Что бомбила немецкая авиация на рассвете 22 июня 1941 года

Что бомбила немецкая авиация на рассвете 22 июня 1941 года

Я уже несколько раз писал в своих книгах о загадках действий авиации в первый день войны [63. С. 189–200; 62. С. 219–235], о том, что до сего дня неизвестно точно, какие города первыми были подвергнуты немецкой бомбардировке утром 22 июня 1941 г., о том, что из четырех городов, названных Молотовым в его выступлении по радио 22 июня (Житомир, Киев, Севастополь, Каунас), в опубликованной недавно сводке Генштаба за этот день упомянут только Каунас. А как утверждает Черчилль (по сведениям от английского агента в германском посольстве), Молотов при встрече с послом Шуленбургом в этот день сказал последнему: «Ваши самолеты бомбили сегодня 10 беззащитных деревень».

Колоссальное количество уничтоженных в этот день советских самолетов (1 200 – по официально признанным советским данным, 1 800 – по мнению отдельных исследователей) до сих пор объясняют по-разному: и отсутствием их боеготовности (разукомплектованием в связи с проведением техобслуживания), и нехваткой пилотов (при этом летный состав отправляли в увольнения и отпуска), и отсутствием горючего в баках (кое-где бензобаки оказались заполненными водой!), и даже прямым запретом сбивать немецкие самолеты.

В числе причин разгрома советской авиации в первый день войны называют также превосходство немецких самолетов по тактико-техническим характеристикам, поскольку основную массу советской авиации якобы составляли самолеты устаревших типов. Однако в последние годы стало известно, что в приграничных округах уже находилось от 1 500 до 2 000 самолетов новых типов (Як-1, ЛаГГ-3, Ил-2, Пе-2, Cу-2, но больше всего было высотных скоростных истребителей МиГ-3).

Сообщалось, что приграничные аэродромы ВВС располагались очень близко от границы – на расстоянии 8 – 30 км (кстати, это совпадает с введенной с 1939 г. 7,5-километровой зоной, в которой советским ВВС запрещалось задерживать немецкие самолеты-нарушители без предупреждения погранвойск).

Утверждалось, что первому удару подверглись 66 приграничных советских аэродромов. Впервые это число, как и число 1 200 уничтоженных на них самолетов, было названо в официальном издании «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг. Том 2» (М.: Воениздат, 1961. С. 16).

Именно слова Молотова «десять беззащитных деревень» навели меня на мысль, которую я собираюсь дальше развить. А не были ли это аэродромы, которые чаще всего называются по расположенным вблизи деревням (как, например, Внуково, Шереметьево, Быково, Тушино и т. п.)? Вполне логично, что нападение на СССР немцы начали с удара по советским аэродромам, причем в первую очередь по тем, где базировались новейшие самолеты, способные успешно противостоять массовым налетам немецкой авиации. И мне удалось обнаружить документ, который дал возможность документально подтвердить это предположение. Таким документом оказалась «Оперативная сводка Генерального Штаба Красной Армии № 01 на 10 ч 00 мин 22 июня 1941 г.»[103], подписанная начальником Генерального штаба Красной Армии генералом армии Жуковым (кстати, это первая сводка Генштаба в этой войне и единственная, подписанная лично Жуковым за пять первых дней войны, так как днем 22 июня он улетит в Киев и к вечеру приедет вместе с Хрущевым во фронтовое управление Юго-Западного фронта в Тарнополе[104]).

Я пересчитал упомянутые в ней населенные пункты, в том числе и города, подвергнутые немецкой бомбежке, их оказалось ровно 33. Эта цифра вызвала у меня подозрение – ровно в два раза меньше, чем количество аэродромов, которые немецкая авиация бомбардировала 22 июня. Такая кратность навела на мысль о том, что Жуков, а может быть, и Тимошенко решили не подставлять сразу свои головы, сообщая, что немцы подвергли атаке все 66 аэродромов, на которых имелись новые самолеты, так как Сталин сразу бы понял, что в итоге все новые самолеты уничтожены.

Есть и другой вариант появления числа 66. Известный историк М. И. Мельтюхов в 3-м издании своей книги «Упущенный шанс Сталина» [53. С. 386] сообщает, что и по немецким данным «В 3 час 15 мин[105] утра 22 июня 1941 года 637 бомбардировщиков и 231 истребитель германских ВВС (всего 868 самолетов, запомним эту цифру. – А. О.) нанесли массированный удар по 31 советскому аэродрому. Всего в этот день авиаударам подвергались 66 советских аэродромов, на которых находилось 70 % ВВС приграничных округов»[106]. Если так и есть – немецкие данные почти точно подтверждают советские (простое совпадение здесь маловероятно). Поэтому я решил свести воедино новую информацию первой сводки Генштаба с данными двух самых серьезных источников о советской авиации в первый день войны: «Группировка ВВС по состоянию на 22.06.41. Авиационные полки ВВС РККА на 22.06.41» (00000654.xls) и «Красная Армия в июне 1941 года» (статистический сборник) [37. С. 155–157].

ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ № 01

На 10 ч 00 мин 22 июня 1941 г.

В 04.00 22 июня 1941 г. немцы без всякого повода совершили налет на наши аэродромы и города и перешли границу наземными войсками.

1. Северный фронт. Противник звеном самолетов-бомбардировщиков нарушил границу и вышел в район Ленинграда и Кронштадта. В воздушном бою нашими истребителями сбито 2 самолета.

До 17 самолетов противника пытались пройти в район Выборга, но, не дойдя, повернули обратно.

В районе Куолаярви взят в плен немецкий солдат моторизованного полка 9 пд. На остальных участках фронта спокойно.

2. Северо-Западный фронт. Противник в 04.00 открыл артогонь и одновременно начал бомбить аэродромы и города Виндава, Либава, Ковно, Вильно и Шауляй[107]. В результате налета возникли пожары в Виндаве, Ковно и Вильно.

Потери: уничтожено на аэродроме Виндава 3 наших самолета, ранено 3 красноармейца и зажжен склад горючего; в 04.30 над районами Каунаса и Либавы шел воздушный бой, результаты выясняются. С 05.00 противник ведет систематические налеты группами по 8 – 20 самолетов на Поневеж, Шавли, Ковно, Рига, Виндава, результаты выясняются. Наземные войска противника перешли в наступление и наносят удары в двух направлениях: основной – из района Пиллкаллен, Сувалки, Гольдап силами трех-четырех пд и 200 танков в направлении Олита и обеспечивающий главную группировку удар – из района Тильзит на Таураге, Юрбаркас силами до трех-четырех пд с невыясненной группой танков.

В результате пограничных боев атака противника на Таураге отбита, но противнику удалось захватить Юрбаркас. Положение на направлении главной группировки противника уточняется. Противник, видимо, стремится действиями на Олита, Вильно выйти на тылы Западного фронта, обеспечивая свои действия ударом на Таураге, Шауляй.

3. Западный фронт. В 04.20 до 60 самолетов противника бомбардировали Гродно и Брест. Одновременно во всей полосе Западного фронта противник открыл артиллерийский огонь.

В 05.00 противник бомбардировал Лида, нарушив проводную связь армии.

С 05.00 противник продолжал непрерывные налеты, нанося удары группами бомбардировщиков До-17 в сопровождении истребителей Ме-109 по городам Кобрин, Гродно, Белосток, Брест, Пружаны. Основными объектами атаки являются военные городки.

В воздушных боях в районе Пружаны сбиты 1 бомбардировщик и 2 истребителя противника. Наши потери – 9 самолетов.

Сопоцкин и Новоселки горят. Наземными силами противник развивает удар из района Сувалки в направлении Голынка, Домброва и из района Соколув вдоль железной дороги на Волковыск. Наступающие силы противника уточняются. В результате боев противнику удалось овладеть Голынка и выйти в район Домброва, отбросив части 56 сд в южном направлении.

В направлении Соколув, Волковыск идут напряженные бои в районе Черемха. Своими действиями на этих двух направлениях противник, очевидно, стремится охватить северо-западную группировку фронта.

Командующий 3-й армией вводом танковой дивизии стремится ликвидировать прорыв противника на Голынка.

4. Юго-Западный фронт. В 04.20 противник начал обстрел пулеметным огнем нашей границы. С 04.30 самолеты противника ведут бомбардировку городов Любомль, Ковель, Луцк, Владимир-Волынский, Новоград-Волынский, Черновицы, Хотин и аэродромов у Черновицы, Галич, Бучач, Зубов, Адам, Куровице, Чунев, Скнилов. В результате бомбежки в Скнилов был зажжен технический склад, но пожар ликвидирован; выведено из строя на аэродроме Куровице 14 самолетов и на аэродроме Адам 16 самолетов. Нашими истребителями сбито 2 самолета противника

[108].

В 04.35 после артогня по районам Владимир-Волынский и Любомль наземные войска противника перешли границу, развивая удар в направлении Владимир-Волынский, Любомль и Крыстынополь.

В 05.20 в районе Черновицы у Карпешти противник также начал наступление.

В 06.00 в районе Радзехув выброшен парашютный десант противника неустановленной численности. В результате действия наземных войск противник занял, по непроверенным данным, Пархач и Высоцко в районе Радымно. До полка конницы противника с танками, действующими в направлении Рава-Русская, проникло к УР. В районе Черновицы противник потеснил наши пограничные заставы.

На румынском участке в воздушных боях над Кишинев и Бельцы сбито 2 самолета противника. Отдельным самолетам противника удалось прорваться на Гросулово и бомбить аэродромы

Бельцы, Болград и Болгарийка. В результате бомбежки уничтожено 5 самолетов на аэродроме Гросулово.

Наземные войска противника на фронте Липканы, Рени пытались форсировать р. Прут, но были отбиты. По непроверенным данным, противник в районе Картала высадил десант через р. Дунай.

Командующие фронтами ввели в действие план прикрытия и активными действиями подвижных войск стремятся уничтожить перешедшие границу части противника.

Противник, упредив наши войска в развертывании, вынудил части Красной Армии принять бой в процессе занятия исходного положения по плану прикрытия. Используя это преимущество, противнику удалось на отдельных направлениях достичь частного[109] успеха.

Начальник Генерального штаба Красной Армии

генерал армии ЖУКОВ

(ЦАМО. Ф. 28 (16). Оп. 1071. Д. 1. Л. 2–5. Подлинник)

Я выписал названия всех населенных пунктов, упомянутых в сводке ГШ № 01 в связи с бомбардировкой и найденную информацию о расположенных в них авиаполках.

Аэродромы в населенных пунктах, указанные в оперсводке ГШ № 01

В 16 населенных пунктах (со знаком «?» – нет сведений и знаком «+» – есть упоминания в различных воспоминаниях) по указанным источникам советских аэродромов не оказалось. На мой взгляд, это вовсе не означает, что их там и не было. Скорее всего, в данных о базировании конкретного авиаполка указан только его основной аэродром, а некоторые полки по решению своих командиров или командиров дивизий, корпусов, армий и даже округов (например, ОдВО) 20–21 июня были переведены на запасные полевые аэродромы. Из опубликованных в прессе, вышедших в виде книг, а также попавших в Интернет воспоминаний очевидцев мне стал известен еще целый ряд не указанных в первой сводке Генштаба советских приграничных аэродромов, которые на рассвете 22 июня 1941 г. подверглись атаке немецких самолетов: Зубов, Бучач, Хотин, Новоград-Волынский (отмечены знаком +), Митава, Кейданы, Заблудов, Долубово, Велицк, Колки, Киверцы, Млинов, Дубно, Станислав и др. Из этого следует, что первый удар немцы нанесли по гораздо большему числу советских аэродромов, чем указано в сводке ГШ № 01, вполне возможно, что их действительно было 66. (Хотя можно предположить, что попавшие под эти бомбардировки советские летчики, а также представители других родов войск называют первым все немецкие налеты, ставшие первыми для них в этот день.) А число 33, возможно, означает количество аэродромов, на которых базировались самолеты нового типа, атакованные в первый налет немецкой авиации.

В таблице «Авиационные полки ВВС РККА на 22.06.41», приведенной на сайте www.soldat.ru/files/f/00000654.xls, я нашел данные о количестве истребителей МиГ-3 на 22 июня 1941 г. в авиаполках ВВС КА.

Количество истребителей МиГ-3 на 22 июня 1941 г. в авиаполках ВВС КА[110]

ИТОГО: 784 МиГ-3 (из них 342 не западных округов)

+ 15 МиГ-3 (в четырех иап по 1–5 МиГ-3)

ВСЕГО: 799 МиГ-3

Оказалось, что все приграничные аэродромы, на которых имелись истребители МиГ-3, были атакованы немецкой авиацией на рассвете 22 июня 1941 г., при этом из 16 аэродромов не были подвергнуты бомбардировке лишь три аэродрома с МиГ-3, расположенные в ЛВО, и один в ОрВО.

Я подсчитал также количество других (кроме МиГ-3) самолетов новых типов в полках ВВС западных округов и результаты свел в таблицу (незначительное количество самолетов МиГ-1 включено в общее число самолетов МиГ-3).

Количество новых самолетов (без МиГ-3) 22.6.41 в авиаполках ВВС КА

Общее количество в западных приграничных округах, атакованных 22 июня 1941 г. (ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО), самолетов новых типов:

799 МиГ-3+ 44 ЛаГГ-3 + 131 Як-1+ 265 Пе-2 + 77 Ил-2 + 203 Су-2 + 121 Як-2, Як-4 = 1 640 шт.[111]

Итого 1 640 самолетов новых типов, но еще были вполне современные бомбардировщики Ил-4 и ДБ-3ф (939 шт.)[112] и СБ (1 336 шт.).

Есть сообщения о том, что в первый день было уничтожено 70 % советских самолетов новых типов. Если это так, то их число составит около 1 148 единиц, что очень близко к 1200 – количеству советских самолетов, уничтоженных в первый день войны (так может быть, это новых самолетов немцы уничтожили 1 200, а всего – 1 800?)

Подсчитывая количество МиГов в авиаполках Красной Армии 22 июня 1941 г., я заодно сосчитал, сколько было самолетов всех типов в авиаполках пяти западных приграничных округов. Оказалось, что 8 178 единиц[113]. Из них не подвергалась немецким воздушным атакам авиация только одного округа – Ленинградского, в авиаполках которого в тот день был 1 721 самолет. Значит, на аэродромах четырех остальных приграничных западных округов было 6 457 самолетов. Немецкий источник указал, что на 66 советских аэродромах, подвергшихся нападению в этот день, находилось 70 % советской авиации приграничных округов. То есть 4 520 самолетов (скорее всего, остальные самолеты рассредоточили по запасным полевым аэродромам, либо они были дальнебомбардировочными и находились достаточно далеко от границы).

Если в первый день было уничтожено 1 200 советских самолетов, потери авиации приграничных округов составили 26,5 %, если же 1 800, то – 40 %. Это были неслыханные потери.

Анализ приведенных таблиц позволяет сделать следующие выводы:

1. Все приграничные аэродромы западных советских округов, на которых находились истребители и самолеты новых типов, утром 22 июня были атакованы немцами. Из указанных выше (с. 483) 868 самолетов[114], участвовавших в первом налете (есть сведения, что и 21 июня ими было осуществлено ровно 868 самолетовылетов – шла подготовка к удару 22 июня), следует, что в среднем на каждый советский аэродром налетело 20 бомбардировщиков в сопровождении 7 истребителей. Если учесть, что по немецким сведением 22 июня 1941 г. самолеты германской ВВС совершили 2 272 самолетовылета[115], получается, что всего этими самолетами в среднем было совершено три налета.

2. Из новых самолетов в войсках вдоль западной границы оказалось больше всего МиГ-3, скорее всего из-за того, что в то время это был единственный высотный серийный истребитель, способный противостоять бомбардировщикам, состоящим на вооружении Англии[116] (самолета с подобными возможностями по высотности у Германии не было). Распределились они так: ЗОВО – 235 самолетов, ЛВО – 173, ПрибОВО – 139, КОВО – 122, ОдВО – 127 самолетов. Важная деталь – на охрану Москвы и Баку 22 июня 1941 г. не было выделено ни одного МиГ-3. Очевидно, Сталин понимал, что от Лондона до Москвы (2 485 км) с бомбовой нагрузкой (с учетом возврата) не долететь. Ни одного МиГ-3 также не было выделено и для ПВО нефтепромыслов Баку. Видимо, вождь счел, что с бомбардировщиками старых типов, летящими с английских авиабаз Ближнего Востока, прекрасно справятся И-16 и И-153 «Чайка».

3. Из этих таблиц вырисовывается замысел командования люфтваффе. Оно знало, сколько и каких самолетов выделил Советский Союз для совместной операции против Великобритании. Поскольку по договоренности со Сталиным немецкие самолеты пролетали над советской территорией в два последних предвоенных дня, осуществляя переброску своих самолетов к Ираку, и садились на приграничных советских аэродромах, то немцы точно знали, на каких аэродромах находятся МиГи и другие новые советские истребители, способные перехватить немецкие бомбардировщики. Поэтому и нанесли самый первый удар на рассвете 22 июня именно по ним[117]. С другой стороны, весьма вероятно, что первоочередное уничтожение высотных перехватчиков МиГ-3 было одним из пунктов договоренности Черчилля с Гитлером (через Гесса) о совместном нападении на СССР.

4. Оказалось, что практически на всех аэродромах советских приграничных округов в состав авиаполков примерно в равном количестве входили и новые МиГ-3, и морально устаревшие самолеты И-16, а также бипланы И-153 (серийное производство которых было начато в 1939 г.). Почему полки, получая новую технику, не переходили полностью на новые машины, непонятно, ведь это серьезно осложняло авиаснабжение и техобслуживание самолетов, приводило к нехватке пилотов и т. д. Возможно, одна из причин – большой опыт пилотирования И-16 и И-153 и отсутствие такого опыта в пилотировании МиГ-3, который к тому же гораздо сложнее в управлении.

Но, по моим предположениям, была и другая причина. Я считаю, что это было связано с подготовкой совместного с Германией удара по Англии. В 1940–1941 гг. Германия испытывала острую нехватку самолетов. Даже для войны против СССР к 22 июня 1941 г. немецкое командование выделило не более 3 600 машин (а по мнению В. А. Белоконя – 2 600) против 8 178 советских (последняя цифра получена мною в результате подсчета всех самолетов только западных округов). В тот период немецкая авиация регулярно бомбила Англию, но посты обнаружения целей английской противовоздушной обороны, оснащенные радиолокаторами, вовремя сообщали ВВС направление очередного налета противника и расстояние от его бомбардировщиков до охраняемых объектов. Это позволяло английскому командованию направлять свои самолеты точно навстречу приближающимся немецким бомбардировщикам и весьма эффективно им противостоять.

Я полагаю, что идея использования советских морально устаревших истребителей И-16 и И-153 могла состоять в том, чтобы в налете на острова в момент высадки десанта громадное количество участвующих в нем самолетов не позволило бы операторам английских РЛС отличить на своих экранах отражения от устаревших советских и от новейших немецких самолетов. А использование огромного количества таких советских истребителей на Востоке при проведении совместной операции против Британской империи было бы еще эффективнее.

Не исключено, что для обеспечения таких массированных налетов и появился секретный приказ наркома обороны С. К. Тимошенко № 0362 от 22 декабря 1940 г. «Об изменении порядка прохождения службы младшим и средним начальствующим составом ВВС Красной Армии». Этим приказом весь командный, штурманский и технический состав от авиационного звена (отряда) и ниже переводился в категорию младшего начальствующего состава, поэтому все должности в них должны были замещаться сержантами и старшинами. Из-за этого все авиационные школы и училища, выпускавшие ранее младших лейтенантов и младших воентехников, начали выпускать сержантов («сержантский период» составил полгода до начала войны и целый год во время нее).

5. 2 октября 1940 г. было принято Постановление СНК и ЦК № 1854-773сс «Об увеличении дальности истребителей и о постановке их производства на заводах». В его первом пункте было сказано: «Установить для всех внедряемых в серийное производство и проектируемых вновь одномоторных истребительных самолетов дальность 1 000 клм. на 0,9 максимальной скорости. Указанная дальность должна обеспечиваться емкостью баков, расположенных внутри самолета». (Следующий пункт постановления установил для двухмоторных истребителей дальность 2 000 км.) Такое решение могло быть принято для обеспечения переброски новых советских истребителей к берегам Ла-Манша – ведь расстояние от новой границы СССР (Литва – Латвия – Западная Белоруссия) до пролива 800–900 км (кстати, от старой границы оно составляло 1 100 – 1 200 км). Его главная цель – беспосадочная переброска новых истребителей с максимальной скоростью. (Следует отметить, что первоначальная дальность полета МиГ-3 в 700 км к 22 июня 1941 г. была доведена до 1 200 км.)

6. Существовало, по крайней мере, два варианта использования против Англии массы советских истребителей И-16 и И-153:

– во время операции «Морской лев» полет с прибрежных аэродромов или просто подходящих для взлета площадок по прямой к проливам, минимальное (до Лондона) углубление над территорией Англии, затем разворот и возвращение на исходный аэродром; цель полета – только отвлечение и максимальное забивание целями экранов английских радиолокационных станций; поскольку никаких боев пилоты этих самолетов вести не собирались, то и мастера воздушного боя не требовались;

– использование их в качестве самолетов-снарядов в беспилотном варианте (не надо забывать, что в Германии уже полным ходом шли работы по созданию самолетов-снарядов Фау-1, имевших сходную боевую задачу). Конечно же речь шла не о том, чтобы устанавливать на эти самолеты какие– либо системы наведения, можно было использовать лишь небольшое стартовое устройство, а на маршруте – обычный автопилот. Вместо пилота, пулеметов и боекомплекта могла бы загружаться взрывчатка (получалось около 300 кг). Одновременный запуск нескольких тысяч таких самолетов и их взрыв в конце полета не только полностью вывели бы из строя английскую радарную систему обнаружения, но и превратили бы такой массированный налет истребителей в гигантскую артподготовку, после которой можно было начинать высаживать морской и воздушный десант. (Следует напомнить, что в 1939–1940 гг. советская авиапромышленность произвела более 3 000 истребителей-бипланов И-153 и более 4 000 истребителей И-16.)

7. Реальность такого варианта подтверждает и то, что в СССР с середины 1930-х годов в Остехбюро (под руководством В. И. Бекаури), позже – НИИ-20, с участием завода № 379 шли работы по созданию системы радиоуправления самолетами – вначале бомбардировщиками ТБ-1, а затем ТБ-З (см. Приложение 11). Такой самолет назывался в те годы телемеханическим и управлялся по радио с самолета сопровождения. Вначале был разработан вариант подъема такого самолета пилотом, который после подъема и выведения самолета на курс, выпрыгивал из него с парашютом. Более совершенный вариант позволял осуществлять взлет без пилота, «маршрутный полет на цель и возвращение на аэродром под радиоуправлением» (так сказано в отчете о его успешных государственных испытаниях от 4.4.41 г. – см. Приложение 11). Это означает, что, как и положено самолету-снаряду в бою, он летит только в одну сторону. Известно, что кроме ТБ-З были разработаны средства радиотелемеханического управления самолетами ДБ-3Ф и СБ. Так что нельзя исключить возможность попытки сделать беспилотными самолетами-снарядами и И-16 и И-153.

8. Нельзя не напомнить и то, что во время визита Молотова в Берлин и после его окончания мировая пресса называет одной из самых важных тем состоявшихся там переговоров строительство в СССР авиазаводов, работающих и на пользу Германии (см. с. 254). Значит, вопрос использования Германией в борьбе против Британской империи авиационной мощи СССР рассматривался очень серьезно. Поэтому в состав делегации Молотова и входили два замнаркома авиапромышленности и, как будет показано ниже, почти все высшее руководство советских ВВС.

В этой связи надо отметить, что в течение месяца, предшествовавшего поездке Молотова в Берлин, и месяца после окончания переговоров Сталин принял ряд важнейших решений по авиации. Главное из них – решение ПБ № 22/94 от 5.XI.40 г. «О ВВС Красной Армии», ключевым моментом которого было создание дальнебомбардировочной авиации и увеличение к концу 1941 г. фронтовой авиации (бомбардировщиков и истребителей) до 100 авиаполков при увеличении количества ее самолетов до 22 171 (на 6 750 самолетов больше, чем было). В указанный период был также принят ряд постановлений об организации производства боевых самолетов и авиамоторов в западных районах страны – на Украине, в Белоруссии, Эстонии, Латвии и Литве (решения ПБ №№ 21/99 от 8.X.40 г., 21/240 от 18.10.40 г. и 21/372 от 28.XI.40 г.).

9. С учетом предыдущих выводов совсем по другому выглядит приезд в СССР немецкой авиационной комиссии 2 – 17 апреля 1941 г. (см. с. 361–381). Вполне возможно, что комиссия проверяла, как идет работа по выпуску двух самолетов именно для операции «Морской лев»: высотного скоростного истребителя МиГ-3 и трехместного пикирующего дневного фронтового бомбардировщика Пе-2 без гермокабин и турбокомпрессора (он разрабатывался вначале именно в таком виде).

Кстати у обоих самолетов к тому времени дальность полета была увеличена до 1 200 км, значит, они могли из ПрибОВО долететь до Англии, нанести удар, перелететь Ла-Манш и приземлиться на одном из немецких аэродромов. Не очень внятно в исторической и мемуарной литературе объясняется причина превращения дневного высотного истребителя сопровождения в пикирующий бомбардировщик. Некоторые авторы считают, что после визита наших представителей в Германию и ознакомления с гитлеровской техникой было признано, что такой истребитель не очень нужен. Не стоит также забывать, что одновременно с бомбардировщиком Пе-2 для ПВО Москвы на той же основе в годы войны выпускался тяжелый истребитель Пе-3[118]. Двухместный истребитель Пе-3 с первой советской самолетной РЛС «Гнейс -2» (главный конструктор В. В. Тихомиров) в 1942 г. стал первым советским ночным истребителем.

Весьма туманна также и цель, с которой разрабатывалась модификация «Мессершмитта» Bf-109А (в обиходе – «Феликс»), главной задачей которого считалось способность противостоять английскому истребителю «Спитфайер-V», но получилось так, что разработка его началась сразу после появления МиГ-3.

У меня есть возможность привести ряд важных цифр к теме «Первая бомбежка 22 июня 1941».

При работе с документами предвоенных решений Политбюро по авиации в РГАСПИ мною был обнаружен ряд рассекреченных документов с грифом «Особая папка», позволяющих понять стратегические планы Сталина.

Из приложения к. п. 88 (ОП) Постановления СНК, утвержденного Решением ПБ ЦК ВКП(б) № 30 от 8 апреля 1941 г. «О плане капстроительства НКО на 1941 года»:

«…7.Утвердить следующее распределение средств на строительство бензоемкостей:

ЛВО – 8 О79 т. р.

ПрибОВО – 25 121 т. р.

ЗапОВО – 8 048 т. р.

Киевский Особый военный округ – 12 991 т. р.

Одесский – 6 995 т. р.

Итого: – 150 000 т. р.

…12. Утвердить следующее распределение средств на строительство оперативных аэродромов по округам:

Ленинградский военный округ – 24 274 т. р.

Прибалтийский Особый военный округ – 23 800 т. р.

Западный Особый военный округ – 25 110 т. р.

Киевский Особый военный округ – 39 288 т. р.

Одесский военный округ – 10 637 т. р.

Итого: – 150 000 т. р.

Председатель СНК (Молотов)

Секретарь ЦК (Сталин)»

(РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Ед. хр. 33. Л. 158)

Обнаружен еще один важный документ – о распределении ГСМ между военными округами перед войной – приложение № 10 к Постановлению СНК СССР и ЦК ВКП(б) № П33/197 от 6.6.41 г. «О видах государственных материальных резервов и плане накопления этих резервов на 1941 год» (ОП):

Дислокация размещения моб. резервов горючего и смазочных материалов для НКО на 1.1. 1942 г. в тн.

(РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Ед. хр. 34. Л. 135)

Из первого документа видно, что из семнадцати советских военных округов на пять западных приграничных округов была выделена для строительства бензоемкостей треть всех ассигнованных капвложений, то есть примерно соблюдена пропорция. На строительство новых аэродромов на эти пять округов выделена большая часть (82 %) средств. И это вполне понятно: в Европе идет война. Но вот между этими пятью округами выделенная сумма была распределена довольно неожиданно, что хорошо видно из таблицы, в которую сведены мною эти новые данные. Для наглядности я рассчитал процент для каждого из пяти западных приграничных округов от общей, выделенной на все пять, суммы и указал его в скобках. Кроме того, я указываю количество немецких дивизий, выставленных против каждого из этих округов. 24 дивизии, находившиеся в резерве, в расчет не вошли.

Распределение авиаресурсов и средств между западными округами

Обращает на себя внимание тот факт, что хотя в ПрибОВО располагалось лишь 10 % авиаполков от числа всех, расположенных в западных округах, на строительство в этом округе оперативных аэродромов было выделено 20 % средств, а на строительство бензоемкостей в два раза больше – 40 %.

На мой взгляд, логично объяснить это максимальной близостью Прибалтики к Ла-Маншу, куда должны были перебрасываться советские авиаполки, намеченные для участия в Великой транспортной операции, а значит, и доставляться горючее. Кроме того, часть этого бензина должна была использоваться для заправки немецких самолетов, перебрасываемых из Восточной Пруссии через СССР на Ближний Восток во время совместной транспортной операции.

Распределение мобзапасов бензина по округам не только свидетельствует в пользу такого объяснения, но и позволяет предполагать, что основные усилия советской авиации в войне почему-то должны были быть направлены на юг, так как мобрезерв авиабензина для южного направления в 5,8 раз превышал мобрезерв ПрибОВО, в 2,8 – мобрезерв ПрибОВО и ЛВО вместе взятых и в 1,28 раза суммарный мобрезерв всех остальных западных округов.

Распределение советских авиаполков (по 10 % на северо-западе и в ПрибОВО и 60 % на юге в КОВО и ОдВО) может объясняться тем, что по договоренности между Гитлером и Сталиным основную ударную силу при высадке десанта на Британские острова должны были составлять самолеты люфтваффе, а при ударе по английским базам и при дальнейших боевых действиях на Ближнем Востоке – самолеты советских ВВС.

Если предположить, что советские авиаполки должны были располагаться пропорционально немецким силам, сосредоточенным против них на северо-западе и на юге, то в ПрибОВО по вышеуказанной причине авиаполков было в два раза меньше, а в КОВО и ОдВО в полтора раза больше, чем требовалось.

Обнаруженные документы полностью отрицают гипотезу о том, что в июне 1941 г. Сталин готовил удар по Германии, и показывают полную бездоказательность как гитлеровско-риббентроповско-геббельсовских, так и резуно-суворовско-солонинских утверждений об этом.

Оказывается, совсем в другую сторону поглядывал Иосиф Виссарионович в то время!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Что знает современный мир о 22 июня 1941 года

ВЫБОРЫ
  • укр
  • рус
  • eng

новости

  • Главные новости
  • АТО
  • Политика
  • Экономика
  • Общество
  • ЧП
  • Киев
  • Афиша
  • Культура
  • Курьезы
  • Спорт
  • Выборы-2019

аналитика

  • Политика
  • Экономика
  • Общество
  • Мир
  • ЧП
  • Армия
  • Силовики
  • Донбасс
  • Досье

видео

  • Видео за сегодня
  • Актуально
  • Политика
  • Ток-шоу «Пульс». Лучшие моменты
  • Ток-шоу «Пульс». Полные выпуски
  • Архив

  • телеканал

  • хроники 112

  • Досье

  • Пульс

09.08.2019
Пятница

112.ua

22 июня 1941 года

22 июня

22 июня 1941 года — мрачный день для нашей Родины. Началась Великая Отечественная война. Мирная жизнь была взорвана, естественный ход истории был взломан, нарушен. И наша страна, и весь мир стали развиваться совсем по-другому пути. Четыре года! Четыре года будет длиться эта тяжелая война. И будет потом 9 мая 1945 года — великая Победа.

Погаснет пламя войны, планета будет спасена от вселенского пожара. Но опустится «железный занавес», принесет беды и тревоги «холодная» война. Наступит XXI век — время новых конфликтов и потрясений, международного терроризма, горячих точек и глобальных кризисов. Однако из года в год мы вспоминаем эти две даты: 22 июня 1941 года — 9 мая 1945 года. Ключевые даты дальнейшей всемирной истории. Потому тема Великой Отечественной войны — вечная тема на все времена. Эта тема не подлежит забвению.

Хроника рокового дня

«00 часов 00 минут 22 июня — международный поезд «Москва — Берлин» беспрепятственно проследовал через Брест.
1.30 — в Брестской крепости погас свет, забарахлил водопровод.
2.00 — от станции Брест к мосту через Буг отправился грузовой эшелон в счет взаимных поставок, оговоренных в Пакте о ненападении. Прервалась связь со штабом округа: в нескольких местах были вырезаны десятки метров провода.

Война началась…

3.00 — связь восстановлена.

Командующий ВВС Западного фронта, Герой Советского Союза, генерал-майор авиации Иван Копец, узнав в 03:00 из последних донесений разведки, что в считанные минуты совершится военное нападение, приказал поднять в воздух всю авиацию и сообщил об этом в Москву. Оттуда последовал угрожающий окрик (видимо, это был Тимошенко): «Немедленно дать отбой, иначе это спровоцирует Германию на войну, и вы ответите головой». Копец был вынужден подчиниться, дал отбой, самолеты сели на аэродромы, и буквально в это время в небе появилась армада люфтваффе. Потери были ужасными. Генерал Копец не выдержал этого удара и застрелился.

Пост воздушного наблюдения, расположенный у Херсонесского маяка, в 03:07 обнаружил 4 немецких самолета, летевших на Севастополь. Командующий Черноморским флотом адмирал Филипп Октябрьский позвонил в Москву Жукову и попросил указаний. Поговорив с Тимошенко, Жуков дал разрешение встретить самолеты огнем. Пост дал сигнал тревоги, и зенитки Черноморского флота отбили налет, уничтожив 3 немецкие самолета. Попытка уничтожить корабли сорвалась, но несколько бомб упало на Севастополь.

Тысячи немецких орудий в 03:30-04:00 открыли огонь по советским пограничным заставам, по штабам, укреплениям, узлам связи. Одновременно 900 пикирующих бомбардировщиков и 200 истребителей вторглись в воздушное пространство СССР.

3.30 — первый выстрел красноармейца Александра Птушкина. Первый бой Великой Отечественной войны. Первыми при исполнении своего священного долга смертью героев пали на боевом посту начальник 1-й заставы старший лейтенант Плотников А.Г.и красноармеец А. Птушкин, есть также раненые бойцы и командиры» (В.А. Илык «Наша Победа: Военно-историческая хроника», М., 2009, с. 17).

«В 3 часа 15 мин. началась наша артиллерийская подготовка.
В 3 часа 40 мин. — первый налет наших пикирующих бомбардировщиков.

03:45-04:00 — нарком обороны Семен Тимошенко на 4-й раз дозвонился в Западный особый военный округ: «Товарищ Сталин не разрешает артиллерийский огонь по немцам». Заместитель командующего округом Иван Болдин кричал: «Как же так? Ведь наши войска вынуждены отступать. Горят города, гибнут люди», — и настаивал на немедленном вводе в дело механизированных, стрелковых частей и артиллерии. Тимошенко приказал: «Никаких мер не предпринимать, кроме разведок в глубь территории противника на 60 километров».

В 4 часа 15 мин. началась переправа через Буг передовых частей 17-й и 18-й танковых дивизий.
В 4 часа 45 мин. первые танки 18-й танковой дивизии форсировали реку…» (Из дневника генерала Г. Гудериана).

***

В 4 часа утра Германия и войска ее союзников, без объявления войны, напали на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война. Вражеской бом­бардировке подверглись Рига, Виндава, Либава, Кронштадт, Вильнюс, Гродно,  Брест, Минск, Бобруйск, Житомир, Киев, Севасто­поль и многие другие города Прибалтики, Белоруссии, Украи­ны, Молдавии и Крыма. Артиллерийский обстрел проводился почти на всем протяжении грани­цы от Балтийского моря до Карпат. В 5-6 часов утра немецкие войска перешли государственную границу СССР. Началась Великая Отечественная война…

Был летний воскресный день, мирная жизнь заканчивалась.  В 12 часов Советское правительство известило по радио граждан о вероломном нападении фашистской Германии и призвало разгромить врага. Для многих людей это был гром среди ясного неба…

Правительство фашистской Италии односторонним актом по­рвало советско-итальянский договор о дружбе, ненападении и нейтра­литете, заключенный 2 сентябри 1933 г., и объявило войну СССР, так же как и Словакия. Правительство Англии официально заявило о своей готовности оказать помощь Советскому Союзу в его борьбе против Гер­мании.

Начались приграничные сражения в Прибалтике, Белоруссии и на Украине. Войска Северо-Западного фронта после упорных боев к исходу дня отошли от советской государствен­ной границы на восток местами до 50 км. Началась героическая оборона города и порта Лиепая. К 17 часам противник в двух местах форсировал р. Неман южнее Друскининкай и севернее Гродно и захватил плац­дармы. В полосе 4-й советской армии началась героическая оборона Брестской крепости (завершилась 20.7.41)… К концу дня войска Западного фронта отступили от советской  границы на расстояние от 15 до 60 км.

Д.В. Кокорев, летчик, совершивший первый таран в истории ВОВ с женой

Авиация  Черноморского  флота  совершила  первый  налет  на объекты военно-морской базы Констанца в Румынии. Лейтенант 124-го   истребительного   авиационного   полка 9-й смешанной авиадивизии Кокорев Д.В. совершил один из первых воздушных таранов, немецкий истребитель рухнул на землю. Младший  лейтенант Бутелин Л.Г. таранил бомбардировщик противника. Воздушные тараны совершили:  старший политрук Данилов А.С., лейтенант Рябцев П.С., лейтенант Гудимов С.М., старший лейтенант Иванов И.И., младший лейтенант Игнатьев Н.П., старший    лейтенант Макляк А.И.

Войска Северо-Западного фронта к исходу дня отошли от государственной границы на восток, местами до 50 км. Передовые части противника выдвинулись на р. Дубисса (35 км северо-западнее Каунаса), переправились через р. Неман в 60 км южнее Каунаса. Войска Западного фронта начали отступать в глубь страны.

Закончился первый, наверно, один из самых страшных дней войны… Генерал-полковник Василий Попов (в то время командир брест-литовского 28-го стрелкового корпуса Западного особого военного округа) потом напишет: «Нападение было абсолютно неожиданным для войск, так  как никаких предупреждений не было».

В хронике 22 июня есть такой факт: «Первый случай зверств германской армии на территории Советского Союза приходится на первый день войны. 22 июня 1941 года фашисты, наступая, ворвались в деревню Альбинга Клайпедского района Литвы. Солдаты ограбили и сожгли все дома. Жителей — 42 человека — согнали в сарай и заперли. В течение дня 22 июня фашисты убили нескольких человек — забили насмерть или застрелили. Уже на следующее утро началось планомерное уничтожение людей. Группами крестьян выводили из сарая и хладнокровно расстреливали. Вначале всех мужчин, потом очередь дошла до женщин и детей. Пытавшихся бежать в лес, расстреливали в спину».

Этот конкретный факт — частица преступного похода, который был тщательно спланирован. В различных директивах и циркулярах было предусмотрено все: захват территорий и уничтожение мирных жителей, образование новых германских колоний и пути к мировому господству. Исходя из этих целей и задач, в памятке солдату вермахта была изложена установка: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание — убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, — убивай…»

Начало обороны Брестской крепости

Первый день войны… Первые бои — первые подвиги. Стойкость наших бойцов, их героизм и храбрость стали фундаментом будущих побед над врагом. Когда говорят о мужестве, вспоминают Брест. Когда говорят об испытаниях, вспоминают Брест. Когда говорят о жизнях, отданных за нашу землю, вспоминают Брест…

22 июня, в 9.00 крепость была полностью окружена. У Холмских ворот крепости комиссар Ефим Фомин поднял бойцов 84-го стрелкового полка в одну из первых контратак. Гитлеровцы были отброшены. Цитадель, отрезанная от наших войск, не сдавалась, пыталась сообщить своим. С командного пункта комиссара Фомина из здания Инженерного управления по единственной уцелевшей в крепости рации открытым текстом неслись в эфир слова: «Я — крепость. Я — крепость. Ведем бой…» Потом рация умолкла.

Пётр Клыпа — юный участник обороны Брестской крепости

Но не молчали защитники. В цитадели был создан штаб обороны крепости. Он направлял усилия бойцов, вдохновлял их. В первый день отбили 8 атак врага. Защитники крепости сражались. День, второй, третий… Отбивали атаки гитлеровцев, ходили в ночные вылазки: надеялись прорвать кольцо и соединиться с нашими войсками. Но фронт уходил все дальше на восток. Ничего этого они не знали — цитадель сражалась…
00.00. 25 июня — на Северных воротах появился фашистский флаг.
2.00. 25 июня — один из смельчаков получил разрешение и сорвал его.
Вечер. 25 июня — была отправлена телеграмма командования 45-й немецкой дивизии командованию 4-й немецкой армии: «Просим подчинить дивизии роту танковых огнеметов для очистки крепости Брест от очагов сопротивления…»

Несколько часов фашисты отводили для захвата Брестской крепости, но она стояла. Крепость, в которой, кроме бойцов, были дети и женщины, сражалась.

Сын полка Петя Клыпа начал службу в армии с 12 лет. Туда его определил старший брат Николай — кадровый военный, командир взвода музыкантов. Петя был и солдатом, и полковым музыкантом, и школьником. К началу войны он имел уже двухлетний стаж военной службы, стал заправским военным…

Первые минуты войны. Петя проснулся от разрывов и сильно ударился головой о стену. По воспоминаниям сослуживцев, придя в сознание, парень не растерялся и взялся за опасное задание: нужно было подняться на 2-й этаж, чтобы оттуда наблюдать за действиями противника и докладывать командованию. Потом мальчик стал ходить в разведку по крепости, выполняя поручения командиров.

Когда не оказалось медикаментов, бинтов, раненых нечем было перевязывать, выручил Петя Клыпа. Он нашел склад санитарной части и принялся искать в этих развалинах. Отыскав под камнями перевязочный материал и лекарства, он принес всё это в подвал казармы. Тем самым многие раненые были спасены от смерти.

На захват крепости немцы отвели несколько часов, но ее гарнизон сковывал, по меньшей мере, месяц целую дивизию противника. Немцы обстреливали крепость, бомбили ее с воздуха, использовали огнеметы. А Родина даже не знала, что Брест еще сражался и тогда, когда немцы уже давно взяли Минск и подошли к Смоленску. Кому-то удалось прорваться и уйти к партизанам; 300 оставшихся в живых защитников попали в плен.

Только благодаря писателю Сергею Смирнову, восстановившему имена нескольких сотен погибших, с защитников крепости были сняты клейма «без вести пропавший» и «изменник родины». Смирнов же ходатайствовал о реабилитации уцелевших героев. В хрущевские времена в газетах появилась фотография: двое плачущих мужчин, прижимаются лбами друг к другу. Двое из защитников крепости впервые встретились после войны; раньше они встретиться не могли — сидели в лагерях как «изменники родины».

Оборона Брестской крепости — символ стойкости защитников Родины. «Начальная битва в июне 1941 года, — признал начальник штаба 4-й армии генерал Блюментритт, — впервые показала нам Красную Армию. Наши потери доходили до 50 процентов… ОГПУ (пограничники) и женский батальон (женщины гарнизона) защищали старую крепость в Бресте… до последнего, несмотря на тяжелейшие бомбежки и обстрел из крупнокалиберных орудий. Там мы узнали, что значит сражаться по русскому способу».

Следует признать: вывод немецкого генерала объективен. Особенно если учесть превосходство противника в живой силе, вооружении, технической оснащенности и внезапность нападения. Однако Брест с ходу не был взят, остался в тылу вражеских войск, и все факторы способствовали успеху противника. Но потом брестский урок вспомнят почти все генералы вермахта. Вспомнят свои первые правильные оценки первого рокового дня. Вспомнят с печалью и с большим опозданием.

Распространенное мнение, что поражение наших войск произошло именно в первый день войны, — легенда. Первым ударом германских войск подверглись лишь 30 дивизий первого эшелона прикрытия от Балтики до Карпат из 237 дивизий западных приграничных округов и второго стратегического эшелона. Трагедия поражения главных сил 3 особых военных округов (118 дивизий) произошла не 22 июня, а позже, во время встречных сражений 24-30 июня 1941 года между новой и старой границами.

***

3 мая 1941 г. Баранов Юрий Фёдорович, студент Ярославского пединститута, который погибнет в июне 1942 г. в бою под Новгородом, написал такие строки:
Позабудьте сказки и были,
И не тешьте себя мечтой –
Войны, все, которые были,
Перед этой будут — ничто.
Будет враг разбит и рассеян.
Но какой жестокой ценой!
Долго будет плакать Россия,
Вспоминая великий бой…

22 июня 2010 г.

Лежу в больнице, в кардиологическом отделении. Сегодня в музее Великой Отечественной на Поклонной горе проходит конференция по вопросам фальсификации истории Великой Отечественной войны. Мне предложено выступить, но «отпроситься» из больницы не удаётся. После празднования 65-летия Победы прошло полтора месяца, темы войны в прессе стали появляться всё реже и реже. Сегодня война опять на страницах многих газет и журналов. Прочитала все газеты, продававшиеся в больничном киоске. Больше всего статей о детях военного времени. Да и понятно, льгот, как ветераны ВОВ они не имеют, а горя испили полной чашей.

Сколько лет прошло, но не отпускает нас война, до сих пор болят раны, нанесённые ей.

voynablog.ru

В ночь на 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная Война

22 июня 1941 года гитлеровская Германия нарушила советско-германский договор о ненападении – ее армия без объявления войны вторглась на территорию СССР. Начиналась самая тяжелая и самая жестокая из всех пережитых нашей Родиной войн.

Великая Отечественная война явилась составной частью второй мировой войны. И хотя вторая мировая война велась на огромных пространствах, главным плацдармом военных действий стал советско-германский фронт.

Перед нападением на СССР в распоряжении Германии оказались промышленность, сырье, людские ресурсы захваченных ею европейских стран, что резко увеличило ее военно-экономический потенциал.

Разработка детального плана военного нападения на нашу страну была начата в июле 1940 года. Окончательный вариант, получивший название «план Барбаросса», был утвержден 18 декабря 1940 года. Он основывался на ведении «молниеносной войны» – «блицкрига». Гитлеровские стратеги планировали нанести поражение Советскому Союзу в кратковременной кампании и закончить войну к осени 1941 года. Они рассчитывали быстро овладеть важнейшими промышленными и политическими центрами и присоединить к Германии всю европейскую часть Союза. Правители фашистской Германии были убеждены в непрочности Советского государства и не сомневались в быстрой победе.

Скрывая свои истинные цели, германское командование за два дня до начала военных действий разослало в воинские части инструкции для сведения всех офицеров, которые должны были внушать своим солдатам, что «Германия освобождает Россию от ига Советов. Ни в коем случае пока не должно быть речи о каком-либо расчленении России в дальнейшем. В связи с этим следует говорить только о Советах, о Красной Армии и так далее; а не о России и русском народе».  Гитлеровская Германия и ее сателлиты сосредоточили вдоль границы СССР 190 дивизий (5,5 млн. солдат и офицеров), почти 4 тысячи танков, около 5 тысяч боевых самолетов, свыше 47 тысяч орудий и минометов. Это была самая крупная в истории армия вторжения. В западных приграничных военных округах СССР было сосредоточено 170 дивизий (почти 3 млн. бойцов и командиров), более половины всей боевой техники.

Красная Армия не уступала агрессору в численности боевой техники и современного оружия, но значительно отставала в умении распорядиться им. Недоставало транспорта, средств связи. Многие танковые, моторизованные и авиационные соединения находились в стадии реорганизации и формирования. Новые типы танков и самолетов только осваивались личным составом. По уточненным данным, на 1 июня 1941 года в западных приграничных округах насчитывалось 12 782 танка, из них боеготовых – 10 540 единиц, или 82%.

Когда стало очевидным, что нападение фашистской Германии на СССР неизбежно, вечером 21 июня в приграничные округа была направлена директива с подписью народного комиссара обороны С.К. Тимошенко и начальника Генерального штаба Красной Армии Г.К. Жукова. В ней говорилось, что «в течение периода с 22 по 23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев…», и предлагалось выйти на огневые позиции, все части привести в состояние боевой готовности. Эта директива не успела дойти до многих частей и соединений или дошла, когда война уже началась.

В воскресенье, 22 июня 1941 года, в 4 часа утра фашистские войска нанесли мощный артиллерийский удар по пограничным укрепленным районам СССР и вторглись в его пределы. Тысячи тонн смертоносного груза обрушились на аэродромы, железные дороги, военно-морские базы, линии связи, склады военного снаряжения и боеприпасов, на спящие советские города.

Гитлеровцы повели наступление на трех стратегических направлениях – Ленинградско

www.odigitria.by

Хронология событий 22 июня 1941 года: egor_23 — LiveJournal

История дня, который навсегда изменил жизни десятков миллионов человек.

21 июня 1941 года, 13:00. Германские войска получают кодовый сигнал «Дортмунд», подтверждающий, что вторжение начнется на следующий день. Командующий 2-й танковой группой группы армий «Центр» Гейнц Гудериан пишет в своем дневнике: «Тщательное наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Бреста, который просматривался с наших наблюдательных пунктов, под звуки оркестра они проводили развод караулов. Береговые укрепления вдоль Западного Буга не были заняты русскими войсками».
21:00. Бойцы 90-го пограничного отряда Сокальской комендатуры задержали немецкого военнослужащего, пересекшего пограничную реку Буг вплавь. Перебежчик направлен в штаб отряда в город Владимир-Волынский.
23:00. Немецкие минные заградители, находившиеся в финских портах, начали минировать выход из Финского залива. Одновременно финские подводные лодки начали постановку мин у побережья Эстонии.
22 июня 1941 года, 0:30. Перебежчик доставлен во Владимир-Волынский. На допросе солдат назвался Альфредом Лисковым, военнослужащим 221-го полка 15-й пехотной дивизии вермахта. Он сообщил, что на рассвете 22 июня немецкая армия перейдет в наступление на всем протяжении советско-германской границы. Информация передана вышестоящему командованию. В это же время из Москвы начинается передача директивы №1 Наркомата обороны для частей западных военных округов. «В течение 22 — 23 июня 1941 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий», — говорилось в директиве. — «Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». Части предписывалось привести в боевую готовность, скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе, авиацию рассредоточить по полевым аэродромам. Довести директиву до воинских частей перед началом боевых действий не удается, вследствие чего указанные в ней мероприятия не осуществляются.
1:00. Коменданты участков 90-го погранотряда докладывают начальнику отряда майору Бычковскому: «ничего подозрительного на сопредельной стороне не замечено, все спокойно».
3:05. Группа из 14 немецких бомбардировщиков Ju-88 сбрасывает 28 магнитных мин у Кронштадтского рейда.
3:07. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский докладывает начальнику Генштаба генералу Жукову: «Система ВНОС [воздушного наблюдения, оповещения и связи] флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности».
3:10. УНКГБ по Львовской области телефонограммой передает в НКГБ УССР сведения, полученные при допросе перебежчика Альфреда Лискова.
Из воспоминаний начальника 90-го погранотряда майора Бычковского: «Не закончив допроса солдата, услышал в направлении Устилуг (первая комендатура) сильный артиллерийский огонь. Я понял, что это немцы открыли огонь по нашей территории, что и подтвердил тут же допрашиваемый солдат. Немедленно стал вызывать по телефону коменданта, но связь была нарушена..
3:30. Начальник штаба Западного округа генерал Климовских докладывает о налете вражеской авиации на города Белоруссии: Брест, Гродно, Лиду, Кобрин, Слоним, Барановичи и другие.
3:33. Начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев докладывает о налете авиации на города Украины, в том числе на Киев.
3:40. Командующий Прибалтийским военным округом генерал Кузнецов докладывает о налетах вражеской авиации на Ригу, Шауляй, Вильнюс, Каунас и другие города.
«Вражеский налет отбит. Попытка удара по нашим кораблям сорвана»
3:42. Начальник Генштаба Жуков звонит Сталину и сообщает о начале Германией боевых действий. Сталин приказывает Тимошенко и Жукову прибыть в Кремль, где созывается экстренное заседание Политбюро.
3:45. 1-я погранзастава 86-го Августовского пограничного отряда атакована разведывательно-диверсионной группой противника. Личный состав заставы под командованием Александра Сивачева, вступив в бой, уничтожает нападавших.
4:00. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский докладывает Жукову: «Вражеский налет отбит. Попытка удара по нашим кораблям сорвана. Но в Севастополе есть разрушения».
4:05. Заставы 86-го Августовского пограничного отряда, включая 1-ю погранзаставу старшего лейтенанта Сивачева, подвергаются мощному артиллерийскому обстрелу, после чего начинается немецкое наступление. Пограничники, лишенные связи с командованием, вступают в бой с превосходящими силами противника.
4:10. Западный и Прибалтийский особые военные округа докладывают о начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках.
4:15. Гитлеровцы открывают массированный артиллерийский огонь по Брестской крепости. В результате уничтожены склады, нарушена связь, имеется большое число убитых и раненых.
4:25. 45-я пехотная дивизия вермахта начинает наступление на Брестскую крепость.
4:30. В Кремле начинается совещание членов Политбюро. Сталин выражает сомнение в том, что происшедшее является началом войны и не исключает версии немецкой провокации. Нарком обороны Тимошенко и Жуков настаивают: это война.
4:55. В Брестской крепости гитлеровцам удается захватить почти половину территории. Дальнейшее продвижение остановлено внезапной контратакой красноармейцев.
5:00. Посол Германии в СССР граф фон Шуленбург вручает наркому иностранных дел СССР Молотову «Ноту Министерства иностранных дел Германии Советскому Правительству», в которой говорится: «Правительство Германии не может безучастно относится к серьезной угрозе на восточной границе, поэтому фюрер отдал приказ Германским вооруженным силам всеми средствами отвести эту угрозу». Через час после фактического начала боевых действий Германия де-юре объявляет войну Советскому Союзу.
5:30. По немецкому радио рейхсминистр пропаганды Геббельс зачитывает обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза: «Теперь настал час, когда необходимо выступить против этого заговора еврейско-англосаксонских поджигателей войны и тоже еврейских властителей большевистского центра в Москве… В данный момент осуществляется величайшее по своей протяженности и объему выступление войск, какое только видел мир… Задача этого фронта уже не защита отдельных стран, а обеспечение безопасности Европы и тем самым спасение всех».
7:00. Рейхсминистр иностранных Риббентроп начинает пресс-конференцию, на которой объявляет о начале боевых действий против СССР: «Германская армия вторглась на территорию большевистской России!»
7:15. Сталин утверждает директиву об отражении нападения гитлеровской Германии: «Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу». Передача «директивы №2» из-за нарушения диверсантами работы линий связи в западных округах. В Москве нет четкой картины того, что происходит в зоне боевых действий.
9:30. Принято решение о том, что в полдень с обращением к советскому народу в связи с началом войны выступит нарком иностранных дел Молотов.
10:00. Из воспоминаний диктора Юрия Левитана: «Звонят из Минска: «Вражеские самолеты над городом», звонят из Каунаса: «Город горит, почему ничего не передаете по радио?», «Над Киевом вражеские самолеты». Женский плач, волнение: «Неужели война?..» Тем не менее, никаких официальных сообщений до 12:00 по московскому времени 22 июня не передается.

10:30. Из донесения штаба 45-й немецкой дивизии о боях на территории Брестской крепости: «Русские ожесточенно сопротивляются, особенно позади наших атакующих рот. В цитадели противник организовал оборону пехотными частями при поддержке 35–40 танков и бронеавтомобилей. Огонь вражеских снайперов привел к большим потерям среди офицеров и унтер-офицеров».
11:00. Прибалтийский, Западный и Киевский особые военные округа преобразованы в Северо-Западный, Западный и Юго-Западный фронты.
12:00. Нарком иностранных дел Вячеслав Молотов зачитывает обращение к гражданам Советского Союза:
«Сегодня в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причём убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолётов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории… Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, Советским правительством дан приказ нашим войскам — отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины… Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина.
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами
».
12:30. Передовые немецкие части врываются в белорусский город Гродно.
13:00. Президиум Верховного Совета СССР издает указ «О мобилизации военнообязанных…»
«На основании статьи 49 пункта «о» Конституции СССР Президиум Верховного Совета СССР объявляет мобилизацию на территории военных округов — Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого, Одесского, Харьковского, Орловского, Московского, Архангельского, Уральского, Сибирского, Приволжского, Северо-Кавказского и Закавказского.
Мобилизации подлежат военнообязанные, родившиеся с 1905 по 1918 год включительно. Первым днем мобилизации считать 23 июня 1941 года
». Несмотря на то, что первым днем мобилизации названо 23 июня, призывные пункты при военкоматах начинают работать уже к середине дня 22 июня.
13:30. Начальник Генштаба генерал Жуков вылетает в Киев в качестве представителя вновь созданной Ставки Главного Командования на Юго-Западном фронте.
14:00. Брестская крепость полностью окружена немецкими войсками. Советские части, блокированные в цитадели, продолжают оказывать ожесточенное сопротивление.
14:05. Глава МИД Италии Галеаццо Чиано заявляет: «Ввиду сложившейся ситуации, в связи с тем, что Германия объявила войну СССР, Италия, как союзница Германии и как член Тройственного пакта, также объявляет войну Советскому Союзу с момента вступления германских войск на советскую территорию».
14:10. 1-я погранзастава Александра Сивачева ведет бой более 10 часов. Имевшие только стрелковое оружие и гранаты пограничники уничтожили до 60 гитлеровцев и сожгли три танка. Раненый начальник заставы продолжал командовать боем.
15:00. Из записок командующего группой армий «Центр» фельдмаршала фон Бока: «Вопрос, осуществляют ли русские планомерный отход, пока остается открытым. В настоящее время предостаточно свидетельств как «за», так и «против» этого.
Удивляет то, что нигде не заметно сколько-нибудь значительной работы их артиллерии. Сильный артиллерийский огонь ведется только на северо-западе от Гродно, где наступает VIII армейский корпус. Судя по всему, наши военно-воздушные силы имеют подавляющее превосходство над русской авиацией
».
16:00. После 12-часового боя гитлеровцы занимают позиции 1-й погранзаставы. Это стало возможным только после того, как погибли все пограничники, оборонявшие ее. Начальник заставы Александр Сивачев посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени.
Подвиг заставы старшего лейтенанта Сивачева стал одним из сотен, совершенных пограничниками в первые часы и дни войны. Государственную границу СССР от Баренцева до Черного моря на 22 июня 1941 года охраняли 666 пограничных застав, 485 из них подверглись нападению в первый же день войны. Ни одна из 485 застав, атакованных 22 июня, не отошла без приказа.

Гитлеровское командование отвело на то, чтобы сломить сопротивление пограничников, 20 минут. 257 советских погранзастав держали оборону от нескольких часов до одних суток. Свыше одних суток — 20, более двух суток — 16, свыше трех суток — 20, более четырех и пяти суток — 43, от семи до девяти суток — 4, свыше одиннадцати суток — 51, свыше двенадцати суток — 55, свыше 15 суток — 51 застава. До двух месяцев сражалось 45 застав.
Из 19 600 пограничников, встретивших гитлеровцев 22 июня на направлении главного удара группы армий «Центр», в первые дни войны погибли более 16 000.
17:00. Гитлеровским подразделениям удается занять юго-западную часть Брестской крепости, северо-восток остался под контролем советских войск. Упорные бои за крепость будут продолжаться еще недели.
18:00. Патриарший местоблюститель, митрополит Московский и Коломенский Сергий, обращается с посланием к верующим: «Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю… Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь… Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины».
19:00. Из записок начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковника Франца Гальдера: «Все армии, кроме 11-й армии группы армий „Юг“ в Румынии, перешли в наступление согласно плану. Наступление наших войск, по-видимому, явилось для противника на всем фронте полной тактической внезапностью. Пограничные мосты через Буг и другие реки всюду захвачены нашими войсками без боя и в полной сохранности. О полной неожиданности нашего наступления для противника свидетельствует тот факт, что части были захвачены врасплох в казарменном расположении, самолёты стояли на аэродромах, покрытые брезентом, а передовые части, внезапно атакованные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать… Командование ВВС сообщило, что за сегодняшний день уничтожено 850 самолётов противника, в том числе целые эскадрильи бомбардировщиков, которые, поднявшись в воздух без прикрытия истребителей, были атакованы нашими истребителями и уничтожены».
20:00. Утверждена директива №3 Наркомата обороны, предписывающая советским войскам перейти в контрнаступление с задачей разгрома гитлеровских войск на территории СССР с дальнейшим продвижением на территорию противника. Директива предписывала к исходу 24 июня овладеть польским городом Люблин.
21:00. Сводка Главного Командования Красной Армии за 22 июня: «С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Чёрного моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Во второй половине дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии. После ожесточённых боев противник был отбит с большими потерями. Только в Гродненском и Кристинопольском направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов и занять местечки Кальвария, Стоянув и Цехановец (первые два в 15 км и последнее в 10 км от границы).
Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населённых пунктов, но всюду встретила решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие потери противнику. Нами сбито 65 самолётов противника
».
23:00. Обращение премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля к британскому народу в связи с нападением Германии на СССР:
«В 4 часа этим утром Гитлер напал на Россию. Все его обычные формальности вероломства были соблюдены со скрупулезной точностью… внезапно, без объявления войны, даже без ультиматума, немецкие бомбы упали с неба на русские города, немецкие войска нарушили русские границы, и часом позже посол Германии, который буквально накануне щедро расточал русским свои заверения в дружбе и чуть ли не союзе, нанес визит русскому министру иностранных дел и заявил, что Россия и Германия находятся в состоянии войны…
Никто не был более стойким противником коммунизма в течение последних 25 лет, чем я. Я не возьму обратно ни одного сказанного о нем слова. Но все это бледнеет перед зрелищем, разворачивающимся сейчас.
Прошлое, с его преступлениями, безумствами и трагедиями, отступает. Я вижу русских солдат, как они стоят на границе родной земли и охраняют поля, которые их отцы пахали с незапамятных времен
«.

                                                                          В ТЕМУ:
               1. 21 июня 1941 года
                                                  2. 22 июня Елена Прудникова
                                                                                            3. 22 июня план «Барбаросса»
4. Мартиросян А.Б. 22 июня

egor-23.livejournal.com

22 июня 1941 года — Военная история — Каталог статей

22 июня 1941 года - одна из самых страшных дат в жизни
нашего народа, с которой связаны невосполнимые утраты
в каждой семье нашей страны


Объявление о начале Великой Отечественной войны. Москва, улица 25-го Октября.

———————-<cut>———————-

ДЕНЬ ПАМЯТИ
22 июня 1941 года. …Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие…
Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за родину, за честь, за свободу…
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.


Бойцы Красной Армии отправляются на фронт

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР О МОБИЛИЗАЦИИ ВОЕННООБЯЗАННЫХ
…Мобилизации подлежат военнообязанные, родившиеся с 1905 по 1918 год включительно. Первым днем мобилизации считать 23 июня 1941 года…
Москва, Кремль. 22 июня 1941 года.


Бойцы идут на фронт с Московского ипподрома
«У каждого солдата был первый бой. Он, этот первый бой, — на всю жизнь. И в ожидании его к человеку приходит истина, прозрение, наивысшее знание себя и своей миссии на земле. Когда я увидел убитых — и врагов, и наших бойцов, скирды трупов — мне больше не захотелось воевать. Никогда…»
А.С. Буковский, кинорежиссуре участник Великой Отечественной


Первые бои

Ночь с 21 на 22 июня 1941 года. Темнота. Туман. Тишина. Но тишина тревожна. Пограничники осторожно прислушиваются. На противоположном берегу Буга гитлеровские войска заканчивают последние приготовления. Наводятся тысячи пушек, к самолетам подвешиваются бомбы, заправляются горючих танки. Приближается время «X» — 3.15 (4.15 по московскому времени)… Грохот. Взрывы. Дым пожаров. Крики раненных, плач женщин и детей. Стон самой земли…


В перерывах между боями

ХРОНИКА ДНЯ

21.06.41 — 22.06.41.

В 21 час субботы, 21 июня, солдатами 90-го пограничного отряда Сокальской комендатуры (Украина, современная Львовская обл.) был задержан немецкий солдат, вплавь пересекший реку Буг.

Начальник 90-го погранотряда майор М.С.Бычковский впоследствии сообщал:

«21 июня в 21.00 на участке Сокальской комендатуры был задержан солдат, бежавший из германской армии, Лисков Альфред. Так как в комендатуре переводчика не было, я приказал коменданту участка капитану Бершадскому грузовой машиной доставить солдата в г. Владимир в штаб отряда.

В 0.30 22 июня 1941 г. солдат прибыл в г. Владимир-Волынск. Через переводчика примерно в 1 час ночи солдат Лисков показал, что 22 июня на рассвете немцы должны перейти границу. Об этом я немедленно доложил ответственному дежурному штаба войск бригадному комиссару Масловскому. Одновременно сообщил по телефону лично командующему 5-й армией генерал-майору Потапову, который к моему сообщению отнесся подозрительно, не приняв его во внимание.

Я лично твердо также не был убежден в правдивости сообщения солдата Лискова, но все же вызвал комендантов участков и приказал усилить охрану госграницы, выставить специально слухачей к р. Буг и в случае переправы немцев через реку уничтожить их огнем. Одновременно приказал, если что-нибудь подозрительное будет замечено (движение какое-либо на сопредельной стороне), немедленно докладывать мне лично. Я находился все время в штабе.

Коменданты участков в 1.00 22 июня доложили мне, что ничего подозрительного на сопредельной стороне не замечено, все спокойно…» («Механизмы войны» со ссылкой на РГВА, ф. 32880, on. 5, д. 279, л. 2. Копия).

* * *

Несмотря на сомнения в достоверности переданной немецким солдатом информации, и скептическое отношение к ней со стороны командующего 5-й армией, она была оперативно передана «наверх».

Из телефонограммы УНКГБ по Львовской области в НКГБ УССР.

«22 июня 1941 г. в 3 часа 10 минут УНКГБ по Львовской области передало по телефону в НКГБ УССР следующее сообщение: «Перешедший границу в районе Сокаля немецкий ефрейтор показал следующее: фамилия его Лисков Альфред Германович, 30 лет, рабочий, столяр мебельной фабрики в г. Кольберг (Бавария), где оставил жену, ребенка, мать и отца.

Ефрейтор служил в 221-м саперном полку 15-й дивизии. Полк расположен в селе Целенжа, что в 5 км севернее Сокаля. В армию призван из запаса в 1939 г.

Считает себя коммунистом, является членом Союза красных фронтовиков, говорит, что в Германии очень тяжелая жизнь для солдат и трудящихся.

Перед вечером его командир роты лейтенант Шульц отдал приказ и заявил, что сегодня ночью после артиллерийской подготовки их часть начнет переход Буга на плотах, лодках и понтонах. Как сторонник Советской власти, узнав об этом, решил бежать к нам и сообщить». («История в документах» со ссылкой на «1941 год. Документы». Советские архивы. «Известия ЦК КПСС», 1990, № 4.»).

Г.К.Жуков вспоминает: «Примерно в 24 часа 21 июня командующий Киевским округом М. П. Кирпонос, находившийся на своем командном пункте в Тернополе, доложил по ВЧ […] в наших частях появился еще один немецкий солдат — 222-го пехотного полка 74-й пехотной дивизии. Он переплыл речку, явился к пограничникам и сообщил, что в 4 часа немецкие войска перейдут в наступление. М. П. Кирпоносу было приказано быстрее передавать директиву в войска о приведении их в боевую готовность…».

Однако времени уже не оставалось. Упоминавшийся выше начальник 90-го погранотряда М.С.Бычковский так продолжает свои показания:

«…Ввиду того, что переводчики в отряде слабые, я вызвал из города учителя немецкого языка, отлично владеющего немецким языком, и Лисков вновь повторил то же самое, то есть что немцы готовятся наступать на СССР на рассвете 22 июня 1941 г. Назвал себя коммунистом и заявил, что прибыл специально предупредить по личной инициативе.

Не закончив допроса солдата, услышал в направлении Устилуг (первая комендатура) сильный артиллерийский огонь. Я понял, что это немцы открыли огонь по нашей территории, что и подтвердил тут же допрашиваемый солдат. Немедленно стал вызывать по телефону коменданта, но связь была нарушена…» (цит. ист.) Началась Великая Отечественная война.

03:00 — 13:00, Генеральный штаб — Кремль. Первые часы войны

Было ли нападение Германии на СССР совершенно неожиданным? Что предпринимали генералы, Генеральный штаб и Наркомат обороны в первые часы войны? Существует версия, что начало войны банально проспали — как в приграничных частях, так и в Москве. С сообщением же о бомбардировке советских городов и о переходе фашистских войск в наступление в столице возникла неразбериха и паника.

Вот как вспоминает события этой ночи Г.К.Жуков: «В ночь на 22 июня 1941 года всем работникам Генштаба и Наркомата обороны было приказано оставаться на своих местах. Необходимо было как можно быстрее передать в округа директиву о приведении приграничных войск в боевую готовность. В это время у меня и наркома обороны шли непрерывные переговоры с командующими округами и начальниками штабов, которые докладывали нам об усиливавшемся шуме по ту сторону границы. Эти сведения они получали от пограничников и передовых частей прикрытия. Все говорило о том, что немецкие войска выдвигаются ближе к границе.»

Первое сообщение о начале войны поступило в Генеральный штаб в 3 часа 07 минут 22 июня 1941 года.

Жуков пишет: «В 3 часа 07 минут мне позвонил по ВЧ командующий Черноморским флотом Ф.С. Октябрьский и сообщил: «Система ВНОС [воздушного наблюдения, оповещения и связи] флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний» […]

«В 4 часа я вновь разговаривал с Ф.С. Октябрьским. Он спокойным тоном доложил: «Вражеский налет отбит. Попытка удара по кораблям сорвана. Но в городе есть разрушения»».

Как видно из этих строк, Черноморский флот начало войны не застало врасплох. Авианалет был отбит.

Далее звонки поступали один за другим:

03.30: Начальник штаба Западного округа генерал Климовских доложил о налете вражеской авиации на города Белоруссии.

03:33 Начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины.

03:40: Командующий Прибалтийским округом генерал Кузнецов и доложил о налете на Каунас и др. города.

03:40: Нарком обороны С. К. Тимошенко приказал начальнику Генштаба Г. К. Жукову позвонить Сталину на «Ближнюю дачу» и доложить о начале боевых действий. Выслушав Жукова, Сталин приказал:

— Приезжайте с Тимошенко в Кремль. Скажите Поскребышеву, чтобы он вызвал всех членов Политбюро.

04.10: Западный и Прибалтийский особые округа доложили о начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках.

В 4 часа 30 минут в Кремле собрались члены Политбюро, Нарком обороны Тимошенко и начальник Генштаба Жуков. Сталин попросил срочно связаться с германским посольством.

В посольстве сообщили, что посол граф фон Шуленбург просит принять его для срочного сообщения. На встречу с Шуленбергом отправился Молотов. Вернувшись в кабинет он сказал:

— Германское правительство объявило нам войну.

В 7 часов 15 минут И. В. Сталин подписал директиву Вооруженным Силам СССР об отражении гитлеровской агрессии.

В 9 часов 30 минут И. В. Сталин в присутствии С. К. Тимошенко и Г. К. Жукова отредактировал и подписал указ о проведении мобилизации и введении военного положения в европейской части страны, а также об образовании Ставки Главного Командования и ряд других документов.

Утром 22 июня было принято решение, что в 12 часов с Заявлением Советского правительства к народам Советского Союза по радио обратится В. М. Молотов.

«И. В. Сталин, — вспоминает Жуков, — будучи тяжело больным, понятно, выступить с обращением к советскому народу не мог. Он вместе с Молотовым составлял заявление».

«Примерно в 13 часов мне позвонил И. В. Сталин, — пишет Жуков в своих мемуарах, — и сказал:

— Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного Командования. На Западный фронт пошлем Шапошникова и Кулика. Я их вызвал к себе и дал соответствующие указания. Вам надо вылететь немедленно в Киев и оттуда вместе с Хрущевым выехать в штаб фронта в Тернополь.

Я спросил:

— А кто же будет осуществлять руководство Генеральным штабом в такой сложной обстановке?
И. В. Сталин ответил:

— Оставьте за себя Ватутина.

Потом несколько раздраженно добавил:

— Не теряйте времени, мы тут как-нибудь обойдемся.

Я позвонил домой, чтобы меня не ждали, и минут через 40 был уже в воздухе. Тут только вспомнил, что со вчерашнего дня ничего не ел. Выручили летчики, угостившие меня крепким чаем с бутербродами» (хронология составлена по воспоминаниям Г.К. Жукова).

05:30. Гитлер объявляет о начале войны с СССР

22 июня 1941 года в 5:30 утра рейхсминистр д-р Геббельс в специальной передаче Великогерманского радио зачитал обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза.

«…Сегодня на нашей границе стоят 160 русских дивизий, — говорилось, в частности, в обращении. — В последние недели имеют место непрерывные нарушения этой границы, не только нашей, но и на дальнем севере и в Румынии. Русские летчики забавляются тем, что беззаботно перелетают эту границу, словно хотят показать нам, что они уже чувствуют себя хозяевами этой территории. В ночь с 17 на 18 июня русские патрули снова вторглись на территорию рейха и были вытеснены только после длительной перестрелки. Но теперь настал час, когда необходимо выступить против этого заговора еврейско-англосаксонских поджигателей войны и тоже еврейских властителей большевистского центра в Москве.

Немецкий народ! В данный момент осуществляется величайшее по своей протяженности и объему выступление войск, какое только видел мир. В союзе с финскими товарищами стоят бойцы победителя при Нарвике у Северного Ледовитого океана. Немецкие дивизии под командой завоевателя Норвегии защищают вместе с финскими героями борьбы за свободу под командованием их маршала финскую землю. От Восточной Пруссии до Карпат развернуты соединения немецкого восточного фронта. На берегах Прута и в низовьях Дуная до побережья Черного моря румынские и немецкие солдаты объединяются под командованием главы государства Антонеску.

Задача этого фронта уже не защита отдельных стран, а обеспечение безопасности Европы и тем самым спасение всех.

Поэтому я сегодня решил снова вложить судьбу и будущее Германского рейха и нашего народа в руки наших солдат. Да поможет нам Господь в этой борьбе!»

Сражения по всему фронту

Фашистские войска перешли в наступление по всему фронту. Не везде атака развивалась по задуманному германским генштабом сценарию. Черноморский флот отбил авианалет. На юге, на севере вермахту не удалось получить подавляющего преимущества. Здесь завязались тяжелые позиционные бои.

Группа армий «Север» наткнулась на ожесточенное сопротивление советских танкистов недалеко от г. Алитуса. Захват переправы через Неман был критически важен для наступающих немецких сил. Здесь части 3-й танковой группы фашистов наткнулись на организованное сопротивление 5-й танковой дивизии.

Бой длился весь день 22 июня. Не добившись успеха, немцы вынуждены были отступить.

Сломить сопротивление советских танкистов удалось лишь пикирующим бомбардировщикам. 5-я танковая дивизия не имела воздушного прикрытия, под угрозой уничтожения живой силы и матчасти начала отходить.

Бомбардировщики пикировали на советские танки до полудня 23 июня. Дивизия потеряла практически всю бронетехнику и, фактически, перестала существовать. Однако в первый день войны танкисты не оставили рубеж и остановили продвижение фашистских войск вглубь страны.

Основной удар немецких войск пришелся на Белоруссию. Здесь на пути фашистов встала Брестская крепость. В первые секунды войны на город обрушился град бомб, за бомбардировкой последовал шквальный огонь артиллерии. После чего в атаку пошли части 45-й пехотной дивизии.

Ураганный огонь фашистов застал защитников крепости врасплох. Однако гарнизон, численность которого составляла 7-8 тысяч человек, оказал наступающим немецким частям ожесточенное сопротивление.

К середине дня 22 июня Брестская крепость была полностью окружена. Часть гарнизона сумела вырваться из «котла», часть была блокирована и продолжала сопротивление.

К вечеру первого дня войны гитлеровцам удалось овладеть юго-западной частью города-крепости, северо-восток находился под контролем советских войск. Сохранялись очаги сопротивления и на контролируемых фашистами территориях.

Несмотря на полное окружение и подавляющее превосходство в людях и технике, фашистам не удавалось сломить сопротивление защитников Брестской крепости. Стычки продолжались здесь до ноября 1941 года.

Битва за господство в воздухе

С первых минут войны ВВС СССР вступили в ожесточенную схватку с авиацией противника. Нападение было внезапным, часть самолетов не успела подняться с аэродромов и была уничтожена на земле. Наибольший удар принял на себя Белорусский военный округ. 74-й штурмовой авиаполк, который базировался в Пружанах, был атакован около 4 часов утра «Мессершмитами». Полк не имел средств ПВО, самолеты не были рассредоточены, в результате чего вражеская авиация громила технику как на полигоне.

Совершенно иная ситуация сложилась в 33-м истребительном авиаполку. Здесь пилоты вступили в бой еще в 3.30 утра, когда над Брестом звено лейтенанта Мочалова сбило немецкий самолет. Вот как описывает бой 33-го ИАП сайт Авиационная энциклопедия «Уголок неба» (статья А.Гуляс):

«Вскоре на аэродром полка налетело около 20 He-111 под прикрытием небольшой группы Bf-109.B это время там находилась только одна эскадрилья, которая взлетела и вступила в бой. Вскоре к ней присоединились остальные три эскадрильи, возвращавшиеся с патрулирования района Брест -Кобрин. В бою противник потерял 5 самолетов. Два Не-111 уничтожил л-т Гудимов. Последнюю победу он одержал в 5.20 утра, таранив немецкий бомбардировщик. Еще дважды полк успешно перехватывал большие группы «хейнкелей» на дальних подступах к аэродрому. После очередного перехвата возвращавшиеся уже на последних литрах горючего И-16 полка были атакованы «мессершмиттами». Взлететь на помощь никто уже не смог. Аэродром почти час подвергался непрерывным штурмовкам. К 10 часам утра в полку не осталось ни одного способного подняться в воздух самолета…».

123 истребительный авиаполк, аэродром которого располагался у местечка Именин, так же, как и 74-й штурмовой авиаполк не имел зенитного прикрытия. Однако его пилоты с первых минут войны были в воздухе:

«К 5.00 утра Б.Н. Сурин уже имел личную победу — сбил Вf-109. В четвертом боевом вылете, будучи тяжело ранен, он привел свою «чайку» на аэродром, но посадить уже не смог. Очевидно, умер в кабине при выравнивании… Борис Николаевич Сурин провел 4 боя, лично сбил 3 германских самолета. Но это не стало рекордом. Лучшим снайпером дня оказался молодой летчик Иван Калабушкин: на рассвете он уничтожил два Ju-88, ближе к полудню — Не-111, а на закате жертвами его юркой «чайки» слали два Bf-109!..» — сообщает Авиационная энциклопедия.

«Около восьми утра четыре истребителя, пилотируемые к-ном М.П.Можаевым, л-тами Г.Н.Жидовым, П.С.Рябцевым и Назаровым, вылетели против восьмерки «мессершмиттов-109». Взяв в «клещи» машину Жидова, немцы подбили ее. Выручая товарища, Можаев сбил одного фашиста. Жидов поджег второго. Израсходовав боекомплект, Рябцев таранил третьего противника. Таким образом, в этом бою враг потерял 3 машины, а мы одну. В течение 10 часов пилоты 123-го ИАП вели тяжелые бои, совершая по 10 -14 и даже 17 боевых вылетов. Техники, работая под огнем противника, обеспечивали готовность самолетов. За день полк сбил около 30 (по иным данным более 20) самолетов противника, потеряв в воздухе 9 своих».

К сожалению, в условиях отсутствия связи и царящей неразберихи не был организован своевременный подвоз боеприпасов и топлива. Боевые машины сражались до последней капли бензина и последнего патрона. После чего мертво застывали на летном поле и становились легкой добычей фашистов.

Общие потери советской авиатехники в первый день войны составили 1160 самолетов.

12:00. Выступление по радио В.М. Молотова

В полдень 22 июня 1941 года Заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Народного Комиссара Иностранных Дел В.М. Молотов зачитал обращение к гражданам Советского Союза:

«ГРАЖДАНЕ И ГРАЖДАНКИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА!

Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории.

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора. Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то, что за все время действия этого договора германское правительство ни разу не могло предъявить ни одной претензии к Советскому Союзу по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей.

Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5 часов 30 минут утра сделал мне, как Народному Комиссару Иностранных Дел, заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против Советского Союза в связи с сосредоточением частей Красной Армии у восточной германской границы.

В ответ на это мною от имени Советского правительства было заявлено, что до последней минуты германское правительство не предъявляло никаких претензий к Советскому правительству, что Германия совершила нападение на Советский Союз, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и что тем самым фашистская Германия является нападающей стороной.

По поручению правительства Советского Союза я должен также заявить, что ни в одном пункте наши войска и наша авиация не допустили нарушения границы и поэтому сделанное сегодня утром заявление румынского радио, что якобы советская авиация обстреляла румынские аэродромы, является сплошной ложью и провокацией. Такой же ложью и провокацией является вся сегодняшняя декларация Гитлера, пытающегося задним числом состряпать обвинительный материал насчет несоблюдения Советским Союзом советско-германского пакта.

Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, Советским правительством дан приказ нашим войскам — отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины.

Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы.

Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестные армия и флот и смелые соколы Советской авиации с честью выполнят долг перед родиной, перед советским народом, и нанесут сокрушительный удар агрессору.
Не первый раз нашему народу приходиться иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны, Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за родину, за честь, за свободу.

Правительство Советского Союза выражает твердую уверенность в том, что все население нашей страны, все рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины отнесутся с должным сознанием к своим обязанностям, к своему труду. Весь наш народ теперь должен быть сплочен и един, как никогда. Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности, достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом.

Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Первые зверства фашистов

Первый случай зверств германской армии на территории Советского Союза приходится на первый день войны. 22 июня 1941 года фашисты, наступая, ворвались в деревню Альбинга Клайпедского района Литвы.

Солдаты ограбили и сожгли все дома. Жителей — 42 человека — согнали в сарай и заперли. В течение дня 22 июня фашисты убили несколько человек — забили насмерть или застрелили.

Уже на следующее утро началось планомерное уничтожение людей. Группами крестьян выводили из сарая и хладнокровно расстреливали. Вначале всех мужчин, потом очередь дошла до женщин и детей. Пытавшихся бежать в лес расстреливали в спину.

В 1972 близ Аблинги был создан мемориальный ансамбль жертвам фашизма.

Первая сводка Великой Отечественной войны

СВОДКА ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ
за 22.VI. — 1941 года

С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от БАЛТИЙСКОГО до ЧЁРНОГО моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Во второй половине дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии. После ожесточённых боёв противник был отбит с большими потерями. Только в ГРОДНЕНСКОМ и КРИСТЫНОПОЛЬСКОМ направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов и занять местечки КАЛЬВАРИЯ, СТОЯНУВ и ЦЕХАНОВЕЦ (первые два в 15 км. и последнее в 10 км. от границы).

Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населённых пунктов, но всюду встретила решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие потери противнику. Нами сбито 65 самолётов противника. из фондов «РИА Новости»

23:00 (GMT). Выступление Уинстона Черчилля в эфире радиостанции BBC

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль 22 июня в 23:00 по Гринвичу сделал заявление в связи с агрессией фашистской Германии против Советского Союза.

«…Нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма, — в частности, сказал он в эфире радиостанции BBC. — У него нет никаких устоев и принципов, кроме алчности и стремления к расовому господству. По своей жестокости и яростной агрессивности он превосходит все формы человеческой испорченности. За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает.

Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен.

Я вижу их, охраняющими свои дома, где их матери и жены молятся — да, ибо бывают времена, когда молятся все, — о безопасности своих близких, о возвращении своего кормильца, своего защитника и опоры.

Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети.

Я вижу, как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина с ее щеголеватыми, бряцающими шпорами прусскими офицерами, с ее искусными агентами, только что усмирившими и связавшими по рукам и ногам десяток стран.

Я вижу также серую вымуштрованную послушную массу свирепой гуннской солдатни, надвигающейся подобно тучам ползущей саранчи.

Я вижу в небе германские бомбардировщики и истребители с еще незажившими рубцами от ран, нанесенных им англичанами, радующиеся тому, что они нашли, как им кажется, более легкую и верную добычу.

За всем этим шумом и громом я вижу кучку злодеев, которые планируют, организуют и навлекают на человечество эту лавину бедствий… Я должен заявить о решении Правительства Его Величества, и уверен, что с этим решением согласятся в свое время великие доминионы, ибо мы должны высказаться сразу же, без единого дня задержки. Я должен сделать заявление, но можете ли вы сомневаться в том, какова будет наша политика?

У нас лишь одна-единственная неизменная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого, ничто. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки. Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока, с божьей помощью, не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига. Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, наши враги…

Такова наша политика, таково наше заявление. Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем…»


Немецкие войска ведут бой у стен Брестской крепости.

Гитлер (второй слева) и Муссолини (рядом справа) въезжают в захваченную Брестскую крепость 26 августа 1941 г.
И БЫЛО 1418 ДНЕЙ БОЛИ И ПОДВИГА СОВЕТСКОГО НАРОДА

И ушли безусые мальчишки прямо со школы в бой, а из боя в бессмертие. И получали похоронки матери и жены. И плакала под вражескими оккупантами родная земля. И в каждую семью вошла она – война. Священная война, на которую встала наша огромная страна. И не просто выстояла. Мы победили. Ценой миллионов жизней. И вот этого забывать нельзя. И переписывать сегодня историю – преступление! И называть в отечественных учебниках Великую Отечественную, отобравшую миллионы жизни солдат, детей, стариков, женщин – кощунство…
Сегодня день траура, день скорби, день памяти. Каждого, чьи отцы и деды отдали жизнь под Москвой, Сталинградом, Прагой, Берлином… Кто умирал от голода в Ленинграде, кто лил кровь на Мамаевом кургане, кто стоял до последней капли крови в Бресте, кто сражался за Одессу, кто лег на Курской дуге, кто встретил последний час на Одере… Кто замучен в застенках Бухенвальда, кто умер под пытками, кто ушел в лес партизаном и погиб, уничтожая фашистов… Кто забыв о детстве и юности посмертно заслужили звания Героев Советского Союза… Кто шел в последний таран… Кто вытаскивал раненных с поля боя и прикрывал их своим телом… Кто готовил снаряды для фронта… Кто 9 мая 1945 года плакал от счастья, услышав по радио долгожданную весть о Победе…
Не забудем подвига наших отцов и дедов. Не предадим их подвиг забвению.


Красноармейцы форсируют реку

Первые дни войны. Немцы на нашей земли. Привал

Папке надо воевать

Источник: http://nnm.ru/blogs/girlfriendHudo/22_iyunya_1941_goda/

tbrus.ucoz.ru

22 июня 1941 года кратко

ВОВ: начало вооруженного вторжения

 

22 июня 1941 года, дата, которую знает и помнит вся страна. Она означала начало Великой Отечественной Войны (ВОВ). В этот день, немецко-фашистские захватчики вторглись на территорию СССР без объявления войны. Еще перед наступлением, пограничные войска предупреждали командование о приближающихся танках. Сталин отвергал возможность вторжения, опираясь на пакт между СССР и Германией о не нападении. Иосиф Виссарионович приказывал уничтожить врага, без пересечения государственных границ, ибо это могло провокацией и бесспорно привело бы к войне.

В половине четвертого утра, немецкие войска нанесли артиллерийский удар по пограничным заставам. Затем последовало военное вторжение. Огонь велся по самым значимым объектам: аэродромы, узлы связи, военные гарнизоны, командные пункты и промышленные объекты.
Молотов, в своем обращении к народу СССР призывал советский народ дать врагу жесткий отпор. И в заключении, он отметил, что победа в любом случае будет за нами.


Гитлер запланировал нападение на СССР заранее. В своей книге, он писал, что народы населяющие территорию на востоке, должны  быть уничтожены. А их место должны занять представители высшей (арийской) расы.
Немецкая армия перед наступлением на СССР успела улучшить свое техническое оснащение. Советский Союз же начал перевооружение и технически, Красная армия уступала армии Вермахта. Германия, придерживаясь тактики «Блицкриг», планировала молниеносно захватить Москву, а именно главный командный пункт. Командный состав СССР был слаб и не опытен. Немцы отмечали этот факт.


Так как в самом начале были уничтожены средства связи, армия находилась в состоянии хаоса. Командование понятия не имело о происходящем на фронте. Начиная с 22 июня 1941 года, практически были уничтожены Военно-воздушные силы Советского Союза. Беспомощность воздушных сил привело к самоубийству командующего генерал-лейтенанта (23 июня). Копец командовал группой бомбардировщиков Спустя время был расстрелян генерал Рычагов, который являлся командующим авиации Северо-Западного фронта. Так, всего за один день, практически полностью пострадала авиация.


На следующий день была объявлена всеобщая мобилизация всех военнообязанный граждан. В западных регионах страны было объявлено военное положение.
Бесспорно, победа Советского Союза была обусловлена глупой самоуверенностью немецкого командования. Но, глупая самоуверенность Сталина, привела к абсолютной не готовности армии отразить внешнюю угрозу.

antiquehistory.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.