Renault D1 Лёгкий танк сопровождения пехоты

Официальное обозначение: Char de Bataille D1
Альтернативное обозначение: Renault D1, Char Moyen D1
Начало проектирования: 1928 г.
Дата постройки первого прототипа: 1929 г.
Стадия завершения работ: построено 110 танков.

В 1926 году, когда фирма Renault уже была готова похвастать новыми вариантами модернизированного танка типа FT, в недрах Пехотного Управления (Direction de l’Infanterie) созрели обновленные требования к легкому танку поддержки пехоты, которые оказались достаточно жёсткими: боевая масса – до 12 тонн, бронирование – до 30 мм, вооружение – одна 47-мм пушка или два пулемета. Фирма Renault, которая к этому времени стала основным поставщиком бронетанковой техники, оказалась в затруднительном положении, поскольку расчет «успех малой кровью» не оправдался.

В том же году конструкторы принялись за радикальную модернизацию танков серии Renault NC, что в конечном итоге привело к проявлению проекта NC3. Многочисленные переработки привели к тому, что существенно изменилась конструкция корпуса, вмещавшего теперь экипаж из 3-х человек. Помимо прочего, требовалось установить радиостанцию. Ходовая часть претерпела незначительные изменения, а вот башню решили установить новую, которая разрабатывалась чилами технической секцию по танкам (Section Technique des Chars de Combat) и впоследствии получила обозначение ST1. Относительно фирменно названия единства мнения нет – согласно последним данным в документах танк упоминался как

Renault UT или TY.

Первый прототип нового танка сопровождения пехоты, которому в скором времени присвоили официальное обозначение D1, вышел на испытания в 1928 году и проходил различные тесты вплоть до октября 1929 года. Вроде как теперь машина фирмы Renault удовлетворяла большинству требований и ещё в марте 1929 года был выдан заказ на 10 предсерийных образцов. В плане доработок основное требование заключалось в установке более мощного двигателя, поскольку подвижность D1 оказалась ниже, чем у NC1.

Поставки предсерийных танков были произведены между маем и ноябрем 1931-го года, а готовые образцы передали в распоряжение 503e Regiment de Chars de Combat. В процессе войсковых испытаний, проводившихся под констролем Commission de Bourges, было выявлено множество неостатков D1, среди которых особо выделялись трудности с торможением, слабая подвеска (явно не рассчитанная на повышенные нагрузки), перегрев выхлопных труб размещенных над моторным отсеком, теснота в боевом отделении и т.д. Что касается башен ST1, то их поставки начались только в ноябре 1930-го года, а до этот момента танки D1 оснащались башнями от FT-17.

Несмотря на массу неблагоприятных отзывов у комиссии не было большого выбора, поэтому её пришлось принять этот танк на вооружение, но в доработанном виде. Кроме того, в мае 1930 года фирма Renault получила заказ на два следующих прототипа, один из которых (будущий D2) представлял собой дальнейшее развитие D1, а второй (D3) предназначался для колоний, в то время как серийные танки стали именоваться как Char D1 (между тем, фирменное обозначение Renault NC не изменилось).

Заказ на сборку первых 70 танков D1 был подписан 23-го декабря 1930 года. Как уже было сказано ранее, фирме Renault предстояло провести большую работу по доработке текущей конструкции, в связи с чем провели модернизацию по следующим пунктам:

— установили более надежную трансмиссию типа Cleavlend с 6-скоростной коробкой передач;

— установили двигатель Renault мощностью 74 л.с. рабочим объёмом 6,08 литра;

— выхлопные трубы перенесли на правый борт, чтобы они не проходили через моторное отделение;

— улучшили систему охлаждения;

— изменили конструкцию поддерживающих роликов;

— ёмкость топливного бака увеличили до 165 литров.

В остальном улучшенные танки D1 мало отличались от предсерийных экземпляров. Корпус собирался из катаных броневых листов при помощи клёпки. Толщина брони в лобовой части корпуса и бортов составляла 30 мм, нижняя часть борта – 16 мм (по другим данным – тоже 25), крыши и днища – 10 мм. Бортовые экраны имели толщину 10 мм. В наследство от FT-17 и первых танков серии NC на D1 остался скошенный верхний бронелист машинного отделения, что отчасти компенсировало недостаточность бронирования. На корме устанавливался фирменный “хвост”, увеличивавший длину танка до 5,76 м. После этого масса одного корпуса вместе с шасси возросла до 11 тонн, так что теперь D1 мог считаться танком среднего типа.

Экипаж был увеличен до 3-х человек, но благодаря увеличенной до 2,16 метров ширине корпуса это не сильно отразилось на компоновке. С левой стороны, в немного выдвинутой вперед рубке с трехстворчатым люком, находилось место механика-водителя. Кроме управления танка он также мог вести стрельбу из неподвижно закрепленного курсового пулемета Reibel калибра 7,5-мм, почти полностью скрытого бронёй. С правой стороны находилось место радиста, который обслуживал радиостанцию ER52 (Emetteur-Recepteur – приёмник-передатчик модель 52) или ER53. Чтобы обеспечить больший диапазон действия на танках D1 была установлена огромная двухбалочная антенна, одна балка которой крепилась к крыше двигательного отсека, а вторая к корме. Из-за этого башня не имела возможность кругового вращения и её радиус поворота составил около 345°.

Очередная оказия произошла с башнями. Не оправдавшую надежд ST1 необходимо было чем-то заменить, но разработка новой башни затягивалась. Тем временем, фирма Schneder усиленно работала над проектом ST3. Отличительной чертой этой башни, помимо увеличенных габаритов, являлась прямоугольная ниша, создававшая нужную балансировку и увеличивавшая пространство для действий командиру танка. Прогресс был на лицо, однако военная комиссия нашла это решение непрактичным, поскольку вес башни увеличился до 3 тонн, а удобств в работе экипажа особо не прибавилось. Впрочем, одна из таких башен всё же была установлена на серийный танк в опытном порядке, но впоследствии она использовалась для обучения танкистов в одном из учебных центров.

Вместо ST3 был выбран компромиссный вариант ST2, находившийся в параллельной разработке. Эта башня имела увеличенные размеры и намного более сложную форму. По мнению её создателей, оптимальной являлась её трехъярусная компоновка: на самом верхнем ярусе (на крыше) находилась куполообразная башенка – командир мог вести из неё наблюдение только полностью вытянувшись в положении “стоя”, второй ярус занимала наблюдательная рубка, а в самом нижнем ярусе устанавливалось 47-мм пушка SA34 со спаренным 7,5-мм пулеметом. Сложная форма башни отчасти объяснялась наличием длинного диаскопа (прибора прицеливания). Масса башни в полностью снаряженном состоянии составила 1788 кг.

Ходовая часть танка D1 состояла (на один борт) из 12 опорных катков сблокированных в три тележки с блокированной пружинной подвеской (по одной на каждую тележку), 2 независимых опорных катка с гидропневиматическими амортизаторами, 4 поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса с гребневым зацеплением. Гусеница крупнозвенчатая из стальных траков.

На испытаниях один из первых образцов D1 развил скорость 18,5 км\ч, достигнув рекордного результата NC2 от 1926 г., и имел радиус действия порядка 90 км, хотя на тот момент большинство танкостроителей считали такие показатели крайне недостаточными для среднего танка. В то же время, танк мог преодолевать 50% наклон, переходить через стенку высотой 110 см и преодолевать брод глубиной 90 см. С присоединенным “хвостом” D1 свободно проходил через ров, ширина которого не превышала 2,2 метра.
Не имея в распоряжении ничего лучше (танки серии D2 оказались менее удачными) французская армия подписала ещё два контракта — 12-го июля 1932 года на 30 танков и 16-го октября 1933 года на 50 танков. То есть, всего предполагалось построить 150 танков типа D1 с номерами от 1000 до 1160, включая предсерийные D1. Поставки серийных машин начались в январе 1932-го и продолжались до начала 1935-го года, когда они успели устареть во всех смыслах этого слова. Хорошей новостью было то, что стоимость одного корпуса снизилась до 375.000 франков.

Хотя танки сопровождения пехоты D1 не отличались дешевизной и хорошими эксплуатационными качествами вплоть до 1936 года они составляли основу машин среднего класса, вплоть до появления более легких Hotchkiss H-35, Renault R-35 и средних SOMUA S-35. В то время как предсерийные D1 продолжали использоваться для обучения водителей, серийные машины поступили в распоряжение 507е, 508е и 510е RCC – элитных танковых батальонов. Поскольку в 1932-1933 гг. D1 были наиболее современными танками кроме сопровождения пехоты им поставили задачу бороться с вражеской бронетехникой, чему в немалой степени должна была способствовать 47-мм пушка с длиной ствола 34 калибра. Интересно, что это орудие вело своё начало от 47-мм пушки морской пушки образца 1892 года(!) и потому для борьбы с танками оно мало подходило. Тем не менее, ничего лучше французская промышленность предложить тогда не смогла, поэтому первые 4 года напряженной эксплуатации D1 всё ещё оснащались башнями и вооружением от FT-17. Кроме этого, вновь выявились многочисленные проблемы технического характера.

К марту 1934 года, когда армия получила 110 танков, выяснилось, что 17 из них полностью изношены и должны быть возвращены фирме Renault для капитального ремонта, а из оставшихся 63 машины не могли считаться боеспособными из-за многочисленных дефектов и поломок. Чаще всего сгорали элементы бортовых передач и гнулись бортовые бронелисты по причине их плохого качества материала и недостаточно жесткого крепления.

Предвидя, что очень скоро весь парк D1 может выйти из строя, фирма в 1935 году предприняла несколько шагов по модернизации танков. Однако попытка улучшить их эксплуатационные показатели оказалась неудачной. Недавно полученные башни ST2 только ухудшили положение – работать в них было по-прежнему неудобно. Расположение вооружения и прицела оказалось крайне неудачным, что в совокупности с низкой бронепробиваемостью 47-мм пушки SA34 делало противодействие вражеским танкам крайне затруднительным, а кроме того эти орудия считались дефицитными. Многоярусность башен отрицательно сказывалась на действиях командира танка. Установить более мощное орудие типа SA35 не представлялось возможным, поскольку этому препятствовали размеры башни. Отчасти проблему боеспособности можно было решить за счет увеличения боезапаса, но стеллажи для размещения большего количества снарядов так и не были получены.

Всё это привело к тому, что армия постаралась максимально быстро избавиться от проблемной техники, и в течении 1936-1937 гг. танки D1 были “удалены” с территории континентальной части Франции. Прибыв в Тунис эти машины были включены в состав 61

е, 65е и 67е ВСС (танковых батальонов), которым поставили задачу оказать противодействие в случае высадки итальянских войск. Каждый батальон включал 45 “боевых” танков и один “радийный”. Остальные 14 предполагалось использовать как источники запасных частей, однако даже этого количества оказалось недостаточно для поддержания всех D1 в технически надежном состоянии. Фактически, в течении двух предвоенных лет использовался только 21 танк, которые “реквизировала” 5e Chasseurs (5-я кавалерийская егерская дивизия) для собственных нужд.

В силу выше приведенных обстоятельств на базе танка D1 не было создано ни одной инженерной машины или самоходной артиллерийской установки. Слишком уж посредственными получились его боевые качества, а удельная мощность не выдерживала никакой критики. Тем не менее, одна уникальная модификация всё же появилась — речь идёт о командирском танке Char Observatoire. Инересна история его появления.

Для обеспечения более полного взаимодействия между танками и артиллерией этим родам войск была необходима надежная радиосвязь. В соответствии с планом модернизации армии от 1934 года была разработана и внедрена в жизнь концепция специализированного «танка наблюдения и связи». Предполагалось, что артиллерия получит бронемашины типа Renault YS, создаваемые на базе легкого танка R-35. А вот танкисты подобного аналога не получили. Судя по всему, расчет делался на то, что танковых соединениях и так имеются радиофицированные танки командиров батальонов. Далеко не все были согласны с таким положением вещей и в начале 1937-го года силами мастерской 507e BCC (того самого батальона, которым командовал тогда Шарль де Голль) танк D1 с номером 1016 был переделан в командирский вариант. На крыше корпуса вместо башни, со смещением на правый борт, устанавливалась неподвижная восьмигранная бронированная рубка. Внутри корпуса, по левому борту, находилась дополнительная «дальнобойная» радиостанция ER51.

Был ли данный эксперимент успешным — история умалчивает. Судя по тому, что развития этой истории не последовало, командование французской армии совершенно не собиралось производись аналогичные доработки на других машинах, хотя D1 подходил на роль командирского танка весьма неплохо. По крайней мере, в этом качестве пользы от него было бы явно больше. Что касается единственного «инициативного» образца, то по данным из зарубежных источников ему удалось пережить войну, после чего он был разобран.

Неплохие шансы на реализацию были у проекта самоходной установки на базе D1, которую предпрлагалось задействовать в составе подвижной обороны Линии Мажино. Орудие весьма странного для французской артиллерии калибром 82-мм устанавливалось назад по ходу движения и частично защищалось бронированной надстройкой. Можно предположить, что при такой компоновке углы горизонтального наведения, как и вертикального под отрицательным углом, были бы весьма скромными. Масса САУ оценивалась в 14 тонн, экипаж состоял из 5 человек: механик-водитель (при стрельбе он покидал машину) и пять артиллеристов.

С экпортными поставками тоже незаладилось, но совсем не потому, что D1 считался плохим танком. В 1931-м году бельгийская армия тоже собралась модернизировать свой танковый парк, заменив изрядно устаревшие FT-17 на более современную технику. Узнав о танках Renault NC бельгийская фирма Cockerill начала активные переговоры с Renault по вопросу их лицензионного производства. Французская сторона была не против, но министерство обороны Франции заняло очень жесткую позицию, поскольку вместе с танками предстояло поставлять башни ST2. Многие узлы танков D1 тогда посчитали секретными, что создавало трудности в их приобретении, однако бельгийцы надеялись на родственные между двумя нациями, тем более что Бельгия изначально создавалась как “буферное” государство и в случае нападения Германии должна была первой принять на себя удар её армий.

Разрешение на предоставление бельгийцам документации Луи Рено подал 25-го марта 1932 года и уже 13-го апреля был получен категорический отказ. Аргументация в пользу того, что танки D1 не являются чем-то абсолютно новым и потому не могут считаться секретными, ни к чему не привела. Больше того, 21-го апреля министерство обороны заявило, что на экспорт могут быть поставлены только танки типа FT-17 или NC, но уж никак не D1. Основной вопрос снова “упёрся” в злосчастные башни ST2.

Конец этой истории положило решение генерала Ж.Думенка (J-E.Doumenc), который наложил вето на экспорт техники в Бельгию, мотивировав это повышенной секретностью как самих танков, так и башен типа ST, боевая ценность которых, в конечном итоге, оказалась весьма низкой. Рено и в этот раз попытался возразить, сказав, что если не удастся заключить контракт с Бельгией, то сами бельгийцы подпишут договор на поставку танков фирмы Vickers (тем более что переговоры в этом направлении уже велись). Но и в этот раз голос руководителя фирмы Renault не был услышан – англичане оказались намного более сговорчивыми и с 1934 года бельгийцы стали получать легкие танки Vickers Model 1934, которые в скором времени составили основу их танкового парка и выпускались затем по лицензии под обозначением Т15.

И всё же, танкам D1 было суждено вернуться во Францию и участвовать в безнадежных оборонительных боях против немецкой армии. Решение об их обратной доставке было принято, когда положение на фронте ещё не было столь катастрофичным. Французы откатывались назад, но в конце мая ещё была надежда на создание плотной обороны на ключевых участках и перегруппировки оставшихся сил. Сделать это своевременно не удалось и после 9 июня фронт стал разваливаться на несколько очагов сопротивления. За несколько дней до этого французский генштаб распорядился укрепить войска африканскими подразделениями, в том числе и танковыми. После проведения ревизии в Тунисе выяснилось, что боеспособными могут считаться только 43 танка D1, которые свели в 67е ВСС.

Отправка из Туниса состоялась в первых числах июня и уже 11-го числа часть 67-го батальона подошла к н\п Суэн (Souain), где её выдвинули для усиления 6-й сенегальской пехотной дивизии. Здесь 12 июня батальон принял первый бой с танковыми подразделениями 9 PzD (9-я танковая дивизия). После нескольких немецких атак удалось подбить четыре немецких танка, но как только D1 были выдвинуты для проведения контратаки ситуация в корне изменилась. Стараясь атаковать методом “наскока” французы надеялись проломить оборону противника и обратить его в бегство, однако их планы не оправдались. Немцы очень своевременно подтянули батарею 37-мм противотанковых пушек и ударив во фланг французской группе вывели из строя семь танков. Откатившись назад французы смогли сдержать ещё несколько контратак, подбив несколько вражеских танков, однако после из известия о расстреле немцами всех чернокожих военнопленных сенегальскую дивизию начали отводить на юг. В ночь с 12 на 13 июня танковый батальон попал в засаду, потеряв оставшиеся машины.

В ходе двухдневных боёв потери среди D1 составили 25 танков. Остальные 18 находились в более-менее исправном состоянии и поступили в распоряжение вермахта под обозначением Panzerkampfwagen 732 (f). Об их дальнейшей участи сведений не сохранилось.

Согласно подписанному акту о капитуляции Франции разрешалось сохранить часть бронетанковых сил. Среди нескольких сотен машин оставалось 106 D1, находившихся в Тунисе большей частью в непригодном для нормальной эксплуатации состоянии. Не зная о дальнейших планах правительства генерала Петэна, французские колониальные власти решили скрыть 18 танков, предъявив итальянской инспекционной комиссии только 82 машины. Их разрешили распределить между 2 и 4 Chasseurs d’Afrique, передав им 20 и 40 машин соответственно. Два танка предназначались для обучения личного состава.

Долгие два года D1 фактически простаивали без работы, пока в ноябре 1942 года союзники не вторглись в Северную Африку. Против англичан и американцев старые танки не воевали, но зимой 1943 года союзное командование передало наиболее боеспособные машины в состав Brigade Legere Mecanique (легкой механизированной бригады), предварительно сняв с них демаскирующие антенны.

В феврале танки D1 были задействованы в тяжелейших боях в Кассеринском проходе, сумев даже подбить один Pz.IV, что было настоящим достижением, учитывая скромную эффективность 47-мм пушек. Так как дальнейшее использование D1 было сопряжено с большими эксплуатационными трудностями в марте их заменили на британские “Valentine”. Снятые с вооружения французские танки не ремонтировались и были разобраны на металл, так что на сегодняшний день ни одного D1 не сохранилось.

Источники:
Г.Л.Холявский «Полная энциклопедия танков мира 1915-2000». Харвест.Минск\АСТ.Москва. 1998 г.
М.Коломиец, И.Мощанский «Бронетанковая техника Франции и Италии 1939—1945 гг.» («Бронеколлекция МК» 1998-04)
I.Pejcoch «Obrnena technika 7, Francie 1919-1945». Ares. Praha. ISBN 978-80-86158-47-1. 2007
P.Touzin «Les vehicules blindes francais. 1900-1944». EPA. ISBN 2-85120-094-1. 1979
«Trackstory» No.8 (Renault D1)
Panzertruppen: Char D1 French Tank
Chars Francais: 1929 CHAR RENAULT D1
39-45 Strategie: Renault D1 et D2
Tanks Encyclopedia: CHAR RENAULT D1
Ю.Пашолок «Renault FT на стероидах» (Warspot)

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СРЕДНЕГО ТАНКА

Renault D1 образца 1936 г.

БОЕВАЯ МАССА 14000 кг
ЭКИПАЖ, чел. 3
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 5760
Ширина, мм 2160
Высота, мм 2390
Клиренс, мм ?
ВООРУЖЕНИЕ одна 47-мм пушка SA 34L/34 и два 7,5-мм пулемета Reibel
БОЕКОМПЛЕКТ 35 снарядов и 2000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса — 30 мм
борт корпуса (верх) — 30 мм
борт корпуса (низ) — 16-25 мм
корма корпуса —
башня —
крыша — 10 мм
днище — 10 мм
ДВИГАТЕЛЬ Renault, карбюраторный, 4-цилиндровый, мощностью 74 л.с.
ТРАНСМИССИЯ механического типа с 6-скоростной КПП типа «Cleaveland»
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 12 опорных катков сблокированных 3 тележки с блокированной пружинной подвеской, 2 независимых катка с гидропневиматическими амортизаторами, 4 поддерживающих ролика, переднее направляющее и заднее ведущее колесо, крупнозвенчатая металлическая гусеница
СКОРОСТЬ 18 км\ч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 90 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град. ?
Высота стенки, м 1,10
Глубина брода, м 0,90
Ширина рва, м 2,20
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция ER52 или ER53 с рамочной антенной

aviarmor.net

танк D1 World of Tanks, гайд, какие модули ставить, все про легкий танк Д1 в WOT

танка



В игре World of Tanks танк D1 находится на втором уровне французской ветки развития. Подавляющее большинство игроков считает этот танк проходным, не забивая себе голову исследованием всего комплекта модулей, покупки снаряжения и дополнительного оборудования. Однако время от времени удается встретить в рандоме игроков, которые купили себе его вновь, уже после открытия более продвинутых танков. Одолеваемый подозрениями, что эти игроки
знают какой-то секрет, я решил: «гулять так гулять» и потратился на это чудо танкостроения.

читы

Скажу честно, продавать его после этого я не стал, танк оказался весьма интересным.
Однозначно он поднимает вечером ваше настроение своей возможностью разрывать «в клочья» песочницу.

Что представляет собой танк D1 в WOT?

Итак,что же представляет собой D1 в игре ? Не смотря на то что в ветке исследования этот танк является «легким», легким его можно назвать разве что с натяжкой. У меня создалось ощущение, что я играю скорее на тяжелом танке. Бронирование у D1 отличается неплохими углами наклона и хорошей толщиной, безусловно это дает неплохие преимущества перед одноклассниками. Стоя ромбом, удается получать огромное количество попаданий от танков 1 и 2 уровня. Однако для танков более высокого уровня вы вряд ли станете проблемой (собственно как и остальные танки 1-2 уровней, так что жаловаться тут не на что).

Правда какой бы сильной не была ваша броня, не стоит забывать, что даже те танки, которые ниже вас уровнем, могут обойти вас (с кормы, с боков) и без проблем разобрать на металлолом. Решение этой проблемы - не уезжать «есть ягель» в одиночку, а держаться поближе к другим союзным танкам, в случае чего они помогут вам разобраться с неожиданными сюрпризами. Прелесть француза наиболее полно вкушается при попадании на городские карты: ближний бой и встреча противника «в лоб» творят чудеса, и противники 1-2 уровня практически сами убиваются об вас. И помогает им в этом ваше скорострельное орудие с высоким ДПС. Бьет оно больно (27 дамага) и часто (37 выстрелов в минуту). Во время игры в песочнице я заметил, что некоторые игроки пытаются «косплеить» ПТ, и отсиживаются «в дефе» в кустах. Крайне не рекомендую этого делать, бронебойность с дистанции ниже значительно, да и имея такие преимущества и не использовать их по назначению - просто не целесообразно.
Я бы назвал D1 «танком наглого прорыва», француз идет напролом и ломает танки врага, либо ломаются сами (чаще всего 1 вариант).

модули для D1 в World of Tanks


Понимаю, что рекомендации по выбору модулей вызовут улыбку на лицах людей, прошедших этот танк «за свободный» , но совет дам. Учитывая вашу «подвижность» и то, что вы спокойно можете выдерживать приличное количество попаданий, советовал
бы установить ящик с инструментами, для того, чтобы не проводить слишком много
времени «на гусле». Следующим модулем я бы посоветовал поставить «вентилятор»
(привет секте вентиляторщиков), для получения пусть и небольшого, но прироста в
характеристиках, в сравнении с вашими конкурентами. Третий модуль - по выбору, это
либо просветленная оптика, либо подбой, я предпочел «просветленку», увидеть врага раньше чем он вас - хорошая примета»

vseig.ru

Танк D1 - оружие французской армии Второй мировой войны

Боевой танк D1 разрабатывался фир­мой Renault в рамках программы танко­строения принятой в 1926 г. и представ­лял собой дальнейшую модернизацию танка Renault NC27. Башню с оружием разрабатывала фирма Schneider. В 1931 — 1935 гг. было изготовлено 160 единиц бронтехники. (см. фото )
 

КОНСТРУКЦИЯ И МОДИФИКАЦИИ БРОНЕТЕХНИКИ
 

Корпус — клепаный корпус, башня - литая. Оружие: 47-мм пушка и 7,5- мм спаренный пулемет в одноместной башне ST-2. По горизонтали башня раз­ворачивалась с помощью червячной пе­редачи, по вертикали оружие наводилось вручную. Курсовой пулемет установлен в лобовом листе корпуса между водителем и радистом. Радиостанция имела нео­бычную антенну в виде Jl-образной рамы в кормовой части корпуса.

Поставки D1 в вооруженные силы Франции начались в январе 1932 г. и за­кончились в начале 1935-го. Из этих тан­ков сформировали три батальона (ВСС) по 45 танков.

Первоначально танковые батальоны во­оруженные D1 были размещены на тер­ритории Франции. Но с поступлением на вооружение более современных машин, D1 стали переводить с Северную Африку. Переброска танков в Тунис началась в 1937 г. и завершилась в 1939 г. Всего в Африку было переброшено 152 танка D1, а во Франции осталось только восемь единиц оружия. Оставшиеся в метрополии танки, вероятно, использовались для учебных целей. В Тунисе D1 получили три танко­вых батальона — 61, 65, и 67 ВСС. Эти части предназначались для прикрытия восточной границы Туниса от итальянцев, которые с приходом Муссолини к власти пытались играть доминирующую роль в регионе. В случае конфликта D1 являлись бы грозным противником для итальянс­ких танкеток.(см. фото )

После катастрофы в Дюнкерке 67 ВСС был отправлен морем из Бизерты в Тулон.

История боевого применения танков D1 в кампании 1940 г. достаточно корот­ка. Фактически батальон перестал суще­ствовать через несколько дней с момента прибытия на фронт.

К моменту подписания перемирия с Германией и Италией в Тунисе имелось 107 танков типа D1. Эти танки были са­мыми мощными из французских танков в Северной Африке.

В октябре 1940 г. французы обрати­лись к итальянцам с просьбой разре­шить ввести в эксплуатацию 62 легких танка, мотивируя это необходимостью защиты своей колониальной империи. Необходимое разрешение они получили, но танков D1 в числе этих машин не бы­ло. К концу декабря 1940 г. итальянцы разрешили эксплуатацию еще 50 танков, опять таки без D1. Разре­шение разблокировать 62 D1 италь­янцы дали только летом 1941 г., причем при условии перевода этих танков в Алжир. Иметь эти доста­точно мощные танки у себя под бо­ком в Тунисе итальянцы опасались, и поэтому разрешение на разбло­кировку еще 15 D1 для службы в Ту­нисе так и не было получено.

В 1942 г. танку D1 пришлось пострелять по американцам, выса­дившимся 9 ноября у Орана. Вско­ре французские части, в том числе и укомплектованные танками D1, вступили в бой с немцами на сторо­не союзников. Все оставшиеся D1 были сведены в одну боевую груп­пу. Они еще могли применяться в обороне, но когда союзники сами перешли в наступление, устаре­лость этих тихрходных машин стала очевидной. Поэтому уже в начале марта 1943 г. все D1 были выведе­ны в резерв. Так что разгром итало- немецких сил в Северной Африке произошел уже без их участия. Тем не менее служба D1 еще не была завершена. После окончания бое­вых действий на этом театре 10 D1 было отремонтировано и включено в состав охраны Туниса. (см. фото )

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА D1

БОЬВАЯ МАССА, т: 14. ЭКИПАЖ, чел ; 3

ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм: длина - 5760. ширина - 2160, высота - 2400. ВООРУЖЕНИЕ: 1 пушка SA34 калибра 47 мм, 2 пулемета Chatellerault М193' кадиорэ 7,5 мм. БОЕКОМПЛЕКТ: 78 выстрелов, 3000 патронов БРОНИРОВАНИЕ, мм-10 - 30

ДВИГАТЕЛЬ: Renault, 4-цилиндровый, четырехтактный, карбюраторный, рядный, жидкост­ного охлаждения; мощность 65 л.с (47,5 кВт) при 2000об/ми^

ТРАНСМИССИЯ: шестискоростная коробка передач, дифференциал типа Cleveland, бортовые передачи.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: 14 опорных катков малого диаметра на борт, 12 из которых сблокированы в 3 тележки, ведущее колесо заднего расположения; ширина гусеницы 325 мм, СКОРОСТЬ МАКС., км ч: 15,9 ЗАПАС ХОДА, км: 90.

ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ: угол подъема, град. - 45, ширина рза, м - 2,1, яысот? стенки, м -1,1, глубина брода, м - 0,9- СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция ER52 или ER52bis. (см. фото )

 

xn--80anehbqgxr7b.xn--p1ai

Renault Char D1 - Лёгкие танки - Сухопутные войска - Каталог статей

   История танков типа “D”, построенных фирмой Renault в период между 1926 и 1932 гг., началась практически сразу после завершения Первой Мировой войны.

   Успех боевого применения FT-17, который признали лучшей боевой машиной той войны, был омрачен многочисленными техническими неполадками, в результате которых около 20% легких танков не могли считаться боеспособными. Также, со стороны военных, поступали нарекания на слабое бронирование, невысокую скорость и проходимость танка по “лунному ландшафту”, что было обусловлено особенностями его ходовой части. С другой стороны, одиночная 37-мм пушка или 7,5-мм пулемет, устанавливаемые на FT-17, вполне их устраивали. Таким образом, был сделан вывод, что французской армии нужен новый танк сопровождения пехоты, с прежним составом вооружения, но с более высокой подвижностью и лучшим бронированием.

   Требования к такой машине в 1922 году сформулировал генерал Жан-Батист Юджин Этьен (Jean-Baptiste Eugene Estienne) – родоначальник французских танковых сил, который тогда надеялся, что танки смогут стать отдельным родом войск. В 1923 году фирме Renault выдали заказ на два опытных образца легкого танка, которые получили фабричное обозначение NC. Обе машины должны были получить улучшенную подвеску и более мощный двигатель. Первым был готов второй опытный образец, получивший новое название Renault Modele М24\25 (NC2). Внешне он сильно напоминал FT-17, поскольку Луи Рено решил пойти путем наименьшего сопротивления и использовать корпус от старого танка. Различие заключалось только с новой, 12-катковой ходовой части типа Kegresse с новым типом подвески, резиновыми гусеницами и катковыми “барабанами” в передней части корпуса. Построенный в декабре 1925 года М24\25 на испытаниях развил скорость 18,5 км\ч, став самым быстрым танком того времени. Это как нельзя кстати соответствовало требованиям кавалерии от 1924 года.

   В то же время первый прототип NC1 (Renault Modele М26\27) был предложен пехотным войскам и по сути “подгонялся” под соответствующую спецификацию от 1926 г. на “легкий танк сопровождения пехоты” (“leger d'accompagnement d'infanterie”). Собственно, обе модели танков были во многом идентичны, но более важным было то, что таким же образом можно было модифицировать большинство оставшихся FT-17. Была также предпринята попытка предложить танки NC зарубежным партнерам, но продать удалось их совсем немного – наиболее крупным покупателем стала Югославия, которая в начале 1930 года получила 21 танк, ещё 15 отправили в Китай и 5 (по другим данным - 24) в Польшу. Несколько машин в единичных экземплярах были доставлены и в другие страны для демонстрационных целей. Все экспортные танки обозначались как NC27.
Французская армия тоже оказалась не в восторге от NC1 и NC2, поскольку эти танки обладали чрезвычайно низкой надежностью ходовой части и были сложны в эксплуатации.

   Видя, что простой переделкой старого FT-17 здесь обойтись нельзя инженеры фирмы Renault решились на радикальные доработки. В 1928 году Луи Рено удалось добиться заказа на два прототипа танка NC28, создание которых проходило в рамках “пехотной” программы Char D. Поскольку на этот раз в качестве основы был взят танк NC1 (M26\27) первый прототип новой модификации получил название NC2, что до сих пор вызывает беспорядок в обозначениях. В многих источниках оба этих танка представляются как одна и та же машина, что на самом деле не является верным. Второй опытный экземпляр обозначался как NC3.

   В марте 1929 года, после сравнительных испытаний, армия выбрала NC3 и в декабре сделала заказ на 10 предсерийных танков, сменив их название на NC31.

   Именно эта модель стала первой новинкой во французском танкостроении со времен выпуска FCM 2C (1921 г.). В отличии от NC1 новая модель получили увеличенный корпус, стоимость которого определялась в 400.000 франков, и новую башню ST1 фирмы Schneider.

   В мае 1930 года фирма Renault получила заказ на два следующих прототипа, один из которых (Char D2) представлял собой дальнейшее развитие NC31, а второй (Char D3) предназначался для колоний, в то время как серийные танки стали именоваться как Char D1.

Танки прошли модернизацию по следующим пунктам:
- установили более надежную трансмиссию типа Cleavlend с 6-скоростной коробкой передач;
- установили двигатель Renault мощностью 74 л.с. рабочим объёмом 6,08 литра;
- выхлопные трубы перенесли на правый борт, чтобы они не проходили через моторное отделение;
- улучшили систему охлаждения;
- изменили конструкцию поддерживающих роликов;
- ёмкость топливного бака увеличили до 165 литров.
В остальном улучшенные танки NC31 мало отличались от предсерийных экземпляров.

   Корпус танк собирался из катаных броневых листов при помощи клёпки. Толщина брони в лобовой части корпуса и бортов составляла 30 мм, нижняя часть борта – 16 мм (по другим данным – тоже 25), крыши и днища – 10 мм. Бортовые экраны имели толщину 10 мм. В наследство от FT-17 и первых танков серии NC на D1 остался скошенный верхний бронелист машинного отделения, что отчасти компенсировало недостаточность бронирования. На корме устанавливался фирменный “хвост”, увеличивавший длину танка до 5,76 м. После этого масса одного корпуса вместе с шасси возросла до 11 тонн, так что теперь D1 мог считаться танком среднего типа.

   Экипаж был увеличен до 3-х человек, но благодаря увеличенной до 2,16 метров ширине корпуса это не сильно отразилось на компоновке. С левой стороны, в немного выдвинутой вперед рубке с трехстворчатым люком, находилось место механика-водителя. Кроме управления танка он также мог вести стрельбу из неподвижно закрепленного курсового пулемета Reibel калибра 7,5-мм, почти полностью скрытого бронёй. С правой стороны находилось место радиста, который обслуживал радиостанцию ER52 (Emetteur-Recepteur – приёмник-передатчик модель 52) или ER53. Чтобы обеспечить больший диапазон действия на танках D1 была установлена огромная двухбалочная антенна, одна балка которой крепилась к крыше двигательного отсека, а вторая к корме. Из-за этого башня не имела возможность кругового вращения и её радиус поворота составил около 345°.

   Из-за отказа от башен ST1 танки D1 временно оснащались старыми башнями от танков FT-17 с 37-мм пушками SA18. Вместо неудачной конструкции, использованной на NC31, фирма Schneder разработала её модернизированную версию ST3, отличавшуюся наличием прямоугольной ниши, создававшей нужную балансировку и увеличивавшей пространство для действий командира танка. Военная комиссия нашла это решение непрактичным, поскольку вес башни увеличился до 3 тонн, а удобств в работе экипажа не прибавилось. Одна из таких башен всё же была установлена на один из танков и впоследствии использовалась для обучения танкистов в одном из учебных центров.

   Вместо ST3 был выбран компромиссный вариант ST2. Эта башня имела увеличенные размеры и намного более сложную форму. По мнению её создателей, оптимальной являлась её трехъярусная компоновка: на самом верхнем ярусе (на крыше) находилась куполообразная башенка – командир мог вести из неё наблюдение только полностью вытянувшись в положении “стоя”, второй ярус занимала наблюдательная рубка, а в самом нижнем ярусе устанавливалось 47-мм пушка SA34 со спаренным 7,5-мм пулеметом. Сложная форма башни отчасти объяснялась наличием длинного диаскопа (прибора прицеливания). Масса башни в полностью снаряженном состоянии составила 1788 кг.

   Ходовая часть танка D1 состояла (на один борт) из 12 опорных катков сблокированных в три тележки с блокированной пружинной подвеской (по одной на каждую тележку), 2 независимых опорных катка с гидропневиматическими амортизаторами, 4 поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса с гребневым зацеплением.

   На испытаниях D1 развил скорость 18,5 км\ч, достигнув рекордного результата NC2 от 1926 г., и имел радиус действия порядка 90 км, хотя на тот момент большинство танкостроителей считали такие показатели крайне недостаточными для среднего танка. В то же время, танк мог преодолевать 50% наклон, переходить через стенку высотой 110 см и преодолевать брод глубиной 90 см. С присоединенным “хвостом” D1 свободно проходил через ров, ширина которого не превышала 2,2 метра.

   Хотя танки сопровождения пехоты Renault не отличались дешевизной и хорошими эксплуатационными качествами вплоть до 1936 года они составляли основу машин среднего класса, вплоть до появления более легких Hotchkiss H-35, Renault R-35 и средних SOMUA S-35.

   В то время как предсерийные NC31 продолжали использоваться для обучения водителей, серийные машины поступили в распоряжение 507е, 508е и 510е RCC – элитных танковых батальонов. Поскольку в 1932-1933 гг. D1 были наиболее современными танками кроме сопровождения пехоты им поставили задачу бороться с вражеской бронетехникой, чему в немалой степени должна была способствовать 47-мм пушка с длиной ствола 34 калибра. Интересно, что это орудие вело своё начало от 47-мм пушки морской пушки образца 1892 года (!) и потому для борьбы с танками оно мало подходило. Тем не менее, ничего лучше французская промышленность предложить тогда не смогла, а первые 4 года напряженной эксплуатации D1 вообще были оснащены башнями и вооружением от FT-17. Кроме этого, вновь выявились многочисленные проблемы технического характера.

   К марту 1934 года, когда армия получила 110 танков, выяснилось, что 17 из них полностью изношены и должны быть возвращены фирме Renault для капитального ремонта, а из оставшихся 63 машины не могли считаться боеспособными из-за многочисленных дефектов и поломок. Чаще всего сгорали элементы бортовых передач и гнулись бортовые бронелисты по причине их плохого качества материала и недостаточно жесткого крепления.

   Предвидя, что очень скоро весь парк D1 может выйти из строя, фирма в 1935 году предприняла несколько шагов по модернизации танков. Однако попытка улучшить их эксплуатационные показатели оказалась неудачной. Недавно полученные башни ST2 только ухудшили положение – работать в них было по-прежнему неудобно. Расположение вооружения и прицела оказалось крайне неудачным, что в совокупности с низкой бронепробиваемостью 47-мм пушки SA34 делало противодействие вражеским танкам крайне затруднительным, а кроме того эти орудия считались дефицитными. Многоярусность башен отрицательно сказывалась на действиях командира танка. Установить более мощное орудие типа SA35 не представлялось возможным, поскольку этому препятствовали размеры башни. Отчасти проблему боеспособности можно было решить за счет увеличения боезапаса, но стеллажи для размещения большего количества снарядов так и не были получены.

   Всё это привело к тому, что армия постаралась максимально быстро избавиться от проблемной техники, и в течении 1936-1937 гг. танки D1 были “удалены” с территории континентальной части Франции. Прибыв в Тунис эти машины были включены в состав 61е, 65е и 67е ВСС (танковых батальонов), которым поставили задачу оказать противодействие в случае высадки итальянских войск. Каждый батальон включал 45 “боевых” танков и один “радийный”. Остальные 14 предполагалось использовать как источники запасных частей, однако даже этого количества оказалось недостаточно для поддержания всех D1 в технически надежном состоянии. Фактически, в течении двух предвоенных лет использовался только 21 танк, которые “реквизировала” 5e Chasseurs (5-я кавалерийская егерская дивизия) для собственных нужд.

   За рубеж танки D1 не поставлялись, но в начале 1930-х гг. они вполне могли появиться в Бельгии. В 1931 году бельгийская армия собралась модернизировать свой танковый парк, заменив изрядно устаревшие FT-17 на более современную технику. Узнав о танках NC бельгийская фирма Cockerill начала активные переговоры с Renault по вопросу их лицензионного производства. Французская сторона была не против, но министерство обороны Франции заняло очень жесткую позицию, поскольку вместе с танками предстояло поставлять башни ST2. Многие узлы танков D1 тогда посчитали секретными, что создавало трудности в их приобретении, однако бельгийцы надеялись на родственные между двумя нациями, тем более что Бельгия изначально создавалась как “буферное” государство и в случае нападения Германии должна была первой принять на себя удар её армий.

   Разрешение на предоставление бельгийцам документации Луи Рено подал 25 марта 1932 года, и уже 13 апреля был получен категорический отказ. Аргументация в пользу того, что танки D1 не являются чем-то абсолютно новым и потому не могут считаться секретными, ни к чему не привела. Больше того, 21 апреля министерство обороны заявило, что на экспорт могут быть поставлены только танки типа FT-17 или NC, но уж никак не D1. Основной вопрос снова “упёрся” в злосчастные башни ST2.

   Конец этой истории положило решение генерала Ж.Думенка (J-E.Doumenc), который наложил вето на экспорт техники в Бельгию, мотивировав это повышенной секретностью как самих танков, так и башен типа ST, боевая ценность которых, в конечном итоге, оказалась весьма низкой. Рено и в этот раз попытался возразить, сказав, что если не удастся заключить контракт с Бельгией, то сами бельгийцы подпишут договор на поставку танков фирмы Vickers (тем более что переговоры в этом направлении уже велись). Но и в этот раз голос руководителя фирмы Renault не был услышан – англичане оказались намного более сговорчивыми и с 1934 года бельгийцы стали получать легкие танки Vickers Model 1934, которые в скором времени составили основу их танкового парка и выпускались затем по лицензии под обозначением Т15.

   И всё же, танкам D1 было суждено вернуться во Францию и участвовать в безнадежных оборонительных боях против немецкой армии. Решение об их обратной доставке было принято, когда положение на фронте ещё не было столь катастрофичным. Французы откатывались назад, но в конце мая ещё была надежда на создание плотной обороны на ключевых участках и перегруппировки оставшихся сил. Сделать это своевременно не удалось и после 9 июня фронт стал разваливаться на несколько очагов сопротивления. За несколько дней до этого французский генштаб распорядился укрепить войска африканскими подразделениями, в том числе и танковыми. После проведения ревизии в Тунисе выяснилось, что боеспособными могут считаться только 43 танка D1, которые свели в 67е ВСС.

   Отправка из Туниса состоялась в первых числах июня и уже 11-го числа часть 67-го батальона подошла к н\п Суэн (Souain), где её выдвинули для усиления 6-й сенегальской пехотной дивизии. Здесь 12 июня батальон принял первый бой с танковыми подразделениями 9 PzD (9-я танковая дивизия). После нескольких немецких атак удалось подбить четыре немецких танка, но как только D1 были выдвинуты для проведения контратаки ситуация в корне изменилась. Стараясь атаковать методом “наскока” французы надеялись проломить оборону противника и обратить его в бегство, однако их планы не оправдались. Немцы очень своевременно подтянули батарею 37-мм противотанковых пушек и ударив во фланг французской группе вывели из строя семь танков. Откатившись назад французы смогли сдержать ещё несколько контратак, подбив несколько вражеских танков, однако после из известия о расстреле немцами всех чернокожих военнопленных сенегальскую дивизию начали отводить на юг. В ночь с 12 на 13 июня танковый батальон попал в засаду, потеряв оставшиеся машины.

   В ходе двухдневных боёв потери среди D1 составили 25 танков. Остальные 18 находились в более-менее исправном состоянии и поступили в распоряжение вермахта под обозначением Panzerkampfwagen 732 (f). Об их дальнейшей участи сведений не сохранилось.

   Согласно подписанному акту о капитуляции Франции разрешалось сохранить часть бронетанковых сил. Среди нескольких сотен машин оставалось 106 D1, находившихся в Тунисе большей частью в непригодном для нормальной эксплуатации состоянии. Не зная о дальнейших планах правительства генерала Петэна, французские колониальные власти решили скрыть 18 танков, предъявив итальянской инспекционной комиссии только 82 машины. Их разрешили распределить между 2 и 4 Chasseurs d'Afrique, передав им 20 и 40 машин соответственно. Два танка предназначались для обучения личного состава. Долгие два года D1 фактически простаивали без работы, пока в ноябре 1942 года союзники не вторглись в Северную Африку. Против англичан и американцев старые танки не воевали, но зимой 1943 года союзное командование передало наиболее боеспособные машины в состав Brigade Legere Mecanique (легкой механизированной бригады), предварительно сняв с них демаскирующие антенны.

   В феврале танки D1 были задействованы в тяжелейших боях в Кассеринском проходе, сумев даже подбить один Pz.IV, что было настоящим достижением, учитывая скромную эффективность 47-мм пушек. Так как дальнейшее использование D1 было сопряжено с большими эксплуатационными трудностями в марте их заменили на британские “Valentine”. Снятые с вооружения французские танки не ремонтировались и были разобраны на металл, так что на сегодняшний день ни одного D1 не сохранилось.

Тактико-технические характеристики Char de bataille D1A:
Классификация: пехотный танк
Боевая масса, т: 12
Компоновочная схема: классическая
Экипаж, чел.: 2
История
Количество выпущенных, шт.: ок. 100
Размеры
Длина корпуса, мм: 5770
Ширина корпуса, мм: 2160
Высота, мм: 2390
Бронирование
Лоб корпуса, мм/град.: 30
Борт корпуса, мм/град.: 30
Корма корпуса, мм/град.: 30
Днище, мм: 10
Вооружение
Калибр и марка пушки: 37-мм SA18 L/21
Тип пушки: нарезная
Длина ствола, калибров: 21
Боекомплект пушки: 112
Пулемёты: 1 × 7,5-мм FM24/29
Подвижность
Тип двигателя: рядный 4-цилиндровый карбюраторный
Мощность двигателя, л. с.: 65
Скорость по шоссе, км/ч: 18
Запас хода по шоссе, км: 90
Удельная мощность, л. с./т: 5,4
Тип подвески: сблокированная попарно, на спиральных рессорах



Источники:
"Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". сост.Г.Л.Холявский. Харвест.Минск \ АСТ.Москва. 1998 г.

weapons-of-war.ru

Char D1 - Бронетехника Межвоенный период - Франция - Обзоры

Средний танк Char D1


История танков типа "D”, построенных фирмой Renault в период между 1926 и 1932 гг., началась практически сразу после завершения Первой Мировой войны.Успех боевого применения FT-17, который признали лучшей боевой машиной той войны, был омрачен многочисленными техническими неполадками, в результате которых около 20% легких танков не могли считаться боеспособными. Также, со стороны военных, поступали нарекания на слабое бронирование, невысокую скорость и проходимость танка по "лунному ландшафту”, что было обусловлено особенностями его ходовой части. С другой стороны, одиночная 37-мм пушка или 7,5-мм пулемет, устанавливаемые на FT-17, вполне их устраивали. Таким образом, был сделан вывод, что французской армии нужен новый танк сопровождения пехоты, с прежним составом вооружения, но с более высокой подвижностью и лучшим бронированием.

Требования к такой машине в 1922 году сформулировал генерал Жан-Батист Юджин Этьен (Jean-Baptiste Eugene Estienne) – родоначальник французских танковых сил, который тогда надеялся, что танки смогут стать отдельным родом войск. В 1923 году фирме Renault выдали заказ на два опытных образца легкого танка, которые получили фабричное обозначение NC. Обе машины должны были получить улучшенную подвеску и более мощный двигатель. Первым был готов второй опытный образец, получивший новое название Renault Modele М24/25 (NC2). Внешне он сильно напоминал FT-17, поскольку Луи Рено решил пойти путем наименьшего сопротивления и использовать корпус от старого танка. Различие заключалось только с новой, 12-катковой ходовой части типа Kegresse с новым типом подвески, резиновыми гусеницами и катковыми "барабанами” в передней части корпуса. Построенный в декабре 1925 года М24/25 на испытаниях развил скорость 18,5 км/ч, став самым быстрым танком того времени. Это как нельзя кстати соответствовало требованиям кавалерии от 1924 года.

В то же время первый прототип NC1 (Renault Modele М26/27) был предложен пехотным войскам и по сути "подгонялся” под соответствующую спецификацию от 1926 г. на "легкий танк сопровождения пехоты” ("leger d'accompagnement d'infanterie”). Собственно, обе модели танков были во многом идентичны, но более важным было то, что таким же образом можно было модифицировать большинство оставшихся FT-17. Была также предпринята попытка предложить танки NC зарубежным партнерам, но продать удалось их совсем немного – наиболее крупным покупателем стала Югославия, которая в начале 1930 года получила 21 танк, ещё 15 отправили в Китай и 5 (по другим данным - 24) в Польшу. Несколько машин в единичных экземплярах были доставлены и в другие страны для демонстрационных целей. Все экспортные танки обозначались как NC27.Французская армия тоже оказалась не в восторге от NC1 и NC2, поскольку эти танки обладали чрезвычайно низкой надежностью ходовой части и были сложны в эксплуатации.

Видя, что простой переделкой старого FT-17 здесь обойтись нельзя инженеры фирмы Renault решились на радикальные доработки. В 1928 году Луи Рено удалось добиться заказа на два прототипа танка NC28, создание которых проходило в рамках "пехотной” программы Char D. Поскольку на этот раз в качестве основы был взят танк NC1 (M26/27) первый прототип новой модификации получил название NC2, что до сих пор вызывает беспорядок в обозначениях. В многих источниках оба этих танка представляются как одна и та же машина, что на самом деле не является верным. Второй опытный экземпляр обозначался как NC3.
В марте 1929 года, после сравнительных испытаний, армия выбрала NC3 и в декабре сделала заказ на 10 предсерийных танков, сменив их название на NC31.
Именно эта модель стала первой новинкой во французском танкостроении со времен выпуска FCM 2C (1921 г.). В отличии от NC1 новая модель получили увеличенный корпус, стоимость которого определялась в 400000 франков, и новую башню ST1 фирмы Schneider.
В мае 1930 года фирма Renault получила заказ на два следующих прототипа, один из которых (Char D2) представлял собой дальнейшее развитие NC31, а второй (Char D3) предназначался для колоний, в то время как серийные танки стали именоваться как Char D1.

Танки прошли модернизацию по следующим пунктам:
- установили более надежную трансмиссию типа Cleavlend с 6-скоростной коробкой передач;
- установили двигатель Renault мощностью 74 л.с. рабочим объёмом 6,08 литра;
- выхлопные трубы перенесли на правый борт, чтобы они не проходили через моторное отделение;
- улучшили систему охлаждения;
- изменили конструкцию поддерживающих роликов;
- ёмкость топливного бака увеличили до 165 литров.
В остальном улучшенные танки NC31 мало отличались от предсерийных экземпляров.

Корпус танка собирался из катаных броневых листов при помощи клёпки. Толщина брони в лобовой части корпуса и бортов составляла 30 мм, нижняя часть борта – 16 мм (по другим данным – тоже 25), крыши и днища – 10 мм. Бортовые экраны имели толщину 10 мм. В наследство от FT-17 и первых танков серии NC на D1 остался скошенный верхний бронелист машинного отделения, что отчасти компенсировало недостаточность бронирования. На корме устанавливался фирменный "хвост”, увеличивавший длину танка до 5,76 м. После этого масса одного корпуса вместе с шасси возросла до 11 тонн, так что теперь D1 мог считаться танком среднего типа.Экипаж был увеличен до 3-х человек, но благодаря увеличенной до 2,16 метров ширине корпуса это не сильно отразилось на компоновке. С левой стороны, в немного выдвинутой вперед рубке с трехстворчатым люком, находилось место механика-водителя. Кроме управления танка он также мог вести стрельбу из неподвижно закрепленного курсового пулемета Reibel калибра 7,5-мм, почти полностью скрытого бронёй. С правой стороны находилось место радиста, который обслуживал радиостанцию ER52 (Emetteur-Recepteur – приёмник-передатчик модель 52) или ER53. Чтобы обеспечить больший диапазон действия на танках D1 была установлена огромная двухбалочная антенна, одна балка которой крепилась к крыше двигательного отсека, а вторая к корме. Из-за этого башня не имела возможность кругового вращения и её радиус поворота составил около 345°.

Из-за отказа от башен ST1 танки D1 временно оснащались старыми башнями от танков FT-17 с 37-мм пушками SA18. Вместо неудачной конструкции, использованной на NC31, фирма Schneder разработала её модернизированную версию ST3, отличавшуюся наличием прямоугольной ниши, создававшей нужную балансировку и увеличивавшей пространство для действий командира танка. Военная комиссия нашла это решение непрактичным, поскольку вес башни увеличился до 3 тонн, а удобств в работе экипажа не прибавилось. Одна из таких башен всё же была установлена на один из танков и впоследствии использовалась для обучения танкистов в одном из учебных центров.Вместо ST3 был выбран компромиссный вариант ST2. Эта башня имела увеличенные размеры и намного более сложную форму. По мнению её создателей, оптимальной являлась её трехъярусная компоновка: на самом верхнем ярусе (на крыше) находилась куполообразная башенка – командир мог вести из неё наблюдение только полностью вытянувшись в положении "стоя”, второй ярус занимала наблюдательная рубка, а в самом нижнем ярусе устанавливалось 47-мм пушка SA34 со спаренным 7,5-мм пулеметом. Сложная форма башни отчасти объяснялась наличием длинного диаскопа (прибора прицеливания). Масса башни в полностью снаряженном состоянии составила 1788 кг.Ходовая часть танка D1 состояла (на один борт) из 12 опорных катков сблокированных в три тележки с блокированной пружинной подвеской (по одной на каждую тележку), 2 независимых опорных катка с гидропневиматическими амортизаторами, 4 поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса с гребневым зацеплением.

На испытаниях D1 развил скорость 18,5 км/ч, достигнув рекордного результата NC2 от 1926 г., и имел радиус действия порядка 90 км, хотя на тот момент большинство танкостроителей считали такие показатели крайне недостаточными для среднего танка. В то же время, танк мог преодолевать 50% наклон, переходить через стенку высотой 110 см и преодолевать брод глубиной 90 см. С присоединенным "хвостом” D1 свободно проходил через ров, ширина которого не превышала 2,2 метра.
Хотя танки сопровождения пехоты Renault не отличались дешевизной и хорошими эксплуатационными качествами вплоть до 1936 года они составляли основу машин среднего класса, вплоть до появления более легких Hotchkiss H-35, Renault R-35 и средних SOMUA S-35.

В то время как предсерийные NC31

продолжали использоваться для обучения водителей, серийные машины поступили в распоряжение 507е, 508е и 510е RCC – элитных танковых батальонов. Поскольку в 1932-1933 гг. D1 были наиболее современными танками кроме сопровождения пехоты им поставили задачу бороться с вражеской бронетехникой, чему в немалой степени должна была способствовать 47-мм пушка с длиной ствола 34 калибра. Интересно, что это орудие вело своё начало от 47-мм пушки морской пушки образца 1892 года (!) и потому для борьбы с танками оно мало подходило. Тем не менее, ничего лучше французская промышленность предложить тогда не смогла, а первые 4 года напряженной эксплуатации D1 вообще были оснащены башнями и вооружением от FT-17. Кроме этого, вновь выявились многочисленные проблемы технического характера.
К марту 1934 года, когда армия получила 110 танков, выяснилось, что 17 из них полностью изношены и должны быть возвращены фирме Renault для капитального ремонта, а из оставшихся 63 машины не могли считаться боеспособными из-за многочисленных дефектов и поломок. Чаще всего сгорали элементы бортовых передач и гнулись бортовые бронелисты по причине их плохого качества материала и недостаточно жесткого крепления.

Предвидя, что очень скоро весь парк D1 может выйти из строя, фирма в 1935 году предприняла несколько шагов по модернизации танков. Однако попытка улучшить их эксплуатационные показатели оказалась неудачной. Недавно полученные башни ST2 только ухудшили положение – работать в них было по-прежнему неудобно. Расположение вооружения и прицела оказалось крайне неудачным, что в совокупности с низкой бронепробиваемостью 47-мм пушки SA34 делало противодействие вражеским танкам крайне затруднительным, а кроме того эти орудия считались дефицитными. Многоярусность башен отрицательно сказывалась на действиях командира танка. Установить более мощное орудие типа SA35 не представлялось возможным, поскольку этому препятствовали размеры башни. Отчасти проблему боеспособности можно было решить за счет увеличения боезапаса, но стеллажи для размещения большего количества снарядов так и не были получены.

Всё это привело к тому, что армия постаралась максимально быстро избавиться от проблемной техники, и в течении 1936-1937 гг. танки D1 были "удалены” с территории континентальной части Франции. Прибыв в Тунис эти машины были включены в состав 61е, 65е и 67е ВСС (танковых батальонов), которым поставили задачу оказать противодействие в случае высадки итальянских войск. Каждый батальон включал 45 "боевых” танков и один "радийный”. Остальные 14 предполагалось использовать как источники запасных частей, однако даже этого количества оказалось недостаточно для поддержания всех D1 в технически надежном состоянии. Фактически, в течении двух предвоенных лет использовался только 21 танк, которые "реквизировала” 5e Chasseurs (5-я кавалерийская егерская дивизия) для собственных нужд.

За рубеж танки D1 не поставлялись, но в начале 1930-х гг. они вполне могли появиться в Бельгии. В 1931 году бельгийская армия собралась модернизировать свой танковый парк, заменив изрядно устаревшие FT-17 на более современную технику. Узнав о танках NC бельгийская фирма Cockerill начала активные переговоры с Renault по вопросу их лицензионного производства. Французская сторона была не против, но министерство обороны Франции заняло очень жесткую позицию, поскольку вместе с танками предстояло поставлять башни ST2. Многие узлы танков D1 тогда посчитали секретными, что создавало трудности в их приобретении, однако бельгийцы надеялись на родственные между двумя нациями, тем более что Бельгия изначально создавалась как "буферное” государство и в случае нападения Германии должна была первой принять на себя удар её армий.
Разрешение на предоставление бельгийцам документации Луи Рено подал 25 марта 1932 года, и уже 13 апреля был получен категорический отказ. Аргументация в пользу того, что танки D1 не являются чем-то абсолютно новым и потому не могут считаться секретными, ни к чему не привела. Больше того, 21 апреля министерство обороны заявило, что на экспорт могут быть поставлены только танки типа FT-17 или NC, но уж никак не D1. Основной вопрос снова "упёрся” в злосчастные башни ST2.

Конец этой истории положило решение генерала Ж.Думенка (J-E.Doumenc), который наложил вето на экспорт техники в Бельгию, мотивировав это повышенной секретностью как самих танков, так и башен типа ST, боевая ценность которых, в конечном итоге, оказалась весьма низкой. Рено и в этот раз попытался возразить, сказав, что если не удастся заключить контракт с Бельгией, то сами бельгийцы подпишут договор на поставку танков фирмы Vickers (тем более что переговоры в этом направлении уже велись). Но и в этот раз голос руководителя фирмы Renault не был услышан – англичане оказались намного более сговорчивыми и с 1934 года бельгийцы стали получать легкие танки Vickers Model 1934, которые в скором времени составили основу их танкового парка и выпускались затем по лицензии под обозначением Т15.

И всё же, танкам D1 было суждено вернуться во Францию и участвовать в безнадежных оборонительных боях против немецкой армии. Решение об их обратной доставке было принято, когда положение на фронте ещё не было столь катастрофичным. Французы откатывались назад, но в конце мая ещё была надежда на создание плотной обороны на ключевых участках и перегруппировки оставшихся сил. Сделать это своевременно не удалось и после 9 июня фронт стал разваливаться на несколько очагов сопротивления. За несколько дней до этого французский генштаб распорядился укрепить войска африканскими подразделениями, в том числе и танковыми. После проведения ревизии в Тунисе выяснилось, что боеспособными могут считаться только 43 танка D1, которые свели в 67е ВСС.
Отправка из Туниса состоялась в первых числах июня и уже 11-го числа часть 67-го батальона подошла к н/п Суэн (Souain), где её выдвинули для усиления 6-й сенегальской пехотной дивизии.

Здесь 12 июня батальон принял первый бой с танковыми подразделениями 9 PzD (9-я танковая дивизия). После нескольких немецких атак удалось подбить четыре немецких танка, но как только D1 были выдвинуты для проведения контратаки ситуация в корне изменилась. Стараясь атаковать методом "наскока” французы надеялись проломить оборону противника и обратить его в бегство, однако их планы не оправдались. Немцы очень своевременно подтянули батарею 37-мм противотанковых пушек и ударив во фланг французской группе вывели из строя семь танков. Откатившись назад французы смогли сдержать ещё несколько контратак, подбив несколько вражеских танков, однако после из известия о расстреле немцами всех чернокожих военнопленных сенегальскую дивизию начали отводить на юг. В ночь с 12 на 13 июня танковый батальон попал в засаду, потеряв оставшиеся машины.
В ходе двухдневных боёв потери среди D1 составили 25 танков. Остальные 18 находились в более-менее исправном состоянии и поступили в распоряжение вермахта под обозначением Panzerkampfwagen 732 (f). Об их дальнейшем участи сведений не сохранилось.

Согласно подписанному акту о капитуляции Франции разрешалось сохранить часть бронетанковых сил. Среди нескольких сотен машин оставалось 106 D1, находившихся в Тунисе большей частью в непригодном для нормальной эксплуатации состоянии. Не зная о дальнейших планах правительства генерала Петэна, французские колониальные власти решили скрыть 18 танков, предъявив итальянской инспекционной комиссии только 82 машины. Их разрешили распределить между 2 и 4 Chasseurs d'Afrique, передав им 20 и 40 машин соответственно. Два танка предназначались для обучения личного состава. Долгие два года D1 фактически простаивали без работы, пока в ноябре 1942 года союзники не вторглись в Северную Африку. Против англичан и американцев старые танки не воевали, но зимой 1943 года союзное командование передало наиболее боеспособные машины в состав Brigade Legere Mecanique (легкой механизированной бригады), предварительно сняв с них демаскирующие антенны.
В феврале танки D1 были задействованы в тяжелейших боях в Кассеринском проходе, сумев даже подбить один Pz.IV, что было настоящим достижением, учитывая скромную эффективность 47-мм пушек. Так как дальнейшее использование D1 было сопряжено с большими эксплуатационными трудностями в марте их заменили на британские "Valentine”. Снятые с вооружения французские танки не ремонтировались и были разобраны на металл, так что на сегодняшний день ни одного D1 не сохранилось.

Список источников:


"Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". сост.Г.Л.Холявский. Харвест.Минск/АСТ.Москва. 1998 г.

hisofweapons.ucoz.ru

Легкий танк d1 | Мир Танков

История создания.

Корпус — клепаный корпус, башня — литая. Оружие: 47-мм пушка и 7,5- мм спаренный пулемет в одноместной башне ST-2. По горизонтали башня разворачивалась с помощью червячной передачи, по вертикали оружие наводилось вручную. Курсовой пулемет установлен в лобовом листе корпуса между водителем и радистом. Радиостанция имела необычную антенну в виде Jl-образной рамы в кормовой части корпуса.

Поставки D1 в вооруженные силы Франции начались в январе 1932 г. и закончились в начале 1935-го. Из этих танков сформировали три батальона (ВСС) по 45 танков.

Первоначально танковые батальоны вооруженные D1 были размещены на территории Франции. Но с поступлением на вооружение более современных машин, D1 стали переводить с Северную Африку. Переброска танков в Тунис началась в 1937 г. и завершилась в 1939 г. Всего в Африку было переброшено 152 танка D1, а во Франции осталось только восемь единиц оружия. Оставшиеся в метрополии танки, вероятно, использовались для учебных целей. В Тунисе D1 получили три танковых батальона — 61, 65, и 67 ВСС. Эти части предназначались для прикрытия восточной границы Туниса от итальянцев, которые с приходом Муссолини к власти пытались играть доминирующую роль в регионе. В случае конфликта D1 являлись бы грозным противником для итальянских танкеток.

В 1942 г. танку D1 пришлось пострелять по американцам, высадившимся 9 ноября у Орана. Вскоре французские части, в том числе и укомплектованные танками D1, вступили в бой с немцами на стороне союзников. Все оставшиеся D1 были сведены в одну боевую группу. Они еще могли применяться в обороне, но когда союзники сами перешли в наступление, устарелость этих тихрходных машин стала очевидной. Поэтому уже в начале марта 1943 г. все D1 были выведены в резерв. Так что разгром итало- немецких сил в Северной Африке произошел уже без их участия. Тем не менее служба D1 еще не была завершена. После окончания боевых действий на этом театре 10 D1 было отремонтировано и включено в состав охраны Туниса.

16.06.2012 | Опубликовано в : Легкие танки, Французские танки |

cy14.ru

D1 - Мир танков - Информация по игре World of Tanks - Каталог статей

Этот танк многие просто недооценивают. При первом же рассмотрении он очень неуклюжий, медленный и легковооружённый. И всё же, при грамотном использовании танк творит чудеса!

У D1 хорошая круговая броня в 30мм, правда, дело осложняют борта без наклона. Однако, D1, вставший ромбом становится очень крепким орешком, пулемёты его еле берут. Броня лба башни достигает 40мм, пулемёты её стабильно берут только в командирскую башенку в виде купола. А если к этому добавить ещё и хорошие вертикальные углы наводки орудия, мы получаем этакий Т29 на втором уровне.

Появился третий член экипажа - радист. Первый шаг в сторону рационального экипажа, хоть и робкий, сделан.

У танка уникальное вооружение. В наличии есть интересный пулемёт, выпускающий за раз аж 30 выстрелов! 

Он гарантированно разбирает вблизи картонные танки 1-2 уровня. Если они и выживут после этого свинцового душа, поверьте, им очень плохо. Также есть и более традиционная пушка 25мм, хотя она тоже весьма оригинальна: выпускает 37 выстрелов в минуту.

У танка очень слабый и очень уязвимый двигатель мощностью 74 л.с. Мало того, что мы даже не можем разогнаться до 20 км/ч на ровной поверхности, так ещё и сам двигатель постоянно критуется при хорошем попадании по нему. Одно хорошо - трансмиссия расположена сзади.

Хоть танк и медленный, но при этом он имеет хорошую манёвренность. А если учесть, что у нас очень скорострельное, но не особо точное вооружение, можно сделать вывод: D1 создан для ближнего боя, не очень хорошая рация тоже намекает на этот факт.

Использование танка требует некоторой сноровки и обязательной командной игры, танк следует использовать только во взводах из двух/трёх D1! Почему?

Одна из главных фишек D1 - сказочно скорострельный пулемёт. Три D1, оборудованные пулемётом, способны за минуту выстрелить почти две тысячи патронов! Но что делать с гочкиссами, M2 LT и другими бронированными целями, которые мы не пробиваем? Выход только один: во взвод необходимо брать два пулемётных и один пушечный D1. Впрочем, тут можно экспериментировать и взять вместо пушечного D1, скажем, h45. Он обладает похожим вооружением (нет пулемёта, только пушки), лучшим бронированием и подвижностью, но худшей скорострельностью.

При встрече с пулемётными танками в упор иногда контузит мехвода из-за того, что лючок с щелью бронирован несколько хуже корпуса. Ни в коем случае не следует сразу применять аптечку! Пулемёты очень скорострельны и не исключено, что следующей же очередью мехвода контузит повторно. Намного лучше выйти из под обстрела или просто прибить несчастного врага, а уже потом использовать аптечку.

D1 не просто медленный, он очень медленный, пожалуй, самый тормозной танк 2 уровня. Так что в плане тактики особого разнообразия нет. Один D1 остаётся на базе или прикрывает второе направление, а два других D1 начинают потихоньку наступать на главном направлении. Нужно быть предельно осторожным, при взятии базы D1 часто не успевает сбить захват и проползает только половину пути.

Из модулей я бы взял подбой (САУ нас очень любят), вентиляцию и стереотрубу (очень плохой обзор). Итог: я оставил танк в ангаре. Ну очень забавный и мощный агрегат, катаю только во взводах. Самое эпичное достижение - снайпер на пулемёте.

trend.clan.su

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *