Первый танковый бой в истории и его последствия » Военное обозрение

Сегодня ни для кого не является секретом тот факт, что основное оружие танка — это его пушка. Однако в начале прошлого века эта истина еще не являлась истиной. Первоначально танки разрабатывались для поддержки пехоты и подавления огневых средств противника, конструкторы даже не думали о том, что танк может стать и эффективным противотанковым средством. Поэтому англичане изначально вооружали некоторые свои танки исключительно пулеметами. Но уже первый в истории танковый бой, который произошел 24 апреля 1918 года, наглядно показал, какое именно оружие должно быть основным для танка.

Первая мировая война стала первой, в которой на поля сражений вышли танки. Первыми танки в боевых действиях использовали англичане. Это произошло 15 сентября 1916 года во время сражения на Сомме. Первые английские танки Mark I были далеки от совершенства, но абсолютно точно знакомы многим благодаря своему необычному внешнему виду. Эти танки представляли собой бронированную «коробку» ромбовидной формы с обведенной по ее корпусу стальной гусеницей. Данные машины при весе около 28 тонн обладали очень скромным бронированием — 10-12 мм лоб корпуса и до 5-6 мм борта. Такая броня могла защитить только от винтовочных пуль (не бронебойных), легких осколков снарядов и шрапнели. При этом танки не имели башни, вооружение располагалось в спонсонах, расположенных по бортам корпуса.


Изначально англичане создали танки двух типов: «самка» (пулеметный) и «самец» (пушечный). Конструкторы английского танка считали, что «самец» будет использоваться в основном против пулеметных гнезд противника, а «самка» против его живой силы. Таким образом, сразу же они внесли некоторое разделение по боевому назначению между двумя танками. Танки эти по хорошей дороге едва разгонялись до 6 км/ч, а вне дорог, где и велись основные боевые действия, едва делали 1-3 км/ч, то есть уступали по скорости пешеходу. Проблемой всех первых танков был также очень плохой обзор. Экипаж мог наблюдать за полем боя только через незащищенные щели, сквозь которые при обстреле могли залетать брызги расплавленного свинца. Неудивительно, что у танкистов тех лет очень распространены были глазные ранения.

Британский танк Mk IV («самец») с балкой для самовытаскивания

Вторыми танки использовали французы. Это произошло 16 апреля 1917 года. Дебют французских танков вышел неудачным. При этом французы бросили в атаку одновременно танки двух типов: «Шнейдер» и «Сен-шамон». Отличительной особенностью данных машин было то, что французские конструкторы изначально оснастили обе машины пушечным вооружением. Точно так же поступили и немцы, которые позднее всех вывели на поле боя свой танк — A7V. Первый бой немецких танков состоялся 21 марта 1918 года у местечка Сент-Кантен, расположенного примерно в 50 километрах от того места, где впервые были брошены в бой английские танки.

Так как немецкие танки, которых, к слову, было собрано всего 20 штук, появились на полях сражений Первой мировой войны только в последний ее год, столкновений между британскими, французскими и немецкими танками просто не происходило. Даже тот факт, что такой бой все-таки произошел, учитывая незначительность немецкого танкового парка (немцы вынуждены были использовать даже трофейные английские Mark I ), сам по себе уникален.

Первый танковый бой, который оказался встречным, произошел 24 апреля 1918 года у местечка Виллер-Бретонне. При этом отправившиеся в бой английские танкисты не подозревали, что на этом направлении немцы задействовали собственные танковые части. Ситуация на фронте на тот момент складывалась следующим образом: к апрелю 1918 года немцы находились на расстоянии всего 7 миль от Амьена — очень важного железнодорожного узла, который являлся также стыком британской и французской армий. Стоило немцам овладеть Виллер-Бретонне и высотами между ними и Каши, как в их руках появились бы отличные позиции для точного артиллерийского обстрела Амьена с возможностью его последующего захвата. Захват этого города мог иметь для союзников самые тяжелые последствия.

Британский танк Mk IV «самка» с пехотой на броне

Для предотвращения подобного развития событий французы ввели здесь в бой ударные части, включая подразделения Иностранного легиона, который частично занимал позиции у леса Бланжи (Bois de Blangy) в 4-х милях к западу от Виллер-Бретонне вместе с английскими танками роты «А» 1-го танкового батальона. Тактика боевого использования данных танков получила название «Дикие кролики». Английские танки использовались в контратаках, выжидая в засадах и лишь в самый важный момент, выскакивая на поле боя как «дикие кролики из своих нор», отмечал генерал Хью Эллес. Танки использовались для удара по флангам наступающих немецких частей.

На вооружении роты «А», которая до этого понесла серьезные потери, находились поспешно модифицированные тяжелые танки Mk IV, которые отличались от Mk I, главным образом, бронированием и размещение топливных баков вне корпуса. Отделение №1, которым командовал капитан Дж. Браун, состояло из трех танков — двух «самок», которые были вооружены лишь пулеметами и одного «самца», которым командовал 2-й лейтенант Фрэнк Митчелл. Помимо наличия двух короткоствольных 6-фунтовых орудий и отсутствия хвостовых колес, этот танк мало чем отличался от Mk I. Также в том бою приняло участие 7 английских средних танков Mk A «Whippet» (с англ. борзая), входивших в состав батальона «С», которым командовал капитана Т.Р. Прайс. Данные танки весили 14 тонн, были вооружены лишь четырьмя пулеметами и имели довольно тонкую броню. Однако скорость их достигала более 8 миль в час, а проходимость считалась хорошей. Экипаж каждого такого танка составлял 3 человека, в то время как в Mk IV их было 8.

Всем этим английским машинам противостояли немецкие тяжелые танки A7V Sturmpanzerwagen. С боевой загрузкой их вес доходил до 33 тонн, а экипаж состоял из 18 человек (командир танка, механик-водитель, два механика, артиллерист, заряжающий, а также 6 пулеметных команд (по 2 человека в каждой). Бронированы эти танки были лучше — до 15-30 мм. На вооружении этих боевых машин находилась 57-мм пушка и 6 пулеметов, которые размещались по всему периметру танка. Максимальная скорость немецкого танка достигала 10-12 км/ч по шоссе, запас хода составлял 35 км. По сути, это была хорошо защищенная мобильная артиллерийская платформа, которая была предназначена для поддержки пехотных частей. При этом первый немецкий танк был плохо сбалансирован, отличался плохой проходимость и недостаточной мощностью двигателя.

Британский танк Mk A «Whippet»

В 9:30 утра 24 апреля 1918 года колонна из трех английских танков Mk.IV (один пушечный и два пулеметных) выдвинулась в направлении траншеи Каши-Суитч, оборону которой они должны были укрепить. Только за 500 метров до непосредственного места боя англичане узнали о том, что на этом участке присутствуют три немецких танка A7V. На самом деле немецких танков должно было быть 4, однако из-за густого тумана они заблудились и один танк (Elfriede) выдвинулся слишком далеко на север, после чего свалился в кювет и перевернулся. Хотя экипаж данной боевой машины продолжил бой, сражаясь вместе с немецкой пехотой, сам танк в бою никакого участия уже не принимал.

В результате завязавшейся между танками артиллерийской дуэли два пулеметных Mk.IV быстро вышли из боя. Немецкие танкисты добились по ним нескольких прямых попаданий, нанеся им повреждения и фактически заставив выйти из боя. После этого танковая дуэль свелась к противостоянию пушечного Mk.IV Митчелла и одного A7V, которым командовал лейтенант Вильгельм Билтц. При этом превосходство в позиции оказалось на стороне англичан. Из-за особенностей ландшафта немцы не могли использовать два других своих танка A7V. При этом экипаж немецкого танка вел огонь с места, стреляя не только из пушки, но и из пулеметов — бронебойными пулями. В отличие от немцев, танк англичан постоянно маневрировал и, совершив несколько выстрелов с ходу, перешел к ведению огня с коротких остановок. В результате трех попаданий англичан в экипаже Билтца был убит артиллерист, еще два члена экипажа получили смертельные ранения, трое легкие. Танк получил повреждения и вынужден был отступить, покинув поле боя, отойдя на два километра, он просто заглох. Британский визави также не смог долго продолжать бой, где-то к 12:45 танку Митчелла миной разорвало гусеницу, после чего англичане также вынуждены были покинуть танк, укрывшись в траншее позади боевой машины.


Во время боя в небе появлялся британский самолет-разведчик, который незамедлительно запросил помощи у капитана Прайса, часть которого находилась в 5 километрах от Каши-Суитч. В результате 7 средних пулеметных танков Mk.A «Whippet» выдвинулись к месту боя, чтобы разгромить пехоту немцев в этом районе. При этом их экипажи ничего не знали о немецких танках. По какой причине летчик не сообщил им о них, неизвестно. Около 11 часов утра 7 танков Mk.A появились из-за северной окраины Каши, проскочив на максимальной скорости линию проволочных заграждений и выйдя к линии обороны.

Немецкий танк A7V с экипажем

В первые минуты боя им удалось внести смятение в ряды наступающей немецкой пехоты и рассечь ее атакующие порядки, продвигаясь вперед и ведя огонь по противнику из пулеметов. Затем неожиданно один из атакующих танков остановился, и Митчелл увидел, как из него повалили клубы дыма, потом загорелся еще один танк. Остальные пять начали пятиться к Каши, однако примерно в 100 метрах от деревни один танк остановился, из него выскочил танкист и подбежал к другому Mk.A, который забрал его с собой. Четвертый танк вышел из строя уже недалеко от сада вблизи деревни, то есть из боя без повреждений смогли вернуться только 3 английских танка.

При этом стоит отметить, что из-за неудовлетворительной видимости из танков и тумана над полем боя, экипажи Mk.A «Whippet» даже не поняли, что находились под обстрелом немецких танков. Свои потери они считали результатом действий немецкой полевой артиллерии из состава 4-й гвардейской дивизии, которая располагалась в этом районе. Немецкие артиллеристы действительно вели по ним огонь, но стрелял по ним и как минимум один танк из группы Билтца. Это был танк под номером 525, которым командовал Фридрих Биттер. Он вел огонь по англичанам с расстояния всего 300 метров, так что с большей долей вероятности мог поразить какое-то количество из 4-х потерянных англичанами танков.

Первый же в истории танковый бой наглядно показал конструкторам и военным преимущество пушечного танка и всю беспомощность перед ними пулеметных машин. Каждый из немецких танков A7V, участвовавших в этом бою, был вооружен 57-мм орудием. Несмотря на тот факт, что формально победителями сражения считаются англичане, за которыми в итоге осталось поле боя, немецким танкистам удалось всего лишь тремя танками эффективно противостоять 9 пулеметным и одному артиллерийскому танку англичан. Ставшее очевидным преимущество пушечных танков над пулеметными предопределило облик будущих боевых машин на много лет вперед.

Источники информации:
http://www.dogswar.ru/armii-mira/vooryjennye-sily/1977-pervyi-tankovyi-boi.html
http://armor.kiev.ua/lib/tank/3/t3.html
http://otvaga2004.ru/tanki/v-boyah/pervyj-v-istorii-tankovyj-boj
http://warspot.ru/1446-pervoe-tankovoe-otkrovenie
Материалы из открытых источников

topwar.ru

Первая атака «сухопутных броненосцев» » Военное обозрение

100 лет назад, 15 сентября 1916 года, состоялась первая в истории мировых войн танковая атака. Танки использовали в ходе крупномасштабной наступательной операции англо-французских войск (битва на Сомме) против германской армии на Французском фронте. Союзники применили 49 боевых машин модели Mk.1 (Mark I).

Правда, из-за низкой технической надёжности этих танков в атаке участвовало только 18 боевых машин, остальные вышли из строя из-за неполадок или застряли в болотистой местности. Однако в целом опыт был удачным и стал поводом для дальнейшего развития танковой отрасли. В будущем танки станут неотъемлемой частью вооруженных сил развитых стран, её ударной частью.


Предыстория. Первые танки

Главной проблемой в истории развития танкостроения до Первой мировой войны было отсутствие мотивации и непонимание возможностей применения бронированной техники. Про основы применения бронированной повозки ещё в XV столетии Леонардо да Винчи писал: « Мы построим закрытые колесницы, которые проникнут в неприятельские линии и не смогут быть уничтожены толпой вооруженных людей, а позади них может следовать пехота без особого риска и всякого багажа». Однако на практике никто всерьез не воспринимал «дорогие железные игрушки», как назвал в свое время прототипы танков военный министр Британии.

В конце 1914 — начале 1915 года Первая мировая война перешла в позиционную стадию. Враждующие стороны закопались в землю и закрылись километрами колючей проволоки. Активно строились и долговременные укрепления. Каждая пядь земли простреливалась артиллерией и пулеметами. Поэтому маневренная война начала войны была закончена. Продвижение на пару километров оплачивалось тысячами жизней. Один пулеметчик мог положить сотни и даже тысячи человек. Чтобы прорвать мощную оборону врага, необходимо было сосредоточить большое количество артиллерии, стянуть войска. Разведка противника обычно вскрывала такую подготовку. И обороняющаяся сторона успела подготовиться, перебросить дополнительные силы и средства, накопить резервы. Пока наступающие прорывали первую линию обороны, обороняющаяся сторона успевала подтянуть резервы к опасному месту и сильными контратаками восстановить положение. Таким образом, попытки прорвать такую оборону вели к массовым жертвам и минимальным результатам (как во время Верденской мясорубки).

В результате появилась необходимость создания средства, которое сможет преодолеть вражескую оборону, прикрыть пехоту броней и поддержать огнем. Таким подвижным бронированным средством был бронепоезд. Но использование бронепоездов было ограничено необходимостью использовать железнодорожные пути. Следующим этапом стало использование обычных автомобилей, на которые устанавливали пулеметы и легкие пушки. На фронтах уже действовали многочисленные и весьма разнообразные бронеавтомобили, однако проходимость тяжёлых броневиков оставляла желать лучшего. Кроме того, они были слабо вооружены и бронированы. Усиление бронирования и вооружения значительно повышало вес автомобиля, что наряду с колесной подвеской и слабыми двигателями проходимость бронеавтомобилей сводило к нулю. Поэтому военные инженеры предлагали использовать вместо колёсного автомобильного шасси гусеничное. Опорные катки равномерно распределяли давление на почву, что существенно повышало проходимость по мягкому грунту. Трактора с гусеничным движителем к тому времени уже активно производились в различных странах (лидером были США), и их технологии в целом были отработаны.

Во французской и английской армиях практически одновременно зародилась идея создания специальной машины для прорыва проволочных заграждений. Считается, что первенство в этом вопросе принадлежит безвестным французским солдатам, которые взяли трактор, приварили к его носовой части под углом что-то вроде заточенного рельса и с помощью таким образом оборудованной и при этом даже не бронированной машины прорвали проволочные заграждения и заняли вражеское укрепление.

В Англии в то же время разрабатывались «мостовой трактор» для преодоления проволочных заграждений и «гусеничный броневой щит для пехоты». Так, ещё в ноябре 1914 года управляющий пороховой компании в Чильворте капитан Туллок направил в Комитет имперской обороны предложение о постройке «сухопутного крейсера». В декабре того же года адмирал Бэкон разработал «мостовой трактор для преодоления заграждений», а ещё чуть позже коммодор Мюррей Суэттер попытался продвинуть самоходный пехотный броневой щит на гусеничной платформе. Однако эти разработки были признаны бесперспективными, но натолкнули британских военных на мысль о создании полностью бронированной вооружённой гусеничной машины. Во французском Генштабе также пришли к выводу, что трактор для таких целей лучше закрыть броней.

Военные обратились во французскую компанию Schneider, которая производила различное оружие. Однако для бронированной машины, способной проламывать вражеские укрепления, необходима была надежная ходовая часть. Самые лучшие трактора в то время, считалось, производила американская Holt Manufacturing Company. Французы послали двух своих лучших инженеров Брилье и Дюамеля в Англию, вооруженные силы которой как раз закупили американские «Холты». Эжен Брилье, блестящий инженер, присмотревшись к американским тракторам, сделал вывод, что эти мощные машины можно и нужно не только бронировать, но и оснастить артиллерийским вооружением. Сначала было решено использовать в качестве базы шасси модель Holt Baby. Трактор закрыли двумя броневыми листами по боками и двумя сходящимися под острым углом спереди. Верх оставили открытым.

9 декабря 1915 году на испытаниях в Суене опытный образец бронированного танка на шасси Holt был продемонстрирован представителям французской армии. Среди зрителей был генерал Филипп Петен и артиллерист и инженер, полковник Жан-Батист Эжен Эстиенн. Результаты испытаний танка были хорошими. Машина показала замечательную подвижность в затрудненном ландшафте. Однако длина машины была недостаточна для преодоления вражеских траншей, что потребовало создания более длинных гусениц для французского проекта танка. Поэтому французы решили использовать шасси не Baby Holt, а более длинные 75 л. с. тракторы Холта.

12 декабря Эстиенн представил французскому верховному командованию план сформировать бронетанковую часть, вооруженную гусеничными машинами. Этот план встретили с одобрением и главнокомандующий Жоффр поддержал производство 400 танков. Фактический заказ на 400 танков СА1 Шнайдер был сделан 25 февраля 1916 года, по цене 56 тыс. французских франков за изделие. Французы решили использовать шасси не Baby Holt, а более длинные 75 л. с. тракторы Холта. Однако с поставками достаточного числа новых тракторов и запчастей к ним из США могли возникнуть трудности, поэтому в дальнейшем производстве вернулись всё-таки к шасси Baby.

Производили новый танк Schneider так: уже готовый трактор помещался в стальную конструкцию 6,32 метра длиной, 2,05 метра шириной и 2,3 метра высотой. «Танк» был защищён 11-мм бронелистами и весил более 14 т. Такой бронетрактор Schneider нёс в себе 220 литров топлива, 75-миллиметровую пушку системы «Блокхаус-Шнайдер», два 7,92-миллиметровых пулемёта «Гочкиса», 90 снарядов, 3840 патронов, шесть человек экипажа и клетку с почтовыми голубями для связи. Двигатель мощностью всего 60 л. с. обеспечивал максимальную скорость в 8 км/ч. Неуклюжей особенностью «Шнейдера» был выступ на лобовой детали корпуса, который изначально был разработан для смятия колючей проволоки, но на практике часто приводил к опрокидыванию танка.



Французский танк CA-1 Шнейдер


В Великобритании создание бронированной машины курировалось Адмиралтейством, а точнее — специально сформированным в феврале 1915 года для этой цели «Комитетом сухопутных кораблей». Его создал морской министр У. Черчилль. Комитет состоял, в основном, из морских офицеров и инженеров. Создание этого института также курировала Военно-морская авиационная служба, которая была весьма заинтересована в бронированных боевых машинах для охраны своих береговых баз. Главой комитета стал директор Управления морского строительства Юстас Теннисон Д’Энкур. Комитет рассматривал предложение создать бронированную машину для прорыва траншей. Многое было основано на идеях «военного автомобиля» предвоенных лет. В Британии уже были бронированные автомобили. Другим источником идей был рассказ Герберта Уэллса «Сухопутные броненосцы» 1903 года.

С начала в 1915 году был разработан опытный танк Little Willie — «Малыш Вилли» («Маленький Вилли»), на базе гусеничного трактора. Машина оборудована двигателем Даймлер мощностью в 105 л. с., подвеска с двумя топливными баками расположена сзади, что оставляет достаточно места под предполагаемой башней с двухфунтовым орудием «Виккерс». В корпусе могли быть установлены до шести пулемётов: первоначально предполагались пулемёты Мадсена, затем остановились на двух 7,7-мм пулемётах «Виккерс». Главное орудие имело большой боезапас — до 800 выстрелов. Опытная машина не имела полноценной стальной брони, лишь своеобразный «колпак» из пластин, однако проект предполагал 6-мм броневое покрытие. Экипаж состоял из 4-6 человек. Вес машины составлял более 18 т. Основным недостатком этого танка была малая ширина преодолеваемого рва, что делало его непригодным для использования на покрытых воронками, окопами и различными рвами полях сражений Первой мировой войны. Поэтому решили придать корпусу танка ромбовидную форму и гусеничные ленты разместить сверху по контуру корпуса.


«Маленький Вилли»

Таким образом, в дальнейшем англичане не стали использовать для своих «сухопутных броненосцев» готовое тракторное шасси, а разработали полностью оригинальную конструкцию с восьмиметровым ромбовидным бронированным корпусом. Такая конструкция должна была дать наибольшую длину гусеницы, что позволяло преодолевать широкие окопы. Применения этой схемы делало невозможным размещение оружия в башнях (из-за слишком большой высоты). Поэтому основное вооружение было размещено в внутри корпуса, в спонсонах (в боковых выступах) по бокам танка. Двигатель — 6-цилиндровый бесклапанный бензиновый карбюраторный двигатель водяного охлаждения, марки Daimler/Knight, — проходил через большую часть длины танка, занимая основную часть внутреннего пространства. Двигатель развивал максимальную мощность в 105 л. с. Бензин из подвешенных под потолком танка топливных баков подавался в двигатель самотёком. При сильном наклоне корпуса подача бензина прекращалась, и тогда один из членов экипажа должен был переливать топливо бутылкой из бака в карбюратор. Температура в корпусе поднималась до 50 градусов. Люди теряли сознание от выхлопных газов и порохового дыма. Поэтому противогаз, или респиратор входили в стандартное снаряжение экипажа. Вес танка составлял 27-28 т.

По бортам от двигателя и трансмиссии располагались проходы и служившие для размещения вооружения спонсоны, а в лобовой оконечности корпуса находилось отделение управления. Экипаж танка состоял из восьми человек. Командир танка, обычно младший лейтенант или лейтенант, также выполнявший функции стрелка из лобового пулемёта и порой — помощника водителя и сам водитель размещались в отделении управления слева и справа, соответственно. В каждом из спонсонов располагались наводчик и заряжающий (на «самцах») или два пулемётчика (на «самках»), а в проходах в кормовой половине корпуса находились двое помощников водителя. Иногда в экипаж добавлялся девятый член, задачей которого было, находясь в корме танка, у радиатора, из личного оружия оборонять кормовой сектор танка от пехоты противника.

Новый танк был назван Mark I (иногда его называли «Большой Вилли»). Танк выпускался в двух модификациях — «Female» (только с пулемётным вооружением) и «Male» (с пулемётом и двумя 57-мм пушками). Планировали, что «самцы» в основном будут бороться с пулеметными гнёздами, а «самки» — с живой силой противника. Позднее признали, что это деление неудачно, и стали устанавливать на всех танках единое пулеметно-пушечное вооружение — 2 пушки и 4 пулемета.

Но на первом этапе на танках-«самцах» основное вооружение составляли две нарезные 57-мм пушки модели Six Pounder, Single Tube — разработанный в 1915 году сухопутный вариант скорострельного морского орудия, принятого на вооружение в 1885 году. Орудия размещались в спонсонах танка на тумбовых установках, с вращающейся частью которых были связаны закрывавшие амбразуру спонсона цилиндрические щиты. Боекомплект орудий составлял 334 унитарных выстрела. Позади пушек в спонсонах «самцов» размещались два 7,7-мм пулемёта «Гочкис» M1909. Кроме этого, на танках обоих вариантов один такой пулемёт размещался в лобовой части танка и обслуживался командиром, и иногда ещё один пулемёт устанавливался в корме танка. Все пулемёты «Гочкис» были съёмными и вели огонь через амбразуры, закрывавшиеся в остальное время броневыми крышками. На танках варианта «самка» место 57-мм пушек и пулемётов «Гочкис» в спонсонах занимали четыре 7,7-мм пулемёта «Виккерс». Эти пулемёты размещались на тумбовых установках с поворотными щитами, схожих с установками 57-мм орудий. Боекомплект пулемётов составлял 5760 патронов для «самцов» или 30 080 патронов для «самок». Кроме этого, каждый член экипажа имел револьвер, для стрельбы из которых в различных частях танка имелись закрывавшиеся броневыми крышками порты. Из-за малой подвижности танка и ограниченных секторов обстрела его основного вооружения, личному оружию экипажа отводилась важная роль в ближней обороне машины. Лоб, борта и корпус корпуса прикрывала 10-12 мм броня, днище и крышу — 5-6 мм.

В феврале 1915 года прошли успешные испытания танка. Машина без проблем преодолевала рвы шириной 4,5 м. и стенки высотой в 1 м, не являлись для него проблемой и броды глубиной до 1 м. Чтобы танк не опрокидывался назад на крутых подъемах, к его корме прицепили «хвост» — двухколесную опорную тележку. Правда скорость машины была небольшой — всего 6 км в час. Танк поступил на вооружение в августе 1916 года.


Британский танк Mark I («самец»). 1916 год

Mark I в камуфляжной раскраске

Британский танк в битве на Сомме

Первая атака

Крайне неудовлетворительные темпы наступления во время битвы на Сомме побудили союзное командование задействовать принципиально новое средство борьбы — танки. Французские бронированные гусеничные машины прибыли в войска 5 сентября 1916 года. Однако экипажи для них ещё не были готовы, потому боевое использование «Шнейдеров» пришлось отложить. Английские машины, получившие название Mark I, были использованы британской армией в битве на Сомме 15 сентября 1916 года. Это была первая в истории танковая атака.

В 5 час. 30 мин. английские танки пошли в атаку. Утренний туман скрыл их от глаз противника. Незамеченные, они смогли близко подойти к вражеским позициям. Прежде, чем германцы опомнились, стальные «колесницы» атаковали окопы. Ревы моторами, окутанные огнем и дымом, они разрывали колючую проволоку и обрушивали блиндажи. Танки медленно ползли вперёд, сея смятение и панику. Новое оружие деморализовало немцев. Бой продолжался до 10 часов. Несмотря на малое число машин, труднопроходимую местность, несовершенство первых танков и плохое взаимодействие с пехотой, машины показали хороший результат. За 5 часов боя танки прорвали фронт на ширину 5 км и в глубину на 5 км.

В ходе боя выяснилось, что конструкция танка недостаточно отработана — из 49 машин, которые англичане подготовили для атаки, на исходные позиции выдвинулось только 32 (17 танков вышли из строя из-за неполадок), а из этих тридцати двух, начавших атаку, 5 застряло в болоте и 9 вышли из строя по техническим причинам. Тем не менее, даже оставшиеся 18 танков смогли продвинуться вглубь вражеской обороны на 5 км, причём потери англичан в этой наступательной операции оказались в 20 раз меньше обычных. Танк преодолевал проволочные заграждения и траншеи шириной 2,7 метра. Броня держала попадания пуль и осколков снарядов. Однако прямых попаданий снарядов танки не выдерживали.

Из-за малого количества танков германскую оборону не удалось прорвать окончательно, однако даже такая неуклюжая и имевшая много слабостей боевая машина показала свой большой потенциал, да и психологическое воздействие на германскую пехоту было огромным. Кроме того, в дальнейшем британцы успешно использовали танки в битве при Камбре (ноябрь-декабрь 1917 года). Британцы бросили в бой Королевский танковый корпус (3 бригады с общей численностью 476 танков) и обеспечили за несколько часов продвижение в глубь фронта на 9 км при минимальных потерях. Это заставило замолчать последних скептиков и заставило обе стороны заняться активным формированием бронетанковых войск. Таким образом, стало ясно, что за танками, как видом боевой техники, большое будущее. Так оно и произошло. «Боевые колесницы» стали ведущим видом боевой техники современных армий.

Интересно, что и англичане, и французы для секретности перевозки своих боевых машин по железной дороге использовали в документах для их наименования слово, означающее «бак», «резервуар» (англ. — tank, фр. — char d’assaut). В других армиях закрепились свои названия — «панцеркампфваген» PzKpfw (боевая бронированная повозка) у немцев, у французов «шар де комба » ( боевая повозка), у шведов — «стридрвагн» (боевая повозка), итальянцы называли «карро д`армато» (вооруженная повозка). Но из-за того, что англичане применили свои «сухопутные броненосцы» первыми, а также из-за того, что это применение было более удачным, в большинстве европейских языков для обозначения бронированной гусеничной боевой машины закрепилось английское слово — «танк». В России также прижилось слово «танк».

Надо сказать, что первое испытание французских танков было менее удачным, чем у британцев. Французы бросили танки в прорыв 16 апреля 1917 года во т. н. «наступления Нивеля». На позиции германских войск двинулись 128 танков. Однако в этот раз германцы успешно применили артиллерию и авиацию. Кроме того, чтобы увеличить запас хода, на французские танки снаружи поместили бидоны с горючим, и малейшее попадание заставляло их воспламеняться как факелы. Германская артиллерия обрушила на бронированные машины французов такой шквал огня, что некоторые шедшие в первых рядах «Шнейдеры» буквально разлетелись на мелкие куски. В первом отряде было подбито 39 танков, его командир был убит. Второй отряд заметила германская авиация и известила командование. Артиллерия также остановила французскую бронетехнику. Из 128 танков с поля боя вернулись только около 10. В целом Наступление Нивеля («Бойня Нивеля» или «Мясорубка Нивеля») стало символом бессмысленных человеческих жертв и произвело тяжелое впечатление на французскую армию и общество. Новому командующему Петену (он сменил Нивеля) даже пришлось давить мятежи в армии (включая волнения в русских экспедиционных частях). Новый командующий отдал приказ о введении смертной казни за отказ повиноваться. На развитие танковой отрасли это не повлияло. Её перспективность была очевидна.


Битва при Камбре. Танковая атака

topwar.ru

Первый танковый бой. Вильер-Бретонн, 24 апреля 1918 года | История и техника

24 апреля 1918 года недалеко от городка Вильер-Бретонн на севере Франции состоялся первый в истории танковый бой. В сражении принимали участие три немецких и три британских танка.

С британской стороны танки были представлены отделением из трёх танков Mk IV: двух «самок» с пулемётным вооружением и одного «самца», оснащённого двумя короткоствольными 6-фунтовыми пушками в бортовых спонсонах. Командовал отделением Mk IV капитан Дэвид Браун, находившийся в орудийном танке. Этим танком, в свою очередь, командовал лейтенант Фрэнк Митчелл.  

Кроме MK IV в бою принимали участие 7 средних танков «Уиппет», более скоростных, но значительно хуже бронированных и вооружённых.

Англичанам противостояли три немецких тяжёлых танка A7V. Эти машины весили 30 тонн, имели неплохое для того времени бронирование, но были неповоротливыми и не могли похвастаться хорошей проходимостью. Вооружение A7V состояло из 57-мм пушки в переднем броневом листе и 6 пулеметов «Максим», расположенных по кругу. Обслуживал эту громадину экипаж из 18 человек.

Немцы вели наступление в направлении Амьена. Ранним утром 24 апреля капитан Браун вернулся с рекогносцировки и доложил о том, что ему удалось вскрыть направление движения немецкой пехоты. О том, что у наступающих немцев имеются танки, Брауну узнать не удалось. Английские танки двинулись по опушке леса, чтобы атаковать наступающую немецкую пехоту. Обзор у первых танков был очень плохим, так что вперёд отправился наблюдатель. Около 9 часов утра он прибежал и доложил, что обнаружил впереди немецкий танк.

Браун выскочил из своего танка и побежал к «самкам», чтобы предупредить их об опасности (пулемётные Mk IV не могли причинить вреда немецкому танку, а вот A7V, у которого была пушка, мог их просто расстрелять). В это же время лейтенант Митчелл, командовавший танком,  приказал открыть огонь по врагу.

Немцы обнаружили британские пулемётные Mk IV как раз тогда, когда они разворачивались, чтобы отступить. Один из английских танков получил попадание, но остался на ходу. Танк Митчелла вёл на ходу огонь из орудия правого спонсона, но долгое время не мог пристреляться и попасть. Немецкий танк отступал задним ходом, ведя орудийный и пулеметный огонь по английской машине также без осязаемого результата.

Фрэнк Митчелл, исполнявший обязанности командира орудийного Mk IV, приказал англичанам остановиться. Это дало возможность прицелиться и трижды поразить немецкий танк. Немцы потеряли убитыми трёх членов экипажа, была повреждена масляная система. Задним ходом удалось отвести повреждённый A7V на два километра в тыл, после чего двигатель заглох.

Танк Митчелла переключился на артиллерийскую поддержку своей пехоты. В это время 7 «Уиппетов» проскочили линию проволочных заграждений, остановились перед английской линией обороны и прижали немецких солдат к земле пулемётным огнём.

К несчастью для английских танкистов, они оказались совсем недалеко от двух других A7V. Немцы, словно в тире, расстреляли два из семи танков. Остальные стали поспешно отступать, но буквально через несколько секунд у третьего «Уиппета» вышел из строя двигатель, и танк остановился. Четвёртый танк сломался немногим позже. Таким образом, из семи британских средних машин вернулись из боя невредимыми только три.

Митчелл тем временем открыл огонь по второму немецкому танку. Но удача отвернулась от него в этот день. Сначала на Mk IV сбросил бомбу английский лётчик, перепутавший с воздуха свою машину с вражеской, а затем от прямого попадания миномётной мины у танка порвалась гусеница. Митчелл отдал приказ покинуть машину и отступить.

Первый танковый бой не был масштабным, однако он наглядно продемонстрировал преимущество пушечного вооружения перед пулемётным. Наличие пушки стало обязательным для большинства танков, которые выпускались в Европе и в мире.

worldoftanks.ru

Первая танковая битва в истории

На завершающем этапе Первой мировой войны, на полях сражений столкнулись британские и немецкие танки, а сражение у города Виллер-Бритоннё вошло в историю как первая танковая битва. Ровно сто лет назад открылась эра бронированных машин, по сей день являющихся неотъемлемой частью вооруженных сил любой страны.

Немецкая иллюстрация, предвещающая успех немецких танков.

Боевые бочки

Весной 1918 года положение Германии было отчаянным. Страна истощалась, внутреннее недовольство росло, а победы на фронте сменились поражениями. Весеннее наступление в уязвимую зону между французскими и британскими силами (Кайзершлахт) своих целей не достигло. Отныне Германия не думала о победах. Нужен был аргумент, который позволил бы иметь преимущество на мирных переговорах.

Британский Mark IV Male - вооруженный тремя 57-мм орудиями и тремя пулеметамиОн же, но в версии Female. Здесь пушки ступили место шести пулеметам системы Льюиса

Этим преимуществом должно было стать немецкое наступление в апреле. Целью операции был захват города Амьен. А если взглянуть на карту, то на пути к нему стоит неприметный Виллер-Бритоннё, без захвата которого планы Кайзера бы провалились. Нужно было видимое преимущество. И его нашли! В преддверии наступления немецкая промышленность, находившаяся в истощенном состоянии, сумела выпустить достаточное количество танков.

Реплика танка A7V. Здесь было две пушки, дополненных шестью пулеметами

К тому моменту концепцию первых танков Германии уже не единожды обсуждали. Ведь еще в 1482 году Леонардо Да Винчи проиллюстрировал самоходную боевую единицу, которую можно было бы назвать «танком». А за два года до описываемых событий британцы уже представили свой «tank» Mark I. Именно так – в кавычках и латиницей, ведь разработка боевой единицы велась в особой секретности, и что бы сбить с толк агентов противника, его назвали «water tank» - водный резервуар, бочка, или емкость. Уже потом это название стало интернациональным, и значить то, что оно значит сегодня.

Силы сторон

Немецкий A7V с собственным именем "Nixe". Этой машине было суждено стать жертвой первой танковой дуэли в истории

Британцам было, чем отвечать: у Виллер-Бретоннё было сосредоточено 12 танков Mark IV. Это была более современная машина, весом в 28,4 тонны. Экипаж танка составлял восемь человек, а стальное бронирование варьировалось от 8 до 12 миллиметров. Все это великолепие передвигалось за счет 105-сильного мотора Daimler, который позволял развить максимальную скорость в 5,7 км\ч. Танк выпускался в двух вариантах – «male» и «female». Первый обладал тремя морскими орудиями 6-pdr L\24 и тремя пулеметами системы Льюиса. «Женский» Mark IV оснащался лишь пятью пулеметами. Его целью была защита атакующего «male» от пехоты противника.

Уничтоженный Mark IV Female

Против них немцы сосредоточили 13 машин серии A7 (A7B и A7V). Разработанный в конце 1917 года A7V весил 29,9 тонн, а его экипаж включал целых 18 человек! При этом бронирование было более серьезным – от 6 до 20 миллиметров. Силовая установка танка состояла из пары моторов Daimler, суммарной мощностью в 100 сил. Танк получился быстрее британской машины – максимальная скорость достигала 8 км\ч. Артиллерийское вооружение A7V состояло из пары 57-мм пушек, которые дополняло шесть пулеметов. При этом немецкую машину называли не танком, а Sturmpanzerwagen (бронированный штурмовой транспорт).

Битва

24 апреля 1918 года началось наступление немецких сил. На окопы британцев обрушился артиллерийский огонь, щедро разбавляемый ипритом. В дыму и химическом тумане видимость снизилась до 30 метров, и обороняющиеся до последнего не знали, что их будет ждать. После артиллерийской подготовки на позиции выдвинулись немецкие танки – A7М.

Уничтоженный Mark IV со сбитой гусеницей. Подобное повреждение вывело из строя танк Фрэнка МитчеллаПодбитый средний танк Mark A "Whippet"

Само сражение, несмотря на значение для истории и военной науки, было непродолжительным. Британцы изначально потеряли шесть танков Mark IV, которые попросту поломались. А на участке прорыва немцев оказалось лишь три танка (2 пушечных и 1 пулеметный). По словам британского танкиста Фрэнка Митчелла, первой жертвой стал Mark IV «Female», подбитый бронебойным снарядом. Затем машина Митчелла атаковала ведущий A7V «Nixe» немцев под командованием Вильгельма Билтца. После трех попаданий немецкий танк потерял пять членов экипажа, а остатки команды покинули машину, опасаясь детонации боекомплекта. Пара оставшихся A7V начала отступать.

1919 год. Погрузка "Mephisto" перед отправкой в АвстралиюТанк до сих пор экспонируется в австралийском музееВнутри австралийского "Mephisto". Место наводчика и заряжающего курсовой 57-мм пушки

После этого в бой вступило семь средних танков Mark A «Whippet». Причем, четыре из них были подбиты. Правда, неясно – это был результат огня отступающих A7V или работа артиллерии. Еще один A7V пал жертвой самоуверенности немецкого механика-водителя, который повел танк по ухабам, не учитывая высоту машины – что привело к перевороту.

A7V с именем "Elfriede", обнаруженный французамиДемонстрация захваченного "Elfriede" в Париже.

Итоги

По окончании немецкого наступления, новоявленные танковые силы Германской Империи недосчитались трех машин. Подбитый «Nixe» был сильно поврежден и сами немцы его взорвали. Перевернувшийся танк с именем «Elfriede» был поставлен на гусеницы французами и при помощи британских танков был отбуксирован в тыл французам для изучения. Последняя потеря – «Mephisto» пролежал в воронке от взрыва три месяца, пока наступившие австралийские силы не заняли позицию, и не захватили машину.

Остов немецкого "Nixe", подорванного самими же немцами

Танковая битва весной 1918 была событием из ряда вон выходящим. Первые танки не рассматривались как средство борьбы с подобными машинами. Их целью была защита экипажа от пехотного огня и преодоление траншей и заграждений. Пушечное вооружение было средством борьбы с укреплениями, а пулеметы – с пехотой. Но с появлением первого британского танка стало ясно, что без битв с активным применение бронетехники будущие войны уже не обойдутся.

Спасибо за внимание! Ниже по ссылке - материалы об остальных "первенствах" в мире танков. Не забывайте подписываться на наш канал в Telegram, куда будут идти интересные моменты, не вошедшие в материалы.

АСУ-57: первая авиадесантная САУ СССР

Танк Maus: неудавшийся, но самый тяжелый танк

Истребитель танков Jagdtiger: самый тяжелый образец сухопутного вооружения в истории

enciklopediya-tehniki.ru

Первый танковый бой ВОВ и генерал Богданов

А поле боя держится на танках…
К истории первого танкового сражения Великой Отечественной войны / История ВМВ: факты и интерпретации. Николай Черкашин

Где состоялось самое первое танковое сражение минувшей войны? Разные историки отвечают на этот вопрос по-разному. ©


Другие части проекта
Пушки подбитых танков смотрели на запад. Пелище. Июль 1944 г.

Одни считают, что оно произошло 24-27 июня 1941 года на Западной Украине в треугольнике городов Дубно—Луцк—Броды. И называют его величайшим танковым сражением не только в истории Второй мировой войны, но и в истории в целом, поскольку в битве с обеих сторон приняло участие около 3200 танков. Другие называют бой нашей 5-й танковой дивизии, которая 23 июня сражалась с двумя немецкими танковыми дивизиями (7-й и 20-й) под литовским городком Алитусом, понеся при этом брльшие потери – около 80 боевых машин. Я расскажу о другом сражении.

Работая в фотоархиве журнала «Воин», я наткнулся на два фронтовых снимка, сделанных летом 1944 года: на обоих были сняты наши искореженные танки Т-26 и проходящие мимо них «тридцатьчетверки» с десантом на броне. Подпись гласила: «Советские танки, подбитые под Брестом в 1941 году. Их пушки по-прежнему смотрят на запад». Долгое время я пытался уточнить место съемки, пока в руки не попалась тогда еще не рассекреченная брошюра генерал-полковника Л.М. Сандалова. Она была посвящена приграничным боям 4-й армии, и в силу объективных суждений и честных оценок предназначалась для строго ограниченного круга читателей – в основном для слушателей военных академий. Сегодня эта брошюра, основательно пополненная и ставшая книгой «1941. На московском направлении», доступна каждому.
Начальник штаба 4-й армии Л.М. Сандалов.

Тогда, в июне 1941 года, полковник Леонид Сандалов был начальником штаба 4-й армии, прикрывавшей прямой и кратчайший путь на Москву – Брест-Минск-Смоленск. С первых же часов войны он отправился на передовую линию, шедшую вдоль границы.

Там он пересел на танк Т-26 и отправился в городок Видомль на встречу с командиром 30-й танковой дивизии полковником С. Богдановым. 47-летний полковник всего лишь полтора года назад был выпущен из тюрьмы, куда угодил по доносу.


Его обвиняли в «участии в военно-фашистском заговоре». Но кто-то решил его спасти, и дело переиграли, «расстрельную» статью заменили на «халатную» - за халатность в организации боевой подготовки соединения. А потом и вовсе подвели под амнистию. Сандалов все это знал, он и сам чудом избежал ареста по доносу.
Командир 30-й танковой дивизии С.И. Богданов,
ставший маршалом бронетанковых войск. Послевоенный снимок.

«В 12 часов 30 минут мы прибыли в Пелище (село близ перекрестка дорог…. –Н.Ч.) – Вспоминает Леонид Михайлович Сандалов. - И как раз в этот момент, прямо на наших глазах, развернулись для боя и пошли в атаку главные силы обоих танковых полков 30-й дивизии. Враг не выдержал этой стремительной атаки и опять откатился к Видомлю. Это были части 17-й и 18-й танковых дивизий 47-го моторизованного корпуса немцев».

С помощью друзей из брестского военно-исторического клуба «Рубеж» - Андрея Воробья, Елены Воробей и Александра Жаркова - мне удалось побывать на месте былого сражения. Сегодня там большой перекресток с современной развязкой. Припарковав машину на обочине, мы разбрелись по окрестностям в поисках следов того боя. Казалось, все быльем поросло – ведь прошло более семидесяти лет. Но вот в руках у Андрея Воробья тяжелая железяка – трак от гусеницы танка Т-26. Немое свидетельство той давней битвы, стальной документ. Держу его в руках и пытаюсь увидеть тот встречный танковый бой глазами полковника Сандалова, ведь и его боевая машина стояла неподалеку…

…Итак, 30-я дивизия выдвигалась из Пружан двумя танковыми полками (в общей сложности 120 машин) и двумя батальонами мотострелкового полка. На километровом удалении поспевали за танками мотострелки на грузовиках, к которым были прицеплены орудия полковой артиллерии. Несколько ЗИСов тащили и дивизионные пушки, к которым удалось найти снаряды. По счастью, оба танковых полка в роковую субботу ночевали в лесу – юго-западнее местечка, и потому были подняты по тревоге без потерь. Потери начались на марше – по пути к селу Поддубно. Немецкие самолеты атаковали не прикрытые с неба колонны. Огненные трассы легко прошивали сантиметровую броню башенных крыш и моторных отделений. Машины вспыхивали то тут, то там; редко кому из танкистов удавалось выпрыгнуть из них. Идущие следом танки сталкивали своих злосчастных собратьев на обочины, в кюветы и продолжали путь на запад. Т-26-ые были совершенно беззащитны против стальных коршунов. От горького отчаяния один из командиров высунулся из люка и стал стрелять в пикирующие бомбардировщики из пистолета.

Налеты заканчивались так же быстро, как и начинались. Это было жестокое избиение тихоходных наземных машин быстролетными воздушными.

Оставив на шоссе Пружаны - Высокое около трех десятков машин, остальные девяносто продолжали свой путь. В одиннадцать часов две колонны под командованием комдива полковника Богданова прошли Поддубное батальонными колоннами, и вышли на перекресток чуть севернее села Пелище. Навстречу им мчались танки Гудериана, только что прорвавшие утлую оборону правого фланга 4-й армии – 49-й стрелковой дивизии. Они только что захватили городок Видомль с его кратчайшей дорогой на Брест и теперь рвались завершить охват города с севера. Это были авангарды 17-й и 18-й дивизий под командованием генерала Неринга.

Волею судьбы они сошлись на двухкилометровом дефиле близ села Пелище. И те, и другие, несмотря на мотоциклетную разведку, выскочили из леса неожиданно друг для друга.


За кормой германских танков осталось урочище Зеленая горка, за кормой наших – урочище Вузка. Между ними лежал клеверный луг и овсяное поле, перехлестнутые крест-накрест дорогами с севера на юг и с востока на запад – из Каменца в Жабинку, и из Пружан в Высокое. На перекрестке стоял большой придорожный крест, срубленный лет сто назад из местной сосны с потемневшим медным распятием. Христос в терновом венце печально взирал на начинающуюся битву.

Из походных колонн танки сходу перестраивались в боевые порядки. Сандалов сразу же отметил, что богдановские танки развертывались грамотно – как на учениях – «елочкой»: четные машины уходили от головной – вправо, нечетные – влево. При всех этих маневрах башни смотрели в сторону противника и вели огонь – одни с ходу, другие – с коротких остановок.

Немецкие «панцеры» - их угловато-коробчатые контуры резали глаз непривычными очертаниями - съезжали на поле уступом вперед, повторяя клин классической тевтонской «свиньи». Наши Т-26 уходили от дороги уступом вправо, пытаясь развернуться потом в строй фронта.

Встречный бой начали головные машины, обменявшись поспешными неточными выстрелами. И тут же, будто бы по их сигналу, загрохотала пушечная пальба. Били с дистанции пистолетного выстрела, били почти без промаха. Башня головного танка вдруг слетела в сторону и подпрыгнула на ухабе. Обезглавленный Т-26 тут же окутался дымом. Оставалось только догадываться, что стало с экипажем, если в самой башне находилось два человека – командир и наводчик.

Посреди луга, взрытого гусеницами, полыхнул и немецкий танк. Бой разгорался с каждой минутой. Броня шла на броню, броня крушила броню, остроклювая сталь прошивала борта и башни, рвала гусеницы, воспламеняла моторы… Одни машины кружили волчком, разматывая сбитую гусеницу; другие лезли на таран; третьи полыхали бензиновыми кострами, пока взрыв боекомплекта не раскрывал их, словно лопнувшие бутоны; четвертые били с коротких остановок по своим бронированным дуэлянтам и снова ползли вперед, тесня противника, выискивая-вынюхивая стальными хоботами себе подобную жертву. Это была война машин, уже предсказанная фантастами. Правда, в машинах сидели живые люди, и порой они выскакивали из объятых пламенем стальных коробок – обожженные, окровавленные, ожесточенные. Их косили из курсовых пулеметов. Черные фигурки танкистов хорошо были видны на ярко-зеленом ковре клевера. Ползком и перебежками, ковыляя и падая, они пытались покинуть это грохочущее поле смерти, изрытое воронками, истерзанное клыками гусениц…

Наступательный порыв богдановских танков был сильнее, противник уже стал пятиться к спасительному леску, как в небе замелькали «юнкерсы». Они заходили на танки почти в отвесном пике. Одна из бомб угодила в командирский Т-26 с поручневой антенной вокруг башни. Чудовищная сила сорвала всю верхнюю часть корпуса вместе с недооторванной башней, и легко, словно картонку, зияющую прорезями и отверстиями, забросила на сосну; та согнулась под невыносимой тяжестью, но не сломалась.

В тучах дыма и пыли смешались все боевые порядки, классический поначалу встречный танковый бой превратился в сплошное побоище. Пылала добрая дюжина машин и с той, и с этой стороны, и уже не понять было, что горит: черный жирный дым скрывал и кресты на бортах, и звезды на башнях.

Удар с неба приостановил натиск 30-й дивизии, темп наступления резко упал. Машины замешкались, некоторые стали разворачиваться, подставляя борта под бронебойные снаряды. Минута, другая и краснозвездная лавина – или то, что от нее осталось – рассеется по полю на верную погибель. Но коварная военная Фортуна враз переиграла ситуацию. Самолеты улетели, а к перекрестку подоспел второй полк богдановской дивизии. Он был полон сил и наступательного задора, и его машины сразу же врубились в бой. Немецкие командиры мгновенно оценили новый расклад и дали в эфир команду на отход. Огрызаясь из повернутых на корму башен, немецкие танки быстро втянулись в лесное шоссе и пошли на запад – на Видомль.

На поле боя остались около девяносто пробитых, раскроенных, горящих машин – немецких и советских - да круто покосившийся крест придорожного распятия.


Встречный бой – жестокий бой, и никогда в ничью не заканчивается: кто кого – сразу, сходу, в усмерть…

И спустя 75 лет по тем заросшим обочинам все еще валяются траки и катки, ушедшие в землю…


Даже танки подвластны времени… Трак от танковой гусеницы

Так закончилось первое танковое сражение Великой Отечественной. Жаль, что успех был недолог. Пока шел встречный бой у пересечения дорог, другая дивизия Гудериана обходила район с севера, нацеливаясь на Пружаны. Через сутки и там закипела горячая схватка. 30-я дивизия снова вступила во встречный бой с тем же противником, которого удалось потеснить в Видомлю. Генерал Неринг брал реванш. Сражение было жестоким: из 120 танков полковник Богданов оставил на поле боя ровно половину. Остальные отошли на реку Щара. Там действовали совместно с пехотой и частями 22-й танковой дивизии. Выходили из окружения к Слуцку, обороняли город. К исходу 28 июня в дивизии Богданова насчитывалось лишь два танка Т-26, три трактора и несколько десятков автомашин. 30 июня истаявшую дивизию расформировали. Над головой Богданова снова навис карающий меч НКВД. Там еще хранились следственные документы 1938 года о его участии в «военно-фашистском заговоре». А вот еще одно тому «доказательство»: за шесть дней войны бывший царский офицер растерял все свои танки. И не важно, что «растерял» он в ожесточенных боях, важен факт, что дивизии больше нет.

Но Бог миловал Богданова и в этот раз. Вместо него расстреляли его начальника – командира 14-го механизированного корпуса генерала С. Оборина.


Заметим еще вот что: у немцев уже был опыт встречного танкового боя. В мае 1940 года на франко-бельгийской границе близ бельгийского городка Жамблу сошлись немецкие и французские танки, 674 «панцеров» и 411 «шар блинде». Победа осталась за немцами.

Наши же 22 июня 41-го вступали во встречный танковый бой впервые в истории отечественных броневых войск… Впервые да к тому же с только что сколоченной дивизией – 30-я была сформирована всего лишь два месяца тому назад – в апреле 1941 года. Нашими танкистами командовал бывший зэк – полковник Семен Богданов, два года отсидевший в тюрьме. Ему противостоял генерал-майор танковых войск Вальтер Неринг. В то время, когда Богданов парился на нарах, Неринг приобретал боевой опыт в Польше и Франции. Интересно сложились судьбы этих военачальников.

Избежав расстрела в августе 1941 года, Семен Ильич Богданов был брошен на опаснейший участок фронта – командовать Можайским укрепрайоном. Блестяще проявив себя, там был назначен заместителем командующего 5-й армии по танковым войскам. А через несколько месяцев возглавил 12-й танковый корпус. Военная судьба швыряла генерала Богданова на самые огненные рубежи: Сталинград, Курская дуга – на ней он водил в бой 9-й танковый корпус, операция «Багратион» по освобождению Белоруссии. Именно его, уже 2-й гвардейской танковой армии довелось отбивать у немцев Брест, именно тогда у перекрестка Пелище генерал-полковник Богданов увидел свои танки, стоявшие там с того памятного встречного боя, их пушки по-прежнему глядели на запад. Немцы не стали отправлять их на металл, слишком далеко от железной дороги. Так замкнулся в его жизни огненный военный круг – от Бреста до Бреста.

Как поется в песне «Т-34» М.Калинкина:

А поле боя держится на танках,
Взревут моторы, и сверкнет броня…
По грязи, по оврагам, полустанкам
Прорвут любую линию огня.


Тот самый перекресток под Пелищами, где состоялось первое танковое сражение Великой Отечественной

А дальше был прорыв «Померанского вала» и Мазерицкого укрепрайона под Одером, где под землей укрывалось самое крупное фортификационное сооружение в Европе – «Лагерь дождевого червя». И, наконец, Берлинская наступательная операция. Именно богдановские танки дошли и встали у Бранденбургских ворот, чтобы встретить день Победы. К тому времени на груди у бывшего «участника военно-фашистского заговора» сияли две Золотые Звезды Героя Советского Союза. А рядом с ними – четыре ордена Красного Знамени, ордена Суворова обеих степеней, бессчетное количество медалей и даже знак Почетного рыцарь-командора Британской Империи.

1 июня 1945 года бывшему подпоручику царской армии, участнику первой мировой войны, Семёну Ильичу Богданову было присвоено звание маршала бронетанковых войск.

Страшной ценой заплатил маршал за Победу: погиб на фронте его единственный сын Ростислав, погибли три брата и сестра… Сам Богданов был четырежды ранен.


А что же дуэлянт Богданова по первому встречному бою – генерал Вальтер Неринг? Ему тоже повезло остаться в живых под Пелищами. Затем он штурмовал Смоленск, бился под Тулой. В июле 1941 года был награжден Рыцарским крестом.

В марте 1942 года Неринг отправлен в Африку, где возглавил Немецкий Африканский корпус. Там он получил чин генерала танковых войск ( в нашем эквиваленте – генерал-полковника). В августе 1942 года Неринг тяжело ранен, эвакуирован в Германию, потом снова вернулся в Африку, став командующим немецкими войсками в Тунисе. Острая обстановка на Восточном фронте потребовала туда лучших генералов, и Вальтер Неринг возглавил под Винницей танковый корпус. Возможно, они снова схлестнулись, давние соперники – Неринг и Богданов – на полях новых сражений. Во всяком случае, в битве за Берлин они наверняка противостояли друг другу. Неринг дрался отчаянно и получил к своему Рыцарскому кресту сначала дубовые листья, а потом мечи – высшую воинскую награду нацистской Германии. Военная фортуна даровала обоим противникам рыцарское звание. Но исход войны был предрешен: генерал-полковник Богданов салютовал Красному знамени над рейхстагом, а генерал танковых войск Неринг сидел в американском лагере, как когда-то сидел в советском – Семен Богданов. Впрочем, и здесь, по капризу судьбы, они были почти на равных. Ведь с дважды Героя и маршала Богданова никто судимость не снял! По документам НКВД он все еще числился преступником, которому доверили воевать за советскую Родину. Судимость с героя войны была снята спустя семь лет после его смерти, после того, как прах маршала Богданова был упокоен на Новодевичьем кладбище. Забыли «компетентные органы» про то давнее уголовное дело, а потом спохватились. Бывает. Почти невероятно, но факт остается фактом: маршал бронетанковых войск С. Богданов был реабилитирован Пленумом Верховного Суда СССР посмертно - 6 июня 1968 года.


Могила С.И. Богданова на Новодевичьем кладбище

Архивно-следственные документы говорят о том, что многие прославленные танкисты, командовавшие в годы войны танковыми корпусами и армиями, были арестованы перед войной как «вредители и враги народа». «А незадолго до вторжения фашистской Германии, - отмечает военный историк, - до кремлевских стратегов наконец-то дошло, что в будущей войне расформированные ранее танковые соединения должны играть решающую роль, командиров-танкистов в спешном порядке стали отыскивать в лагерях и тюрьмах. В числе освобожденных, кроме Богданова, были будущие танковые полководцы И.П. Сухов, И.Д. Васильев, И.П. Корчагин, А.И. Лизюков, И.К. Кравцов, М.Д. Соломатин, С.А. Спильниченко, И.А. Нагайбаков и другие. Для большинства из них освобождение не влекло реабилитацию. Они пошли в бой на врага, оставаясь в то же время «врагами» своего собственного народа».

Коварное было время, воистину зазеркальное: те, кто искал «врагов народа», точнее назначал их, творили вреда столько же, сколько пользы потом принесли Отечеству назначенные ими псевдовраги.

В память маршала Богданова установлен бронзовый бюст в Санкт-Петербурге - на Аллее Героев Московского парка Победы, его именем названы улицы в Москве, Севастополе, в Пружанах.


В честь генерала танковых войск Вальтера Неринга тоже названа улица в немецком городе Штадталлендорф – «Генерал Неринг Штрассе». После того, как он был отпущен из американского плена в 1948 году, былой полководец сумел сделать успешную карьеру и в гражданской жизни. Написал немало книг и статей, чего, увы, не сделал его противник-победитель маршал Богданов. Хорошо владея английским и французским языками, Неринг активно общался со своими бывшими противниками. Вел большую работу в землячестве выходцев из Западной Пруссии. 21 июля 1973 года Вальтер Неринг был удостоен высокой награды «Крест 1 класса за заслуги перед Федеративной Республикой Германия». Он намного пережил своего русского соперника и умер в 1983 году – в день рождения Гитлера – в Дюссельдорфе. Было ему 90 лет. Богданов же скончался в 1960 году в возрасте 66 лет. Но ведь не зря говорят, важно не сколько прожил человек, а как прожил… Семен Ильич Богданов прожил свою жизнь более, чем достойно. Будем помнить его!
***
Частный музей в Видомле более, чем скромен


Краевед Юрий Авдей с женой – создатели частного музея в Видомле


Но вернемся в белорусскую деревню Пелище. Упаковав найденный трак в багажник, мы отправились в недалекую Видомлю. Там, в доме местного энтузиаста – Юрия Авдея, устроен небольшой частный музей минувшей войны: каски, гильзы, полевые телефоны, солдатские фляжки… В скромных деревенских стенах затаилось эхо того давнего встречного боя. Сколько раз убеждался, белорусы, как никто, умеют хранить память о войне и воинах.
Мемориал танкистам 1944 года в Пелищах


Доска в память освободителей Пелищ. А где памятный знак в честь защитников села в 1941 году?


Еще одним сюрпризом стало то, что в Пелищах мы увидели на постаменте легендарную «тридцатьчетверку». Обрадовались: подвиг танкистов 1941 увековечен. Но памятник был поставлен тем, кто освобождал эти места в 1944 году. О 30-й дивизии из Пружан ни слова.

Поговорив с историками из брестского «Рубежа» - Андреем Воробьем, Александром Жарковым, Еленой Воробей – мы пришли к выводу, что на месте первого танкового сражения необходимо поставить памятный знак.


Не обязательно наворачивать бетонные или мраморные глыбы. Достаточно установить на роковом перекрестке старую танковую башню, чья пушка смотрела бы на запад – туда, откуда пришли танки Гудериана, танки Неринга.

Москва – Брест – Пелище

Николай Черкашин
фото автора и из личного собрания
специально для «Столетия», 24 февраля 2015

Метки: агитпроп и пиар, архивы_источники_документы, белоруссия, биографии и личности, вов и вмв, военные, героизм и подвиги, города и сёла, даты и праздники, идеология и власть, история, музеи и выставки, общество и население, памятники и достопримечательности, память, победа, поколения, регионы, репрессии и цензура, ретро и старина, современность, сражения, ссср, техника и технологии, факты и свидетели, фото и картинки, эпохи

mamlas.livejournal.com

Первое танковое сражение (как это было)

- анекдот вместо эпиграфа:

- Американцы предлагают нам помощь в разоружении,

- говорит президент министру обороны.
- Какую, товарищ президент?
- Предлагают послать часть танков им на переплавку.
- Танки, - недовольно морщится министр.

- А может, лучше ракеты, а то танки везти надо...

В отличие от большинства военных профессий день рождение танкистов можно назвать точно и без ошибки - 15 сентября 1916 года! И так, Первая мировая война. Англо-французская армия, с одной стороны, германские войска - с другой. На живописном берегу реки Соммы притаилась деревенька Флер.
Планировалось в первой атаке задействовать 49 боевых танков Mk.1, но техническое несовершенство первых боевых машин позволило до боя добраться только 18-ти танкам. Остальные проиграли бой болоту или вышли из строя от нервного напряжения. Но, не смотря на все неудачи, продвинуться за 5 часов удалось войскам больше чем на 5 км, потеряв в 20-ать раз меньше английских солдат, чем обычно. Первый тираж танка Mk.1 был всего 100 единиц боевой техники. У него, как и у людей было две модификации "Female" и "Male" . "Male" отличался от "Female" возможностью не только отстреливаться пулемётными очередями, но и снарядами 57-ого калибра. Весил танк 30 тонн и был в длину почти 10 метров. Броня была не больше 10мм толщиной. На укрощение такого зверя требовался экипаж из восьми человек, которым из-за выхлопов, поступавших вовнутрь машины, приходилось одевать противогазы. Те, первые 18 единиц Mk.1 так и не прорвали германский фронт в сентябре 1916 года на реке Сомме, но спустя время танки стали прорывом в 20 веке в вооружении современной армии всех стран Мира.

 

 

- анекдот вместо эпилога:

Идет оформление на границе

и девушка спрашивает пенсионера:
-За границей были?
-Да.
-Где?
В Праге, Дрездене, Берлине.
О, наверное, автобусный тур…
Нет на танке в 45-ом.

 

Comments:

482ua.com

10 величайших танковых сражений | KyKyRyzO

С тех пор, как первые бронемашины начали свое шествие по искореженным полям сражений во время Первой Мировой Войны, танки стали неотъемлемой составляющей сухопутной войны. За эти годы произошло много танковых сражений, и некоторые из них имели огромное значение для истории. Вот 10 сражений, о которых Вам нужно знать.

Битвы в хронологическом порядке.

1. Битва при Камбре (1917)
Произошедшая в конце 1917 года, эта битва на Западном фронте стала первым крупным танковым сражением в военной истории и именно там, впервые были серьезно задействованы общевойсковые силы в больших масштабах, что стало подлинным поворотным моментом в военной истории. Как отмечает историк Хью Стрэчан, "крупнейшим интеллектуальным сдвигом в войне между 1914 и 1918 гг., стало то, что общевойсковые сражения были сосредоточены вокруг возможностей орудий, а не сил пехоты." И под словом "общевойсковой", Стрэчан имеет в виду согласованное использование различных видов артиллерии, пехоты, авиации, и, конечно же, танков.

20 ноября 1917 года британцы напали на Камбре с 476 танками, 378 из которых являлись боевыми танками. Испуганные немцы оказались застигнуты врасплох, так как наступление мгновенно продвинулось на несколько километров вглубь по всему фронту. Это был беспрецедентный прорыв защиты противника. Немцы в конечном итоге реабилитировались, начав контратаку, но это танковое наступление продемонстрировало невероятный потенциал мобильной, бронетанковой войны - метод, который стал активно использоваться только год спустя, во время заключительного удара по Германии.

2. Битва на реке Халхин-Гол (1939)
Это первое крупное танковое сражение в течение Второй мировой войны, где советская Красная Армия схлестнулась с японской императорской армии у своей границы. Во время китайско-японской войны 1937-1945 гг, Япония заявила, что Халхин-Гол является границей между Монголией и Маньчжоу-Го (японское название оккупированной Маньчжурии), в то время как СССР настаивали на границе, лежащей восточнее у Номон-Хана (именно поэтому этот конфликт иногда называют инцидентом у Номон-Хана). Военные действия начались в мае 1939 года, когда советские войска заняли спорную территорию.

После первоначального успеха японцев, СССР собрал войско в 58000 тысяч человк, почти 500 танков и около 250 самолетов. Утром 20 августа генерал Георгий Жуков предпринял неожиданную атаку после симуляции подготовки к оборонительной позиции. В течение этого сурового дня, жара стала просто невыносимой, достигнув 40 градусов по Цельсию, в результате чего пулеметы и пушки стали плавиться. Советские Т-26 танки (предшественники Т-34) превосходили устаревшие японские танки, пушкам которых не хватало бронебойной способности. Но японцы отчаянно боролись, например, был очень драматический момент, когда лейтенант Садакайи атаковал танк своим самурайским мечом, пока не был убит.

Последующее наступление русских позволило полностью уничтожить силы генерала Комацубара. Япония потеряла 61000 человек, в отличие от Красной Армии, где было убито 7974 человек и ранено 15251. Эта битва стала началом славного военного пути Жукова, а также продемонстрировала важность обмана, технического и численного превосходства в танковой войне.

3. Битва при Аррасе (1940)
Не следует путать эту битву с битвой при Аррасе 1917 года, это сражение было во время Второй мировой войны, где британский экспедиционный корпус (БЭФ) сражался против немецкого Блицкрига, и постепенно военные действия продвигалось по побережью Франции.

20 мая 1940 года виконт Горт, командующий БЭФ, начал контратаку против немцев, под кодовым названием «Frankforce». В ней приняли участие два пехотных батальона численностью в 2000 человек - и всего 74 танка. BBC описывает то, что произошло дальше:

«Пехотные батальоны были разделены на две колонны для атаки, которая состоялась 21 мая. Правая колонна изначально успешно продвигалась, забирая в плен ряд немецких солдат, но вскоре они столкнулись с немецкой пехотой и СС, при поддержке воздушных сил, и понесли тяжелые потери.

Левая колонна также успешно наступала до столкновения с пехотным подразделением 7-й танковой дивизии генерала Эрвина Роммеля.
Французское прикрытие в ту ночь позволило британским войскам отойти на прежние позиции. Операция «Frankforce» была закончена, а на следующий день немцы перегруппировались и продолжили свое наступление.

В ходе «Frankforce» было взято в плен около 400 немцев, обе стороны понесели примерно одинаковые потери, также был уничтожен ряд танков. Операция превзошла себя - нападение было столь жестоким, что 7-я танковая дивизия полагала, что была атакована пятью пехотными дивизиями».

Интересно, что некоторые историки считают, что эта свирепая контратака убедила немецких генералов объявить сделать передышку 24 мая - короткий перерыв в Блицкриге, что дало БЭФ выиграть некоторое дополнительное время, чтобы эвакуировать свои войска во время «Чуда в Дюнкерке».

4. Битва за Броды (1941)
До Курской битвы в 1943 году, это было крупнейшее танковое сражение времен Второй мировой войны и величайшее в истории до этого момента. Оно произошло в первые дни операции Барбаросса, когда немецкие войска стремительно продвинулись (и относительно легко) вдоль Восточного фронта. Но в треугольнике, образованном городами Дубно, Луцк и Броды, возникло столкновение, в котором 800 немейких танков выступили против 3500 русских танков.

Бой длился четыре изнурительных дня, и закончился 30 июня 1941 г. громкой победой Германии и тяжелым отступлением Красной Армии. Именно во время битвы за Броды, немцы впервые всерьез схлестнулись с русскими танками Т-34, которые были практически невосприимчивы к немецкому оружию. Но благодаря ряду воздушных атак Люфтваффе (которые подбили 201 советских танков) и тактическому маневрированию, немцы победили. Более того, считается, что 50% советских потерь бронетехники (~ 2600 танков) были на счету недостатков тыла, нехватки боеприпасов, и из-за технических проблем. Всего в том сражении Красная Армия потеряла 800 танков, и это большая цифра по сравнению с 200 танками со стороны немцев.

5. Вторая битва при Эль-Аламейне (1942)
Это битва стала переломным моментом во время кампании в Северной Африке, и это было единственным крупным танковым сражением, которое было выиграно силами Британских ВС без прямого американского участия. Но американское присутствие, безусловно, ощущалось в виде 300 танков «Шерман» (в общей сложности у британцев было 547 танков), спешно доставленных в Египет из США.

В сражении, которое началось 23 октября и закончилось в ноябре 1942 года, произошло противостояние педантичного и терпеливого генерала Бернарда Монтгомери и Эрвина Роммеля, хитрого Лиса пустыни. К несчастью для немцев, однако, Роммель был очень болен, и был вынужден уехать в немецкую больницу до того, как битва начала разворачиваться. Вдобавок, его временный заместитель генерал Георг фон Штумме, умер от сердечного приступа во время боя. Немцы также страдали от проблем с поставками, особенно от нехватки топлива. Что в итоге привело к катастрофе.
Реструктурированная 8-я армия Монтгомери начала двойную атаку. Первый этап, операция «Лайтфут», состояла из мощной артиллерийской бомбардировки с последующей пехотной атакой. В ходе второго этапа, пехота расчистила путь для танковых дивизий. Роммель, который вернулся в строй, был в отчаянии, он понял, что всё потеряно, и телеграфировал об этом Гитлеру. И английские и немецкие армии потеряли около 500 танков, но войска союзников не смогли взять на себя инициативу после победы, что дало немцам достаточно времени для отступления.

Но победа была очевидна, что побудило Уинстона Черчилля заявить: "Это не конец, это даже не начало конца, но это, пожалуй, конец начала."

6. Курская битва (1943)
После поражения под Сталинградом, и намечающегося контрнаступления Красной Армии по всем фронтам, немцы решили сделать смелое, если не сказать безрассудное, наступление под Курском, в надежде вернуть себе свои позиции. В результате чего, битва под Курском сегодня считается самой крупной и долгой битвой с участием тяжелой бронетанковой техники в войне, и одной из крупнейших одиночных бронетанковых столкновений.

Хотя никто точных цифр сказать не может, советские танки изначально превосходили количество немецких в два раза. По некоторым оценка, изначально на Курской дуге схлестнулось около 3000 советских танков и 2000 немецких. В случае негативного развития событий, Красная Армия была готова бросить в бой ещё 5000 танков. И хотя немцы догнали Красную Армию по количеству танков, но это не могло обеспечить им победу.

Одному командиру Немецкого танка удалось уничтожить 22 советских танка в течение часа, но кроме танков шли русские солдаты, которые подходили к вражеским танкам с "суицидальной храбростью", подбираясь достаточно близко, чтобы бросить мину под гусеницы. Немецкий танкист позже писал:

"Советские солдаты были вокруг нас, над нами и между нами. Они вытаскивали нас из танков, подбивали. Это было страшно".
Все германские превосходство в отношении связи, маневренности, и артиллерии затерялось в хаосе, шуме и дыме.

Из воспоминаний танкистов:
"Атмосфера была удушающей. Я задыхался, а пот ручьями стекал по моему лицу."
"Мы каждую секунду ожидали, что будем убиты."
"Танки таранили друг друга"
"Металл горел."

Вся область на поле боя была заполнена сгоревшей бронетехникой, источавшей столбы черного маслянистого дыма.

Важно отметить, что в это время там происходило не только танковое сражение, но и воздушное. Пока внизу разворачивалась битва, самолеты в небе пытались подбивать танки.
Спустя восемь дней, атака была остановлена. Хотя Красная Армия победила, она потеряла пять бронемашин на каждый немецкий танк. С точки зрения фактической численности, немцы потеряли около 760 танков, а СССР около 3800 (в общей сложности 6000 танков и штурмовых орудий были уничтожены или серьезно повреждены). В отношении жертв, немцы потеряли 54182 человек, у нас - 177847. Несмотря на такой разрыв, Красная Армия считается победителем сражения, и, как отмечают историки "Гитлеровская долгожданная мечта о нефтяных месторождениях Кавказа была уничтожена навсегда."

7. Битва при Арракуре (1944)
Произошедшая во время Лотарингской кампании во главе с 3-й армией генерала Джорджа Паттона с сентября по октябрь 1944 года, менее известная битва при Арракуре была крупнейшим танковым сражением для армии США до этого момента. Хотя Битва в Арденнах позже окажется крупнее, эта битва происходила на гораздо более обширной географической территории.

Битва важна тем, что все немецкие танковые силы были поражены американскими войсками, в основном оснащенными пушками 75-мм. танка «Шерман». Благодаря тщательной координации танков, артиллерии, пехоты, и военно-воздушных сил, немецкие войска потерпели поражение.
В итоге американские войска успешно нанесли поражение двум танковым бригадам и частям двух танковых дивизий. Из 262 танков немцев, более 86 были уничтожены, а 114 серьезно повреждены. Американцы, напротив, потеряли всего 25 танков.

Битва при Арракуре предотвратила немецкую контратаку, и вермахт был не в состоянии восстановиться. Более того, эта область стала стартовой площадкой, с которой армия Паттона начнет свою зимнее наступление.

8. Битва при Чавинде (1965)
Битва при Чавинде стала одним из крупнейших танковых сражений после Второй мировой войны. Она произошла в ходе индо-пакистанской войны 1965 года, где столкнулось около 132 пакистанских танков (а также 150 единиц подкрепления) против 225 индийских бронемашин. У индийцев были танки «Центурион», в то время как у пакистанцев были «Паттон»; обе стороны использовали также танки «Шерман».

Битва, которая длилась с 6 по 22 сентября, состоялась на участке Рави-Чинаб, соединяющем Джамму и Кашмир с материковой частью Индии. Индийская армия надеялась отрезать Пакистан от линии снабжения, отрезав их от округа Сиалкот области Лахор. События достигли своего пика 8 сентября, когда индийские силы двинулись к Чавинде. Пакистанские воздушные силы присоединились к битве, а затем случилось жестокое танковое сражение. Крупная танковая битва произошла 11 сентября в регионе Филлора. После нескольких вспышек активности и затишья битва, наконец, закончилась 21 сентября, когда индийские силы, наконец, ретировались. Пакистанцы потеряли 40 танков, в то время как индийцы потеряли более 120.

9. Битва в Долине Слез (1973)
Во время арабо-израильской войны «Судного дня», израильские силы боролись с коалицией, которая включала Египет, Сирию, Иорданию и Ирак. Целью коалиции было вытеснить израильские силы, занимающие Синай. В одной ключевом пункте на Голанских высотах, у израильской бригады осталось 7 танков из 150 – и в оставшихся танках в среднем осталось не более 4-х снарядов. Но примерно в то самое время, когда сирийцы собирались совершить еще одну атаку, бригада была спасена случайно собранным подкреплением, состоящим из 13 наименее поврежденных танков, управляемых ранеными солдатами, которые были выписаны из больницы.

Что касается самой войны «Судного дня», то 19-дневная битва стала крупнейшим танковым сражением со времен Второй мировой войны. На самом деле, это было одно из крупнейших танковых сражений, в которой участвовали 1700 израильских танков (из них 63% были уничтожены) и примерно 3430 танков коалиции (из которых примерно от 2250 до 2300 были уничтожены). В конце концов, победил Израиль; Соглашение о прекращении огня при посредничестве Организации Объединенных Наций вступило в силу 25 октября.

10. Битва Истинга 73 (1991)
Это битву описывают как "последнее великое танковое сражение 20-го века", где силы США состоявшие из более чем десятка бронемашин M3 Брэдли и девяти танков M1A1 Абрамс, уничтожили более 85 иракских танков (включая Т-55 и Т-72). Последовавшая за этим битва в Персидском заливе, которая состоялась в иракской пустыне, стала полной катастрофой для иракских сил.
США имели ряд технических преимуществ по сравнению с Республиканской гвардией, в том числе превосходящие по характеристикам военные танки и GPS, что позволило им предварительно спланировать направление движения (вместо встречи вслепую). Танки M1A1 имели дальность стрельбы в 2500 метров, а иракские танки в диапазоне в 2000 метров; у Республиканской Гвардии не было шансов.

Около 600 иракцев были убиты или ранены во время операции, по сравнению с всего десятком американских потерь и 57 ранеными (в основном из-за дружественного огня).

источник

kykyryzo.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *