Бронетанковая техника Германии во Второй мировой войне. Истребитель танков Jgd Pz 38(t) «Hetzer»

К концу 1943 года командованию Вермахта стало ясно, что легкие противотанковые САУ семейства «Мардер» уже не в полной мере отвечают поставленным перед ними задачам. Это объяснялось появлением у противников Германии новых танков, лучше бронированных и вооруженных. В свою очередь, «мардеры», также имевшие достаточно мощное вооружение, были защищены броней лишь номинально. Требовалась новая, хорошо бронированная компактная самоходная установка — истребитель танков.

Приемка немецкими экипажами новых САУ Marder III


В то же время наступил кризис и в выпуске штурмовой артиллерии. В ноябре 1943 года англо-американская авиация подвергла мощной и весьма успешной бомбардировке берлинский завод фирмы Alkett. В результате авиаудара были серьезно повреждены цеха и оборудование крупнейшего изготовителя основного противотанкового средства — штурмовых орудий. План производства штурмовых орудий на 1944 год оказался под угрозой срыва. Чтобы не допустить этого, к их выпуску в декабре 1943 года подключилась фирма Krupp. Поскольку последняя являлась генподрядчиком по изготовлению средних танков Pz.IV, то неудивительно, что, приступая к производству штурмовых орудий, крупповцы сделали ставку на «четверки». Благодаря использованию рубки от StuG III, обе САУ были унифицированы почти на 20%. Но новое штурмовое орудие StuG IV, во-первых, оказалось довольно дорогим, а во-вторых — для их производства использовались шасси танков Pz.IV, которых Вермахту тоже не хватало. Необходимо было иное решение, например, привлекать к выпуску штурмовых орудий другие предприятия. Специалисты из Управления вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) обратили свой взор на пражский завод ВММ (до оккупации — CKD).

Колонна штурмовых орудий StuG 40 в ожидании команды на марш. На переднем плане штурмовое орудие Ausf. G с прямым пулеметным щитком и дополнительным бортовым бронелистами, которые начали устанавливать на модификациях с декабря 1942. На заднем плане штурмовое орудие Ausf. F/8, ранняя модификация выпуска сентябрь—октябрь 1942 года

На завод поступило указание начать производство штурмового орудия StuG 40. Но эта 23-тонная боевая машина была ему явно «не по зубам». Вот тогда-то и вспомнили о разработанном фирмой ВММ еще в августе — сентябре 1943 года эскизном проекте САУ нового типа — StuG пА— «штурмовом орудии нового образца». Тогда оно особого интереса у военных не вызвало, теперь же на завод поступил срочный заказ — закончить проект в весьма сжатые сроки.

17 декабря 1943 года военных ознакомили с проектной документацией новой боевой машины. В основу ее конструкции были положены агрегаты как серийного танка Pz.38(t), так и опытного образца разведывательного танка TNHnA. В качестве вооружения предполагалось использовать безоткатное орудие, однако из-за его неготовности на машину установили противотанковую 75-мм пушку Рак 39. К 24 января 1944 года был изготовлен полноразмерный деревянный макет САУ, и вскоре Управление вооружений заказало два прототипа, присвоив самоходке традиционно длинное название «Штурмовое орудие нового типа с 75-мм пушкой Рак 39 на шасси Pz.38(t)». Что касается танковых войск, то там самоходке присвоили более краткое наименование Leichte Panzerjager 38(t) — легкий истребитель танков на шасси Pz.38(t). Эта чехарда названий завершилась в ноябре 1944 года присвоением новой самоходке наименования Jagdpanzer 38 (танк-истребитель) и кода Sd.Kfz.138/2. Наконец, 4 декабря 1944 года приказом Гитлера машине было присвоено название Hetzer («хетцер»).

Jagdpanzer 38 (танк-истребитель) Hetzer

Чаще всего в литературе это название переводится как «охотник», что в целом не противоречит истине, но если быть более точным, то «хетцер» — это егерь, псарь, поскольку «хетце» — это травля, то есть псовая охота. t Первый прототип новой самоходки был изготовлен в марте 1944 года. По своей компоновке она представляла безбашенную машину с размещением вооружения в лобовом листе корпуса. Корпус выполнялся полностью сварным, с большими углами наклона броневых листов. Так, верхний лобовой лист корпуса, имевший толщину 60 мм, был наклонен под углом 60°, 40-мм нижний лобовой лист имел наклон в 40°. Бортовые листы, толщина которых не превышала 20 мм, располагались под углом 15°. Такой же толщины кормовой лист — под углом 40°. В отличие от всех предшествующих боевых машин чехословацкой конструкции, место механика-водителя САУ «Хетцер» находилось слева от продольной оси машины. За ним размещались наводчик и заряжающий, а место командира машины находилось у правого борта боевого отделения. Для посадки экипажа в крыше корпуса, которая выполнялась съемной и крепилась к бортам и лобовому листу с помощью болтов, имелись два люка, закрывавшихся двухстворчатой и одностворчатой крышками. Первый предназначался для посадки механика-водителя, наводчика и заряжающего, второй — командира.

По-видимому, с целью удешевления «Хетцер» был не слишком хорошо оснащен приборами наблюдения. В распоряжении механика-водителя имелись две смотровые щели со стеклоблоками «триплекс» в верхнем лобовом листе корпуса. Наводчик мог обозревать местность в перископический прицел Sfl.Zfla., заряжающий — через перископический прицел пулеметной установки на крыше корпуса. Кроме того, в левой створке посадочного люка, над местом заряжающего под углом 90° к оси корпуса (в положении «9 часов») был жестко закреплен перископический прибор наблюдения. Еще один такой прибор находился в распоряжении командира машины. Он был установлен в откидной крышке надмоторного люка в положении «6 часов», то есть позволял вести наблюдение в корму. Командир мог пользоваться стереотрубой, но только при открытом люке. При закрытых люках машина была почти «слепа» по правому борту.

Jagdpanzer 38(t) Hetzer

Как уже упоминалось выше, в качестве основного вооружения на «Хетцере» применялась 75-мм противотанковая пушка Рак 39/2 с длиной ствола 48 калибров. Она устанавливалась в узкой амбразуре лобового листа корпуса несколько правее продольной оси машины. Малые размеры боевого отделения при достаточно массивном казеннике пушки, а также несимметричная установка ее в боевом отделении привели к тому, что углы наведения орудия вправо и влево не совпадали (5° — влево и до 10° — вправо). Вертикальная наводка был возможна в пределах от-6° до +12°.

Надо сказать, что впервые в немецком и чехословацком танкостроении такое достаточно крупногабаритное орудие удалось вписать в столь маленькое боевое отделение. Это стало возможным благодаря применению специальной карданной рамки вместо традиционного орудийного станка.

Трофейный СУ-85


Такую рамку для орудия Рак 39/Рак 40 спроектировал в 1942 — 1943 годах инженер К.Штольберг, но некоторое время она не вызывала доверия у военных. Однако, после изучения захваченных летом — осенью 1943 года советских САУ СУ-85 и СУ-152, орудия которых устанавливались в рамках, немецкое командование поверило в работоспособность подобной конструкции. Немцы применили рамку сначала на средних истребителях танков Jagdpanzer IV и Panzer IV/70, а позднее и на «Ягдпантере». Рамку вместе с орудием Рак 39/2 и подвижной бронировкой позаимствовали для «Хетцера» у САУ Jagdpanzer IV. По конструкции и баллистике Рак 39/2 была идентична пушкам KwK 40 и StuK 40. Бронебойный снаряд, покидавший ствол орудия с начальной скоростью 790 м/с, на дистанции 1000 м пробивал 88-мм броню, расположенную под углом 30°. Подкалиберный снаряд при начальной скорости 990 м/с на такой же дистанции ' пробивал броню толщиной 97 мм.

Колонна советский тяжелых САУ СУ-152 на марше, Карельский перешеек

Поскольку носовая часть «Хетцера» оказалась сильно перегруженной (пустая САУ имела дифферент на нос, приводивший к проседанию передней части до 8 — 10 см относительно кормы), конструкторы попытались облегчить ее. Для этого, в частности, у серийных машин ранних выпусков несколько обрезали качающуюся бронировку орудия снизу и с боков, а затем еще и усилили подвеску передних опорных катков.

САУ Jagdpanzer IV

Пушки Рак 39/2 оснащались дульным тормозом. Однако на САУ Jagdpanzer IV в боевых частях его обычно демонтировали. При стрельбе, из-за небольшой высоты линии огня, работа дульного тормоза поднимала густое облако пыли, которое затрудняло прицеливание и демаскировало самоходку. В бою с танками противника и то и другое было весьма существенным. Серийные САУ «Хетцер» покидали цеха без дульного тормоза пушки — его попросту свинчивали, но уже в заводских условиях.

Оборонительный пулемет MG 42 размещался на крыше САУ перед левым люком на установке Rumdumfeuer и был прикрыт уголковым щитком. Огонь из него вел заряжающий.
Боекомплект пушки состоял из 40 — 41 выстрела, пулемета — из 1200 патронов.

В силовом отделении «Хетцера» устанавливался 6-цилиндровый карбюраторный четырехтактный рядный двигатель жидкостного охлаждения Praga АЕ мощностью 160 л.с. при 2600 об/мин. Использование' этого мотора повлекло за собой изменения в системе выхлопа. В отличие от двигателя Praga ЕРА, который устанавливался на танках Pz.38(t), на этом моторе выхлопной коллектор выводился вверх через крышу силового отделения САУ, а не через кормовую стенку корпуса, как на танке. Радиатор емкостью 50 л находился в силовом отделении за двигателем. Отбор мощности на вентилятор, размещенный за радиатором, осуществлялся от коленчатого вала двигателя. В качестве топлива использовался этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Допускалось также использова-' ние спирто-бензиновой смеси и диналколя. В систему питания входили два бензобака емкостью 220 л (левый) и 100 л (правый). В процессе работы двигателя топливо из правого бака перетекало в левый. Подача топлива осуществлялась с помощью электрического насоса Solex Autopulse. Двигатель оснащался двумя карбюраторами Solex 46 FNVP. Емкость бензобаков обеспечивала запас хода до 185 км.

Крутящий момент от двигателя к коробке передач передавался с помощью многодискового главного фрикциона сухого трения и карданного вала. Коробка передач Praga-Wilson — планетарная, пятискоростная, с предварительным выбором передач. Диапазон скоростей колебался от 4,1 км/ч на 1-й передаче до 42 км/ч на 5-й, передача заднего хода обеспечивала движение со скоростью 6,1 км/ч. Перед коробкой передач располагались дифференциал, бортовые фрикционы, бортовые передачи и тормоза. Следует отметить, что во время испытаний трофейного «Хетцера» в СССР, на проселочной дороге с твердым грунтом самоходка развила максимальную скорость 46,8 км/ч.

Ходовая часть, конструктивно аналогичная таковой у Pz.38(t), применительно код-ному борту, состояла из четырех одинарных обрезиненных опорных катков диаметром 810 мм, заимствованных у танка TNHnA. Опорные катки были сблокированы попарно в две балансирные тележки, подвешенные на усиленных полуэллиптических листовых рессорах (толщина листов была увеличена с 7 до 9 мм). Литое ведущее колесо с двумя съемными зубчатыми венцами по 19 зубьев в каждом находилось впереди. Направляющее колесо вместе с механизмом натяжения гусеницы располагалось сзади. С каждого борта имелось по одному обрезиненно-му одинарному поддерживающему катку. В каждой гусенице насчитывалось 96 — 98 траков. Ширина гусеницы — 293 мм. Колея «Хетцера», по сравнению станком Pz.38(t), была увеличена с 2140 мм до 2630 мм. Боевая масса САУ составляла 16 т.

Захваченный польскими повстанцами немецкий истребитель танков «Хетцер» (Jagdpanzer 38(t) «Hetzer») на баррикаде на площади Наполеона в начале Варшавского восстания

Первые серийные самоходки Jagdpanzer 38 выехали из ворот завода ВММ в апреле 1944 года. Первоначальный заказ на 1944 год составил 1000 боевых машин этого типа. Однако быстро стало ясно, что производственных мощностей завода ВММ для его выполнения не хватит. Поэтому в июле 1944 года к выпуску САУ подключились заводы Skoda в Пльзене. Соответственно возросли и «аппетиты» военных: уже в сентябре они хотели получить 400 «хетцеров» — 300 от ВММ и 100 от Skoda! Дальнейшие* планы прироста производства поражают как своим размахом, так и нереальностью. Так, в декабре 1944 года Вермахт хотел получить 700 «хетцеров» (400 + 300), а в марте 1945-го — 1000, по 500 машин от каждого завода-изготовителя! В действительности же производственные успехи чехословацких предприятий были значительно скромнее. В апреле 1944 года были изготовлены 20 «хетцеров», в мае — 50, в июне — 100, в июле — 110 (10 из них на заводе Skoda). До февраля 1945 года оба завода передали Вермахту только 2000 самоходок. Своего пика производство достигло в январе . 1945 года, когда были изготовлены 434 «хетцера» (289 + 145). В марте и апреле оба предприятия усиленно бомбились американской авиацией, и темп выпуска боевых машин начал спадать. В апреле удалось изготовить только 117 машин. Всего же за год производства заводские цеха покинули 2827 самоходных установок «Хетцер». Боевое крещение «хетцеры» получили в составе 731-го и 743-го противотанковых батальонов резерва главного командования (Heeres Panzerjager-Abteilung) в июле 1944 года. Каждый батальон насчитывал 45 машин: три роты по 14 машин и три самоходки в штабе батальона. В августе 1944 года роты «хетцеров» начали поступать на вооружение пехотных, егерских и ополченческих дивизий Вермахта и войск СС. В каждой роте насчитывалось 14 машин. Кроме того, до конца войны были сформированы еще несколько противотанковых батальонов резерва главного командования. «Хетцеры» активно использовался на всех фронтах вплоть до последних дней войны. На 10 апреля 1945 года в боевых частях Вермахта и войск СС насчитывалось 915 САУ «Хетцер», из них 726 — на Восточном и 101 — на Западном фронте.

На экспорт «хетцеры» поставлялись только в Венгрию. В декабре 1944 — январе 1945 года 75 машин этого типа поступили на вооружение подразделений самоходной артиллерии 1-й венгерской танковой дивизии. Они принимали участие в боях в районе Будапешта.

15 cm sIG 33/2 auf Jagdpanzer 38 (Hetzer-Bison)

На базе САУ «Хетцер» было изготовлено 20 огнеметных танков Flammpanzer 38, 30 САУ Hetzer-Bison со 150-мм пехотным орудием sIG 33 и 181 БРЭМ Bergepanzer 38. Помимо этих машин «Хетцер» послужил базой для изготовления прототипов или проектирования целого ряда опытных образцов разведывательных танков, штурмовых гаубиц и противотанковых САУ. Наиболее любопытным из них можно считать истребитель танков Hetzer Starr («Хетцер-штарр»). Немецкое слово «штарр» переводится как «жесткий» или «неподвижно закрепленный». У этого варианта ствол 75-мм пушки был жестко связан с лобовым листом корпуса, а противооткатные устройства отсутствовали. Для обеспечения горизонтального и вертикального наведения орудие размещалось в шаровой установке. Первый прототип был изготовлен в мае 1944 года, еще три машины — в сентябре. Все они были отправлены на фирму Alkett для дальнейших испытаний. Зимой 1944/45 года завод ВММ изготовил опытную партию из десяти машин «Хетцер-штарр». Причем часть из них оснащалась дизельным двигателем Tatra 103 мощностью 220 л.с, с которым скорость машины несколько возросла.

Flammpanzer 38(t) Hetzer

Рассказ о «Хетцере» будет не полным без упоминания о послевоенной судьбе этой боевой машины. 27 ноября 1945 года штаб танковых войск чехословацкой армии принял решение об использовании для нужд национальной обороны бывших немецких боевых машин — истребителей танков «Хетцер», получивших новый индекс ST-I, и «Мардер», переименованных в ST-II. Кроме того, для обучения личного состава танковых войск на вооружение послевоенной чехословацкой армии был принят невооруженный вариант «Хетцера», названный ST-II. На территории Чехословакии было обнаружено более 300 «хетцеров», пригодных к восстановлению и достройке.
В феврале 1946 года фирма CKD получила заказ на изготовление или капитальный ремонт 50 САУ ST-I и 50 учебных машин ST-III. Заказ был выполнен в течение 1946 — 1947 годов. При этом у машины ST-III сохранили неизменными ходовую часть и силовую установку, корпус же подвергся некоторым модификациям. На его крыше установили прямоугольную рубку, место орудия заняла башенка инструктора, а напротив места механика-водителя в броне был прорезан прямоугольный смотровой люк.

В феврале 1947 года последовал заказ еще на 20 ST-I, размещенный на фирме Skoda, а в конце 1949 года — еще на 30 машин. В итоге армия получила 100 новых самоходок ST-I и 50 учебных машин ST-III. Всего же с учетом оставшихся от Вермахта и отремонтированных машин в чехословацкой армии по состоянию на 1 января 1949 года имелось 246 САУ и три БРЭМ Bergepanzer 38.

Все эти боевые машины поступили на вооружение 21-й и 22-й танковых бригад, которые должны были стать основой для формирования моторизованных дивизий. Впрочем, в 1948 году они были преобразованы в 351-й и 352-й полки самоходной артиллерии. В этих частях истребители танков ST-I и штурмовые орудия StuG III (чехословацкое обозначение ShPTK 40/75) эксплуатировались до начала 1950-х годов. В дальнейшем, по мере поступления в Чехословацкую народную армию боевой техники советского производства, немецкие машины переводились в резерв, а затем списывались.

В феврале 1949 года фирма CKD приступила к разработке огнеметного танка на шасси ST-I. Всего планировалось вооружить огнеметами 75 боевых машин. У опытного образца штатная 75-мм пушка была демонтирована, а ее амбразура заглушена броневым листом. На крыше корпуса разместили вращающуюся цилиндрическую башню, в которой в двух раздельных шаровых установках находились немецкий огнемет Flammenwerfer 41 и советский пулемет ДТ. Прототип, получивший обозначение РМ-1, изготовили к февралю 1951 года. Однако его испытания оказались не слишком обнадеживающими — дальность огнеметания была явно недостаточной, всего 60 метров. Пражская фабрика Konstrukta занялась модернизацией огнемета. В конце мая 1953 года танк, оснащенный новым огнеметом с дальностью стрельбы до 140 м, поступил на испытания. Впрочем, вскоре военные сообщили, что больше не заинтересованы в боевой машине подобного типа.

G-13 Hetzer. швейцарский Хетцер G-13

После окончания Второй мировой войны интерес к истребителю танков ST-I проявила Швейцария, на вооружении армии которой уже состояли танки чехословацкого производства. 15 августа 1946 года Швейцария заказала восемь машин этого типа, присвоив им обозначение G-13. Фирма Skoda быстро изготовила требуемые машины, используя задел, оставшийся от немцев. Однако последовавший в ноябре 1946 года еще один заказ на 100 машин оказался на грани срыва, так как не было в наличии орудий Рак 39/2. Тем не менее выход вскоре был найден: в корпус САУ было предложено устанавливать пушки StuK 40, которые в годы войны выпускались заводом Skoda. После некоторой конструктивной доработки это орудие удалось разместить в боевом отделении самоходки. Кроме того, по требованию заказчика вместо бензинового мотора Praga АЕ, начиная с 65-й машины, стали устанавливать дизель Sauer-Arbon мощностью 148 л.с. Для улучшения обзора командирский люк в G-13 был перенесен с правого борта на левый (командир и заряжающий поменялись местами) и был дооборудован поворотным перископом. А вместо оборонительного пулемета на корме САУ была установлена зенитная турель. Все машины оснащались радиостанциями швейцарского производства.

САУ настолько понравилась швейцарцам, что в 1947 году они заказали еще 50 единиц G-13. Последние 20 машин были переданы заказчику только 16 февраля 1950 года. На вооружении швейцарской армии эти истребители танков состояли до 1968 года.

В приобретении ST-I был заинтересован и Израиль. Министерство обороны Чехословакии готовило передачу 65 самоходок и 6000 75-мм выстрелов. Однако продавец и покупатель не сошлись в цене и сделка не состоялась.

Подбитый артиллерией и уничтоженный внутренним взрывом истребитель танков «Хетцер» (Jagdpanzer 38). Бортовой номер машины А-011, что было характерно для венгерских частей. Кроме того, на лобовом листе корпуса нанесено имя собственное «Хокош» (Hokos). Номер советской трофейной команды «14». Один из каналов в районе озера Балатон

Немецкий истребитель танков «Хетцер» в Праге

«Хетцер» противотанковой роты дивизии СС «Флориан Гайер». Венгрия, 1944 год

Находящийся в частной коллекции ходовой экземпляр G-13, приближенный к «Хетцеру» вермахта, но выдаваемый швейцарским смотровым прибором командира

САУ Panzerjager 38(t) «Hetzer» в Бронетанковом музее в Кубинке

topwar.ru

Эрзац-истребитель | Warspot.ru

Широко известный под фронтовым прозвищем Hetzer, истребитель танков Jagdpanzer 38 часто называют чуть ли не чудо-оружием, которое могло бы серьёзно повлиять на ход мировой войны, появись оно на полях сражений немного раньше. Конечно, Jagdpanzer 38 был действительно удачной машиной. В его весовой категории практически не было бронемашин с настолько удачным сочетанием достаточно мощной брони, установленной под рациональными углами наклона, сильного вооружения и относительно низкого силуэта. Но переоценивать эту машину не стоит. Ведь Jagdpanzer 38 был одним из образцов эрзац-техники, призванных замедлить неумолимое приближение линии фронта к границам Германии.

Бюджетное дополнение для StuG 40

Шасси лёгких танков Pz.Kpfw.II и Pz.Kpfw.38(t), несмотря на то, что базовые машины безнадёжно устарели уже к началу 1942 года, пользовались стабильным спросом со стороны вермахта и во второй половине войны. Созданные на их основе шасси использовались для создания самоходных установок Wespe, Marder III и Grille. В качестве базы для самоходных гаубиц шасси этих танков подходили вполне неплохо. Совсем иначе дела обстояли с противотанковой САУ Marder III. Высокая машина являлась хорошей мишенью, а броня защищала её разве что от стрелкового вооружения. Безусловно, даже такая САУ была лучше буксируемой противотанковой пушки. Тем не менее снижение силуэта противотанковой САУ оставалось актуальной задачей для немецких конструкторов.

Первый макет Jagdpanzer 38, январь 1944 года

Но главная причина появления героя этой статьи была другой. Ведь немецкая промышленность уже выпускала машины, которые и по защищённости, и по незаметности на поле боя явно превосходили Marder III. Речь идёт о StuG 40 Ausf.G. С марта 1943 года ежемесячный выпуск этих машин превысил отметку в 200 единиц, а в сентябре Alkett и MIAG совместно изготовили 345 штук. В октябре удалось сдать почти 400 StuG 40 Ausf.G, после чего рост рекордов производства оказался пресечён британским Бомбардировочным командованием: 23 и 26 ноября завод Alkett в Шпандау подвергся массированной бомбардировке.

Производство удалось частично восстановить на резервной площадке, но темпы оказались совсем не те. В авральном порядке был разработан резервный вариант в виде StuG IV, первые 30 таких машин были построены в декабре 1943 года. Этого, впрочем, было недостаточно, тем более что угроза бомбардировок никуда не делась, что и продемонстрировали американцы, через несколько месяцев разгрузившие свои B-17 над Alkett. Срочно требовалась ещё одна площадка для выпуска САУ.

Он же спереди. Хорошо видна разница между первым вариантом бронировки орудийной маски и бронировкой серийной машины

6-7 декабря 1943 года в Берлине прошло большое совещание, посвящённое вопросам танкостроения. На нём Гитлер дал зелёный свет работам по StuG IV. Тогда же был утверждён проект лёгкого истребителя танков, которым с октября 1943 года занималось конструкторское бюро BMM (Böhmisch-Mährische Maschinenfabrik, название фирмы ČKD в период немецкой оккупации).

Изначально в Праге планировалось делать более тяжёлые машины, но BMM не обладала необходимым для такого производства оборудованием, особенно крановым. Времени на переоборудование BMM не было, к тому же подобное переоснащение ставило под вопрос дальнейшее производство Marder III и Grille. В сложившейся ситуации выходом являлось создание лёгкой машины.

Доработанный макет в сравнении с Marder III

Боевая масса САУ, получившей обозначение Pz.Kpfw.38(t)-18, должна была составить 13 тонн. Разработка велась при активном участии Waffenamt и 6-го отдела Департамента вооружений. Её курировал инженер Ганс Бадер из 6-го отдела Департамента Вооружений, который откровенно не доверял КБ BMM. Основания на это у Бадера имелись: Алексей Сурин, глава конструкторского бюро BMM, осторожно саботировал работы. Им затягивались сроки, предлагались различные решения, которые явно шли во вред разработке. Тем не менее уже к 8 января 1944 года окончательный вариант Pz.Kpfw.38(t)-18 был готов. Сжатые сроки создания и необходимость максимально использовать ранее отработанные технические решения привели к тому, что характеристики машины оказались хуже, чем ожидалось. Планировалось, что максимальная скорость САУ будет достигать 50-60 км/ч, но с наличной силовой установкой достичь таких показателей оказалось невозможно.

Первый корпус в ходе постройки

В документах 6-го отдела Департамента вооружений разработка изначально называлась leicher Panzerjäger auf 38(t). Впрочем, к линейному Pz.Kpfw.38(t) новый истребитель танков имел достаточно опосредованное отношение. В основу конструкции легло шасси лёгкого разведывательного танка Pz.Kpfw.38(t) n.A., почти все элементы ходовой части которого были «свои». Именно наличие у Pz.Kpfw.38(t) n.A. 220-сильного двигателя Praga NR1 и стало причиной оптимистичных прогнозов максимальной скорости. Фактически же производителю пришлось использовать тот мотор, что имелся в производстве, 160-сильный Praga AE.

Финальная конфигурация макета. Впереди видны проставленные значения толщины брони и углы её наклона

В отличие от Marder III и Grille, при создании которых, пусть и в модифицированном виде, использовалось шасси Pz.Kpfw.38(t), корпус нового истребителя танков строился с нуля. Конструкторы учитывали опыт разработки среднего истребителя танков Jagdpanzer IV и (отчасти) Jagdpanther. В конструкции видно и влияние машин Alkett, например, форма корпуса здорово напоминала проект модернизации StuG 40 с 70-калиберным орудием.

Поскольку элементы трансмиссии были достаточно компактными, на новой машине не требовалось делать выступ для доступа к коробке передач и тормозам. Как у Jaddpanther, лобовых листов оказалось всего два, располагались они под рациональными углами наклона. Толщина верхнего лобового листа составляла, как и у Jagdpanzer IV, 60 мм. Существенным отличием было то, что под рациональными углами наклона находились едва ли не все листы корпуса leicher Panzerjäger auf 38(t). Даже нижние бортовые листы имели наклон. Тем самым компенсировалась небольшая их толщина — 20 мм для бортов и кормы. Большой угол наклона надмоторной плиты позволил сделать моторное отделение достаточно просторным.

Один из первых опытных образцов Jagdpanzer 38, апрель 1944 года

С Jagdpanzer IV лёгкий истребитель танков роднили также конструкция смотрового прибора механика-водителя и конструкция крыши боевого отделения. Крыша крепилась на болтах, что упрощало работу по демонтажу элементов трансмиссии. Похожим оказалось и расположение люков на крыше башни, но ввиду гораздо меньших размеров машины вторую створку люка командира пришлось делать на надмоторной плите. Отсутствовал казнозарядный миномёт в крыше боевого отделения, зато появился пулемёт MG 34 с дистанционным управлением.

Испытания на заводском полигоне. Хорошо видна конфигурация креплений первого варианта неподвижной бронировки орудия. Сурин спроектировал её так, что в ней имелось немало ослабленных зон

В качестве основного вооружения использовалось 75-мм орудие Pak 39, такое же, как на Jagdpanzer IV. Первоначально предполагалось ставить на пушку дульный тормоз, но уже на доработанном макете он исчез. Максимально использовался опыт изготовления орудийной установки Jagdpanzer IV, общее построение оказалось тем же. Орудие крепилось на рамке с полусферической подвижной бронировкой. Снаружи она прикрывалась ещё одной бронировкой сложной формы, напоминающей подвижную часть раковины моллюска наутилуса. Часто эту бронировку ошибочно называют «свиное рыло», или Saukopfblende, но на самом деле её называли «маска-горшок» (Topfblende).

Эта же машина, застрявшая в ходе испытаний

Первый вариант полноразмерного макета leicher Panzerjäger auf 38(t) был готов 24 января 1944 года. Спустя пару дней на BMM прибыла комиссия Waffenamt во главе с капитаном Томале. После осмотра в конструкцию внесли небольшие изменения, самые серьёзные переделки коснулись конструкции подвижной бронировки. Но в целом проект был одобрен и принят в работу. Уже в марте предполагалось сдать первые три опытные машины. В реальности первый опытный образец вышел из ворот BMM 1 апреля. Вскоре вслед за ним последовали ещё две машины.

Силами двух заводов

В апреле 1944 года предполагалось выпустить 20 leicher Panzerjäger auf 38(t), в мае — 50, в июне — 100, в июле — 200, в августе — 250 машин, доведя к ноябрю объём до 400 истребителей танков в месяц. На этом рост производства не заканчивался: в феврале 1945 года выпуск должен был возрасти до 450 машин, а в марте — до 500. По этим цифрам хорошо заметно, какие надежды Управление вооружений сухопутных сил (Waffenamt) возлагало на лёгкие истребители танков. Немного уступая по ряду характеристик Jagdpanzer IV, они вместе с тем обладали таким же вооружением — и при этом обходились дешевле. По соображениям секретности новый истребитель танков обозначался на BMM как Schildau (позже Schlagenbach).

С этого ракурса хорошо видно размещение командира машины. Несмотря на наличие панорамы, командир чувствовал себя в машине не лучшим образом

Поначалу всё шло более-менее по плану: вслед за тремя опытными машинами в апреле, как и ожидалось, было построено 20 серийных. Характерной деталью этих самоходных установок была неподвижная бронировка с развитыми боковинами, крепившаяся на большом количестве болтов.

Также эти первые серийные машины имели буксирные крюки по типу Pz.Kpfw.38(t), явно не рассчитанные на боевую массу в 16 тонн (именно столько, а не 13 изначально запланированных, весила новая САУ). Передние опорные катки истребителя танков оказались перегружены. Сурин об этих проблемах точно знал, но, разумеется, умолчал. Главный конструктор BMM продолжал тихий саботаж, аккуратно внося в конструкцию изменения, ухудшавшие характеристики машины. Он очень сильно рисковал, ведь созданные им проблемы всплыли в ходе войсковых испытаний.

Машина выпуска мая-июня 1944 года

Первые изменения в конструкцию машины, получившей название 7,5 cm Panzerjäger 38(t), или StuG 38(t), были внесены в мае 1944 года. Были изменены буксирные крюки, переделана бронировка орудийной маски. Внешняя подвижная бронировка стала более массивной, а неподвижная часть лишилась развитых выступов с болтами.

Чтобы решить проблему самоходок апрельского выпуска, у которых перегруз оказался особенно ярко выражен, Сурин предложил сделать в лобовом листе несколько отверстий, прикрытых листами толщиной 5 мм. Пока Waffenamt соображало, именно так со всеми 20 машинами и сделали. Тем самым инженер-конструктор сделал самоходки апрельского выпуска негодными к боевому применению. Тут уже налицо был акт открытого саботажа, но Сурину повезло. Он симулировал тяжёлый приступ, что его, собственно, и спасло.

Позже эта история вторично спасла Алексею Сурину жизнь: о том, как главный конструктор BMM русского происхождения занимался саботажем, стало известно советским органам безопасности. Потому Сурина после освобождения Чехословакии не тронули. Что же касается испорченных машин, то их отправили в учебные части, сделав пометку «не использовать в бою!»

Она же сбоку

Тихий саботаж со стороны Сурина, впрочем, не смог радикально повлиять на первоначальные планы по производству. В июне, как и планировалось, было выпущено 100 машин, а вот уже в июле произошло отставание от графика. Вместо 200 машин было сдано лишь 100, а августе — 150 вместо 250, а в сентябре — 190 вместо 300. В октябре и вовсе было сдано 133 машины вместо 350. В ноябре удалось сдать 298 машин, но и это число оказалось на 102 меньше плана. При этом ноябрь 1944 года стал пиковым в производстве машины, которая с 11 сентября 1944 года обрела своё окончательное название — Jagdpanzer 38. В декабре 1944 года при плане в 400 машин было сдано только 223, а всего за 1944 год удалось сдать 1267 Jagdpanzer 38. Цифра внушительная, но первоначально планировалось построить куда больше — 2073 штуки.

Наиболее заметными отличиями машин выпуска мая-июня 1944 года от более ранних стали новые буксирные крюки и переделанная орудийная установка

С самого начала BMM с его плохо управляемым коллективом конструкторов был не единственным заводом, на котором планировалось собирать leicher Panzerjäger auf 38(t). В Пльзене простаивало ещё одно предприятие, которое до войны являлось второй серьёзной силой в чехословацком танкостроении. Речь идёт о фирме Škoda, которая так и не смогла за несколько лет предложить немцам ничего подходящего.

В саботаже это предприятие заподозрить сложно. В отличие от BMM, где вполне осознанно использовали устаревшие шасси, Skodawerke, как называлось предприятие в немецких документах, разрабатывала и вполне передовые конструкции. Достаточно вспомнить Panzerkamfwagen T 25, который не имел никакого отношения к довоенным разработкам.

Другое дело, что эти машины не пришлись ко двору. Впрочем, немцы приняли на вооружение некоторые артиллерийские системы, разработанные фирмой, да и к танкостроению Третьего рейха Škoda была причастна. Например, здесь разрабатывались и производились элементы ходовой части для Pz.Kpfw.Tiger (P) и Pz.Kpfw.Maus. Само предприятие являлось одним из центров разработки вооружения, подконтрольных структурам СС.

Так Jagdpanzer 38 выглядел вплоть до сентября 1944 года. Камуфляж нанесён прямо на заводе, вскоре он был заменён на более простой

График производства истребителей танков на Škoda выглядел так. Первые 5 истребителей танков планировалось построить в июле 1944 года, 50 — в августе,100 — в сентябре, 150 — в октябре, а к январю 1945 года объёмы производства должны были сравняться с BMM, дойдя до 500 штук в марте. К слову, специалисты Škoda почти с самого начала работ над новым истребителем танков имели некоторое отношение к его разработке. Ведь машина являлась продуктом кооперации большого числа фирм — 316 на территории бывшей Чехии и 117 в Германии.

Срыв первоначальных планов производства оказался результатом проблем со смежниками. К концу войны на территории Škoda находилось 1200 Jagdpanzer 38, из которых орудиями было обеспечено всего 78, а полным комплектом агрегатов — 150. У BMM имелись очень похожие проблемы. На Škoda истребитель танков получил собственное обозначение — G-13 (G — САУ, 1 — лёгкая, 3 — третий тип, предыдущими считались работы по Panzerjäger I и Marder III).

Эта же машина сзади

Возможности предприятия в Пльзене были явно переоценены. План удалось выполнить только в июле, затем началось сильное отставание от графика. В августе было сдано всего 20 машин, в сентябре — 30, в октябре — 59, в ноябре — 89 и в декабре —104, итого 310 машин вместо запланированных 810. Поставленная задача явно не соответствовала производственным возможностям завода.

Jagdpanzer 38, выпущенный в ноябре 1944 года. С минимальными изменениями машина выпускалась вплоть до завершения серийного производства

Изменения, внесённые в конструкцию в мае 1944 года, лишь частично решили проблему перегруза носовой части. Даже в заводских условиях клиренс в носовой части машин оказывался меньшим, чем в кормовой. Улучшить ситуацию удалось в июле-августе 1944 года. Массу орудийной установки удалось уменьшить на 210 килограмм. Одновременно на неподвижной бронировке появились крепления, упрощающие демонтаж системы 2-тонным краном. Доработке подверглась надмоторная плита: в задней створке люка появился маленький лючок, что позволило командиру не открывать эту створку полностью. Также конструкторы отказались от выдвижной створки на воздухозаборнике.

Новая порция изменений была внесена в сентябре. Из войск поступали жалобы на перегруз и поломки рессор передней подвески, поэтому толщина передних рессор увеличилась с 7 до 9 мм. Был переделан обод опорных катков, а также до 32 увеличилось количество болтов, которые крепили обод. Очередной переделке подверглась орудийная установка, это был уже пятый её вариант.

Jagdpanzer 38 сверху. Изменился глушитель, также переделке подвергся смотровой прибор механика-водителя

В сентябре произошли первые изменения, связанные с опытом боевого применения. Оказалось, что смотровой прибор от Jagdpanzer IV уязвим: даже если снаряд рикошетировал от брони, то он ударял по выступу смотрового прибора и выводил его из строя. Срочно разработали новый смотровой прибор. Теперь перископические приборы выступали над бронёй безо всякой защиты, а сверху появился жестяной козырёк, предохраняющий от осадков и грязи. Примерно в это же время вновь была переделана конструкция опорных катков — количество болтов сократилось до 16 штук.

Ещё больше изменений произошло в ноябре-декабре 1944 года. Во-первых, небольшая переделка боевого отделения позволила увеличить боекомплект на 5 патронов к Pak 39. Во-вторых, снова была переделана орудийная установка. В-третьих, изменилась конструкция глушителя, который получил пламегаситель. В это же время изменилась конструкция ленивцев.

С конца осени 1944 года при производстве Jagdpanzer 38 использовалось несколько типов ленивцев. Кроме того, танки производства BMM и Škoda отличались друг от друга наносившимся на заводах камуфляжем.

Попытки модернизации

Ещё на стадии подготовки к серийному производству появилась идея модернизации машины. Одним из таких проектов стал Panzerjäger 38(t) Starr (жёсткий). Данное обозначение означало, что орудие САУ лишено системы отката. Причиной его появления оказалась попытка снизить нагрузку на носовую часть корпуса. Этому способствовало и то, что уменьшилась масса бронировки артиллерийской системы. В результате боевая масса САУ снижалась на 750-1000 кг, а боекомплект увеличивался с 38 до 79 патронов.

Корпус Jagdpanzer 38 Starr в ходе переделки. Хорошо заметно, насколько отличается от прежней амбразура орудийной установки

Разработчиком системы являлась фирма Alkett. В апреле 1944 года в Starr был переделан один из опытных образцов, за ним последовала ещё одна машина, переделанная 12 мая. В сентябре 1944 года ещё 2 серийные машины были переделаны в Starr. Наконец, в декабре началось производство опытной серии из 10 Jagdpanzer 38 Starr. Последняя такая машина покинула BMM в апреле 1945 года.

Серийная версия Jagdpazner 38 Starr

Серийно производить Jagdpanzer 38 Starr предполагалось на заводе Škoda. Но оказалось, что орудие без системы отката имело меньший срок службы, да и самой машине при стрельбе наносился некоторый вред. Производства на Škoda так и не состоялось, а 8 из 10 построенных машин до конца войны находились в учебном центре в Миловице.

Помимо новой орудийной установки, машина отличалась и новым двигателем, из-за чего пришлось переделать моторное отделение

В начале 1945 года появилась идея установить на Jagdpanzer 38 дизельный двигатель. Похожие мысли высказывались ещё в марте 1944 года, но дальше обсуждения дело в тот раз не продвинулось. Теперь же у фирмы Tatra имелось несколько типов дизельных моторов воздушного охлаждения, в том числе и V-образный 8-цилиндровый Tatra 928. Он развивал мощность 180 лошадиных сил, то есть даже больше, чем штатный бензиновый Praga AE.

В связи с установкой нового двигателя пришлось изменять конструкцию кормовой части машины. Появился выступ в районе стыка надмоторной плиты и крыши боевого отделения. Там разместился воздухозаборник, а также новый люк командира. Дополнительный воздухозаборник появился на надмоторной плите, а в корме появился новый люк. Также был переделан глушитель. Именно в таком виде и должна была быть выпущена партия из 500 Jagdpanzer 38 Starr.

Машина одной из последних партий. Даже камуфляж нанесён не на всю машину

Тем временем производство Jagdpanzer 38 продолжалось. Приближение фронта сказывалось на темпах выпуска, да и чиновники Управления Вооружений явно переоценили возможности заводов. За январь 1945 года BMM сдал 289 машин, в феврале — 273, в марте — 148 и в апреле — 70. Успехи Škoda оказались куда скромнее — 145 машин в январе, 125 в феврале, 153 в марте и 47 в апреле. В общей сложности было построено 2827 машин, в том числе 2612 собственно Jagdpanzer 38. Остальные — это 14 Jagdpanzer 38 Starr, 20 Flammpanzer 38 и 181 Bergepanzer 38.

В начале 1945 года планы были пересмотрены. 1 февраля 1945 года ожидалось, что с марта по июнь 1945 года будет строиться по 350 Jagdpanzer 38 в месяц. В июле планировалось сдать 300 машин, в августе — 50, а с сентября производство должно было перейти на Jagdpanzer 38(D). Впрочем, эта машина так и не вышла за стадию проектных наработок и постройки опытного корпуса.

Незаконченная машина на заводе Škoda, май 1945 года

Выпускавшиеся в 1945 году машины мало отличались от Jagdpanzer 38 декабря 1944 года. Увеличение количества смежников привело к тому, что машины могли получить один из 4-5 типов ленивцев. Это, в свою очередь, породило заблуждение — якобы послевоенные G-13 отличались конструкцией ленивца. Также существовало не менее 2 типов траков для Jagdpanzer 38 — лили их как минимум 2 завода.

Лучшая ложка к обеду

В ряде публикаций Jagdpanzer 38 представлена как машина с очень высокой боевой эффективностью. Нередки описания маленьких юрких машин, от крепкой лобовой брони которых снаряды отскакивали, как горох. Безусловно, это был лучший образец лёгкой противотанковой бронетехники, созданной немецкими конструкторами в годы войны. Но попробуем взглянуть на боевые возможности машины беспристрастно. Jagdpanzer 38 не был лишён ряда недостатков, некоторые из которых оказались неустранимыми.

Показ одной из машин, произведённых в мае-июне 1944 года, Гитлеру

Как уже упоминалось, машины выпуска апреля-мая 1944 года были направлены в учебные части. Туда же ушли и 100 самоходных установок июньского выпуска. Уже на этом этапе выявилась целая куча «болячек», причём некоторые из них не были вполне обычными для новой бронетехники «детскими болезнями». Серьёзная перегрузка носовой части машины стала причиной многочисленных поломок рессор подвесок передних опорных катков. Проблему удалось частично решить только в сентябре 1944 года после ввода усиленных рессор для подвески передних опорных катков, а также облегчения орудийной установки.

Другую проблему решить не удалось. Называлась она «слабый мотор». Существенное, по сравнению с исходным проектом, увеличение массы привело к тому, что удельная мощность машины составляла всего 10 л.с. на тонну. Для сравнения, Marder III поздних серий имел удельную мощность 14,5 лошадиных сил на тонну, а StuG 40 Ausf.G — 11,3 лошадиных силы на тонну. Рассказы про шустрый истребитель танков можно оставить на совести сочинителей таких историй.

Одна из машин ранних серий на фронте. Эти истребители танков ещё не получили камуфляж

Немало вопросов имелось и к боевому отделению машины. Низким Jagdpanzer 38 можно назвать с большой натяжкой. Высота САУ составляла 2,1 метра, практически столько же, сколько StuG 40 Ausf.G и более чем на четверть метра выше Jagdpanzer IV. К слову, танк Pz.Kpfw.38(t) был выше своего «потомка» меньше чем на 15 сантиметров. При этом боевое отделение истребителя танков оказалось не особенно просторным.

Из-за небольших габаритов шасси классическую для немецких САУ схему размещения экипажа (механик-водитель, наводчик и командир слева, заряжающий справа) здесь использовать не удалось. Командира пришлось размещать справа, вытиснув максимально назад, чтобы он не мешал заряжающему. В результате место командира у Jagdpanzer 38 было едва ли не худшим среди немецких истребителей танков. Единственный смотровой прибор командира размещался сзади таким образом, что, не вылезая из рубки, он мог смотреть лишь назад. Для того, чтобы смотреть вперёд, командир должен был открыть люк и, рискуя получить пулю в лоб, высунуться наружу. В распоряжении командира имелась и панорама, но чтобы её вытащить, всё равно требовалось открыть люк.

Захваченная польскими повстанцами в Варшаве машина с именем собственным «Хват». Она также относится к выпуску мая-июня 1944 года

Существовала и ещё одна проблема. Корпуса Jagdpanzer 38 собирались на четырёх фирмах, две из которых располагались на территории оккупированной Чехии. Так вот, чешские корпуса, особенно те, что производились фирмой POLDI Hütte из города Кладно, отличались хрупкой бронёй. На этот раз речь шла не о саботаже — это была известная проблема чешской брони. В результате лобовая броня надёжно защищала Jagdpanzer 38 от снарядов калибра 75-76 мм, то есть американской 75-мм пушки M3 и советской 76-мм пушки Ф-34. Такую же броню изначально имела и Jagdpanzer IV.

Весной 1944 года на вооружение Красной армии стали поступать Т-34-85, а летом 1944 года американские войска впервые применили Medium Tank M4A1(76)W с 76-мм орудиями. Брони толщиной 60 мм даже под наклоном стало не хватать для надёжной защиты, поэтому у Jagdpanzer IV её усилили до 80 мм. На Jagdpanzer 38 этого уже сделать было нельзя, потому что носовая часть и так была перегружена. Более крупные и тяжёлые снаряды стали проламывать броню, и даже при рикошетах она трескалась или давала внутренние отколы.

Так, например, была потеряна машина, ныне находящаяся в парке «Патриот». Судя по всему, в её борт попали из крупнокалиберного пулемёта. Пробития не произошло, зато образовались вторичные осколки, которые, судя по всему, поразили механика-водителя.

Ближе к концу войны проблемы появились и у немецких корпусов. Повышенная хрупкость стала присуща и им. По этой причине на красивые графики со сравнением дальности пробития Jagdpanzer 38 и его оппонентов на поле боя стоит смотреть с определённой долей скепсиса.

Брошенные немцами в ходе американского наступления машины. Начало 1945 года

В боевые части Jagdpanzer 38 стали поступать только в первой декаде июля 1944 года. Машины поступали в подразделения при пехотных либо панцергренадерских соединениях. Не просто так поначалу их называли Leichtes Sturmgeschütz auf 38(t) (Leichtes Sturmgeschütz — «Лёгкое штурмовое орудие»). Такое обозначение в различных вариантах использовалось вплоть до лета 1944 года. Безусловно, противотанковые функции для этой САУ являлись приоритетными, но рассматривалась она и как средство поддержки пехоты. Крепкий лоб у этой машины появился неспроста: он был нужен для непосредственного сопровождения пехотных подразделений на поле боя, тот же Marder III этого делать не мог.

Название Hetzer действительно использовалось в отношении Jagdpanzer 38. Но неофициально

Первыми новые машины получили 731-й и 743-й дивизионы истребителей танков, в каждый попало по 45 машин. После этого данные машины никогда не поступали в таком количестве в одно подразделение. С августа типичным формированием стала батарея штурмовых орудий при противотанковом дивизионе пехотной дивизии. Формировалась она по штату KStN 1149 от 1 февраля 1944 года. Разумеется, имелись и отступления от данного штата, например, 31 Jagdpanzer 38 получил 741-й противотанковый дивизион. Но именно батареи штурмовых орудий численностью 14 либо 10 машин оказались наиболее типичными формированиями для машин этого типа.

Пехота, особенно оснащённая противотанковыми гранатомётами, являлась для Jagdpazner 38 смертельно опасным противником

Одним из первых новые машины в бою применил 743-й дивизион истребителей танков. Случилось это в августе 1944 года, во время Варшавского восстания. Полякам удалось подбить и захватить три таких машины, одна из них получила имя собственное «Хват» (Chwat).

В войсках Jagdpanzer 38 приняли хорошо. Батареи при противотанковых дивизионах хорошо зарекомендовали себя. Правда, зафиксированные в немецких документах результаты их работы можно смело делить на два. Например, в одном отчёте утверждается, что этими машинами было уничтожено 2 ИС-2 с дистанции 800 метров. При всём желании Jagdpanzer 38 такого сделать не мог, даже по немецким схемам дистанция гарантированного поражения составляла всего 100 метров.

Основным противником лёгких истребителей танков были Т-34, против которых Jagdpanzer 38 были действительно эффективным средством. Справедливо это и в отношении Medium Tank M4 с 75-мм орудиями. Хвалили машину в том числе и за низкий силуэт, правда, как уже упоминалось, на фоне StuG 40 и Jagdpanzer IV эта машина не была такой уж низкой. Поступали положительные отзывы и в адрес пулемёта с дистанционным управлением.

Последствия подрыва боекомплекта

Из недостатков, помимо вызванных вышеупомянутым перегрузом переда машины, стоит упомянуть очень маленькие углы горизонтального наведения орудия. Этим, впрочем, страдали многие немецкие истребители танков. Из-за этого экипажу приходилось постоянно держать двигатель включённым, что ухудшало возможность узнать о приближении противника по шуму мотора и гусениц. Поступали жалобы на поломки коробок передач и механизмы поворотов. Свою лепту вносила и низкая удельная мощность, особенно на бездорожье.

Тем не менее солдатам и офицерам в боевых частях машины понравились. Именно в их среде родилось прозвище, под которым машина известна больше всего — Hetzer (немецк. «гончая»). Оно никогда не было официальным обозначением, но, как писал 4 декабря 1944 года Гудериан, именно так машину называли в войсках. В отличие от «прижившихся» и на официальном уровне Hummel, Wespe или Nashorn, обозначение Hetzer так и осталось неофициальным. Об этом красноречиво говорит переписка, в том числе и трофейная.

Эта машина оказалась подбитой в ходе боёв за Берлин

Осень-зима 1944 года для Jagdpanzer 38 стали пиком карьеры. По мере насыщения Красной армии танками Т-34-85, а американской армии — Medium Tank M4 с 76-мм пушками боевая эффективность немецких лёгких истребителей танков неуклонно снижалась. Часто этим машинам приходилось иметь дело с пехотой антигитлеровской коалиции, а она в начале 1945 года уже имела весьма эффективные противотанковые средства. Особенно это касается американцев, имевших на вооружении ручные противотанковые гранатомёты.

Многочисленные фотографии подбитых пехотой Jagdpanzer 38 с проломами в бортах являются лишним тому подтверждением.

Переоценивать Hetzer не стоит. Фактически это был эрзац-вариант StuG 40, и, как большинство подобных образцов, по целому ряду важных характеристик он уступал прототипу. Главным плюсом Jagdpanzer 38 оказался сам факт наличия этих машин. За год немцы построили их ненамного меньше, чем всех истребителей танков на базе Pz.Kpfw.IV вместе взятых. Недорогие (всего 54 тысячи рейхсмарок за штуку) машины чешского производства оказались весьма кстати. Палочкой-выручалочкой для вермахта они не стали, но на заключительном этапе Второй мировой войны создали немало проблем армиям союзников.


Источники:

  1. Hetzer — Jagdpanzer 38, Vladimir Francev,‎ Charles K. Kliment,‎ Milan Kopecky, MBI, 2001, ISBN 80-902238-9-3
  2. Light Jagdpanzer: Development — Production – Operations, Walter J. Spielberger,‎ Hilary L. Doyle,‎ Thomas L. Jentz, Schiffer Pub Ltd, 2007, ISBN 978-0764326233
  3. Фотоархив ČKD
  4. Архив автора

warspot.ru

Hetzer | World of Tanks

В ноябре 1943 года авиация союзников разбомбила заводы концерна Alkett в Мариенфельде. Эти предприятия были одним из главных производителей самоходных орудий Германии. В результате планы обеспечения вермахта данной разновидностью техники оказались под угрозой срыва. Частично эту брешь закрыли заводы Круппа, начав выпуск САУ на базе шасси танка Pz IV и рубки от StuG III. Но удовлетворить растущие потребности армии Крупп не мог. К тому же его самоходки оказались дорогими, и для их производства приходилось использовать часть шасси, предназначавшихся для танков, нужных войскам в такой же степени.

Дополнительные производственные мощности немцы решили наладить в Чехии, почти не подвергавшейся воздушным налётам союзников. Заводы ВММ в Праге уже выполняли ремонт германских самоходных орудий, так что перестройка их под выпуск «Штугов» показалась на первый взгляд неплохой идеей. Но когда специалисты проанализировали объём работ, необходимых для перестройки технологического процесса, стало ясно, что в сжатые сроки осуществить такую «смену ассортимента» не удастся.

Тогда вспомнили, что ещё в 1943 году Гейнц Гудериан, занимавший должность главного инспектора бронетанковых войск, выступил с идеей разработки и внедрения в войска лёгкого противотанкового самоходного орудия, вооружённого не менее чем 75-мм пушкой. Нечто подобное у гитлеровцев уже было — вспомнить хотя бы Marder или Bison. Однако обе эти машины, по сути, были скорее самоходным лафетом для пушки: их защищённость, а следовательно, и боевая живучесть, были невысокими. Армии была нужна полноценная лёгкая САУ с бронированным корпусом.

Проект подобной машины уже предлагался инженерами ВММ в начале осени 1943 года, но интереса не вызвал. Теперь же они получили возможность, образно говоря, стряхнуть с разработки пыль и довести её до ума. Соответствующее распоряжение на ВММ поступило в конце ноября 1943 года. 17 декабря комиссии Управления вооружений были представлены проектные документы и деревянные макеты двух машин, отличавшихся ходовой частью и вооружением. По итогам демонстрации принимающая сторона вынесла соломоново решение и рекомендовала к серийному выпуску САУ, сочетавшую удачные узлы обоих проектов. Новая САУ получила ходовую часть от лёгкого танка PzKpfw 38(t), 75-мм пушку Pak 39 L/48 и полностью закрытую боевую рубку с рациональными углами наклона брони.

Сразу следует упомянуть, что «Хетцер» был первой чехословацкой боевой машиной со сварным корпусом. Применение такой технологии вдвое снижало трудозатраты при производстве. Толщина брони была сильно дифференцированной: лобовая достигала 60 мм, а вот боковые листы и корма имели толщину всего лишь 20 мм. В целом броня «Хетцера» полностью обеспечивала защиту от пуль противотанковых ружей, крупных осколков, а также от попадания снарядов калибром до 45 мм. Корпус САУ был герметичным, экипаж забирался в машину через люки на крыше. По свидетельствам людей, воевавших на «Хетцере», вентиляция корпуса оставляла желать лучшего, и в летнее время внутри машины стояла сильная жара.

Принято ругать советскую технику за то, что якобы она на поле боя была «подслеповатой». В этом смысле первые самоходки «Хетцер» были не лучше. Так, командирские наблюдательные приборы могли полноценно использоваться только при открытом люке. Если люк был закрыт, то начисто отсекался обзор по правой стороне машины. В дальнейшем эту проблему попытались решить путём установки дополнительных командирских приборов наблюдения. Но полностью устранить «мёртвую зону» по правому борту так и не удалось.

«Хетцер» был очень компактной машиной — всего лишь 4,8 метра в длину, не считая орудия, и 2,1 метра в высоту. Уместить в такой маленький корпус 75-мм пушку получилось благодаря тому, что вместо стандартного орудийного станка использовалась особая карданная рамка конструкции К. Штольберга. Забавно, но эту рамку, разработанную немецким инженером в 1942 году, сперва напрочь забраковали немецкие военные, утверждавшие, что такая конструкция работать не может. И только когда на трофейных советских САУ (СУ-76И, СУ-85, СУ-152) обнаружилась похожая орудийная рамка, немцы оснастили ею «Хетцер», а впоследствии — JagdPz IV и Jagdpanther.

«Хетцер» был достаточно резвой машиной. Без всяких проблем он разгонялся до 40 км/ч. Умелые механики, содержавшие двигатель, коробку передач и трансмиссию в образцовом состоянии, достигали и больших скоростей. А трофейный «Хетцер» на полигонных испытаниях в СССР разогнался почти до 50 км/ч. Топлива в баках хватало примерно на 190 км.

Серийный выпуск новой САУ начался в апреле 1944 года. Практически сразу конструкцию стали модернизировать. Для улучшения проходимости была расширена колея, за счет увеличения оборотов двигателя удалось увеличить его мощность. Чтобы упростить демонтаж орудия и трансмиссии, «Хетцер» оснастили элементами, позволявшими быстро установить на машину двухтонный кран. О попытке улучшить обзор уже говорилось выше. Выпускались командирские, огнемётные и инженерные модификации «Хетцера». Огнемётная самоходка применялась во время боёв в Арденнах на Западном фронте и у озера Балатон на Восточном. Результат сочли неудачным. Инженерная модификация заслуживает упоминания в связи с тем, что на неё пытались смонтировать 150-мм пушку. Таких «крупнокалиберных» модификаций «Хетцера» было изготовлено около 24 штук.

В целом «Хетцер» очень напоминал советские боевые машины своей простотой и эффективностью. На нём не воевали выдающиеся асы, экипажи «Егерей» формировались из людей, получивших начальную и техническую боевую подготовку. Машины этого типа поступали на вооружение противотанковых рот пехотных, гренадёрских и кавалерийских подразделений. Отзывы о машине были положительными. «Хетцер» хвалили за малый размер, подвижность, простоту в обслуживании и надёжность. Орудие данной САУ тоже заслужило немало хороших слов в свой адрес. Советские солдаты, сталкивавшиеся в бою с «Хетцерами», отмечали малозаметность этих машин, их способность неожиданно атаковать и так же неожиданно исчезать. За свою характерную форму германская самоходка получила целый ряд красноречивых прозвищ. Ее называли «Вошью», «Зубилом», «Колуном», «Гробом», а также (совершенно непонятно, почему) «Свистком».

Производство «Хетцеров» продолжалось вплоть до начала мая 1945 года. Во время Второй мировой войны она использовалась, кроме германской армии, ещё и венгерскими войсками. Венгры получили от немцев около 75 машин. Во время восстания, начавшегося в Варшаве 2 октября 1944 года, Армия Крайова захватила один «Хетцер» и использовала его в боях против гитлеровцев. Во время пражского восстания 1945 года машины этого типа применялись как немцами, так и чехами.

Обобщая информацию об этой САУ, надо признать, что проект был весьма удачным. «Хетцер» применялся не только во Второй мировой войне, но и после неё. А в Швейцарии это самоходное орудие состояло на вооружении приблизительно до 1970 года под индексом G-13. Кстати, большинство экземпляров «Хетцера», сохранившихся до наших дней, — это именно швейцарские машины, которые подверглись косметической обработке, чтобы походить на своего германского родича времён войны.

Аутентичных «Хетцеров» в мире осталось около 9 штук.

Обсудить материал вы можете здесь.

Рендеры данной машины можно скачать здесь.

worldoftanks.ru

Противотанковые САУ Германии времен войны (часть 4) – Hetzer » Военное обозрение

После разработки целого ряда импровизированных и не всегда удачных легких истребителей танков немецким конструкторам в 1943 году удалось разработать весьма удачную машину, которая сочетала в себе низкий силуэт и небольшой вес, достаточно сильное бронирование и эффективное вооружение. Новый истребитель танков, получивший имя Hetzer (нем. егерь), был создан компанией «Хеншель». Машина была разработана на базе легкого чешского танка ТNНР, известного как Pz.Kpfw.38(t) или «Прага».

Боевая практика диктовала немцам необходимость разработки единой противотанковой машины вместо накопившихся различных САУ с бесконечным числом модификаций. Разнообразие парка самоходок все чаще выходило немцам боком: возникала путаница в тактическом применении разнообразных машин, которая усугублялась постоянными трудностями со снабжением запчастями и обучением танкистов. Назревала необходимость унифицировать имеющиеся САУ.


Первым такую идею в марте 1943 года выдвинул Гейнц Гудериан. После этого была запущена к реализации программа Panzerjager. Новый истребитель танков должен был стать максимально простым в производстве, дешевым, подвижным, эффективным и пригодным для массового выпуска. В это время танкостроение Германии хронически не справлялось с выпуском бронетехники для нужд вермахта. Именно поэтому, для того чтобы не снижать темпов производства немецких танков, было решено производить САУ на базе легкого чешского танка PzKpfw 38(t). За эталон технологичности был принят средний танк «Пантера». За те же человеко-часы, которые были необходимы для сборки 1 «Пантеры», необходимо было собрать 3 новых машины, обладавших сравнимой огневой мощью.

Смелая идея о создании достаточно мощной ПТ-САУ на базе танка Pzkpfw 38 (t) не вызывала у разработчиков особого энтузиазма. Возможно, данная идея и дальше бы оставалась пылиться на полках, если б в дело не вмешалась авиация союзников. 26 ноября союзная авиация сбросила на Берлин 1 424 тонны бомб. Данный авианалет серьезно повредил цеха фирмы Alket, которая занималась производством штурмовых орудий. Вместе с этим авианлет стряхнул пыль с проекта новой САУ, а немецкое командование занялось поиском альтернативных производственных мощностей, способных восполнить пошатнувшийся выпуск StuG III. 6 декабря 1943 ОКН доложило Гитлеру о том, что чешское предприятие ВММ не сможет выпускать 24-тонный StuG, но в состоянии осилить выпуск легкого истребителя танков.

Новая САУ создавалась с потрясающей скоростью. Уже 17 декабря 1943 года Гитлеру были продемонстрированы чертежи, которые он одобрил. На фоне расцветшей гигантомании в немецком танкостроении, фюрер с большей охотой предпочел бы более тяжелую машину, но выбора у него не было.

24 января 1944 года был изготовлен деревянный макет САУ, а 26 января он был продемонстрирован Отделу Вооружений Сухопутных Войск. Проект военным понравился, и уже к марту 3 машины должны были быть произведены в металле для проведения войсковых испытаний. 28 января 1944 года Гитлер указал на важность скорейшего запуска в серию САУ Hetzer, как самой важной машины для вермахта в 1944 году.

Hetzer был готов к выпуску менее чем через четыре месяца. Ряд предсерийных испытаний машины был просто проигнорирован, так как с одной стороны создателей сильно поджимало время, с другой база самоходки – танк Pzkpfw 38 (t) уже был отлично знаком военным. К 18 января 1944 года было определено, что уже к марту 1945 года производство САУ должно достигнуть 1000 штук в месяц. По немецким меркам это были очень внушительные цифры, за выпуск Хетцеров должны были отвечать 2 предприятия: BMM и Skoda.

Описание конструкции

Новый истребитель танков имел низкий корпус с рациональными наклонами лобовых и верхних бортовых бронелистов. Машина получила 75-мм орудие с длиной ствола 48 калибров. Орудие было прикрыто литой бронемаской известной как «свиное рыло». На крыше корпуса был расположен 7,92-мм пулемет, имеющий щитовое прикрытие. Двигатель размещался в задней части машины, ведущие колеса и трансмиссия находились в передней части. Ходовая часть состояла из 4 катков. Часть машин была изготовлена в виде самоходных огнеметов, в этом случае огнемет устанавливался вместо орудия. Всего с 1944 года до конца войны было изготовлено примерно 2 600 САУ Hetzer, которые применялись в истребительно-противотанковых дивизионах моторизованных и пехотных дивизий вермахта.

В САУ было реализовано много принципиально новых технических и конструктивных решений, хотя проектировщики и пытались добиться максимальной унификации с легким истребителем танков Marder III и танком «Прага». Корпус из бронелистов достаточно большой толщины был изготовлен при помощи сварки, а не болтов. Такая технология применялась в Чехословакии впервые.

Сварной корпус Хетцера, кроме крыши моторного и боевого отделений, был герметичным и монолитным. После освоения сварочных работ, трудоемкость его изготовления в сравнении с клепаным методом сократилась практически в 2 раза. Носовая часть самоходки состояла из 2-х бронелистов толщиной 60 мм., которые были установлены под большими углами наклона – 40 градусов нижний и 60 градусов верхний. Борта Хетцера имели бронирование 20 мм. и также устанавливались под достаточно большими углами наклона, хорошо защищая экипаж от крупных осколков, пуль противотанковых ружей и малокалиберной артиллерии (до 45-мм).

Новой были и компоновка Hetzerа, впервые механик-водитель был расположен слева от продольной оси (до войны в Чехословакии была принята правосторонняя посадка в танке). Сзади водителя, слева от орудия находились наводчик и заряжающий, место командира установки находилось справа за ограждением пушки.

Для посадки и выхода экипажа было предусмотрено 2 люка. При этом левый предназначался для посадки/высадки заряжающего, наводчика и механика-водителя, а правый предназначался для командира. Для того чтобы удешевить конструкцию серийные САУ первоначально оснащались очень малым набором средств наблюдения. Два перископа (часто ставили лишь один) имел для обзора дороги водитель САУ, наводчик мог следить за местностью только при помощи перископического прицела «Sfl. Zfla», обладающего малым полем зрения. Заряжающий мог следить за местностью только при помощи прицела оборонительного пулемета, который имел возможность поворота вокруг вертикальной оси.

Командир САУ, открыв люк, мог использовать для наблюдения выносной перископ или стереотрубу. В том случае, если люки машины были закрыты, экипаж не мог осматривать окрестности с правого борта и кормы, наблюдение за ними было возможно лишь при помощи пулеметного прицела.

75-мм противотанковая пушка РаК39/2 с длиной ствола 48 калибров монтировалась в узкую амбразуру лобового листа корпуса чуть правее продольной оси САУ. Углы наведения орудия вправо-влево не совпадали (11 градусов вправо и 5 градусов влево). Это было обусловлено большим казенником орудия при малых размерах боевого отделения, а также несимметричностью установки орудия. Настолько крупное орудие вписать в столь скромное боевое отделение удалось впервые в истории чехословацкого и немецкого танкостроения. Этого удалось добиться за счет использования специальной карданной рамки, которая использовалась вместо традиционного орудийного станка.

Hetzer оснащался двигателем Praga АЕ, который являлся дальнейшим развитием шведского двигателя Scania-Vabis 1664, который производился в Чехословакии по лицензии. Двигатель состоял из 6 цилиндров, был неприхотлив и обладал хорошими эксплуатационными характеристиками. Данная модификация двигателя имела 2-й карбюратор, с помощью которого обороты удалось поднять с 2100 до 2500, а мощность с 130 до 160 л.с. (позднее его удалось форсировать до 176 л.с.). На шоссе и хорошем грунте истребитель танков мог развить скорость до 40 км/ч. Емкость двух топливных баков составляла 320 литров, этих запасов топлива хватало на преодоление 185-195 км.

Первоначально шасси САУ содержало в себе элементы танка PzKpfw 38(t) с применением усиленных рессор, но с началом серийного производства диаметр опорных катков подняли с 775 до 810-мм. Для увеличения маневренности колея истребителя танков была увеличена с 2140 мм. до 2630 мм.

Боевое применение

В Германии слишком поздно поняли, что для борьбы с танками союзников им необходимы не «всесокрушающие» капризные и дорогие в производстве монстры, а небольшие и надежные ПТ-САУ. Истребитель танков Hetzer стал в своем роде шедевром немецкого танкостроения. Малозаметная, а что самое главное, дешевая в производстве машина, успела нанести ощутимый урон бронетанковым частям Красной Армии и союзников.

Первые Хетцеры начали поступать в боевые части в июле 1944 года. Машины распределялись по батальонам истребителей танков. По штату каждый батальон должен был состоят из 45 ПТ-САУ. Батальон состоял из 3 рот по 14 машин, еще 3 САУ находились в расположении штаба батальона. Помимо отдельно создаваемых батальонов, Hetzerы поступали на вооружение противотанковых дивизионов пехотных дивизий и подразделений войск СС. С начала 1945 года в Германии начали формировать даже отдельные противотанковые роты, вооруженные данными самоходками. Отдельные взводы Хетцеров входили в состав различных импровизированных соединений, которые создавались из фольксштурма и моряков. Часто Хетцеры заменяли собой недостающие «Тигры» в отдельных батальонах тяжелых танков.

ПТ-САУ Hetzer активно использовались во время боев за Восточную Пруссию и в Померании и Силезии, также они применялись немцами во время Арденского наступления. Благодаря рациональным углам наклона брони, очень низкому силуэту, который был заимствован у советских САУ, этот маленький истребитель танков отлично выполнял свою роль, действуя из засад и после атаки быстро меняя позицию. При этом его орудие уступало пушкам советских танков ИС-2 и Т-34-85, что исключало дуэли с ними на дальних дистанциях. Hetzer был идеальной самоходкой, но только в ближнем бою, нападая из засады.

При этом сами танкисты отмечали ряд серьезных недостатков машины. Бывший командир Хетцера Армин Зонс, вовсе не считает Hetzer выдающимся истребителем танков прошедшей войны. По его словам, главным достоинством САУ было то, что с ее появлением пехотные подразделения вермахта стали чувствовать себя более уверенно. Хорошее орудие и всю конструкцию самоходки портило его расположение. Орудие имело самые минимальные углы горизонтальной наводки (16 градусов) среди всех немецких самоходок. Это было одним из главных недостатков машины. Смещение орудия вправо привело к неудачному размещению экипажа. Командир САУ сидел особняком, что также негативно сказывалось на взаимодействии экипажа во время боя. Помимо всего прочего обзор поля боя у командира был весьма ограниченным, а дым выстрелов пушки, расположенной прямо перед ним, еще более ухудшал обзор.

5 градусов для наведения орудия влево явно не хватало и механик-водитель часто вынужден был поворачивать ПТ-САУ подставляя врагу слабо защищенный 20-мм борт. Бортовая броня Хетцера была самой слабой среди всех немецких истребителей танков. При этом любой поворот орудия вправо оттеснял заряжающего от главного источника снарядов, который находился на стенке напротив заряжающего ниже пушки.

Не смотря на недостатки, Хетцер активно использовался на всех фронтах Второй мировой войны. На 10 апреля 1945 года в боевых частях войск СС и вермахта находилось 915 ПТ-САУ Hetzer, из них на Восточном фронте 726, на Западном фронте 101. Также на базе Хетцера было произведено 30 САУ с 150-мм пехотным орудием sIG.33, 20 огнеметных танков и 170 БРЭМ.

Тактико-технические характеристики Hetzer:
Масса: 16 т.
Габаритные размеры:
Длина 6,38 м., ширина 2,63 м., высота 2,17 м.
Экипаж: 4 чел.
Бронирование: от 8 до 60 мм.
Вооружение: 75-мм пушка StuK 39 L/48, 7,92-мм пулемет MG-34 или MG-42
Боекомплект: 41 снаряд, 1200 патронов.
Двигатель: 6-цилиндровый карбюратолрный двигатель жидкостного охлаждения Praga АЕ, мощностью 160 л.с.
Максимальная скорость: по шоссе – 40 км/час
Запас хода: 180 км.

topwar.ru

Обзор немецкой ПТ4, "Hetzer".

В этом материале мы рассмотрим немецкую ПТ-САУ 4-го уровня, Hetzer.

 

Введение.

Внешне неприметный, на первый взгляд без особых преимуществ и с целым букетом недостатков, «Хетцер» подавляющим большинством игроков считается проходной машиной, которую «нужно просто перетерпеть». С одной стороны, учитывая на горизонте StuG-III с 75-мм топ-орудием L/70, это так и есть. Однако, в рандоме «Хетцеры» все чаще заканчивают бой с 4-7 фрагами. Изменилось ли что-то и действительно ли «Хетцер» - всего лишь проходная ПТ?

 

 Историческая справка.

Во второй половине войны единственным представителем верховного командования, которому не вскружила голову гигантомания Адольфа Гитлера, был Хайнц Гудериан. Именно его упорство, к которому самовлюбленный и свято веривший в собственный военный талант фюрер иногда прислушивался, серьезно отсрочило поражение Германии. Создание маневренного и незаметного истребителя танков, которым в итоге стал «Хетцер», принадлежала именно Гудериану.

Как оказалось позже, он не прогадал. Простота конструкции ПТ, созданной на базе Pz 38t, сочитавшей в себе низкий силуэт, хорошее лобовое бронирование и достаточную огневую мощь, сделала «Хетцер» вполне эффективным противотанковым средством, которое немецкая промышленность могла выпускать в больших количествах. Эти ПТ были способны незаметно подбираться к позициям врага, успешно поражать их бронированные цели с близких и средних дистанций и уходить от возмездия, теряясь из виду в ближайшем укрытии.

В разное время эти машины классифицировались по-разному и принадлежали к различным войскам. Сначала к артиллерии, позже к истребителям танков.

К слову, эту ПТ правильнее называть JagdPanzer 38t, так как название Hetzer было закреплено за разрабатываемым истребителем танков Е-10. Однако, за схожесть, JagdPanzer 38t стал называться «Хетцер».

 

«Хетцер» в «World of Tanks».

В игре «Хетцер» - противотанковая самоходная артиллерийская установка 4-го уровня. Как и множество низкоуровневой техники, ПТ страдает от недопонимания со стороны игроков в силу их неопытности. Однако, разобравшись в особенностях игры, уставшие от напряженности и ответственности высокоуровневых боев игроки часто возвращаются к низкоуровневой технике. И часто выбирают когда-то нелюбимый «Хетцер». Почему? При своей низкой заметности, «Хетцер» обладает прекрасным для своего уровня вооружением (да-да!), достаточным лобовым бронированием, а также хорошей подвижностью. Как видно, ПТ достаточно хорошо сбалансирована и при правильном применении её преимуществ способна серьезно влиять на исход любого боя, куда б её не забросил рандом. Единственным недостатком является плохой обзор. Причиной хтому низкий силуэт и минимальное количество смотровых приборов.

 

Тактика ведения боя на «Хетцере».

Как же этот неприметный гробик превращается в «адову колесницу нагиба»?

Как было сказано ранее, ПТ хорошо сбалансирована. Она одновременно незаметна, маневренна, хорошо бронирована в лобовой проекции, что значительно расширяет её тактические возможности сравнительно с другими ПТ. 2 топ-орудия также располагают к совершенно разным тактикам ведения боя.

Так, любителей снайперить порадует сравнительно точное скорострельное 75-мм орудие с быстрым сведением PaK40 L/48. Средний калибр и отсутствие дульного тормоза сделают ПТ почти незаметной даже при выстреле. А любителей немецкой техники, желающих одновременно «бодрого танкового рубилова», ждет 105-мм фугасница Stuh52 L/28: косоватая, менее скорострельная, но способная ваншотить всё вплоть до ПТ5. Большой калибр и дульный тормоз будут демаскировать ПТ, но в ближнем бою это не важно.

Исследование ходовой обязательно, если Вы решили взять 105-мм орудие. Двигатели и рацию можно не прокачивать, если Вы не решили оставлять «Хетцер» в ангаре.

 

Дополнительные умения и модули.

Исходя из выбранной тактики применения, необходимое доп. оборудование будет также разнится:

- 75мм PaK40 L/48. Вам будет полезно установить досылатель (увеличит урон в минуту), усиленные приводы наводки (чтоб орудие успевало свестись в аккурат к концу перезарядки) и стереотрубу (плохой обзор «Хетцера»).

- 10.5мм L/28. Целесообразно установить досылатель (увеличение урона в минуту), вентилятор (улучшение всех качеств в ближнем бою наиболее важно), просветленноая оптика (недостаток обзора «Хетцера»).

Умения:

- 75мм PaK40 L/48. Маскировка и боевое братство. Также из важных: улучшаем обзор (радиоперехват и орлиный глаз у командира), ввиду скорострельности – злопамятного.

При игре с фугасницей при вышеуказанных умениях полезно иметь снайпера,что увеличит вероятность нанесения критического повреждения – а это сильная сторона фугасного орудия.

 

Уязвимые места.

Против орудий с бронепробиваемостью менее 110мм «Хетцеру» можно понаглеть (особенно при постановке ромбом). Единственным уязвимым местом в лобовой проекции есть стык бронелистов и смотровая щель мехвода. Маска достаточно защищена. НЛД ведет себя вполне прилично. Бортовая и кормовая броня же не способна защитить ПТ ни от чего на любых дистанциях, несмотря на рациональные углы наклона.

 

Вывод:

в итоге мы имеем хорошо сбалансированную ПТ почти без явных недостатков, которая будет способна проявить себя в любой ситуации и серьезно повлиять на исход боя. Единственным неудобством в бою может оказаться лишь малый угол горизонтального наведения орудия.

 

19 марта 2013, 14:53 KampfGeist 10 412

mirtankov.su

САУ «Хетцер» - истребитель танков

К концу 1943 года командованию вермахта стало ясно, что легкие противотанковые САУ семейства «Мардер» уже не в полной мере отвечают поставленным перед ними задачам.

Это объяснялось появлением у противников Германии новых танков, лучше бронированных и вооруженных. В свою очередь «Мардеры», также имевшие достаточно мощное вооружение, были защищены броней лишь номинально. Требовалась новая, хорошо бронированная компактная самоходная установка — истребитель танков.

ПОЯВЛЕНИЕ НА СВЕТ

17 декабря 1943 года военных ознакомили с проектной документацией новой боевой машины. В основу ее конструкции были положены агрегаты чешского серийного танка Pz.38(t) и опытного образца разведывательного танка TNHnA. В качестве вооружения предполагалось использовать безоткатное орудие, однако из-за его неготовности на машину установили противотанковую 75-мм пушку Рак 39. К 24 января 1944 года был изготовлен полноразмерный деревянный макет САУ и вскоре Управление вооружений заказало два прототипа, присвоив самоходке традиционно длинное название «Штурмовое орудие нового типа с 75-мм пушкой Рак 39 на шасси Pz.38(t)». Что касается танковых войск, то там самоходку поименовали куда более коротко: Leichte Panzerjager 38(t) — «легкий истребитель танков на шасси Pz.38(t)». Эта чехарда названий завершилась в ноябре 1944 года присвоением новой самоходке наименования Jagdpanzer 38 (танк-истребитель) и кода Sd.Kfz.138/2. Наконец, 4 декабря 1944 года приказом Гитлера машине было присвоено название «Хетцер» (Hetzer). Чаще всего в литературе это название переводится как «охотник», что в целом не противоречит истине, но если быть более точным, то «хетцер» — это егерь, псарь, поскольку «хетце» — это травля, то есть псовая охота.

КОНСТРУКЦИЯ

В отличие от всех предшествующих боевых машин чехословацкой конструкции, место механика-водителя САУ «Хетцер» находилось слева от продольной оси машины. За ним размещались наводчик и заряжающий, а место командира машины находилось у правого борта боевого отделения. Для посадки экипажа в крыше корпуса, которая выполнялась съемной и крепилась к бортам и лобовому листу с помощью болтов, имелись два люка, закрывавшихся двухстворчатой и одностворчатой крышками. Первый предназначался для посадки механика-водителя, наводчика и заряжающего, второй — командира.

Как уже упоминалось выше, в качестве основного вооружения на «Хетцере» применялась 75-мм противотанковая пушка Рак 39/2 с длиной ствола 48 калибров. Она устанавливалась в узкой амбразуре лобового листа корпуса несколько правее продольной оси машины. Малые размеры боевого отделения при достаточно массивном казеннике пушки, а также несимметричная установка ее в боевом отделении привели к тому, что углы наведения орудия вправо и влево не совпадали (5° влево и до 10° вправо). Вертикальная наводка была возможна в пределах от -6° до+12°.

По конструкции и баллистике Рак 39/2 была идентична пушкам KwK 40 и StuK40. Бронебойный снаряд, покидавший ствол орудия с начальной скоростью 790 м/с, на дистанции 1000 м пробивал 88-мм броню, расположенную под углом 30°. Подкалиберный снаряд при начальной скорости 990 м/с на такой же дистанции пробивал броню толщиной 97 мм.

В БОЮ

Боевое крещение «Хетцеры» получили в составе 731-го и 743-го противотанковых батальонов резерва главного командования (Heeres Panzerjager-Abteilung) в июле 1944 года. Каждый батальон насчитывал 45 машин: три роты по 14 машин и три самоходки в штабе батальона. В августе 1944 года роты «Хетцеров» начали поступать на вооружение пехотных, егерских и ополченческих дивизий вермахта и войск СС. В каждой роте насчитывалось 14 машин. Кроме того, до конца войны были сформированы еще несколько противотанковых батальонов резерва главного командования. «Хетцеры» активно использовались на всех фронтах вплоть до последних дней войны. На 10 апреля 1945 года в боевых частях вермахта и войск СС насчитывалось 915 САУ «Хетцер», из которых 726 находились на Восточном и 101 — на Западном фронтах.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ САУ «ХЕТЦЕР»

  • Боевая масса, т: 15,75
  • Экипаж, чел.: 4
  • Габаритные размеры, мм:
    — длина: 6250
    — ширина: 2630
    — высота: 2170
    — клиренс: 420
  • Толщина брони, мм:
    — лоб корпуса: 60
    — борт, корма, крыша и днище: 20
  • Макс, скорость движения, км/ч: по шоссе: 40
  • Запас хода, км: по шоссе: 185
  • Преодолеваемые препятствия:
    — угол подъема, град.: 25
    — ширина рва, м: 1,5
    — высота стенки, м: 0,65
    — глубина брода, м: 1,1
Оставить эмоцию

Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь