилию хорошего гидравлического пресса и грозя перекусить даже лом, если бы он случайно туда попал"
Tuta-n-Hamon в 01:01 (+01:00) / 10-02-2017, Оценка: нечитаемо
Жуткая скукота, да, как написано ниже - скукота в день Сурка. Хороша лишь идя о том, что начало ВОВ мы просрали из-за тупых лейтенантов из 25 (не помню точно) века, поваливших в 41-ый год на практику...
Андрей 7 в 16:20 (+01:00) / 03-02-2017
ерунда
DocLoki в 13:20 (+01:00) / 25-01-2017
«День сурка» и военная игрушка в одном флаконе. Практическую ценность имеет только для диванных тактиков. Лейтенант Суворов, сродни молодому хирургу, который видел операции, стоял рядом, но сам никогда брюшную полость не вскрывал. А тут, на тебе, перитонит во всей красе и нужно срочно резать. И режет, как умеет. Вот такое отличие теоретика от практика. Недостаточно прочитать Сунь-цзы и выучить уставы. Только через пот, кровь и смерть, иначе никак. Вот только в реальной жизни воскрешений не бывает. А сейчас будет самое неприятное. В реальной жизни, правильный командир, обладающий сверхценной информацией и образцами оружия. Сделал бы всё, для скорейшего выхода подразделения в тылы РККА, без вступления в боестолкновения с противником. Я всё понимаю, свои, да еще и раненые, жалко их. А вот стоило ли их спасение ценой потери новейшего оружия или того хуже, попаданию оного к врагу? Как вам такой размен? Вот такая она, жестокая арифметика войны. Это моё, сугубо личное, мнение. Автору виднее. А книга… , раз пролистать. Без оценки.
Finnish_Spitz в 15:21 (+01:00) / 15-01-2017, Оценка: нечитаемо
Если у нас такие лейтенанты, после рязанского училища, то можно смело всем ложиться в гроб. А по факту наверное автор обыкновенный тыловик из пиджаков, а может и вообще с армией незнаком.
genocyber в 02:10 (+01:00) / 15-01-2017, Оценка: отлично!
Очень неплохо, по сравнению со всем графоманским шлаком с СИ
Yarpen в 21:41 (+01:00) / 13-01-2017, Оценка: отлично!
Хорошо. Основы тактики для чайников. Кому устав читать и скучно и как его практически применять непонятно(а главное на практике и не нужно, но больно интересно). О проблемах шаблонного мышления. О некоторых возможных проблемах в современных ОШС и уставах (с точки зрения автора).

некоторым коментаторам:

-подыгрываемость немцам никакого отношения к реальности не имеет, задач показать 9 боевых эпизодов - примеров. Поэтому из 100500 эпизодов дня Сурка, где и наши ВОГи залетают в открытые люки немецких танков, где лажают немецкие командиры и т.п. просто выбраны те, что нужны автору. Победил бы ГГ во втором эпизоде, как кости выпали - чой писать то дальше? Не для того книжка.

-ГГ в первом эпизоде это вообще мирный человек, еще не осознавший что он на войне. Да, учили, да читал. А вот она жизнь, и осознание что тот параграф то неспроста был.
Щас грамотную атаку по уставу какой процент подразделений может провести? В Чечне второй пару эпизодов помню, с командирами повезло. Так то КТО, а тут умелая регулярная армия в противниках.

- Взвод без поддержки, против усиленной роты с ариллерией и поддержкой авиации - это как бы тяжеловато.. Шансов без посмертного послезнания как у ГГ не так уж и много. Что там того тех.превосходства - СУО и тепловизоры на картонных БМД реально могли бы помочь на открытой местности и ночью. Гораздо больше играет фактор обстрелянности и необстрелянности личного состава. По факту в каждом эпизоде растет обстрелянность только ГГ. День сурка для всех попаданцев - было бы интереснее, но страдает сама задумка.

- Печенег на сошке 8 кг - круто, жаль что без патронов он не стреляет. А стандартный короб на 100 весит сколько, ага?


Gerupt в 13:36 (+01:00) / 11-01-2017, Оценка: хорошо
Хорошо. как ниже заметили - судя по комментам, проблемы лейтенанта поняло от силы 5% диванных стратегов. Остальные в комментах уже сыпят советами как из говна и палок сделать ЗРК и РСЗО.

>>>Но нужно сразу предупредить, что проверки практикой этот задачник не выдерживает, потому как непонятно КАКИМ образом наши предки не имея восьмикратного преимущества и всяких ништяков из будущего победили-таки железнояйцевых немцев.
Просто стали такими же железнояйцевыми. Вначале вырастили из битых красноармейцев обстрелянных, опытных младших командиров, старшин и сержантов. Которые затем вырастили из колхозников такую же опытную, обстрелянную, упорную в атаке и стойкую в обороне, пехоту. У меня самого, дед начал рядовым в пехоте в 41м, закончил войну комроты в дивизионной разведке. 4 ранения.
Надо просто понимать, что в 41г Вермахт был на пике могущества, опыта и морали. Дальше, в кровавых лобовых мясорубках 42-43гг, весь опытный костяк унтеров "стерся". А приходящие им на смену жили слишком недолго, чтобы успеть набраться опыта. К концу войны наши гоняли вермахт при тех же, памятных с 41г, 10 к 1, но уже в нашу пользу.


SVH в 12:33 (+01:00) / 11-01-2017, Оценка: плохо
Фигня это, а не задача.
Вот комдиву-100 Руссиянову пришлось решать задачу после изъятия у него вышестоящим полководцем
артдивизиона посредством:
а) поиска стеклянных бутылок,
б) изготовления из оных средств ПТО путем наполнения бензином и затыкания их тряпками.
Фашисты здорово впечатлились, а ихний танковый полк был разгромлен.
1. ГГ должен вспомнить про ПЗРК(Стрелы или Иглы), положенные в БК, и организовать в районе моста ПВО.
Первым делом выбрать позиции для трех расчетов(по два чела) и посадить их по местам.
2. Вспомнить, что стрельба с закрытых позиций практиковалась еще в Крымскую войну и не надо писать
ерунду про отключенный ГЛОНАСС. Посадить наблюдателей и отвести БМД в разные места, присмотрев три и более
запасных позиций, скажем, вдоль речки. Главное, что их противник не мог увидеть.
Далее, огонь по всему, что покажется.
Кстати, в наставлениях по огневому делу Красной Армии-1941, кроме стрельбы из танков с закрытых позиций, учили
стрелять еще из танковых пулеметов "из-за леса,из-за гор", Корд для этого по лугу - самое то.
karl-ieronim в 14:43 (+01:00) / 06-01-2017, Оценка: нечитаемо
н-дя... поражают воены(=войны) увидевшие в графомани учебник.
если это писано для первокурсников военных училищ - то нахрена там уйма откровенно шпаковских примечаний?
если графомань для диванных генералов - вроде сойдёт, но масштаб мелковат(надо не менее армии, а лучше весь космический флот Альфа Центавра).
если это осмысление собственного лейтенантского прошлого, то хорошо что автор не стал енералом - в АВО таких и так пруд пруди.

в общем прочитал две главы, потом сразу 9 (в принципе с неё можно начинать и заканчивать).
теперь о плюсах графомани.
редко когда встретишь у современных графоманов обширные абзацы, состоящие из двух(!) предложений - одно на пару слов, второе на десять строк.
и, что прикольно, предложение согласовано и смысл не утерян!


Niko Kamensky в 23:04 (+01:00) / 05-01-2017, Оценка: неплохо
Это не учебник тактики уровня взвод/рота, это описание прохождения шутера в режиме бессмертия. Допустим, ГГ освоил все пункты, перечисленные в 9-й жизни. Смена местности и сил противника, т.е. "туман войны", и в лучшем случае получаем 7-ю жизнь. А в реале воскрешения нет, там сразу смерть.Вдобавок, у минимум у половины состава нет опыта боевых действий, как действуют наши десантники в стрессовой ситуации мы видели, когда 6 человек попали в украинский плен.
0dessa в 14:10 (+01:00) / 05-01-2017, Оценка: хорошо
Не шедевр, но за то грамотно с военной точки зрения написано. И если кто-то мнит себя умнее и опытнее молодого лейтехи , представите себе ситуацию не с дивана а в реальной напряженной обстановке. Десятки псевдопатриотических книжек написанные исключительно по мотивам советских боевиков про войну, на самом деле оскорбляет Русский народ, с таким трудом победивший этих тупых, картонных солдатиков. С такой тщательностью и стремлением к правдоподобию даже в деталях можно прочесть только у http://flibusta.site/a/123718 Полковникова. Из начавших войну в июле 41 до победы дожили не многие. К 43-44 годам, таких матерых профессионалов, прошедших серьезнейшую подготовку, и прошедших с боями пол европы большей частью повыбили, С фольксштурмом сражаться всяко легче было, и то сколько народу полегло. Книга не для дибилов. Чтобы читать нудно постоянно мозги напрягать. Это не жвачка Корчевского и иже с ними
KotBegemot3 в 09:36 (+01:00) / 05-01-2017, Оценка: хорошо
Книга интересная, хотя учиться на своих ошибках летёха упорно не желал.
Ардаган в 21:57 (+01:00) / 04-01-2017
Ну а что вы ждали от человека, которого на СИ банят при первом же появлении? Ибо единственное, что он пишет к комментах - тонны кала в адрес всего советского.
tepmuhyc в 21:38 (+01:00) / 04-01-2017, Оценка: нечитаемо
Это римейк "Обороны Дурацкого брода" Суинтона с упором на попаданцев.
Несмотря на дурацкое название - книжка упомянутая выше - этакая "тактика для чайников" и весьма толковая. Любителям военщины всякой - читать, думать и еще раз читать. И так раз пять.

Не могу сказать то же об этой книге.

Замечания:
- Подыграл немцам - их авангард уже сидит в лесу и пасет ситуацию. На чем приехали - непонятно. Меня это возмущает потому, что задача на оборону ставится В ОТРЫВЕ от противника, чтобы успеть закопаться. Может быть, тут попаданцы против себя сыграли - вылезли туда, откуда наши уже отошли. Но см. след. пункт.
- Попаданцы попадают в непонятную ситуацию. Есть оборудованная оборона жд моста, но покинутая - почему мост не взорван? Есть госпиталь, но он даже не чешется с эвакуацией. Есть брод, но его ВООБЩЕ не обороняют. Сдается, автор крайне небрежно подошел к начальным условиям задачи.
- переоценена эффективность немецких Pak36 по БМД. Они таки стреляют болванкой. Вероятность пожара с детонацией боекомплекта конечно есть, но в версии автора она 90% - что вообще ни в какие ворота.
- Печенег на сошке чегой-то на 12 кг потянул. А он в реале чуть за 8.
- Немецкие винтовочные гранаты обладают нехилой мощью - взрывом отбрасывают взрослого мужчину. А немцы, ими стреляющие - титановыми яйцами, чтобы стрелять ими в лесу навесом. Ведь попадет в ветку и эта нехилая мощь им же самим достанется.

Прочитал до шестой жизни" и резко расхотелось читать дальше.
После дурацкой смерти БМД на высоте 41 от обычной гранаты. Если БМД сидит задраенная, как они услышали автомобиль? И как им может повредить граната?
Если же не задраенная - то как в лесу допустили немца на бросок гранаты - это ведь метров 10? И как немцы смогли с автомобилем на наш берег попасть в районе рощи Дубовой - по карте там ни брода ни дорог на немецкой стороне?

Мой вывод:
- нечитаемая херь и про-немецкие комплексы.
- немцы и снайпера-противотанкисты и снайпера-пулеметчики и ниндзя-разведчики.
- попаданцы - пешки из компьютерной игры-тактики. Инициатива и инстинкт самосохранения отсутствуют полностью. Все делается по пинку командира.
- стиль "Дурацкого брода" зафейлен полностью, ибо всегда эпизод заканчивается смертью командира. Автор явно не родоначальник танковых войск, как Суинтон. А скорее всего бывший пинджак на планктонной должности с неодолимым зудом графомани и дерьмом в башке, которое усиленно пытается выдать за варенье.
- этот список далеко не полон.


Flyker в 21:30 (+01:00) / 04-01-2017, Оценка: отлично!
Читать!
Палыч57 в 19:07 (+01:00) / 04-01-2017
Как сборник ЗАНИМАТЕЛЬНЫХ задач по тактике вполне имеет право на жизнь.
Но нужно сразу предупредить, что проверки практикой этот задачник не выдерживает, потому как непонятно КАКИМ образом наши предки не имея восьмикратного преимущества и всяких ништяков из будущего победили-таки железнояйцевых немцев.
Поэтому можем отнести книгу к ряду "купирователей авторских комплексов"- в данном случае лейтенантских.
Tisha в 15:11 (+01:00) / 04-01-2017
Такой книжкой хорошо бить по пальцам (а еще лучше по голове) графоманов типа Поселягина. Может тогда опусов про суперменов, останавливающими танки Гудериана дрыном из околицы или сбивающих юнкерсы из рогатки, станет чуточку меньше.
tol55 в 12:13 (+01:00) / 04-01-2017, Оценка: нечитаемо
Нечитаемо. Я редко даю такие оценки, но это УГ заслуживает. Это не проза. Попытка написать сценарий компьютерной игры, скрещенный с уставом. Невероятно убого и уныло.
Drosselmeier в 00:28 (+01:00) / 04-01-2017, Оценка: нечитаемо
"9 жизней российского лейтенанта, непонятно как закончившего училище". Тупой комвзвода, несмотря на все iddqd ,idkfa и подавляющее огневое преимущество, просрал немцам 1:8.
Vingian в 14:15 (+01:00) / 03-01-2017, Оценка: хорошо
В принципе очень хорошо... многих (процентов 5) диванных деятелей проймет...
Laps45 в 20:29 (+01:00) / 02-01-2017, Оценка: отлично!
Читал еще на СИ. Книжка годная. По крайней мере, "одним махом семерых побивахом", нет. Оценку поставил для усреднения. Так, четыре с минусом.
tepmuhyc - Ваши вопросы свидетельствуют о том, что вы даже отдаленно не представляете обстановку начала войны с поголовным драпом и полным бардаком.
sinkus в 18:10 (+01:00) / 02-01-2017
Нечитаемо.
karbid в 16:34 (+01:00) / 02-01-2017, Оценка: нечитаемо
УГ

Оценки: 42, от 5 до 1, среднее 3.1

flibusta.site

Ростислав Марченко - Гадюкинский мост » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.

Хотя на первый взгляд стоящая перед Александром задача и кажется довольно простой, враг имеет привычку создавать множество неожиданных проблем…

Ростислав Марченко

Гадюкинский мост

Серия «Военная фантастика»

Выпуск 97

© Ростислав Марченко, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…

«The Defence of Duffer’s Drift» Капитан Э. Д. Суинтон, D.S.O., R.E., в будущем генерал-майор сэр Эрнест Суинтон, K.B.E., C.B., D.S.O.

…Война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели…

Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Как подсказывает опыт глобальных и локальных конфликтов последнего столетия, вложенные в уста молодого лейтенанта слова ветерана недавней англо-бурской войны капитана Эрнеста Данлопа Суинтона, будущего создателя британских танковых войск, министра авиации и профессора военной истории Оксфордского университета, рискуют стать бессмертными:

«…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…»

Замысел данной книги родился под впечатлением от написанной Суинтоном в 1904 году и в настоящий момент уже практически бессмертной в определенных кругах «загнивающего Запада» повести «The Defence of Duffer’s Drift», а также произведений его довольно многочисленных последователей, ни один из которых, как и сам Суинтон, в России официально не переводился.

Исходная «Оборона брода Балбесов», структурно представляющая собой сборник из шести новелл-«снов», посвященных вариантам решения, казалось бы, простенькой тактической задачи по обороне английским пехотным взводом речного брода от окрестных бурских партизан, настолько великолепно осветила в тексте парадигму «Уставы пишутся кровью» и важность подготовки младшего офицерского состава к самостоятельному ведению боевых действий, что уже практически сотню лет периодически переиздается и по факту является обязательной к изучению в военных учебных заведениях англоязычных государств.

Вторым источником вдохновения автора стала модная среди современных писателей тема альтернативной истории с нашими современниками, массами проваливающимися сквозь время в годы Великой Отечественной войны. Герои этих произведений в лучшем случае учат военному ремеслу Георгия Константиновича Жукова, в худшем же, толкаясь локтями под напевы Высоцкого на заляпанном фронтовой грязью зеленом ковре, раскрывают глаза товарищу Сталину на гений конструкции РПГ-7 или, как вариант, – на командирскую башенку Т-34 и 7,62-миллиметровый автоматный патрон образца 1943 года, пытаясь пролезть в советники.

На чем основана уверенность в интеллектуальном, профессиональном и морально-волевом превосходстве немногих внуков над многочисленными дедами, как правило, решительно непонятно. Убежденность авторов в невероятном уровне владения воинскими специальностями нашими современниками, которым даже в спецназе служить не обязательно – страйкбола вполне достаточно, не может не поражать. Если исходить из таких текстов, только современных страйкболистов и не хватало предкам для воспрепятствования появлению немецких мотоциклистов в Химках и разведотряда на бронемашинах у Астраханской железной дороги.

Понятно, в жизни все было гораздо, гораздо страшнее. Первый период Великой Отечественной войны – это картина, в буквальном смысле написанная кровью и именно советских воинов в основном. Дешевая мазня, изображающая не пойми кем сильнейшего в российской истории врага, военная машина которого в буквальном смысле слова, перемалывая все встреченное, через полгода войны дошла до Москвы, а через год и до линии Архангельск – Астрахань, является неприкрытым оскорблением как для тех, в чьих костях в приволжских степях завязли гусеницы немецких танков, так и для тех, кто, сменив погибших, закончил войну в Берлине.

Чванство, шапкозакидательство и заочные победы никогда никого ни к чему хорошему не приводили. История вообще и военная в частности помогает изучать прошлые ошибки, чтобы избегать их в будущем. И уж чего-чего, а поражений армий, уверенных в собственном превосходстве и даже реально им обладавших, военная история знает более чем предостаточно.

Для победы недостаточно иметь совершенную технику, амуницию и вооружение. В руках и под боевым управлением неквалифицированного личного состава всё перечисленное неизбежно превращается в груды чужих трофеев, мусора и металлолома. Если, конечно, «посчастливится» столкнуться с более-менее серьезным противником. Причем даже разница в десятки лет технического развития оказывается аргументом далеко не во всех случаях. Играет она только в руках и головах людей, которые способны реализовать имеющиеся у них преимущества. Последнее блестяще подтверждается украинским конфликтом, где ВСУ на настоящий момент смотрятся сущим близнецом Красной Армии если не советско-финской войны, то Великой Отечественной периода 1941–1942 годов точно. Причем, надо сказать, воюя с противником, весьма широко использующим вооружение как раз данных лет выпуска.

С мотивацией автору пора заканчивать, пришло время перейти к делу.

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Окончив знаменитое училище и уже приобретя опыт в ходе службы в строю, он уверен как в своих силах, так и в своих людях, что до, что после их переноса.

Пусть в его парашютно-десантном взводе с приданным пулеметно-гранатометным отделением и личным составом взвода обеспечения всего лишь 33 человека, однако у него есть автоматы АК-74М с оптическими прицелами и подствольными гранатометами ГП-25, пулеметы ПКП и гранатометы бойцов, три БМД-4М с полным боекомплектом, БТР-Д, несущий крупнокалиберный пулемет «Корд» и автоматический гранатомет АГС-17, а также полный горючего автомобиль-наливник и три набитых боеприпасами КамАЗа-43501 в тылу.

mybrary.ru

Читать книгу Гадюкинский мост Ростислава Марченко : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Ростислав Марченко
Гадюкинский мост

Серия «Военная фантастика»

Выпуск 97

© Ростислав Марченко, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…

«The Defence of Duffer’s Drift»

Капитан Э. Д. Суинтон, D.S.O., R.E.,

в будущем генерал-майор сэр Эрнест Суинтон, K.B.E., C.B., D.S.O.

Предисловие

…Война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели…

Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Как подсказывает опыт глобальных и локальных конфликтов последнего столетия, вложенные в уста молодого лейтенанта слова ветерана недавней англо-бурской войны капитана Эрнеста Данлопа Суинтона, будущего создателя британских танковых войск, министра авиации и профессора военной истории Оксфордского университета, рискуют стать бессмертными:

«…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…»

Замысел данной книги родился под впечатлением от написанной Суинтоном в 1904 году и в настоящий момент уже практически бессмертной в определенных кругах «загнивающего Запада» повести «The Defence of Duffer’s Drift», а также произведений его довольно многочисленных последователей, ни один из которых, как и сам Суинтон, в России официально не переводился.

Исходная «Оборона брода Балбесов», структурно представляющая собой сборник из шести новелл-«снов», посвященных вариантам решения, казалось бы, простенькой тактической задачи по обороне английским пехотным взводом речного брода от окрестных бурских партизан, настолько великолепно осветила в тексте парадигму «Уставы пишутся кровью» и важность подготовки младшего офицерского состава к самостоятельному ведению боевых действий, что уже практически сотню лет периодически переиздается и по факту является обязательной к изучению в военных учебных заведениях англоязычных государств.

Вторым источником вдохновения автора стала модная среди современных писателей тема альтернативной истории с нашими современниками, массами проваливающимися сквозь время в годы Великой Отечественной войны. Герои этих произведений в лучшем случае учат военному ремеслу Георгия Константиновича Жукова, в худшем же, толкаясь локтями под напевы Высоцкого на заляпанном фронтовой грязью зеленом ковре, раскрывают глаза товарищу Сталину на гений конструкции РПГ-7 или, как вариант, – на командирскую башенку Т-34 и 7,62-миллиметровый автоматный патрон образца 1943 года, пытаясь пролезть в советники.

На чем основана уверенность в интеллектуальном, профессиональном и морально-волевом превосходстве немногих внуков над многочисленными дедами, как правило, решительно непонятно. Убежденность авторов в невероятном уровне владения воинскими специальностями нашими современниками, которым даже в спецназе служить не обязательно – страйкбола вполне достаточно, не может не поражать. Если исходить из таких текстов, только современных страйкболистов и не хватало предкам для воспрепятствования появлению немецких мотоциклистов в Химках и разведотряда на бронемашинах у Астраханской железной дороги.

Понятно, в жизни все было гораздо, гораздо страшнее. Первый период Великой Отечественной войны – это картина, в буквальном смысле написанная кровью и именно советских воинов в основном. Дешевая мазня, изображающая не пойми кем сильнейшего в российской истории врага, военная машина которого в буквальном смысле слова, перемалывая все встреченное, через полгода войны дошла до Москвы, а через год и до линии Архангельск – Астрахань, является неприкрытым оскорблением как для тех, в чьих костях в приволжских степях завязли гусеницы немецких танков, так и для тех, кто, сменив погибших, закончил войну в Берлине.

Чванство, шапкозакидательство и заочные победы никогда никого ни к чему хорошему не приводили. История вообще и военная в частности помогает изучать прошлые ошибки, чтобы избегать их в будущем. И уж чего-чего, а поражений армий, уверенных в собственном превосходстве и даже реально им обладавших, военная история знает более чем предостаточно.

Для победы недостаточно иметь совершенную технику, амуницию и вооружение. В руках и под боевым управлением неквалифицированного личного состава всё перечисленное неизбежно превращается в груды чужих трофеев, мусора и металлолома. Если, конечно, «посчастливится» столкнуться с более-менее серьезным противником. Причем даже разница в десятки лет технического развития оказывается аргументом далеко не во всех случаях. Играет она только в руках и головах людей, которые способны реализовать имеющиеся у них преимущества. Последнее блестяще подтверждается украинским конфликтом, где ВСУ на настоящий момент смотрятся сущим близнецом Красной Армии если не советско-финской войны, то Великой Отечественной периода 1941–1942 годов точно. Причем, надо сказать, воюя с противником, весьма широко использующим вооружение как раз данных лет выпуска.

С мотивацией автору пора заканчивать, пришло время перейти к делу.

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Окончив знаменитое училище и уже приобретя опыт в ходе службы в строю, он уверен как в своих силах, так и в своих людях, что до, что после их переноса.

Пусть в его парашютно-десантном взводе с приданным пулеметно-гранатометным отделением и личным составом взвода обеспечения всего лишь 33 человека, однако у него есть автоматы АК-74М с оптическими прицелами и подствольными гранатометами ГП-25, пулеметы ПКП и гранатометы бойцов, три БМД-4М с полным боекомплектом, БТР-Д, несущий крупнокалиберный пулемет «Корд» и автоматический гранатомет АГС-17, а также полный горючего автомобиль-наливник и три набитых боеприпасами КамАЗа-43501 в тылу.

Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.

На попирание своими ботинками зеленого ковра в кремлевской прихожей в ближайшей перспективе он не рассчитывает, однако планы действий по данному варианту нет-нет, но появляются в его мыслях. Проект речи о перспективности промежуточного патрона и эффективности РПГ-7 периодически возникает как бы сам собой. Где Советский Союз возьмет приличные объемы гексогена на снаряжение противотанковых гранат и пьезоэлектрические взрыватели для них же, он пока не знает, но надеется, что сталинские конструкторы что-нибудь придумают.

На первый взгляд стоящие перед Александром задачи кажутся довольно простыми, однако враг имеет привычку создавать множество проблем, касательно которых читатель с быстрым и острым умом, несомненно, сможет все понять о складывающейся ситуации задолго до первого выстрела.

Жизнь первая

…Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем заключения по сходству, нельзя получить и путем всяких вычислений. Знание положения противника можно получить только от людей…

Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Известные события, доказавшие населению самой большой на земном шаре страны, что не одними счетами безликими жив ее президент, умножившие ее территорию и население, а также приведшие к невиданному росту патриотизма в государстве, не оставили служивых в стороне от их последствий.

Некие сопредельные государства с некоторых пор ощутимо заволновались, вполне явно задавшись вопросом, а правильно ли был выбран вектор их внутренней политики после обретения независимости и не слишком смело, с их стороны, столько лет дразнить северного соседа, чувствуя себя у бога за пазухой. Градус переживаний не прошел и мимо их покровителей, которые за свой имидж, как оказалось, переживали не меньше, в результате чего на территории сопредельных государств появилась бронетехника старших братьев по военному договору.

Последнее не могло пройти мимо располагающихся на данном стратегическом направлении соединений Российской армии, результатом чего стало повышение уровня боеготовности и вывод на усиление пограничников дежурных подразделений, а также клацание с потенциальными противниками затворами через границу. Это по мере усложнения политической обстановки потребовало все большего и большего вовлечения войсковых подразделений.

Я бы с удовольствием отказался от сопровождения колонны с продуктами, боеприпасами и горючим до пункта временной дислокации выдвинутой на прикрытие госграницы батальонной тактической группы нашего полка, будь такая возможность. Однако наш командир полка, любящий потренировать личный состав в условиях, приближенных к боевым, не оставил мне другого выбора.

Согласно поставленной им лично боевой задачи, я со своим взводом и приданным ему пулеметно-гранатометным отделением должен был сопроводить колонну до пункта временной дислокации БТГ и после чего убыть на погранзаставу «Широкино» для усиления тамошних пограничников. Растаскивать дежурную БТГ по заставам вышестоящее командование не захотело, в итоге «Батя» получил приказ выдвинуть на усиление застав парашютно-десантную роту из пункта постоянной дислокации.

Определившись со старшим колонны, командиром взвода материального обеспечения первого батальона лейтенантом Петренко о времени выхода, я получил сухой паек, оружие и боеприпасы, провел строевой смотр своего и приданного личного состава, а также убедился в готовности техники к маршу.

Несмотря на все свои волнения, я был уверен, что безупречно сумею выполнить любой приказ моего командования. Картинки горящих по линии государственной границы «Леопардов», «Абрамсов», «Мардеров», «Брэдли» и «Страйкеров», улыбающихся девушек и прикрепляющего мне на грудь Золотую Звезду человека, имя которого нельзя называть вслух, стояли перед глазами, оставалось только не упустить случая – таким образом отличиться.

* * *

Весна вступала в свои права, снег на открытых пространствах уже сошел, сверху изо всех сил грело солнце, не обращая внимания на собиравшиеся на западе тучи. Погода, несмотря на неприятный метеопрогноз, пока была идеальной, и если бы не сложная международная обстановка, можно было даже планировать выезд на пикник в ближайшие выходные, но, к сожалению, вместо пикника на эти выходные в моих планах была охрана государственной границы.

Попасть под ожидаемый дождь в ходе марша ни мне, ни тем более механикам-водителям не хотелось, и в результате наша колонна неслась со скоростью шестьдесят километров в час, распугивая встречавшиеся машины, пока я сидел на башне и наслаждался поездкой.

Достаточно быстро добравшись до нужного поворота, колонна оставила шоссе и, разбрасывая грязь проселка гусеницами и колесами, устремилась вперед, спеша доставить грузовики к пункту назначения. Помимо нежелания попасть под дождь я хотел добраться до назначенной мне заставы до темноты.

Впереди мелькнул бетонный мостик над небольшой речушкой, до расположения нашей тактической группы оставалось не более пяти километров, когда со стороны уже закрывших половину неба туч грянул гром, заставивший вздрогнуть и меня, и сидевшего в соседнем люке наводчика-оператора моей машины сержанта Никишина.

Сержант глянул на меня сквозь стекло своих шикарных американских стрелковых очков и хмыкнул:

– Как бы нам под первую в этом году грозу не попасть, товарищ лейтенант!

Ответить сержанту я не успел. Сверху грохнуло еще раз, мелькнула вспышка, и моя машина полетела куда-то в тартарары, ломая непонятно откуда взявшийся вокруг подлесок и довольно удачно попытавшись познакомить нас с Никишиным со сложностями профессии участников родео, пока не остановилась, уткнувшись мордой в здоровенное дерево. Случившаяся остановка оказалась безусловно удачной – сруби БМД эту березу, дерево имело все шансы обрушиться прямо на наши головы. Шум двигателей за спиной заглушался грохотом матерщины.

Первую вполне логичную идею вылезти из люка и настучать по голове не справившемуся с управлением механику-водителю, впрочем, пришлось оставить практически сразу же, как она возникла. Причиной послужил тот же Никишин, с неописуемым изумлением на исцарапанной физиономии поднявший с брони оборванную березовую ветку с восхитительными светло-зелеными листьями на ней, точно такими же, какие осыпали броню БМД вокруг меня и украшали ветки окружающих машину деревьев.

После того, как я почувствовал, что волосы поднимают шлемофон, пришел черед материться уже мне – вокруг нашей колонны, несомненно, стояло лето. Новый взрыв обесценной лексики за спиной подсказывал, что подчиненные увидели то же самое.

В течение следующего получаса ситуация прояснилась. Колонна появилась из ниоткуда в подлеске параллельно идущему вдоль берёзовой рощи проселку и остановилась, выломав по инерции полтораста метров биомассы. Повреждения при перебросе у техники отсутствовали, за исключением разбитого веткой у бензовоза лобового стекла, личный состав отделался царапинами и испугом.

Версия о попадалове в прошлое, параллельное измерение или на другую планету оказалась принятой личным составом абсолютно единодушно и в большинстве своем независимо друг от друга – внезапное перемещение из грязной весны в жаркое лето с температурой вокруг за двадцать градусов как-то не оставляло других вариантов. Как, впрочем, и смена времени суток – с вечера на раннее утро, судя по высоте солнца.

Если смотреть по окружающей растительности, занесло нас примерно на те же широты, с которых мы отчалили, следы на дороге о техническом развитии нового мира много информации не приносили, а приемники Глонасс/GPS боевых машин спутников, естественно, не видели.

Десятки прочитанных книг в жанре «наши там» и по «альтернативной истории» проносились в моей голове, пока я вместе с лейтенантом Петренко, командирами отделений и прочим авторитетным личным составом оценивал имеющиеся у нас ресурсы и прикидывал план будущих действий.

Медведеобразный заместитель командира взвода – командир первого отделения гвардии старший сержант Бугаев, выслушав молодежь, выступал за крайнюю осторожность в дальнейших действиях:

– Провалились куда-то – это понятно без разговоров, на большее у нас информации-то и нету. Дорогу я смотрел, там ничего ясного. Земля сухая, все утоптано, никаких следов не видно. Черта поймешь, что по данной дороге ездит, телеги или автотранспорт. Я предлагаю заховаться где-то в лесу, выслать разведчиков, местных каких-нибудь прихватить и допросить, короче выяснить, куда нас занесло, потом будем решать, что нам делать.

В логичности данным доводам отказать было нельзя, сержанты шумно соглашались со старшим товарищем, я тоже согласно кивнул, один командир взвода материального обеспечения лепил из себя статую скептицизма.

– Всё этого логично, товарищ старший сержант, но ты забыл о маленьких нюансах.

Бугаев поморщился замечанию. Петренко продолжил:

– До этого леса надо сначала доехать. В березняке, куда нас занесло, не отсидимся, он просматривается насквозь, просекой, что мы прорубили, по-любому кто-то заинтересуется, так что по твоему варианту нам нужно сваливать в глухую пущу – чем дальше от больших дорог, тем лучше. А где она находится – мы не знаем. И разделяться я бы не хотел. Так что не надо ломаться, выезжаем на трассу и пилим к ближайшему населенному пункту, выясняем у местных, куда нас занесло и где-что вокруг находится, и только потом решаем, что делать. Прятаться в лесу или сдаваться участковому. Если вокруг нас даже хреновое государство – в лесу мы не отсидимся, понимать должен.

Тыловика тут же поддержал командир третьего парашютно-десантного отделения Владислав Егоров, любитель почитать, с высшим историческим образованием в загашнике:

– Петрович, ты всё правильно сказал, но нас действительно не прямо посреди тайги выбросило. Я думаю, действительно стоит двинуть по дороге и выяснить, куда нас занесло, а потом решим, что делать. Если параллельный мир – это одно дело, прошлое – другое, уровень развития вокруг нас – третье. Если мы в средневековье в стране со слабой верховной властью, вместо леса можно и замок какого-нибудь феодала для отсидки захватить, от… дубасим соседей – люди к нам потянутся, в этом случае можно действовать с позиции силы. В сильном государстве даже в средневековье осторожнее надо, однако наше оружие и знания и тут много стоят. А вот если в недавнее прошлое на пару-тройку сотен лет или уровень, ему соответствующий, занесло, тут только договариваться об условиях сдачи на милость государства надо. Или из него сваливать. На вояк, которых на нас в России уже при Иване Грозном могли натравить, у нас патронов тупо не хватит.

– Пожалуй, соглашусь, сержант. – Я как командир, власть которого пока не оспаривалась, попытался оставить за собой последнее слово. – Так и поступим. Выезжаем на дорогу, находим ближайший населённый пункт и выясняем, куда мы попали. Дальнейшие действия планируем по ситуации. Тем не менее, в связи с особыми обстоятельствами объявляю уровень боевой готовности подразделения – максимальный. Мало ли, очаровательную блондинку в бронелифчике от голодного дракона спасти понадобится, рыцарь какой на нас с копьем набросится или лазером с орбиты лупанут. Без команды огня не открывать, однако при нападении или по поступлению приказа, чтобы никаких колебаний не было. Своих вокруг нас нет. Все свои в наших машинах сидят! Поэтому, взвод, слушай боевой приказ! В течение следующего часа командирам отделений и тебе, товарищ гвардии лейтенант, составить список всего наличного имущества – правного и неисправного. Петрович, бери за задницу нашего хакера, пусть составит полный список личного состава с их позывными, и двух человек выставишь в охранение со стороны рощи. Егоров, Севастьянов, с вас по парному посту вверх и вниз на дороге. При появлении аборигенов – задержать и привести ко мне. Неспровоцированного насилия не допускать, вести себя как подобает российским десантникам. В случае нападения вести себя по ситуации, желательно без крови, но это как получится. Оружие зарядить, поставить на предохранитель, быть готовым к его применению. Экипажам и свободному личному составу отделений осмотреть и заправить машины, подготовить их к дальнейшему маршу. Пожалуй, всё. Новые вводные после получения свежих данных. Вопросы, замечания есть?

– Имеются, – включился один из водителей ВМО, выглядевший лет на сорок сухой, жилистый старшина в донельзя выцветшей от многочисленных стирок старой «флоре». – По этой местности раньше тут ездил кто? Я не раз ездил и расскажу, что местность вокруг нас одной и той же будет. Только растительности сейчас вокруг поболее наросло. Те холмы на горизонте одни и те же, чуть дальше проедем – речушка должна быть.

– Сергеич, это точно? Не ошибаешься? – Петренко заинтересовало мнение подчинённого. Впрочем, на его слова все тоже сделали стойку. Оставшиеся водители ВМО уверенности старшины не разделяли, однако возражений всё же не последовало.

– На память не жалуюсь. Да проедем чуть дальше, на речушке оно всем ясно станет, ошибся или нет. Уж её-то все были должны запомнить.

– Понятно. – Я тоже был в раздумьях. – Но это ничего не меняет, прошлое, будущее или параллельный мир, действия у нас будут одинаковы. Выясним, куда попали – прикинем дальнейшие варианты. Пока же выполняем назначенные действия. Вперёд!

Личный состав образовавшейся тактической группы приступил к выполнению приказа. Я кивнул Петренко отойти в сторону, в последовавшей ранее суете у нас не нашлось времени переброситься парой слов тет-а-тет.

– Иван, надеюсь, помогать, а не мешать друг другу будем? Стоит начать между собою грызться, бойцы сразу на первый план полезут. Сейчас за нами одна привычка, государства за спиной теперь нет. Тут и кровью запросто может кончиться, если в бардак какой-нибудь попали, и людей не удержим.

– Не дрейфь, Саня. Я на главенство не претендую, мы из разных батальонов, твои бойцы меня даже не знают. А коли с ними начнутся проблемы, обращайся, помогу, чем смогу. Водилы у меня адекватные, друг друга хорошо понимаем, они тоже помогут, коли кому-нибудь из твоих сопляков мозги вправить понадобится, не сомневайся. Командуй, лейтенант. Но право высказать тебе свое мнение я за собой сохраняю, и обещай мне его внимательно выслушать. Мысли сержантов и бойцов поадекватнее тоже на ус мотай. Судьба у нас общая, ситуация сложная, одной твоей головы на всех не хватит, понимаешь?

– Значит, договорились.

Мы с Иваном пожали друг другу руки и разошлись по своим делам.

На данный момент в моем распоряжении находились:

– три недавно полученные БМД-4М1
  Экипаж: 2 + 6 человек десанта. Длина – 6100 мм. Ширина – 3110 мм. Высота – 2450 мм. Масса – 13 500 кг. Бронирование: противопульное. Двигатель: многотопливный дизельный, УТД-29. Удельная мощность – 37 л. с./т. Мощность двигателя – 500 л. с. (367 кВт). Подвеска: независимая, торсионная с телескопическими гидроамортизаторами. Запас хода – до 500. Скорость, км/ч: по дороге – 70; вплавь – 10.

[Закрыть] моего взвода, вооруженные 100– и 30-миллиметровыми пушками и пулеметом ПКТ, с полным штатным боекомплектом, включая противотанковые управляемые ракеты в каждой;

– старенький, но находившийся в неплохом техническом состоянии БТР-Д гранатометчиков;

– двадцать семь бойцов, шесть из них из состава приданного мне пулеметно-гранатометного отделения;

– четыре водителя и командир взвода материального обеспечения, которые как бойцы мной не рассматривались;

– три загруженных сухим пайком и боеприпасами бортовых КамАЗа-43501 и доверху залитая дизельным топливом автоцистерна, обеспечивавшие в обозримом будущем практически все наши основные нужды;

– автоматический гранатомет АГС-17 с боекомплектом;

– крупнокалиберный пулемет «Корд» с пехотным станком, также с боеприпасами в лентах и цинках;

– два гранатомета РПГ-7Д; первый в укладке бронетранспортера ПГО2
  ПГО – пулеметно-гранатометное отделение.

[Закрыть] с нишами машины, заполненными сумками с девятью кумулятивными и двенадцатью осколочными и термобарическими гранатами к нему, второй (мой взводный) в укладке БМД № 442 Бугаева;

– двенадцать реактивных противотанковых гранат РПГ-26 в парашютно-десантных отделениях;

– три пулемета ПКП с тремя снаряженными лентами «сотками» к каждому и тремя ящиками с боеприпасами к ним в машинах: двумя с ЛПС3
  Лёгкая пуля, стальной сердечник.

[Закрыть] и одним с бронебойно-трассирующими;

– двадцать девять автоматов АК-74М, десять из которых с оптическими прицелами 9П29 «Тюльпан». Личный состав ПДО и гранатометчики в своих разгрузочных жилетах 6Ш112 имели по восемь полных магазинов к ним. Дополнительно к этому, так же как к пулеметам, в боевых машинах хранились три ящика с патронами 7Н10, по одному ящику на каждую;

– три подствольных гранатомета ГП-25, по десять выстрелов к каждому;

– тридцать восемь современных осколочных оборонительных гранат РГО и столько же наступательных РГН у бойцов;

– средства связи в виде девяти радиостанций Р-187П1 «Азарт»;

– и наконец, мой ПЯ с двумя обоймами, дабы я мог с максимальными удобствами расстрелять струсившего при виде «Абрамса» бойца либо с таким же комфортом застрелиться.

КамАЗы Ивана, набитые боеприпасами и горючим дополнительно к наличному в боевых машинах, были в нашей ситуации неоценимым ресурсом, который следовало в максимальной степени беречь, куда бы нас ни занесло, однако сам он и его подчиненные моих бойцов усилить сильно не могли. Несмотря на то, что все водители были вооружены автоматами и хранили в кабинах бронежилеты и каски, к автоматам у них имелось всего лишь по два магазина на ствол, сам лейтенант был вооружен пистолетом и о СИБ4
  Средства индивидуальной бронезащиты.

[Закрыть], естественно, не позаботился. Слегка сглаживали ситуацию разве что две новенькие переносные радиостанции Р-187П1 «Азарт», точно такие же, как у меня, моих командиров отделений и командиров пулеметного и гранатометного расчетов.

Полной номенклатуры боеприпасов в грузовиках, к сожалению, не было. Отсутствовали выстрелы к РПГ, ВОГи к подствольникам и ручные гранаты, которые первый батальон, не прекращавший процесса боевой подготовки, даже выдвинувшись к границе, видимо, не расходовал или имел достаточный тому запас заранее.

Изменять своё решение за время приведения подразделений в порядок оснований не нашлось, в результате чего, выбравшись на дорогу, колонна двинулась вперед, навстречу своей судьбе.

* * *

Подозрения о формате переноса, как и говорил старшина, оформились уже через несколько минут, при виде деревянного мостика через маленькую речушку, когда кто-то сзади загудел и по рации на связь вышел Петренко:

– Верба Десять – Топору Десять. Слова старшины Чибисова подтверждаю, местность та же, изменения незначительны.

Так как подозрения оформились в уверенность, я сверился с картой и воспользовался правом выбора маршрута. В результате, когда спереди слева мелькнул хорошо знакомый холм с не менее хорошо знакомой церковью на нем, буквально с ходу оказался выявлен примерный период провала – судя по отсутствию крестов и общему затрапезному виду храма, нашей несчастной группе посчастливилось навестить период правления Иосифа Виссарионовича. При Хрущёве и Брежневе, по моему предположению, движение на дорогах все же было более оживлённым, а сама церковь, серьезно пострадав от артиллерийского огня в войну, куполов до развала колхозов и передачи храма епархии с последующей реставрацией вовсе не имела. Любимая женщина ни разу не упускала случая вытащить меня к себе на малую родину, в село Коровино, и похвастаться как восстановленным там храмом, так и прочими достопримечательностями. Открытым оставался только вопрос провала в «параллельный мир», а не прошлое.

К географии и периоду я привязался, осталось только уточнить дату, что и произошло достаточно быстро. Колонна свернула на Коровино, и когда впереди появился целехонький помещичий дом с огороженным садом, уроки краеведения любимой сами по себе всплыли в памяти.

Данную усадьбу, превращенную немцами в опорный пункт, стерли с лица земли в 1944 году в ходе боев на линии «Пантера», однако от этого она не перестала быть проклятым местом. В июле 1941 года немцы захватили в ней полевой госпиталь, раненые которого позже почти целиком вымерли от голода и ран в организованном тут же лагере военнопленных. После войны останки погибших в плену бойцов были торжественно перезахоронены, и над братской могилой взяла шефство восстановленная на остатках старого фундамента Коровинская средняя школа, в музей которой меня тоже водили – потенциальная тёща была в данной школе завучем. Далее нужно было только поймать парочку аборигенов на улицах, чтобы выяснить, в мирное или военное время мы попали, и строить планы исходя из открывшихся обстоятельств. По закону бутерброда, на «колхозные тридцатые» я, впрочем, сильно не надеялся.

* * *

Так и оказалось. Аборигенов, достаточно активно пытавшихся исчезнуть с пути невиданных боевых машин, отловить сразу не удалось. Первого мы поймали только возле колхозной управы – огромного дома из почерневших брёвен под цинковой крышей. Продвинутость вестника цивилизации внушала – никакой грязи, к крыльцу вели деревянные мостки меж двумя зелёными газонами с посаженными там ёлочками.

Над крыльцом правления развевался красный флаг, так что хотя бы в одной вещи нам повезло – на оккупированные территории мы не угодили. Если повезёт еще больше, то и война пока не началась, что сразу же снимет множество возможных проблем.

Первым рассмотренным достаточно близко аборигеном оказался парнишка лет пятнадцати в стареньких коричневых штиблетах, заметно поношенных брюках и пиджаке, с выглядевшей чуть получше косовороткой под ним, а также рыжими вихрами, лезущими из-под суконной кепки-восьмиклинки.

– Здорово, малой! Сюда иди.

Заинтригованный парнишка подчинился.

– В Коровино мы сейчас попали, не подскажешь?

– Да, товарищ… А вы кто такой будете?

– А кто я такой, тебе знать не обязательно. И председателю твоему, который, похоже, сейчас в окно выглядывает, тоже не по чину. Сбегай к нему и скажи, что лейтенант Суровов свежую газету просит. Или несколько… Если «Красная Звезда» случайно окажется вообще хорошо будет. Скажи, что очень его прошу! Без печатного слова изголодались.

Догадка добыть начальный объем информации из прессы пришла экспромтом, ранее вопрос этот не обсуждался, но был сочтен мною гениальным решением, спасающим от множества проблем в случае, если в процессе общения кто-то сморозит аборигенам очевидную глупость. Времена не те, чтобы это серьезные проблемы не спровоцировало. «Бегут буржуины – кабздец Мальчишу; ползут буржуины – хана Мальчишу» или что-то типа того.

Данный временный период прямо живая тема для создания демотиватора по тому эпическому полотну жанра соцреализма, с засадой за углом двух мордатых мужиков на героического комсомольца в буденновке с книжкой классика социализма под мышкой. Остаётся добавить только надпись, разъясняющую суть картины «Односельчане лайкают местного блоггера».

Юноши с активной жизненной позицией, а местные комсомольцы именно такие, в этой связи через одного должны быть теми еще параноиками. Для нас вариант далеко не лучший, коли у подобного идеального комсомольца Коли с огнём в заднице хватит ума мобилизовать ячейку и попытаться вилами перебравшиеся через границу буржуинские «танки» заколоть, под прикрытием дробовика с утиной дробью. Не расстреливать же болванов, последнее может настроить власть на изрядно неконструктивный лад. Общение с Вождем гораздо лучше вести в свете кремлёвских кабинетов, а не в сумраке московской тюряги в компании пары-тройки зверообразных специалистов по мотивации.

Пачку газет притащил, видимо, мужик, разглядывавший нас в окно, тип лет пятидесяти на вид, в скромной синей рубахе с тонким кавказским пояском, с красным носом любителя накатить двести граммов для настроения и вислыми тронутыми сединой усами. Я оказался прав – он был в здешнем колхозе председателем. Вместе с ним из управы выскочил, щурясь из-под модных в эти времена круглых очков-велосипедов, непонятно почему радостный деревенский интеллигент с козлиной бородкой, в соломенной шляпе и черных нарукавниках, надетых поверх рукавов тоже заметно поношенного коричневого пиджака, а также смачная дива в теле, как будто сбежавшая с портрета доярки из фильма «Особенности национальной охоты» – длинное скромное платье из холстины с вышивкой, распираемое внушительной грудью, цветастый платок, наскоро наброшенный на голову, и пухлые щёчки, полные здорового румянца. Чуть позже непонятно откуда вокруг возникли и прочие хроноаборигены разного возраста, до этого, видимо, наблюдавшие за нами со стороны.

iknigi.net

Ростислав Марченко - Гадюкинский мост (аудиокнига)

Post navigation

← Предыдущий Следующий →


Аудиокнига Гадюкинский мост
Автор: Ростислав Александрович Марченко
Жанр: Альтернативная история
Серия: Военная фантастика
Формат: mp3
Время звучания: 9:32:46
Размер: 524.4 MB

Аннотация:

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.
Хотя на первый взгляд стоящая перед Александром задача и кажется довольно простой, враг имеет привычку создавать множество неожиданных проблем…

Содержание аудиокниги:


Предисловие
Жизнь первая
Жизнь вторая
Жизнь третья
Жизнь четвертая
Жизнь пятая
Жизнь шестая
Жизнь седьмая
Жизнь восьмая
Жизнь девятая
Эпилог
Приложение № 1
Приложение № 2
Приложение № 3

Скачать Гадюкинский мост
depositfiles.com
hitfile.net

Текст книги находится ЗДЕСЬ!

Эта запись была опубликованна в рубрике Военная фантастика от автора марченко для admin. Постоянная ссылка.

au-books.com

Читать онлайн книгу «Гадюкинский мост» бесплатно — Страница 1

Ростислав Марченко

Гадюкинский мост

…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…

«The Defence of Duffer’s Drift»Капитан Э. Д. Суинтон, D.S.O., R.E.,в будущем генерал-майор сэр Эрнест Суинтон, K.B.E., C.B., D.S.O.

Предисловие

…Война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели…

Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Как подсказывает опыт глобальных и локальных конфликтов последнего столетия, вложенные в уста молодого лейтенанта слова ветерана недавней англо-бурской войны капитана Эрнеста Данлопа Суинтона, будущего создателя британских танковых войск, министра авиации и профессора военной истории Оксфордского университета, рискуют стать бессмертными:

«…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…»

Замысел данной книги родился под впечатлением от написанной Суинтоном в 1904 году и в настоящий момент уже практически бессмертной в определенных кругах «загнивающего Запада» повести «The Defence of Duffer’s Drift», а также произведений его довольно многочисленных последователей, ни один из которых, как и сам Суинтон, в России официально не переводился.

Исходная «Оборона брода Балбесов», структурно представляющая собой сборник из шести новелл-«снов», посвященных вариантам решения, казалось бы, простенькой тактической задачи по обороне английским пехотным взводом речного брода от окрестных бурских партизан, настолько великолепно осветила в тексте парадигму «Уставы пишутся кровью» и важность подготовки младшего офицерского состава к самостоятельному ведению боевых действий, что уже практически сотню лет периодически переиздается и по факту является обязательной к изучению в военных учебных заведениях англоязычных государств.

Вторым источником вдохновения автора стала модная среди современных писателей тема альтернативной истории с нашими современниками, массами проваливающимися сквозь время в годы Великой Отечественной войны. Герои этих произведений в лучшем случае учат военному ремеслу Георгия Константиновича Жукова, в худшем же, толкаясь локтями под напевы Высоцкого на заляпанном фронтовой грязью зеленом ковре, раскрывают глаза товарищу Сталину на гений конструкции РПГ-7 или, как вариант, – на командирскую башенку Т-34 и 7,62-миллиметровый автоматный патрон образца 1943 года, пытаясь пролезть в советники.

На чем основана уверенность в интеллектуальном, профессиональном и морально-волевом превосходстве немногих внуков над многочисленными дедами, как правило, решительно непонятно. Убежденность авторов в невероятном уровне владения воинскими специальностями нашими современниками, которым даже в спецназе служить не обязательно – страйкбола вполне достаточно, не может не поражать. Если исходить из таких текстов, только современных страйкболистов и не хватало предкам для воспрепятствования появлению немецких мотоциклистов в Химках и разведотряда на бронемашинах у Астраханской железной дороги.

Понятно, в жизни все было гораздо, гораздо страшнее. Первый период Великой Отечественной войны – это картина, в буквальном смысле написанная кровью и именно советских воинов в основном. Дешевая мазня, изображающая не пойми кем сильнейшего в российской истории врага, военная машина которого в буквальном смысле слова, перемалывая все встреченное, через полгода войны дошла до Москвы, а через год и до линии Архангельск – Астрахань, является неприкрытым оскорблением как для тех, в чьих костях в приволжских степях завязли гусеницы немецких танков, так и для тех, кто, сменив погибших, закончил войну в Берлине.

Чванство, шапкозакидательство и заочные победы никогда никого ни к чему хорошему не приводили. История вообще и военная в частности помогает изучать прошлые ошибки, чтобы избегать их в будущем. И уж чего-чего, а поражений армий, уверенных в собственном превосходстве и даже реально им обладавших, военная история знает более чем предостаточно.

Для победы недостаточно иметь совершенную технику, амуницию и вооружение. В руках и под боевым управлением неквалифицированного личного состава всё перечисленное неизбежно превращается в груды чужих трофеев, мусора и металлолома. Если, конечно, «посчастливится» столкнуться с более-менее серьезным противником. Причем даже разница в десятки лет технического развития оказывается аргументом далеко не во всех случаях. Играет она только в руках и головах людей, которые способны реализовать имеющиеся у них преимущества. Последнее блестяще подтверждается украинским конфликтом, где ВСУ на настоящий момент смотрятся сущим близнецом Красной Армии если не советско-финской войны, то Великой Отечественной периода 1941–1942 годов точно. Причем, надо сказать, воюя с противником, весьма широко использующим вооружение как раз данных лет выпуска.

С мотивацией автору пора заканчивать, пришло время перейти к делу.

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Окончив знаменитое училище и уже приобретя опыт в ходе службы в строю, он уверен как в своих силах, так и в своих людях, что до, что после их переноса.

Пусть в его парашютно-десантном взводе с приданным пулеметно-гранатометным отделением и личным составом взвода обеспечения всего лишь 33 человека, однако у него есть автоматы АК-74М с оптическими прицелами и подствольными гранатометами ГП-25, пулеметы ПКП и гранатометы бойцов, три БМД-4М с полным боекомплектом, БТР-Д, несущий крупнокалиберный пулемет «Корд» и автоматический гранатомет АГС-17, а также полный горючего автомобиль-наливник и три набитых боеприпасами КамАЗа-43501 в тылу.

Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.

На попирание своими ботинками зеленого ковра в кремлевской прихожей в ближайшей перспективе он не рассчитывает, однако планы действий по данному варианту нет-нет, но появляются в его мыслях. Проект речи о перспективности промежуточного патрона и эффективности РПГ-7 периодически возникает как бы сам собой. Где Советский Союз возьмет приличные объемы гексогена на снаряжение противотанковых гранат и пьезоэлектрические взрыватели для них же, он пока не знает, но надеется, что сталинские конструкторы что-нибудь придумают.

На первый взгляд стоящие перед Александром задачи кажутся довольно простыми, однако враг имеет привычку создавать множество проблем, касательно которых читатель с быстрым и острым умом, несомненно, сможет все понять о складывающейся ситуации задолго до первого выстрела.

Жизнь первая

…Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем заключения по сходству, нельзя получить и путем всяких вычислений. Знание положения противника можно получить только от людей…

Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Известные события, доказавшие населению самой большой на земном шаре страны, что не одними счетами безликими жив ее президент, умножившие ее территорию и население, а также приведшие к невиданному росту патриотизма в государстве, не оставили служивых в стороне от их последствий.

Некие сопредельные государства с некоторых пор ощутимо заволновались, вполне явно задавшись вопросом, а правильно ли был выбран вектор их внутренней политики после обретения независимости и не слишком смело, с их стороны, столько лет дразнить северного соседа, чувствуя себя у бога за пазухой. Градус переживаний не прошел и мимо их покровителей, которые за свой имидж, как оказалось, переживали не меньше, в результате чего на территории сопредельных государств появилась бронетехника старших братьев по военному договору.

Последнее не могло пройти мимо располагающихся на данном стратегическом направлении соединений Российской армии, результатом чего стало повышение уровня боеготовности и вывод на усиление пограничников дежурных подразделений, а также клацание с потенциальными противниками затворами через границу. Это по мере усложнения политической обстановки потребовало все большего и большего вовлечения войсковых подразделений.

Я бы с удовольствием отказался от сопровождения колонны с продуктами, боеприпасами и горючим до пункта временной дислокации выдвинутой на прикрытие госграницы батальонной тактической группы нашего полка, будь такая возможность. Однако наш командир полка, любящий потренировать личный состав в условиях, приближенных к боевым, не оставил мне другого выбора.

Согласно поставленной им лично боевой задачи, я со своим взводом и приданным ему пулеметно-гранатометным отделением должен был сопроводить колонну до пункта временной дислокации БТГ и после чего убыть на погранзаставу «Широкино» для усиления тамошних пограничников. Растаскивать дежурную БТГ по заставам вышестоящее командование не захотело, в итоге «Батя» получил приказ выдвинуть на усиление застав парашютно-десантную роту из пункта постоянной дислокации.

Определившись со старшим колонны, командиром взвода материального обеспечения первого батальона лейтенантом Петренко о времени выхода, я получил сухой паек, оружие и боеприпасы, провел строевой смотр своего и приданного личного состава, а также убедился в готовности техники к маршу.

Несмотря на все свои волнения, я был уверен, что безупречно сумею выполнить любой приказ моего командования. Картинки горящих по линии государственной границы «Леопардов», «Абрамсов», «Мардеров», «Брэдли» и «Страйкеров», улыбающихся девушек и прикрепляющего мне на грудь Золотую Звезду человека, имя которого нельзя называть вслух, стояли перед глазами, оставалось только не упустить случая – таким образом отличиться.

* * *

Весна вступала в свои права, снег на открытых пространствах уже сошел, сверху изо всех сил грело солнце, не обращая внимания на собиравшиеся на западе тучи. Погода, несмотря на неприятный метеопрогноз, пока была идеальной, и если бы не сложная международная обстановка, можно было даже планировать выезд на пикник в ближайшие выходные, но, к сожалению, вместо пикника на эти выходные в моих планах была охрана государственной границы.

Попасть под ожидаемый дождь в ходе марша ни мне, ни тем более механикам-водителям не хотелось, и в результате наша колонна неслась со скоростью шестьдесят километров в час, распугивая встречавшиеся машины, пока я сидел на башне и наслаждался поездкой.

Достаточно быстро добравшись до нужного поворота, колонна оставила шоссе и, разбрасывая грязь проселка гусеницами и колесами, устремилась вперед, спеша доставить грузовики к пункту назначения. Помимо нежелания попасть под дождь я хотел добраться до назначенной мне заставы до темноты.

Впереди мелькнул бетонный мостик над небольшой речушкой, до расположения нашей тактической группы оставалось не более пяти километров, когда со стороны уже закрывших половину неба туч грянул гром, заставивший вздрогнуть и меня, и сидевшего в соседнем люке наводчика-оператора моей машины сержанта Никишина.

Сержант глянул на меня сквозь стекло своих шикарных американских стрелковых очков и хмыкнул:

– Как бы нам под первую в этом году грозу не попасть, товарищ лейтенант!

Ответить сержанту я не успел. Сверху грохнуло еще раз, мелькнула вспышка, и моя машина полетела куда-то в тартарары, ломая непонятно откуда взявшийся вокруг подлесок и довольно удачно попытавшись познакомить нас с Никишиным со сложностями профессии участников родео, пока не остановилась, уткнувшись мордой в здоровенное дерево. Случившаяся остановка оказалась безусловно удачной – сруби БМД эту березу, дерево имело все шансы обрушиться прямо на наши головы. Шум двигателей за спиной заглушался грохотом матерщины.

Первую вполне логичную идею вылезти из люка и настучать по голове не справившемуся с управлением механику-водителю, впрочем, пришлось оставить практически сразу же, как она возникла. Причиной послужил тот же Никишин, с неописуемым изумлением на исцарапанной физиономии поднявший с брони оборванную березовую ветку с восхитительными светло-зелеными листьями на ней, точно такими же, какие осыпали броню БМД вокруг меня и украшали ветки окружающих машину деревьев.

После того, как я почувствовал, что волосы поднимают шлемофон, пришел черед материться уже мне – вокруг нашей колонны, несомненно, стояло лето. Новый взрыв обесценной лексики за спиной подсказывал, что подчиненные увидели то же самое.

В течение следующего получаса ситуация прояснилась. Колонна появилась из ниоткуда в подлеске параллельно идущему вдоль берёзовой рощи проселку и остановилась, выломав по инерции полтораста метров биомассы. Повреждения при перебросе у техники отсутствовали, за исключением разбитого веткой у бензовоза лобового стекла, личный состав отделался царапинами и испугом.

Версия о попадалове в прошлое, параллельное измерение или на другую планету оказалась принятой личным составом абсолютно единодушно и в большинстве своем независимо друг от друга – внезапное перемещение из грязной весны в жаркое лето с температурой вокруг за двадцать градусов как-то не оставляло других вариантов. Как, впрочем, и смена времени суток – с вечера на раннее утро, судя по высоте солнца.

Если смотреть по окружающей растительности, занесло нас примерно на те же широты, с которых мы отчалили, следы на дороге о техническом развитии нового мира много информации не приносили, а приемники Глонасс/GPS боевых машин спутников, естественно, не видели.

Десятки прочитанных книг в жанре «наши там» и по «альтернативной истории» проносились в моей голове, пока я вместе с лейтенантом Петренко, командирами отделений и прочим авторитетным личным составом оценивал имеющиеся у нас ресурсы и прикидывал план будущих действий.

Медведеобразный заместитель командира взвода – командир первого отделения гвардии старший сержант Бугаев, выслушав молодежь, выступал за крайнюю осторожность в дальнейших действиях:

– Провалились куда-то – это понятно без разговоров, на большее у нас информации-то и нету. Дорогу я смотрел, там ничего ясного. Земля сухая, все утоптано, никаких следов не видно. Черта поймешь, что по данной дороге ездит, телеги или автотранспорт. Я предлагаю заховаться где-то в лесу, выслать разведчиков, местных каких-нибудь прихватить и допросить, короче выяснить, куда нас занесло, потом будем решать, что нам делать.

В логичности данным доводам отказать было нельзя, сержанты шумно соглашались со старшим товарищем, я тоже согласно кивнул, один командир взвода материального обеспечения лепил из себя статую скептицизма.

– Всё этого логично, товарищ старший сержант, но ты забыл о маленьких нюансах.

Бугаев поморщился замечанию. Петренко продолжил:

– До этого леса надо сначала доехать. В березняке, куда нас занесло, не отсидимся, он просматривается насквозь, просекой, что мы прорубили, по-любому кто-то заинтересуется, так что по твоему варианту нам нужно сваливать в глухую пущу – чем дальше от больших дорог, тем лучше. А где она находится – мы не знаем. И разделяться я бы не хотел. Так что не надо ломаться, выезжаем на трассу и пилим к ближайшему населенному пункту, выясняем у местных, куда нас занесло и где-что вокруг находится, и только потом решаем, что делать. Прятаться в лесу или сдаваться участковому. Если вокруг нас даже хреновое государство – в лесу мы не отсидимся, понимать должен.

Тыловика тут же поддержал командир третьего парашютно-десантного отделения Владислав Егоров, любитель почитать, с высшим историческим образованием в загашнике:

– Петрович, ты всё правильно сказал, но нас действительно не прямо посреди тайги выбросило. Я думаю, действительно стоит двинуть по дороге и выяснить, куда нас занесло, а потом решим, что делать. Если параллельный мир – это одно дело, прошлое – другое, уровень развития вокруг нас – третье. Если мы в средневековье в стране со слабой верховной властью, вместо леса можно и замок какого-нибудь феодала для отсидки захватить, от… дубасим соседей – люди к нам потянутся, в этом случае можно действовать с позиции силы. В сильном государстве даже в средневековье осторожнее надо, однако наше оружие и знания и тут много стоят. А вот если в недавнее прошлое на пару-тройку сотен лет или уровень, ему соответствующий, занесло, тут только договариваться об условиях сдачи на милость государства надо. Или из него сваливать. На вояк, которых на нас в России уже при Иване Грозном могли натравить, у нас патронов тупо не хватит.

– Пожалуй, соглашусь, сержант. – Я как командир, власть которого пока не оспаривалась, попытался оставить за собой последнее слово. – Так и поступим. Выезжаем на дорогу, находим ближайший населённый пункт и выясняем, куда мы попали. Дальнейшие действия планируем по ситуации. Тем не менее, в связи с особыми обстоятельствами объявляю уровень боевой готовности подразделения – максимальный. Мало ли, очаровательную блондинку в бронелифчике от голодного дракона спасти понадобится, рыцарь какой на нас с копьем набросится или лазером с орбиты лупанут. Без команды огня не открывать, однако при нападении или по поступлению приказа, чтобы никаких колебаний не было. Своих вокруг нас нет. Все свои в наших машинах сидят! Поэтому, взвод, слушай боевой приказ! В течение следующего часа командирам отделений и тебе, товарищ гвардии лейтенант, составить список всего наличного имущества – правного и неисправного. Петрович, бери за задницу нашего хакера, пусть составит полный список личного состава с их позывными, и двух человек выставишь в охранение со стороны рощи. Егоров, Севастьянов, с вас по парному посту вверх и вниз на дороге. При появлении аборигенов – задержать и привести ко мне. Неспровоцированного насилия не допускать, вести себя как подобает российским десантникам. В случае нападения вести себя по ситуации, желательно без крови, но это как получится. Оружие зарядить, поставить на предохранитель, быть готовым к его применению. Экипажам и свободному личному составу отделений осмотреть и заправить машины, подготовить их к дальнейшему маршу. Пожалуй, всё. Новые вводные после получения свежих данных. Вопросы, замечания есть?

– Имеются, – включился один из водителей ВМО, выглядевший лет на сорок сухой, жилистый старшина в донельзя выцветшей от многочисленных стирок старой «флоре». – По этой местности раньше тут ездил кто? Я не раз ездил и расскажу, что местность вокруг нас одной и той же будет. Только растительности сейчас вокруг поболее наросло. Те холмы на горизонте одни и те же, чуть дальше проедем – речушка должна быть.

– Сергеич, это точно? Не ошибаешься? – Петренко заинтересовало мнение подчинённого. Впрочем, на его слова все тоже сделали стойку. Оставшиеся водители ВМО уверенности старшины не разделяли, однако возражений всё же не последовало.

– На память не жалуюсь. Да проедем чуть дальше, на речушке оно всем ясно станет, ошибся или нет. Уж её-то все были должны запомнить.

– Понятно. – Я тоже был в раздумьях. – Но это ничего не меняет, прошлое, будущее или параллельный мир, действия у нас будут одинаковы. Выясним, куда попали – прикинем дальнейшие варианты. Пока же выполняем назначенные действия. Вперёд!

Личный состав образовавшейся тактической группы приступил к выполнению приказа. Я кивнул Петренко отойти в сторону, в последовавшей ранее суете у нас не нашлось времени переброситься парой слов тет-а-тет.

– Иван, надеюсь, помогать, а не мешать друг другу будем? Стоит начать между собою грызться, бойцы сразу на первый план полезут. Сейчас за нами одна привычка, государства за спиной теперь нет. Тут и кровью запросто может кончиться, если в бардак какой-нибудь попали, и людей не удержим.

– Не дрейфь, Саня. Я на главенство не претендую, мы из разных батальонов, твои бойцы меня даже не знают. А коли с ними начнутся проблемы, обращайся, помогу, чем смогу. Водилы у меня адекватные, друг друга хорошо понимаем, они тоже помогут, коли кому-нибудь из твоих сопляков мозги вправить понадобится, не сомневайся. Командуй, лейтенант. Но право высказать тебе свое мнение я за собой сохраняю, и обещай мне его внимательно выслушать. Мысли сержантов и бойцов поадекватнее тоже на ус мотай. Судьба у нас общая, ситуация сложная, одной твоей головы на всех не хватит, понимаешь?

– Значит, договорились.

Мы с Иваном пожали друг другу руки и разошлись по своим делам.

На данный момент в моем распоряжении находились:

– три недавно полученные БМД-4М[1] моего взвода, вооруженные 100- и 30-миллиметровыми пушками и пулеметом ПКТ, с полным штатным боекомплектом, включая противотанковые управляемые ракеты в каждой;

– старенький, но находившийся в неплохом техническом состоянии БТР-Д гранатометчиков;

– двадцать семь бойцов, шесть из них из состава приданного мне пулеметно-гранатометного отделения;

– четыре водителя и командир взвода материального обеспечения, которые как бойцы мной не рассматривались;

– три загруженных сухим пайком и боеприпасами бортовых КамАЗа-43501 и доверху залитая дизельным топливом автоцистерна, обеспечивавшие в обозримом будущем практически все наши основные нужды;

– автоматический гранатомет АГС-17 с боекомплектом;

– крупнокалиберный пулемет «Корд» с пехотным станком, также с боеприпасами в лентах и цинках;

– два гранатомета РПГ-7Д; первый в укладке бронетранспортера ПГО[2] с нишами машины, заполненными сумками с девятью кумулятивными и двенадцатью осколочными и термобарическими гранатами к нему, второй (мой взводный) в укладке БМД № 442 Бугаева;

– двенадцать реактивных противотанковых гранат РПГ-26 в парашютно-десантных отделениях;

– три пулемета ПКП с тремя снаряженными лентами «сотками» к каждому и тремя ящиками с боеприпасами к ним в машинах: двумя с ЛПС[3] и одним с бронебойно-трассирующими;

– двадцать девять автоматов АК-74М, десять из которых с оптическими прицелами 9П29 «Тюльпан». Личный состав ПДО и гранатометчики в своих разгрузочных жилетах 6Ш112 имели по восемь полных магазинов к ним. Дополнительно к этому, так же как к пулеметам, в боевых машинах хранились три ящика с патронами 7Н10, по одному ящику на каждую;

– три подствольных гранатомета ГП-25, по десять выстрелов к каждому;

– тридцать восемь современных осколочных оборонительных гранат РГО и столько же наступательных РГН у бойцов;

– средства связи в виде девяти радиостанций Р-187П1 «Азарт»;

– и наконец, мой ПЯ с двумя обоймами, дабы я мог с максимальными удобствами расстрелять струсившего при виде «Абрамса» бойца либо с таким же комфортом застрелиться.

КамАЗы Ивана, набитые боеприпасами и горючим дополнительно к наличному в боевых машинах, были в нашей ситуации неоценимым ресурсом, который следовало в максимальной степени беречь, куда бы нас ни занесло, однако сам он и его подчиненные моих бойцов усилить сильно не могли. Несмотря на то, что все водители были вооружены автоматами и хранили в кабинах бронежилеты и каски, к автоматам у них имелось всего лишь по два магазина на ствол, сам лейтенант был вооружен пистолетом и о СИБ[4], естественно, не позаботился. Слегка сглаживали ситуацию разве что две новенькие переносные радиостанции Р-187П1 «Азарт», точно такие же, как у меня, моих командиров отделений и командиров пулеметного и гранатометного расчетов.

Полной номенклатуры боеприпасов в грузовиках, к сожалению, не было. Отсутствовали выстрелы к РПГ, ВОГи к подствольникам и ручные гранаты, которые первый батальон, не прекращавший процесса боевой подготовки, даже выдвинувшись к границе, видимо, не расходовал или имел достаточный тому запас заранее.

Изменять своё решение за время приведения подразделений в порядок оснований не нашлось, в результате чего, выбравшись на дорогу, колонна двинулась вперед, навстречу своей судьбе.

* * *

Подозрения о формате переноса, как и говорил старшина, оформились уже через несколько минут, при виде деревянного мостика через маленькую речушку, когда кто-то сзади загудел и по рации на связь вышел Петренко:

– Верба Десять – Топору Десять. Слова старшины Чибисова подтверждаю, местность та же, изменения незначительны.

Так как подозрения оформились в уверенность, я сверился с картой и воспользовался правом выбора маршрута. В результате, когда спереди слева мелькнул хорошо знакомый холм с не менее хорошо знакомой церковью на нем, буквально с ходу оказался выявлен примерный период провала – судя по отсутствию крестов и общему затрапезному виду храма, нашей несчастной группе посчастливилось навестить период правления Иосифа Виссарионовича. При Хрущёве и Брежневе, по моему предположению, движение на дорогах все же было более оживлённым, а сама церковь, серьезно пострадав от артиллерийского огня в войну, куполов до развала колхозов и передачи храма епархии с последующей реставрацией вовсе не имела. Любимая женщина ни разу не упускала случая вытащить меня к себе на малую родину, в село Коровино, и похвастаться как восстановленным там храмом, так и прочими достопримечательностями. Открытым оставался только вопрос провала в «параллельный мир», а не прошлое.

К географии и периоду я привязался, осталось только уточнить дату, что и произошло достаточно быстро. Колонна свернула на Коровино, и когда впереди появился целехонький помещичий дом с огороженным садом, уроки краеведения любимой сами по себе всплыли в памяти.

Данную усадьбу, превращенную немцами в опорный пункт, стерли с лица земли в 1944 году в ходе боев на линии «Пантера», однако от этого она не перестала быть проклятым местом. В июле 1941 года немцы захватили в ней полевой госпиталь, раненые которого позже почти целиком вымерли от голода и ран в организованном тут же лагере военнопленных. После войны останки погибших в плену бойцов были торжественно перезахоронены, и над братской могилой взяла шефство восстановленная на остатках старого фундамента Коровинская средняя школа, в музей которой меня тоже водили – потенциальная тёща была в данной школе завучем. Далее нужно было только поймать парочку аборигенов на улицах, чтобы выяснить, в мирное или военное время мы попали, и строить планы исходя из открывшихся обстоятельств. По закону бутерброда, на «колхозные тридцатые» я, впрочем, сильно не надеялся.

1 2 3 4 5


www.litlib.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *