Горячий август 41-го | Warspot.ru

В конце июля 1941 года обстановка под Киевом с каждым днем становилась сложнее. Немецкие войска 1-й танковой группы генерала Клейста появились перед линией обороны города еще 11 июля. Они не смогли с ходу форсировать километровую болотистую пойму реки Ирпень, а потому, не штурмуя город, повернули на юг, чтобы отрезать пути отступления частям Красной Армии, отходящим на восток южнее Киева. Город должны были штурмовать пехотные части 6-й армии, но только после того, как оттеснят на северо-восток части 5-й армии РККА. Дело в том, что позиции 5-й армии находились в Житомирских лесах северо-западнее Киева, а потому «нависали» над транспортными артериями, по которым снабжались дивизии Вермахта, стоявшие у границ города.

Столица советской Украины получила двухнедельную передышку. В течение этого времени защита города неустанно укреплялась: готовились новые линии обороны, формировались ополченские батальоны, собирались бронепоезда, гражданские речные суда переделывались в канонерские лодки. Готовились к обороне и гарнизоны ДОТов. Из остатков гарнизонов, которые смогли отойти к Киеву из укрепленных районов, находившихся на новой границе (немецкая пропаганда называла их «Линией Молотова») и старой границе («Линия Сталина»), формировались новые отдельные пулеметные батальоны. Их пополняли рядовым составом из числа резервистов, призванных из различных районов Киевской области, и командным составом, как правило получившим специальное образование с пулеметным уклоном в стрелково-пулеметных или пехотных училищах страны.

Одним из таких командиров был лейтенант Георгий Ветров, ранее учившийся в Киевском пехотном училище, а потом переведенный в Свердловское пехотно-пулеметное училище, выпускником которого он и являлся. Ветров отступал к Киеву от границы вместе с другими частями Красной Армии, и здесь был назначен командиром гарнизона ДОТа №205 опорного пункта «Крым» Киевского укрепленного района (КиУР).

ДОТ №205, современный вид. Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев. Сайт relicfinder.io.ua Карта опорного пункта «Крым» южного фаса КиУР, в который входили ДОТы №203 и №205.
Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев. Сайт relicfinder.io.ua

ДОТ №205 находился на самом опасном, южном участке обороны, который не был прикрыт широкой поймой реки Ирпень, как это было на западном и северном участках. ДОТ представлял собой небольшую подземную крепость. В нем было 375 метров подземных ходов-потерн, соединявших между собой пять отдельных ДОТов-оголовков, один из которых был двухамбразурным, а остальные – одноамбразурными. Гарнизон ДОТа по штатному расписанию должен был составлять 63 человека. Кроме того, предусматривался переменный гарнизон численностью 50 человек, который должен был контратаковать противника в случае его прорыва в тыл. Но лейтенанту Ветрову было выделено всего 15 бойцов.

ДОТ не был полностью подготовлен к обороне. Его оголовки не были обеспечены вентиляцией, в результате чего пулеметчики при стрельбе страдали от отравления пороховыми газами. Грунтовые воды подтапливали потерны, и воду приходилось откачивать вручную пожарной помпой. Лейтенанту пришлось спешно готовить ДОТ и гарнизон к обороне: обучать пулеметчиков стрельбе вслепую, по указанным координатам; пристреливать оружие; набивать пулеметные ленты; налаживать взаимодействие бойцов гарнизона, и т. д.

Генеральный штурм Киева немецкие войска начали 31 июля 1941 года. Им удалось прорвать оборону КиУР на узком участке фронта, после чего солдаты Вермахта начали расширять прорыв, атакуя во фланги и с тыла подразделения защитников Киева, еще не отступившие с первой линии обороны. Уже к 5 августа противнику удалось расширить участок прорыва до 20 километров.

4 августа атаке подвергся ДОТ №203, находившийся буквально в километре от ДОТа лейтенанта Ветрова. Он был замаскирован под украинский сарай – клуню. ДОТы КиУРа в южном секторе обороны были развернуты своими амбразурами на юг, а противник наступал на них во фланг – с востока, и с тыла – с севера. Чтобы прикрыть ДОТ сзади, его комендант лейтенант Черемушкин приказал вытащить наружу несколько пулеметов. Помощник коменданта сержант Клопот с бойцом Яцуком и политбойцом Панасюком сняли пулеметы со станков, по траншее выдвинулись к улице и открыли огонь по наступавшим немецким солдатам. В ответ немцы подожгли близстоящий дом и, маскируясь дымом, усилили пулеметный и минометный огонь.

Немецкие саперы штурмуют советский ДОТ, 1941 год. Источник – liniastalina.com

Лейтенант Черемушкин был тяжело ранен в бедро разрывной пулей. Рядовой Красовский потащил его в соседний ДОТ №205 (ДОТ лейтенанта Ветрова), а гарнизон ДОТа №203 возглавил сержант Клопот. Солдаты отбили пять вражеских атак, но ближе к вечеру немцам удалось оттеснить их внутрь ДОТа и полностью блокировать там. Ночью немцы начали стучать в стальную дверь, угрожая взорвать ее и требуя сдачи, но им никто не отвечал – гарнизон готовился к прорыву. Среди ночи бойцы, возглавляемые сержантом Клопотом, с гранатами в руках бросились на прорыв. Раненого красноармейца Тихонова нескольким гитлеровцам удалось взять в плен. Однако начавшийся артобстрел испугал их, немцы разбежались, и Тихонову удалось выползти к своим.

Ночью уцелевшие бойцы гарнизона ДОТа №203, проходившие в тыл мимо ДОТа №205, сообщили лейтенанту Ветрову, что их ДОТ захвачен противником, и немцам уже ничто не мешает атаковать следующий опорный пункт. Боец гарнизона ДОТа №203 Красовский, перед этим доставивший раненого лейтенанта Черемушкина в тыл, остался вместе с гарнизоном ДОТа №205.

Штурм ДОТа начался 5 августа, но немецкой штурмовой группе пришлось нелегко. С востока, юга и юго-запада подходы к ДОТу простреливались его оголовками. С запада (то есть, со стороны входа) ДОТ Ветрова прикрывали соседние ДОТы. С севера, за холмом, в котором находился ДОТ № 205, на поле сражались бойцы 728-го стрелкового полка 175-й стрелковой дивизии, сформированной в Ставропольском крае. Дивизия была потрепана в предыдущих боях, деморализована постоянными отступлениями, и потому вскоре отошла. Восточные оголовки ДОТа №205 поддерживали пехоту, как могли, но наступавшие немцы, быстро обнаружив огневые точки ДОТа, защищенные бетоном пулеметы обошли, блокировав подходы к ДОТу огнем.

Немецкая штурмовая группа попыталась подавить сопротивление оголовков ДОТа, однако отсутствие вентиляционных и других шахт, перископных обсадных труб или других отверстий, куда можно было бы залить бензин, кинуть гранату или взрывчатку, не позволяло немецким саперам использовать отработанные приемы штурма ДОТов. В случае опасности бойцы гарнизона закрывали амбразуры бронезаслонками, а при первой возможности открывали их и шквальным огнем сметали нападавших. Началась десятидневная осада ДОТа.

Штурмовая группа Вермахта готовится атаковать оголовок ДОТа №205, современная реконструкция.
Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев. Сайт relicfinder.io.ua

Вскоре после начала боев за ДОТ №205 солдатам Вермахта удалось пробраться ко входу в «мину», разрушив прикрывавший его ДзОТ. Гарнизон скрылся в подземных ходах. Немецкие солдаты попытались сунуться к железобетонному входному блоку, но его надежно прикрывала специальная амбразура, за которой находился пулеметчик с ручным пулеметом.

Чтобы подавить сопротивление гарнизона ДОТа №205, к его штурму была привлечена авиация и бронетехника. К ведущим огонь оголовкам попыталась подойти немецкая артиллерийская самоходная установка «Sturmgeschütz III» (сокращенно – «StuG III»). Батальоны этих самоходок были приданы пехотным дивизиям Вермахта, наносившим основной удар по обороне Киева. Самоходке не удалось близко подойти к оголовкам – она вязла в берегах реки Веты, которые в те времена были очень болотистыми. Самоходка обстреляла бойницы, которые гарнизон тут же закрыл бронезаслонками. Все, чего удалось достигнуть этим обстрелом, – это заклинить одну бронезаслонку. За ночь бойцы гарнизона ее расклинили.

Трофейная немецкая артиллерийская самоходная установка Sturmgeschütz III, взятая в боях под Киевом.
Источник – журнал «Полигон» №9, статья М. Свирина «Детство Артштурма»

Затем ДОТ подвергся бомбардировке с воздуха. Перед этим немецкие саперы установили на холме, под толщей которого скрывались подземные галереи, флаги, служившие ориентирами для пикирующих бомбардировщиков. Несколько бомб попали в холм, но своды галерей выдержали. Из строя вышел только дизель-генератор, поэтому все последующее время обороны гарнизону пришлось использовать для освещения переносные керосиновые фонари.

Немцы предлагали гарнизону ДОТа сдаться, но лейтенант Ветров лично застрелил двух парламентеров. После этого ни о какой пощаде красноармейцам, в случае их пленения, не могло быть и речи. Началась блокада ДОТа. Отдельные немецкие солдаты взбирались на оголовок, но сделать ничего не могли – перископов и вентиляционных отверстий там не было. Когда саперы пытались подойти к оголовкам со стороны амбразур, используя мертвые зоны, то их забрасывали гранатами или контратаковали бойцы, выбравшиеся наружу через амбразуры соседних оголовков.

С водой в ДОТе проблем не было – внутри находилась колонка для подачи воды в кожухи пулеметов. Кроме того, ДОТ подтапливало, так как грунтовые воды были слишком близко к поверхности земли – так что воды был даже излишек. А вот с питанием начались проблемы – запасы продуктов были на исходе.

В ночь с 8 на 9 августа к ДОТу пробрался лейтенант Жуковец, друг Ветрова по училищу. С ним по простреливаемой долине реки проползли еще несколько разведчиков, среди которых был и сержант Клопот – герой обороны ДОТа №203. Жуковец доставил Ветрову приказ-разрешение на то, чтобы оставить ДОТ, уничтожив все, что не удастся вынести. И тут произошло исключительное для того времени событие – лейтенант отказался выполнить приказ, разрешавший отступить. У него был целый гарнизон, были патроны, гранаты. Немцы не могли взять его ДОТ и теряли время и людей, пытаясь уничтожить упорных русских. Поэтому Ветров не видел причин для отступления. С этого момента ДОТ №205 стал знаменитым.

3-D модель подземных потерн и оголовков ДОТа №205 и наземных инженерных сооружений.
Автор – Александр Качанюк. Источник – архив МАИФ «Цитадель» relicfinder.io.ua

Об этом случае было сообщено командующему Юго-Западным фронтом генерал-полковнику М. П. Кирпоносу, которого это очень заинтересовало. Для доклада к нему привели бойца-разведчика, побывавшего в ДОТе в составе разведывательной группы. Советские источники так описывают разговор генерала с разведчиком.

Оголовки ДОТа №205, наиболее активно участвовавшие в бою.
Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель» relicfinder.io.ua

Разведчик:

«Держатся. Говорят, что имеют приказ и из ДОТа не уйдут».

Кирпонос: «Фамилии их Вы не узнали?»

Генерал-майор М. П. Кирпонос.
Источник – stratagema-magazine.ru

Разведчик: «Никак нет: некогда было. Мы у них были всего минут десять. Они спросили про обстановку, закурили, сказали, что три дня были без хлеба. Тут же их лейтенант – фамилия его Ветров, так его называли, с одним бойцом пошел куда-то за продуктами. Потом перед нашим уходом они вернулись, принесли продукты и патроны. Когда мы уходили, они сказали, чтобы пехота не бегала «туда-сюда», а так же твердо удерживала свои позиции».

Кирпонос вынул бумагу и написал: «Дорогие друзья, товарищи, защитники ДОТа №205! Восхищен вашим мужеством и упорством. Родина не забудет вашего подвига. ЖАЛЕЮ, ЧТО НЕ УДАЛОСЬ НАВЕСТИТЬ ВАС. Подателю этой записки сообщите свои имена и фамилии для награждения вас орденами. Крепко жму ваши мужественные руки и желаю новых боевых успехов в священной борьбе с немецкими захватчиками. Кирпонос».

12 августа 728-й полк РККА атаковал немецкие позиции и смог деблокировать ДОТ. Гарнизоны ДОТов №206 и №207 вышли наружу и также приняли участие в этой атаке. Гарнизон ДОТа №205 в полном составе остался на месте – скорее всего, из-за того, что атака проводилась над ним, и бойцы просто о ней не знали.

Лейтенант Г. К. Ветров. Источник –
архив МАИФ «Цитадель» relicfinder.io.ua

В ДОТ протянули связь, поднесли патроны и провизию, но тут немецкие войска контратаковали, отбросили нашу пехоту назад и снова блокировали ДОТ. Однако на настроение защитников ДОТа это особенно не повлияло. Именно в эти дни у лейтенанта Ветрова корреспондентами газеты «Красная Звезда» (центрального печатного органа Красной Армии) было взято знаменательное интервью. Александр Шуэр и Сергей Сапиго пробрались на командный пункт командира 28-го ОПБ капитана Кипаренко и по телефонной линии задали героическому лейтенанту несколько вопросов. В наше время такое интервью с передовой, из блокированного противником ДОТа, как минимум целый день транслировали бы все СМИ. Вот описание обстановки, данное лейтенантом журналистам.

Лейтенант Ветров: «Враг не прекращает попыток атаковать ДОТ. За эти дни мы уже отбили несколько атак. Наиболее сильная атака состоялась в первый день окружения. Враг подошел к ДОТу с двух сторон. Подпустив фашистов на близкую дистанцию, мы открыли пулеметный огонь, от которого немцы понесли большие потери. Несколько часов они подбирали убитых и раненых. Потерпев неудачу, фашисты выслали лазутчиков, которые предложили нам сдаться. Двух лазутчиков я лично пристрелил из винтовки. Тогда немцы повели по ДОТу артиллерийский огонь прямой наводкой. До сих пор не прекращается артиллерийская стрельба. За все время немцам удалось вывести из строя только одну амбразуру, и ту мы быстро отремонтировали. С тыла фашисты ведут пулеметный огонь по двери ДОТа, бросают гранаты. Древесно-земляное укрытие у входа разрушено. Прямым попаданием в ДОТ оглушены три бойца, но они не вышли из строя».

Защитники ДОТа стали знаменитыми, но вряд ли они думали об этом в те дни. С 13 августа наши войска не оставляли попыток отбить у противника Юровку и снова деблокировать ДОТ. У гарнизона полностью исчерпались запасы провизии. Но самым страшным было то, что у бойцов закончились патроны. К счастью, к 18 августа 1941 года ДОТ №205 был деблокирован. Героическая эпопея гарнизона лейтенанта Ветрова закончилась.

Фото в газете «Пролетарская Правда», г. Киев, 1941 год. В нижнем ряду в центре – лейтенант Ветров.
Источник – архив МАИФ «Цитадель» relicfinder.io.ua Пулеметчики ДОТа №205 ведут огонь по противнику, современная реконструкция.
Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев. Сайт relicfinder.io.ua

warspot.ru

В августе 44-го (2001) смотреть онлайн бесплатно

7.10ФСБ России считает этот фильм наиболее достоверной в РФ экранизацией жизни и деятельности российского (советского) контрразведчика, в котором очень близко к реальности показаны жизнь, быт и работа контрразведчиков «Смерш».
Фильм «В августе 44-го» рассказывает о военной операции «Неман», которую выполняет группа контрразведчиков СМЕРШа, под командованием капитана Алехина. Лето 1944. До Великой Победы остается еще около года. Белоруссия уже освобождена, однако с ее территории регулярно выходит в эфир группа лазутчиков, передавая врагам очень важную информацию о советских войсках. На поиски шпионов, в район регулярных выходов в эфир запеленгованной рации, был послан отряд разведчиков, во главе с офицером СМЕРШа.

Благодаря профессиональному подходу к поставленной задаче, бесстрашию и находчивости, группа советских офицеров выполнила задание по обезвреживанию шпионов. Ситуация осложняется тем, что в районе действует множество фашистских недобитков и антисоветских элементов. Слежка за всеми одновременно ведёт к рассредоточению сил контрразведчиков, действующих к тому же в обстановке острого цейтнота.


Год: 2001
Страна: Россия, Беларусь
Режиссер: Михаил Пташук
Жанры Фильма: боевик, триллер, драма, детектив, военный
В ролях снимались: Евгений Миронов Владислав Галкин Юрий Колокольников Беата Тышкевич Алексей Петренко Александр Феклистов Рамаз Чхиквадзе Александр Балуев Ярослав Бойко Анджей Печиньский

Занимательные факты о фильме:

  • Вторая попытка экранизации романа, первую в 1975 году предпринял литовский режиссер Витаутас Жалакявичюс.
  • В фильме есть сцена, где 1-й заместитель наркома внутренних дел прибывает в штаб 3-го Белорусского фронта для встречи с начальником Управления военной контрразведки СМЕРШ фронта. Обоим персонажам в фильме около 60 лет. Между тем в реальности 1-му замнаркома внутренних дел, комиссару ГБ 2-го ранга С. Н. Круглову в описываемый период было 38 лет, а начальнику УКР СМЕРШ 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенанту П. В. Зеленину — 42 года.
  • Евгений Миронов во время съемок приехал к Богомолову с громадным списком вопросов по книге. В нем значилось 79 пунктов.
  • Фильм был снят по роману Владимира Богомолова «Момент истины» («В августе 44-го»).
  • В экранизации романа, которую в 1975 году начинал снимать литовский режиссёр Витаутас Жалакявичюс, роль Алёхина исполнял Сергей Шакуров, Таманцева — Анатолий Азо, водителя Хижняка — Борислав Брондуков, генерала Егорова — Бронюс Бабкаускас. Бабкаускас умер во время съёмок, что и послужило, наряду с недовольством Богомолова режиссёрским сценарием, одной из причин того, что картина так и не была закончена.
  • В первой серии, когда капитан Алёхин приезжает на продовольственный склад и беседует с его начальником, у погрузочной рампы стоит автомобиль ЗИЛ-157, с закрытой ящиками кабиной. Более четкий ракурс доступен на 37-ой минуте. Данный автомобиль на самом деле выпускался с 1958 года, и в 1944 году он никак не может быть в составе Красной Армии.
  • Несмотря на успех «В августе 44-го» у зрителей, Владимир Богомолов снял своё имя из титров: "В силу бессмыслия и непродуманных импровизаций режиссёра оказалось проваленным большинство эпизодов, в том числе и узловые, наиболее важные: «В Ставке», «В стодоле» (эпизод с генералами) и финальный — «На поляне». Уже 16 мая мне передали, что продюсер, по соображениям экономии, финансировать пересъемки отказался, заявив, что в состоянии сам сделать «забойный боевик» из уже отснятого материала без каких-либо пересъемок или досъемок. Мне сообщили, что придется ограничиться перемонтажом и переозвучанием. После этого отснятый материал многие месяцы вымучивали. Все свелось к вырезанию провальных, непригодных кадров и целых эпизодов по 13 минут. " Писатель-фронтовик объяснил это тем, что Пташук снял совсем не то, что было написано в романе.
  • Съемки фильма начались в июле 1999 года.


voenhronika.ru

198. Что было, то было… В августе 41 –го…

Мне на e-mail пришло письмо:
    «Здравствуйте, Владимир!
    Обращается к вам житель п. Сандово, Тверской области. На территории нашего Сандовского района имеется захоронение летчиков, погибших в 1941 году. Вот что писал местный краевед В.Н. Веселов в своей книге «Очерки по истории Сандовского района»:
    «У этой истории начало в чем-то сходно с «Повестью о настоящем человеке» Бориса Полевого. Самолет, только это был не ястребок, а фронтовой бомбардировщик, натужно гудел и все же спускался все ниже над болотистым лесом между деревнями Ракитино и ныне не существующей Каменкой. Затем упал в болото. Местные жители, пришедшие на место аварии, обнаружили трех пилотов. Один был мертв, второй вскоре умер, третий, хоть и имел тяжелые ранения, был жив. Их отнесли в Ракитино, в дом Снегуровых, сообщили о случившемся в Сандово. Прибыли члены истребительного батальона во главе с заведующим военотделом. И если у Бориса Полевого старика и ребятишек еще мучили сомнения: не фашист ли человек в лесу, то прибывшие сомнений не имели: это «дезертиры с фронта», - таков вердикт руководителя группы. «Дезертиров» закопали на соболинском кладбище, судьба третьего летчика неизвестна. В шестидесятые годы погибшие летчики были реабилитированы, на кладбище обозначили их могилу.
    Эту историю автор впервые услышал 9 мая 1971 года, когда на митинге памяти погибших, впервые проводившемся на могиле неизвестных солдат, заговорили ветераны войны. Все они с горечью осуждали участников упомянутой выше «акции», говорили, что справедливость должна быть восстановлена, как и имена погибших. А ведь у летчиков были документы. Сегодня на могиле установлен небольшой памятник, установить имена оказалось значительно сложнее, хотя за это брались многие люди.»
    В 2015 году памятник на могиле летчиков был обновлен, но она так и остается безымянной. Могила находится на кладбище д. Соболины, однако, на сайте «Подвиг народа» данное захоронение, отнесено к селу Лукино Сандовского района. Там же указано, что похоронены 3 человека:
      - Васьков Николай Евстафьевич – командир экипажа, ст. лейтенант;
      - Васин Константин Андреевич – штурма, ст. лейтенант;                                                                                                                  
    - Шевченко Василий Демидович – стрелок-радист, мл. сержант.
      В списке потерь 40 ад 53 дбап данные военнослужащие значатся погибшими 23.08.1941, а в донесении о безвозвратных потерях 40 ад
      (http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=9440136&page=20)
указано, что 22.08.1941 Васьков - сгорел, Васин - убит, Шевченко – сгорел, Королев жив. Как отмечалось выше, в могиле захоронено 2 члена экипажа, возможно третьего не смогли достать из самолета.
      Не имеется ли у Вас более подробной информации о том, что произошло с экипажем Васькова в августе 1941 года? Почему один убит, а двое сгорели?
      Кроме того, в книге Крылов А. И. «По приказу Ставки» в числе экипажей, направленных на бомбардировку Берлина в августе 1941 года, в группе 200-го ДБАП, руководимой Щелкуновым, упоминается экипаж Васькова. Это однофамилец Васькова Н.Е., или это одно и тоже лицо?
      Буду благодарен за любую информацию.
      С уважением, Игорь Халявин».

      «Ну, вот, началось!» - подумал я, почувствовав приближение очередного 9 мая. Благо, что в «Памяти народа» выложили журнал боевых действий 40 бад с начала войны, а донесения о безвозвратных потерях, и дивизии, и ее бессмертных полков, я давно держу «под рукой». Сколько постов в своем ЖЖ я уже написал и посему прибегаю к ним всякий раз, если обозначенные в них эти славные люди неожиданно напоминают о себе через ныне живущих, хотя прошло уже столько лет. План действий созрел мгновенно, и я приступил к очередному экспресс-исследованию.
    Но сначала проверил, а что мог сказать о Васькове, участвующем в налетах на Берлин в августе 41-го, в своих воспоминаниях Юспин Виталий Кириллович, непосредственный участник этих событий и будущий командир 109 ап дд:
    «В пятерку 53 ДБАП входили экипажи: мой, капитанов Голубенкова И.В. и Крюкова Н.В., старших лейтенантов Шапошникова А. и Богачева. Штурманами соответственно: майор Малыгин В.К., капитаны Шведовский В., Муратбеков Х.Ш, Алгунов К.М. и Гончаренко.         В звене 200 ДБАП, экипажи: Щелкунова, старших лейтенан­тов Семенова В.И. и Васькова. И штурманы, соответственно капитаны Никольский, Нечепуренко и третьего не помню. К сожалению, сейчас не помню многих из состава нашей группы».
      А так как эти события: трагедия авиакатастрофы, случившаяся 23.08.41 г. с экипажем Васькова у деревни Сандово, и работа группы Щелкунова по Берлину с острова Эзель, по времени совпадают, то напрашивается как будто вывод, что Васьков из 53-го дбап и Васьков из 200-го дбап – это разные люди, служившие в одной 40-ой бад. Видимо и Алексей Иванович Крылов в книге «По приказу Ставки» просто воспользовался информацией, полученной от Юспина, однополчанина по 53-му дбап и 455-му ап дд. На это указывает отсутствие инициалов у обоих: Юспин просто их не помнил, а Крылову в то время было проще съездить к своему другу, чем капаться в архивах Подольска.
      Я быстро написал ответ:
        «Здравствуйте, Игорь!
        Скорей всего рассказ краеведа искусственно привязан к экипажу Васькова, и имена на памятнике могут не соответствовать лежащим в могиле, если речь идет о тех, кого упоминает краевед. Обратите внимание на
        http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=9490128&page=1
        И на мой скриншот из ЖБД 40 бад. Из нее видно, что воздушный стрелок Королев выпрыгнул на парашюте и, вероятно, вернувшись в часть, поведал о случившемся. Видимо штурман Васин был убит над целью, о чем поведал Васьков радисту и стрелку по внутренней связи. А при катастрофе уже на земле самолет загорелся. Поэтому опять-таки со слов Королева штурман убит, а остальные сгорели. Хотя и тело штурмана так же должно сгореть. Поэтому я и делаю вывод, что рассказ краеведа не относится к экипажу Васькова. Что касается группы Щелкунова, то она составная из экипажей 53-го и 200-го дбап, а затем к ним добавилась еще несколько экипажей из другой дивизии. Скорей всего это однофамилец».
        Но затем меня стали мучать сомнения. Я знал, что 200 дбап был расформирован из-за многочисленных потерь в начале войны. Его личный состав был направлены на усиление 53-го дбап.  А также знал, что у группы Щелкунова были проблемы с материальной частью, и некоторые экипажи, долетев до о. Эзель, вынуждены были возвращаться на Большую землю для ликвидации этих проблем. И не все вернулись потом назад на о. Эзель. Я об этом уже писал в своем ЖЖ, публикуя воспоминания Юспина В.К. Я знал и про книгу Юрия Виноградова «Операция «Б», в которой подробно описываются все девять налетов на Берлин.
Начал с нее. И вот, что поведал автор в главе «Нападение»:
        «По примеру морских летчиков армейская авиагруппа особого назначения в свой третий налет на Берлин должна была брать на внешнюю подвеску по одной ФАБ-500. Надо было проконтролировать их подготовку. К тому же следовало разобраться в конце концов с состоянием материальной части и двигателей ДБ-3ф, в первую очередь в группе майора Щелкунова. По его докладу, капитан Юспин, пробыв на острове три дня, улетел на Большую землю менять баки для горючего, а на другой день за ним последовал и старший лейтенант Шапошников — для замены двигателей. Правда, прилетели задержавшиеся экипажи старших лейтенантов Богачева и Васькова, они приземлились в Кагуле. Двигатели самолета старшего лейтенанта Васькова оказались совершенно непригодными для дальнего полета, и старший инженер Баранов вынужден был отправить его на Большую землю для замены моторов. Туда же улетел и капитан Крюков. Двигатели самолета Богачева тоже нуждались в ремонте, эту заботу на себя взял Баранов. Практически выходило, что в очередной налет на Берлин готова лишь машина одного майора Щелкунова».
        Но нет ничего лучше первоисточника, чем Журнал Боевых Действий 40 БАД! Вот выдержки из него, касающиеся затронутой темы:
      «9.8.41 г. 40 авиадивизия боевых действий не производила. 53 ДБП в составе 5 экипажей, 200 ДБП заставе 3 экипажей в период времени 16. 20 - 16. 47 вылетели с аэродрома Исанино для выполнения задания по указанию 1 авиакорпуса.
      16.08.41 г. 40 авиадивизия боевых вылетов не производил… 13 ч. 01 мин. экипаж политрука Шапошникова вернулся из командировки, посадка - аэродром Якушев. Самолёт не исправлен. По докладу штурмана экипажа Амунова - экипаж капитана Юспина находится на аэродроме Беззаботное, меняет бензобаки второй группы. Экипаж капитана Крюкова на о. Эзель, аэродром Айса, имел боевой вылет на Берлин. Экипаж старшего лейтенанта Богачёва 15.8.41 г. вылетел с аэродрома Беззаботное на остров Эзель. Капитан Голубенков при перелете на о. Эзель 10. 8. 41 г. произвел вынужденную подсадку на воду в районе о. Большой Малос  в 13 километрах западнее мыса Юминда. (Если мыс на карте нашел, то остров так и остался не досягаем до моих глаз.) По сведениям, полученным от штурмана КБФ, экипаж подобран и находится в городе Таллин. Состояние самолёта выясняется.
      22.8.41 г. 40 авиадивизия в составе 12 самолетов: 3-х 53 и 9 самолетов 7 ДБП действовали по уничтожению самолётов противника на аэродромах Овсище, Городец, Заруденье, Гривочки…
53 ДБП одним самолетом бомбардировал аэродром Гривочки… По наблюдению экипажем было видно два крупных очага пожара. Налет 3 ч. 55 мин. Экипажи старшего лейтенанта Привато и ст. лейтенанта Васькова с задание не возвратились.
      23.8.41 г. Летчик 53 ДБП ст. лейтенант Васьков, не вернувшийся с боевого вылета 22.08.41 г., сидит на вынужденной в р-не Сандово.
      24.8.41 г. Как выяснилось, что севший на вынужденную в р-не Сандово ст. лейтенант Васьков, при посадке не дотянул до площадки, на которой можно было сесть, врезался в землю и сгорел. Погибли летчик Васьков, штурман Васин и стрелок-радист Шевченко, воздушный стрелок Королев жив – выбросился на парашюте.
      30.8.41 г. Три самолета Дб-3ф вернулись на аэродром базирования Якушево с особого задания с острова Эзель. Не возвратился ст. лейтенант пом. Командира эскадрильи 53 ДБП Богачев, который при вылете на боевое задание на Берлин 19.8.41 г. на взлете потерпел катастрофу.
      18.8.41 г. Во исполнение директивы заместитель НКО № 165155сс 200 ДБП расформирован и пошёл на доукомплектование 53 ДБП.  13 ч. 14 мин. экипаж старшего лейтенанта Васькова 200 ДБП вернулся из командировки, посадка аэродром Погорелка - простреляны баки своими истребителями. 12ч. 00 мин. возвратившийся с выполнением особого задания капитан Крюков 53 ДБП, произвел посадку аэродром базирования. Машина неисправна. 11 ч. 20 мин. возвратился в свой полк 53 ДБП капитан Голубенков с экипажем. При перелете с аэродрома на другой аэродром вынуждено сел на воду, машина затонула.
     
        Поспешил я с ответом Игорю, но весьма благодарен ему, что вернул он меня в тему. Вот и узнали мы еще что-то о простых людях,   жизнь свою положивших в копилку Великой Победы, распоряжением судьбы ли, или случаем предопределенным. Вот они:

летчик Васьков Николай Евстафьевич, сгорел при авиакатастрофе;
штурман Васин Константин Андреевич, убит при выполнении боевого задания;
стрелок-радист Шевченко Василий Демидович, сгорел при авиакатастрофе;
воздушный стрелок Королев (Георгий Глебович, не вернулся с б/з 24.10.41).
 
летчик Привато Михаил Станиславович, пропал без вести;
штурман Генчин Иван Петрович, пропал без вести;
стрелок радист Мирошник Виктор Федорович, пропал без вести;
воздушный стрелок Лапа Федор Устинович, пропал без вести;

летчик Богачев Георгий Евграфович, погиб при авиакатастрофе;
стрелок – радист Дудник Василий Назарович, погиб при авиакатастрофе;
воздушный стрелок Степанов Петр Матвеевич, погиб при авиакатастрофе.

    С глубокой искренностью: память им светлая…

wlad-ladygin.livejournal.com

В августе 44-го 2001 смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Рейтинг
7.9 7.9 7.5
Год
2001
Жанры
драма, триллер, боевик, детектив, военный
Страна
Россия , Беларусь
Режиссёр
Михаил Пташук
Сценарий
Владимир Богомолов
Актёры
Евгений Миронов, Владислав Галкин, Юрий Колокольников, Беата Тышкевич, Алексей Петренко, Александр Феклистов, Рамаз Чхиквадзе, Александр Балуев, Ярослав Бойко, Анджей Печиньский
Время
Премьера
4 мая 2002 в мире
DVD
10 апреля 2012

Лето 1944. До Великой Победы остается еще около года. Белоруссия уже освобождена, однако с ее территории регулярно выходит в эфир группа лазутчиков, передавая врагам очень важную информацию о советских войсках. На поиски шпионов, в район регулярных выходов в эфир запеленгованной рации, был послан отряд разведчиков, во главе с офицером СМЕРШа.

w27.zona.plus

Смотреть фильм В августе 44-го (2001) бесплатно онлайн в хорошем качестве 1080p HD

Другой мир: Восстание ликанов

2008, фантастика, фэнтези, боевик, триллер, приключения, США, Новая Зеландия

Темная долина

2014, драма, вестерн, боевик, Австрия, Германия

Трейлер Они были солдатами: Пустота

2014, боевик, драма, военный, США

Трейлер Тараз

2016, боевик, драма, приключения, Казахстан

Синдром Альцгеймера

2003, боевик, триллер, драма, криминал, Бельгия, Нидерланды

Трейлер По следу

2016, боевик, триллер, комедия, криминал, приключения, Китай, Гонконг, США

Герой с плаката

2013, боевик, комедия, Индия

Авалон

2001, фантастика, фэнтези, боевик, триллер, драма, Япония, Польша

Элитный отряд: Враг внутри

2010, боевик, триллер, драма, криминал, Бразилия

Молот богов

2013, боевик, приключения, история, Великобритания

Под прицелом

2002, боевик, триллер, драма, Германия, Канада

Трейлер Плохие дети отправляются в ад

2017, боевик, триллер, комедия, США

Врата дракона

2011, боевик, приключения, Китай

Трейлер Абсолютная сотня

2001, боевик, триллер, драма, криминал, Югославия (ФР)

Трейлер Копы

2003, боевик, комедия, Швеция, Дания

71

2014, боевик, триллер, драма, военный, Великобритания

Трейлер Годзилла, Мотра, Кинг Гидора: Монстры атакуют

2001, ужасы, фэнтези, боевик, триллер, драма, приключения, Япония

Выхода нет

2015, боевик, триллер, США

Вороны: Начало

2007, боевик, триллер, Япония

Бадшах

2013, боевик, комедия, Индия

4.hdlava.com

Горячий август 41-го. Киев.

В конце июля 1941 года обстановка под Киевом с каждым днем становилась сложнее. Немецкие войска 1-й танковой группы генерала Клейста появились перед линией обороны города еще 11 июля. Они не смогли с ходу форсировать километровую болотистую пойму реки Ирпень, а потому, не штурмуя город, повернули на юг, чтобы отрезать пути отступления частям Красной Армии, отходящим на восток южнее Киева. Город должны были штурмовать пехотные части 6-й армии, но только после того, как оттеснят на северо-восток части 5-й армии РККА. Дело в том, что позиции 5-й армии находились в Житомирских лесах северо-западнее Киева, а потому «нависали» над транспортными артериями, по которым снабжались дивизии Вермахта, стоявшие у границ города.

Столица советской Украины получила двухнедельную передышку. В течение этого времени защита города неустанно укреплялась: готовились новые линии обороны, формировались ополченские батальоны, собирались бронепоезда, гражданские речные суда переделывались в канонерские лодки. Готовились к обороне и гарнизоны ДОТов. Из остатков гарнизонов, которые смогли отойти к Киеву из укрепленных районов, находившихся на новой границе (немецкая пропаганда называла их «Линией Молотова») и старой границе («Линия Сталина»), формировались новые отдельные пулеметные батальоны. Их пополняли рядовым составом из числа резервистов, призванных из различных районов Киевской области, и командным составом, как правило получившим специальное образование с пулеметным уклоном в стрелково-пулеметных или пехотных училищах страны.

Одним из таких командиров был лейтенант Георгий Ветров, ранее учившийся в Киевском пехотном училище, а потом переведенный в Свердловское пехотно-пулеметное училище, выпускником которого он и являлся. Ветров отступал к Киеву от границы вместе с другими частями Красной Армии, и здесь был назначен командиром гарнизона ДОТа №205 опорного пункта «Крым» Киевского укрепленного района (КиУР).

ДОТ №205, современный вид. Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев. Карта опорного пункта «Крым» южного фаса КиУР, в который входили ДОТы №203 и №205.
Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев.

ДОТ №205 находился на самом опасном, южном участке обороны, который не был прикрыт широкой поймой реки Ирпень, как это было на западном и северном участках. ДОТ представлял собой небольшую подземную крепость. В нем было 375 метров подземных ходов-потерн, соединявших между собой пять отдельных ДОТов-оголовков, один из которых был двухамбразурным, а остальные – одноамбразурными. Гарнизон ДОТа по штатному расписанию должен был составлять 63 человека. Кроме того, предусматривался переменный гарнизон численностью 50 человек, который должен был контратаковать противника в случае его прорыва в тыл. Но лейтенанту Ветрову было выделено всего 15 бойцов.

ДОТ не был полностью подготовлен к обороне. Его оголовки не были обеспечены вентиляцией, в результате чего пулеметчики при стрельбе страдали от отравления пороховыми газами. Грунтовые воды подтапливали потерны, и воду приходилось откачивать вручную пожарной помпой. Лейтенанту пришлось спешно готовить ДОТ и гарнизон к обороне: обучать пулеметчиков стрельбе вслепую, по указанным координатам; пристреливать оружие; набивать пулеметные ленты; налаживать взаимодействие бойцов гарнизона, и т. д.

Генеральный штурм Киева немецкие войска начали 31 июля 1941 года. Им удалось прорвать оборону КиУР на узком участке фронта, после чего солдаты Вермахта начали расширять прорыв, атакуя во фланги и с тыла подразделения защитников Киева, еще не отступившие с первой линии обороны. Уже к 5 августа противнику удалось расширить участок прорыва до 20 километров.

4 августа атаке подвергся ДОТ №203, находившийся буквально в километре от ДОТа лейтенанта Ветрова. Он был замаскирован под украинский сарай – клуню. ДОТы КиУРа в южном секторе обороны были развернуты своими амбразурами на юг, а противник наступал на них во фланг – с востока, и с тыла – с севера. Чтобы прикрыть ДОТ сзади, его комендант лейтенант Черемушкин приказал вытащить наружу несколько пулеметов. Помощник коменданта сержант Клопот с бойцом Яцуком и политбойцом Панасюком сняли пулеметы со станков, по траншее выдвинулись к улице и открыли огонь по наступавшим немецким солдатам. В ответ немцы подожгли близстоящий дом и, маскируясь дымом, усилили пулеметный и минометный огонь.

Немецкие саперы штурмуют советский ДОТ, 1941 год.

Лейтенант Черемушкин был тяжело ранен в бедро разрывной пулей. Рядовой Красовский потащил его в соседний ДОТ №205 (ДОТ лейтенанта Ветрова), а гарнизон ДОТа №203 возглавил сержант Клопот. Солдаты отбили пять вражеских атак, но ближе к вечеру немцам удалось оттеснить их внутрь ДОТа и полностью блокировать там. Ночью немцы начали стучать в стальную дверь, угрожая взорвать ее и требуя сдачи, но им никто не отвечал – гарнизон готовился к прорыву. Среди ночи бойцы, возглавляемые сержантом Клопотом, с гранатами в руках бросились на прорыв. Раненого красноармейца Тихонова нескольким гитлеровцам удалось взять в плен. Однако начавшийся артобстрел испугал их, немцы разбежались, и Тихонову удалось выползти к своим.

Ночью уцелевшие бойцы гарнизона ДОТа №203, проходившие в тыл мимо ДОТа №205, сообщили лейтенанту Ветрову, что их ДОТ захвачен противником, и немцам уже ничто не мешает атаковать следующий опорный пункт. Боец гарнизона ДОТа №203 Красовский, перед этим доставивший раненого лейтенанта Черемушкина в тыл, остался вместе с гарнизоном ДОТа №205.

Штурм ДОТа начался 5 августа, но немецкой штурмовой группе пришлось нелегко. С востока, юга и юго-запада подходы к ДОТу простреливались его оголовками. С запада (то есть, со стороны входа) ДОТ Ветрова прикрывали соседние ДОТы. С севера, за холмом, в котором находился ДОТ № 205, на поле сражались бойцы 728-го стрелкового полка 175-й стрелковой дивизии, сформированной в Ставропольском крае. Дивизия была потрепана в предыдущих боях, деморализована постоянными отступлениями, и потому вскоре отошла. Восточные оголовки ДОТа №205 поддерживали пехоту, как могли, но наступавшие немцы, быстро обнаружив огневые точки ДОТа, защищенные бетоном пулеметы обошли, блокировав подходы к ДОТу огнем.

Немецкая штурмовая группа попыталась подавить сопротивление оголовков ДОТа, однако отсутствие вентиляционных и других шахт, перископных обсадных труб или других отверстий, куда можно было бы залить бензин, кинуть гранату или взрывчатку, не позволяло немецким саперам использовать отработанные приемы штурма ДОТов. В случае опасности бойцы гарнизона закрывали амбразуры бронезаслонками, а при первой возможности открывали их и шквальным огнем сметали нападавших. Началась десятидневная осада ДОТа.

Штурмовая группа Вермахта готовится атаковать оголовок ДОТа №205, современная реконструкция.
Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев.

Вскоре после начала боев за ДОТ №205 солдатам Вермахта удалось пробраться ко входу в «мину», разрушив прикрывавший его ДзОТ. Гарнизон скрылся в подземных ходах. Немецкие солдаты попытались сунуться к железобетонному входному блоку, но его надежно прикрывала специальная амбразура, за которой находился пулеметчик с ручным пулеметом.

Чтобы подавить сопротивление гарнизона ДОТа №205, к его штурму была привлечена авиация и бронетехника. К ведущим огонь оголовкам попыталась подойти немецкая артиллерийская самоходная установка «Sturmgeschütz III» (сокращенно – «StuG III»). Батальоны этих самоходок были приданы пехотным дивизиям Вермахта, наносившим основной удар по обороне Киева. Самоходке не удалось близко подойти к оголовкам – она вязла в берегах реки Веты, которые в те времена были очень болотистыми. Самоходка обстреляла бойницы, которые гарнизон тут же закрыл бронезаслонками. Все, чего удалось достигнуть этим обстрелом, – это заклинить одну бронезаслонку. За ночь бойцы гарнизона ее расклинили.

Трофейная немецкая артиллерийская самоходная установка Sturmgeschütz III, взятая в боях под Киевом.
Источник – журнал «Полигон» №9, статья М. Свирина «Детство Артштурма»

Затем ДОТ подвергся бомбардировке с воздуха. Перед этим немецкие саперы установили на холме, под толщей которого скрывались подземные галереи, флаги, служившие ориентирами для пикирующих бомбардировщиков. Несколько бомб попали в холм, но своды галерей выдержали. Из строя вышел только дизель-генератор, поэтому все последующее время обороны гарнизону пришлось использовать для освещения переносные керосиновые фонари.

Немцы предлагали гарнизону ДОТа сдаться, но лейтенант Ветров лично застрелил двух парламентеров. После этого ни о какой пощаде красноармейцам, в случае их пленения, не могло быть и речи. Началась блокада ДОТа. Отдельные немецкие солдаты взбирались на оголовок, но сделать ничего не могли – перископов и вентиляционных отверстий там не было. Когда саперы пытались подойти к оголовкам со стороны амбразур, используя мертвые зоны, то их забрасывали гранатами или контратаковали бойцы, выбравшиеся наружу через амбразуры соседних оголовков.

С водой в ДОТе проблем не было – внутри находилась колонка для подачи воды в кожухи пулеметов. Кроме того, ДОТ подтапливало, так как грунтовые воды были слишком близко к поверхности земли – так что воды был даже излишек. А вот с питанием начались проблемы – запасы продуктов были на исходе.

В ночь с 8 на 9 августа к ДОТу пробрался лейтенант Жуковец, друг Ветрова по училищу. С ним по простреливаемой долине реки проползли еще несколько разведчиков, среди которых был и сержант Клопот – герой обороны ДОТа №203. Жуковец доставил Ветрову приказ-разрешение на то, чтобы оставить ДОТ, уничтожив все, что не удастся вынести. И тут произошло исключительное для того времени событие – лейтенант отказался выполнить приказ, разрешавший отступить. У него был целый гарнизон, были патроны, гранаты. Немцы не могли взять его ДОТ и теряли время и людей, пытаясь уничтожить упорных русских. Поэтому Ветров не видел причин для отступления. С этого момента ДОТ №205 стал знаменитым.

3-D модель подземных потерн и оголовков ДОТа №205 и наземных инженерных сооружений.
Автор – Александр Качанюк. Источник – архив МАИФ «Цитадель»

Об этом случае было сообщено командующему Юго-Западным фронтом генерал-полковнику М. П. Кирпоносу, которого это очень заинтересовало. Для доклада к нему привели бойца-разведчика, побывавшего в ДОТе в составе разведывательной группы. Советские источники так описывают разговор генерала с разведчиком.

Оголовки ДОТа №205, наиболее активно участвовавшие в бою.
Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель»

Разведчик: «Держатся. Говорят, что имеют приказ и из ДОТа не уйдут».

Кирпонос: «Фамилии их Вы не узнали?»

Генерал-майор М. П. Кирпонос.

Разведчик: «Никак нет: некогда было. Мы у них были всего минут десять. Они спросили про обстановку, закурили, сказали, что три дня были без хлеба. Тут же их лейтенант – фамилия его Ветров, так его называли, с одним бойцом пошел куда-то за продуктами. Потом перед нашим уходом они вернулись, принесли продукты и патроны. Когда мы уходили, они сказали, чтобы пехота не бегала «туда-сюда», а так же твердо удерживала свои позиции».

Кирпонос вынул бумагу и написал: «Дорогие друзья, товарищи, защитники ДОТа №205! Восхищен вашим мужеством и упорством. Родина не забудет вашего подвига. ЖАЛЕЮ, ЧТО НЕ УДАЛОСЬ НАВЕСТИТЬ ВАС. Подателю этой записки сообщите свои имена и фамилии для награждения вас орденами. Крепко жму ваши мужественные руки и желаю новых боевых успехов в священной борьбе с немецкими захватчиками. Кирпонос».

12 августа 728-й полк РККА атаковал немецкие позиции и смог деблокировать ДОТ. Гарнизоны ДОТов №206 и №207 вышли наружу и также приняли участие в этой атаке. Гарнизон ДОТа №205 в полном составе остался на месте – скорее всего, из-за того, что атака проводилась над ним, и бойцы просто о ней не знали.

Лейтенант Г. К. Ветров. Источник –
архив МАИФ «Цитадель»

В ДОТ протянули связь, поднесли патроны и провизию, но тут немецкие войска контратаковали, отбросили нашу пехоту назад и снова блокировали ДОТ. Однако на настроение защитников ДОТа это особенно не повлияло. Именно в эти дни у лейтенанта Ветрова корреспондентами газеты «Красная Звезда» (центрального печатного органа Красной Армии) было взято знаменательное интервью. Александр Шуэр и Сергей Сапиго пробрались на командный пункт командира 28-го ОПБ капитана Кипаренко и по телефонной линии задали героическому лейтенанту несколько вопросов. В наше время такое интервью с передовой, из блокированного противником ДОТа, как минимум целый день транслировали бы все СМИ. Вот описание обстановки, данное лейтенантом журналистам.

Лейтенант Ветров: «Враг не прекращает попыток атаковать ДОТ. За эти дни мы уже отбили несколько атак. Наиболее сильная атака состоялась в первый день окружения. Враг подошел к ДОТу с двух сторон. Подпустив фашистов на близкую дистанцию, мы открыли пулеметный огонь, от которого немцы понесли большие потери. Несколько часов они подбирали убитых и раненых. Потерпев неудачу, фашисты выслали лазутчиков, которые предложили нам сдаться. Двух лазутчиков я лично пристрелил из винтовки. Тогда немцы повели по ДОТу артиллерийский огонь прямой наводкой. До сих пор не прекращается артиллерийская стрельба. За все время немцам удалось вывести из строя только одну амбразуру, и ту мы быстро отремонтировали. С тыла фашисты ведут пулеметный огонь по двери ДОТа, бросают гранаты. Древесно-земляное укрытие у входа разрушено. Прямым попаданием в ДОТ оглушены три бойца, но они не вышли из строя».

Защитники ДОТа стали знаменитыми, но вряд ли они думали об этом в те дни. С 13 августа наши войска не оставляли попыток отбить у противника Юровку и снова деблокировать ДОТ. У гарнизона полностью исчерпались запасы провизии. Но самым страшным было то, что у бойцов закончились патроны. К счастью, к 18 августа 1941 года ДОТ №205 был деблокирован. Героическая эпопея гарнизона лейтенанта Ветрова закончилась.

Фото в газете «Пролетарская Правда», г. Киев, 1941 год. В нижнем ряду в центре – лейтенант Ветров.
Источник – архив МАИФ «Цитадель»

Пулеметчики ДОТа №205 ведут огонь по противнику, современная реконструкция.
Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев.

Алексей Стаценко


feldgrau.info

Август-41: блицкриг не получился | Камертон

Вот покажите мне человека, который любит признавать свои ошибки! И я в это не поверю. Покажите человека, который без особой нужды станет вносить коррективы в планы, которые он нарисовал-взлееял заблаговременно, тщательно предначертал, считая, что предусмотрел все могущие возникнуть ситуации!.. И я опять не поверю.

 

Нет такого человека, который испытывает удовольствие, когда видит, что задуманное им не исполняется, развивается не по воле его, когда что-то идёт не так, и когда на это самое «не так» приходится реагировать себе в ущерб.

 

Это я сейчас о Гитлере. И об августе 1941 года.

 

Перво-наперво хочу подчеркнуть свою точку зрения.

 

Для меня лично отставной ефрейтор Адольф Шикльгрубер и фюрер германского нацизма Адольф Гитлер – враг. Он принёс много горя – что моей стране, что своему народу (хотя будем откровенны: горе моей Родины мне душу трогает сильнее). Сейчас не время и не место обсуждать вопрос о взаимоотношении объективности хода истории и субъективной роли личности в этом процессе – у меня есть мысли по этому поводу, но вполне допускаю, что они слишком дилетантские для столь сложнейшего философского вопроса. Потому просто отмечу: Гитлер – это историческая данность, которая олицетворяет собой германскую верхушку того периода, но при этом отнюдь не является выразителем обобщённой воли, единой точки зрения той же германской верхушки того периода. Он был диктатором, однако его власть не являлась столь единоличной, как у его кремлёвского «коллеги» Иосифа Сталина.

 

Вообще само по себе сравнение этих двух людей, двух личностей, двух диктаторов очень интересно. Они сходны, но они разные – и большой вопрос, чего у них больше, сходства или разницы. Они оба стремились к расширению сферы своего влияния в мире. Допускаю, что Сталин в своих долгосрочных планах вынашивал планы похода на Европу (только не в 41-м году – это просто несерьёзно). Оба в своих «империях» являлись единоличными монархами, не особо церемонившимися с «подданными». Всё так. Однако во многом они всё же были слишком разными.

 

Сталин, разгромив в конце 30-х оппозицию, гарантировал себе большую сплочённость своих приближённых – в данном случае речь не идёт о том, на чём эта сплочённость основывалась. Он умел слушать подчинённых, он обладал более гибким аналитическим умом, он неоднократно доказывал делом, что способен делать выводы из допущенных просчётов, что способен мыслить более стратегически (если допустим подобный словесный оборот), чем его противник.

 

Работая над этими своими записками, я всё время стремился к объективности. Общий итог Великой Отечественной войны показал, что расчёты Гитлера содержали больше ошибок, чем допускает её величество История. Тот же общий итог показал, что Сталин в этой изначально, вернее, исходно проигрышной стратегической партии сумел переломить ход супербитвы в свою пользу. И уже сказанное выше вроде как подталкивает нас оценивать происшедшее с позиции разбора ошибок первого и анализа верных ходов второго.

 

Так вот, я очень стараюсь избегать данного пути, хотя вполне допускаю, что это удаётся не всегда. Август 41-го показал, что Гитлер был способен к признанию собственной неправоты, что он умел корректировать свои планы, что некоторая гибкость мышления ему всё же была присуща. Другое дело, что в недостаточной степени, но это уж стало ясно через пару лет.

 

Повторяться о том, что в самом по себе плане «Барбаросса» содержались изначально заложенные глобальные ошибки, – это моветон. Это абсолютно очевидно, и возвращаться к данному утверждению можно лишь при условии, если захочется от нечего делать потолочь воду в ступе. Потому пойдём вперёд, не возвращаясь к изначальным проколам. В августе-41 первые такие недочёты начали проявляться, и пришла пора вносить первые вынужденные коррективы.

 

…Итак, совершенно нежданно-негаданно для себя группа армий «Центр» прочно увязла под Смоленском. В начале Смоленского сражения вермахт на данном направлении имел двукратный численный перевес в личном составе (о том, насколько этот перевес превосходил в военном опыте, сейчас разговор не идёт), по танкам – четырёхкратный… Вообще надо сказать, что данная битва несправедливо обойдена историографами – о ней столько можно рассказать!.. Три недели продолжалась эта бойня, Красная армия в результате потеряла около 760 тысяч человек (из них 310 тысяч пленными), 1348 танков, 9290 орудий, 903 самолёта… Однако и гитлеровская армия понесла потери чудовищные – такие, каких не несла ещё никогда!. А именно: только на данном пятачке фронта она лишилась 250 тысяч человек, и до половины всей действовавшей на данном направлении бронетехники. Центральная, самая мощная группировка вермахта просто не в силах оказалась наступать дальше.

 

Генерал, даже самый стратегически-умный, мыслит категориями захваченных рубежей. Вопросами тылового обеспечения он занимается исключительно в пределах того, чтобы добиться выполнения военной задачи. О том, откуда берутся снаряды и патроны, горючее и сухие пайки его волнует исключительно в утилитарном плане – чтобы это всё доставлялось своевременно и в достаточном количестве. Откуда оно всё берётся в глубоком стратегическом тылу, его волнует в минимальной степени – у генерала другие заботы.

 

Потому командующий группой армий «Центра» генерал-фельдмаршал Фёдор фон Бок требовал срочно усилить его группировку резервами и стремился продолжать наступление на Москву. Не скрою, по молодости я тоже рассуждал, что если бы Гитлер послушался своих генералов, если бы поступил именно так, то наспех строившаяся оборона столицы не выдержала бы этого решительного штурма. Более того, мы знаем, как развивались дальнейшие события, так что вполне можем вести речь о том, что принятое решение можно расценивать как ошибочное…

 

Но давайте попытаемся представить себе ситуацию с точки зрения Гитлера и его советников образца августа-41. Блицкриг не удался – это становилось всё более очевидно. На центральном участке Восточного фронта войска прошли 500-600 км и, с огромным трудом овладев Смоленском, вынуждены были остановиться. Южнее Полесья общее наступление также приостановилось. Парад, который Гитлер назначил в Киеве на 11 августа, не состоялся по причине самой банальной – столицу Украины к означенному сроку взять не удалось. Более того – и здесь понесённые потери вынудили войска вермахта остановиться. «Измученная немецкая пехота не может больше нести наступательные бои», – это запись из личного дневника начальника штаба Сухопутных войск Германии генерал-полковника Франца Гальдера. С 13 августа в полном окружении дралась Одесса…

 

На левом фланге Восточного фронта наступление на Ленинград также развивалось со значительно большими трудностями, чем мечталось…

 

Ну право же – Гитлера можно понять, что он не рискнул продолжать прямолинейное наступление на Москву! При таком лобовом штурме вермахт нёс огромные потери, в сражениях перемалывались лучшие, имевшие огромный боевой опыт, соединения…

 

Потом случилось и вовсе уж немыслимое! Авиация Балтийского флота 8 августа нанесла первый бомбовый удар по Берлину, а затем такие налёты стали регулярными. В течение месяца советские Ил-4 регулярно вылетали бомбить столицу рейха, сбросив на город 22 тонны бомб – в то время как вся англо-американская авиация за весь год сбросила на Берлин 35,5 тонн! Командовал группой полковник Евгений Преображенский.

 

К тому же Гитлера заботило и то, что и страну, и армию нужно было кормить. Людей – хлебом и мясом, промышленность – сырьём и энергией… А в Советском Союзе всё это имелось как раз в южных регионах: и вызревавший урожай, и промышленные районы, и вожделенные угольный Донбасс и нефтяной Кавказ…

 

Суммируем. Промышленность и голодные немецкие желудки требовали более интенсивного наступления на юге. Группировки Красной армии в Прибалтике и на Украине, хотя и понесли грандиозные потери, оставались по-прежнему боеспособными и представляли серьёзную угрозу флангам группы армий «Центр», если бы она устремилась дальше вперёд. В этих условиях оголтелое лобовое движение на Москву по кратчайшему направлению, укреплением которого лихорадочно занималось мобилизованное на трудовой фронт население, виделось Гитлеру опасным. Он решил подтянуть фланги, тем самым выравнивая фронт, овладевая сырьевыми и продовольственными ресурсами и лишая «сталинских соколов» аэродромов, с которых советская авиация доставала Берлин. И с этой целью часть танковой армады повернул на юг, на Левобережную Украину, заходя Юго-Западному фронту в тыл. Одновременно активизировалось наступление в Прибалтике.

 

Я не говорю, что принятое Гитлером решение с позиций рейха оказалось правильным – мы знаем, чем всё окончилось. Я говорю только, что с точки зрения логики августа 1941 года в таком решении свой резон имелся. Если не ошибаюсь, Наполеону принадлежи афоризм, что неправильное решение лучше, чем отсутствие решения вообще.

 

Итак, на Смоленском направлении наступило относительное затишье. Красная армия лихорадочно готовилась к отражению следующего этапа глобального наступления на столицу – что таковое последует, не сомневался никто. Ну а гитлеровская группа армий «Центр» к этому наступлению готовилась.

 

Юго-западнее Киева 7 августа прекратили сопротивление последние остатки дравшихся в окружении частей 6-й и 12-й красных армий. Они были изначально обречены, попытка прорыва им на помощь кавалерийского корпуса не удалась – красные конники оказались бессильными перед вражеской авиацией. Зато дравшиеся в окружении войска на какое-то время сковали 22 гитлеровские дивизии, которых поддерживали 700 самолётов!.. В плену оказалось 103 тысячи красноармейцев, в том числе и оба командарма – генералы Иван Музыченко и Павел Понеделин. В 45-м оба будут освобождены из плена, Ивана Музыченко после проверки вернут в строй, а Павла Понеделина в 50-м расстреляют… Однако Киев пока держался, и части Красной армии отступали, но не такими катастрофическими темпами, как ещё недавно.

 

Аналогичная картина наблюдалась и в Прибалтике. До конца месяца продержался Таллин, который гитлеровцам удалось взять только 28-го. 8 августа группа армий «Север» возобновила приостановившееся было наступление в сторону Ленинграда. Однако у Красногвардейского укреплённого района оно опять затормозилось.

 

Итак, можно сказать, что сорванные Красной армией гитлеровские планы на июль заставили германское руководство в августе заняться корректировкой этих планов. На тот конкретный момент германские войска по всем показателям были ещё сильнее Красной армии. На тот конкретный момент. Но потенциально ситуация складывалась совершенно иначе. Потому Гитлер (он этого, скорее всего, не понимал умом, но ощущал подсознательно) пытался предпринять шаги, чтобы не упускать инициативу из рук.

 

Зато его визави, жёсткий прагматик Сталин отдавал себе отчёт, насколько тяжело положение Красной армии. Чудовищные потери в людях, в боевой технике, в продовольствии, в промышленности… Для выправления ситуации требовались срочные и решительные меры. Надо отдать должное советскому лидеру: совершённые им шаги отличаются последовательностью и логикой. Правда, порой жестокой логикой.

 

Прежде всего, Сталин сосредоточивает в своих руках всю власть в стране, становится 8 августа Верховным главнокомандующим.

 

Враг слишком глубоко вторгся в страну, значит, необходимо отыскать (или назначить) и сурово покарать виновных. С этой целью в августе увидел свет недоброй памяти приказ Ставки №270, который подписали Иосиф Сталин, Семён Будённый, Клемент Ворошилов, Семён Тимошенко, Борис Шапошников и Георгий Жуков. В приказе указаны имена нескольких генералов, которые сдались в плен и которые объявлялись врагами народа. Некоторые из них тут же были приговорены к расстрелу (заочно), а их родственники подверглись репрессиям (это уж наяву). (Вспомним, что это была уже, так сказать, «вторая волна» «назначения крайних» за поражения на фронтах – 22 июля расстреляли группу генералов Западного фронта во главе с генералом Дмитрием Павловым).

 

В то же время советская пропаганда превозносила подвиги отдельных военнослужащих и примеры мужества частей и соединений. Так, 7 августа состоялся Указ о присвоении военному лётчику младшему лейтенанту Виктору Талалихину звания Героя Советского Союза за совершённый впервые в мировой практике военной авиации ночной таран вражеского бомбардировщика. Позднее семеро военных лётчиков авиагруппы Евгения Преображенского также были удостоены этого высокого звания…

 

Итак, виновные в отступлении названы. Герои награждаются.

 

Продолжалась эвакуация на восток промышленности и людей. В частности, названные уже 6-я и 12-я армия, дравшиеся в окружении под Киевом, задержали наступление гитлеровцев на промышленный Центр Украины, позволив вывезти 99 тысяч вагонов оборудования только из Днепропетровска!

 

В том же августе началось выселение этнических немцев из Поволжья (решение правительства от 28 августа), а ижорских финнов из Ленинградской области (от 21 августа).

 

Опять необходимо акцентировать внимание вот на каком моменте. В советские времена подобные акции обычно стыдливо замалчивались. Сейчас больше живописуются ужасы переселения… Но попытаемся подойти к вопросу объективно и непредвзято. Ведь имелся резон в такой акции, имелся, как бы ни жестоко звучало подобное утверждение. «Всё для фронта, всё для Победы!» – это ведь не просто звонкий лозунг, это являлось образом жизни всей страны!.. Германская разведка активно работала с фольксдойч – даже если бы по данному вопросу не имелось документов, то простая логика подсказывает, что иначе и быть не могло. Опыт всех предыдущих военных кампаний Гитлера показывает, что опора на «пятую колонн» играла в его победах не последнюю роль. Было бы нелепо предположить, что в Советской России германская разведка не попытается создать такую же «пятую колонну», и что среди немцев Поволжья не найдётся людей, у которых «голос крови» окажется сильнее идеологического советского воспитания. И в условиях, когда шла война не на жизнь, а на смерть, государство просто обязано принять меры по изоляции потенциально опасной части общества.

 

Тем более, что по тому же пути шли и в других странах – не следует всех собак вешать только на Сталина и Советский Союз. В США, скажем, после Пёрл-Харбора аналогичная акция была проведена с этническими японцами – всего в отдалённые и малозаселённые районы, а то и вовсе в концлагеря было направлено 160 тысяч выходцев из Страны Восходящего Солнца.

 

И потом следует отметить ещё один момент. Немцам-переселенцам разрешалось взять с собой до тонны груза, взамен сданного государству имущества им выдавались расписки, по которым в местах их нового проживания выдавалась материальная компенсация. Оно, конечно, слов нет, шла война и далеко не всё проходило гладко… Более того, если переселенцы первой волны получили по распискам хоть что-то, то впоследствии, когда из тыла всё выкачал фронт, приехавшим той же компенсации доставалось всё меньше. И всё же переселенцев с Поволжья обеспечивали жильём, расселяли по населённым пунктам с учётом их профессий, трудоустраивали, выделяли землю и семенной фонд… Потому что это предписывалось в правительственном постановлении, а игнорировать требования ТАКОГО документа среди тыловых совработников смелых не находилось.

 

…Значит, с предателями и героями разобрались… Эвакуация продолжалась, в тылу мероприятия по отселению «опасного элемента» проводились…

 

Теперь фланги и союзники…

 

Мы все – граждане своей страны. Пусть каждый – своей, но обязательно патриоты. И потому, если есть возможность как-то щёлкнуть по самолюбию соседнее государство, редко кто от такого удовольствия откажется. И я – не исключение.

 

В тот период Англия и её премьер Черчилль и в самом деле были здорово напуганы усилением Гитлера и нацистской Германии. Ну это ж факт: если бы пал Советский Союз, Британию бы ничто и никто уже не спас. Потому, какие бы чувства ни питал к Сталину и Советской власти человек по имени Уинстон, не было среди ведущих политиков мира у нас на тот момент более верного союзника, чем Черчилль. Первый морской арктический караван с помощью пришёл в Мурманск ещё до заключения каких-то крупномасштабных договорённостей – это произошло 31 августа. А 25 августа британские и советские части перешли границу Ирана и оккупировали это государство. Таким образом, в регионе оказалась мощная военная группировка, которая гарантировала по меньшей мере нейтралитет окружающих государств по отношению к СССР.

 

Одновременно, на основании т.н. «договора Сикорского–Сталина» от 30 августа на территории Советского Союза началось формирование частей Войска Польского. Все перипетии этой запутанной, непростой и далеко не всегда корректной с обеих сторон истории пересказывать не стану – это заняло бы слишком много времени. Отметим только, что именно с этого, пусть даже на первых порах более декларативного, акта зародились будущие воинские формирования в составе Красной армии и Польши, и Чехословакии, и других союзных нам соединений.

 

Как бы то ни было, война вступала в свою очередную фазу. Нас по-прежнему били, Красная армия повсеместно отступала. Всё труднее становилась жизнь в тылу – мужчин мобилизовали, к станкам становились и на поля выходили женщины и дети, стратегические запасы таяли… На оккупированных территориях бесчинствовали айнзатцгруппы СС, вылавливавшие евреев и коммунистов, советских активистов – счёт уничтоженных людей в каждом подразделении шёл на десятки тысяч. На запад потянулись эшелоны с реквизированными продуктами.

 

…Ну а что происходило в это время за пределами Советского Союза? Право, всё остальное как-то теряется в пламени и дыму от наших пожарищ…

 

Главы государств США и Англии на борту американского крейсера «Огаста» 14 августа подписали т.н. Атлантическую хартию – документ, который провозгласил принципы взаимоотношений государств и их цели в регионе. Специалисты-политологи могут сказать, что моё мнение ошибочно, однако по сути своей хартия попросту закрепляет ситуацию, что Англия окончательно признаёт ведущую роль в мире за Соединёнными Штатами. Во Франции и среди французской эмиграции всё большую популярность набирал генерал Шарль де Голль. Повсеместно нарастало Движение Сопротивления: в Греции, в Югославии, даже в Эльзасе и Лотарингии – территории, где исторически проживает немало этнических немцев.

 

И ещё об одном факте хотелось бы рассказать.

 

14 августа в концлагере Аушвиц погиб католический священник Максимилиан Кольбе. Знаете, такими людьми просто невозможно не восхищаться, не склонять голову перед их памятью… Наряду с другими поляками он находился в концлагере. За побег одного заключённого полагалась казнь скольки-то других. Узники тянули жребий, чтобы сама судьба решила участь каждого. Фортуна решила, что ксёндзу Максимилиану пора умирать ещё не пришла. Однако сам священник решил иначе – он пошёл на казнь вместо одного отца семейства, спасая тем самым его.

 

…Война продолжалась. Шёл всего второй месяц её…

webkamerton.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *