Подвиг лейтенанта Рака | Warspot.ru

Советские танки подошли к Борисову вечером. Их уже ждали – мост через Березину был заминирован, подходы к нему – пристреляны противотанковой артиллерией и танками. На войне редко бывают чудеса, но тот факт, что танк лейтенанта Павла Рака успел проскочить по мосту в город, иначе как чудом назвать сложно. Взрыв переправы отрезал «тридцатьчетвёрку» от своих, но поворачивать назад танкисты в любом случае не собирались. Они шли сюда слишком долго…

Последнее лето Великой Отечественной

28 мая 1944 года 2-й танковый батальон 3-й гвардейской танковой бригады получил пополнение матчасти – пятёрку новеньких «тридцатьчетвёрок» с 85-мм пушками. Ещё пять Т-34–85 прибыли 1 июня, а последние два – 18-го.

В отчёте бригады за этот день записана лаконичная фраза: «Личный состав занимается приведением в порядок материальной части и помывкой в бане». Обычай перед боем мыться и надевать чистое бельё в русской армии был давно. А что скоро идти в бой — сомнений ни у кого не было. Начиналось лето 44-го – последнее лето той войны. До сих пор летом наступали немцы – или пытались наступать, как год назад, под Курском. В этом году всё должно было быть иначе.

Марш немецких военнопленных по Москве после «Багратиона»

А наступать предстояло в Белоруссии. Много лесов и болот, мало хороших дорог – здесь хорошо партизанить и трудно воевать. Три года назад начальник штаба 3-го мехкорпуса Павел Ротмистров выходил здесь из окружения. Потом, в сентябре, полковник Ротмистров станет первым командиром тогда ещё не гвардейской, а просто танковой бригады. Сейчас он снова командовал ею – как одной из частей своей 5-й гвардейской танковой армии.

23 июня началась операция «Багратион». «При двухстах орудиях на километр фронта о противнике не спрашивают и не докладывают, а только доносят, до какого рубежа дошли наши наступающие части», — метко передавал атмосферу тех дней писатель Константин Симонов. Уже 25 июня в Ставку доложили, что войска двух фронтов замкнули первое кольцо окружения, западнее Витебска. В этот же день в бой пошла 5-я гвардейская танковая армия. Летом 44-го советское командование действовало «по правилам»: танкисты Ротмистрова и кавалеристы Осликовского были введены уже после прорыва немецкой обороны. Задачей 3-й гвардейской танковой бригады стал перехват магистрали Москва–Минск. Вот как это описывалось в документах:

«Противник, разбитый нашими частями, пытался большими группами прорваться в западном направлении.

В 21:15 25.06.44 г. пехотная дивизия противника, кавалерия, артиллерия, обозы при поддержке 7–10 тяжелых танков были замечены нашей разведкой в лесу 1 км. северо-западнее Мартюхово.

В течение всего вечера 26.06.44 г и ночи 27.06.44 г. головной отряд четыре раза отбивал контратаки противника, пытавшегося прорваться группами до 1500 человек на запад.
Каждый раз противник истекая кровью откатывался назад, неся колоссальные потери в живой силе и технике, и только отдельным мелким группам удавалось прорваться через боевые порядки батальона, который ввиду отсутствия пехоты не в состоянии был уничтожать или задерживать мелкие группы противника.

Развернувшись в обе стороны шоссе, второй, третий танковые батальоны и мотострелковый батальон в течение двух часов вели бой, в основном, с живой силой противника.
Пехота противника большими группами из Мал.Гальцево стремилась прорваться на запад, несмотря на ураганный огонь наших танков и автоматчиков, противник, большинство пьяные прорывался прямо через боевые порядки танков, оставляя сотни трупов на своем пути. В 22:45 остатки противника, рассеянного огнем наших танков и автоматчиков, мелким группами ушли лесами на запад.

В результате этих боев противник понес следующий урон в живой силе и технике:
Уничтожено более 2000 солдат и офицеров.
Взято в плен более 720 солдат и офицеров.
Сожжено танков типа «Пантера» — 4
Подбито танков типа «Пантера» — 1
Уничтожено автомашин с грузами – 25
Уничтожено лошадей до 250
Уничтожено орудий различного калибра – 5
Бригада в этих боях понесла следующие потери:
Сгорело танков Т-34 – 4
Подбито танков Т-34 – 3
Убито – 12 человек
Ранено – 17 человек, среди них командир 2 ТБ гв.майор Сюсюкин."

Строки донесения не слишком хорошо передают картины того, что происходило тем летом. Трагический для СССР 41-й словно отразился в зеркале. Снова лето, снова июнь, только теперь уже немецкие колонны в несколько рядов заполняли белорусские дороги, сжимаясь в гигантские пробки у мостов и переправ. В небе от рассвета до заката висели не «юнкерсы» и «мессеры», а «илы», оставляя за собой огонь и груды перекорёженного металла. Они так и остались там – бесконечные колонны разбитой, сгоревшей, застрявшей и просто брошенной без горючего немецкой техники. Вдоль обочин – и на фотографиях офицеров советских воздушных армий, фиксировавших результаты своей работы, агонию группы армий «Центр».

Колонна немецкой техники, уничтоженной под Бобруйском

Иногда в воздухе появлялись и немецкие самолёты – против наступавших советских танков немцы бросили даже тяжёлые Хе-177. Итог был примерно тот же, что и у ТБ-3 летом 41-го, гибель которых описал К. Симонов.

Немцы пытались уходить лесами, прикрывшись зеленью от мстительного неба. На запад и как можно скорее, пока по дорогам вперёд прорвались только танки, пока кольцо не стало сплошным и непробиваемым. Любой ценой – лишь бы прорваться сквозь советские заслоны. Пока ещё не поздно, пока фронт не ушёл слишком далеко.

Белорусские дети на подбитых «тиграх»

Те же, кому посчастливилось не попасть под первый удар, пока ещё пытались по старой привычке цепляться, удерживая очередные «шверпункты» и стараясь выиграть хоть немного времени для латания дыр рушащегося фронта.

Немецкий заслон под Борисовом

«В 6:20 27.06.44 бригаде командиром Передового Отряда гвардии генерал-майором танковых войск Громагиным была поставлена задача: сменить части 19 гвТбр, которые к этому времени вели бои за переправу на реке Бобр и за местечко Бобр и в составе Передового Отряда овладеть местечком Бобр.»

Речушка Бобр была одним из тех рубежей, на которых немцы, зацепившись, пытались остановить вал советского наступления. При попытке форсировать реку с ходу сгорело три «тридцатьчетвёрки». Два следующих дня бригада пыталась прорваться через реку, одновременно разведывая пути обхода. Прямой прорыв не удавался – противник собрал здесь «до 12 танков типа «тигр» и «пантера» и до двух полков пехоты». Раньше бы здесь задержались надолго. Но год был уже не 41-й – едва советские танки начали обходной манёвр, немцы тут же принялись отходить на Борисов.

Фрагмент немецкой карты, июнь 1944 года

В советских донесениях довольно часто любой немецкий танк именовали «тигром», хотя при более детальном выяснении оказывалось: подбит был в лучшем случае «тигр тип 4» – то есть, PzKpfw IV поздних серий. Но под Борисовым с танкистами Ротмистрова дрались вполне реальные «тигры и «пантеры» – спешно переброшенные в Белоруссию 5-я танковая дивизия (на 26 июня в ней числилось 73 «пантеры», 74 PzKpfw IV и несколько десятков самоходных орудий) и 505-й тяжелотанковый батальон (на 26 июня имел 51 «тигр»).

В документах немецкой танковой дивизии обстановка описывалась весьма красноречиво:

«Повсеместно творится беспорядок. По ведущим на запад дорогам отходят тыловые подразделения армии и корпусов, обозы дивизий, отбившиеся от своих частей солдаты. Между ними советские танки севернее Борисова прорвались почти к самой Березине».

Следующий вражеский заслон танкисты встретили у деревни Лошница. Кроме танков и артиллерии в самой деревне, немцы позаботились о путях к отступлению – за Лошницей на магистрали Москва–Минск по обеим сторонам шоссе стали в засаду четыре «тигра».
В авангарде бригады в тот момент шёл 2-й танковый батальон капитана Селина. В 16:00, выйдя на шоссе позади деревни, его «тридцатьчетвёрки» проскочили мимо опешивших от неожиданности немецких танкистов и помчались к Борисову. Опомнившись, экипажи стоявших в засаде «тигров» вступили в бой с остальными танками бригады. В немецкий тыл прорвалось всего три Т-34.

Последний бой лейтенанта Рака

Первой из прорвавшихся сгорела «тридцатьчетвёрка» младшего лейтенанта Мельника – его расстреляли на северной окраине Борисова. Город был хорошо подготовлен к обороне, переправы заминированы, 88-мм пушки «тигров» караулили подходы к реке. Но 29 июня выдалось богатым на чудеса – танк лейтенанта Павла Рака успел пролететь по мосту до подрыва и скрыться в городе. Пытаться преследовать его ночью, в темноте, немцы не решились – к Березине в любой момент могли подойти новые советские танки.

О том, что происходило в городе, однополчане лейтенанта узнали уже потом, после взятия Борисова. Для начала «тридцатьчетвёрка» Рака расстреляла и раздавила вражескую автоколонну. Следующий «визит» советский танк нанёс в комендатуру Борисова. Для тех немцев, кто сумел удрать, вид выезжающего из темноты советского танка наверняка ещё долго после войны оставался самым жутким ночным кошмаром.

Рак со своим экипажем сделали много и могли со спокойной душой выходить из боя, дожидаясь подкрепления – к Борисову подходили другие части Красной армии. Город будет взят — не сегодня, так завтра. Но лейтенант Рак решил продолжать бой.

Лейтенант Павел Рак

На рассвете «тридцатьчетвёрка» вышла к госпиталю, где содержались раненые советские военнопленные. Пулемётные очереди скосили тех охранников, кто оказался недостаточно быстр, – и спасли от верной смерти несколько сотен пленных.

Затем лейтенант Рак прорвался к железнодорожной станции. Наличие железной дороги являлось одной из причин важности Борисова в глазах немецкого командования. Однако после того, как в этой «посудной лавке» среди эшелонов вволю порезвилась советская «тридцатьчетвёрка», ценность города как железнодорожного узла заметно снизилась.

У Рака заканчивались патроны и снаряды, на исходе было горючее. Экипаж знал, что они не одни – с утра за их спинами гремел бой. Борисов был уже полуокружён подходившими танковыми бригадами Красной армии, но за нашей атакой следовала немецкая контратака. Последним решением лейтенанта Павла Рака было: «Помочь нашим». Т-34 рванул к переправе, навстречу «тиграм»:

«Танк под командованием гвардии лейтенанта Рака, прорвавшись в город Новый Борисов, вышел на западную окраину города и вел неравный бой до 16:00 30.06.44 г. В 16:00 этот танк вышел к переправе, пытаясь удержать ее до подхода наших частей, но противник навстречу выслал три танка типа «тигр», танк был сожжен, экипаж сгорел в танке.

Этот экипаж в бою за Борисов уничтожил штаб немецкой части, огнем и гусеницами – до 100 солдат и офицеров, посеяв панику в рядах противника.»

В те минуты, когда экипаж «тридцатьчетвёрки» вёл свой последний бой, мотострелковый батальон его бригады в рукопашном бою овладел второй линией траншей на окраине города. К ночи бой шёл уже в городе, а подошедшие понтонные части наводили переправу через Березину.

Наградной лист Павла Рака

Дорога на Минск

Утром 3-я танковая бригада сосредоточилась на южной окраине Борисова. Все 7 оставшихся танков.

«В результате боев на подступах к Нов.Борисову и за Борисов в течение с 29.06.44 г по 1.07.44 г. бригада нанесла противнику следующий урон:
В живой силе:
Уничтожено солдат и офицеров до 1800 чел.
Взято в плен 220 чел.

В технике:
Уничтожено: танков типа «Т-4» – 3

Танков типа «Тигр» – 2
Танков типа «Пантера» – 3
Самоходных орудий – 2»

Выбитые из города немцы отступали на запад. 505-й тяжелотанковый батальон списал в безвозвратные потери 6 «тигров» 28 июня и ещё 3 «тигра» – 29 июня. Но советское наступление продолжалось, вынуждая немцев бросать подбитые или оставшиеся без горючего машины. 7 июля в 505-м батальоне осталось только 4 боеготовых «тигра», у 5-й танковой дивизии – 12 «пантер», 6 «четвёрок» и 12 самоходок. Последний серьёзный бой они дали на подступах к Минску 1–2 июля, «сточившись», но так и не сумев остановить вал советского наступления. 3 июля 1944-го танки армии Ротмистрова вошли в Минск.


Источники:

С сайта «Память народа»:

  1. Журнал боевых действий 1-го танкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады
  2. Журнал боевых действий 2-го танкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады
  3. Журнал боевых действий 3-й гвардейской танковой бригады
  4. Журнал боевых действий мотострелкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады
  5. Журнал боевых действий 5-й гвардейской танковой армии
  6. Оперативные сводки 5-й гвардейской танковой армии
  7. Краткий доклад о боевых действиях 3-го гвардейского танкового корпуса.

Фрагменты из:

  1. Журнала боевых действий 505-го тяжелотанкового батальона.
  2. Рапортов 5-й танковой дивизии в штаб 4-й армии.

warspot.ru

Огненный танк Павла Рака | SmolBattle

Советские танки подошли к Борисову вечером. Их уже ждали – мост через Березину был заминирован, подходы к нему – пристреляны противотанковой артиллерией и танками. На войне редко бывают чудеса, но тот факт, что танк лейтенанта Павла Рака успел проскочить по мосту в город, иначе как чудом назвать сложно. Взрыв переправы отрезал «тридцатьчетвёрку» от своих, но поворачивать назад танкисты в любом случае не собирались. Они шли сюда слишком долго…

Последнее лето Великой Отечественной

28 мая 1944 года 2-й танковый батальон 3-й гвардейской танковой бригады получил пополнение матчасти – пятёрку новеньких «тридцатьчетвёрок» с 85-мм пушками. Ещё пять Т-34–85 прибыли 1 июня, а последние два – 18-го.

В отчёте бригады за этот день записана лаконичная фраза: «Личный состав занимается приведением в порядок материальной части и помывкой в бане». Обычай перед боем мыться и надевать чистое бельё в русской армии был давно. А что скоро идти в бой — сомнений ни у кого не было. Начиналось лето 44-го – последнее лето той войны. До сих пор летом наступали немцы – или пытались наступать, как год назад, под Курском. В этом году всё должно было быть иначе.


Марш немецких военнопленных по Москве после «Багратиона»

А наступать предстояло в Белоруссии. Много лесов и болот, мало хороших дорог – здесь хорошо партизанить и трудно воевать. Три года назад начальник штаба 3-го мехкорпуса Павел Ротмистров выходил здесь из окружения. Потом, в сентябре, полковник Ротмистров станет первым командиром тогда ещё не гвардейской, а просто танковой бригады. Сейчас он снова командовал ею – как одной из частей своей 5-й гвардейской танковой армии.

23 июня началась операция «Багратион». «При двухстах орудиях на километр фронта о противнике не спрашивают и не докладывают, а только доносят, до какого рубежа дошли наши наступающие части», — метко передавал атмосферу тех дней писатель Константин Симонов. Уже 25 июня в Ставку доложили, что войска двух фронтов замкнули первое кольцо окружения, западнее Витебска. В этот же день в бой пошла 5-я гвардейская танковая армия. Летом 44-го советское командование действовало «по правилам»: танкисты Ротмистрова и кавалеристы Осликовского были введены уже после прорыва немецкой обороны. Задачей 3-й гвардейской танковой бригады стал перехват магистрали Москва–Минск. Вот как это описывалось в документах:

«Противник, разбитый нашими частями, пытался большими группами прорваться в западном направлении.

В 21:15 25.06.44 г. пехотная дивизия противника, кавалерия, артиллерия, обозы при поддержке 7–10 тяжелых танков были замечены нашей разведкой в лесу 1 км. северо-западнее Мартюхово.

В течение всего вечера 26.06.44 г и ночи 27.06.44 г. головной отряд четыре раза отбивал контратаки противника, пытавшегося прорваться группами до 1500 человек на запад.
Каждый раз противник истекая кровью откатывался назад, неся колоссальные потери в живой силе и технике, и только отдельным мелким группам удавалось прорваться через боевые порядки батальона, который ввиду отсутствия пехоты не в состоянии был уничтожать или задерживать мелкие группы противника.

Развернувшись в обе стороны шоссе, второй, третий танковые батальоны и мотострелковый батальон в течение двух часов вели бой, в основном, с живой силой противника.
Пехота противника большими группами из Мал.Гальцево стремилась прорваться на запад, несмотря на ураганный огонь наших танков и автоматчиков, противник, большинство пьяные прорывался прямо через боевые порядки танков, оставляя сотни трупов на своем пути. В 22:45 остатки противника, рассеянного огнем наших танков и автоматчиков, мелким группами ушли лесами на запад.
В результате этих боев противник понес следующий урон в живой силе и технике:

Уничтожено более 2000 солдат и офицеров.
Взято в плен более 720 солдат и офицеров.
Сожжено танков типа «Пантера» — 4
Подбито танков типа «Пантера» — 1
Уничтожено автомашин с грузами – 25
Уничтожено лошадей до 250
Уничтожено орудий различного калибра – 5
Бригада в этих боях понесла следующие потери:
Сгорело танков Т-34 – 4
Подбито танков Т-34 – 3
Убито – 12 человек
Ранено – 17 человек, среди них командир 2 ТБ

гв.майор Сюсюкин."
Строки донесения не слишком хорошо передают картины того, что происходило тем летом. Трагический для СССР 41-й словно отразился в зеркале. Снова лето, снова июнь, только теперь уже немецкие колонны в несколько рядов заполняли белорусские дороги, сжимаясь в гигантские пробки у мостов и переправ. В небе от рассвета до заката висели не «юнкерсы» и «мессеры», а «илы», оставляя за собой огонь и груды перекорёженного металла. Они так и остались там – бесконечные колонны разбитой, сгоревшей, застрявшей и просто брошенной без горючего немецкой техники. Вдоль обочин – и на фотографиях офицеров советских воздушных армий, фиксировавших результаты своей работы, агонию группы армий «Центр».


Колонна немецкой техники, уничтоженной под Бобруйском

Иногда в воздухе появлялись и немецкие самолёты – против наступавших советских танков немцы бросили даже тяжёлые Хе-177. Итог был примерно тот же, что и у ТБ-3 летом 41-го, гибель которых описал К. Симонов.

Немцы пытались уходить лесами, прикрывшись зеленью от мстительного неба. На запад и как можно скорее, пока по дорогам вперёд прорвались только танки, пока кольцо не стало сплошным и непробиваемым. Любой ценой – лишь бы прорваться сквозь советские заслоны. Пока ещё не поздно, пока фронт не ушёл слишком далеко.


Белорусские дети на подбитых «тиграх»

Те же, кому посчастливилось не попасть под первый удар, пока ещё пытались по старой привычке цепляться, удерживая очередные «шверпункты» и стараясь выиграть хоть немного времени для латания дыр рушащегося фронта.

Немецкий заслон под Борисовом

«В 6:20 27.06.44 бригаде командиром Передового Отряда гвардии генерал-майором танковых войск Громагиным была поставлена задача: сменить части 19 гвТбр, которые к этому времени вели бои за переправу на реке Бобр и за местечко Бобр и в составе Передового Отряда овладеть местечком Бобр.»

Речушка Бобр была одним из тех рубежей, на которых немцы, зацепившись, пытались остановить вал советского наступления. При попытке форсировать реку с ходу сгорело три «тридцатьчетвёрки». Два следующих дня бригада пыталась прорваться через реку, одновременно разведывая пути обхода. Прямой прорыв не удавался – противник собрал здесь «до 12 танков типа «тигр» и «пантера» и до двух полков пехоты». Раньше бы здесь задержались надолго. Но год был уже не 41-й – едва советские танки начали обходной манёвр, немцы тут же принялись отходить на Борисов.


Фрагмент немецкой карты, июнь 1944 года

В советских донесениях довольно часто любой немецкий танк именовали «тигром», хотя при более детальном выяснении оказывалось: подбит был в лучшем случае «тигр тип 4» – то есть, PzKpfw IV поздних серий. Но под Борисовым с танкистами Ротмистрова дрались вполне реальные «тигры и «пантеры» – спешно переброшенные в Белоруссию 5-я танковая дивизия (на 26 июня в ней числилось 73 «пантеры», 74 PzKpfw IV и несколько десятков самоходных орудий) и 505-й тяжелотанковый батальон (на 26 июня имел 51 «тигр»).

В документах немецкой танковой дивизии обстановка описывалась весьма красноречиво:

«Повсеместно творится беспорядок. По ведущим на запад дорогам отходят тыловые подразделения армии и корпусов, обозы дивизий, отбившиеся от своих частей солдаты.
Между ними советские танки севернее Борисова прорвались почти к самой Березине».

Следующий вражеский заслон танкисты встретили у деревни Лошница. Кроме танков и артиллерии в самой деревне, немцы позаботились о путях к отступлению – за Лошницей на магистрали Москва–Минск по обеим сторонам шоссе стали в засаду четыре «тигра».
В авангарде бригады в тот момент шёл 2-й танковый батальон капитана Селина. В 16:00, выйдя на шоссе позади деревни, его «тридцатьчетвёрки» проскочили мимо опешивших от неожиданности немецких танкистов и помчались к Борисову. Опомнившись, экипажи стоявших в засаде «тигров» вступили в бой с остальными танками бригады. В немецкий тыл прорвалось всего три Т-34.

Последний бой лейтенанта Рака

Первой из прорвавшихся сгорела «тридцатьчетвёрка» младшего лейтенанта Мельника – его расстреляли на северной окраине Борисова. Город был хорошо подготовлен к обороне, переправы заминированы, 88-мм пушки «тигров» караулили подходы к реке. Но 29 июня выдалось богатым на чудеса – танк лейтенанта Павла Рака успел пролететь по мосту до подрыва и скрыться в городе. Пытаться преследовать его ночью, в темноте, немцы не решились – к Березине в любой момент могли подойти новые советские танки.

О том, что происходило в городе, однополчане лейтенанта узнали уже потом, после взятия Борисова. Для начала «тридцатьчетвёрка» Рака расстреляла и раздавила вражескую автоколонну. Следующий «визит» советский танк нанёс в комендатуру Борисова. Для тех немцев, кто сумел удрать, вид выезжающего из темноты советского танка наверняка ещё долго после войны оставался самым жутким ночным кошмаром.

Рак со своим экипажем сделали много и могли со спокойной душой выходить из боя, дожидаясь подкрепления – к Борисову подходили другие части Красной армии. Город будет взят — не сегодня, так завтра. Но лейтенант Рак решил продолжать бой.


Лейтенант Павел Рак

На рассвете «тридцатьчетвёрка» вышла к госпиталю, где содержались раненые советские военнопленные. Пулемётные очереди скосили тех охранников, кто оказался недостаточно быстр, – и спасли от верной смерти несколько сотен пленных.

Затем лейтенант Рак прорвался к железнодорожной станции. Наличие железной дороги являлось одной из причин важности Борисова в глазах немецкого командования. Однако после того, как в этой «посудной лавке» среди эшелонов вволю порезвилась советская «тридцатьчетвёрка», ценность города как железнодорожного узла заметно снизилась.

У Рака заканчивались патроны и снаряды, на исходе было горючее. Экипаж знал, что они не одни – с утра за их спинами гремел бой. Борисов был уже полуокружён подходившими танковыми бригадами Красной армии, но за нашей атакой следовала немецкая контратака. Последним решением лейтенанта Павла Рака было: «Помочь нашим». Т-34 рванул к переправе, навстречу «тиграм»:

«Танк под командованием гвардии лейтенанта Рака, прорвавшись в город Новый Борисов, вышел на западную окраину города и вел неравный бой до 16:00 30.06.44 г. В 16:00 этот танк вышел к переправе, пытаясь удержать ее до подхода наших частей, но противник навстречу выслал три танка типа «тигр», танк был сожжен, экипаж сгорел в танке.
Этот экипаж в бою за Борисов уничтожил штаб немецкой части, огнем и гусеницами – до 100 солдат и офицеров, посеяв панику в рядах противника.»

В те минуты, когда экипаж «тридцатьчетвёрки» вёл свой последний бой, мотострелковый батальон его бригады в рукопашном бою овладел второй линией траншей на окраине города. К ночи бой шёл уже в городе, а подошедшие понтонные части наводили переправу через Березину.


Наградной лист Павла Рака

Дорога на Минск

Утром 3-я танковая бригада сосредоточилась на южной окраине Борисова. Все 7 оставшихся танков.

«В результате боев на подступах к Нов.Борисову и за Борисов в течение с 29.06.44 г по 1.07.44 г. бригада нанесла противнику следующий урон:
В живой силе:
Уничтожено солдат и офицеров до 1800 чел.
Взято в плен 220 чел.

В технике:
Уничтожено: танков типа «Т-4» – 3
Танков типа «Тигр» – 2
Танков типа «Пантера» – 3
Самоходных орудий – 2»
Выбитые из города немцы отступали на запад. 505-й тяжелотанковый батальон списал в безвозвратные потери 6 «тигров» 28 июня и ещё 3 «тигра» – 29 июня. Но советское наступление продолжалось, вынуждая немцев бросать подбитые или оставшиеся без горючего машины. 7 июля в 505-м батальоне осталось только 4 боеготовых «тигра», у 5-й танковой дивизии – 12 «пантер», 6 «четвёрок» и 12 самоходок. Последний серьёзный бой они дали на подступах к Минску 1–2 июля, «сточившись», но так и не сумев остановить вал советского наступления. 3 июля 1944-го танки армии Ротмистрова вошли в Минск.

Герои были похоронены в освобожденном Борисове. 24 марта 1945 г. все члены отважного экипажа были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.

В Борисове, на правом берегу Березины, Павлу Раку, Александру Петряеву и Алексею Данилову воздвигнут памятник (правда, на постаменте высится не «тридцатьчетверка», а ИС 2). Именами танкистов в городе названы улицы.
Именем Павла Рака названы школа и одна из красивейших улиц города. На его родине в селе Карпиловка установлена мемориальная доска.
Об этом подвиге написано немало. В газетах, журналах, сборниках, в мемуарах военачальников, участвовавших в боях за освобождение Белоруссии. В Политиздате вышла повесть Героя Советского Союза Н.Никольского "Ценою жизни", посвящённая легендарному экипажу.
Приказом Министра Обороны СССР Павел Николаевич Рак навечно зачислен в списки 5-й роты Н-ского гвардейского танкового полка.


Памятник экипажу танка П. Рака в г. Борисов

 

smolbattle.ru

Подвиг гвардейского экипажа танка Т-34 лейтенанта Павла Рака.


30 июня 1944 года, при освобождении города Борисова, вступив в бой с многократно превосходившими силами противника героически погиб экипаж танка Т-34 гвардии лейтенанта Павла Рака.

В конце июня 1944 года советские войска вплотную подошли к Борисову. Здесь немецкой артиллерии удалось на время приостановить стремительное наступление гвардейской танковой армии под командованием Героя Советского Союза маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова. Одной из ее бригад была поставлена задача сломить сопротивление противника, прорваться в город, захватить и удерживать до подхода основных сил Красной Армии мосты через реки Сха и Березина.

Запомните эти лица и их имена:


Их осталось только трое…

Решением командира танковой бригады полковника Константина Гриценко выполнить боевую задачу предстояло батальону под командованием капитана Селина (сведения об имени, отчестве командира батальона отсутствуют. — Прим. «БН») Комбат сам возглавил походную заставу из четырех танков и группы мотоциклистов. Боевая машина гвардии лейтенанта Павла Рака замыкала группу.

Танкисты решили сделать ставку на неожиданность. И это им удалось. В вечерних сумерках немцы не сразу заметили подходящие к мосту через реку Сха четыре советских танка и не успели подорвать переправу. Первая часть боевой задачи была выполнена успешно и без потерь.

Однако звуки развернувшегося у Схи боя насторожили гитлеровцев. И когда советская бронетехника подошла к мосту через Березину, к этому они уже были готовы.

Прорываться в город пришлось сквозь шквалистый огонь немецкой артиллерии. Вот остановилась, охваченная пламенем, одна тридцатьчетверка, за ней — вторая. Боевой машине командира батальона удалось проскочить мост. Однако и она была подбита «тигром», обнаружить который не сразу удалось. И только последнему танковому экипажу под командованием парторга роты гвардии лейтенанта Павла Рака посчастливилось вырваться из огненной мясорубки целым и невредимым. Но немцы все же успели подорвать несколько пролетов моста.

Советская тридцатьчетверка оказалась один на один с превосходящими силами противника.

Отступать было некуда. Смяв гусеницами несколько орудий зенитной батареи, танкисты устремились в город. Огнем орудия и пулемета на одной из улиц они уничтожили немецкую автоколонну. Следующей целью стали комендатура и штаб гарнизона.

Гитлеровцы никак не ожидали увидеть у себя под боком тридцатьчетверку. От прямого попадания и разрыва танкового снаряда здание комендатуры и штаба гарнизона мгновенно охватили языки пламени. Спасаясь от огня, немецкие офицеры выпрыгивали из окон. И здесь их встречали меткие пулеметные очереди механика-водителя гвардии старшего сержанта Александра Петряева. Живыми удалось уйти единицам.

В течение следующего часа советскими танкистами были уничтожены склады с боеприпасами, хранилище горюче-смазочных материалов. В городе воцарились настоящий хаос и паника. На борьбу с советским танком гитлеровцы вынуждены были бросить десятки единиц бронетехники. Но обнаружить «блуждающий» советский танк оказалось не так просто. Словно призрак, он появляется то в одном, то в другом месте.

Ориентироваться в городе танкистам помогали местные жители. Они же подсказали, что гитлеровцы собираются заживо сжечь в военно-полевом госпитале находившихся там раненых красноармейцев. В самый последний момент экипажу танка гвардии лейтенанта Павла Рака удалось спасти от мученической смерти около двухсот советских военнопленных, среди которых оказалось и 6 военнослужащих 3-й гвардейской танковой бригады.

А вот спасти узников концлагеря, располагавшегося на окраине Борисова, экипажу не удалось. Немцы успели всех их расстрелять до подхода советского танка.

Смерть наших людей с новой силой всколыхнула в танкистах ненависть к оккупантам. Они снова бросились в бой. На железнодорожной станции уничтожили два эшелона с заводским оборудованием, которые гитлеровцы спешили вывезти в Германию.

Около семнадцати часов продолжалась неравная схватка советских танкистов с врагом. Заканчивался боекомплект, и командир танка гвардии лейтенант Павел Рак принял решение идти к Березине, рассчитывая присоединиться здесь к прорывающимся в город частям Красной Армии. Однако немцам удалось выследить тридцатьчетверку. Но прежде чем они ее подбили, отважные танкисты уничтожили еще две бронемашины врага.

Командир танка гвардии лейтенант Павел Рак, башенный стрелок гвардии сержант Алексей Данилов и механик-водитель гвардии старший сержант Александр Петряев не покинули горящую машину…

1 июля, после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, обгоревшие тела мужественных танкистов извлекли из танка их боевые товарищи. Командира героического экипажа гвардии лейтенанта Павла Рака удалось опознать только по браслету от часов.

«Что произошло с танком Павла Рака, никто не знал, — писал впоследствии в своих воспоминаниях о бое под Борисовом в ночь с 29 на 30 июня 1944 года его однополчанин Михаил Кузнецов. — Всю ночь из разных мест Борисова доносились орудийные выстрелы, пулеметные очереди. Мы допускали всякое: в город прорвались наши подразделения, действуют партизаны. Но никто даже предположить не мог, что поединок с целым вражеским гарнизоном ведет один-единственный танк. Он должен был быть уничтоженным сразу.

Когда мы попали в Борисов, я видел место последнего боя однополчан. И танк с башней, развороченной прямым попаданием крупнокалиберного снаряда, выпущенного, очевидно, с близкого расстояния…»

Сын отомстил за отца

Тела танкистов предали земле недалеко от места их гибели. А после окончания войны перезахоронили на городском кладбище по улице 8 Марта. Братская могила героев постоянно в живых цветах.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в борьбе с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и героизм гвардии лейтенанту Павлу Николаевичу Раку, гвардии сержанту Алексею Ильичу Данилову и гвардии старшему сержанту Александру Акимовичу Петряеву посмертно присвоены звания Героев Советского Союза. Это единственный случай в военной истории Беларуси, когда за совершенный в годы Великой Отечественной войны подвиг высшей почести удостоен сразу весь танковый экипаж.

Именами героев названы улицы орденоносного города. А на берегу Березины, у автомагистрали Брест—Москва, недалеко от места гибели мужественных танкистов, установлен танк ИС-2, дошедший до Берлина и получивший несколько пробоин, о чем свидетельствуют заплатки на его броне.


Согласно приказу министра обороны Республики Беларусь №360 от 5 мая 2007 года, с целью сохранения и приумножения боевых традиций старших поколений защитников Отечества, воспитания личного состава на героическом прошлом экипаж танка Павла Рака навечно зачислен в списки личного состава 1-й учебной танковой роты 3-й гвардейской школы подготовки специалистов танковых и артиллерийских подразделений 72-го гвардейского объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов. В расположении роты рядом с бюстами героев стоят заправленные кровати. И каждый день на вечерней поверке их фамилии зачитываются первыми. Лучшие военнослужащие роты отвечают: «Герой Советского Союза Павел Николаевич Рак пал смертью храбрых в боях за свободу и независимость нашей Родины». Эти слова произносятся, когда звучат и фамилии Алексея Ильича Данилова и Александра Акимовича Петряева.

Воинское подразделение, могилу отца и его боевых товарищей посещали дочь Павла Рака, Любовь Павловна, его мама, Миланья Лукьяновна. Она передала в местный краеведческий музей одно из последних писем сына, написанное 7 ноября 1943 года из госпиталя, где он находился на лечении после ранения.

«Я очень рад, что получил от вас долгожданную весточку, — писал Павел матери. — И вместе с тем опечален известием о том, что немецкие изверги издевались над моим отцом и убили его своими грязными руками. Прочитав ваше письмо, сердце мое разболелось от ненависти к немецким зверям, хочется топтать их, уничтожать и мстить за отца. И я заверяю вас, мама, что они дорого заплатят за смерть моего отца. Я чувствую себя неплохо, есть только одно желание — побыстрее попасть на фронт, чтобы отомстить за отца. Вам известно, что сейчас я в тылу, но думаю, что скоро отправлюсь на защиту Родины…»

Сын сдержал данное матери слово. Он сполна отомстил за смерть отца и тысяч невинно загубленных фашистскими извергами советских людей. Павел Рак отдал за это самое дорогое, что есть у человека, — жизнь. И шагнул в бессмертие. Вместе со своими боевыми товарищами: гвардии сержантом Алексеем Даниловым и гвардии старшим сержантом Александром Петряевым.

Николай ЧАЛЕЙ.

Огненный танк Павла Рака.

lsvsx.livejournal.com

Рак, Павел Николаевич - Howling Pixel

Павел Николаевич Рак (1910—1944) — советский офицер, танкист, парторг роты 2-го танкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии 3-го Белорусского фронта, гвардии лейтенант, Герой Советского Союза.

Биография

Родился 23 августа 1910 года в селе Карпиловка[1] (ныне Лубенского района Полтавской области).

Образование неполное среднее. Работал в колхозе конюхом, позднее был трактористом[1].

В дальнейшем, возглавил тракторную бригаду. Избирался председателем сельпо[1].

23 июня 1941 года, на второй день войны, записался в Красную Армию[1].

С 1941 года. Член ВКП(б). Окончил Саратовское танковое училище, участвовал в Сталинградской битве. Был командиром взвода, парторгом танковой роты. Принимал участие в форсировании Днепра, освобождении Смоленска и Беларуси.

29 июня 1944 года перед 2-м батальоном 3-й бригады 3-го гвардейского танкового корпуса (в составе которого находился танковый взвод Павла Рака) была поставлена задача захватить мосты через реки Сху и Березину и удержать их до подхода основных сил, обеспечив возможность переправы в занятый немецкими войсками город Борисов[1].

В ночь на 30 июня 1944 года головная походная застава выступила к мосту. Шедший первым танк командира батальона капитана Силина прошёл через мост, но был подбит выстрелом крупнокалиберного артиллерийского орудия противника[1] и загорелся, экипаж погиб. Шедший вторым в колонне танк Т-34-85 Павла Рака, механика-водителя танка Александра Петряева и стрелка-радиста танка Алексея Данилова на большой скорости прошёл через мост, подавив пулемётным огнём артиллерийскую батарею, после чего заминированный мост был взорван. Танки старшего лейтенанта Кузнецова и лейтенанта Юнаева были сожжены ещё до подхода к мосту, а четвёртый танк капитана Селина проскочил по мосту на противоположный берег реки, но был подбит и загорелся, экипаж погиб. Затем немцы взорвали мост через Березину[2].

На берегу реки танк П. Рака уничтожил пушечно-пулемётным огнём немецкий бронетранспортёр с пехотой и раздавил гусеницами зенитную батарею, после чего прорвался в глубину немецкой обороны[1].

Остановив и замаскировав танк в развалинах, экипаж провёл разведку, после чего совершил рейд в центр города, в ходе которого обстрелял здание комендатуры и раздавил запаркованные у подъезда автомашины и штабной автобус[1].

На железнодорожной станции танк расстрелял паровозы, остановив подготовленный к отправке эшелон[1].

Позднее танкисты раздавили вторую артиллерийскую батарею[1].

До 15:30, на протяжении 16 часов экипаж сражался на улицах города[1]. Ими было уничтожено много живой силы и техники врага, что способствовало освобождению города 1 июля советскими войсками. Немецкие войска бросили против экипажа несколько танков и самоходные орудия. В неравном бою воины погибли.

После окончания боя экипаж танка был с почестями похоронен у Минского шоссе[1].

24 марта 1945 года экипажу танка (командир П. Н. Рак, механик-водитель А. А. Петряев и стрелок-радист А. И. Данилов) было посмертно присвоено Звание Героев Советского Союза[1].

Память

На правом берегу реки Березина в Борисове установлен монумент — легендарный танк ИС-2, памятник экипажу П. Рака[1].

Именем Павла Рака были названы школа, пионерская дружина и одна из улиц города Борисов[1]. В его родном селе Карпиловка установлена мемориальная доска.

Приказом Министра обороны СССР Павел Николаевич Рак навечно зачислен в списки 5-й роты Н-ского гвардейского танкового полка[1].

Семья

Отец Николай Степанович — председатель колхоза. С началом Великой Отечественной войны оставлен в селе для организации подполья. Погиб[3].

Мать Меланья Лукьяновна — колхозница, участница первого украинского слёта передовиков[3].

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 подполковник запаса А. Сычев. Шагнувшие в легенду. // Навечно в строю: кн. 8 / сост. В. Г. Безродный. М., Воениздат, 1985. стр.26-43
  2. Семён Васильевич Коваленко. Раскаленная броня. Советская Белоруссия (11.07.2009). Дата обращения 22 марта 2010. Архивировано 9 апреля 2012 года.
  3. 1 2 Ул. Павла Рака.  (Проверено 22 марта 2010).

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1988. — Т. 2 /Любов — Ящук/. — 863 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-203-00536-2.
  • Навечно в строю. Книга 8. М.: Воениздат, 1985.
  • И. Илларионов. Три танкиста // Труд № 94 (18042), 23 апреля 1980.
  • Н. Никольский. Бессмертный экипаж // Московский рабочий, 1964.

Ссылки

3-я гвардейская танковая бригада

3-я отдельная гвардейская танковая бригада — танковая бригада РККА времён Великой Отечественной войны.

Карпиловка (Полтавская область)

Карпиловка (укр. Карпилівка) — село,

Духовский сельский совет,

Лубенский район,

Полтавская область,

Украина.

Код КОАТУУ — 5322881803. Население по переписи 2001 года составляло 391 человек .

Лубенский район

Лубенский район (укр. Лубенський район) — административная единица на северо-западе Полтавской области Украины. Административный центр — город Лубны, который в состав района не входит.

Советские танкисты, удостоенные звания Героя Советского Союза

За время советско-финской, Великой Отечественной войн и других военных конфликтов более тысячи воинов-танкистов были удостоены звания Героя Советского Союза, а 17 из них — дважды, сотни тысяч награждены орденами и медалями.

Список Героев Советского Союза (Рабовалюк — Рогачёв)

В настоящем списке представлены в алфавитном порядке все Герои Советского Союза, чьи фамилии начинаются с буквы «Р» (всего 428 человек, из них десять удостоены звания дважды). Список содержит даты Указов Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания, информацию о роде войск, должности и воинском звании Героев на дату представления к присвоению звания Героя Советского Союза, годах их жизни.

Персиковым цветом в таблице выделены Герои, удостоенные звания дважды и более раз.

Серым цветом в таблице выделены Герои, представленные к званию посмертно.

Список Героев Советского Союза и кавалеров ордена Славы (Полтавская область)

В этом списке представлены, по районам, Герои Советского Союза и полные кавалеры ордена Славы, родившиеся на территории нынешней Полтавской области.

.

Великобагачанский районБехтер Гавриил Иванович (кавалер ордена Славы) [3]

Василенко Сергей Иосифович

Василенко Фёдор Емельянович

Ганущенко Владимир Васильевич

Кияшко Григорий Григорьевич

Кияшко Михаил Фёдорович

Срибный Сидор Иванович

Шепель Иван Иванович [4]

Гадячский район

Боряк Василий Семёнович (кавалер ордена Славы) [5]

Величай Михаил Лукич

Лимонь Николай Фёдорович [6]

Чирка Николай Спиридонович [7]

Глобинский район

Анцеборенко Павел Афанасьевич

Борисенко Василий Павлович

Бурбыга Иван Григорьевич (кавалер ордена Славы) [8]

Дорошенко Иван Игнатьевич (кавалер ордена Славы) [9]

Дьяченко Фёдор Трофимович

Коваленко Василий Наумович

Литвиненко Иван Фёдорович [10]

Панченко Михаил Тихонович [11]

Таран Пётр Тихонович [12]

Федоренко Василий Владимирович [13]

Хильчук Василий Никифорович [14]

Черноволенко Иван Игнатьевич [15]

Шпаковский Сергей Петрович [16]

Гребёнковский район

Вовк Михаил Григорьевич (кавалер ордена Славы) [17]

Кагамлык Григорий Сергеевич

Рындя Василий Ильич [18]

Диканьский район

Даценко Иван Иванович

Гапон Григорий Евдокимович

Терещенко Михаил Кондратьевич [19]

Зеньковский район

Баленко Александр Алексеевич

Правденко Павел Демьянович (кавалер ордена Славы) [20]

Пшеничко Алексей Леонтьевич

Рева Василий Лаврентьевич [21]

Рокитянский Алексей Анисимович [22]

Романченко Иван Ефимович

Саранча Михаил Ксенофонтович [23]

Телюков Василий Андреевич (кавалер ордена Славы) [24]

Фенько Степан Григорьевич [25]

Карловский район

Береговой Георгий Тимофеевич (дважды Герой Советского Союза)

Вязовский Владимир Андреевич

Громницкий Григорий Михайлович

Качалко Иван Елизарович

Кизь Василий Дмитриевич

Кучеренко Николай Пантелеймонович [26]

Максименко Иван Филиппович (кавалер ордена Славы) [27]

Мирошниченко Виктор Петрович

Родинка Сергей Лаврентьевич [28]

Кобелякский район

Дейнега Алексей Тихонович

Клименко Тихон Леонтьевич

Марченко Фёдор Илларионович [29]

Мужайло Николай Тимофеевич [30]

Семёнов Андрей Платонович [31]

Соломоненко Иван Иванович [32]

Чёрный Павел Васильевич (кавалер ордена Славы) [33]

Шенгур Иван Петрович [34]

Козельщинский район

Витер Денис Фёдорович (кавалер ордена Славы) [35]

Кравченко Михаил Никитович (кавалер ордена Славы) [36]

Манько Иван Константинович (кавалер ордена Славы) [37]

Миленький Иван Андреевич

Нагнибеда Семён Маркович [38]

Котелевский район

Брикель Павел Порфирьевич

Дегтярь Николай Иванович

Ковпак Сидор Артемьевич (дважды Герой Советского Союза)

Петренко Дмитрий Филиппович

Спичак Иван Иванович [39]

Шевченко Алексей Васильевич (кавалер ордена Славы) [40]

Кременчуг

Блувштейн Александр Абрамович

Готлиб Эммануил Давидович

Крупский Виктор Иосифович

Молочников Николай Моисеевич

Приходько Пётр Сергеевич

Таптунов Юрий Иванович

Ткаченко Илья Иванович [41]

Халаменюк Александр Иосифович

Кременчугский район

Баль Николай Васильевич

Глушко Михаил Филиппович

Михайлик Яков Данилович

Новохатько Михаил Степанович [42]

Фещенко Пётр Васильевич

Лохвицкий район

Бондаренко Василий Емельянович

Дронов Никита Дорофеевич

Лета Илья Кузьмич

Матвиенко Николай Ефимович [43]

Мироненко Александр Алексеевич

Севостьянов Сергей Фёдорович [44]

Сердюк Григорий Михайлович [45]

Усенко Евгений Иванович

Шингирий Даниил Павлович

Шульга Василий Павлович [46]

Лубенский район

Дейкало Пётр Григорьевич

Кук Василий Семёнович [47]

Меклин Наталья Фёдоровна

Мыцык Василий Фёдорович [48]

Пацюченко Валентин Фёдорович [49]

Пятикоп Михаил Евгеньевич

Рак Павел Николаевич

Рыбкин Андрей Петрович [50]

Сирик Дмитрий Иванович

Стронский Кирилл Фёдорович [51]

Субботин Валентин Васильевич

Федорин Дмитрий Корнеевич [52]

Хало Владимир Алексеевич

Халявицкий Максим Михайлович [53]

Чайка Алексей Емельянович

Шокало Фёдор Терентьевич (кавалер ордена Славы) [54]

Щербань Афанасий Михайлович

Машевский район

Еретик Даниил Романович

Козка Иван Федосеевич (кавалер ордена Славы) [55]

Остапенко Иосиф Васильевич [56]

Решетник Иван Григорьевич [57]

Романенко Иван Иванович [58]

Саенко Иван Степанович [59]

Тикунов Григорий Яковлевич

Чередник Иван Яковлевич [60]

Шерстюк Фёдор Семёнович (кавалер ордена Славы)

Миргородский район

Бабенко Алексей Фёдорович

Гричук Василий Павлович

Древаль Василий Тимофеевич

Зуенко Иван Семёнович

Корсун Николай Нестерович

Кривенко Федосий Пимонович [61]

Лазаренко Василий Григорьевич [62]

Марусиченко Константин Иванович [63]

Минин Фёдор Иванович [64]

Мищенко Алексей Дмитриевич [65]

Оноприенко Иван Алексеевич

Посвит Павел Акимович

Рубан Андрей Фролович [66]

Щербань Иван Филиппович (кавалер ордена Славы) [67]

Новосанжарский район

Безверхий Алексей Игнатьевич

Воротник Степан Григорьевич

Гаврыш Иван Егорович [68]

Герасименко Андрей Фёдорович (кавалер ордена Славы) [69]

Горбенко Иван Тихонович

Дегтярёв Владимир Арсентьевич

Кибкалов Михаил Моисеевич

Науменко Виктор Петрович

Пасько Алексей Афанасьевич [70]

Пятенко Иван Маркович

Оржицький район

Бабак Демид Иванович

Власенко Сергей Платонович

Малущенко Митрофан Егорович [71]

Петрик Афанасий Филиппович

Приходько Сергей Тихонович

Шакалий Василий Ильич (кавалер ордена Славы)

Пирятинский район

Бабак Олег Яковлевич

Бидненко Александр Иванович

Иванько Александр Андреевич

Мирвода Семён Никифорович [72]

Нефёдов Анатолий Иванович [73]

Пляшечник Яков Иванович [74]

Пономаренко Павел Андреевич

Сербин Фёдор Петрович [75]

Толстой Иван Федосеевич [76]

Третьяк Иван Лукич [77]

Цыбань Пётр Федотович

Полтава

Геращенко Михаил Моисеевич

Гетьман Семён Григорьевич

Гончаренко Владислав Фёдорович

Дикун Георгий Васильевич

Кучерявенко Михаил Иванович

Лютый Александр Сергеевич

Мироненко Виктор Арсентьевич

Стадничук Николай Михайлович

Убийвовк Елена Константиновна

Штриголь Виктор Михайлович

Якушев Анатолий Иванович

Полтавский район

Белоусько Иван Васильевич

Васько Александр Фёдорович

Гордиенко Пётр Павлович

Кива Филипп Денисович

Кулик Григорий Иванович

Мохов Михаил Иванович

Николаенко Владимир Миронович

Олепир Алексей Иванович

Решитиловский район

Арендаренко Иван Иванович

Бондаренко Василий Ефимович

Давиденко Иван Евгеньевич (кавалер ордена Славы) [78]

Дудка Лука Минович

Корячко Карп Дмитриевич

Олейник Иван Леонтьевич [79]

Поправка Павел Венедиктович

Юрченко Фёдор Маркович (кавалер ордена Славы) [80]

Семёновский район

Верховский Евгений Фёдорович

Киричек Сергей Дмитриевич

Сихно Пётр Михайлович [81]

Трембач Константин Григорьевич [82]

Хорольский район

Гриценко Михаил Илларионович

Клепач Прокофий Фёдорович

Леуцкий Николай Афанасьевич [83]

Третьяк Иван Моисеевич (Герой Социалистического Труда)

Чех Григорий Андронович [84]

Шевелёв Павел Фёдорович

Чернухинский район

Батиевский Алексей Михайлович [85]

Козинец Александр Лукич (кавалер ордена Славы) [86]

Луговой Василий Петрович [87]

Мележик Василий Афанасьевич [88]

Перелёт Алексей Дмитриевич

Чутовский район

Артюшенко Александр Трофимович (кавалер ордена Славы) [89]

Боровик Сергей Кононович (кавалер ордена Славы) [90]

Кабаковский Григорий Самойлович

Петренко Василий Яковлевич

Симоненко Николай Иванович [91]

Швыдкой Павел Васильевич

Шишацкий район

Боридько Фёдор Петрович

Волкенштейн Сергей Сергеевич

Умершие в июне 1944 года

Это список известных людей, соответствующих установленным критериям значимости (см. Википедия:Критерии значимости персоналий), умерших в июне 1944 года.

Причина смерти указывается лишь в исключительных случаях (убийства, самоубийства, ДТП или несчастные случаи). В остальных случаях — не указывается.

На других языках

This page is based on a Wikipedia article written by authors (here).
Text is available under the CC BY-SA 3.0 license; additional terms may apply.
Images, videos and audio are available under their respective licenses.

howlingpixel.com

Борисов. Прошлое и настоящее - Рак Павел Николаевич

Рак Павел Николаевич – парторг роты 2-го танкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии 3-го Белорусского фронта, гвардии лейтенант. Родился 23 августа 1910 года в селе Карпиловка Лубенского района Полтавской области республики Украина. Украинец. Образование неполное среднее. Работал в колхозе конюхом. Позже пересел на трактор, а вскоре возглавил тракторную бригаду. Был избран председателем сельпо. Член КПСС с 1940 года. В Красной Армии с 1941 года. Окончил Саратовское танковое училище. Отличился в боях за Сталинград, командуя танком. Был командиром взвода, парторгом танковой роты. Участвовал в форсировании Днепра и боях за город Смоленск, освобождении Белоруссии. В ночь на 30 июня 1944 года экипаж танка «Т-34» в составе командира танка, парторга роты гвардии лейтенанта П.Н.Рака, механика-водителя танка А.А.Петряева и стрелка-радиста танка А.И.Данилова прорвался через реку Березину в город Борисов Минской области по заминированному мосту, который сразу же взлетел на воздух. Отрезанные от своих, бесстрашные воины в течение 16-ти часов сражались на городских улицах, уничтожили много живой силы и техники противника, вызвали панику среди вражеского гарнизона, чем способствовали освобождению города 1 июля 1944 года советскими войсками. Гитлеровцы бросили против советской машины несколько танков, самоходные орудия. В неравном бою отважный экипаж погиб. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство Павлу Николаевичу Раку было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Героический экипаж похоронен в городе Борисове. На центральной площади города возведён монумент, посвящённый отважному экипажу, который возглавлял лейтенант П.Н.Рак. На каменном пьедестале навечно водружён танк «Т-34». В историко-краеведческом музее Борисова героям-танкистам посвящён специальный раздел. Именем Павла Рака названы школа и одна из красивейших улиц города. На его родине в селе Карпиловка установлена мемориальная доска. Об этом подвиге написано немало. В газетах, журналах, сборниках, в мемуарах военачальников, участвовавших в боях за освобождение Белоруссии. В Политиздате вышла повесть Героя Советского Союза Н.Никольского «Ценою жизни», посвящённая легендарному экипажу. Приказом Министра Обороны СССР Павел Николаевич Рак навечно зачислен в списки 5-й роты Н-ского гвардейского танкового полка. Награждён орденом Ленина, медалями. Шестнадцать часов перед бессмертием В конце июня 1944 года советские войска вышли к реке Березине. 29 июня 1944 года 2-й батальон 3-й гвардейской бригады 3-го гвардейского танкового корпуса, в состав которого входил взвод гвардии лейтенанта Павла Рака, достиг старой части Борисова. Батальону поручалось захватить мосты через реки Сху и Березину, помешать фашистам взорвать их и тем самым обеспечить переправу основных сил. Взводу Павла Рака – 4-м танкам – предстояло идти первыми. Вечером гвардии лейтенант Рак уточнил задачу экипажам. Он проводил танк гвардии старшины Кулакова, поручив ему зайти в тыл артиллерийской батарее, замаскировавшейся на борисовском кладбище. За полтора часа до полуночи выступила головная походная застава, которую вёл командир батальона капитан Силин. За ней – мотоциклисты и 2 машины взвода Рака. Оглушающе звонкими залпами заговорила артиллерия из-за Схи. Фашисты хорошо пристреляли въезд на мост. Были подбиты все советские танки. Все, кроме одного… Павел Рак на огромной скорости «перелетел» через Сху. Всей своей мощью, огнём и гусеницами, обрушился танк Рака на фашистскую батарею, подбившую 2 его машины. Раздавив её, танк устремился к переправе через Березину. Когда он достиг середины реки, вздрогнула земля – рухнул мост через Сху. Спустя несколько секунд раскололся на части березинский. Но танк гвардии лейтенанта Рака уже коснулся твёрдого грунта. На берегу его уже поджидал притаившийся в засаде «фердинанд». На какую-то долю секунды фашистский наводчик опоздал с выстрелом, и «тридцатьчетвёрка» успев проскочить опасное место, скрылась за поворотом. Первым же выстрелом советский танк поразил заполненный гитлеровцами бронетранспортёр. Уцелевшие фашисты, поливаемые пулемётным огнём, в ужасе разбегались в разные стороны. Горящий броневик делал их хорошей мишенью. Ещё перед боем лейтенант Рак, досконально изучив данные разведки, знал, что где-то справа от моста – зенитная батарея противника, опасная как для самолётов, так и для тех, кто должен вскоре форсировать Березину. Тот факт, что лейтенант решил уничтожить прежде всего зенитную батарею, характеризует его как грамотного, опытного командира. Без единого выстрела, карающим чудовищем вывалился из темноты советский танк, раздавив все до единого орудия. После этого акта возмездия танк устремился в город. Выехав с Магистральной на Спортивную улицу, танкисты без колебаний ринулись на встречную автоколонну, о которой через какие-то минуты напоминали лишь груды дерева, металла да трупы гитлеровцев. Конечно, экипаж нуждался в передышке, чтобы наметить дальнейший план. Укрылись в глубине двора. Часы показывали 24.00. Всего 60 минут назад пересекли они Березину и начали схватку с врагом. За это время урон фашистам причинили немалый, вызвали панику в его стане. Можно было с чистой совестью уйти в лес, дождаться своих. Экипаж никто бы за это не осудил. Но судьбу смельчаков в данный момент определило веление совести: продолжать вершить суровый суд над ненавистным врагом. Комсомольцы Александр Петряев и Алексей Данилов единодушно согласились со своим командиром Павлом Раком сражаться до конца. И они совершили невозможное… Танкисты действовали спокойно, дерзко, хладнокровно. Одной заправки горючего и одного боекомплекта им хватило на все 16 часов боя ! К комендатуре вышли случайно. О её значимости догадались по скоплению машин у подъезда. В грузовики П.Рак послал осколочный снаряд, окна прошил из пулемёта. Лихорадочно гонявшиеся за «тридцатьчетвёркой» фашисты никак не ожидали её у своего штаба. Внезапность появления нашего экипажа решила исход короткого боя. Выстрел из пушки потряс здание, из окон плеснуло жёлтое пламя. С верхних этажей прямо на асфальт прыгали обезумевшие офицеры, чтобы найти смерть под пулемётными очередями. Танк проутюжил машины у подъезда, раздавил штабной автобус и невредимым скрылся в ближайшем переулке. В городе царила паника. Гитлеровцы не хотели верить, что всему причиной один советский танк ! А их командование бросало все средства против дерзкой краснозвёздной машины. Близился рассвет. Ещё сохранялась возможность уйти в лес – днём действовать тяжелее. Но танкисты узнали, что в борисовском госпитале оккупанты содержат больных и раненых красноармейцев, а на окраине города оборудовали лагерь смерти. К госпиталю отважный экипаж успел именно в тот момент, когда фашисты собирались поджечь людей, запёртых в деревянных бараках. Около 200 узников, спасённых от мученической гибели, ушло в лес. Как ни торопились отважные воины в лагерь смерти, предотвратить кровавое злодеяние им не удалось. Груды человеческих тел, прошитых очередями, звали к отмщению. И танкисты опять решили вернуться в город, хотя не сомневались, что на этот раз встреча с «тиграми», «пантерами» и «фердинандами» неизбежна. На железнодорожной станции экипаж увидел готовые к отправке эшелоны, в которых оккупанты спешили вывезти заводское оборудование, сырьё, продукты. Алексей Данилов ударил из пушки по паровозным котлам, чтобы искорёженные локомотивы надёжно забаррикадировали путь. Роковая схватка с «тиграми» и «пантерами» произошла в 15 часов 30 минут, когда наши танкисты пересекали Минское шоссе, направляясь к Березине, навстречу советским войскам. Вражеские пушки ударили из засады прямой наводкой, с близкого расстояния. Героический экипаж вёл неравный бой до последнего дыхания…

borisov-lic.do.am

Герои Советского Союза. Павел Николаевич Рак, Александр Акимович Петряев, Алексей Ильич Данилов (9 фото)

Продолжаю рассказ о Героях Великой Отечественной Войны.


Подвиг экипажа танка.


Павел Николаевич Рак (1910—1944) — советский офицер, танкист, парторг роты 2-го танкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии 3-го Белорусского фронта, гвардии лейтенант, Герой Советского Союза.


Александр Акимович Петряев (1925—1944) — механик-водитель танка 3-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии 3-го Белорусского фронта, Герой Советского Союза.


Алексей Ильич Данилов (19 января 1923 — 30 июня 1944) — советский танкист, стрелок-радист, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1945, посмертно). Гвардии сержант РККА


29 июня 1944 года перед 2-м батальоном 3-й бригады 3-го гвардейского танкового корпуса (в состав которого находился танковый взвод Павла Рака) была поставлена задача захватить мосты через реки Сху и Березину и удержать их до подхода основных сил, обеспечив возможность переправы в занятый немецкими войсками город Борисов.
В ночь на 30 июня 1944 года головная походная застава выступила к мосту. Шедший первым танк командира батальона капитана Силина прошёл через мост, но был подбит выстрелом крупнокалиберного артиллерийского орудия противника и загорелся, экипаж погиб. Шедший вторым в колонне танк Т-34-85 Павла Рака, механика-водителя танка Александра Петряева и стрелка-радиста танка Алексея Данилова на большой скорости прошёл через мост, подавив пулемётным огнём артиллерийскую батарею, после чего заминированный мост был взорван. Танки старшего лейтенанта Кузнецова и лейтенанта Юнаева были сожжены ещё до подхода к мосту, а четвёртый танк капитана Селина проскочил по мосту на противоположный берег реки, но был подбит и загорелся, экипаж погиб. Затем немцы взорвали мост через Березину.


Отрезанные от своих, танкисты в течение 16-ти часов сражались на городских улицах, уничтожив много живой силы и техники противника, а также вызвав панику среди немецкого гарнизона, чем способствовали освобождению города 1 июля 1944 года советскими войсками. Против советской машины были задействованы несколько немецких танков и самоходные орудия. В неравном бою советский экипаж погиб.
24 марта 1945 года экипажу танка (командир П. Н. Рак, механик-водитель А. А. Петряев и стрелок-радист А. И. Данилов) было посмертно присвоено Звание Героев Советского Союза.


Весь экипаж был похоронен в городе Борисове (воинское захоронение № 88). На трассе Минск-Москва возле автомобильного моста через реку Березина возведён монумент. На каменном пьедестале водружён танк ИС-2.

chert-poberi.ru

Рак Павел Николаевич - О Памяти и Чести

Рак Павел Николаевич 23.08.1910 - 30.06.1944 Герой Советского Союза Рак Павел Николаевич – парторг роты 2-го танкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии 3-го Белорусского фронта, гвардии лейтенант. Родился 23 августа 1910 года в селе Карпиловка Лубенского района Полтавской области республики Украина. Украинец. Образование неполное среднее. Работал в колхозе конюхом. Позже пересел на трактор, а вскоре возглавил тракторную бригаду. Был избран председателем сельпо. Член КПСС с 1940 года. В Красной Армии с 1941 года. Окончил Саратовское танковое училище. Отличился в боях за Сталинград, командуя танком. Был командиром взвода, парторгом танковой роты. Участвовал в форсировании Днепра и боях за город Смоленск, освобождении Белоруссии. В ночь на 30 июня 1944 года экипаж танка «Т-34» в составе командира танка, парторга роты гвардии лейтенанта П.Н.Рака, механика-водителя танка А.А.Петряева и стрелка-радиста танка А.И.Данилова прорвался через реку Березину в город Борисов Минской области по заминированному мосту, который сразу же взлетел на воздух. Отрезанные от своих, бесстрашные воины в течение 16-ти часов сражались на городских улицах, уничтожили много живой силы и техники противника, вызвали панику среди вражеского гарнизона, чем способствовали освобождению города 1 июля 1944 года советскими войсками. Гитлеровцы бросили против советской машины несколько танков, самоходные орудия. В неравном бою отважный экипаж погиб. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство Павлу Николаевичу Раку было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Героический экипаж похоронен в городе Борисове. На центральной площади города возведён монумент, посвящённый отважному экипажу, который возглавлял лейтенант П.Н.Рак. На каменном пьедестале навечно водружён танк «Т-34». В историко-краеведческом музее Борисова героям-танкистам посвящён специальный раздел. Именем Павла Рака названы школа и одна из красивейших улиц города. На его родине в селе Карпиловка установлена мемориальная доска. Об этом подвиге написано немало. В газетах, журналах, сборниках, в мемуарах военачальников, участвовавших в боях за освобождение Белоруссии. В Политиздате вышла повесть Героя Советского Союза Н.Никольского «Ценою жизни», посвящённая легендарному экипажу. Приказом Министра Обороны СССР Павел Николаевич Рак навечно зачислен в списки 5-й роты Н-ского гвардейского танкового полка. Награждён орденом Ленина, медалями. Шестнадцать часов перед бессмертием В конце июня 1944 года советские войска вышли к реке Березине. 29 июня 1944 года 2-й батальон 3-й гвардейской бригады 3-го гвардейского танкового корпуса, в состав которого входил взвод гвардии лейтенанта Павла Рака, достиг старой части Борисова. Батальону поручалось захватить мосты через реки Сху и Березину, помешать фашистам взорвать их и тем самым обеспечить переправу основных сил. Взводу Павла Рака – 4-м танкам – предстояло идти первыми. Вечером гвардии лейтенант Рак уточнил задачу экипажам. Он проводил танк гвардии старшины Кулакова, поручив ему зайти в тыл артиллерийской батарее, замаскировавшейся на борисовском кладбище. За полтора часа до полуночи выступила головная походная застава, которую вёл командир батальона капитан Силин. За ней – мотоциклисты и 2 машины взвода Рака. Оглушающе звонкими залпами заговорила артиллерия из-за Схи. Фашисты хорошо пристреляли въезд на мост. Были подбиты все советские танки. Все, кроме одного… Павел Рак на огромной скорости «перелетел» через Сху. Всей своей мощью, огнём и гусеницами, обрушился танк Рака на фашистскую батарею, подбившую 2 его машины. Раздавив её, танк устремился к переправе через Березину. Когда он достиг середины реки, вздрогнула земля – рухнул мост через Сху. Спустя несколько секунд раскололся на части березинский. Но танк гвардии лейтенанта Рака уже коснулся твёрдого грунта. На берегу его уже поджидал притаившийся в засаде «фердинанд». На какую-то долю секунды фашистский наводчик опоздал с выстрелом, и «тридцатьчетвёрка» успев проскочить опасное место, скрылась за поворотом. Первым же выстрелом советский танк поразил заполненный гитлеровцами бронетранспортёр. Уцелевшие фашисты, поливаемые пулемётным огнём, в ужасе разбегались в разные стороны. Горящий броневик делал их хорошей мишенью. Ещё перед боем лейтенант Рак, досконально изучив данные разведки, знал, что где-то справа от моста – зенитная батарея противника, опасная как для самолётов, так и для тех, кто должен вскоре форсировать Березину. Тот факт, что лейтенант решил уничтожить прежде всего зенитную батарею, характеризует его как грамотного, опытного командира. Без единого выстрела, карающим чудовищем вывалился из темноты советский танк, раздавив все до единого орудия. После этого акта возмездия танк устремился в город. Выехав с Магистральной на Спортивную улицу, танкисты без колебаний ринулись на встречную автоколонну, о которой через какие-то минуты напоминали лишь груды дерева, металла да трупы гитлеровцев. Конечно, экипаж нуждался в передышке, чтобы наметить дальнейший план. Укрылись в глубине двора. Часы показывали 24.00. Всего 60 минут назад пересекли они Березину и начали схватку с врагом. За это время урон фашистам причинили немалый, вызвали панику в его стане. Можно было с чистой совестью уйти в лес, дождаться своих. Экипаж никто бы за это не осудил. Но судьбу смельчаков в данный момент определило веление совести: продолжать вершить суровый суд над ненавистным врагом. Комсомольцы Александр Петряев и Алексей Данилов единодушно согласились со своим командиром Павлом Раком сражаться до конца. И они совершили невозможное… Танкисты действовали спокойно, дерзко, хладнокровно. Одной заправки горючего и одного боекомплекта им хватило на все 16 часов боя ! К комендатуре вышли случайно. О её значимости догадались по скоплению машин у подъезда. В грузовики П.Рак послал осколочный снаряд, окна прошил из пулемёта. Лихорадочно гонявшиеся за «тридцатьчетвёркой» фашисты никак не ожидали её у своего штаба. Внезапность появления нашего экипажа решила исход короткого боя. Выстрел из пушки потряс здание, из окон плеснуло жёлтое пламя. С верхних этажей прямо на асфальт прыгали обезумевшие офицеры, чтобы найти смерть под пулемётными очередями. Танк проутюжил машины у подъезда, раздавил штабной автобус и невредимым скрылся в ближайшем переулке. В городе царила паника. Гитлеровцы не хотели верить, что всему причиной один советский танк ! А их командование бросало все средства против дерзкой краснозвёздной машины. Близился рассвет. Ещё сохранялась возможность уйти в лес – днём действовать тяжелее. Но танкисты узнали, что в борисовском госпитале оккупанты содержат больных и раненых красноармейцев, а на окраине города оборудовали лагерь смерти. К госпиталю отважный экипаж успел именно в тот момент, когда фашисты собирались поджечь людей, запёртых в деревянных бараках. Около 200 узников, спасённых от мученической гибели, ушло в лес. Как ни торопились отважные воины в лагерь смерти, предотвратить кровавое злодеяние им не удалось. Груды человеческих тел, прошитых очередями, звали к отмщению. И танкисты опять решили вернуться в город, хотя не сомневались, что на этот раз встреча с «тиграми», «пантерами» и «фердинандами» неизбежна. На железнодорожной станции экипаж увидел готовые к отправке эшелоны, в которых оккупанты спешили вывезти заводское оборудование, сырьё, продукты. Алексей Данилов ударил из пушки по паровозным котлам, чтобы искорёженные локомотивы надёжно забаррикадировали путь. Роковая схватка с «тиграми» и «пантерами» произошла в 15 часов 30 минут, когда наши танкисты пересекали Минское шоссе, направляясь к Березине, навстречу советским войскам. Вражеские пушки ударили из засады прямой наводкой, с близкого расстояния. Героический экипаж вёл неравный бой до последнего дыхания…

www.nakop.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *