Англосаксонские королевства Британии — Все монархии мира

Прибытие Хенгиста и Хорсы в Британию. Гравюра Ричарда Ферстегана

Великое переселение народов, начавшееся в IV веке нашей эры, коснулось и племён, живших на территории современной Германии, в низовьях Эльбы и Везера. Некоторая их часть пересекла Северное море и высадилась на восточном побережье Британии, которая тогда являлась провинцией Римской империи. Римляне позволили пришельцам поселиться на побережье и дали им статус лаэтов, или федератов, союзных варварских племён, которые могли жить в приграничных районах империи, защищая её от набегов других варваров. К 410 году римская администрация полностью покинула Британию. На месте бывшей римской провинции образовались многочисленные кельтские королевства. Однако большинство из них оказались нежизнеспособными. Лишившись военной мощи Рима, кельты оказались под угрозой нашествия пиктов, воинственного и дикого племени с севера острова. Согласно преданию, осознав неспособность самостоятельно справиться с пиктской угрозой, около 446-449 года верховный король бриттов Вортигерн призвал на помощь германцев. Беда Достопочтенный упоминает о трёх германских племенах, прибывших в Британию: ютах, саксах и англах. Однако помимо них в Британию прибывали и другие народы, в частности, франки и фризы. Первоначально иноземцам были выделены земли в Кенте, для чего Вортигерн даже смирился с необходимостью изгнания оттуда коренного населения. Но вскоре в Британию из-за моря хлынул такой мощный поток переселенцев, что бритты сами пожалели о принятом ранее решении. Прибрежных земель германцам стало явно не хватать, и они стали постепенно продвигаться вглубь острова, повернув оружие против пригласивших их бриттов. К 450 году юты Хенгист и Хорса изгнали кельтов из Кента. Часть саксов продвинулись по Темзе далеко вглубь острова. Восточные англы активно завоёвывали Кайр-Вент и Линний. Лишь англы Бринейха и Деиура вели себя относительно мирно.

К концу V века юты создали на юго-востоке острова королевство Кент, а англы – королевство Линдисваре, или Линдси, на востоке, на территории кельтского Линния. Кроме того, они начали вытеснять коренное население из Кайр-Вента и укреплять свои позиции на севере, в Бринейхе и Деиуре. Западные и южные саксы заселили южное побережье, долину Темзы и даже продвинулись на запад к холмам Чилтерн. Срединные саксы начали селиться на территории Кайр-Колуна. К этому времени бритты поняли, что им противостоит сильный и умелый в военном отношении противник. В конце V века произошли первые крупные вооружённые столкновения между бриттами и саксами. Некоторые из них, как, например, сражение у горы Бадон около 495 года, описаны в средневековой литературе как битвы легендарного короля Артура.

Потерпев поражение при Бадоне, саксы ненадолго ослабили натиск на запад. Но с воцарением Кердика, вождя гевиссеев, около 519 года их мощь снова начала расти. Они постепенно захватили долину Темзы и холмы Чилтерн. В это же время на севере активизировались англы. В 547 году они захватили власть в Бринейхе, а через несколько лет в Эврауке, основав там королевства Берницию и Дейру. Из Дейры, Линдси, Норфолка и Саффолка они стали продвигаться на юго-запад, очевидно, намереваясь соединиться с чилтернскими саксами.

Около 550 года западные саксы нарушили долгий мир, тянувшийся со времён поражения при Бадоне. Они стали интенсивно наступать на запад. Захватив Уилтсет, в 552 году саксы разгромили Кайр-Гвиннтгуик. Теперь им была полностью открыта равнина Сэйлсбери. Воспользовавшись ситуацией, саксы быстро окружили Кайр-Келемион и усилили своё влияние в Чилтернсете.

На юго-востоке ещё сохраняло независимость кельтское королевство Кинвидион, но его территория была сильно уменьшена наседавшими срединными англами. В Мидлендсе усилилось племя иклингов, начавших подчинять себе соседей-англов. Королевство иклингов стало зародышем будущей Мерсии.

На севере англы уже вовсю хозяйничали в Берниции (бывшем кельтсокм Бринейхе), а около 559 года захватили власть в Дейре и начали наступление на остальной Эвраук.

В конце VI века восточные англы объединились под властью единого короля. Иклинги распространили своё влияние на значительную часть Мидлендса, создав там королевство Мерсию. В это же время к северу от Хамбера англы Берниции и Дейры быстро завоевали Эвраук (около 580 года), Пик (около 590 года) и Дунотинг (около 595 года) В Пик переселились саксонские племена, известные как Пексет. Однако окружённый со всех сторон Элмет и, особенно, Регед ещё продолжали сопротивляться.

Западные саксы продолжали захватывать новые земли. Около 577 года они завоевали три бриттских королевства: Кайр-Бадан, Кайр-Глоуи и Кайр-Кери. На захваченные земли переселились саксы Хвикке, образовав там своё королевство. Тем временем западные саксы начали войну против Думнонии, которая была полностью изолирована в Корнуолле от остальных кельтских земель. В том же состоянии находились Кинвидион и Кайр-Келемион. Восточные саксы также завершили своё объединение в единое королевство.

В первой половине VII века началась консолидация англов Дейры и Берниции. Продолжая расширять границы своих владений, они захватили Элмет, кельтский анклав посреди своих земель, и победили могущественный Регед. От него уцелела лишь небольшая часть близ границы с Галвиделом. Ближе к середине VII века англы захватили Гододин.

В Мидлендсе иклинги интенсивно расширяли сферу своего влияния. Там же начался процесс их интеграции с саксами Пексета. Земли иклингов граничили на западе с землями кельтов, а потому назывались Маркой, то есть Приграничьем. Отсюда произошло название их королевства – Мерсия. Около 630 года мерсийцы захватили Калхвинед (Кинвидион), кельтское королевство на востоке Мидлендса.

На юге саксы расправились с Кайр-Келемионом, последним островком кельтской независимости на юго-востоке Британии, и понемногу начали оттеснять бриттов из Думнонии к крайней оконечности Корнуолла. В частности, около 611 года был захвачен Сомерсет. Восточные саксы подчинили себе срединных саксов, включая тех, кто жил в области Сутер-ге (Суррей) к югу от Темзы.

Первая половина VII века также была ознаменована распространением христианства среди англосаксов, которые до того времени, по большей части, оставались верны своим германским богам. В 597 году в Британию по распоряжению папы Григория Великого прибыл священник Августин. Там он встретился с Этельбертом Кентским, который был женат на христианке Берте, дочери франкского короля Хариберта. Одним из условий брака было разрешение Берте свободно поклоняться Христу. Заинтересовавшись новой верой после бесед с Августином, Этельберт в 601 году решил креститься. Новая религия очень быстро распространилась среди англосаксов. Пенда Мерсийский, умерший в 655 году, был последним англосаксонским королём-язычником.

Во второй половине VII века англосаксы захватили последние кельтские анклавы, а потому их главные усилия стали направлены на расширение своих владений на запад. В первую очередь, это касалось западных саксов. В течение нескольких десятилетий были они захватили Сомерсет, Дорсет и Девон, оттеснив думнонийцев на крайний юго-запад Британии.

В это же время Уэссекс захватил Суррей, но потерял Чилтернсет, завоёванный Мерсией.

На севере Нортумбрия и Мерсия вели борьбу за влияние среди англов. Положение Нортумбрии усугублялось необходимостью воевать на два фронта – кроме мерсийцев им ещё угрожали пикты с севера. В союзе с Пенгверном Мерсии удалось одержать победу и захватить часть бывшего Элмета. Однако вскоре Пенгверн пал под натиском саксов. С его гибелью англосаксонское завоевание Британии фактически завершилось.

К началу VIII века на территории Британии образовалось семь сравнительно больших англосаксонских королевств, так называемая Гептархия ("Семицарствие"), в которую входили Нортумбрия, Мерсия, Восточная Англия, Уэссекс, Эссекс, Сассекс и Кент. Однако термин "Гептархия" не совсем корректен, поскольку в то время ещё существовали более мелкие королевства, такие как Хвикке, Линдси, Магонсет и другие, находившиеся в вассальной зависимости от более крупных. На юге доминировал Уэссекс, в центральной части – Мерсия, а на севере – Нортумбрия. Под властью кельтов остались Корнуолл, Стратклайд и Уэльс, где несколько княжеств вели междоусобную борьбу, а потому не представляли для англосаксов никакой опасности. Между англосаксонскими королевствами начала разворачиваться борьба за первенство. Самый влиятельный из королей носил титул

бретвальды. Если наиболее сильным государством в начале VII века был Кент, то к его середине могущество перешло к Восточной Англии и Берниции, которая впоследствии объединилась с Дейрой в королевство Нортумбрию. Однако постоянные войны с пиктами и Мерсией очень скоро привели к её упадку.

VIII век можно с полным правом назвать Веком Мерсийского Превосходства. Короля Мерсии Оффу некоторые историки даже рассматривают как первого короля Англии, равного по положению Карлу Великому. К концу его правления мерсийцы захватили Эргинг, Хвикке, Сассекс, Кент, земли восточных англов и срединных саксов. Короли Эссекса и Уэссекса признали себя вассалами Оффы.

Междоусобицы, начавшиеся в Мерсии после смерти Оффы в 796 году, резко ослабили её позиции, и пальму первенства в англосаксонском мире перехватили короли Уэссекса. Они подчинили себе Сассекс, Эссекс и Кент. К середине IX века все земли англосаксов или вошли в состав Уэссекса или управлялись через зависимых государей.

Объединению англосаксов способствовало нашествие норвежских и датских викингов, начавшееся в 793 году. Постепенно те покорили Нортумбрию, Мерсию и Восточную Англию, образовав на их землях королевства Йорвик и Данелаг. Новая опасность подтолкнула англосаксов к скорейшему объединению, а крах основных конкурентов, Мерсии и Нортумбрии, позволил Уэссексу объединить под своей властью оставшиеся земли. Это произошло при Альфреде Великом в 871-899 годах. В 878 году Альфреду удалось заключить мир с викингами. По Чиппенхэмскому соглашению Англия была разделена на две части: северо-восток принадлежал викингам, а юго-запад – англосаксам.

В 918 году Эдуард Старший разбил датчанина Гутрума II и захватил Данелаг. В 924 году к власти в Уэссексе пришёл Этельстан, внук Альфреда. Приняв присягу последних независимых англосаксонских королей и некоторых кельтских правителей в 927 году, он стал первым монархом единого государства, получившего название Англия, то есть "Земля англов".

Память о традиционных королевствах сохранялась в Англии ещё достаточно долго, на ней основано административно-территориальное деление на графства (эрлства, ширы). Остатки автономии регионов были упразднены лишь после нормандского завоевания Англии.

Бретвальды

Титул "бретвальда" (brytenwalda, bretanwealda) в переводе обозначает "повелитель Британии". Он использовался авторами "Англосаксонской хроники" по отношению к Эгберту Уэссекскому и некоторым наиболее могущественным королям V - VII веков. Неизвестно, употреблялся ли этот титул самими королями или их современниками. Единственным источником, который мог бы подтвердить использование этого титула, является "Церковная история народа англов" Беды Достопочтенного. Но этот труд написан на латыни, и Беда указанных королей называет титулом imperium. Списки из "Хроники" и "Истории" совпадают, за исключением Эгберта, который правил уже после смерти Беды. Очевидно, автор более поздней хроники заимствовал список Беды, чтобы показать более раннее использование титула верховного правителя. Любопытно отметить, что в обоих списках отсутствуют могущественные короли Мерсии, правившие в VIII веке. Это, очевидно, объясняется тем, что и южане-составители "Хроники", и северянин Беда представляли королевства, которые были политическими противниками Мерсии, а потому старались всячески принизить значение тамошних королей. Таким образом, не исключено, что титул "бретвальда" является изобретением составителей "Англосаксонской хроники", пытавшихся отразить в своём труде процесс объединения англосаксонских государств.

www.allmonarchs.net

Конец Англосаксонского королевства. История Великобритании

Конец Англосаксонского королевства

Когда в 1035 г. Кнут умер, в Англии оказалось несколько возможных претендентов на престол. Династия Уэссекса была представлена младшими сыновьями Этельреда — Эдуардом и Альфредом, которые находились при нормандском дворе, а также сыном Эдмунда Железнобокого, который жил в изгнании в Венгрии. У Кнута же осталось два сына от двух жен: Харальд от Эльфги из Нортхемптона и Хардакнут от Эммы, вдовы Этельреда. Кнут желал, чтобы Хардакнут унаследовал всю его империю. Но Хардакнут задержался в Дании, а тем временем «Уитан» избрал регентом Харальда (несмотря на противодействия Эммы и Годвина), а в 1037 г. короновал его. Годом раньше принц Альфред неосмотрительно посетил Англию и умер от увечий, нанесенных ему по наущению Годвина. После смерти Харальда в 1040 г. призвали Хардакнута, но он также умер два года спустя, и датская династия пресеклась. Теперь почти все желали восстановления прежней династии Уэссекса. Королем был избран сын Этельреда Эдуард.

Эдуарду «Исповеднику» (1042–1066) было предначертано стать главным и царственным святым Англии. Его нынешний биограф, анализируя реальность, скрывающуюся за благочестивой легендой, пишет: «Он не был особенно выдающимся человеком. Но он не был и блаженным дурачком. Как и многие люди его положения и его времени, он был посредственностью». Каковы бы ни были сильные и слабые стороны Эдуарда Исповедника, ему досталось по наследству одно из самых эффективных правительств в Европе XI в. Причины обретенного им могущества отчасти восходили к вековым установлениям, отчасти вытекали из потрясений последних шестидесяти лет.

Со времен Эдгара местное управление претерпело изменения. С одной стороны, крупные графства, созданные при Кнуте, сосредоточили обширные земли и большую власть в руках нескольких человек. Теперь король оказывался лицом к лицу с чересчур могущественными подданными. С другой стороны, появились новые должностные лица, которые должны были проводить королевскую политику на местах. В правление Этельреда королевского бейлифа (reeve) в каждом из широв стали называть shire-reeve — шерифом. Он был основным королевским должностным лицом в шире, к нему переходило все больше и больше полномочий олдермена. Шериф отвечал за королевские доходы и за правосудие, но он также принадлежал к растущему слою местных танов. Он объявлял королевскую волю знати шира, принимал большое участие в текущих делах и именем короля руководил действиями против мятежных магнатов. Суды в ширах и шерифы числятся среди наиболее значительных вкладов англосаксов в систему управления более поздних времен Средневековья.

Непосредственным результатом слабости Англии было создание при Этельреде чрезвычайно эффективной системы сбора налогов. Огромные суммы, которые требовалось платить данам, надо было собирать по всей стране. Сбор gанегельда, как называли налог, был основан на старой системе обложения земли по гайдам. Между 1012 и 1051 гг. его ежегодно собирали короли — преемники Этельреда, но уже для содержания своих постоянных войск. Система налогообложения, выработанная для этой цели, легла в основу «Книги Страшного Суда»: благодаря усердию английской бюрократии начала XI в. нормандские короли продолжали собирать данегельд в течение почти столетия после Завоевания.

В этот период появился также новый тип официального документа — королевское предписание. Вероятно, предписания выпускали и Этельред, и Кнут, но наиболее ранние из сохранившихся предписаний относятся к правлению Эдуарда. По сути предписание было кратким уведомлением графа и шерифа или епископа о том, что было сделано земельное пожалование, которое следует засвидетельствовать в суде шира. Типичный образец гласил:

«Король Эдуард дружески приветствует эрла Гарольда, и его шерифа Тофи, и всех своих танов в Сомерсете. И я извещаю вас, что Альфред продал епископу Гизо землю в Луттоне мирно и спокойно: он сделал это в моем присутствии в Паррете и в присутствии моей супруги Эдит, эрла Гарольда и многих других, которые были там с нами. Мы также желаем, чтобы этот епископ держал эту землю со всем, что к ней прилагается, и владел бы ею, с сакой и сокой, так же свободно, как и любой его предшественник и как это свойственно епископам. И если что-то будет незаконно изъято оттуда, мы просим, чтобы это было возмещено. И иначе быть не должно».

Эффективность в данном случае сочеталась с новым средством подтверждения подлинности — висячей восковой печатью (оттиск штампа, который хранился у короля). В качестве документа предписание служило полезным дополнением к старым официальным хартиям, которые было несложно подделывать. Они также служили для короля способом быстро и четко довести свою волю до сведения широв. Вильгельм Завоеватель вскоре применил предписания для издания законов, и все наиболее важные типы королевских документов после Завоевания восходят к ним.

Вводя налоги или выпуская предписания, король должен был совещаться со своим секретариатом. Эдуард Исповедник, как и короли, начиная с Альфреда в конце его правления, располагал целым штатом священников во главе с главным клерком, который впоследствии превратился в средневекового канцлера. Одну из его обязанностей составляло хранение записей: есть данные, свидетельствующие о существовании очень подробных перечней земельных держаний, количества гайд и податей. Некоторые фразы у Беды позволяют предположить, что даже короли VII в. располагали достаточно точной информацией, чтобы даровать земли, указанные в определенном количестве гайд; в VIII в. документ, получивший название «Tribal Hidage», перечисляет подати, которыми облагались отдельные люди, области и народы Мерсии, а также их имена и названия. Поэтому мы можем быть уверены: у королей IX-Х вв. имелись какие-то фискальные записи, хотя невозможно сказать, насколько подробные. При Эдуарде Исповеднике в королевском секретариате хранились свитки с описаниями широв и сотен (округов) с указанием королевских владений в них, а также, возможно, названий, владельцев и стоимости отдельных маноров. Это нам известно не из самих документов (хотя несколько фрагментов сохранилось), а из «Книги Страшного Суда». Вряд ли всеобщую перепись 1086 г. можно было провести столь быстро и столь тщательно, если бы уполномоченные не сверялись с более ранними списками. Утрата государственных документов эпохи до Завоевания — трагедия, но сама осведомленность об их существовании немало говорит об администрации Эдуарда.

Если английское правительство сильно изменилось в период между правлениями Альфреда и Эдуарда Исповедника, то, разумеется, изменения претерпело и английское общество. С середины IX в. до середины XI столетия имел место значительный рост народонаселения и быстрое развитие экономики. Статистических данных до «Книги Страшного Суда» нет, но письменные, археологические и топографические источники указывают, что многие аспекты жизни более позднего английского общества выкристаллизовались именно тогда. Неудивительно, что увеличение населения сопровождалось ростом городов. К периоду Завоевания уже существовали английские города в том смысле, какой мы вкладываем в это понятие сейчас: большие скопления людей с рынками, торговцами, ремесленниками, живущими в специализированных кварталах, гильдиями и городским правом, многочисленными церквами и быстро растущими пригородами. Позднесаксонским сборникам законов известны торговые центры, или «порты» (необязательно на побережье), и крупные боро, ранг которых определялся числом чеканщиков монеты, которое им дозволялось содержать. Среди городов значились большая часть боро и многие монастырские центры, но они не ограничивались местами, которые издавна считались важными. Мы не можем даже гадать о числе местных рынков, но очень многие из тех, которые впервые появляются в XIII в., могут быть старше, чем кажется.

Сельская местность также изменилась, хотя здесь труднее проследить перемены. Топографические данные говорят о процессе формирования поселений в наиболее многолюдных областях; жители отдельно стоящих ферм собирались в деревни. В это же время агрикультура становится более сложной и более целостной, так что к 1066 г. во многих частях Англии появились «общинные поля» (сотmon fields), на которых крестьяне возделывали перемежающиеся между собой держания, причем вид сельскохозяйственной культуры, вероятно, избирался общим решением. Сейчас раннее возникновение системы полей является предметом дискуссии, но именно в X в. мы впервые можем проследить различия между зоной открытых полей (open-field) в средней части Англии и окружающими регионами, которые специализировались на пастбищах и древесине. Взаимосвязь изменений формы поселений, характера сельского хозяйства и земельных держаний во многом остается неясной, но, похоже, процесс прошел несколько стадий и начался задолго до Завоевания. Существуют также предположения, что иногда эволюция была не самопроизвольной, но являлась результатом реорганизации сверху. Крестьяне превращались в более стратифицированный и целостный слой общества, а требования землевладельцев (lords) к держателям все увеличивались.

Одной из причин было увеличение количества маноров и манориальных владетелей (lords). В XI в. большинство старых крупных поместий повсюду, за исключением наиболее отсталых регионов, распалось на единицы, совпадающие по размеру с современными церковными приходами. Население росло, возделанные земли расширялись, и отдельные составляющие прежней экстенсивной системы ведения хозяйства приобрели самостоятельное значение. От X в. сохранилось гораздо больше хартий, чем от VIII–IX столетий вместе взятых; в основном они содержат пожалования более мелких участков земли, причем миряне преобладают над духовенством. Мелкие таны превратились в класс сельских сквайров, и «Книга Страшного Суда» показывает, что в 1066 г. в Англии были сотни манориальных владетелей.

Именно в такой обстановке было основано большинство приходских церквей. Точно так же как короли и епископы основывали монастыри в VII и VIII вв., таны X–XI вв. строили приходские церкви. Существовало несколько относительно ранних частных церквей (Беда упоминает епископа, освятившего одну из них в 90-х годах VII в.), но и документы, и данные археологии указывают, что большинство из них было основано после 900 г., возможно, даже после 950 г. Пастырские обязанности, видимо, отправлялись беспорядочно: монастырские церкви медленно приходили в упадок, и все больше маноров на опекаемых ими территориях обзаводились их конкурентами — собственными церквами. Фактически церкви XI в. (и до, и после Завоевания) были собственностью местных землевладельцев, и их деятельность по необходимости отвечала не столько нуждам паствы, сколько потребностям владельцев: церкви обслуживали землевладельца, его домашних и его держателей. Мы едва ли можем говорить о какой-то организованной системе приходов, хотя материальная основа для нее была готова: вероятно, больше половины приходских церквей, существовавших к 1700 г., было основано до 1066 г.

Столь привычные черты сельского пейзажа Англии: деревни, господские дома, церкви — появились в основном в позднесаксонский период. Для архиепископа Вульфстана последние два пункта были обычными атрибутами тана; около 1010 г. он писал: «Если керл преуспеет настолько, что будет владеть полными пятью гайдами собственной земли, церковью и поварней, колоколом и укрепленными воротами, местом и должностью при королевском дворе, впредь его лучше называть таном». Упоминание об укрепленных воротах в этом знаменитом отрывке заставляет задаться вопросом, существовали ли в Англии до Завоевания замки. Один исследователь, однозначно связывающий замки с эпохой феодализма и убежденный в том, что позднесаксонскую Англию нельзя считать феодальной, доказывает, что крепостей там не было, за исключением стен боро. Но если признать хорошо укрепленный манор замком, факт наличия таких замков мало что скажет об обществе того времени — только то, что оно включало землевладельцев-аристократов высокого ранга. Данные археологических раскопок свидетельствуют о том, что укрепленные дома действительно существовали, а комплексы строений, созданных примерно в 1000–1020 гг. и обнесенных насыпями и рвами, были обнаружены в Салгрейве (Нортгемптоншир) и Голто (Линкольншир). Эти жилища показывают, что резиденции рядовых саксонских танов могли быть столь же внушительными, как и большинство замков XII — начала XIII в.

Военное дело стало более профессиональным, а вооружение вследствие этого более дорогостоящим. К концу X в. сложилась система военной службы, согласно которой с каждых пяти гайд надо было выставить одного вооруженного воина для ополчения (fyrd). Тем самым признавалось, что средний фермер отныне не должен будет отрываться от своего хозяйства, и одновременно повышался и статус воина. Согласно Вульфстану, пять гайд представляли собой минимальное владение тана, а доспехи и оружие стали еще одним признаком благородного сословия. Позднесаксонский воин в полном вооружении значил больше, чем керл, превратившийся в рядового солдата.

Ко времени Этельреда монастырская реформа уже исчерпала себя. Аббатство Бертон в Стаффордшире (1004) и аббатство Эншем в Оксфордшире (1005) были основаны последними, так как вскоре общий развал и истощение ресурсов страны положили конец щедрому покровительству и строительству. Тем не менее благочестие Эдуарда заставило его осуществить один строительный проект, наиболее амбициозный из всех, которые до тех пор предпринимались в Англии. Около 1050 г. он начал перестраивать старую монастырскую церковь в Вестминстере в собор, достойный английских монархов. В Англии архитектура захирела, зато в Нормандии последние сорок лет она развивалась с поразительным успехом: самые прекрасные из построек времен Эдгара кажутся невыразительными в сравнении с соборами монастырей Берне и Кан. Поэтому для Вестминстерского аббатства Эдуард, естественно, обратился к нормандским архитекторам, хотя, когда новый собор был построен, он отличался великолепием и новизной даже по их меркам, чем, возможно, был обязан также и английским традициям в декоративном искусстве. Есть какая-то ирония в том, что последний величественный памятник королевскому дому Уэссекса был плодом в основном нормандской культуры.

В последние годы существования Англосаксонского королевства большим влиянием обладает семейство Годвина и обостряется проблема наследования. Эдуард женился на дочери Годвина, но к началу 50-х годов XI в. стало очевидным, что у него не будет детей. Эдуард, сын Эдмунда Железнобокого, в 1057 г. вернулся из Венгрии со своим малолетним сыном, но почти сразу же умер. Маленький принц Эдгар был законным наследником, но мысль о ребенке на троне ни у кого не вызывала энтузиазма. Норвежский король Магнус, а затем и его сын Харальд Хардрада считали себя наследниками империи Кнута, включая и Англию. Похоже, ни один из кандидатов не устраивал короля Эдуарда: если он вообще собирался искать себе преемника, ему надо было делать это по ту сторону пролива. Герцогство Нормандия, где он прожил в изгнании двадцать пять лет, быстро набирало силу и развивало свою внутреннюю организацию. В 1035 г. герцогу Роберту наследовал его незаконнорожденный сын Вильгельм, которому тогда было семь лет. Мы никогда не узнаем наверняка, действительно ли Эдуард пообещал свой трон Вильгельму, но от него можно было ожидать именно такого образа действий.

Эдуард так и не простил Годвину убийство своего брата, и трения между ними достигли своего пика в 1051 г. Один из нормандских друзей Эдуарда оказался вовлеченным в уличную драку в Дувре и был убит. Эдуард приказал Годвину, эрлу Уэссекса, наказать Дувр. Годвин отказался и поднял войска против короля, который призвал на помощь эрлов Мерсии и Нортумбрии с их войсками. Столкновения удалось избежать: по словам современника, «некоторые из них решили, что будет великим безрассудством, если они вступят в битву, ибо в тех двух войсках собралась почти вся знать Англии, и они поняли, что оставили бы страну открытой вражескому вторжению». Сторонники Годвина разошлись в разные стороны, а он сам и его семья уехали в изгнание. В следующем (1052) году Эдуард увеличил число нормандцев при дворе, но в том же году Годвин вернулся с большим флотом, и королю пришлось стать более уступчивым. Архиепископ-нормандец бежал на родину, а несколько его соплеменников по требованию Годвина были высланы.

Теперь Годвин располагал всей полнотой власти, но в 1053 г. он умер. Его преемником в качестве эрла Уэссекса был его сын Гарольд, которому предстояло стать последним англосаксонским королем. Когда двумя годами позже умер эрл Нортумбрии Сивард, его графство перешло к Тостигу, брату Гарольда. Бурная деятельность Гриффидда, короля Гвинедда, позволила сыновьям Годвина занять еще более высокое положение. Гриффидд, незадолго до того добившийся верховной власти над Уэльсом, заключил союз с изгнанным наследником графства Мерсия и предпринял ряд набегов на английскую территорию, в ходе которых был разграблен и сожжен Херефорд. Гарольд и Тостиг объединенными усилиями вытеснили Гриффидда обратно в Уэльс и в 1063 г. добились его свержения и смерти. Имея за собой подобный успех, Гарольд стал влиятельной фигурой в Англии. При отсутствии законных наследников он казался очевидным претендентом на престол.

Но в 1064 г. или, возможно, в начале 1065 г. Гарольд посетил герцога Вильгельма в Нормандии. Нормандские источники гласят, что он прибыл в качестве посла Эдуарда, чтобы под клятвой подтвердить прежнее обещание передать Вильгельму корону. Это кажется возможным, и в целом маловероятно, чтобы история с клятвой была нормандским вымыслом. Существует и третье объяснение, которое попытался поведать нам один из создателей «Ковра из Байё»: Гарольд попал в руки Вильгельма в результате несчастного случая, вынужден был принести присягу и, опозоренный, вернулся к потрясенному королю Эдуарду. Какая бы из версий ни являлась истинной (а при сопоставлении нормандская все же кажется более убедительной), многие из современников верили, что на стороне Вильгельма была не только сила, но и право.

События последних двух лет развивались стремительно. В 1065 г. в Нортумбрии поднялся мятеж против Тостига. Гарольд стал посредником на переговорах, но поддержал решение местных властей: Тостиг отправился в ссылку, став отныне врагом своего брата. Пятого января 1066 г. король Эдуард умер. Чрезвычайная ситуация заставила пренебречь законностью, и «Уитан» избрал королем Гарольда. Это стало сигналом для двух его совершеннолетних соперников. Харальд Хардрада, король Норвегии, двинулся первым: летом он с помощью Тостига вторгся в Нортумбрию и занял Йорк. Гарольд, который ожидал вторжения из Нормандии, был вынужден выступить на север. Двадцать пятого сентября он встретил и разбил норвежское войско при Стамфорд-Бридже близ Йорка. Хардрада и Тостиг были убиты, а король Гарольд восстановил власть над Нортумбрией.

Тем временем флот герцога Вильгельма, который задержался из-за непогоды, 28 сентября причалил в Певенси. Гарольд поспешно отправился на Юг, но все приготовления, которые он сделал двумя месяцами раньше, оказались напрасными, а силы его войска были истощены. Четырнадцатого октября 1066 г. английское и нормандское войска встретились при Гастингсе. Войско Гарольда заняло вершину холма и окружило себя стеной из щитов. Битва продолжалась целый день, и поначалу позиции англичан казались сильными. Но постепенно они их утратили — скорее из-за недостатка дисциплины, чем сил. Похоже, часть войска Гарольда спустилась с холма, преследуя отступающих (возможно, притворно) противников, а затем оказалась отрезанной и перебитой. Мало-помалу сопротивление английского войска было сломлено; центр холма удерживали до самых сумерек, но исход сражения стал ясен, когда пал король Гарольд. Место его гибели впоследствии было отмечено высоким алтарем в построенном здесь аббатстве.

Вильгельм двинулся к Дувру, а оттуда в Кентербери, где принял капитуляцию Винчестера. Но главной его целью был Лондон, сердце английского сопротивления, возглавленного Эдгаром Этелингом. Встретив сопротивление на Лондонском мосту, Вильгельм обошел город стороной, полностью разорив его окрестности. С течением времени партия Этелинга распалась, и, когда Вильгельм достиг Беркхемстеда, английская знать во главе с самим Эдгаром вышла ему навстречу и предложила свою службу. Род Альфреда пережил вторжения данов, норвежцев и снова данов, но в конце концов его вытеснила иностранная династия.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Англосаксонские королевства в Британии и особенности процесса феодализации

Англосаксонские королевства в Британии и особенности процесса феодализации

На территории Британии, завоеванной англосаксами (эта территория и стала впоследствии собственно Англией), в период со второй половины V до начала VII в. образовалось несколько варварских англосаксонских королевств: Кент — на крайнем юго-востоке, основанный ютами; Уэссекс, Сассекс — в южной и юго-восточной части острова, основанные саксами; Восточная Англия — на востоке, Нортумбрия — на севере и Мерсия — в центре страны, основанные главным образом англами.

Некоторая часть кельтского населения Британии, избежавшая истребления, слилась с завоевателями — германцами. Так кельтский элемент вошел в этнический состав английского народа.

Складывание феодального строя в англосаксонских королевствах имело некоторые особенности. Важнейшие их них — относительная устойчивость общинных порядков, более позднее, чем у франков, возникновение аллода и сравнительно медленный ход процесса исчезновения свободного крестьянства и образования крупного феодального землевладения. Эти черты были обусловлены относительно слабой романизацией Британии, разрушительным характером англосаксонского завоевания, уничтожившего в значительной степени остатки римского влияния, и тем, что переселившиеся в Британию племена англов, саксов, ютов и фризов находились на более низком уровне социально-экономического развития, чем франки, вестготы или бургунды, заселившие Римскую Галлию. В отличие от них в завоеванных областях Британии англосаксы и юты составляли основную массу населения и развитие феодальных отношений шло здесь путем внутренней эволюции разлагающегося первобытнообщинного строя.

Из англосаксонских «правд» VI—VII вв. известно, что преобладающим занятием англосаксов в Британии было земледелие, но и животноводство играло большую роль в хозяйстве. Немалое значение имели также рыболовство, охота и лесные промыслы, а в некоторых местностях — добыча соли, железа, свинца.

Землю англосаксы пахали обычно тяжелым плугом с упряжкой в 4 и 8 волов. Иногда применялся и более легкий плуг — с одной парой волов. Значительное распространение получило двухполье. Возделывались озимая пшеница, рожь, ячмень, овес, бобы и горох. Участки пахотного поля, принадлежавшие отдельным хозяевам, располагались чересполосно и были обычно огорожены; после уборки урожая изгороди снимались и поля поступали в общее пользование всей деревни, превращаясь в общинные выгоны для скота.

Первоначально основу англосаксонского общества составляли свободные крестьяне-общинники — керлы, владевшие в пределах общины значительными участками пахотной земли, так называемой гайдой (участок земли, который можно было возделывать в течение года одним плугом с упряжкой в 4 пары волов). Это был надел большой семьи, ведшей хозяйство совместно. Каждое хозяйство имело также право на остававшиеся в пользовании всей общины луга, выпасы, пустоши, леса и т. п. До середины VII в. малая, индивидуальная семья у англосаксов еще не стала господствующей, переход от земледельческой общины к соседской не был завершен.

Земля, которой владели общинники, долгое время не превращалась в свободно отчуждаемую собственность (типа аллода). Распоряжение ею ограничивалось общинными порядками и правами всех членов родственной группы (скорее всего большой семьи). В более поздних документах такое земельное владение, основанное на обычном, общинном праве, называется «фолклендом». Фолкленд нельзя было передавать по женской линии или посторонним лицам, завещать. Ограничения в распоряжении фолклендом задерживали возникновение частной собственности на землю и рост крупного феодального землевладения в Англии. Сохранение относительно прочной общины укрепляло силы свободных крестьян в борьбе против феодального закрепощения, что также замедляло здесь процесс феодализации.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

1.2. Англосаксонские короли как полководцы.

На протяжении почти 200 лет (с конца VIII века до середины X века), Англия подвергалась разорению и опустошению, со стороны датчан и викингов. Это усложняло правление англосаксонских королей и усугубляло их положение.

Один из наиболее ярких моментов борьбы с датчанами приходится на правление англо-саксонского короля Альфреда Великого (871—900).

История правления Альфреда— это прежде всего история его борьбы с датчанами. В первый же год своего правления этот Великий король 9 раз сразился с датчанами.

Войско англосаксов состояло в ту пору из плохо вооруженных крестьян и мелких землевладельцев, которые составляли так называемый фирд — ополчение. Эти воины не были профессионалами: они отрывались для войны от своих основных сельскохозяйственных занятий. Королевские дружинники тогда были немногочисленны. Практически англосаксы не могли вести войну и добивались перемирия.

Датчане согласились на перемирие, только желая собрать силы для нового нападения. Действительно, уже через три года они пошли походом на Мерсию, изгнали ее короля на континент и посадили на престол своего ставленника. В 876 г. войско датчан из Восточной Англии направилось на Уэссекс. Король Альфред вышел им навстречу и предложил выкуп, на который датчане согласились. Они дали заложников и принесли присягу, что будут соблюдать мир. Присяга эта была быстро нарушена, возобновились грабежи и погромы. В 878 г. датчане прошли через всю южную часть острова, разбили англосаксонские отряды и положили конец существованию Уэссекского королевства. Король Альфред был вынужден бежать в Этельни, находившийся среди сомерсетских болот. Укрывшись там с небольшой дружиной, он сделал их своей опорной базой и начал партизанскую войну против завоевателей. К нему стали стекаться уцелевшие войска, и летом 878 года он сумел разбить датчан в столкновении при Эддингтоне, после чего последние пообещали покинуть Уэссекс, Англия была разделена: норманны получали Нортумбрию, Восточную Англию и восточную часть Мерсии, а также Лондон, за Альфредом оставлся весь юго-запад.15

Опираясь на провденные им мероприятия, Альфред в 880-х провел несколько удачных походов против датчан и в 886 г. Отвоевал у них Лондон.16

В 890 г. большой флот датчан (250 кораблей) вышел из Булони, пересек пролив и вошел в устье Лимена (в восточном Кенте у начала Андеридского леса). В этом же году датчанин Гастингс вошел в устье Темзы, имея 80 кораблей.

В течение года Альфред сопротивлялся новому нашествию датчан. Ему помогали в этой борьбе его сын Эдуард и зять Этельред, король Мерсии. Борьба для англосаксов была очень тяжелой: только в 897 г. им удалось прогнать Гастингса. С этого времени вплоть до самой смерти Альфреда в 900 г. военные действия не возобновлялись.17

Эдгар избегал военных конфликтов, чем заслужил прозвище Эдгар Миролюбивый (англ. Peaceable). В 970 году он уступил северную часть Нортумбрии шотландскому королю Кеннету II, что позволило на некоторое время снять напряжение между двумя враждующими народами. Но некоторые историки говорят о том что Эдгар был храбрым войном и во время своего правления провел несколько удачных экспедиций против ирландский датчан, захватил Дублин и ряд областей на севере Англии.18

Уже через два года после восшествия на престол Этельреда возобновились набеги викингов на Англию. Положение Этельреда усугублялось тем обстоятельством, что в начале своего правления он оказался вынужден подчиниться элдормену Восточной Англии Этельвину, возглавившему мятежную знать и сосредоточившему в своих руках всю государственную власть. Не способствовало организации сопротивления новой агрессии норманнов и начавшееся восстание в Уельсе. Поэтому уже первый поход скандинавских войск привел к тому, что Этельреду пришлось откупаться значительной суммой денег. В 992-994 гг. нападение скандинавов повторились, причем на побережье Англии высадились сразу две армии - датчан и норвежцев. Опять-таки только ценой значительного выкупа англосаксам удалось повернуть назад захватчиков. После 994 года наступает период некоторой стабилизации и Этельреду удается укрепить положение королевской власти. Опираясь на военно-служилую знать он успешно ведет борьбу с англосаксонскими магнатами и, усилив флот, удачно воюет с викингами на море. Кроме того стремясь создать гарантии против новых нападений скандинавов, он заключает союз с правителями герцогства Нормандия, образовавшегося в устье Сены в 911 году. Главная цель этого союза заключалась в том чтобы побудь Нормандию закрыть свои порты для короля Дании Свейна Вилобородого, который готовил вторжение в Англию. Несмотря на все принятые меры, в 1003 г. войско Свейна высадилось на английском побережье и, не встречая особого отпора, до 1010 г. оставалось на юге и востоке страны. Правление Этельреда Нерешительного закончилось тем что в 1016 году, Англия была завоевана и к власти пришел Кнут Великий сын норвежского короля Свейна Вилобородого.19

studfiles.net

Глава II. Англосаксонские королевства в V –IX вв.

Англосаксонское завоевание. Враждовавшие между собой кельтские вожди приглашали на службу дружины англов, саксов и ютов (германские племена) с континента. Такие дружины, оставшиеся на зимовку в Британии, и были первыми завоевателями.

Достоверных сведений о том, как именно началось вторжение, нет. Те известия, которые до нас дошли, очень скудны и носят полулегендарный характер. Наши источники – это сочинение Гильдаса «О разорении Британии» (около 550 г.), «История бриттов» Ненния (конец VII в.), «Церковная история англов» Беды Почтенного (731 г.) и «Англо-Саксонская хроника» (около 890 г.). Сведения первых двух источников спорны, а последние два составлены гораздо позднее происходивших событий.

Гильдас пишет: «Советники вместе с гордым королем ввели в страну яростных саксов, ненавистных богу и людям, для отпора северным племенам». Дружины прибыли на трех кораблях, затем присоединились дополнительные отряды. Все они требовали платы, грозили разорением, если им не платили, и осуществляли свои угрозы. Имен и дат Гильдас не называет.

Беда повторяет эту версию, но называет имена короля Вор-гигерна, вождей Хенгиста и Хорзы. Хенгист – ют и его дружина ютская. Действовали они, очевидно, против пиктов.

В «Истории бриттов» Ненния легенда получает дальнейшее развитие: говорится о любви Вортигерна к дочери Хенгиста и о том, что за ее руку Хенгисту был отдан Кент (449–450).

«Англо-Саксонская хроника» сообщает о высадке германских дружин в Эббсфлите, о битвах, в результате которых бритты покидают Кент и в ужасе бегут к Лондону, и в частности о битве 473 г., имевшей подобный же результат.

Таковы скудные сведения письменных источников. В сочетании с археологическими данными они позволяют сделать следующие выводы. Наиболее вероятно, что дружины ютов, обитавших на Ютландском полуострове, были приглашены на службу Вор-тигерном, который и отдал им остров Танет. Служила дружина 5–6 лет. Нанимали также саксов и англов, живших на севере Германии. Кент был очень удобен для ютов и практически почти беззащитен. Его и захватили в первую очередь. Юты селились общинами. Они же поселились и на острове Уайт. Это было начало.

Дальнейшее завоевание Британии ютами, англами и саксами приходится на вторую половину V в. Высадка дружин морских разбойников на побережье сопровождалась пожарами, истреблением всех, кто попадал в руки завоевателей, грабежами и насилиями. Кто мог, спасался бегством. Местное население было охвачено паническим ужасом и полностью деморализовано. Это делало невозможным какое-либо сопротивление завоевателям. Завоеватели были язычниками и в силу этого с особенной яростью громили богатые церкви и монастыри, дававшие прекрасную добычу. Из «Англо-Саксонской хроники» узнаем, что саксонский вождь Элла со своими сыновьями высадился в 477 г., перебил всех попавшихся ему бриттов, а остальных загнал в Андеридский лес. Затем осадил и взял Андериду (491 г.), где также всех перебил. Беда говорит об Элле как о короле всей области к югу от Хамбера. Данные археологии свидетельствуют о наличии поселений саксов в долине Темзы и Суссексе, но эти два района были отрезаны друг от друга большим лесом и жители сносились между собою по морю. Селились по течению рек, вдоль дорог избегали (опасно!). Густые поселения саксов встречались по рекам Кам, Уз, Нин. Гильдас сообщает о разоренных и разгромленных городах, брошенных затем завоевателями, так как они не представляли для них интереса, о рухнувших башнях, обвалившихся стенах, опустошенных деревнях, заброшенных полях, на которых не было ни колоса. Он пишет о том, как кельты бегут в горы и леса, как их ловят, убивают, наиболее упорных голодом вынуждают к сдаче, а потом либо убивают, либо обращают в рабство. Некоторые, спасаясь, бегут за море на континент или в Ирландию. «Огонь их (саксов) ярости лизал своим красным языком западный океан» (Ирландское море),– говорит летописец.

Завершающим событием первого этапа завоевания можно считать высадку саксонских вождей Цедрика и Кюнерика и основание ими королевства западных саксов – Уэссекса в 494 г.

Второй этап начинается с конца V в. Он ознаменовался временной консолидацией сил кельтов, которые, объединившись под властью Амвросия Аврелиана, перешли к вооруженному сопротивлению завоевателям. Считают, что Амвросий Аврелиан происходил из знатной римской семьи, был одним из немногих римлян, уцелевших в Британии в эту бурную эпоху. Он был вождем романо-бриттов. В начале VI в. Амвросий собрал бриттов и начал борьбу с завоевателями. Борьба шла с переменным успехом. Очевидно, примерно в это время произошло и массовое переселение бриттов на континент в Арморику (Бретань). Амвросий Дал ряд сражений и одержал несколько побед, из которых особенно запомнилась потомкам победа при Бэддон Хилле. Имя Амвросия Аврелиана связывают с упоминаемым Неннием Арториусом, одержавшим 12 побед над завоевателями. Вероятно, именно его имеют в виду легенды о короле Артуре, которые легли в основу позднейшего рыцарского эпоса о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

Историки не едины в оценке борьбы Амвросия и его роли. Многие считают, что его роль была преувеличена легендами. Однако бесспорным является то, что после битвы у Бэддон Хилла (516 г.) в Дорсетшире саксы в течение 50 лет не возобновляли своих атак. Неясно, какую территорию занимали в это время саксы. Одни ученые, базируясь на данных археологии о наличии англосаксонских захоронений, считают, что саксы занимали не только восток, но и центральную часть страны. Другие указывают, что места погребений не обязательно свидетельствуют о существовании поселений, а могут говорить лишь о сражениях. Есть теория, что англосаксы двигались не на север от Суссекса, а на запад от устья Темзы и, возможно, от Уоша вдоль Уза и по Икнилдской дороге. Историки считают возможным, что после битвы при Бэддон Хилле и вплоть до середины VI в. в центральных районах страны существовало смешанное население бриттов и саксов. Налицо было смешение рас и в пограничных районах.

В боях 571, 577 гг. (тогда были убиты три короля кельтов и взяты Глостер, Сайренсестер и Бат) и в 584–592 гг. в Уилтшире кельты были окончательно разгромлены. К 600 г. завоевание основной территории острова германскими дружинами англов, саксов и ютов было завершено.

Судьба римских поселений. Кельты и саксы. Историков занимают два вопроса: о судьбе римских поселений в англосаксонскую эпоху и о взаимоотношениях кельтов и саксов. Одно направление в историографии считает, что преемственности между римской и англосаксонской эпохами нет, так как римские города были разрушены и стали необитаемыми. Многие романизированные обитатели погибли или попали в рабство и были проданы в другие страны, а оставшиеся ушли на запад. Другое направление в исторической науке считает, что нет оснований говорить о гибели всех римских городов, хотя, действительно, многие из них были разрушены и обезлюдели во время первых набегов саксов и англов. Равным образом нет оснований говорить о полной гибели римской цивилизации и об исчезновении латинского языка: Гильдас опровергает это, называя латынь «нашим языком» (nostra lingua), а бриттов – cives. Григорий Великий указывал в 601 г. на Лондон и Йорк как на густонаселенные города и наиболее подходящие пункты для резиденции епископов, что прямо противоречит утверждению об их полном разрушении. Об этом же свидетельствуют и данные археологии. Таким образом, можно считать в настоящее время доказанным, что какие-то элементы римской цивилизации в Британии остались.

Если говорить о втором вопросе – о взаимоотношениях саксов и кельтского населения, то до начала XX в. господствовала теория полного истребления кельтов; в настоящее же время историки, археологи и лингвисты пришли к выводу, что значительная часть кельтского населения выжила и слилась с завоевателями. Обилие кельтских названий населенных пунктов, имен собственных, кельтские остатки в лексике, связанной с сельскохозяйственными работами (пахотой и скотоводством), с женским домашним обиходом, –все это в большей мере в диалектах западных и северных, нежели южных или восточных, доказывает, что вряд ли можно говорить о полном уничтожении кельтского элемента.

В этническом отношении кельты сохранились. Их принудили отказаться от поселений на холмах и заставили обрабатывать землю по англосаксонской системе. Англы и саксы вступали в браки с кельтскими женщинами. В завоеванных областях кельтский язык стал постепенно забываться, он сохранился лишь в отдельных элементах, влившись в общую ткань живых разговорных диалектов англосаксонского языка.

Гептархия. После 600 г., когда завоевание в основном закончилось, образовался ряд мелких англосаксонских королевств. В результате борьбы между ними сложилось семь наиболее значительных: Эссекс, Суссекс и Уэссекс – саксонские, Нортумбрия, Мерсия и Восточная Англия – королевства англов и, наконец, ютский Кент. VII–VIII вв. историки поэтому называют эпохой семикоролевья, или эпохой гептархии. Наиболее могущественными среди этих королевств оказались Нортумбрия, Мерсия и Уэссекс. Они были расположены самым выгодным образом для продолжения нападений на бриттов. Уэссекс возвысился в 60-е годы VI в., Мерсия не имеет ранней традиции, лишь от VII в. дошел список областей, с которых король Мерсии брал дань. Нортумбрия усиливается с конца VI в. в результате присоединения Дейры. В начале VII в., заключив союз с кельтским королевством Стратклайд, Нортумбрия ведет борьбу с князьями бриттов.

До конца VI в. англосаксы оставались язычниками. Раньше остальных принял христианство Кент (597) и только в 625 г.– Нортумбрия. Мерсия же долго оставалась оплотом язычества. Король Мерсии Пенда в союзе с племенами Уэльса вел упорную борьбу против гегемонии Нортумбрии. В 655 г. Пенда был разбит и убит. Нортумбрия продолжала господствовать. Только в 685 г. Нортумбрии был нанесен удар Мерсией. Но Мерсия была еще слаба, когда началось постепенное усиление Уэссекса. Король Уэссекса Ине (688–728) захватил юг Британии (Сомерсет, Суссекс, Кент) и вел войны против Мерсии. Победе Уэссекса помешали внутренние усобицы в этом королевстве. В итоге Мерсия завоевала Уэссекс и все силы обратила на покорение Нортумбрии, которая упорно сопротивлялась. Нортумбрия имела в ту пору очень большое значение как центр британского христианства и как литературный и культурный центр Европы.

Христианизация Британии. Для понимания значения Нортумбрии нужно коротко остановиться на истории христианизации Британии.

В период, предшествовавший англосаксонскому завоеванию, христианская церковь Британии имела две ветви: собственно британскую, тесно связанную с Римом, и ирландскую, в значительной мере независимую от Рима и имевшую ряд особенностей. Миссию в Ирландии возглавлял св. Патрик (ум. в 461 г.), миссию в Британии – св. Иллтуд. Патроном Уэльса был св. Давид (520–588). Иллтуд и его ученики основали первый в Британии монастырь и школу в Лланвите в конце V –начале VI в. Ирландская и британская миссии соперничали друг с другом. Посланец ирландской церкви св. Колумбан (521–597), человек королевского рода, основал на северо-западе Британии, на острове Айона, монастырь. Отсюда он начал обращение в христианство пиктов. Из монастыря на острове Айона спустя некоторое время христианство распространилось и в Нортумбрии (625). Король Нортумбрии Освальд (634–642) получил воспитание у ирландских монахов на острове Айона. Когда Освальд вернулся в Нортумбрию, с ним вместе прибыл Айдан, который затем основал монастырь в Линдисфарне. Ирландские и нортумб-рийские монахи вели борьбу с мерсийским королем-язычником Пендой. Пенда одержал победу и убил Освальда, но христианство сохранилось в Нортумбрии. В первой половине VII в. весь север Британии принадлежал к ирландской церкви, более независимой от Рима и более приспособившейся к родовым институтам кельтских, а затем и саксонских королевств.

Параллельно с этим в Британии ведет работу и римская миссия. Папа Григорий I (590–604) в 595 г. велел купить у англов мальчиков и этих рабов намеревался научить христианской вере и затем отправить в Британию. Но планы Григория изменились, и в 597 г. в Британию был послан св. Августин с братьями монастыря св. Андрея. Римская миссия Августина обосновалась на острове Танет и занялась обращением в христианство короля Этельберта и всего населения Кента. Кентербери стал центром, из которого распространялось влияние римской церкви. Вслед за Кентом были обращены Эссекс, Восточная Англия и Уэссекс. В 664 г. ирландские и римские миссионеры встретились на синоде в Уитби, чтобы ликвидировать имеющиеся расхождения (форма тонзуры, дата пасхи и др.). Эти чисто обрядовые расхождения прикрывали более серьезные разногласия, вытекавшие из своеобразия ирландского христианства. Ирландские монастыри– это группы отшельников, живущих в убогих хижинах. Земли у них было мало, так как земля – собственность рода. Приходской организации в Ирландии не было. Епископы скорее напоминали странствующих проповедников: их власть была неопределенна и держалась в значительной мере на личном моральном авторитете. Римские миссионеры того времени признавали римское право, имели развитую иерархию и систему приходов, знали феодальные отношения.

Особенно активен был на соборе римский прелат Уиль-фред, затем ставший архиепископом Йорка. Северное ирландское духовенство представлял Кутберт, аскет из Линдисфарна. Победило на соборе римское духовенство. В 668 г. из Рима был прислан для организации епископств, приходов и системы постоянного духовенства прелат Теодор.

Бенедикт Бископ (628–690) основал монастырь в Ярроу, а ученый монах этого монастыря Беда Почтенный (672–735) в свою очередь основал школы в Ярроу и Йорке. Беда Почтенный– первый английский историк, автор «Церковной истории англов»; за свою жизнь он обучил множество монахов и клириков. Ему принадлежат латинские сочинения по теологии, философии, грамматике, арифметике, астрономии, медицине. Беда знал древнегреческий, латынь и цитировал древних авторов. Он осуществил перевод Евангелия на англосаксонский язык.

Гегемония Мерсии. До середины VIII в. среди англосаксонских королевств в целом была бесспорной гегемония Мерсии, но Уэссекс вел упорную борьбу за освобождение от ее влияния. В 753 г. Уэссекс освободился от власти Мерсии. Нортумбрия также отразила натиск мерсийцев и захватила Стратклайд. Но в самой Нортумбрии в это время шли непрестанные усобицы, знать поднимала мятежи, деревни были разорены, голод и чума стали постоянными гостями этого королевства. В Уэссексе после его освобождения положение было примерно таким же.

Над средней Англией Мерсия сохранила власть. Правление в Мерсии короля Оффы (757–796) было временем подготовки к захвату всей Британии. Оффа пошел походом на Уэльс и одержал ряд побед (779), в результате которых установилась военная граница от устья реки Уай до устья реки Ди. Затем Оффа подчинил Эссекс, Суссекс, Восточную Англию и держал в повиновении Кент. Но это усиление Мерсии было временным; после смерти Оффы попытки объединить Англию были оставлены, так как Нортумбрия и Уэссекс, соперничая, мешали друг другу.

Общественный строй англосаксонских королевств. Источниками для суждения о том, что представляли собой социальные и экономические отношения англосаксонских королевств, служат прежде всего англосаксонские «Правды» (законы Кента, Уэссекса и др.). Большой интерес для характеристики общественных отношений англосаксонских королевств представляет «Сага о Беовульфе» – эпос, ядро которого возникло, очевидно, задолго До конца VII в. или, во всяком случае, не позднее конца VIII в. Сага проникнута языческим духом и отражает весьма архаичные отношения, свойственные германским племенам эпохи переселения их на Британские острова. Описание подвигов героя Беовульфа и его борьбы с чудовищем Гренделем и с драконом, описание дружины, ее пиров, обстановки, оружия – все это дает историку богатейший материал.

Германские завоеватели принесли в Британию соседскую общину– марку. На захваченной земле англы, саксы и юты ставили усадьбы, входящие в общины, которым и принадлежала земля. Земля давалась общинам при разделе ее после завоевания. Верховным распорядителем земли был король того или иного племени. Он делил и распределял землю от лица племени, за которым оставалось право собственности на землю. Король давал землю не только общинам, но и вождям, родовой знати, воинам.

Община распределяла землю для обработки между своими членами. Надел общинника – керла, человека свободного, составлял одну гайду. Величина гайды была различной в разных районах, но в среднем равнялась 48–50 гектарам. Структура англосаксонской общины была типичной структурой германской марки. Гайдовые наделы находились в наследственном пользовании общинников и не представляли собой цельных кусков земли; они состояли из многих полос, разбросанных по полям взятых под обработку конов (участков). Каждый кон делился на два или три поля (в зависимости от того, двухпольная или трехпольная система была принята в данной общине): озимое, яровое и поле под паром. В каждом поле каждого кона каждый общинник получал по одной полосе. Совокупность полос, данных общиннику, и составляла его пахотный надел. Землю пахали крестьяне тяжелым плугом, в который запрягали по две, а то и по три пары волов. Помимо пахотной земли, община имела так называемые общинные угодья: луга, пастбища, воды и леса. Они находились в совместном пользовании всех общинников.

Пахотные наделы подчинялись действию системы открытых полей, суть которой была в том, что после снятия урожая все поля становились общинным выгоном. Для того чтобы не страдали интересы общины, на всех полосах одного поля, принадлежавших разным общинникам (чересполосица), сеялось одно и то же и в одинаковые сроки (принудительный севооборот). Открытые поля, чересполосица и принудительный севооборот – это три обязательных признака общины. Так же, как и сама община, они сохранятся и после установления феодальных отношений и продержатся вплоть до эпохи первоначального накопления (XVI в.). Для VI–VIII вв. характерно равенство наделов. К концу периода этот порядок начинает нарушаться.

Если у керлов надел состоял из одной гайды, то представители родовой знати –эрлы имели поместья в сорок гайд, а королевские дружинники-гезиты (позднее тены) – не менее пяти гайд.

По англосаксонским «Правдам» за убийство человека убийца уплачивал вергельд, размеры которого соответствовали положению убитого. Система вергельдов дает представление о социальном строе англосаксонской эпохи. За убийство керла полагался вергельд в 200 шиллингов. Вергельды практически выплачивались скотом, причем за 3 шиллинга отдавали одну корову. Таким образом, за убитого керла платили 66 коров; за убийство эрла (крупного землевладельца)–400 шиллингов, а с конца VII в. уже больше –600 шиллингов; за королевского дружинника-гезита, владеющего землей, – 1200 шиллингов, а за дружинника, не владеющего землей,– 600 шиллингов. Помимо свободных крестьян-общинников англосаксонского происхождения–керлов, были крестьяне кельтского происхождения – леты, или уили. Они находились в зависимом состоянии и за них платили от 40 до 80 шиллингов. За убийство раба платили не вергельд, а штраф, который шел его господину. За убитого уиля вергельд шел господину и родовому союзу, к которому принадлежал уиль. Вергельд же за свободного делили между отцовским (2/з) и материнским (Уз) родом. Поскольку родовые связи во время завоевания оказались нарушенными, свободные образовывали союзы (гильдии) для совместной защиты. Члены гильдии в случае убийства собрата выступали как обвинители.

Основная масса крестьян –это свободные керлы. Они работали на общинных наделах, которые находились у них в наследственном владении. На землях эрлов и гезитов работали уили, получавшие за это от господина надел для прокормления. Рабы были преимущественно дворовыми слугами.

Бокленд. В VIII в. из земли, принадлежащей племени (фолькленд), король начинает делать пожалования своим дружинникам. Эти пожалования оформляются грамотами, и пожалованная земля именуется боклендом. Первоначально по грамоте жаловались судебные и финансовые права над населением определенной территории, а затем к владельцу грамоты переходила и сама земля.

И с населения фолькленда, и с владельцев бокленда король требовал несения трех повинностей: военной, повинности чинить мосты и дороги и службы по поддержанию укрепленных пунктов.

Государственный строй. Дела общины (хозяйственные, административные, судебные определенных категорий) решались на сельском сходе. Административным лицом был староста.

Несколько общин объединялись в округа, называвшиеся сотнями. Дела сотни решались на народном собрании сотни, на котором главную роль играли (с IX в.) 12 старших тенов –наиболее почтенных и богатых представителей общин, входивших в эту сотню. Несколько сотен объединялись в графства, зачастую бывшие прежде самостоятельными королевствами, а затем утратившие свою независимость. Дела графства решались на народном собрании графства – фолькмоте. Особое значение имела судебная функция такого собрания. Графство возглавлял элдор-мен. Несколько графств составляли королевство. Во главе королевства стояли король и магнаты (уитаны), по временам собиравшиеся на совет уитанов (мудрых) – уитенагемот. Положение короля в начале VI в. было немногим выше положения эрла или военного вождя; даже вергельд за его убийство немногим превышал вергельд за убийство эрла. Но затем вергельд за короля повышается. В Мерсии в VII–VIII вв. он достигает 7200 шиллингов, а позднее за убийство короля уже полагается смертная казнь, что бесспорно свидетельствует о повышении статуса короля.

Все свободные саксы были воинами: они имели оружие и обязаны были служить в ополчении, которое называлось фир-дом. Фирд играл очень большую роль даже на фоне постепенного возрастания роли королевских дружинников.

Королевские доходы были, по существу, доходами частного земельного магната. Только позднее к этим доходам прибавились «датские деньги» (налог для уплаты выкупа датчанам). Из семи англосаксонских королей в эпоху гептархии один король считался старшим и носил титул бретвальда. У бретвальда были значительные поместья в подчиненных (младших) королевствах; он также имел право получать дары от младших королей.

Жилища и одежда. Жили саксы в бревенчатых домах. Прямоугольный двор с хозяйственными постройками и дом были окружены бревенчатым палисадом. Центр дома – холл. В холле–очаг, около которого место хозяйки. Вдоль стен скамьи. Иногда стоял стол, а чаще на время трапезы вносили козлы и на них клали доски; по окончании трапезы их уносили. На небольшом возвышении во главе стола сидел хозяин дома. По бревенчатым стенам было развешано оружие и щиты. Такова была усадьба и эрла, и дружинника, и простого керла. Различие было только в размерах усадьбы, в количестве слуг, чаще всего рабов, в большем или меньшем богатстве утвари и оружия.

Иначе жило зависимое население кельтского происхождения. Их дома были слеплены из глины, крыты соломой или тростником, не имели окон.

Одежда сакса – туника, куртка, штаны, плащ. Иногда на изображениях того времени можно видеть людей и с голыми ногами. Женщины носили длинные рубашку, платье и плащ. Оружие – мечи, копья, лук со стрелами. Изображения одежды и оружия мы находим на рельефах, которыми украшены дошедшие до нас шкатулки, на миниатюрах старинных рукописей, на каменных крестах. Эти огромные каменные кресты, покрытые резьбой и руническими надписями, встречаются на севере и в других районах Англии до сего времени; самые древние датируются VII в.

Норманны. С конца VIII в. на Британские острова начали совершать набеги даны – собственно датчане и норвежцы. Тех и других обычно называют норманнами. На англосаксонские королевства нападали в основном датчане, а на Ирландию и Шотландию –норвежцы. В 793 г. датчане разрушили монастырь в Линдисфарне. Монастырь этот славился как центр благочестия и учености. Его монахи были известны далеко за пределами Британии. Великолепные образцы рукописного искусства прославили Линдисфарнский монастырь. Особенно большой известностью пользуется уцелевшее Линдисфарнское евангелие с изумительными по тонкости работы и краскам миниатюрами и орнаментом.

После смерти короля Оффы (796) набеги датчан участились. Они колонизовали Шетландские и Фаррерские острова, которые очень скоро стали их базой. Датчане в основном искали в своих набегах богатую добычу, а наиболее богатой была в те времена Ирландия. Поэтому именно она стала в начале IX в. основным объектом нападений этих морских разбойников. Когда же Ирландия перестала давать добычу, норманны направились на юг Франции, а в 30-х годах IX в. начали совершать набеги и на Англию. Набеги сопровождались пожарами и убийствами. Норманны грабили нещадно города, монастыри и села, захватывали в плен людей, обращая их в рабство. Повсеместно они восстанавливали языческую веру и истребляли христианское духовенство. Весть о приближении норманнов вызывала панику, жители, бросая все, спасались бегством.

В Мерсии в это время шли жестокие усобицы. В Уэссексе же установилась твердая власть Экберта (825–839). До 825 г. о нем сохранилось мало сведений. В 825 г. Экберт начал борьбу сМер-сией и, одержав победу при Элландуне, отобрал у Мерсии весь южный берег Темзы. Вскоре против Мерсии подняла восстание Восточная Англия, и могущество Мерсии пошатнулось. В 829 г. Мерсия покорилась Экберту, рассчитывая на связь с континентом через кентские порты и Лондон. Экберт еще раньше присоединил к своим владениям Кент. Может быть, в победе Уэс-секса сыграла роль и реорганизация ополчения (фирда). Всего же вероятнее, что Мерсия подчинилась Уэссексу, рассчитывая, что найдет в лице Экберта сильную власть, которая сможет дать отпор датским набегам.

В 30-х годах IX в. норманны активизировались и в 836 г. даже прогнали Экберта с поля боя при Гармоуте. Экберту все же удалось нанести норманнам поражение на следующий год при Хенгистдуне, но его преемнику королю Уэссекса Этель-вульфу пришлось вести отчаянную борьбу, отбивая нападения норманнов. В 842 г. норманны устроили «большую резню» в Лондоне и Рочестере. Лондон был сожжен. Франкский хронист пишет, что норманны оставили в Лондоне только те дома, которые заплатили выкуп. В 850–851 гг. большая армия датчан перезимовала в Англии, на острове Танет. На следующий год король Уэссекса Этельвульф одержал победу над ними в битве при Аклее. До 866 г. было относительно спокойно, если не считать двух рейдов норманнов –в 854 и 860 гг. Но в 866 г. (началось вторжение в сентябре 865 г.) «великая армия язычников пришла в землю англов» и осталась на зиму в Восточной Англии. На этот раз норманны были на конях. Они заключили с королем Восточной Англии мир, а осенью 866 г. двинулись дальше. Это нашествие норманнов имело не меньшее значение, чем последующее датское завоевание X в. В 866 г. норманны пошли на север к Йорку. В Нортумбрии они- быстро одержали победу, так как там шли усобицы. «Армия совершала набеги и повсюду было кровопролитие и горе. Они разрушали церкви и монастыри огнем и мечом. Уходя, оставляли голые стены без крыш». Завоеватели опустошили Дейру и пограничные области с Берницией.

В 867 г. под ударами датчан окончательно пала Нортумбрия, в 868 г. они напали на Мерсию. Король Этельред пошел навстречу датчанам и заключил с ними мир. После этого датчане отправились на Восточную Англию и покорили ее. Короля Эдмунда они убили стрелами, а их предводитель Гутрум занял его престол. Мерсия стала платить дань и признала верховенство завоевателей. В этих условиях королевству Уэссекс надо было вести борьбу уже не за власть, а за существование.

Успехи датчан зависели от многих причин: это и усобицы между англосаксонскими королевствами, и внутренние неурядицы в этих королевствах и, наконец, чисто военное превосходство датчан, выражавшееся в том, что у них было лучше оружие. В Скандинавии было много железа и завоеватели имели в изобилии боевые топоры, длинные мечи, железные шлемы, щиты, кольчуги. Они приплывали к берегам Британии на длинных многовесельных судах, вмещавших до ста человек. По суше они передвигались на конях, которых привозили с собой. Захватывая определенную территорию, они сразу же строили на ней форты, окруженные частоколом.

У англов и саксов основным оружием были дротики. Мечи у них были более короткие, а латы кожаные. Флот англосаксов был ничтожен по сравнению с флотом датчан.

Таким образом, к концу 60-х годов IX в. значительная часть англосаксонской территории уже была в руках завоевателей и само существование такого королевства, как Уэссекс, оказалось под угрозой.

studfiles.net

Англосаксонский период Википедия

Реконструкция шлема погребённого в Саттон-Ху короля Восточной Англии (ок. 625 г.)

Англосаксонский период — эпоха в истории Великобритании, начавшаяся в V веке с высадки на Британских островах отрядов англов, саксов и ютов и образования англосаксонских государств и завершившаяся в XI веке нормандским завоеванием страны.

Предыстория

Англия, населенная бриттами, в течение около 400 лет была римской провинцией под именем Британии. Под давлением государства гуннов и ослаблением Римской империи легионы римлян в начале V века покинули Британию, а на острова стали переселяться германские племена саксов и англов, вытесняемые с материка гуннами. В 449 году бритты призвали на помощь, согласно преданию, ютов под началом Хенгиста и Хорсы, которые разбили бриттов, пиктов и скоттов, а их успехи привлекли в страну новые толпы саксов, англов и ютов (см. англосаксы). Это наводнение страны саксами положило начало более чем столетней борьбе между первобытным кельтским населением и иноземными пришельцами — борьбе, из которой бритты, после упорного сопротивления, вышли порабощенными и отчасти принуждены были искать убежища в горах Уэльса и Корнуолла, где они ещё долго сохраняли свою независимость, отчасти переселились на соседний полуостров Франции, Арморику (нынешняя Бретань). Героем этой национальной борьбы кельтское сказание признает короля Артура, учредителя образцового рыцарского общества, известного под именем рыцарей Круглого стола.

Гептархия

Завоевав Англию, пришельцы составили не одно государство, а семь или восемь (см. Гептархия):

  1. Кент, со столицей Кентербери, населенный преимущественно ютами;
  2. Сассекс, или страна южных саксов;
  3. Уэссекс, или страна западных саксов, главный город Винчестер;
  4. Эссекс, или страна восточных саксов;
  5. Нортумбрия, или страна к северу от реки Хамбера;
  6. Восточная Англия, разделявшаяся на Норфолк (северный народ) и Саффолк (южный народ) и
  7. Мерсия, в болотистых местностях Линкольншира, населенная преимущественно англами.

Кроме того, на юго-западе сохранились несколько владений туземных князей, как Думнония и Кумбрия (в местности нынешнего Уэльса).

До 600 г. римско-христианская образованность делала очень мало успехов в Британии, постоянно вытесняемая германо-языческими элементами. Христианизация Англии началась в Кенте после того, как король Этельберт, женатый на Берте, дочери франкского короля Хариберта, сам принял крещение из рук св. Августина (597), сделавшегося первым архиепископом Кентерберийским. Вскоре возникли зачатки христианской литературы, достигшей высокой степени процветания в «Церковной истории народа англов» Беды Достопочтенного.

Образование Англии

Начиная с раннего IX века семь королевств гептархии стали все больше и больше подпадать под влияние Уэссекса. Короля Уэссекса Эгберта (802—839) историки иногда считают первым королём Англии. Внук Эгберта, Альфред Великий (871—899), явился освободителем и устроителем государства. Он первый из королей Уэссекса стал называть себя королём Англии.

С 793 года началось вторжение викингов, преимущественно данов. Они даже утвердились в Нортумбрии, Мерсии и Восточной Англии. Альфред, победив данов, заключил с ними Уэдморский договор, остановив их продвижение. Его сын, Эдуард Старший и внук, Этельстан, военным и дипломатическим путём расширяли свои владения, и Этельстан стал первым реальным правителем всей Англии.

Страна наслаждалась внешним миром до короля Этельреда II Неразумного (978—1016), когда датчане с ещё большею силою возобновили свои нападения. Страна впала в плачевное состояние. В провинциях графы обратили свои области в наследственные земли. Королю приходилось откупаться от датчан за большие деньги (так называемые датские деньги), которые взимались в виде поземельного налога. Тем не менее, невзирая на постоянный выкуп, громадные толпы иноземцев оставались в стране и захватывали земли в провинциях. Чтобы сразу избавиться от непрошеных гостей, Этельред решился на поступок, стоивший ему престола. Он приказал перерезать в один день всех датчан, поселившихся между англосаксами, назначив для этого 13 ноября 1002 г. (Резня в день св. Брайса). В этой всеобщей резне лишились жизни несколько тысяч датчан ; даже дети их были перебиты самым варварским образом. Но этой жестокостью Этельред навлек на себя месть датского короля Свена, который с 1003—1006 г. неоднократно являлся в Англию, опустошая одну область за другой. В 1007 г. Этельред купил мир за громадную сумму денег, но уже на следующий год Англия снова была опустошена датчанами, и в 1013 г. Свен покорил весь остров. Этельред бежал к своему шурину, герцогу Нормандскому; в 1014 г., по смерти Свена, витан вновь избрал Этельреда на трон, и он снова вернулся в Англию.

Когда Этельред умер в 1016 г., Кнуд Великий, сын Свена, завладел Англией и женился на вдове Этельреда, Эмме. Сыновья его Гарольд Заячья лапа (1035—1040) и Хардекнуд (1040—1042) умерли бездетными, и английские вельможи посадили на престол сына Этельреда и Эммы, Эдуарда Исповедника (1042—1066). Он долгое время скрывался при дворе нормандского герцога и потому оказывал особое расположение к своим нормандским друзьям, вызывая против себя неудовольствие английских вельмож. Наследство по себе он завещал нормандскому герцогу Вильгельму, и хотя преемником Эдуарда сделался граф Гарольд, Вильгельм высадился в Англии с 7-тысячным войском. 14 октября 1066 г. он разбил Гарольда близ Гастингса, и тут же на поле сражения провозгласил себя королём Англии.

Социальная структура

Крестьянство

Социальную основу англосаксонского общества составляли свободные крестьяне — керлы. До VIII века в источниках не содержится упоминаний о наличии сколь-либо значительного слоя зависимых крестьян. Основу хозяйства свободного земледельца составлял земельный надел, достаточный для поддержания жизни семьи керла (гайда). Керл обладал полной хозяйственной самостоятельностью на своём наделе, не признавая никакого господина, кроме короля. Свободные земледельцы несли ряд повинностей в пользу государства: уплата продуктовой ренты королю, личное участие в национальном ополчении — фирде, содержание мостов и замков. Англосаксонские крестьяне жили, в основном, в небольших деревнях, расположенных по берегам рек, или в отдельностоящих хуторах.

С течением времени земельные наделы керлов дробились между наследниками и в условиях разорительных походов викингов и усиления фискального давления со стороны государства (введение налога, получившего название «датские деньги») оказались недостаточными для поддержания экономической самостоятельности керлов. Это привело к переходу части свободных крестьян под покровительство англосаксонской знати и формированию первых категорий зависимого крестьянства (гениты, гебуры, котсетлы). В конце англосаксонского периода при сохранении личной свободы у большинства крестьян, они оказались в подчинённом положении, выполняя работы по обработке земель своего господина и уплачивая ему (а не королю) ренту. Тем не менее до нормандского завоевания слой свободных крестьян оставался достаточно значительным (особенно в областях датского права).

Особенностью англосаксонского общества, резко отличающей его от других сообществ германского происхождения, была относительная слабость родового начала. Хотя в «правдах» Ине Уэссекского и Этельберта I Кентского содержится упоминание того, что в случае убийства англосакса вергельд ложится на весь род убийцы, в целом даже ранние источники не содержат каких-либо характеристик рода. Родовые связи у англосаксов были значительно слабее, чем в кельтских кланах Шотландии. В англосаксонском обществе родовая принадлежность субъекта права почти полностью игнорировалась.

Служилые люди и знать

Как и у других германских народов, у англов, саксов и ютов, переселившихся в Британию, существовала прослойка знати. Первоначально это были служилые люди, выдвинувшиеся благодаря службе в королевской дружине. В VI—VIII веках слой знати в англосаксонских королевствах носил военный характер и представлял собой группу гезитов — королевских дружинников. Статус гезита подчёркивался величиной вергельда, уплачиваемого в случае его убийства, — 1200 шиллингов, то есть в шесть раз больше, чем вергельд керла[1]. В ранний период служилая знать не носила наследственного характера (за исключением Кента). Статус гезита обеспечивался не его происхождением, а близостью к королю и местом, занимаемым в королевской администрации. Обычно гезиты назначались представителями короля в различные регионы страны, где они занимались организацией исполнения законов королевства, поддержанием порядка и возглавляли местное ополчение-фирд.

Начиная с VIII века название «гезит» для определения члена военно-служилой знати англосаксонских королевств постепенно вышло из употребления. Ему на смену пришло слово «тэн». Статус тэнов позднего периода англосаксонской Британии зависел от их положения в государственной администрации и близости к сеньору. Верхушку прослойки тэнов составляли так называемые «королевские тэны», занимающие должности при дворе короля, участвовавшие в королевском суде и представляющие интересы главы государства в английских графствах. Тэны IX—XI веков сохраняли военный характер своих предшественников, гезитов, и были обязаны участвовать в военных походах короля. Более низкий социальный статус имели тэны крупных эрлов, которые имели лишь небольшие земельные владения и по благосостоянию не сильно отличались от верхушки свободного крестьянства. Большое значение имела практика сдачи тэнам в аренду части земель крупными англосаксонскими феодалами и церковью. В случае, если средств тэна не хватало для несения службы, он мог принести оммаж сеньору и, потеряв часть личной свободы, получить денежное или земельное содержание. Такой тип отношений напоминал вассально-ленные отношения классического феодализма, однако имел менее прочный характер: тэн мог разорвать оммаж и перейти на службу к другому сеньору, сеньор не имел феодальной юрисдикции над своими тэнами.

Высший слой англосаксонской знати составляли эрлы — представители титулованной наследственной аристократии, получившие от короля обширные земельные владения и право управления над несколькими графствами страны. Титул эрла был скандинавского происхождения и проник в англосаксонскую социальную систему во время правления Кнуда Великого. Эрлы пользовались достаточно широкой властью в своих землях, возглавляли региональное ополчение, председательствовали в судах графств, изымали в свою пользу часть доходов от судопроизводства и городской торговли. Власть короля ограничивалась только сохранением в графствах королевской администрации в лице шерифов, а также правом короля на созыв служилых людей эрлов в собственное войско. Наиболее самостоятельными были эрлы Нортумбрии, правящие в этой провинции фактически независимо от короля.

Города

Англосаксонская церковь (VII—VIII вв.) в Эскомбе близ Дарема.

Города в англосаксонской Британии возникли относительно поздно. До середины IX века с уверенностью можно говорить как о сложившихся городских поселениях лишь в отношении Кентербери и Рочестера, где уже возникли первые торговые гильдии. В остальных областях Англии появление системы городов относится ко времени начала скандинавских вторжений. По указанию короля Альфреда во всех частях страны стали сооружаться укрепления вокруг региональных торговых центров для защиты от набегов датчан. В регионах, оказавшихся под властью викингов, также резко ускорилось развитие городов и торговли (Йорк, «пять бургов», Норидж).

Типичный поздне-англосаксонский город являлся центром местной торговли и чеканки монет, был окружён деревянными стенами или земляным валом и разделялся на части, огороженные частоколом. Вокруг города располагались поля и луга, находящиеся в совместном владении верхушки горожан. Городские поселения сохраняли аграрный характер, однако главной движущей силой их развития стала торговля. Уже Эдуард Старший запретил торговые операции вне стен городов. Большинство городов было основано на королевских землях, однако существовали также центры, основанные крупными аристократами. В последних часть доходов (обычно, треть) изымалась не в пользу короля, а в пользу сеньора. Горожане были, в основном, лично свободными и несли обычные обязанности в пользу короля (продуктовая рента, участие в ополчении), а также выплачивали ему процент с торговых операций. В городах проживали также некоторые тэны, а также зависимые люди крупных магнатов.

Постепенно различные группы горожан сближались, в X веке начали возникать общегородские суды[2], а в XI веке сложилось особое городское право, применяемое ко всем жителям городов. Из городских судов возникли первые органы городского самоуправления — бургвитаны (др.-англ. burhwitan). Некоторые города превратились в важные центры международной торговли (Йорк, Честер, Линкольн, Норидж, порты юго-восточного побережья). Наименее развитыми были бурги юго-западной Англии, фактически неотличимые от сельских поселений. Особенностью англосаксонских городов было то, что практически в каждом из них, даже в маленьких бургах, был монетный двор и осуществлялась чеканка денег[3]. Численность населения городов была относительно небольшой: согласно современным исследованиям[4], в Йорке проживало более 8 000 жителей, в Линкольне и Норидже — 6 500, в Оксфорде — около 3 500 человек. Однако основная масса англосаксонских бургов насчитывала не более нескольких сотен жителей.

Особое место среди городов Англии занял Лондон, который по числу жителей, торговому обороту и развитию системы управления резко отличался от всех остальных городов страны. Став во время датских вторжений центром народного сопротивления, Лондон быстро приобрёл общегосударственное значение, а со временем узурпировал право избрания короля. В Лондоне была хорошо развита судебная система (общегородские собрания, окружные суды, торговый суд) и существовала особая высшая прослойка горожан из проживающих в городе тэнов. Торговые связи Лондона простирались от северной Франции до Норвегии, а немецкие и датские купцы пользовались равными правами с местным населением.

Генезис феодализма

Развитие земельных отношений

Первоначально базовую единицу земельных отношений составлял надел свободного англосакса — гайда. Уже на самых ранних этапах существования англосаксонских королевств короли предоставляли определённые земли в пользование лицам из служилой знати (гезитам). Однако права гезитов ограничивались изъятием продуктовой ренты, причитающейся согласно обычаям королю, в свою пользу и не затрагивали вещные права крестьян на их наделы. Но положение начало меняться уже в VIII веке с возникновением практики предоставления королём грамоты на передаваемые гезиту или церкви земли. Возник особый тип земельного держания, получивший название бокленд, который стал первым шагом на пути появления в Англии феодального землевладения. Жалуя земли в бокленд, король уступал не только право на сбор продуктовой ренты, но и право распоряжения этой территорией по своему усмотрению, включая дарение, продажу и передачу по наследству[5]. Практика предоставления земель в бокленд к концу англосаксонского периода получила достаточно широкое распространение, хотя продолжали существовать и земли фолкленда, на которых продолжало действовать обычное право и с которых король получал продуктовую ренту и повинности в полном объёме.

К раннему периоду англосаксонской Британии относится также практика сдачи в аренду земель, находящихся во владении гезитов и церкви, другим лицам[6]. В случае, если арендатором становился керл, он достаточно быстро оказывался в подчинённом положении по отношению к владельцу земли, что стало одним из способов формирования зависимого крестьянства и феодального хозяйства: за пользование землёй арендатор платил натуральную ренту или работал на запашке сеньора. Такие арендаторы с VIII века постепенно превращались в гебуров, утрачивая статус свободного крестьянина. Другим способом возникновения зависимого крестьянства стал переход разорившихся или малоземельных керлов под покровительство сеньора, который обеспечивал их землёй взамен на несение определённых повинностей.

К XI веку в Англии уже господствовало манориальное хозяйство, при котором обширные земли с зависимым населением находились во владении феодалов (эрлов, тэнов, церкви). Тем не менее характер феодального землевладения в англосаксонский период отличался крайним разнообразием: помимо владений с крупной барской запашкой, на которой трудились зависимые крестьяне, существовали владения, в которых власть сеньора ограничивалась взиманием продуктовой ренты (последнее было особенно характерно для областей датского права). Особый тип земельных владений представляли собой земли короля, позднее трансформировавшиеся в королевский домен нормандской Англии. Королевские владения были более благоприятны с точки зрения безопасности и налогового бремени[7] для ведения хозяйства и торговли, что способствовало возникновению на них торговых и ремесленных местечек и городов. Большое значение имели также церковное землевладение, по размеру и структуре напоминающее королевские земли. Практика пожалования в дар церковным организациям земель с освобождением их от государственных повинностей была уже широко развита в VI—VII веках. Первоначально церковь изымала лишь продуктовую ренту с крестьян, живших в её владениях, однако позднее стала активно сдавать свои территории в аренду керлам и тэнам.

Таким образом ко времени нормандского завоевания земельные отношения в англосаксонской Британии развивались по пути феодализации. Вопрос о степени генезиса феодализма к середине XI века ещё окончательно не решён, однако не вызывает сомнения, что при всём своеобразии аграрные отношения англосаксонского периода постепенно трансформировались в русле общеевропейской системы феодального права.

Возникновение частной юрисдикции

Одним из важнейших признаков феодализма являлась судебная власть сеньора над его вассалами и зависимыми крестьянами. В англосаксонской Британии первые упоминания о наличии частной юрисдикции землевладельцев относятся только к середине X века. Принадлежность судебных правомочий англосаксонской знати в более ранние периоды до сих пор вызывает споры историков[8]. Очевидно, однако, что ко времени правления Альфреда Великого идея частной юрисдикции приобрела общественное признание благодаря широкому распространению манориального землевладения и возникновению зависимых категорий крестьянства. В X веке в некоторых хартиях английских королей появляется специальный термин для обозначения перехода права юрисдикции над зависимым населением от королевских судов к суду землевладельца — «сака и сока» (англо-сакс.: sacu and socn; англ. sake and soke). «Сака» обозначала предмет спора, а «сока» — процесс передачи дела в суд сеньора, а всё вместе выражало юрисдикцию сеньориального суда по делам, вытекающим из аграрных отношений (нарушение правил землепользования, земельные споры и т. п.). Передача права «саки и соки» королями вместе с пожалованием земель тэнам и эрлам с конца X века приобрела характер государственной политики, причём было установлено, что право суда над королевскими тэнами неотчуждаемо и принадлежит исключительно королю.

Передавая право частной юрисдикции представителям землевладельческой знати, король обычно оставлял за собой право рассмотрения наиболее важных судебных дел (убийство, укрывательство преступников, нарушение королевского мира, захваты имущества). К середине XI века была выработана особая юридическая формула, описывающая сферу частной юрисдикции, позднее вошедшая в правовую систему как Англии, так и Шотландии: «sake and soke, toll and team, and infangenetheof». Упоминание этой формулы в земельных хартиях королей означало, что, помимо саки и соки, землевладелец получал право на взимание пошлин при торговых операциях зависимых крестьян (toll), право на рассмотрение дел о незаконном владении имуществом (team), а также право суда над вором, пойманным с поличным на территории, подчинённой сеньору (infangenetheof). Крупнейшие землевладельцы получали также права юрисдикции по более серьёзным правонарушениям, а зачастую под контроль местного магната или монастыря переходил суд сотни.

Административная система

Местное управление

Первой достоверно известной административной единицей англосаксонских королевств была область, занимаемая одним из племён, составлявших три главных англосаксонских народа (англов, саксов, ютов). Остатки этой системы сохранились в организации современных южноанглийских графств, возникших в VI-VII веках как provinciae или regio королевства Уэссекс (Дорсет, Сомерсет, Уилтшир и другие). Детальная структура аналогичных образований в составе Мерсии содержится в документе под названием «Tribal Hidage», составленном в начале IX века. Уже в это время древние англосаксонские «провинции» имели, прежде всего, судебные и фискальные функции, разрешая споры между соплеменниками и распределяя королевскую продуктовую подать.

По мере усложнения права и административного аппарата англосаксонских королевств появилась потребность в промежуточном административном звене между деревней и собранием «провинции». Это привело к появлению в Уэссексе сотни как административной единицы, объединяющей населённые пункты, составляющие в сумме примерно сто гайд[9]. В каждой сотне существовало собственное народное собрание, решающее споры между жителями этой области, наблюдавшее за поддержанием порядка и исполнением законов королевства и распределявшее продуктовую подать. Короли имели своих представителей в органах управления сотен — главных судей (англ. reeve). После объединения Англии под властью Уэссекса сотня как основная административная единица была введена на всей территории страны (в областях, завоёванных в X веке датчанами, она не сохранилась, её роль играл округ-уэпентейк (англ. wapentake).

Позднее сотни были объединены в ширы-графства (англо-сакс.: scir; англ. shire), причём система англосаксонских графств оказалась очень стабильной и сохранилась практически без изменений до XX века. Первые графства возникли в Уэссексе в VIII веке, а с объединением страны под властью уэссекских королей система графств была распространена на остальную территорию Англии[10]. Обычно создание системы графств относят к времени правления Эдуарда Старшего[11] (899—924). В восточных областях графства возникли из территорий, занятых каждой из армий датских викингов в X веке (Лестершир, Нортгемптоншир, Бедфордшир и другие). Уже при Этельреде II графство стало главной единицей местной администрации, аккумулирующей финансовые средства для короля, организующей набор фирда и осуществляющей исполнение королевских указов.

В конце англосаксонского периода ряд графств передавался в управление эрлу, который возглавлял местное ополчение, председательствовал в суде графства и получал треть от платежей графства, причитающихся королю. Однако роль эрла оставалась скорее политической, чем административной. Бо́льшее значение имело возникновение должности шир-герефа (позднее — шериф; англо-сакс.: scir-geref) — королевского чиновника, назначаемого в каждое графство для управления местными финансами, осуществления правосудия и поддержания порядка. К середине XI века шир-гереф стал главным королевским агентом в местном управлении. Он собирал налоги и платежи, управлял королевским имуществом на территории графства, председательствовал в судах в отсутствие эрла. Как представитель короля он обеспечивал единство страны и препятствовал образованию самостоятельных графств на территории Англии.

Центральное управление

Центральным элементом англосаксонского государства был король, правящий Божьей милостью и представляющий Бога среди своего народа. В англосаксонский период светская и духовная власть короля были неотделимы друг от друга. Король имел безусловную власть над светским населением и духовенством, ограниченную только обычным правом и каноническими прерогативами папы римского. Все властные полномочия в государстве проистекали от короля, даже эрлы, узурпировавшие в XI веке власть в регионах, являлись лишь должностными лицами короля: их назначение и смещение осуществлялось только королём, а власть была ограничена королевскими шерифами в графствах.

Хотя вся полнота власти в англосаксонской Британии принадлежала королю, эффективное использование его прерогатив было невозможно без сотрудничества с представителями знати и духовенства. В этой связи чрезвычайно важным государственным институтом был витенагемот — собрание высшего духовенства и военно-служилой знати государства, созываемое королём для обсуждения основных вопросов государственной политики. Теоретически правом и обязанностью участия в этом органе обладали все тэны, эрлы, епископы и аббаты королевства, однако представители отдалённых северных регионов обычно не приезжали на заседания витенагемота. На обсуждение могли выноситься любые вопросы (утверждение законов, установление налогов, организация обороны, ведение международных переговоров), однако особое значение витенагемот приобрёл как орган, обладающий правом избрания короля, поскольку строгий династический принцип наследования в англосаксонский период ещё не сложился. Функционирование витенагемота обеспечивало конституционный характер англосаксонской монархии.

Другие высшие органы управления в англосаксонский период находились в начальной стадии формирования: существовали королевские писари, составляющие указы и ведущие делопроизводство, а также, вероятно, лица, ответственные за поступление налогов, однако отдельные государственные органы ещё не сложились.

Кельтское и скандинавское влияние

Кельтское влияние

Завоевание англосаксами Британии привело к относительно быстрой ассимиляции бриттского населения. Свидетельством некоторого периода сосуществования двух этносов являются английские топонимы кельтского происхождения, причём их частотность увеличивается в направлении с востока на запад — по мере исторического продвижения англосаксонских переселенцев. Бриттское влияние наблюдалось также в северо-западных областях Англии. Это говорит о том, что полного уничтожения кельтского населения англосаксами не было. Однако, очевидно, бритты оказались на положении зависимого населения в англосаксонском обществе. Вероятно, упоминаемые в законах Инэ уэли (англосакс.: wealh), а также кентские литы (англосакс.: laet), по своему социальному положению близкие рабам, в значительной степени представляли кельтский элемент в ранних англосаксонских королевствах. О большой роли кельтского элемента в составе населения северо-западной Англии (Камберленд и Уэстморленд) свидетельствуют топонимы этого региона. Видимо, после падения англосаксонской Нортумбрии под ударами скандинавских викингов на эти земли переселились бритты из соседнего Стратклайда, которые позднее смешались с норвежцам и англо-саксами. Но в целом бриттское влияние на англосаксонское общество было незначительным. Фундаментальные принципы хозяйствования, социальной структуры, права и государственности у англосаксов были германского, а не кельтского происхождения.

Данелаг и скандинавское влияние

Англия в 866 г. и область датского права

После вторжений скандинавских викингов в IX веке этнический состав и социальная структура северо-восточной части Англии от Лондона до Нортумберленда полностью изменилась: здесь расселились массы датчан и норвежцев, принесшие сюда собственное право и социальные институты. После восстановления в X веке власти англосаксонских королей над этой областью её специфический скандинавский характер был сохранён, а сама она получила название Данелаг (область датского права). В Данелаге применялось собственная правовая и административно-территориальная системы скандинавского происхождения, резко отличающиеся от остальной территории страны. В социальном плане регион Данелага характеризовался полным господством свободного крестьянства и наличием особой категории земледельцев — сокменов, пользующихся личной свободой и свободой распоряжения своим наделом, но исполняющих ряд необременительных повинностей в пользу сеньора и прикреплённых в судебном плане к его юрисдикции. Правовая специфика Данелага сохранялась на протяжении бо́льшей части Средневековья и способствовала принятию в англосаксонском обществе ряда скандинавских правовых институтов, в частности суда присяжных.

В последний период существования англосаксонской монархии, при королях датской династии и, отчасти, Эдуарде Исповеднике, скандинавское влияние в Англии было особенно сильным: аристократия датского и норвежского происхождения заняла ведущие позиции при дворе и в регионах, были созданы особые элитные войска хускерлов по типу дружин королей викингов, скандинавские обычаи и традиции вошли в повседневную жизнь королевства. Это позволяет говорить о возникновении феномена англо-датского общества, в котором элементы обеих культур были тесно переплетены. Нормандское завоевание привело к дезинтеграции этого общества и замещению скандинавского влияния французским.

Примечания

  1. ↑ Промежуточное положение между гезитами и керлами занимала в Уэссексе небольшая группа потомков бриттской знати, чей вергельд составлял 600 шиллингов.
  2. ↑ Наличие городского суда в англосаксонский период ещё не стало одним из основных признаков городского поселения.
  3. ↑ Количество монетных дворов даёт примерное представление о численности населения и экономической роли каждого из городов. Так, в Лондоне было более 20 монетных дворов, в Йорке — 12, в Линкольне и Винчестере — 8-9, в Честере — 8, в Оксфорде и Кембридже — 7, в Тетфорде, Глостере и Вустере — 6 и т. д.
  4. ↑ Tait, J. The Medieval English Borough.
  5. ↑ При передаче в бокленд за королём сохранялось право набора солдат в фирд и право требования от крестьян ремонта мостов и королевских замков в данной местности.
  6. ↑ «Правда Ине». См. русский перевод Архивная копия от 29 сентября 2007 на Wayback Machine.
  7. ↑ Основная тяжесть уплаты «датских денег» легла на земли бокленда, освобождённые от уплаты продуктовой ренты королю.
  8. ↑ Практика удержания судебных штрафов в пользу представителей знати известна со времён короля Оффы.
  9. ↑ В реальности количество гайд в сотне в Южной Англии варьировалось от 20 до 150. В Средней Англии размеры сотни были более одинаковыми и действительно соответствовали 100 гайдам, что объясняется тем, что сотня в Средней Англии была введена сверху в рамках политики унификации в X веке после присоединения Мерсии к Уэссексу.
  10. ↑ В отличие от Уэссекса, в Мерсии границы графств не соответствовали историческим племенным областям.
  11. ↑ Stanton, F. Anglo-Saxon England. Oxford, 1973.

Литература

  • Гуревич А. Я. Английское крестьянство в X — начале XI вв. — Средние века. — вып. IX. — М., 1957
  • Гуревич А. Я. Мелкие вотчинники в Англии раннего средневековья / Известия АН СССР, серия истории и философии. — Т. VII. — № 6. — М., 1951
  • Мортон А. Л. История Англии. — Л., 1950
  • Мюссе Л. Варварские нашествия на Европу: Вторая волна. — СПб, 2001
  • Савело К. Ф. Раннефеодальная Англия. — Л., 1977
  • Соколова М. Н. Возникновение феодального землевладения и класса феодалов в Англии в VII—X вв. — СВ. — вып. XII. — М., 1958
  • Соколова М. Н. Поместье в Англии до нормандского завоевания. — СВ. — вып. 31 — 32. — М., 1969—1971.
  • Шор Т. У. Происхождение англо-саксонской расы = Origin of the Anglo-Saxon Race: A Study of the Settlement of England and the Tribal Origin of the Old English People. — Лондон, 1906.
  • Fisher D. F. V. Anglo-Saxon Age. London, 1983.
  • Stenton F. Anglo-Saxon England, Oxford, 1973.

Ссылки

wikiredia.ru

Англосаксонский период Википедия

Реконструкция шлема погребённого в Саттон-Ху короля Восточной Англии (ок. 625 г.)

Англосаксонский период — эпоха в истории Великобритании, начавшаяся в V веке с высадки на Британских островах отрядов англов, саксов и ютов и образования англосаксонских государств и завершившаяся в XI веке нормандским завоеванием страны.

Предыстория[ | ]

Англия, населенная бриттами, в течение около 400 лет была римской провинцией под именем Британии. Под давлением государства гуннов и ослаблением Римской империи легионы римлян в начале V века покинули Британию, а на острова стали переселяться германские племена саксов и англов, вытесняемые с материка гуннами. В 449 году бритты призвали на помощь, согласно преданию, ютов под началом Хенгиста и Хорсы, которые разбили бриттов, пиктов и скоттов, а их успехи привлекли в страну новые толпы саксов, англов и ютов (см. англосаксы). Это наводнение страны саксами положило начало более чем столетней борьбе между первобытным кельтским населением и иноземными пришельцами — борьбе, из которой бритты, после упорного сопротивления, вышли порабощенными и отчасти принуждены были искать убежища в горах Уэльса и Корнуолла, где они ещё долго сохраняли свою независимость, отчасти переселились на соседний полуостров Франции, Арморику (нынешняя Бретань). Героем этой национальной борьбы кельтское сказание признает короля Артура, учредителя образцового рыцарского общества, известного под именем рыцарей Круглого стола.

Гептархия[ | ]

Завоевав Англию, пришельцы с

ru-wiki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о