Как мы разобрали самолет-шпион У-2 «Локхид» / Назад в СССР / Back in USSR

Со сбитым 1 мая 1960 года в Свердловской области американским самолетом-разведчиком У-2 «Локхид» до сих пор связано много тайн. В ходе операции «Оверфлай» («Перелет») «Черный разведчик» должен был пересечь территорию СССР с юга на север на высоте 21 000 метров. Однако самолет-шпион сбили.

Обломки самолета Никита Хрущев велел выставить напоказ. А вот один из двигателей, который упал в болото и относительно прилично сохранился отправили в закрытый КБ. О том, что с ним делали, рассказал ветерана спасательной службы Северного Кавказа, почетный спасатель России Илья Пантелеевич Волчков. В те годы он работал инженером-конструктором в том самом в секретном конструкторском бюро.
Секретный двигатель воссоздали полностью
— В то время наше конструкторское бюро, так называемый «почтовый ящик-100», работало при Моторостроительном заводе в Уфе, который выпускал двигатели для МиГов, — рассказал Илья Волчков.

Илья Пантелеевич Волчков с женой Верой Николаевной.
— КБ наше разрабатывало и совершенствовало авиационные двигатели. Одним из наших «ноу-хау» стал беспилотный самолет-снаряд — прообраз крылатой ракеты. Подобной конструкции не было нигде. В 1959 году мне досталось сопровождать ее в Москву на выставку военно-воздушной техники. Увидев наш беспилотный самолет и ознакомившись с ним поближе, Никита Хрущев долго тряс мне руку в знак благодарности.

А буквально через год нам в КБ привезли двигатель с самолета У-2 «Локхид» Пауэрса. КБ специализировалось именно на высотных движках, а американский сохранился почти идеально.

Особенно ценно было то, что в нем не пропали остатки уникальных масел. Нам дали задание изучить двигатель, доработать его и по возможности создать еще более совершенную конструкцию. Наши МиГи в то время не могли достигать таких высот — турбины не выдерживали форсажа, и металл плавился. Детали двигателя подбирались одна к одной. Если винт, к примеру, был посеребрен, мы его тоже серебрили. Изучали структуру металла, делали химанализ. С ядовитой смазкой, система которой оказалась самой сложной, приходилось работать в противогазах. Как мы ни бились, но понять структуру графитовых уплотнителей, которые использовались в маслопроводах не смогли, повторить их не удалось. На больших оборотах масло на стыках текло. Однако двигатель У-2 «Локхид» мы все же воссоздали. Через некоторое время всю конструкцию велели передать в другое КБ. Ну а впоследствии, конструируя движки МиГов, мы добились не меньшей высотности.
В ходе операции сбили У-2 и… МиГ
А теперь напомним предысторию попадания двигателя в руки Ильи Волчкова. Создав «Локхид», американцы были уверены в полной безнаказанности — его полеты проходили в стратосфере на высоте свыше двадцати тысяч метров. Считалось, что в мире нет истребителей и ракет, способных достать самолет-призрак. Поэтому У-2 неоднократно забирались в глубь территории СССР, проводя разведку секретных стратегических объектов (в том числе и космодрома Байконур). Первого мая 1960 года американские спецслужбы начали операцию «Перелет» — самолет-разведчик, ведомый старшим лейтенантом Френсисом Пауэрсом, должен был пересечь территорию СССР.

Поднявшись с пакистанского аэродрома недалеко от города Пешавар, он должен был приземлиться в Норвегии. Самолет взмыл в небо в 5 часов 36 минут. Перед отправкой летчику сказали, что в небе России ему нечего бояться, хотя это была заведомая ложь. ЦРУ знало — на вооружении советских войск ПВО уже есть и ракетные комплексы С-75, и высотные истребители-перехватчики Су- 9. После того как шпион пролетел Ташкент, Аральское море, Троицк и Челябинск, его поймали радары ПВО. Поднятый в шесть утра с постели Никита Хрущев приказал сбить самолет. Базировавшиеся недалеко от Челябинска истребители МиГ-19 достать американца не могли — мешали высота и скорость в 780 километров в час. Но самолеты все же подняли в воздух. А цель поразила уже первая выпущенная с земли ракета — это произошло в 8 часов 53 минуты. Всего в ходе операции по уничтожению выпустили четырнадцать ракет и поразили… два самолета, в том числе и наш. Поднятый на перехват МиГ-19, пилотируемый Сергеем Сафроновым, сбила своя же ракета. Пауэрсу повезло, а русский летчик погиб.
Уникальное топливо слили за «ненадобностью»
Ракета взорвалась позади самолета У-2 «Локхид», осколки повредили хвост и крылья. Машина потеряла управление и стала падать. Пауэрс выбрался из кабины и спасся на парашюте. Через полчаса его поймали на земле. Уже без пилота самолет поразила еще одна ракета, и он развалился окончательно. Обломки упали в радиусе 20 километров недалеко от сел Косулино и Поварня Свердловской области. «Небесный дар» местные крестьяне восприняли с энтузиазмом, растащив по домам множество обломков. В частности плоскость, наполненную бесценным для военных экспертов горючим разломали, а горючее слили в траву.



Когда 2 мая спецподразделения прочесывали разделенную на квадраты территорию, для военной науки многое уже было потеряно. Но какова же была радость поисковиков, когда из болота извлекли один из двух двигателей! По распоряжению Хрущева остатки самолета доставили в Москву в Парк культуры и отдыха Максима Горького, а движок отправился на исследование в Уфу.




.

back-in-ussr.com

Профессия-шпион (самолёт-разведчик Lockheed U-2)

Из досье Локхид U-2: год рождения — 1955; потолок — более 21 ООО м; макс, дальность — 9000 км; «среда обитания» — большинство континентов мира…

Для начала — небольшая информация к размышлению. Бомбардировщик и разведчик Дс-Хевилленд «Москито» вполне мог быть примером невооружешюго самолета, способного уклоняться от встреч с истребителями противника благодаря своим исключительным летным данным. Даже более специализированные по тем временам Юнкерсы Ju-86 Р и R люфтваффе с дизельными двигателями, герметичной кабиной и разведывательным оборудованием были лишены какого-либо оборонительного вооружения в пользу повышения практического потолка полета.

Последним из таких сверхвысотных разведьвательных самолетов (официально он классифицировался как предназначенный для научных исследований) был Локхид U-2, сделавший крутую политическую карьеру, впрочем в той же мере, как и авиационную. Даже более выдающуюся, чем Локхид А-11, объявленный 29 февраля 1964 года президентом США Джонсоном как предназначенный заменить U-2 в его тайной благородной работе. Но конкуренции не получилось: А-11 трансформировался в стратегический разведчик SR-71A, главным коньком которого была скорость в несколько «махов».

Работы над U-2 начались в 1954 году, а прототип совершил первый полет в следующем году. Все 25 одноместных машин головной серии были построены экспериментальным отделением Калифорнийского филиала фирмы Локхид. Часть из них передали в 4028-ю и 4080-ю стратегические разведывательные эскадрильи стратегического авиационного командования ВВС США, которые базировались в штате Техас и на Пуэрто-Рико, остальные в NACA и ЦРУ. Отдельные машины были утрачены, включая и самолет, сбитый в районе Свердловска 1 мая 1960 года. Другой был сбит над территорией Китая 9 сентября 1962 года. Последний — один из двух купленных правительством Тайваня в США в июле 1960-го.

Первые построенные U-2 снабжались специальными турбореактивными двигателями «Пратг и Уипм» J-57C с очень мощными нагнетателями, позволяющими летать на больших высотах. Последующие модели имели двигатель «Пратг и Уитни» J-75-P-13, специально приспособленный для работы ш особом сорте топлива. Диапазон эксплуатации двигателя мог расширяться до полного его выключения и совершения планирующего полета. Это стало возможным благодаря тому, что U-2 имел ярко выраженные планерные формы и обладал отличными качествами парителя. Впрочем, к конструкции этого уникального ЛА мы вернемся чуть ниже.

Оборудование различных машин, в зависимого от их предназначения, имело значительные отличия. Некоторые машины были приспособлены, с оборудованием специально установленным NACA и Wright Air Development Center для сбора данных о загрязнениях воздушной среды, образовании облаков, циклонов, воздушных течений, космической радиации и концентрации радиоактивных элементов, молекул озона и водяного пара в высших слоях атмосферы. Так, целых 18 месяцев в 1958-1959 годах 3 машины с таким оборудованием из 4080-й эскадрильи проводили метеорологические исследования над Аргентиной. Сбитый под Свердловском U-2, кстати, был оснащен электромагнитным индикатором для обнаружения и решс-трации источников радио- и радарных излучений наземных установок. Это оборудование изготовили лаборатории фирм «Хиггинс», «Хьюлетг-Паккард» и «Райфеон». На машине были установлены автопилот А-10, компас MR-1, радиостанции ARN-6и АРС-34UHF, фотокамера типа 73В.

Вокруг самолета Локхид U-2 с самого начала его существования постоянно возникала какая -нибудь «шумиха». А началось все с его сверхсекретной миссии. Об этом — чуть позже, а пока — несколько слов из родословной этой, до сих пор таинственной машины. Построил U-2 в середине пятидесятых годов знаменитый авиаконструктор Келли Джонсон по заказу ЦРУ в полнейшей секретности и очень быстро. Прототип поднял в воздух летчик-испытатель Тони Вьер в августе 1955 года.

Навооружении американских ВВС (USAF) U-2 был принят в 1957 году. 15 машин поступили в 4028-ю эскадрилью 4080-го разведывательного авиакрыла стратегического авиационного командования, адесятыюсле-дующих машин проходили тщательные испытания в NACA. Только за период с 1957 по 1960 годы самолеты U-2 из состава 4080-го крыла выполнили6048 разведывательных заданий, включая 2400 полетов на высоте более 18 000 метров.

Действовали U-2 с отдаленных баз в Пуэрто-Рико, Австралии, Малой Азии или Южной Америке. Пилоты на этих машинах выступали в качестве «гражданских» лиц, разумеется без каких-либо документов, сами же самолеты, отправлявшиеся на «дело», не имели опознавательных знаков.

Эти машины несколько лет совершали разведывательные полеты над территорией бывшего СССР, о чем мы по понятной причине долгое время не могли и догадываться. Например, Фрэнсис Гарри Пауэре, сбитый наконец 1 мая 1960 года в окрестностях Свердловска, регулярно участвовал в тайных полетах, серия которых продолжалась более года. Взлетал он с авиабаз близ турецкого города Инсирлик или около пакистанского 11ешевара и по заранее выбранному маршруту летел до норвежской авиабазы в Бодо.

В своих мемуарах Пауэре отмечал, что 8-часовой полет в стратосфере происходил на высоте более 20 000 м, па огдельных участках с выключенным двигателем, когда U-2 летел как планер, был физически чрезвычайно тяжелым. Пилот не только испытывал гнетущее чувство одиночества, не имел возможности вести радиопереговоры с це1 пром полетов, ной не мог, будучи в высотном костюме и гермошлеме, ни есть, ни пить. К тому же постоянно испытывал изматывающее чувство опасности, наблюдая настойчивые попытки истребителей советской П ВО сбить нарушителя. К его счастью, параметры нападавших истребителей в то время были явно недостаточными. U-2 оказался в буквальном смысле ia недосягаемой высоте.

Для достижения такого высокого практического потолка самолет-разведчик имел ряд конструктивных особенностей. Он оборудовался тавдемным шасси со вспомогательными стойками под крылом, которые отделялись при взлете. Сначала это было, весьма непривычным и крайне неудобным способом. Вспомогательные стойки кренились к крылу втулкой с тросом, другой конец его держал техник, который при взлете бежал рядом со стартующим самолетом, затем выдергивал втулку тросом, и стойка с колесом отпадала прочь. С противоположной стороны другой член стартовой команды делал то же самое, и U-2 с возрастанием скорости благополучно взлетал. С посадкой тоже были немалые сложности.

Пилона тренировались сажать U-2 «на глазок». Делалось это так: обьшно приземлялись при встречном ветре, как на планере, и балансировали рулями крены до полной потери скорости. Однако после окончания «шпионских» полетов случались неприятности, коша приземлявшиеся самолеты получали повреждения, приводившие нередко к авариям. Так, почти половина из первоначально построенных 48 самолетов U-2, входивших в авиапромышленный заказ 1956 года, за десять лет по разным причинам была потеряна. Из «уважителысых» причин потерь можно назвать такой случай.

Самолет U-2C-L0, серийный номер USAF 56-6714, выставленный в качестве музейного экспоната на авиабазе Бил в Калифорнии, был поврежден при аварийной посадке на пастбище недалеко от города Орвилл. На этой машине пилот капитан Эдвард Бьюмонд сел «на брюхо», так как во время тренировочного полета на высоте 19500 м внезапно почувствовал себя плохо.

Во время разведывательных полетов пилоты, как правило, снабжались финским ножом, пистолетом с глушителем, ядовитыми ампулами, подробными картами государств, над которыми пролегал маршрут, валютой, часами и другими драгоценностями для расплаты, в случае необходимости, с населением и другими реквизитами «а ля Джеймс Бонд». Но вскоре выяснился еще один, потрясающий факт. Катапультируемое кресло было, со слов самого Пауэрса, оснащено мошной взрывчаткой: попастся в руки противника в таком случае было чрезвычайно сложно…

Пауэрсу же этот секрет открыл техник самолета на заводском аэродроме. Поэтому, когда в полете, на высоте 68 тысяч футов, он был сбит советской ракетой (по коду НАТО — SA-2 «Джудилайн»), учел это коварное обстоятельство и при падении обломков покинул кабину без помощи катапульты, в свободном падении вручную открыл парашют. Попав в плен, на публичном суде в Колонном зале Дома союзов он раскрыл эту антигуманную аферу перед всемирной общественностью. После недолгого заточения, 10 февраля 1962 года на Берлинском мосту Геникер Ьрюке Пауэре был обменен на известного советского разведчика Рудольфа Абеля, арестованного в Америке. В октябре 1962 года Пауэре закончил свою карьеру в ЦРУ и перешел на работу в фирму «Локхид», где продолжал летные испытания U-2. В 1970 году он начал летать на вертолете, сначала в качестве «зеленого патруля», а затем в агентстве радиотелевизионных новостей в Лос-Анджелесе. Погиб в авиакатастрофе вертолета, и новость об этом сообщили американские средства массовой информации 2 августа 1977 года.

Следует заметить об изменении в типовом обозначении самолета. С декабря 1992 года ВВС США отказались от использования названия TR-1A и все самолеты в частях обозначили как U-2R. Кроме того, к этому времени полностью изменился и круг задач, решаемых обоими типами. Вариант TR-1A, которых в 1979-1988 годах фирма Локхид построила на заводе в городе Памдейл 28 штук, возник как модификация U-2R с существенными изменениями в разведывательном оборудовании, установкой новой РЛС бокового обзора AN/UPO-X с синтезированным воспроизводством изображения и современных средств радиоэлектрошюй борьбы. Первоначально самолетTR-1A планировалось использовать на европейском театре военных действий с внедрением системы PLSS (Precision Location Strike System) против целей на территории стран Варшавского Договора. Первой частью в Европе, получившей эти самолеты, была 95-я разведывательная эскадрилья 17-го разведывательного крыла стратегического командования ВВС США, базировавшаяся на британской авиабазе Алконбари, куца первый самолет прилетел в феврале 1983-го.

Тогдашний командир крыла, полковник Т.Лесан, представил очень интересную информацию. Так например, было просто необходимо модернизировать систему рулежных дорожек авиабазы: еще бы, ведь радиус разворота при перемещении TR-1A составлял 65 м! К тому же размах крыла 31,4 м не позволил разместить TR-1A в стандартном укрытии для самолетов третьего поколения. Самолет имел значительные ограничения при приземлении с боковым ветром и сниже -нии со скольжением. Как отметил полковник Лесан в докладе авиационным специалистам НАТО, эти фазы полета трудно отработать с достаточной достоверностью на тренажере и приходится полностью полагаться лишь на личный опыт пилотов.

Сбрасываемые стойки на концах крыла, названные персоналом ВВС США «пого», вызывали непрерывные затруднения, и в конце концов их отделение удалось сделать автоматическим. Были и друше «капризы» U-2. Так при приземлениина приспособленной для эксплуатации этих самолетов авиабазе не было возможности для взлета. Дело в том, ‘по при опирании самолета на один из концевых участков крыла была большая вероятность увода самолета по дуге с летной полосы.

Обычный тренировочный полет продолжался около 9 часов по маршруту на высоте более 27000 метров при скорости порядка 700 км/ч. Пилот находился «в деле» 12-13 часов. Сюда входил предполетный инструктаж и составление послеполетного отчета, одевание и снятие высотного костюма. Перед вылетом летчик довольно длительное время производил «прокачку» — дышал чистым кислородом, после приземления — имел 24 часа увольнения для полноценного отдыха. Следующие 24 часа выполнял наземные обязанности и к полетам не допускался, так как было необходимо время не менее двух суток для стабилизации нормального уровня азота в организме.

В 1991 году 17-е разведывательное крыло, имевшее на вооружении кроме того и самолет SR-71 «Блэк берд», расформировали, а его четыре самолета TR-1A возвратили в США. А 95-я эскадрилья из двенадцати TR-1A/U-2R была сохранена. Ее перевели в 1992 году в рамках новой структуры 2-й воздушной армии стратегического воздушного командования на авиабазу в состав 9-го авиакрыла. Туда же вошла и 99-я стратегическая разведывательная эскадрилья (SRS), состоящая из 9 самолетов TR-1A и U-2R, которые все теперь назывались официально «U-2R». Сюда же перевели и 5-ю SRTS (стратегическая разведывательная учебная эскадрилья), состоящую из двух TR-1A, двух U-2R и одного Т-38 «Талон» — самолетадля учебных полетов с инструктором.

Плюс к этому оперативно в крыло вошли 5-я SRS с самолетами U-2R на авиабазе Осану в Южной Корее и 6-я SRS на авиабазе Акротири на Кипре. В крыло включили также заправочные 349-ю и 350-ю эскадрильи, каждая из 20 машин типа KC-135Q.

С точки зрения технических концепций (не беря в расчет идеологические воззрения) самолет-разведчик U-2 оставил заметный след в истории мировой авиации. Оригинальность его конструкции и высокие технические возможности бесспорны. В середине 1961 года новый двухместный модифицированный U-2R был показан на авиабазе Райт-Патгерсонво время «Дня вооруженных сил», где впервые были приведены его основные технические данные. Высотный разведчик и исследовательский моноплан. По конструкции — свободнонесущий среднетшан с опу-щенными законцовками крыльев, используемыми как лыжи при приземлении. Удлинение крыла 14,3. Крыло цельнометаллической конструкции. Элероны занимают приблизительно 60% размаха. Площадь крыла — 52,5м2.

Фюзеляж — цельнометаллический моно-кок с несущей обшивкой. По бортам за крылом располагались тормозные воздушные щитки, открывающиеся вперед.

Хвостовое оперение — свободнонесущее, цельнометаллическое. Рулевые поверхности оборудованы триммерами. На некоторых машинах устанавливался иодфюзеляжный киль.

Шасси — тандемное, убирающееся в фюзеляж. Главная и хвостовая стойки оборудованы двойными колесами. Сбрасываемые стойки, крепящиеся к концам консолей крыльев, также имели спаренные колеса. Хвостовые и крыльевые колеса небольшого диаметра со сплошными шинами. Тормозами оборудованы только колеса главной стойки. В контейнере задней части фюзеляжа устанавливался тормозной парашют.

Двигательная установка — один турбореактивный «Пратг и Уитии» J 57С с тягой 4990 кг или J75-P-13 такой же тяти. Внутрешдай топливный бак вмещал 2970 л. Могли также подвешиваться 2 топливных бака емкостью по 395 л.

Оборудование кабины — катапультное кресло, откидной фонарь, выдвижная панорамная фотокамера типа Перкин-Элмер 501.

И, наконец тактико-технические данные. Размах крыльев — 24,38 м. Общая длина -15, II м. Взлетный вес с топливом во внутреннем баке — 7190 кг (с подвесными баками — 7833 кг). Максимальная скорость — 795 км/ч, крейсерская — 740 км/ч. Практический потолок — 21 350 м. Радиус действия без подвесных баков — 3540 км, с подвесными баками — 4185 км.

Комментарии к модификациям

U-2C (№66701). Камуфляж — светло- и темно-серые разводы. Навес кабины — белый.

U-2 (N9 66722). Принадлежность — военно-воздушная труппа испытательного центра AFB. Белоснежный самолет с очень живописно окрашенными в желтый и красный цвета деталями. Буквенные обозначения на киле красного цвета, номера черные. Надписи под кабиной желтого и черного цвета. Вдоль всего фюзеляжа — красная полоса. За задней кромкой крыла вокруг фюзеляжа узкая темно-красная полоса. Знаки государственной принадлежности отсутствуют.

U-2B (№ 66690). Окраска светяо-ссрая с белыми разводами. Белая кабина, надписи и литот на крыле — черные. На киле есть обозначения части и подразделения.

U-2B (№ 66721). Окраска темно-серая, почтичерная. Цифры, обозначающие серию,— красные. Нос и верхняя носовая панель — серые. Государственные знаки отсутствуют.

Евгений Подольный, 
Клыотя Родины, № 2″1994

techno-story.ru

Lockheed U-2 vs С-75 «Двина» » Военное обозрение

Более полувека назад Центральное Разведывательное Управление США (ЦРУ) начало посылать в воздушное пространство СССР высотные стратегические самолеты-разведчики U-2, которые был оснащены специально созданной для их нужд фотосъемочной аппаратурой. Данные полеты продолжались практически 4 года и, в конце концов, стали причиной возникновения серьезного международного кризиса, который, по сути, и привел к их прекращению. Во многом именно полеты над территорией СССР американских самолетов-шпионов дали большой импульс развитию отечественных систем ПВО, которые и по сей день остаются лучшими в мире. Тогда на рубеже 50-60 годов прошлого века, главным врагом для высотных американских самолетов-разведчиков стал ЗРК С-75 «Двина», закрывший для них советское небо.

U-2 история полетов

Впервые американские самолеты приступили к фотографическому и электронному мониторингу советской территории еще в конце 1946 года. Начало этих полетов по времени совпало с началом Холодной войны и естественно было неслучайным. Первоначально такие самолеты поднимались в воздух только с Аляски и летали вдоль советских сухопутных и морских рубежей. При этом по мере усиления конфронтации между двумя странами, Министерство обороны США все сильнее настаивало на необходимости глубокой воздушной разведки территории СССР и его союзников. Со временем такие полеты действительно начались, но они приводили к большим потерям. Очень большое количество разведывательных самолетов было сбито в советском воздушном пространстве, меньшая часть над территорией КНР и другими государствами советского блока. Общая численность команд потерянных самолетов составила 252 человека, при этом судьба 138 летчиков так и осталась неизвестной.

Принимая это во внимание, в ЦРУ решили подписать с компанией Lockheed соглашение о постройке стратосферного разведчика. Так 22 марта 1955 года с фирмой был заключен формальный контракт. Согласно этому документу, компания Lockheed должна была построить 20 самолетов общей стоимостью 22 млн. долларов. В эту суммы не были включены расходы на создание реактивных двигателей, которые должны были приобрести ВВС, а также фотооборудования, которое ЦРУ планировало заказывать отдельно. Сроки контракта были достаточно жесткими, первый самолет Lockheed должна была поставить уже через 4 месяца, не позже конца июля.


Реализация данного заказа стала настоящей технической эпопеей, многие из деталей которой так и остаются засекреченными. К примеру, топливо тех лет для реактивных самолетов на высоте в 20 000 метров начинало закипать и испаряться. Поэтому компания Shell в экстренном порядке создала авиационный керосин, имеющий стабилизирующие добавки. Модификация двигателей J57 компании Pratt & Whitney также стала нелегким делом, да и других проблем было предостаточно. Однако первый самолет все же был построен уже к 15 июля. Его, как и все последующие самолеты, строили в калифорнийском городе Бербанке.

Летные испытания новинки проходили в чрезвычайно быстром темпе и в глубоком секрете. Самолет взлетал и садился на дно высохшего озера в штате Невада, расположенном к северу от Лас-Вегаса. Поблизости от этого места располагался ядерный полигон, поэтому вся зона вокруг была закрытой. 29 июля 1955 года самолет-разведчик, которым управлял летчик-испытатель Тони Левиер, впервые покатился по летному полю. В сентябре того же года он сумел забраться на высоту в 19 500 метров. А в конце 1956 года сумел подняться более чем на 22 километра. 1 мая того же года U-2 в разобранном виде был переправлен на английскую авиабазу Лэйкенхит, где самолет был вновь собран и подготовлен к выполнению полетов.

Великобритания достаточно густонаселенная страна, поэтому было очевидно, что на необычный самолет достаточно быстро обратят внимание. По этой причине еще до начала первых полетов U-2 над странами Варшавского блока, американские спецслужбы провели масштабную маскировочную операцию. 7 мая директора НАСАNASA Хью Драйден сделал заявление о том, что Lockheed начал производство сверхвысотного самолета, который будет применяться для изучения озонового слоя, космических лучей и стратосферных воздушных потоков. Позднее широкой публике сообщили о том, что новые самолеты были включены в состав базирующейся в Великобритании 1-й эскадрильи метеонаблюдений. Также сообщалось о том, что такие самолеты будут летать и в «другие районы земного шара». Об СССР, естественно, не говорилось ни слова.


В 1956 году советские части ВВС и ПВО еще не располагали ни истребителями, которые были бы способны забраться на высоту в 20 000 метров, на которой и летали U-2, ни систем ПВО, которые бы могли их там достать. Первые же миссии подтвердили неуязвимость самолетов. Была даже доказана способность самолета без помех летать в московском небе. В 1956 году американские самолеты-шпионы выполнили ряд полетов над СССР. В частности 2 полета прошли 9 июля, еще один состоялся 10 июля. В тот же день СССР официально направил США ноту протеста и президент Эйзенхауэр распорядился прекратить на время все рейды U-2 над советской территорией. Они были возобновлены лишь в июне 1957 года, причем в этот раз полеты проводились не в западной части СССР, а на Дальнем Востоке.

В сумме самолеты-разведчики U-2 проникали в воздушное пространство СССР 24 раза. Последний такой рейд под названием Миссия 4154, состоялся 1 мая 1960 года. Данный полет был санкционирован лично президентом Эйзенхауэром, который одновременно с этим отдал распоряжение после 1 мая не летать над территорией СССР. В итоге неуязвимый до этого самолет U-2 был сбит советской зенитной ракетой в районе Свердловска, а его пилот Пауэрс благополучно опустился вниз на парашюте и был пленен, о чем Хрущев официально объявил 7 мая.

В итоге советско-американские отношения в очередной раз претерпели кризис, который стал причиной отмены международной встречи с участием руководителей СССР, США, Великобритании и Франции, которая должна была состояться в Париже 16 мая. Пилот сбитого U-2 оставался в СССР в заключении до 19 февраля 1962 года, когда его обменяли на советского разведчика Вильяма Фишер, который был известен под именем Рудольфа Абеля.


Всего за 4 года выполнения полетов над территорией СССР самолеты-разведчики U-2 сфотографировали 3 млн. 370 тыс. кв. метров советской территории или примерно 15% обшей площади страны. Всего было отснято 392 тыс. метров пленки, которая до сих пор хранится в архивах ЦРУ. Ценность данного самолета подтверждается хотя бы тем, что в 1962 году именно они подтвердили подготовку стартовых позиций для советских баллистических ракет на Кубе. В настоящее время современные модификации самолета «U-2S» и «TU-2S» продолжают находиться на вооружении американских ВВС. Предполагается, что они будут выведены из эксплуатации лишь к 2023 году. Также продолжается проектирование нового поколения радара Astor,
который используется на данных самолетах-разведчиках.

ЗРК С-75 «Двина»

ЗРК С-75 «Двина» (по кодификации НАТО – SA-2 Guideline) – советский подвижный зенитный ракетный комплекс. Главным разработчиком ЗРК являлось НПО Алмаз (генеральный конструктор А. А. Расплетин), а разработчиком ракеты – МКБ «Факел» (генеральный конструктор П. Д. Грушин). Комплекс был принят на вооружение в 1957 году. ЗРК С-75 мог уничтожать цели на дальности до 43 км, в диапазоне высот от 0,5 до 30 км, обладавших скоростями до 2 300 км/ч. Начиная с момента принятия на вооружение, данный комплекс постоянно совершенствовался. Последние его модификации способны уничтожать цели, летящие со скоростью до 3 700 км/ч.


ЗРК С-75 в ряду отечественных средств ПВО занимает особое место, именно этот комплекс стал первым перевозимым. Он первым в мире принял участие в реальных боевых действиях и открыл счет сбитым самолетам противника. Именно с комплекса С-75 начались поставки отечественных средств ПВО за рубеж. ЗРК-75 стал наиболее применяемы комплексом за историю войск ПВО во всем мире. Данный комплекс в различных модификациях состоял на вооружении более чем 40 стран. За все время его выпуска было экспортировано порядка 800 дивизионов данного комплекса. Также С-75 производился в КНР по лицензии, где назывался Хунци-1 (HQ-1) и Хунци-2 (HQ-2).

Во многом первоначальный успех комплекса связан с его основным оружием – зенитной ракетой, которая была спроектирована в КБ Грушина. Выбор основных технических решений по ЗУР, получившей обозначение 1Д, во многом был определен обликом радиоэлектронной части ЗРК С-75. К примеру, использование узконаправленной антенны передачи команд на ракету, жестко связанной с блоком ориентируемых на воздушную цель основных антенн станции наведения, предопределило использование наклонного старта ракеты с разворачиваемых в сторону цели ПУ.

Для осуществления такого старта ракета должна была обладать очень хорошей начальной тяговооруженностью, которую ей мог обеспечить лишь твердотопливный ракетный двигатель (РДТТ). Напротив, при относительно длительном последующем полете до цели требования к значениям тяги были на порядок меньше. К тому же здесь требовалась высокая экономичность двигателя. В те годы этим условиям отвечал только жидкостный ракетный двигатель (ЖРД). Так было принято решение об использовании двухступенчатой схемы ракеты, которая была оснащена РДТТ, работающим на старте, и ЖРД, который работал на маршевом участке. Данная схема позволяла обеспечить ракете высокую среднюю скорость, а значит и возможность своевременно поразить воздушную цель.


Для того чтобы определиться с аэродинамической схемой ракеты, конструкторы создали оригинальные методы расчетов. Они учли требования эффективной работы системы стабилизации, необходимой маневренности ракеты (допускалось применение радиокомандной системы наведения на цель) и контура управления, а также получения минимального аэродинамического сопротивления. В результате этого впервые в СССР для ЗУР была использована нормальная аэродинамическая схема. Одновременно с этим в передней части зенитной ракеты установили дестабилизаторы, которые увеличивали ее маневренность, а также позволяли регулировать запас ее статической устойчивости во время процесса доводки.

Применение нормальной схемы позволило на практике реализовать более высокие аэродинамические характеристики в сравнении со схемой «утка». Для такой схемы даже не было необходимости использовать элероны – управление ЗУР по крену осуществлялось с помощью дифференциального отклонения рулей. В свою очередь, достаточная статическая устойчивость и высокая тяговооруженность зенитной ракеты на стартовом участке обеспечили задержку управления по рысканию и тангажу вплоть до отделения ускорителя. В то же время для предотвращения неприемлемого ухода осей бортовых приборов на стартовом участке была обеспечена стабилизация ракеты по крену. Для этого расположенная в одной из плоскостей пара консолей стабилизаторов имела элероны.

ЗРК состоял из РЛС наведения, двухступенчатой зенитной ракеты, а также 6 пусковых установок, средств электропитания и транспортно-заряжающих машин. Именно из ЗРК С-75 был сбит самолет-разведчик U-2. 1 мая 1960 года американцы решили пролететь над Красной площадью во время первомайского парад. Самолет под управлением Пауэрса шел со стороны Средней Азии. При этом за самолетом неотрывно следила радиолокационная система ПВО СССР, о маршруте его полета докладывали лично Н. С. Хрущеву прямо на трибуну мавзолея. Под Свердловском самолет вошел в зону действия ЗРК и был сбит. На его перехват были поднята пара истребителей МиГ-17. По несчастливому стечению обстоятельств один из этих самолетов также был сбит ракетой комплекса С-75, при этом летчик погиб.


Комплекс С-75 сыграл очень важную роль в становлении и развитии всех управляемых ракетных средств ПВО СССР. Он стал единственным в мире комплексом ЗРК, который успешно выполнял функцию обеспечения противовоздушной обороны во время ведения крупномасштабных боевых действий (Вьетнам, Египет). В настоящее время, как и самолет U-2, он продолжается оставаться на вооружении ряда государств.

Источники информации:
-http://vybory.org/articles/662.html
-http://www.mkonline.ru/2006-09/2006-09-11.html
-http://cris9.narod.ru/srk_s75.htm
-http://ru.wikipedia.org

topwar.ru

Опасен ли для России самолет-шпион U-2?

Из сегодняшнего сообщения портала Independent стало известно о предложении, а вернее, намерении главнокомандующего объединения вооруженных сил НАТО в Европе генерала ВВС США Филипа Бридлава разместить на военно-воздушных базах несколько самолетов-разведчиков типа U-2. Как ясно из класса этих воздушных судов и их предполагаемой дислокации, на них возлагается задача наблюдения за объектами, расположенными на российской территории. Безусловно, генерал Бридлав, будучи профессиональным пилотом, разбирается в авиационной технике. Тем удивительнее предлагаемое им решение.

Общая стратегия

Передислокация самолетов-шпионов из США в Европу вполне укладывается в общую концепцию усиления военного альянса европейских стран и высказанную недавно несколькими политиками идею о приоритетности реагирования на возможную российскую угрозу. Растущие оборонные возможности армии РФ вызывают озабоченность, чем и вызваны действия по наращиванию потенциала, объявляемые как бы ответными. При этом следует учитывать значительное количественное превосходство НАТО над численным составом российской группировки в европейской части страны. Российских войск объективно достаточно для обеспечения защиты своих рубежей при существующем силовом балансе, но их явно не хватило бы для оккупации Западной Европы. О том же говорит и соотношение суммарного военного бюджета НАТО и РФ. Североатлантическому альянсу также вполне хватило бы потенциала для обороны, а вот для наступления вряд ли. Но почему-то именно коллективный Запад стремится нарушить этот баланс, в частности путем создания и продвижения в восточном направлении передовых систем ПРО, призванных обеспечить безнаказанность первого удара. В этом аспекте и следует рассматривать планы относительно U-2.

Шедевр Джонсона

Этот самолет стал одним из «небесных долгожителей», что уже само по себе говорит о его чрезвычайно высоких летных характеристиках. В начале пятидесятых главным средством обеспечения неуязвимости в ВВС считалась высота, на которую может забраться воздушное судно. Истребительная авиация того времени имела ограниченный потолок, возможности зенитной артиллерии тем более лимитированы. Конструктор фирмы «Локхид» Келли Джонсону исходил из того, что создаваемый им разведывательный аппарат должен иметь возможность следовать длительное время на высотах, превышающих 21 тыс. метров, что в любом случае оберегало его от ПВО вероятного противника. Этим требованием обусловлен необычный вид самолета U-2, в частности большая длина его прямого крыла. Скорость большого значения не имела, она могла быть дозвуковой. Объективно можно утверждать, что Джонсон создал настоящий технический шедевр, значительно опередивший свое время.

Полеты над чужой землей

Со времени принятия на вооружение в 1957 году и до конца десятилетия, то есть в течение трех лет, самолет U-2 успешно выполнял свою функцию глубинной разведки над территорией СССР, оставаясь неуязвимым для существовавших тогда средств советских ПВО. Всего было зафиксировано 24 эпизода нарушения границы, во время которых военное командование США получало ценную информацию о состоянии обороны вероятного противника. Пять единиц были потеряны в период испытательных полетов и во время освоения техники пилотами ВВС, что, в общем-то, считается нормальным показателем. Аварии случались и позже, машина имеет специфические требования к пилотированию, и только опытные летчики могли им успешно управлять. Такие, как Фрэнсис Гэри Пауэрс, например. Конец безопасным полетам над советской территорией положил зенитно-ракетный комплекс С-75.

Случай, произошедший в праздник

Самый известный случай, произошедший с самолетом U-2, случился на Первомай 1960 года. Американский разведывательный аппарат был сбит над территорией СССР, причем довольно на большом расстоянии от границы, над Уралом. Попытки президента Эйзенхауэра объяснить полет над советской территорией случайным отклонением от курса выглядели абсурдно, особенно когда выяснилось, что пилот Пауэрс жив и дает показания в КГБ. Стало ясно, что период неуязвимости U-2 бесповоротно закончился, а высота больше не является гарантией безнаказанности. Тогда многим казалось, что эра выдающегося самолета-шпиона завершилась, но снимать эту машину с вооружения в ВВС США не спешили. Разведывательные полеты продолжались, но уже над территорией других государств. Но и там их ждали неудачи.

Боевые потери

В сентябре 1962 года в результате действий ПВО КНР был сбит U-2, принадлежащий тайваньским ВВС. Пилот успел катапультироваться, но скончался от ранений. Самолет поражен советской ракетой, запущенной китайским расчетом. В октябре того же года над городом Банес уничтожен еще один аппарат того же типа, осуществлявший разведку мест дислокации советских пусковых установок, размещенных во время Карибского кризиса на Кубе. Летчик Андерсон погиб, но, впрочем, успел передать важную информацию, подтвердившую военное присутствие СССР вблизи штата Флорида. В 1963 и 1964 годах были сбиты еще по одному U-2 ВВС Тайваня, и снова над Китаем. Один пилот задержан, другой погиб. Еще один самолет-шпион уничтожен вблизи Пекина годом позже при сходных обстоятельствах. В 1966 году в ходе Вьетнамской войны U-2B ВВС США был поврежден взрывом советской высотной ракеты, но летчик сумел дотянуть до демаркационной линии и катапультировался над «своей», контролируемой американцами территорией. Еще один тайваньский самолет-разведчик (U-2C) разрушен в небе над Китаем в 1967 году. На настоящий момент он считается последней боевой потерей аппаратов этого типа.

Модификации

Модификационный потенциал самолета U-2 оказался довольно мощным. На нем менялся двигатель, совершенствовались воздухозаборники, усиливались шасси, устанавливались посадочные гаки для эксплуатации на авианесущих кораблях, наращивался объем внутренних и подвесных топливных гаков с целью расширения оперативного радиуса, устанавливались спойлеры, производились другие изменения конструкции. Не забыт был и учебный вариант с размещением в кабине двух пилотов. Самолеты приспосабливались для научных и исследовательских целей, проводившихся, впрочем, в интересах Пентагона. Но главной целью более чем полутора десятков модификаций стало достижение способности получать разведывательную информацию без пересечения границы. Это стало слишком опасно уже в шестидесятые годы.

Советский ответ

В СССР тем временем разведывательная авиация развивалась тоже, но другим путем. В 1973 году, в разгар очередного ближневосточного конфликта, над Израилем пролетел советский МиГ-25, и средства ПВО этой страны оказались абсолютно бессильными. Ни ракеты, ни перехватчики не смогли достичь нужной для поражения этого самолета высоты и скорости. Задумывался этот разведчик как перехватчик, но оказалось, что он фактически неуязвим. По сравнению с ним и сейчас дозвуковой U-2 при всех своих достоинствах кажется порождением минувшей эпохи. МиГ-25 стоит на вооружении ВВС России и в настоящее время.

Сакральный символ

Учитывая возможности современной космической разведки, опасность U-2 для российской обороны минимальна, если о ней вообще можно говорить. Даже установка на нем антенны «АВАКС» мало что решает, есть другие, более совершенные средства получения информации. Так для чего же генерал Бридлав вспомнил об этом самолете, которого к новейшим образцам даже с самой большой натяжкой причислить нельзя? Не думает же он, что этот летательный аппарат позапрошлого поколения заставит трепетать от ужаса российский генштаб? Это вряд ли, он ведь профессиональный военный летчик. Возможно, что U-2 в его представлении ассоциируется со временами Холодной войны и служит своеобразным символом противостояния. Что же, будем ждать появления в Европе «Фантомов» (у Турции они и сейчас есть), «Скайхоков» и «летающих крепостей» Б-29.

fb.ru

Самолет-разведчик U-2A (США)

Стратегический разведчик Lockheed U-2 предназначен для глубокого проникновения на территорию противника с целью сбора разведывательной информации. Проект исходного самолета U-2 был разработан компанией Lockheed в 1954 г. Первый полет опытного самолета Lockheed U-2 состоялся в августе 1955 г. Поставки командованию стратегической авиации были начаты в 1956 г. Всего построено не более 150 самолетов Lockheed U-2 всех модификаций. Новый самолет-разведчик компании Lockheed проектировался и строился в условиях строжайшей секретности в так называемой компании «Сканк Уокс». Он имел великолепные летные характеристики, обеспечивавшие ему возможность полетов на большой высоте и с большой дальностью, благодаря мощным двигателям и компоновке самолета.

Самолет выполнен по нормальной аэродинамической схеме со среднерасположенным трапецевидным крылом большого удлинения. Шасси тандемное со сбрасываемыми крыльевыми стойками. 

В качестве силовой установки использовался двигатель Пратт-Уитни J57 с переработанной системой подачи топлива, а крыло самолета имело большое удлинение (как у планера) и позволяло увеличивать дальность полета за счет переключения двигателя на полетный малый газ и планирования на длинные дистанции. Предназначенный для работы на высотах, где обнаружение и перехват были маловероятны, самолет Lockheed U-2 оснащался большим количеством устройств для сбора данных. То, что разведчик U-2 являлся обнаруживаемым и уязвимым, было продемонстрировано 1 мая 1960 г., когда во время полета над Советским Союзом этот самолет был сбит зенитной ракетой класса «земля-воздух». Тем не менее ценность Lockheed U-2 подтвердилась в 1962 г., когда эти самолеты засекли попытку размещения баллистических ракет на Кубе.

Первоначальный серийный вариант Lockheed U-2A оснащался ТРД J57-P-7 или J57-P-57A тягой 4763 или 5080 кг соответственно. Некоторые самолеты U-2A под обозначением WU-2A использовались ВВС США для атмосферных исследований.

Усовершенствованный серийный вариант Lockheed U-2B имел усиленный планер, ТРД J57-P-13 или J57-P-1ЗВ тягой 7167 или 7711 кг соответственно и увеличенный запас топлива.

Серийный вариант Lockheed U-2C с увеличенным запасом топлива и удлиненной носовой частью оснащался дополнительным оборудованием для электронной разведки (Elint).

Двухместный учебно-тренировочный вариант U-2CT (два аппарата) имел ступенчатое расположение двух раздельных кабин пилотов.

Вариант U-2D — двухместный самолета U-2B для высотных исследований.

Под обозначением U-2R разработан усовершенствованный вариант разведчика, намного больше, тяжелее и с увеличенной емкостью горючего. Самолет U-2R имеет увеличенные поверхности горизонтального и вертикального оперения и складывающиеся концы крыла, что позволяет эксплуатировать его с авианосцев с использованием тормозного крюка. Новое катапультное сиденье обеспечивает возможность катапультирования у земли. Основной особенностью самолета U-2R является большой внутренний запас топлива, увеличивающий продолжительность полета до 15 ч и более (это редко достигается из-за чрезмерной нагрузки на летчика), а также и наличие контейнеров с БРЭО. На вооружение ВВС и в ведение ЦРУ самолет U-2R поступил в конце 1968 г.

На базе U-2R предложен вариант морского наблюдательного самолета U-2EPX для ВМС США, который использовался для определения эффективности различных датчиков, обеспечивающих наблюдение с больших высот за движением кораблей. Кроме того, были проведены исследования по возможности вооружения самолета U-2EPX ПКР «Кондор» с оптико-электронной системой наведения.

В рамках работ по созданию разведывательно-ударного комплекса «ПЛСС» был разработан одноместный усовершенствованный вариант самолета U-2R с двигателями J75-P-13 и более современным авиационным оборудованием под обозначением TR-1A. предназначенный для обеспечения разведывательной информацией на театре военных действий командного состава тактических подразделений в реальном масштабе времени.

Тактический разведывательный самолет TR-1 способен совершать длительные полеты на большой высоте с различным разведывательным оборудованием, вести круглосуточную разведку и наблюдение за территорией других стран без нарушения их границ в любых метеорологических условиях (в том числе за полем боя при полете на расстоянии около 48 км от линии фронта, а также обеспечивать информацией о перемещении сил противника на его территории на расстоянии до 80 км от переднего края), осуществлять тактическую фоторазведку, картографирование местности с большой высоты; собирать разведывательную радиоэлектронную информацию.

Первый серийный самолет TR-1 сошел с производственной линии 15 июля 1981 г. Его поставки командованию стратегической авиации были начаты в сентябре 1981 г. Были построены также 2 двухместных учебно-тренировочных самолета с кабинами пилотов на одном уровне TR-1В (вместо отсека оборудования установлена вторая кабина экипажа, полностью оснащенная приборным оборудованием и органами управления) и несколько самолетов U-2R. Самолет TR (так же как и U-2R) может использоваться с авианосцев после установки на нем тормозного крюка.

Самолет TR-1 представляет моноплан со среднерасположенным крылом большого удлинения и одним двигателем в хвостовой части фюзеляжа. Крыло цельнометаллическое, прямое, трапециевидное, оборудовано интерцепторами, закрылками и элеронами. Фюзеляж типа полумонокок, круглого поперечного сечения, с тонкой обшивкой, выполнен из алюминиевых сплавов.

Непосредственно за кабиной экипажа по бокам фюзеляжа размещены воздухозаборники двигателя. Хвостовое оперение однокилевое, со средним расположением стабилизатора, цельнометаллическое. Имеются компенсированные рули высоты, снабженные триммерами, и руль направления. Шасси велосипедного типа. Основная и хвостовая стойки снабжены спаренными колесами, убираются вперед в фюзеляж. Самолет оснащен двумя дополнительными опорными подкрыльевыми стойками с небольшими спаренными колесами, которые сбрасываются после взлета.

Самолет имеет противорадиолокационную черную окраску, снижающую его заметность. Система управления полетом механическая с тросовой проводкой.

Силовая установка состоит из одного ТРД. Топливные баки расположены в крыле. Топливная система приспособлена для работы на большой высоте. В полете сначала расходуется топливо из больших баков в корне крыла, затем из небольших концевых баков.

Кабина самолета обеспечивает комфортабельные условия во время длительных полетов на большой высоте, оборудована системами герметизации и кондиционирования воздуха, защищена от ультрафиолетового излучения. В ней есть устройство подогрева пищи, хранящейся в тюбиках, катапультное сиденье летчика, перископ заднего обзора. Имеется система жидкого кислорода. Летчик одет в высотный скафандр S-1010B. позволяющий пилотировать самолет при разгерметизированной кабине.

Стандартное оборудование включает связную аппаратуру, работающую в метровом и УВЧ-диапазонах, радионавигационную систему TACAN, инструментальную систему посадки DLS, автопилот, автоматический радиопеленгатор, компас, астрокомпас (для полетов в ночное время), систему передачи данных в реальном масштабе времени, автоматическую систему электронной разведки GUNT, фотоаппаратуру, РЛС бокового обзора Хьюз UPD-X с синтезированной апертурой с высокой разрешающей способностью, обеспечивающей возможность разведки территории противника без захода в зону боевых действий.

Всего до 1988 года было построено 28 самолетов. С середины 90-х годов ведутся работы по созданию модификации U-2S с усовершенствованным быстрозаменяемым бортовым радиоэлектронным оборудованием.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
Экипаж, чел. 1
Крейсерская скорость на высоте около 20 км, км/ч 740
Практический потолок, м 27430
Дальность полета, км 4635
Масса, кг:
максимальная взлетная 10225
нормальная взлетная 8960
пустого самолета 7030
Габариты самолета, м:
размах крыла 24,39
длина 15,24
высота 4,57
Двигатель: ТРД Pratt&Whitney J75-P-13B, кгс 7710

www.dogswar.ru

Как сбили Пауэрса — Только самое интересное

1 мая 1960 года в воздушном пространстве СССР был сбит самолет-разведчик Lockheed U-2, пилотируемый американским летчиком Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Самолет вторгся со стороны Афганистана, и был сбит советской зенитной ракетой класса «земля-воздух» под Свердловском. Пауэрс выжил, был приговорен советским судом за шпионаж к 10 годам лишения свободы, но позже его обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля, разоблаченного в США. Инцидент вызвал громкий международный скандал и значительно осложнил отношения между СССР и США.

В середине 1950-х годов в США был создан высотный самолет-разведчик U-2. Он отличался тем, что мог летать на больших высотах — до 20 км и выше. Американцы считали, что на такой высоте он станет недосягаем для советских ПВО и обнаружить его в СССР не смогут. Самолет мог развивать скорость около 800 км/ч. На его борту могло находиться большое количество оборудования для сбора данных, в том числе восьмь фотокамер высокого разрешения. Такие камеры позволяли за один полет охватить территорию площадью 4300х800 км. В США была запущена целая программа по использованию самолетов-разведчиков. Инициатором полетов шпионских самолетов U-2 был заместитель директора ЦРУ по планированию тайных операций Ричард Биссел. Американцами было создано даже специальное подразделение «Отряд 10–10», самолеты которого летали над странами Варшавского блока и вдоль границ СССР. Всего, по некоторым данным, над территорией Советского Союза до 1960 годы было выполнено 24 полета самолетов U-2. Этими самолетами была собрана информация о большом количестве военных и промышленных объектов. U-2 впервые вторгся в воздушное пространство СССР 4 июля 1956 года. Разведчик вылетел с американской военной базы в Германии и пролетел над Москвой, Ленинградом и Балтийским побережьем. Факт вторжения был зафиксирован Советским Союзом, СССР направил ноту протеста, потребовав прекратить разведывательные полеты, однако с 1957 года они возобновились. Также благодаря U-2 американской разведке удалось выяснить местоположение космодрома Байконур в 1957 году именно благодаря очередному полету самолета U-2. На этом американцы не остановились. 9 апреля 1960 года самолет-шпион пролетел над Семипалатинским ядерным полигоном, сфотографировал готовую к подрыву атомную бомбу, и безнаказанно вернулся обратно. До конца 1959 года в СССР не было эффективного средства противодействия высотным U-2.

Гэри Пауэрс считался самым опытным пилотом отряда «10-10». На его счету уже было 27 полетов над территориями Польши, Восточной Германии, Китаем и СССР. 1 мая 1960 года U-2, управляемый Пауэрсом, пересек государственную границу СССР в 5:36 по московскому времени. Произошло это в 20 км юго-восточнее города Кировабада, Таджикской ССР. Самолет должен был пролететь по маршруту: Пешавар (Пакистан) — Аральское море – Свердловск – Киров — Плесецк и приземлиться на аэродроме Буде в Норвегии. Предполагалось, что полет займет 9 часов. Пауэрс должен был за это время пролететь около 6 тыс. км, из них почти 5 тыс. — над советской территорией. Маршрут самолета пролегал над важными промышленными центрами и военными базами. В случае обнаружения советскими ПВО Пауэрсу было приказано нажать на кнопку самоликвидации машины, поскольку U-2 ни в коем случае не должен попасть русским.
Когда U-2 начал приближаться к границе СССР южнее Душанбе на высоте более 19 км в 5.36 по московскому времени, самолет был замечен советскими ПВО. К 8 утрам о полете было доложено министру обороны, председателю КГБ, членам Политбюро и Хрущеву. К этому времени Пауэрс уже пролетал над Магнитогорском, Челябинском и приближался к Свердловску. На перехват нарушителя был поднят одиночный истребитель-перехватчик Су-9. Самолет не был вооружен, так как перегонялся с завода в летную часть, летчик Игорь Ментюков получил приказ таранить противника. При этом у Ментюкова не было шансов спастись — из-за срочности вылета он не надел высотно-компенсационный костюм и не мог безопасно катапультироваться. Однако U-2 Пауэрса Су-9 не смог обнаружить из-за неправильной наводки с земли. Кроме того, самолет-разведчик постоянно пропадал с радаров. Когда у Су-9 стало подходить к концу горючее, Ментюков был вынужден вернуться на аэродром.

Как сбили Пауэрса ссср, u-2, сша, пво

Тогда было решено сбить U-2 ракетой. Было выпущено несколько ракет, но лишь одна из них, выпущенная из ЗРК С-75, привела к повреждению самолета-разведчика. Это был первый боевой пуск ракеты на территории СССР. В 8.53 первая выпущенная ракета взорвалась позади самолета Пауэрса, в результате взрыва было оторвано крыло U-2, поврежден двигатель и хвостовая часть. Но летчик остался цел. Самолет стал неконтролируемо падать с высоты свыше 20 км. Было выпущено еще несколько зенитных ракет. Тогда Пауэрс решил выпрыгнуть на высоте, по одним данным, 10 км, по другим, 5 км. Едва он оторвался от самолета, как еще одна ракета прямым попаданием поразила U-2. Пилоту удалось благополучно спуститься на парашюте, на земле он был задержан местными жителями в районе деревни Косулино.

На инцидент США отреагировали только 3 мая. Было опубликовано сообщение о том, что 1 мая 1960 года пропал самолет U-2, принадлежавший NASA. Аппарат якобы производил метеоисследование в верхних слоях атмосферы. В сообщении говорилось, что, возможно, он разбился в районе турецкого озера Ван. О том, что это мог был самолет-разведчик, США не упомянули. Причины и обстоятельства гибели самолета для американцев были пока ясны. США посчитали, что самолет был уничтожен при выполнении задания. Однако вскоре последовало официальное заявление со стороны СССР. Никита Сергеевич Хрущев 7 мая заявил о том, что советскими ПВО был сбит американский шпион. Более того, сообщалось, что летчик жив. Отрицать то, что самолет был разведывательным американцы уже не могли. Находившийся тогда на посту президента США Эйзенхауэр был вынужден признать, что это был самолет-разведчик, а полеты над советской территорией продолжались на протяжении нескольких лет.

17 августа 1960 года состоялся суд над Пауэрсом. Тот признал себя виновным. Спустя два дня он был приговорен к 10 годам лишения свободы. Однако уже 10 февраля 1962 года его обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера (Рудольфа Абеля). Обмен состоялся в Берлине на мосту Глинике. На родине Пауэрса также ждал суд. Его обвинили в нарушении служебных инструкций и проверили на полиграфе. Тем не менее следственная и сенатская комиссии сделали вывод о его невиновности. После инцидента в небе над СССР он продолжал еще несколько лет работать в военной авиации. Пауэрс погиб 1 августа 1977 года в результате крушения вертолета. Его машина производила фотосъемку пожара в окрестностях Санта-Барбары в Калифорнии. Одной из возможных причин катастрофы мог стать недостаток топлива. После смерти Пауэрса наградили посмертно несколькими медалями и наградами, в том числе Крестом за выдающиеся летные заслуги и Серебряной Звездой, третьей по значимости военной наградой США.

После инцидента 1 мая 1960 года США больше не проводили разведывательных полетов на U-2 над территорией СССР. Инцидент имел серьезные политические последствия, значительно осложнив отношения между СССР и США. Так американский президент был вынужден отменить визит в Москву, а Никита Хрущев не полетел на саммит в Париж, на котором руководители СССР, США, Великобритании и Франции планировали обсуждение вопросов о контроле над вооружениями.

vsegda-tvoj.livejournal.com

Отлично иллюстрированная статья про полет Пауэрса на У-2.

(От себя отмечу, что некоторые «жареные» подробности имеют невысокую степень достоверности).

1 мая 1960 года, произошло событие, взбудоражившее весь мир. Две самые могущественные державы – СССР и США – выясняли отношения в связи со сбитым войсками ПВО в районе Сверд­ловска американским шпионским самолётом U-2…

1 мая 1960 года в 04.30 мск Фрэнсис Пауэрс, тридцатилетний американский летчик поднял в воздух со взлетной полосы Пешаварского аэродрома в Пакистане самолет У-2 и направил его к советской границе. Это было началом операции «Оверфлайт». Полет должен был закончиться через 8 часов на расстоянии 6 тыс километров от точки старта — в аэропорту Буде, на территории Норвегии. Почти 5 тыс километров маршрута пролегали над советской территорией, полет все время проходил на высоте не ниже 20 тыс метров

У-2 был шпионским самолетом, оборудованным фото- и радиоаппаратурой, магнитофонами, радарами. Основной задачей Пауэрса было сфотографировать военные базы на Урале. Он сфотографировал закрытый «атомный» город Челябинск-40. На расстоянии 20 миль к юго-востоку от Свердловска /ныне Екатеринбург/ Пауэрс изменил курс, повернув на 90 градусов. Его следующей целью был Плесецк.

Американский летчик-шпион Фрэнсис Гарри Пауэрс, чей самолет-разведчик «Локхид У-2» был сбит советской зенитной ракетой под Свердловском. Россия, Москва.16 ноября 1960

Родился в Дженкинсе, штат Кентукки, в семье шахтера (позднее — сапожника). Окончил колледж Миллиган близ города Джонсон-Сити, штат Теннесси.
С мая 1950 года добровольно поступил на службу в американскую армию, обучался в школе военно-воздушных сил в городе Гринвилл, штат Миссисипи, а затем на военно-воздушной базе в окрестностях города Феникса, штат Аризона. Во время учёбы летал на самолетах Т-6 и Т-33, а также на самолете F-80. После окончания школы служил летчиком на различных военно-воздушных базах США, будучи в звании старшего лейтенанта. Летал на истребителе-бомбардировщике F-84. Он должен был участвовать в Корейской войне, однако перед отправкой на театр военных действий у него возник аппендицит, а после излечения Пауэрс был завербован ЦРУ как опытный лётчик и уже не попал в Корею. В 1956 году в звании капитана покинул военно-воздушные силы и полностью перешел на работу в ЦРУ, где его привлекли к программе самолетов-разведчиков U-2. Как показал Пауэрс на следствии, за выполнение разведывательных заданий ему был установлен ежемесячный оклад в сумме 2500 долларов, тогда как в период службы в военно-воздушных силах США ему выплачивали 700 долларов в месяц.
Фрэнсис Гэри Пауэрс проходит летную подготовку. 1956

После привлечения к сотрудничеству с американской разведкой он был направлен для прохождения специальной подготовки на аэродром, расположенный в пустыне штата Невада. На этом аэродроме, являвшемся одновременно частью атомного полигона, он в течение двух с половиной месяцев изучал высотный самолет Lockheed U-2 и осваивал управление оборудованием, предназначенным для перехвата радиосигналов и сигналов радиолокационных станций. На самолетах этого типа Пауэрс совершал тренировочные полеты на большой высоте и на большие расстояния над Калифорнией, Техасом и северной частью США. После специальной подготовки Пауэрс был направлен на американо-турецкую военную авиационную базу Инджирлык, расположенную вблизи города Аданы. По заданию командования подразделения «10—10» Пауэрс с 1956 года систематически совершал на самолете U-2 разведывательные полеты вдоль границ Советского Союза с Турцией, Ираном и Афганистаном.
1 мая 1960 года Пауэрс выполнял очередной полет над СССР. Целью полета была фотосъемка военных и промышленных объектов Советского Союза и запись сигналов советских радиолокационных станций. Предполагаемый маршрут полета начинался на военно-воздушной базе в Пешаваре, проходил над территорией Афганистана, над территорией СССР с юга на север на высоте 20000 метров по маршруту Аральское море — Свердловск — Киров — Архангельск — Мурманск и завершался на военной авиабазе в Будё, Норвегия.
Фрэнсис Гэри Пауэрс в специальной экипировке для длительных полетов в стратосфере

Пилотируемый Пауэрсом U-2 пересек государственную границу СССР в 5:36 по московскому времени в двадцати километрах юго-восточнее города Кировабада, Таджикской ССР, на высоте 20 км. В 8:53 под Свердловском самолет был сбит ракетами класса «земля-воздух» из ЗРК С-75. Первая выпущенная ракета (вторая и третья не сошли с направляющих) ЗРК С-75 попала в U-2 недалеко от Дегтярска, оторвала у самолета Пауэрса крыло, повредила двигатель и хвостовую часть. Для надежного поражения было выпущено еще несколько зенитных ракет (всего в тот день было выпущено 8 ракет, о чем не упоминалось в официальной советской версии событий). В результате был случайно сбит советский истребитель МиГ-19, который летел ниже, не имея возможности подняться на высоту полета U-2. Пилот советского самолета старший лейтенант Сергей Сафронов погиб и посмертно награждён орденом Красного Знамени.

Кроме того, на перехват нарушителя был поднят одиночный Су-9. Этот самолет перегонялся с завода в часть и не нес вооружения, поэтому его пилот Игорь Ментюков получил приказ таранить противника (при этом у него не было шансов спастись — из-за срочности вылета он не надел высотно-компенсационный костюм и не мог безопасно катапультироваться), однако не справился с задачей.
U-2 сбит ракетой С-75 на предельной дальности, при стрельбе по самолету вдогон. Неконтактный подрыв боевой части произошел сзади самолета. В результате хвостовая часть самолета разрушена, но гермокабина с летчиком осталась цела. Самолет стал беспорядочно падать с высоты свыше 20 километров. Пилот не паниковал, дождался высоты 10 тысяч метров и выбрался из машины. Затем на пяти километрах привел в действие парашют, по приземлении был задержан местными жителями в районе деревни Косулино, недалеко от обломков сбитого самолета. По версии, прозвучавшей во время суда над Пауэрсом, он по инструкции должен был воспользоваться катапультируемым креслом, однако не сделал этого, и на высоте около 10 км, в условиях беспорядочного падения машины, покинул самолет самостоятельно.

Далее события развивались так.

…5 мая 1960 года в 6.00 население СССР разбудил знакомый голос Юрия Левитана: «Внимание, внимание! Работают все радиостанции Советского Союза! Передаём заявление Первого секретаря ЦК КПСС председателя Совета министров СССР товарища Хрущёва Никиты Сергеевича!»

В привычно истеричной манере Хрущёв сообщил, что советские ракетчики сбили самолёт-шпион, и осудил «американские агрессивные круги, которые с помощью провокации пытаются сорвать парижскую встречу в верхах».

В ответ США упрямо твердили о научной цели полёта. Заявление сделала дирекция НАСА: «Один из самолётов типа U-2, которые начиная с 1956 года занимаются научными исследованиями высоких слоёв атмосферы, метеоусловий и направления ветра, пропал без вести во время полёта над территорией Турции в районе озера Ван. За минуту до исчезновения пилот успел сообщить по радио, что испытывает недостаток кислорода».

6 мая Хрущёв вновь выступил по радио. На этот раз он заявил, что «лётчик живёхонек и не рыпается». Добавил, что умолчал об этом намеренно, так как в противном случае американцы «снова сочинили бы какую-нибудь басню».

Вслед за радиообвинениями Хрущёва в Белый дом из Кремля поступило официальное заявление, которое повергло американскую администрацию в шок: «Советское правительство на заседании Верховного Совета СССР сделало заявление, что пилот сбитого самолёта находится в Москве… Гарри Пауэрс дал исчерпывающие показания… В распоряжении советских властей имеются неопровержимые доказательства шпионского характера полёта…»

Останки сбитого самолета

Выставка остатков сбитого американского самолета-шпиона «У-2». Центральный парк культуры и отдыха имени Горького. Россия, Москва

Хрущеву демонстрируют обломки от сбитого У-2

Хрущев во время посещения выставки

Военные атташе посольств иностранных государств на выставке остатков американского самолета-шпиона «У-2», сбитого 1 мая 1960 года под Свердловском (ныне Екатеринбург). Центральный парк культуры и отдыха имени Горького. Россия, Москва

Одна из деталей автоматического радиокомпаса

Объективы аэрофотоаппарата, установленного на самолете

Двигатель сбитого американского самолета «Локхид У-2″, которым управлял летчик-шпион Фрэнсис Гэри Пауэрс, на выставке в парке имени Горького. Россия, Москва

Деньги и ценности для подкупа, которыми был снабжен Френсис Гэри Пауэрс

Экипировка американского разведчика

…16 мая 1960 года Хрущёв прибыл в Париж, но отказался принять участие в конференции, так как Эйзенхауэр не принёс публичных извинений за пиратский полёт U-2. Разумеется, визит американского президента в Москву был отменён.

17 августа 1960 года в Москве в Колонном зале Дома союзов начался судебный процесс над Пауэрсом. Американскую сторону, кроме адвоката, представлял опытный репортёр Си-би-эс Сэм Джафф. Перед отъездом в СССР он, жена пилота и его отец прошли инструктаж в штаб-квартире ЦРУ.

На процессе они держались вместе и слышали, как Пауэрс, покидая зал суда, тихо произнёс: «Не верь, отец, что меня сбила ракета. Меня сбил самолёт, я видел его собственными глазами». Но лишь один – Джафф – придал значение брошенной мимоходом фразе. Профессиональное чутьё подсказало: за этими словами кроется тайна.

Вернувшись в США, Сэм Джафф начал расследовать причины и обстоятельства провала шпионской миссии Пауэрса, но смерть помешала ему довести дело до конца.

Жена американского летчика прибыла в Москву

Члены семьи Пауэрса прибыли в Москву

Члены семьи Пауэрса возле здания американского посольства

Мать Барбары Пауэрс,американский консул Ричард Снайдер, родители летчика, Барбара, жена Пауэрса во время судебного процесса

Супруги Пауэрс, родители американского летчика

Оливер Пауэрс, отец американского пилота, обвиненного в шпионаже в пользу Советов

Оливер Пауэрс разговаривает с другом семьи Солом Карри и неизвестным советским чиновником

Здание суда, где проходил процесс

Фрэнсис Гэри Пауэрс на советском телевидении в день начала судебного процесса

Родители американского пилота отдыхают в гостиничном номере в перерыве шпионского процесса.

Народ возле здания, где проходил суд над американским пилотом

Москвичи на улице во время суда над американским летчиком

Оливер Пауэрс на пресс-конференции обратился к советским властям с просьбой помиловать его сына

Супруги Пауэрс в своем гостиничном номере после пресс-конференции

…19 августа был объявлен приговор: 10 лет лишения свободы. Однако уже 10 февраля 1962-го Пауэрса и ещё двух американских шпионов обменяли в Берлине на нашего разведчика Рудольфа Абеля, находившегося в заключении в США.

По возвращении Пауэрса подвергли изнурительным допросам в ЦРУ. Нашлись руководители управления, которые требовали возбудить против него уголовное дело за то, что не применил ядовитую иглу и «болтал много лишнего на суде». И хотя в 1963-м ЦРУ наградило Пауэрса медалью, тем не менее наказание он понёс: уволен досрочно из ВВС. Позднее он устроился пилотом вертолёта дорожной полиции. 1 мая 1977 года погиб при исполнении служебных обязанностей.

Фрэнсис Гэри Пауэрс держит в руках модель самолета U-2, перед тем как давать показания в сенатском комитете по вооруженным силам 10 февраля 1962 года.

Фрэнсис Гэри Пауэрс свидетельствует перед сенатским комитетом.

Пауэрс продолжил работу в военной авиации, но данных о его дальнейшем сотрудничестве с разведкой нет. В период с 1963 по 1970 Пауэрс работал в фирме Локхид летчиком-испытателем. В 1970 написал в соавторстве книгу «Операция Перелет: воспоминания об инциденте с U-2» (англ. Operation Overflight: A Memoir of the U-2 Incident). Ходят слухи, что это привело к его увольнению из Локхид из-за негативной информации о ЦРУ в книге.
Авиаконструктор К. Джонсон и Г. Пауэрс на фоне U-2

Затем он стал радиокомментатором на радиостанции KGIL, а затем пилотом вертолёта в агентстве радиотелевизионных новостей KNBC в Лос-Анджелесе. 1 августа 1977 года он погиб при катастрофе пилотируемого им вертолёта, возвращаясь со съёмок тушения пожара в окрестностях Санта-Барбары. Вероятной причиной падения стал недостаток топлива. Вместе с Пауэрсом погиб оператор телекомпании Джордж Спирс. Похоронен на Арлингтонском кладбище.
Несмотря на неудачу его знаменитого разведывательного полета, Пауэрс в 2000 году был посмертно награжден за него. (получил Медаль военнопленного, Крест за выдающиеся латные заслуги, Памятную медаль национальной обороны). 12 июня 2012 года начальник штаба американских ВВС генерал Нортон Шварц вручил внуку и внучке Пауэрса «Серебряную Звезду» — третью по значимости военную награду США — за то, что тот «стойко отверг все попытки получить жизненно важную информацию об обороне или быть эксплуатируемым в целях пропаганды»

meyer51.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о