«Танковые асы». Сражение началось! | Игровые события


Танкисты!

Головокружительные манёвры и неоспоримое мастерство можно увидеть не только в киберспортивных трансляциях. Мы знаем, что у всех игроков есть соревновательная жилка, собственные проверенные тактики и множество эпичных побед в случайных боях. Пришло время раскрыть потенциал в новом уникальном игровом событии «Танковые асы»!

Все игроки могут поучаствовать в этом событии с 27 октября 6:30 (МСК). На протяжении месяца танкисты будут соревноваться в мастерстве на танках и ПТ-САУ VI–X уровней в случайных боях. Каждый игрок, попавший в список лучших в течение месяца (до 28 ноября 6:30 по Москве), покроет свой никнейм славой и получит особые награды, среди которых легендарный китайский средний танк Type 59. Кроме того, игрокам, которые покажут отличные результаты и попадут в топ-3, топ-100 и топ-1000 на любой машине, допущенной к участию в событии, будут выданы уникальные медали.

Условия

Каких-либо ограничений по участникам нет: абсолютно любой игрок может показать всем, как играют мастера. Сложных требований тоже не будет. Все правила сводятся к одному: скорее в бой! Вы можете выбрать почти любую машину VI уровня и выше, за исключением САУ и некоторых редких танков (полный список представлен на странице события). Формат — режим «Случайный бой». Кроме того, вы сможете объединить усилия с друзьями, играя во взводе.

Регламент

После пяти боёв подряд на одной машине вы автоматически включаетесь в гонку за званием танкового аса и соответствующими наградами. Ваша начальная позиция в рейтинге события определяется по среднему показателю «чистого» опыта за эти первые пять боёв. Именно поэтому всё зависит исключительно от ваших навыков — списать всё на злой рок не получится. Вы сами решаете, сколько времени посвятить событию: можно сыграть всего 5 боёв и остановиться, если результат вас устраивает. Если же вы думаете, что ещё не продемонстрировали лучшую игру на какой-то машине, продолжайте сражаться и займите почётное место в топ-1000.

Победители будут определяться для каждого танка и ПТ-САУ. Бои на каждой машине идут в отдельный накопительный зачёт. Как только на танке сыграно 5 боёв, он попадает в рейтинги. Например, вы можете сыграть 5 боёв на ИС-3, чтобы попасть в список участников события, а затем выбрать другую технику. 

Полный перечень призов

Отслеживание успехов

Статистика собирается в течение всего события. Срез результатов проводится два раза в сутки: в 6:30 — 6:45 (МСК) и 16:30 — 16:45 (МСК). Обработка занимает около 2-3 часов, после чего актуальные рейтинги будут доступны в разделе «Танковые асы» на портале игры. Попасть туда можно, щёлкнув по баннеру игрового события в правой части главной страницы.

Мод «Танковые асы»

Кроме того, вы сможете проверить рейтинг, не выходя из игры, — с помощью специального мода, который был разработан именно для этого игрового события. После установки мода вы сможете увидеть информацию о своих успехах на определённой машине (текущий счёт и позиция в рейтинге будут указаны возле иконки машины на панели техники). Во всплывающей подсказке с тактико-техническими характеристиками вы также увидите свою текущую позицию в рейтинге и подробную информацию обо всех сериях из 5 боёв и последних 5 боях, проведённых на определённой машине.


Запускайте моторы и покажите всем, на что способны!

worldoftanks.ru

ТАНКОВЫЕ АСЫ ВЕРМАХТА. Техника и вооружение 1997 05-06

ТАНКОВЫЕ АСЫ ВЕРМАХТА

Наш журнал в №№ 7/96 и 4/97 рассказывал о советских танковых асах периода Великой Отечественной войны. А как дело с асами обстояло в стане противника?

Если верить западной литературе (к приведенным мною ниже фактам нужно относиться, безусловно, критически), в вермахте танковым асом № 1 является Михаэль Виттман.

Он начал воевать на советско-германском фронте с конца января 1943 года. Но отличиться ему удалось только в ходе Курской битвы. Утром 5 июля 1943-го в районе Ольховатки танки Т- VIH "Тигр" из 13-й роты 1 танкового полка дивизии "Адольф Гитлер", где служил лейтенант Виттман, наступали на позиции 15-й и 81-й советских стрелковых дивизий. Экипаж Виттмана совместно с еще одним экипажем уничтожает 2 противотанковых орудия и 3 танка Т-34. К полудню того же дня он подбивает еще 3 "тридцатьчетверки". К вечеру на его счету было 8 советских танков и 6 противотанковых орудий. 7 и 8 июля Виттман уничтожет 2 "тридцатьчетверки", 2 САУ СУ-122 и 3 легких танка. 2 победы над "тридцатьчетверками" он одерживает во время знаменитого Прохоровского сражения. Свой боевой счет Виттман увеличил во время осенних боев за Киев в ноябре 1943-го. 13 ноября он сжег 20 танков Т-34. В боях под Житомиром – самоходку СУ-85 и еще несколько танков, в том числе те, что поставлялись в Советский Союз по ленд-лизу. 9 января 1944 года Виттман выводит из строя 6 танков Т-34. 13 января записывает на свой счет еще 19 танков и 3 самоходных орудия СУ-76. 6 февраля 1944 года в бою с танками 5-й гвардейской танковой армии уничтожает 9 танков КВ и Т-34.

Меньше чем за год Михаель Виттман довел число своих побед до 117. В апреле 1944-го его перебрасывают в Нормандию, командиром роты танков "Тигр" в 501-й танковый батальон 1-й дивиии СС "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер". Свой самый известный бой первый немецкий танковый ас проводит 13 июня того же года у деревни Вильерс-Бокаж.

Можно привести описание этого боя Михаеля Виттмана, которое вошло в книгу Макса Хастингса "Операция "Оверлорд": "…Однако над англичанами уже занесла свою руку Немезида в виде одиночного немецкого "Тигра", которым командовал капитан Михаель Виттман, командир группы из пяти танков 501- го тяжелой) танкового батальона СС. 7 июня его рота вышла из Бовэ и, сильно пострадав от воздушных налетов 8 июня возле Версаля, стала передвигаться только с наступлением темноты, чтобы к 12 июня добраться до того места, где они теперь находились… Виттман стоял в башне своего танка и внимательно наблюдал за тем, как английская колонна танков в Виллер-Бокаже спокойно занималась своими делами. "Они ведут себя так, словно уже выиграли войну", – проворчал наводчик ефрейтор Волль. Виттман, которого на Восточном фронте уже чествовали как величайшего танкового аса войны, хладнокровно сказал: "Сейчас мы им покажем, что они ошибаются". Когда его "Тигр" с ревом рванулся вперед навстречу танкам 7-й бронетанковой дивизии англичан, Виттман начал один из самых результативных поединков, которые ему довелось вести за всю войну.

Атакуя неподвижно стоявшие цели, он посылал снаряд за снарядом по танкам и автомашинам почти в упор, с самых близких дистанций, под конец таранил еще один "Кромвель", повалив его набок, поскольку он преграждал ему въезд на главную улицу Виллер-Бокажа. Там он уничтожил еще три танка штабной группы; четвертый танк остался неповрежденным, так как механик- водитель отвел его задним ходом в сад, не имея возможности открыть огонь по "Тигру" из-за того, что наводчик остался вне машины. Командир "Шермана" из роты В, 30-летний лондонец сержант Стэн Локвуд, услышав начавшуюся поблизости стрельбу осторожно направил танк в обход здания: впереди, примерно в 200 м, "Тигр" Виттмана, обращенный к нему бортом, вел огонь вдоль улицы. Наводчик танка Локвуда выпустил четыре 17-фунтовых снаряда по "Тигру". Один из них попал в борт ганка, и над ним показался дым, а затем и пламя. Затем последовал ответный выстрел "Тигра", который обрушил на "Шермана" половину здания и полностью завалил его. Пока англичане освобождали свою машину из-под обломков, немцы исчезли. Получив лишь небольшие повреждения, "Тигр" Виттмана, прежде чем покинуть место побоища, сумел уничтожить и последний "Кромвель"…

Виттман, в ходе беспощадного поединка за 5 минут разгромив в пух и прах передовой отряд 7-й бронетанковой дивизии, дозаправил свой "Тигр", пополнил боеприпасы и своевременно присоединился к остальной четверке "Тигров" и немецкой пехоте. Они обрушились на уцелевшие английские войска в районе высоты с отметкой 213…"

"Королевский Тигр"выдвигается на боевую позицию

На стволе этого штурмового орудия нанесены отметки о победах в танковых поединках

Нужно учесть, что Виттману противостояли танкисты отборной 7-й бронетанковой дивизии англичан, отличившиеся во время боев в Африке. Всего в одном бою с танками Виттмана англичане потеряли 24 танка и 28 других бронеединиц – для сравнения, их потери за предыдущие два дня боев составили только 4 танка.

И все же англичанам в тот день удалось серьезно повредить его боевую машину. Экипаж уничтожил свой танк и отправился в район позиций учебной танковой роты.

Последний бой Михаэль Виттман принял 8 августа 1444 года против танков М4 "Шерман" наступающей 4-й канадской танковой дивизии. Экипаж с 1800 метров подбил два "Шермана" из 1-го эскадрона. Чтобы разорвать строй атакующих, танк Виттмана рванулся вперед и экипаж подбил третьего "Шермана" (последняя уничтоженная боевая машина противника немецким асом), но тут же запылал сам, получив пять попаданий с близкой дистанции. Всего на счету Михаэля Виттмана – 138 танков, 132 самоходки и множество другой уничтоженной боевой техники противника.

В вермахте были и другие результативные танковые экипажи. Так, на счету лейтенанта Отто Кариуса – 150 танков и САУ (по другим данным – 200 машин) противника. Он в одном бою смог поразить 10 советских танков Т- 34. Экипаж "Тигра", которым командовал унтер-офицер Мюллер, в одном из боев под Нарвой уничтожил 25 советских машин, а экипаж лейтенанта Штрауса – 13.

12 января 1943 года началось наступление советских войск под Ленинградом. В отражении атак наступающих частей участвовала и 1-я рота 502-го тяжелого танкового батальона. Четыре "Тигра" были включены в состав обороны 96-й пехотной дивизии. В боях в районе Шлиссельбурга лейтенант Бодо фон Гартель меткой стрельбой из "Тигра" уничтожил 12 танков Т-34/76, а унтерфельдфебель Болтер – 5 танков Т- 34/76. "Тигры" были опасным противником не только для советских танков, но и, как мы убедились, для танков союзников. Так, 22 июля 1944 года во время отражения атаки американских танков ефрейтор Рюринг из 504-го тяжелого танкового батальона уничтожил 12 "Шерманов", причем остальные 11 танков, участвовавших в схватке, были в панике брошены своими экипажами. Во время боя за итальянский город Анцио 24 февраля 1944 года командир взвода лейтенант Зинт из 508-го тяжелого батальона (на вооружении были танки T-VIH "Тигр") подбил 11 танков, а унгерфельдфебель Хаммершмидт – 6 танков союзников.

Экипаж "Пантеры" на отдыхе

Ну а как проявили себя экипажи более мощных немецких танков – T-V1B "Королевский тигр"? Приведу несколько описанных в литературе примеров. Результат экипажа танка, которым командовал унтершарфюрер Карл Броман, – 66 танков. 12 танков Т-34/85 и самоходку СУ-85 уничтожил в завершающих боях 1945 года экипаж лейтенанта Обербаха. А 6 апреля "Королевский тигр" унтерфельдфебеля Керхера расстрелял 10 советских танков. В боях за Венгрию "Королевские тигры" обер-фельдфебеля Нейгауса и унтер-фельдфебеля Куленанса уничтожили соответственно 14 и II советских танков.

Безусловно, показывали свои "когти и другие хищники из гитлеровского зверинца". Так, командир танка T-VG "Пантера" лейтенант Баркман к копну войны уничтожил 60 танков.

Опасным противником были и немецкие самоходки. СУ "Насхорн" ("Носорог") лейтенанта Альберта Эрнста уничтожила 33 советских танка. Командир самоходки "Штурмгешутц III" Кирхер в боях за Волхов подбил 30 советских танков. 17 января 1942 года лейтенант Данмаи на своей самоходке уничтожил 16 танков Т-26 и 3 танка КВ. 10 мая 1943 года во время боев на Курской дуге экипаж самоходной установки "Штурмгешутц III", которой командовал лейтенант Триспел, – 12 танков Т-34/76. На счету командира самоходки обер-лейтенанта Шуберта к концу войны числилось 37 уничтоженных танков.

А ТЕПЕРЬ О СЛЕДУЮЩЕМ. Стоит ли писать об асах гитлеровских "панцерваффе", их боевых достижениях? Думается, стоит. И вот почему. Да, солдаты вермахта (солдаты гитлеровской Германии) прошлись огнем и мечом по нашей земле, они были, есть к будут для нас ненавистными захватчиками. Но мы должны помнить и о том, что в цивилизованных странах всегда уважительно относились к противнику в плане его умения воевать. Мы должны помнить и о том, что немецкая армия была профессиональной армией, а наш солдат сокрушил ее. Мы должны помнить о том, что немецкий солдат воевал грамотно, был хорошо обучен, но нашей армии ценой очень больших потерь и усилий удалось разгромить германскую военную машину. И если сегодня подчеркнем профессиональные стороны противника, мы ни в коем случае не принизим заслуг и мастерства советского солдата. Ничто не сравнится с его подвигом в годы Великой Отечественной войны. Военные говорят – уважай противника и ты победишь. Солдат вермахта был умен, хитер и коварен. И здесь можно сказать словами поэта Константина Симонова:

Да, враг был храбр.

Тем больше наша слава.

Тяжелый многобашенный танк PzKpfw «NbFz» 1940 г.

Сверхтяжелый танк PzKpfw «Maus» 1944 г.

Японские бомбардировщики Ки.30 бомбят полуостров Батаан, Филлипины

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ Олег ЛЕЙКО

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

"Танковые Асы" World of Tanks ивент с 27 октября по 28 ноября 2016 года

Вброс информации в интернете про ивент World of Tanks «Танковые Асы», совсем недавно публиковалась информация про новогодний ивент от Wargaming, а именно про ИСКУСCТВО ВОЙНЫ WoT, схожесть есть, но с внесенными правка в сторону игроков World of Tanks.

  1. Ивент «Танковые Асы» World of Tanks
  2. Призы за участие в ивенте «Танковые Асы» WoT
  3. Официальное видео события «Танковые Асы» World of Tanks
  4. Видео от Юши (PROТанки) о грядущем ивенте WoT

Ивент «Танковые Асы» World of Tanks

Ивент «Танковые Асы» World of Tanks будет проходить с 27.10.2016 по 28.11.2016 года, ровно месяц. Цель ивента, получить максимально показатель на танке чистого опыта без учёта премиум аккаунта, резервов или х2 ежедневных. Проходит можно на любом танке выше 6 уровня WoT, за исключением САУ — на ней проходить ивент «Танковые Асы» нельзя. Что весьма положительно должно сказаться на рандоме игры и уменьшить количество игроков катающихся на артиллерии, достойный плюс! Выполнять ЛБЗ или условия какие-то не нужно, всего лишь, лучше отыграть всего.

Далее за месячный срок, а именно с 27 октября необходимо провести наилучшие серию из 5 боев (учитывается усредненный показатель опыта) на любой технике выше 6 уровня WoT. Система автоматически выбирает лучшие бои на танке, к примеру:

Серия из пяти боев необходимо, для исключения подставных боев. Если остальные бои будут откатаны хуже предыдущих, то и показатель уменьшается. Чем выше будет полученный опыт, то и попасть в том 100 больше шансов. Попытки хитрить и играть подставные бои, будут разоблачены и вынесены наказания. Участвовать будут все игроки, вне зависимости хотят ли они этого или нет

Призы за участие в ивенте «Танковые Асы» WoT

Танков достаточно много и попасть в разные категории на разных танках весьма реально, а если сделать небольшую аналитику и играть на танках не пользующихся популярностью у игроков WoT, можно всьма выгодно занять нужно место в ТОП 1000 ивента «Танковые Асы». Главный приз ивента — это Type 59 (мечта всех школьников), получат только участники занявшие 1 место на техники 10 уровня WoT, так же медали всем участникам попавшие в топ 1000 выглядят следующим образом:

Победители занявшие места на технике 10 уровня World of Tanks, получат следующие призы указанные в таблице и там же призовые места на технике 9, 8, 7 и 6 уровня WoT:

Призовая техника события «Танковые Асы»:

Также, все кто займет любое место с 1 по 1000 на технике WoT в конце ивента получит уникальную иконку в XVM. Будет добавить специальный значок, с изображение танка который попал в инвет «Танковые Асы» и занял призовое место.

Официальное видео события «Танковые Асы» World of Tanks

Видео от Юши (PROТанки) о грядущем ивенте WoT

wot-info.ru

«Танковые асы»


Танкисты!

Головокружительные манёвры и неоспоримое мастерство можно увидеть не только в киберспортивных трансляциях. Мы знаем, что у всех игроков есть соревновательная жилка, собственные проверенные тактики и множество эпичных побед в случайных боях. Пришло время раскрыть потенциал в новом уникальном игровом событии «Танковые асы»!

image

Все игроки смогут поучаствовать в этом событии с 27 октября 6:30 (МСК). На протяжении месяца танкисты будут соревноваться в мастерстве на танках и ПТ-САУ VI-X уровней в случайных боях. Каждый игрок, попавший в список лучших в течение месяца (до 28 ноября 6:30 по Москве), покроет свой никнейм славой и получит особые награды, среди которых легендарный китайский средний танк Type 59. Кроме того, игрокам, которые покажут отличные результаты и попадут в топ-3, топ-100 и топ-1000 на любой машине, допущенной к участию в событии, будут выданы уникальные медали.

image

Условия

image

Каких-либо ограничений по участникам нет: абсолютно любой игрок может показать всем, как играют мастера. Сложных требований тоже не будет. Все правила сводятся к одному: скорее в бой! Вы можете выбрать почти любую машину VI уровня и выше, за исключением САУ и некоторых редких танков (полный список представлен на странице события). Формат — режим «Случайный бой». Кроме того, вы сможете объединить усилия с друзьями, играя во взводе.

Регламент

После пяти боёв на одной машине подряд вы автоматически включаетесь в гонку за звание танкового аса и соответствующими наградами. Ваша начальная позиция в рейтинге события определяется по среднему показателю «чистого» опыта за эти первые пять боёв. Именно поэтому всё зависит исключительно от ваших навыков (списать всё на злой рок не получится). Вы сами решаете, сколько времени посвятить событию: можно сыграть всего 5 боёв и остановиться, если результат вас устраивает. Если же вы думаете, что ещё не продемонстрировали лучшую игру на какой-то машине, продолжайте сражаться и займите почётное место в топ-1000.

image

Победители будут определяться для каждого танка и ПТ-САУ. Статистика рассчитывается отдельно для каждой машины, поэтому вам не обязательно останавливаться на чём-то одном. Например, вы можете сыграть 5 боёв на ИС-3, чтобы попасть в список участников события, а затем выбрать другую машину. После пяти и более сражений на машине, которая подходит по критериям участия, вы вступаете в гонку за попадание в топ-1000 игроков, которые также сыграли на этой машине.

Бои на одном танке не прерывают серию на другом.

Результаты и рейтинг

image

Статистика собирается в течение всего события и обновляется ежедневно. Вы сможете проверить свой рейтинг в любой момент в разделе «Танковые асы» на портале (таблица рейтинга станет доступна 27 октября). Кроме того, вы сможете проверить рейтинг, не выходя из игры, — с помощью специального мода, который был разработан именно для этого игрового события. После установки мода вы сможете увидеть информацию о своих успехах на определённой машине (текущий счёт и позиция в рейтинге будут указаны возле иконки машины на панели техники). Во всплывающей подсказке с тактико-техническими характеристиками вы также увидите свою текущую позицию в рейтинге и подробную информацию обо всех сериях из 5 боёв и последних 5 боях, проведённых на определённой машине.

Запускайте моторы и покажите всем, на что способны!

wot-news.com

Забытые танковые асы » Военное обозрение

Великая Отечественная война - это война миллионов советских граждан против фашизма. Но среди этих миллионов встречаются незаслуженно забытые герои. Их подвиги и сейчас будоражат умы, а еще семьдесят лет назад их имена знал каждый советский гражданин. О двух танковых гениях - в материале "РГ".


Витольд Михайлович Гинтовт

Родился 7 марта 1922 года в деревне Слободщина, недалеко от Минска, по национальности - белорус. На фронт попал в декабре 1941 года, в 200-ю танковую бригаду. Практически в первом же бою экипаж Т-34, в котором Гинтовт был механиком-водителем, попал в катастрофическую ситуацию. Танку Гинтовта и еще двум десяткам человек пехоты было приказано сдерживать наступление на стратегически важную высоту. По первоначальным данным, численность противника на этом участке была невелика, но на деле все оказалось иначе. Так, первым делом засевшие в засаде танкисты увидели строй из 20 танков противника, а за ними маршировали две сотни солдат вермахта. Тридцатьчетверка сделала два выстрела, и два PzKpfw III охватил огонь.


Танкисты 45-й гвардейской танковой бригады Герои Советского Союза (слева направо): Михаил Чугунин, Григорий Богданенко, Витольд Гинтовт, Михаил Замула, Геннадий Корюкин, Владимир Максаков и Федосий Кривенко. Фото: wikimedia.org

Дальнейшая схватка представлялась довольно удачной, ведь слабые пушки немецких танков в 1941 году практически не пробивали Т-34. Но практически - это не всегда, и один шальной выстрел немецкого танка повредил орудие тридцатьчетверки. Теперь, когда советский "монстр" перестал наводить ужас на ряды наступающих, PzKpfw III начали медленно его окружать. Тогда механик-водитель Гинтовт решил тараном проложить путь к свободе. Смяв одно противотанковое орудие и танк, он почти вырвался из окружения, но теперь подвел двигатель… Машина заглохла, орудие было разбито, на расстоянии в несколько метров танк снова окружили немецкие машины, а вражеская пехота стала колотить в борта Т-34 прикладами, призывая советских солдат сдаться. Но вместо белого флага из люка машины были выброшены гранаты, раздалось несколько автоматных очередей.

Подсчитав свои потери, немцы решили расправиться с экипажем с особой жестокостью - на тридцатьчетверку накинули брезент, пропитанный горючим, и подожгли. Советский экипаж в это время уже мысленно прощался с жизнью, и только мехвод Гинтовт раз за разом пытался "разбудить" не вовремя заглохший двигатель. И вот он, рокот запустившегося движка! На полном ходу советский танк перевернул PzKpfw III и устремился в поле, но здесь удача отвернулась от него. Вражеский снаряд нашел уязвимое место в броне Т-34 - он попал в кормовую часть и убил троих человек. Только благодаря везению единственный выживший, раненый механик-водитель Гинтовт, смог опять запустить двигатель и отступить к своим.

После лечения Витольд Михайлович участвовал в Курской битве с новым экипажем. Здесь еще больше раскрылся его талант управления боевой машиной. Грамотно расположив свой танк, Гинтовт добился того, что вражеские машины видеть его не могли, а он мог спокойно расстреливать их во фланг. Свой счет в этом бою он увеличил на четыре вражеских танка, включая "Тигр" и "Пантеру".

Лихой механик-водитель отличался и смекалкой. Во время боев под Винницей лишь его танк прорвался в город Гусятин - важный транспортный узел, который занимали немцы. Устроив хаос и панику в рядах солдат, оккупировавших город, тридцатьчетверка блокировала три железнодорожных состава, попутно уничтожив до сотни человек пехоты противника. Разумно рассудив, что до похода основных частей Красной Армии еще далеко, а ситуация требует еще одного орудия, старшина Гинтовт разделил экипаж танка на две части. Одна осталась в Т-34, а другая завладела трофейной "Пантерой", которую тут же скатили с железнодорожного состава. Таким необычным составом группа отбивалась от атак противника целые сутки, но позиций не сдала и дождалась подхода остальных сил.

Всего же на счету танкиста-аса Витольда Гинтовта числятся подбитыми и выведенными из строя 21 танк, 80 автомашин, 27 орудий противника. Был награжден званием Герой Советского Союза.

Александр Федорович Бурда


Герои Советского Союза Александр Федорович Бурда, Фрол Евстафьевич Столярчук, Евгений Алексеевич Луппов. Фото: waralbum.ru



Родился 12 апреля 1911 года в деревне Ровеньки (ныне город в Луганской области). Семья была по-крестьянски большой - девять детей. Рано остался без отца, тот погиб в гражданскую войну, поэтому с детства умел брать на себя обязанности и не уходить от ответственности. Работал шахтером, электромонтером. В армию пошел в 1934 году, во время Великой Отечественной войны повезло попасть в легендарную 1-ю гвардейскую танковую бригаду, возглавляемую Катуковым.


К концу июля 1941 года на счету Бурды было восемь танков и несколько бронемашин врага. В сентябре Бурда уже командует ротой в 4-й танковой бригаде Катукова. Его Т-34 и КВ-1 совместно с силами 1-го танкового батальона громят целую колонну немецкой техники и пехоты на подходе к Орлу, а сам он подбивает еще десять танков.

Десятки кавалеристов лично были обязаны жизнью Бурде, зимой 1943 года танки его полка нашли, а потом вывезли на своей броне из окружения уже отчаявшихся солдат. А по пути была уничтожена очередная танковая колонна.

Помимо своих военных талантов Алексей Федорович обладал и вполне себе творческими. Замечательно пел, танцевал, в общем, как говорят, был душой компании.

"- Знакомьтесь, - сказал комиссар штаба Мельник, подводя меня к коренастому танкисту в теплом комбинезоне, скрывавшем знаки различия, - старший лейтенант Александр Бурда. Это наш герой, один из победителей Гудериана, а впереди у него еще более блестящая военная карьера, ручаюсь. Посмотрите, как он здесь устроился...

Я крепко сжал протянутую мне жесткую, мозолистую руку и с волнением взглянул в мужественное лицо человека, о котором слышал столько невероятных историй. Из-под черного танкистского шлема выбилась прядь русых волос. В ясных серых глазах прятались хитроватые искорки. Был этот человек среднего, по правде сказать, даже невысокого роста, его жестам были присущи та легкость и ловкость, какие вырабатывает привычка к физическому труду. По синим отметинам на коже, которые оставляют навечно проникшие под кожу острые частички угля, можно было безошибочно догадаться, что перед нами бывший шахтер. Природа одарила его крепким здоровьем и смекалистой головой, он, что называется, никогда не лез в карман за словом, был человеком веселого склада, но привлекать к себе внимание не любил, тем более ненавидел хвастать, а когда его хвалили, чувствовал себя неловко" (из книги "Люди сороковых годов" Ю.А. Жукова).

25 января 1944 года в прямой видимости от штаба танковой бригады в районе села Цыбулев (ныне Черкасская область на Украине) показались двенадцать танков "Тигр". До этого они смогли вырваться из Корсунь-Шевченковского котла, и теперь подъезжали к командному пункту советских войск. В штабе находились ценные карты передвижения Красной Армии, и их захват мог означать провал многих операций. В этот момент в командном пункте находился только экипаж гвардии полковника Алексей Бурды. Быстро оценив ситуацию и желая дать больше времени на спасение штабных документов, ас на единственном танке поехал на встречу неминуемой гибели. Но перед своей смертью он успел подбить еще два "Тигра".

Его смерть не была напрасной, карты и документы успели спасти, а подоспевшие части уничтожили танки врага. За свой подвиг Алексей Федорович Бурда был посмертно награжден званием Герой Советского Союза. Всего же на его счету более 30 танков, 40 автомашин и более 100 пехотинцев врага.

topwar.ru

Лучшие танковые асы Второй мировой войны — Рамблер/новости

Когда говорят об асах Второй мировой войны, то обычно имеют в виду летчиков, но роль бронетехники и танковых войск в этом конфликте также нельзя недооценивать. Были асы и среди танкистов.

Курт Книспель

Курт Книпсель считается самым результативным танковым асом Второй мировой войны. На его счету почти 170 танков, однако не все из его побед до сих пор являются подтвержденными. За годы войны он уничтожил 126 танков в качестве наводчика (20 неподтвержденных), в качестве командира тяжелого танка — 42 танка противника (10 неподтвержденных).

Книпсель четыре раза был представлен к Рыцарскому кресту, но так и не получил этой награды. Биографы танкиста связывают это с его непростым характером. Историк Франц Куровский в своей книге о Книпселе пишет о нескольких инцидентах, в которых тот показывал далеко не самую лучшую дисциплину. В частности — вступился за избиваемого советского солдата и подрался с немецким офицером.

Курт Книпсель скончался 28 апреля 1945 года, после ранения, полученного в бою с советскими войсками около чешского города Востиц. В этом бою Книпсель уничтожил свой 168-ой официально зарегистрированный танк.

Михаэль Виттман

Михаэля Виттмана, в отличие от Курта Книпселя, было удобно делать героем Рейха, даже несмотря на то, что не все в его «геройской» биографии было чисто. Так, он утверждал, что во время зимних боев на Украине в 1943-1944 годах уничтожил 70 советских танков. За это 14 января 1944 года он получил внеочередное звание и был награжден Рыцарским крестом и дубовыми листьями к нему, однако по истечении некоторого времени выяснилось, что на этом участке фронта РККА вовсе не располагало танками, а Виттман уничтожил две «тридцатьчетверки», захваченных немцами и состоявших на службе Вермахта. Экипаж Виттмана в темноте не разглядел опознавательных знаков на башнях танков, и принял их за советские. Тем не менее, немецким командованием было решено не афишировать эту историю. Виттман принимал участие в боях на Курской дуге, где, по его словам, уничтожил 28 советских самоходных орудий и около 30 танков.

По информации немецких источников, по состоянию на 8 августа 1944 года, на счету Михаэля Виттмана числились уничтоженными 138 танков и САУ противника и 132 артиллерийских орудия.

Зиновий Колобанов

Подвиг танкиста Зиновия Колобанова вошел в Книгу рекордов Гинесса. 20 августа 1941 года 5 танков роты старшего лейтенанта Колобанова уничтожили 43 немецких танка, 22 из них было подбито в течении получаса. Колобанов грамотно выстроил оборонительную позицию.

Замаскированные танки Колобанова встретили танковую колонну немцев залпами. Сразу же были остановлены 3 головных танка, затем командир орудия Усов перенёс огонь на хвост колонны. Немцы были лишены возможности маневра и не смогли выйти из сектора обстрела. Танк Колобанова подвергся массированному обстрелу. За время боя он выдержал более чем 150 прямых попаданий, но крепкая броня КВ-1 выстояла.

За свой подвиг члены экипажа Колобанова были представлены к званию Героев Советского Союза, но награда опять не нашла героя. 15 сентября 1941 года Зиновий Калабанов получил тяжелое ранение (были повреждены позвоночник и голова), когда во время дозаправки танка и загрузки боекомплекта рядом с КВ-1 взорвался немецкий снаряд. Однако летом 1945 года Колобанов снова вернулся в строй и служил в советской армии ещё 13 лет.

Дмитрий Лавриненко

Дмитрий Лавриненко был самым результативным советским танковым асом Второй мировой войны. Всего за 2,5 месяца, с октября по декабрь 1941 года он уничтожил или вывел из строя 52 два немецких танка. Успешность Лавриненко можно объяснить его решительностью и боевой смекалкой. Воюя в меньшинстве против превосходящих сил противника, Лавриненко удавалось выходить из почти безвыходных ситуаций. Всего ему довелось участвовать в 28 танковых боях, трижды он горел в танке.

19 октября 1941 года танк Лавриненко отстоял от немецкого вторжения Серпухов. Его Т-34 в одиночку уничтожил моторизованную колонну противника, которая наступала но шоссе из Малоярославца на Серпухов. В том бою Лавриненко, кроме боевых трофеев, удалось раздобыть и важные документы.

5 декабря 1941 года советский танковый ас был представлен к званию Героя Советского Союза. Уже тогда на его счету числилось 47 уничтоженных танков. Но танкиста наградили только орденом Ленина. Однако к тому времени, когда должно было состояться награждение, его уже не было в живых.

Звание Героя Советского Союза Дмитрию Лавриненко присвоили только в 1990 году.

Крейтон Абрамс

Нужно сказать, что мастера танкового боя были не только в немецких и советских войсках. Были свои «асы» и у союзников. Их них можно отметить Крейтона Абрамса. Его имя сохранилось в истории, знаменитый американский танк М1 назван в честь него.

Абрамс был тем, кто организовал танковый прорыв от нормандского побережья до реки Мозель. Танковые части Крейтона Абрамса дошли до Рейна, при поддержке пехоты спасли окруженную немцами десантную группу в немецком тылу.

На счету частей Абрамса около 300 единиц техники, правда, по большей части не танков, а грузовиков снабжения, бронетранспортеров и прочей вспомогательной техники. Количество подбитых танков среди «трофеев» частей Абрамса невелико — примерно 15, из них 6 числится лично за командиром.

Основная заслуга Абрамса была в том, что его частям удалось перерезать коммуникации противника на большом участке фронта, что существенно усложнило положение немецких войск, оставив их без снабжения.

news.rambler.ru

Читать книгу Танковые асы Второй Мировой Михаила Барятинского : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 18 страниц]

Михаил Барятинский
Танковые асы Второй Мировой

Танковые асы – кто они?

Ас, как известно, слово не русское. В буквальном переводе с французского языка – это туз. Обыкновенный карточный туз. Применительно к особо отличившимся летчикам военной авиации оно стало использоваться в годы Первой мировой войны. Французы любили украшать свои самолеты знаками карточных мастей. По-видимому, отсюда и пошло. Вскоре система присвоения этого, хоть и неофициального, но весьма почетного звания была упорядочена: асами стали называть летчиков, добившихся не менее пяти побед.

В период Второй мировой войны заявить об уничтожении вражеского самолета просто на словах стало практически невозможно. В Люфтваффе, например, для подтверждения этого факта требовались либо показания фотопулемета, либо свидетельства других летчиков, принимавших участие в бою, либо и то и другое. В советских ВВС этот процесс был еще более сложным: факт уничтожения вражеского самолета должны были подтвердить сухопутные войска. Если же воздушный бой проходил над территорией противника, то сбитый советским летчиком немецкий самолет вообще не засчитывался. Фотопулеметов в советской авиации долгое время не было. Они появились только в середине войны на части ленд-лизовских самолетов. На отечественных машинах (и то далеко не на всех) их стали устанавливать только в конце войны.

Немецкий легкий танк Pz.I Ausf.B.

Вместе с тем и одного свидетельства сухопутных войск было недостаточно. К месту падения вражеского самолета выезжала техническая группа из части, в которой служил сбивший его летчик, и окончательно фиксировала факт уничтожения. В результате счет, который велся пилотом, мог отличаться от официального, причем существенно. Однако гласности предавались, и по сей день известны нам, именно официальные числа, которые, как правило, сомнению не подвергаются. Так, например, советский ас А.И.Покрышкин по официальным данным сбил 59 вражеских самолетов, в то же время его личный счет примерно в полтора раза больше.

Пожалуй, единственное, что облегчало подсчет сбитых вражеских самолетов это то, что истребитель все-таки оружие индивидуальное. Даже в двухместных машинах этого класса пилотировал самолет и вел огонь по противнику один и тот же человек. Так что кому присваивать титул ас было более или менее понятно. Некая этическая проблема возникает тут лишь с ведомым. Истребители, как известно, всегда летают парой. В советских ВВС вплоть до конца 1942 года звено вообще состояло из трех машин. Любой летчик хорошо знает, как много в воздушном бою зависит от ведомого. Но при этом сбивает главным образом ведущий, а ведомый остается в его тени. Все знают, например, самого результативного советского летчика Великой Отечественной войны трижды Героя Советского Союза И.Н.Кожедуба, но мало кому известно кто был его ведомым.

Было в истребительной авиации еще одно понятие – бой в группе. Когда невозможно было выяснить, кто из пилотов конкретно сбил вражеский самолет, поступали просто: победа записывалась на командира группы.

Читатель может задаться вопросом – зачем понадобилось столь пространное «авиационное» вступление к книге, посвященной самым результативным танкистам? Оно необходимо для понимания, как общности темы, так и весьма существенных различий между асами в авиации и асами-танкистами.

Само понятие «танковый ас» появилось только в начале Второй мировой войны. Первыми подсчитывать подбитые вражеские танки стали немцы и вплоть до 1941 года только они этим и занимались. Для остальных эта проблема была неактуальной, либо по причине полного отсутствия в их армиях танков, либо по причине их малочисленности. Составить конкуренцию немцам в начальный период Второй мировой войны могли бы только французские танкисты, если бы Франция не потерпела бы столь стремительного поражения. Не значатся асы и в списках личного состава танковых войск Великобритании и США. Танков и танкистов у тех и у других было достаточно, однако ограниченность применения танковых войск, как по времени, так и по месту не позволила танкистам этих стран проявить себя. Кроме того, ни американцы, ни англичане особо не стремились вести танковые дуэли с немцами. Поскольку наибольшего размаха танковые сражения достигли на Восточном фронте, то в итоге получилось, что танковые асы имеются только в рядах Панцерваффе и советских танковых войск.

Наиболее скурпулезно, можно даже сказать с любовью, подсчитывали свои победы и своих асов немцы. Делалось это не только с целью воздать должное самым результативным и умелым солдатам и офицерам, но и с вполне понятной пропагандистской целью. Работа эта продолжилась и по окончании Второй мировой войны. На Западе в послевоенные годы вышло в свет множество книг на эту тему. Некоторые из них сейчас издаются и на русском языке. Всем свойственны известная тенденциозность в освещении фактов, а порой и просто необъективность. Одни только жизнеописания немецких героев-танкистов, вышедшие из-под пера Франца Куровски чего стоят. Читаешь и удивляешься – не люди, а коньки-горбунки какие-то, разящие врагов волшебным мечом Зигфрида! Тем не менее, работу свою эти книги делают: имя «самого результативного танкиста всех времен и народов» Михаэля Витмана известно многим, а скажем, кто такой Лавриненко – только узкому кругу интересующихся этой темой лиц.

Немецкий легкий танк Pz.II Ausf.F.

Советский легкий танк Т-26 обр.1933 г.

Результативность танкистов напрямую зависела от характера боевых действий и тактики их ведения. Совершенно очевидно, что применявшаяся в немецких тяжелых танковых батальонах тактика позволяла экипажам боевых машин добиваться высокого процента попаданий. Способствовал этому и характер боевых действий: на завершающем этапе Второй мировой войны Вермахт вел в основном оборонительные бои. Однако следует признать, что эти факторы не имели решающего значения. Причина высокой результативности немецких танкистов и эффективных действий танковых войск в целом состоит в другом. За 11 лет в Германии было изготовлено чуть более 50 тыс. танков и самоходных орудий, в то время как в СССР только за годы Второй мировой войны – 109 100 танков и САУ, в США – 135 100 в Великобритании – 24 800. Выпустив танков и САУ в пять раз меньше, чем свои основные противники, Германия смогла создать такие танковые войска, которые на протяжении всех лет войны, вплоть до ее последних дней, были в состоянии наносить мощные удары. В связи с этим достаточно вспомнить контрнаступление немецких войск в Арденнах в декабре 1944 года и в районе озера Балатон зимой 1945 года.

Советский колесно-гусеничный танк БТ-7 обр.1937 г.

В обоих случаях, не имея абсолютно никакого превосходства в танках (как впрочем, и в остальных силах и средствах) ни на Западном, ни на Восточном фронте, немцы сумели добиться его на направлениях главных ударов, которые были отбиты колоссальным напряжением сил, как западных союзников, так и Красной Армии.

Все это свидетельствует о высоком уровне боевой подготовки рядового и офицерского состава германских танковых войск, а также о надежности бронетанковой техники, позволявших длительное время эксплуатировать танки и САУ без выхода их из строя по техническим причинам. Немецким конструкторам удалось добиться и неплохих боевых характеристик своих броневых машин. Хорошее вооружение, отличные оптика и средства связи, надежные двигатели и ходовые части, комфортные условия работы экипажа – все это вкупе с уже упомянутой отличной боевой подготовкой танкистов позволяло немцам всю войну обходиться меньшим количеством танков и САУ, чем их противники, и наносить им весьма ощутимые потери. В подтверждение этого факта достаточно упомянуть, что во время Второй мировой войны советские танки в среднем ходили в атаку три раза, немецкие же – 11 раз, а за одну подбитую «Пантеру» американцы «платили», как правило, пятью «шерманами»! Соотношение потерь на Восточном фронте было не лучше.

Так, например, уже не раз упоминавшийся 502-й тяжелый танковый батальон выделяется числом своих побед на фоне других частей и подразделений, оснащенных «тиграми». По немецким данным за все время его нахождения на фронте с 1942 по 1945 год танкисты этого батальона уничтожили 1400 советских танков! При этом собственные потери составили 105 «тигров» и восемь «королевских тигров». Соотношение примерно 1:12! Правда о том, сколько было потеряно танков Pz.HI, находившихся в составе батальона вплоть до мая 1943 года, немецкие источники скромно умалчивают, как, впрочем, и о том, сколько из этих 1400 танков подбили «тройки». Однако, при внимательном изучении, невольно обращаешь внимание на одну существенную деталь. Дело в том, что и в воспоминаниях немецких танкистов, и в журналах боевых действий тяжелых танковых батальонов, изданных на Западе, смешиваются (вольно или невольно) понятия «уничтожен» и «подбит». Причем вне зависимости от того, на каком языке написана та или иная книга. И в немецком и в английском языке эти понятия четко различаются! Взять хотя бы данные по 502-му батальону: о себе немцы сообщают безвозвратные потери (что понятно – батальон-то в итоге уничтожили весь), а о нас? Очень «точное» число с двумя нулями на конце – это все-таки уничтожено или подбито? Разница существенная: если уничтожено, то это безвозвратные потери, если подбито, то танк может быть отремонтирован и возвращен в строй. И как определить уничтожен вражеский танк или подбит, особенно если поле боя осталось не за тобой, а стрелял ты по нему с дистанции в 1,5 км?

Немецкий средний танк Pz.III Ausf.J.

В ходе Второй мировой войны безвозвратные потери как правило составляли 30–40 % от общих потерь. А значит, в итоге выходим на примерное число в 490 уничтоженных 502-м батальоном советских танков. Его и надо сравнивать с немецкими безвозвратными потерями. Соотношение при этом получается уже иное – 1:5, что действительно близко к истине и совпадает с соотношением потерь на западном фронте.

Впрочем, утешительного во всем этом мало. Становится понятным, какую цену заплатили наши солдаты за победу в Великой Отечественной войне. Что же касается результативности отдельных немецких танкистов, то даже если огульно уменьшить их победы вдвое, то все равно она будет существенно выше, чем у наших.

Причин тут несколько, причем все они тесно связаны между собой. То, что уровень боевой подготовки немецких танкистов был очень высоким, в доказательствах не нуждается. Этому вопросу и в Вермахте и в войсках СС уделялось большое внимание, как и вопросу сработанности экипажей. Причем последнему, судя по всему, даже больше – ведь танк, как не крути, оружие коллективное. Сработавшийся экипаж холили и лелеяли. Раненый танкист после излечения в абсолютном большинстве случаев возвращался не просто в свою часть, а в свой экипаж, члены которого в результате понимали друг друга не только с полуслова, а с полувзгляда.

В Красной Армии и с тем и с другим дело обстояло гораздо хуже. Вот что вспоминал по этому поводу В.П.Брюхов, закончивший в 1942 году Сталинградское танковое училище, эвакуированное к тому времени в Курган: «…Надо сказать, учебная база была очень слабой. Я после войны посмотрел немецкий учебный комплекс в Австрии. Конечно, он был намного лучше. Например, у нас мишени для стрельбы из орудий были неподвижные, мишени для стрельбы из пулеметов – появляющиеся. Что значит появляющиеся?

Немецкий средний танк Pz.IV Ausf.D.

В окоп, в котором сидит солдатик, проведен телефон, по которому ему командуют: «Показать! Опустить!» Положено, чтобы мишень появлялась на 5–6 секунд, а один дольше продержит, другой – меньше. У немцев на полигоне была установлена система блоков, управляемая одним большим колесом, оперирующая и орудийными, и пулеметными мишенями. Колесо крутили руками, причем от скорости вращения этого колеса зависела продолжительность появления мишени. Немецкие танкисты были подготовлены лучше, и с ними в бою встречаться было очень опасно. Ведь я, закончив училище выпустил три снаряда и пулеметный диск». И это подготовка в офицерском училище! Что уж тут говорить о подготовке рядового состава. Механиков-водителей готовили три месяца, радистов и заряжающих – месяц. После получения танков на заводе некоторое время уходило на сколачивание экипажей и боевых подразделений. Для экипажа А.М.Фадина, например, это сколачивание свелось к следующему: «Мы получили на заводе новехонькие танки. Маршем прошли на них на наш полигон. Быстро развернулись в боевой порядок и осуществили атаку с ходу с боевой стрельбой. В районе сбора привели себя в порядок и. вытянувшись в походную колонну, начали движение к железнодорожному вокзалу на погрузку для следования на фронт». И все…

Советский средний танк Т-28.

По прибытии в действующую армию «сколоченные» таким образом экипажи часто распадались еще до того, как вступали в бой. В частях, куда прибывало пополнение, имелись так называемые «безлошадные» танкисты, уже побывавшие в боях. Они и заменяли на прибывших танках необстрелянных командиров и механиков-водителей. В дальнейшем экипаж также не был «постоянной величиной» – командование нисколько об этом не заботилось. Раненые танкисты после госпиталя в абсолютном большинстве случаев в свою часть и свой экипаж не возвращались. Более того – они не всегда возвращались даже в танковые войска. Хорошей иллюстрацией такого подхода может служить фронтовая биография Р.Н.Уланова. До ранения в январе 1943 года он возил на прицепе к «полуторке» ГАЗ-АА 120-мм полковой миномет. Затем попал в 15-й учебный самоходно-артиллерийский полк, где стал механиком-водителем СУ-76. По его воспоминаниям программа обучения предусматривала 18 часов вождения, реально же получалось не более трех. Попав в сентябре на фронт, провоевал около двух месяцев – машину подбили. Уланова опять пересадили на «полуторку» – возить раненых, потом офицера связи полка. В декабре его грузовик подорвался на мине, опять госпиталь, затем рота охраны штаба 13-й армии, где его посадили на трофейный танк Pz.IV, а затем на бронеавтомобиль БА-64. В мае 1944 года механика-водителя САУ направили на курсы младших лейтенантов 13-й армии, готовивших командиров стрелковых и пулеметных взводов! Курсы Р.Н.Уланов закончил в августе 1944-го, но повоевать в пехоте ему не пришлось. Случай вернул его обратно в самоходную артиллерию.

Помимо подготовки танкистов и экипажей, так сказать низового звена, в Вермахте огромное внимание уделялось налаживанию четкого взаимодействия в бою между танковыми подразделениями, а также взаимодействия с другими родами войск: пехотой, артиллерией, авиацией. Надо сказать, что немцы в этом преуспели. Механизм взаимодействия работал четко и безотказно с первого и до последнего дня войны. Способствовала этому и организация танковых частей и соединений. Так, например, хорошо отработанным, характерным приемом ведения боевых действий было формирование так называемых «боевых групп». Такая группа представляла собой временное соединение из различных частей дивизионного подчинения. Ядром боевой группы являлся танковый или мотострелковый полк, которому придавались артиллерийские, противотанковые, саперные и другие подразделения. Часто в боевую группу включались и корпусные средства усиления. Возглавлял боевую группу командир полка или бригады. В рамках дивизии могли формироваться одна или две боевые группы. В итоге получалось соединение, достаточно компактное, легко управляемое, лишенное тыловых служб и обозов, с прекрасным взаимодействием различных родов войск. Приказы артиллеристам и саперам отдавал командир боевой группы, не запрашивая при этом командира дивизии. После первых же столкновений с советскими танками Т-34 и КВ в состав боевых групп танковых дивизий в обязательном порядке стали включать батарею 88-мм зенитных пушек.

Советский тяжелый танк КВ-1 с пушкой Ф-32.

Из воспоминаний наших танкистов следует, что практически сразу же после столкновения с немецкими танками наши танки попадали под огонь 88-мм зениток. Возникало ощущение, что эти орудия движутся непосредственно в боевых порядках немецких танковых частей. На самом деле так оно и было, организация боевой группы это позволяла. Вместе с тем в руках командира дивизии всегда имелся резерв из пары мотострелковых батальонов и нескольких артиллерийских, а затем и самоходно-артиллерийских дивизионов, главным образом 150-мм гаубиц и 105-мм пушек, которыми всегда могли быть усилены одна или другая группа.

В свою очередь советские танковые войска в начальный период войны не отличались ни организационным совершенством, ни налаженным взаимодействием с другими родами войск. В связи с этим имеет смысле привести точку зрения бывшего немецкого генерала фон Меллентина, который с конца 1942 по сентябрь 1944 года находился на Восточном фронте в качестве начальника штаба сначала танкового корпуса, а затем танковой армии.

Советский средний танк Т-34 обр.1941 г.

Немецкий легкий танк чехословацкого производства Pz.35(t).

«В 1941 и в 1942 годах тактическое использование танков русскими не отличалось гибкостью, а подразделения танковых войск были разбросаны по всему огромному фронту. Летом 1942 года русское командование, учтя опыт проведенных боев, начало создавать целые танковые армии, имеющие в своем составе танковые и механизированные корпуса. Задача танковых корпусов, в которых было относительно немного мотопехоты и артиллерии, состояла в оказании помощи стрелковым дивизиям, осуществлявшим прорыв. Механизированные корпуса должны были развить прорыв в глубину и преследовать противника. Исходя из характера выполняемых задач, механизированные корпуса имели равное с танковыми корпусами количество танков, но машин тяжелых типов в них не было. Помимо этого, по своей штатной организации они располагали большим количеством мотопехоты, артиллерии и инженерных войск. Успех бронетанковых войск русских связан с этой реорганизацией; к 1944 году они стали самым грозным наступательным оружием второй мировой войны.

Сперва русским танковым армиям приходилось дорого расплачиваться за недостаток боевого опыта. Особенно слабое понимание методов ведения танковых боев и недостаточное умение проявляли младшие и средние командиры. Им не хватало смелости, тактического предвидения, способности принимать быстрые решения. Первые операции танковых армий заканчивались полным провалом. Плотными массами танки сосредоточивались перед фронтом немецкой обороны, в их движении чувствовалась неуверенность и отсутствие всякого плана. Они мешали друг другу, наталкивались на наши противотанковые орудия, а в случае прорыва наших позиций прекращали продвижение и останавливались, вместо того чтобы развивать успех. В эти дни отдельные немецкие противотанковые пушки и 88-мм орудия действовали наиболее эффективно: иногда одно орудие повреждало и выводило из строя свыше 30 танков за один час. Нам казалось, что русские создали инструмент, которым они никогда не научатся владеть, однако уже зимой 1942/43 года в их тактике появились первые признаки улучшения.

1943 год был для русских бронетанковых войск все еще периодом учебы. Тяжелые поражения, понесенные немецкой армией на Восточном фронте, объяснялись не лучшим тактическим руководством русских, а серьезными стратегическими ошибками германского верховного командования и значительным превосходством противника в численности войск и технике. Лишь в 1944 году крупные русские танковые и механизированные соединения приобрели высокую подвижность и мощь и стали весьма грозным оружием в руках смелых и способных командиров. Даже младшие офицеры изменились и проявляли теперь большое умение, решительность и инициативу. Разгром нашей группы армий «Центр» и стремительное наступление танков маршала Ротмистрова от Днепра к Висле ознаменовали новый этап в истории Красной Армии и явились для Запада грозным предостережением. Позднее, в крупном наступлении русских войск в январе 1945 года, нам также пришлось наблюдать быстрые и решительные действия русских танков».

Немецкий легкий танк чехословацкого производства Pz.38(t).

Трудно не согласиться с мнением немецкого генерала, тем более, что хоть и с известными оговорками, но в главном он прав.

Образно говоря, есть две составляющие боевых действий, которые условно можно представить понятиями «порыв» и «маневр». В действиях наших танковых, и не только танковых, войск в первые два года войны явно преобладал «порыв». «Порыв» – это когда – «За Родину! За Сталина! Делай как я!» – и вперед в атаку! А «маневр» – это когда хорошо замаскированная в кустах противотанковая пушка пресекает «порыв» в зародыше. Преобладание «маневра» над «порывом» в действиях советских танковых войск в крупных масштабах проявилось в ходе контрнаступления под Сталинградом и сразу принесло результаты. Однако, несмотря на положительные сдвиги «порыв» время от времени давал о себе знать. Так, например, контрудар 5-й гвардейской танковой армии под Прохоровкой – это ярко выраженный «порыв». Нужен был «маневр», но командование предпочло «порыв» и фактически погубило армию. Примеры «порыва», причем при явном давлении сверху (в войсках-то уже давно «шкурой» поняли, что «маневр» лучше), можно найти даже в 1945 году. Вот один такой вопиющий случай, приведенный в журнале «Военно-исторический архив» полковником в отставке В.М.Сафиром: «Эту быль рассказал мне подполковник H., участник Берлинской операции. Итак, снова о танках, вернее о том, как командование 1-м Белорусским фронтом применяло их в городских условиях (чтобы никто не удивлялся – откуда вдруг взялся «чечено-грозненский опыт»).

1945 год. Берлин. Начало аллеи «Франкфуртер Тор» (Франкфуртские ворота). По направлению к центру города в кильватер выстраивается наша танковая бригада. Впереди, до самого центра, разбитая улица, в развалинах домов которой, в подвалах, засели сопливые мальчишки с фаустпатронами. Почти также, как мы видим иногда по телевизору раздельные старты лыжников на первенстве мира, когда через секунд тридцать по писку системы «Лонжин» стартер командует – «пошел», вот также, почти с тем же интервалом, той же командой – «пошел», пускали в последний путь танки моей несчастной бригады, с боями прошедшей кровавый путь до фашистской столицы.

Советский тяжелый танк KB-2.

Казалось бы все позади – вот она Победа. Но нет, так просто у нас не бывает… Каждая машина проскакивала 400 – 600 метров, после чего конец был для всех одинаков – танк расстреливался в упор фаустпатронами и, с учетом крайне разрушительного заброневого действия этого нового для нас боеприпаса, мало кто из членов экипажа имел возможность спастись. Прикинув эту арифметику, я без труда рассчитал, что жить мне осталось минут шесть. Но видимо везуха была на моей стороне – когда перед моим танком осталось всего две машины, эту бессмысленную бойню остановили. Кто принял решение я не знаю, да и было не до выяснений…».

Что тут скажешь, при такой организации боевых действий вряд ли можно требовать от советских танкистов высокой результативности. Отрицательным образом сказался на ней и приказ Наркома обороны (то есть И.В.Сталина) № 0728 от 19 сентября 1942 года «О внедрении в боевую практику танковых войск стрельбы из танков с хода». В этом приказе в частности говорилось: «Опыт Отечественной войны показывает, что наши танкисты не используют в бою всей огневой мощи танков, не ведут по противнику интенсивного артиллерийского и пулеметного огня с хода, а ограничиваются прицельной стрельбой только из орудий, да и то с коротких остановок.

Практикуемые нашими войсками танковые атаки без достаточно интенсивного огня всех огневых средств танков создают благоприятные условия для безнаказанной работы орудийных расчетов артиллерии противника.

Такая неправильная практика значительно уменьшает силу огневого и морального воздействия наших танков на противника и приводит к большим потерям в танках от артиллерийского огня врага.

Приказываю:

Танковым частям действующей армии с момента подхода к боевым порядкам своей пехоты атаку противника начинать мощным огнем с хода из всего танкового вооружения как из орудий, так и из пулеметов, не боясь того, что стрельба получится не всегда прицельная. Стрельба из танков с хода должна быть основным видом огневого воздействия наших танков на противника, и прежде всего на его живую силу.

Увеличить боекомплект в танках, доведя его на танке КВ до 114 снарядов, на танке Т-34 – до 100 снарядов и на танке Т-70 – до 90 снарядов.

В танковых бригадах и полках иметь три боекомплекта, из них один возимый в танках».

Мотивировка появления такого приказа вполне понятна. Танковые войска Красной Армии в первую очередь предназначались для борьбы с пехотой противника, борьбу с его танками должна была вести противотанковая артиллерия. Вот как сформулировал свою точку зрения сам Сталин в разговоре с М. Е. Катуковым 17 сентября 1942 года. В ходе беседы Сталин спросил: «Стреляют танкисты с ходу?

Я ответил, что нет, не стреляют.

Почему? – Верховный пристально посмотрел на меня.

Меткость с ходу плохая, и снаряды жалеем, – ответил я. – Ведь наши заявки на боеприпасы полностью не удовлетворяются.

Сталин остановился, посмотрел на меня в упор и заговорил четко, разделяя паузами каждое слово:

– Скажите, товарищ Катуков, пожалуйста, во время атаки бить по немецким батареям надо? Надо. И кому в первую очередь? Конечно, танкистам, которым вражеские пушки мешают продвигаться вперед. Пусть даже ваши снаряды не попадают прямо в пушки противника, а рвутся неподалеку. Как в этой обстановке будут стрелять немцы?

– Конечно, меткость огня у противника снизится.

– Вот это и нужно, – подхватил Сталин. – Стреляйте с ходу, снаряды дадим, теперь у нас будут снаряды».

В общем, все понятно и вроде бы все логично. Вот только реальная действительность слишком часто вносила свои коррективы, а приказ тем временем все равно нужно было исполнять. Вот и исполняли его танкисты 5-й гвардейской танковой армии, атакуя в лоб 2-й танковый корпус СС. Немцы по ним били с места, прицельно, а наши с ходу, попусту расходуя снаряды.

Была еще одна причина, позволявшая немцам чаще выходить победителями из танковых дуэлей. Заключается она в конструкции танков. Да, да, именно в конструкции, которая не имеет ничего общего с заявленными тактико-техническими характеристиками.

Немецкое штурмовое орудие StuG III («Артштурм») с короткоствольной 75-мм пушкой.

По последним наши танки были ничуть не хуже немецких. В чем-то уступали, но в чем-то и превосходили, причем в первый год войны превосходство в тактико-технических характеристиках было однозначным. Но речь сейчас не об этом. Речь о том, насколько экипажу того или иного танка удается реализовать эти характеристики, и не на полигоне, а в бою. С сожалением приходится констатировать, что для боя немецкие танки были приспособлены гораздо лучше. Простой пример. Почти все немецкие танкисты в своих воспоминаниях отмечают, что русские танки запаздывали с открытием ответного огня, а порой и просто долго не могли определить откуда по ним стреляют. Немудрено! Недостаточное количество, плохое качество, а также неудачное расположение приборов наблюдения просто не позволяли экипажу танка Т-34, например, вовремя обнаружить цель. Кроме того, у этого танка в бою отсутствовал командир, не по должности, а по выполняемым обязанностям. Выполняя функции наводчика, он видел только то, что мог увидеть в телескопический прицел. Появление в 1943 году на «тридцатьчетверке» командирской башенки, вопреки расхожему мнению, мало что изменило. В бою командир-наводчик все равно не мог ей пользоваться. Достаточно взглянуть на расположение немногочисленных приборов наблюдения на Т-34, чтобы понять, что остальные члены экипажа почти не могли ему помочь. Изменить ситуацию удалось только на Т-34-85.

Командир танка КВ-1 находился в положении не намного лучшем. При экипаже в пять человек он мог не отвлекаться на выполнение других функций, а полностью сосредоточиться на управлении боем. Но не тут-то было: его месторасположение в танке не позволяло это. Командир танка КВ-1 располагался справа от орудия, для наблюдения за местностью в его распоряжении имелась командирская панорама ПТК-5, в идеале позволявшая вести круговое наблюдение. Но только в идеале. Сам-то командир танка не мог крутиться на 360°, вот и получалось, что реальный сектор наблюдения командира КВ составлял примерно 120° в передней и правой полусферах. Что творилось слева и сзади от танка оставалось для него тайной за семью печатями.

Столько внимания ведению наблюдения из танка уделено здесь не случайно. От того, кто первым обнаружит противника, в бою зависело очень многое, если не все. В этом вопросе немецкие танки с четким функциональным разделением обязанностей членов экипажа из пяти человек имели явное преимущество. Обеспечивалось оно и техническим обеспечением командира средствами наблюдения – командирской башенкой.

Однако не следует думать, что все сводилось только к приборам наблюдения. Лучше у немцев обстояло дело, например, и со средствами связи, как внешней, так и внутренней. Во всяком случае, управлять действиями механика-водителя с помощью ног, поставленных на его плечи, как это широко практиковалось в Т-34, командирам немецких танков не приходилось.

Превосходство на поле боя могло быть получено и за счет многих других, порой скрытых, на первый взгляд не лежащих на поверхности причин. Проиллюстрировать это можно на сравнении двух легких танков, немецкого Pz.II и советского Т-60. Оба танка в начальный период войны занимали заметное место в танковых войсках Вермахта и Красной Армии.

Анализируя данные этих машин, можно сказать, что советским танкостроителям удалось добиться практически одинаковой с немецким танком уровня защищенности, что при меньших массе и габаритах существенно повышало неуязвимость Т-60. Почти аналогичными были и динамические характеристики обеих машин. Несмотря на большую удельную мощность, Pz.II не был быстроходнее «шестидесятки». Формально одинаковыми были и параметры вооружения: оба танка оснащались 20-мм пушками с близкими баллистическими характеристиками.

Немецкая противотанковая САУ Panzerjager I с 47-мм чехословацкой пушкой.

Начальная скорость бронебойного снаряда пушки Pz.II составляла 780 м/с, у Т-60 – 815 м/с, что теоретически позволяло им поражать одни и те же цели. На самом же деле все обстояло не так просто: советская пушка ТНШ-20 не могла вести огонь одиночными выстрелами, а немецкая KwK 30, равно как и KwK 38, – могла, что существенно повышало точность стрельбы.

iknigi.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *