Содержание

Премьер Турции сменил форму правления – Газета Коммерсантъ № 140 (5413) от 11.08.2014

В Турции вчера прошли президентские выборы — первые в истории страны, когда глава государства избирался прямым голосованием. Победу предсказуемо одерживает "умеренный исламист", 60-летний премьер Реджеп Тайип Эрдоган: по предварительным подсчетам, у него около 52% голосов. Впрочем, как заверили "Ъ" источники в турецком правительстве, для самого Эрдогана эта победа, скорее, символическая: действующее законодательство не дает ему на этом посту реальных полномочий, поэтому борьба за власть в Турции еще впереди.

Незадолго до выборов на митинге своих сторонников в Йозгате (город в центре страны.— "Ъ") господин Эрдоган объявил: "Наша миссия только начинается". Тем самым он намекнул на свою главную цель: не просто победить на выборах, но и остаться у власти как минимум до 2023 года, когда будет отмечаться 100-летие Турецкой Республики.

Вчера глава государства впервые избирался в Турции не парламентом, а путем всеобщего прямого голосования. Поправки к конституции были приняты еще в 2008 году, когда кресло президента уже занимал Абдулла Гюль, ближайший соратник Эрдогана, и встал вопрос о преемнике. Следующие шесть лет правления умеренно-исламистской Партии справедливости и развития (ПСР) во главе с Эрдоганом ушли на подготовку его прихода к власти.

В 2015 году истекает второй срок премьерских полномочий Эрдогана, а оставаться на третий ему не позволяет избирательное законодательство и партийный устав. Но в Турции, которая является парламентской республикой, реальная власть закреплена за премьером. "Мы, конечно, могли внести изменения в партийный устав,— пояснил "Ъ" зампред ПСР Салих Капусуз.— Но нам не хотелось рушить основы, на которых строилась партия". ПСР выдвинула своего лидера в президенты.

Впрочем, выбор "президентского сценария", по сути, загнал "умеренных исламистов" в ловушку. Теперь им предстоит изменить конституцию так, чтобы глава государства, традиционно выполнявший в стране лишь церемониальные функции, сконцентрировал в своих руках всю полноту полномочий.

"После выборов Эрдоган окажется в затруднительном положении,— признал собеседник "Ъ" в турецком правительстве.— Он привык позиционировать себя как единоличный правитель, однако теперь у него просто не будет такой возможности. Быть президентом значит оставаться над схваткой между правящей партией и оппозицией, и у Эрдогана, который никогда не пытался наладить диалог с представителями других политических сил, обязательно возникнут проблемы с тем, как позиционировать себя в новой роли. А если он не будет считаться со своими оппонентами уже в роли главы государства, ему наверняка напомнят, что безраздельной власти не бывает".

В этой ситуации реформа конституции и превращение Турции из парламентской республики в президентскую может стать выходом для партии власти. "Все необходимые поправки будут приняты не позднее осени",— заверил "Ъ" источник в ближайшем окружении господина Эрдогана.

Однако, как убеждены опрошенные "Ъ" эксперты, изменить конституцию, а вместе с ней и форму правления в стране ПСР сможет только в 2015 году — не раньше следующих выборов в парламент. Они, по данным "Ъ", запланированы на февраль. "Если б они могли, то уже давно бы приняли все необходимые им поправки",— говорит собеседник "Ъ" в правительстве.

В рядах же самой ПСР наметился серьезный раскол, сгладить который не удалось даже в преддверии выборов. В отставку ушел один из соратников премьера и основателей партии Денгир Фырат, который объявил, что считает политику руководства страны "не соответствующей его собственным взглядам" (см. "Ъ" от 29 июля). Это произошло на фоне инициированных правительством кадровых чисток и арестов в полицейских структурах, готовивших, по версии Анкары, госпереворот (см. "Ъ" от 20 января). Вчерашние выборы назвали "концом трудного года" для Эрдогана.

Впрочем, и выборы не обошлись без неприятных сюрпризов. Оказалось сорвано проходившее в 54 странах предварительное голосование турецкой диаспоры. Анкара вложила в него огромные деньги, однако вместо 2,8 млн избирателей проголосовали всего 270 тыс. В Москве же к избирательным урнам в посольстве Турции пришли не более 1 тыс.— вместо зарегистрированных 9 тыс.

Ольга Кузнецова


Эрдоган допустил создание новой Конституции Турции :: Политика :: РБК

Этот процесс, по его словам, «должен быть реализован прозрачно». Действующая Конституция Турции уже несколько раз изменялась. Четыре года назад Эрдоган инициировал смену конституционного строя страны, что в итоге и произошло

Реджеп Эрдоган (Фото: AP)

Президент Турции Реджеп Эрдоган заявил о необходимости начать дискуссию по поводу создания новой Конституции страны. Об этом глава государства сказал по итогам заседания турецкого правительства, сообщает Anadolu.

«Возможно, Турции пора снова обсудить новую Конституцию. Мы можем приступить к этому в ближайшее время», — сказал он.

По словам президента, «этот процесс должен быть реализован прозрачно». «Итоговый текст должен быть представлен на усмотрение нации», — отметил Эрдоган.

Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана

Как сообщил турецкий лидер, скоро власти поделятся с общественностью информацией о новом пакете реформ, где, в частности, будут описаны цели и задачи. «Если мы достигнем согласия по этой теме с «Народным альянсом» (правящая партия. –

РБК), то в ближайшее время примемся за работу над новой Конституцией, начнем делать шаги в парламенте в отношении законодательства, и в администрации президента — в отношении административных функций», — пояснил Эрдоган.

O Турция | Tiketatour.ee

Население: 72 500 000 жителей

Площадь: 780 580 км²

Столица: Анкара

Общая информация: Турция — страна с многовековой историей и древними традициями. Сегодня Турецкая республика — современная западная страна, член НАТО и ООН, играющая заметную роль на мировой арене и особенно в Западной Азии и Средиземноморье.

География: Турция – страна, основная часть которой расположена в Западной Азии, меньшая часть — в Южной Европе. Омывается на севере Черным, на юге — Средиземным, на западе — Эгейским морями. Крупнейшие города — Стамбул, Анкара, Измир, Бурса, Адана. На юге Турция граничит с Сирией и Ираком, на востоке — с Ираном, на северо-востоке — с Арменией, Грузией и Азербайджаном. Соседние государства — Болгария и Греция.  Протяженность турецкой границы составляет 2 627 км, а длина береговой линии — 7 200 км. Значительная часть страны занята Малоазиатским и Армянским нагорьями. Известная вы-сочайшая точка страны — гора Большой Арарат.

В центральной части территории находится Анатолийское плоскогорье. На юге расположены хребты Тавра высотой около 3726 м, а на севере — Понтийские горы высотой около 3 937 м (гора Качкар). Главные реки страны — Евфрат, Тигр, Кызыл-Ирмак (также самая длинная река страны). Крупнейшие озёра — Ван и Туз, вода в них соленая, что привлекает к ним туристов. Пре-сноводные озёра расположены на юго-западе страны (это озёра Бейзегир, Эгридир и Бур-дурал). Прибрежные равнины в основном узкие и холмистые.

Пляжи Турции с категорией «Голубой флаг»: В 2012 году объявлены результаты награды Голубой флаг в Стамбульском конгресс-центре Lutfi Kirdar. Голубой флаг — международная награда, ежегодно вручаемая с 1987 года пляжам и причалам, вода в которых отвечает высоким стандартам качества и пригодна для безопасного купания.
Число мест и образований, удостоенных премии Голубой флаг в Турции, увеличилось за год на 9.5% —   355 пляжей и 19 бухтовых гаваней. Согласно этим данным Турция занимает 4 место среди стран по количеству пляжей отмеченных категорией «Голубой флаг».

Большинство таких пляжей находятся в области Антальи — 190 пляжей. Награды обычно распределяются по южному и западному побережью Турции.
Также есть 2 награждённых пляжа в Стамбуле  в самом отдаленном от центра города районе Силе.
Полный список пляжей и гаваней,соответствующих критериям Голубого флага, можно увидеть здесь www.mavibayrak.org.tr

Государственное устройство: Республика, глава государства — президент, глава правительства — премьер-министр.

Язык: Государственный язык Турции – турецкий. Современный турецкий язык сложился на основе тюркских языков с использованием латинского алфавита. В туристических центрах употребляются: английский, немецкий, русский, французский.

Флаг: Флаг Турции принят в 1793 г., официально утверждён 05. 06. 1936. Красный цвет турецкого флага ведёт начало от Умара I (правил с 634 по 644 г. ), халифа, снискавшего славу великого объединителя исламских народов. В XIV в. красный цвет стал цветом Оттоманской империи.

Климат: Удобное географическое положение на стыке Европы и Азии сделало Турцию раем для гостей со всего мира. Благодатный субтропический климат Турции позволяет принимать туристов с начала мая и до конца сентября. Температура воздуха в Турции может достигать 40°С в тени, зимой редко опускается ниже 0°С.

Кухня: Турецкая кухня известна во всем мире и славится своим многообразием, причудливым образом сочетая в себе образцы кулинарного искусства народов, в течение многих тысячелетий заселявших эти древние территории. В бесчисленных ресторанах и кафе вы сможете выбрать блюдо на любой вкус. Многообразие холодных и горячих закусок, мясных, рыбных и овощных блюд потрясет даже искушенного в еде туриста. Для сластен здесь настоящий рай. Куда бы вы не пришли, вам обязательно предложат настоящий турецкий кофе и чай. Донер, кебаб — вид шашлыка, шиш-кебаб — шашлык на шампуре, тандыр-кебаб — баранья туша, запеченная в вырытом в земле очаге, «ызгар» — шарики или колбаски из мясного фарша. Плов — национальное турецкое блюдо двух основных разновидностей — из пшеничной крупы и из риса с мясом и тушеными в масле луковицами, помидорами, зеленым перцем. Рисовый плов подается гарниром к мясу или овощам. Среди большого количества мясных блюд также интересны блюда типа «. «Долма» в капустных или виноградных листьях с мясной или рисовой начинкой на оливковом масле, охлажденная до комнатной температуры, с соусом из йогурта или томатов.

«Манты» из теста, начиненного мясным фаршем, приправленным луком, солью, перцем и мелко нарезанными травами, со специальным соусом из йогурта с чесноком, маслом, паприкой, кайенским перцем, петрушкой и базиликом. Холодные закуски «мезе», салаты.
Традиционное блюдо «зейтиньялы» — тушеная стручковая фасоль с помидорами и луком.
«Гезлеме» — лепешка с сыром в большом тандыре на углях.
Рыба «на решетке», плов с мидиями, деликатесы из морепродуктов, многослойные пироги «берек», с начинкой из сыра, пряностей, мяса, рыбы или шпината.
Сладости: «бахлава», стружка грецких орехов, фисташек между тончайшими лепестками слоеного теста. «Султанский десерт» — вываренные в сиропе кусочки теста, посыпанные тертыми грецкими орехами и политые сверху густым кремом. Цукаты из каштана, «ханымгебеи», фаршированный персик, «лукум», халва.

Национальный алкогольный напиток — анисовая водка «ракы» трех разновидностей — «Ени ракы», «Кулюп», «Алтынбаш» — чистая водка, пьется разбавленной — львиное молоко. «Вилла Долуджа» — сухое вино, полусладкое «Долуджа Рислинг», классические анатолийские вина «Дикмен», «Каваклы дере», «Бузбах», «Тракья».
Безалкогольные национальные напитки: айран — йогурт, разбавленный водой, турецкий кофе и чаи с разными специями и травами.

 

Президент Турции изгоняет крестоносцев - Ведомости

На днях был опубликован указ президента Реджепа Тайипа Эрдогана о выходе Турции из Стамбульской конвенции по защите прав женщин (СК). И хотя вице-президент страны Фуат Октай указал, что Анкара продолжит принимать меры по защите женщин, на улицах прошли демонстрации протеста. В них приняли участие представители женских организаций и групп ЛГБТ. Последних в Турции можно отнести к политическим маргиналам, но действия Эрдогана вызвали неодобрение всех ведущих оппозиционных партий.

СК на данный момент подписана более чем 40 государствами, и она рассматривается многими в мире как важный документ, обеспечивающий защиту женщин от дискриминации и домашнего насилия. В Стамбуле конвенция была принята 10 лет назад, в 2011 г., причем Турция стала первой страной, ратифицировавшей ее. Теперь турецкое управление по связям, отвечающее за коммуникации и СМИ, объясняет принятое решение тем, что СК «использовалась группой людей, пытающихся сделать нормой гомосексуализм» и это «несовместимо с семейными ценностями Турции».

Представители главной оппозиционной силы Турции – светские националисты из Республиканской народной партии и более радикальные националисты из Хорошей партии – выступили против решения правительства, причем первые обратились в суд, утверждая, что выход из конвенции незаконен. В оппозиционных СМИ зазвучали голоса об ответственности власти за насилие над женщинами. В этом духе высказались и влиятельные оппозиционеры, некогда входившие в правящую Партию справедливости и развития (ПСР) Эрдогана, среди них бывший глава министерства экономики страны Али Бабаджан.

Проправительственное консервативное издание Yeni Akit думает иначе: «Мы избавились от неправомерной конвенции. Отныне план крестоносцев, стремящихся разрушить турецкие семейные устои путем извращений ЛГБТ, – часть истории». Консерваторов, включая исламистскую ПСР, раздражает то, что конвенция содержит определение гендера – это «социально сконструированные роли, модели поведения, действия и атрибуты, которые данное общество считает подходящими для женщин и мужчин». Критики говорят, что сама идея гендера отличается от освященных религией понятий о мужском и женском теле.

С 2018 г. в экономике Турции начались проблемы. Рост забуксовал, капитал стал уходить из страны – инвесторам не нравится, что судебная система превратилась в послушное орудие президента и близких к нему кругов бизнеса. В результате неудачной финансовой политики усилилась инфляция. Так, недавнее решение Эрдогана уволить управляющего Центрального банка Наджи Агбала, который стремился восстановить доверие к ЦБ, привело к падению турецкой лиры на 17%. Около трети молодежи лишены работы, а в этом случае страна становится политически нестабильной. Популярность ПСР падает. Согласно опросам в январе 2021 г., если бы президентские и парламентские выборы проводились в тот момент, Эрдоган не смог бы победить в первом туре (для этого требуется набрать 50% плюс 1 голос), а правящая коалиция из ПСР и ультранационалистов из Партии националистического движения (ПНД) не получила бы большинства в парламенте. Впрочем, до выборов сегодня еще далеко – они должны состояться в 2023 г.

Решение Турции выйти из СК преследует две цели. Первая, краткосрочная, – отвлечь внимание общества от безработицы и инфляции, сосредоточиться на дебатах о моральных ценностях: конвенция действительно чужда окружению Эрдогана. Но когда в экономике и внутренней политике дела идут плохо, тема ЛГБТ становится палочкой-выручалочкой для правительства. Эрдоган использовал схожую тактику в феврале, подавляя студенческие протесты в Босфорском университете, где он обвинил представителей ЛГБТ в «вандализме» и пытался противопоставить их религиозным людям. Тот опыт его, вероятно, вдохновил. Вторая, долгосрочная, цель подразумевает обращение власти к консервативным слоям, попытку их мобилизации. Также Эрдоган хочет склонить на свою сторону курдов, используя суннитскую религиозность значительной их части. С этой целью в некоторых регионах с курдским населением создаются специальные государственные школы брака, где молодоженам читают лекции об исламском благочестии.

Однако время работает против исламизации. В прошлом ПСР побеждала на выборах во многом благодаря консервативной глубинке. Но население постепенно перемещается в мегаполисы, и там традиционные ценности слабеют – среди молодежи ПСР менее популярна. Другая сторона вопроса – высокая рождаемость курдского меньшинства, примерно в 1,7 раза больше, чем у турок. Курды, составляющие четверть населения, недовольны отсутствием образования на родном языке и репрессиями против курдских политиков. По мере роста курдской общины у правительства появляется все больше проблем.

В 2023 г. на выборы придет 5 млн новых молодых избирателей, и это не сулит Эрдогану ничего хорошего. Решением для него могли бы стать создание хороших рабочих мест для молодежи и предоставление прав курдам. Но развитие экономики является сложной, трудоемкой задачей, с которой правительство в последние годы не справляется. Националистический союзник Эрдогана, ПНД, противится курдской автономии.

Новый поворот Эрдогана может обеспечить ему кратковременный всплеск популярности среди консервативной части общества. Однако в долгосрочной перспективе такая политика не принесет ему успеха.

как Турция планирует построить канал в обход Босфора — РТ на русском

В ближайшее время Турция приступит к созданию канала «Стамбул», который превратится в дублёр Босфора. Об этом заявил президент страны Реджеп Тайип Эрдоган на заседании фракции Партии справедливости и развития. Глава государства пообещал, что водная артерия будет построена, несмотря на сопротивление «определённых кругов». Власти Турции видят в запуске новой магистрали возможность разгрузки стратегически важного пролива и увеличения транзитных потоков. В то же время определённую обеспокоенность у части экспертов вызывает судьба конвенции Монтрё, которая ограничивает присутствие в акватории Чёрного моря военных кораблей нечерноморских держав.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган анонсировал скорый запуск строительства канала «Стамбул». Соответствующее заявление он сделал на заседании фракции правящей Партии справедливости и развития.

«Канал «Стамбул» — самый крупный и стратегически важный инфраструктурный проект Турции. Процесс подготовки к реализации этого проекта близится к концу… Турция начинает и завершит строительство канала «Стамбул», хотят этого определённые круги или нет. Для нас важно лишь мнение турецкого народа», — цитирует Эрдогана агентство Anadolu.

Дублёр Босфора 

Канал «Стамбул» — проект искусственной водной артерии, которая должна соединить Мраморное и Чёрное моря. Его протяжённость составит 45 км, глубина — более 20 м, ширина — 145—150 м.

Предполагается, что водная магистраль в обход Босфора сможет пропускать около 160 судов ежесуточно, в том числе танкеры с чистой грузоподъёмностью до 300 тыс. т. Чтобы надёжно связать два берега, через канал будет сооружено десять мостов. Примерная стоимость работ по «Стамбулу» оценивается в $10 млрд.

По словам Эрдогана, после завершения строительства «Стамбул превратится в город, через который пройдут два моря». Впервые о необходимости реализации подобного проекта турецкий лидер заявил в 2011 году. Однако старт работ постоянно откладывался. 

Также по теме

Комплексные разногласия: как Вашингтон давит на Анкару из-за покупки российских С-400

Анкара считает вопрос о приобретении российских комплексов С-400 закрытым. Об этом турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу...

Как отмечают эксперты, одна из причин задержки вызвана исследованиями по оценке экологических последствий от запуска искусственной артерии. Во Всемирном фонде дикой природы (WWF) ещё в 2011 году отрицательно отреагировали на амбициозные планы турецких властей, предупредив о деградации экосистемы региона.

Экологи опасаются, что с запуском канала нарушится водный баланс, который естественным образом обеспечивает Босфор. Утверждается, что соединение более холодных и менее солёных вод Чёрного моря с тёплыми и солёными водами Мраморного значительно уменьшит биоразнообразие региона. Кроме того, учёные опасаются обмеления Чёрного моря и засоления источников пресной воды, которые расположены рядом со Стамбулом. 

Однако турецкое руководство отвергает критику проекта. 7 апреля Эрдоган сообщил, что по вопросу влияния на окружающую среду был подготовлен доклад с участием 56 компетентных организаций. По его словам, в документе приводятся мнения более 200 учёных, представителей СМИ и общественности. Из заявления президента Турции следует, что документ не мешает дать старт строительным работам. 

«Конечно, как это часто бывает, во главу угла скорее положены политические и экономические соображения, хотя определённые основания для беспокойства есть. Помимо экологов, опасения за будущее экосистемы активно высказывают оппозиционные Эрдогану силы. Они говорят, что ущерб, который будет нанесён флоре и фауне в связи с прорытием этого канала, до конца не просчитан», — пояснил ситуацию в беседе с RT директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев.

Как неоднократно отмечали турецкие власти, «Стамбул» требуется запустить из-за трудностей навигации через Босфор и чрезмерного потока судов, следующих по нему.

По данным Министерства транспорта и инфраструктуры Турции, пролив имеет допустимую пропускную способность в 25 тыс. единиц транспорта в год, но в настоящее время им пользуются около 40—42 тыс. судов. Помимо танкеров, торговых и военных кораблей, по Босфору постоянно передвигаются автомобильные паромы, рыбацкие лодки, экскурсионные катера и лайнеры.

Транзитное движение по проливу осложняют неблагоприятные погодные условия, постепенное обмеление и достаточно строгие правила прохода, которые ввели турецкие власти для повышения безопасности навигации.

  • Пролив Босфор
  • Reuters
  • © Murad Sezer

В результате перед Босфором периодически возникают пробки. Один из крупнейших за последние годы заторов образовался в начале февраля 2019 года. По состоянию на 5-е число перед входом в пролив скопился 51 танкер с грузом в 38,7 млн баррелей нефти. На следующий день количество вставших в очередь судов выросло до 55.

Вследствие этого временные затраты на выход в Средиземное море увеличились с пяти-шести дней до 16. Среди застрявших судов было немало перевозивших российскую нефть. С помощью строительства «Стамбула» турецкое руководство рассчитывает кардинально разрешить проблему пробок, ежегодно пропуская через новый канал около 150 млн т чёрного золота.

Эксперты считают, что Анкара действительно нуждается в разгрузке Босфора. В связи с этим строительство нового канала представляется коммерчески обоснованной инициативой, от которой выиграет как сама Турция, так и страны, активно использующие сейчас пролив в транзитных целях.

Как отметил Мавашев, Анкара не могла проигнорировать инцидент с севшим на мель контейнеровозом Ever Given. Судно на несколько дней заблокировало навигацию в Суэцком канале. В конце марта в очереди на северном и южном входах в канал, а также в Большом Горьком озере оказались свыше нескольких сотен кораблей. Совокупный ущерб от пробки рискует достичь $1 млрд. 

«Суэцкий канал мелеет, и Босфор тоже. Турки не хотели бы столкнуться с той же ситуацией, что Египет. В этом контексте проект канала получил новое обоснование. К тому же он будет более быстроходным. Да и в целом Турция планирует увеличить грузопоток через свои водные артерии, превратиться в более крупный морской хаб», — рассказал Мавашев.

Однако, как говорит эксперт, Анкара не способна в одиночку реализовать грандиозный инфраструктурный проект из-за нехватки финансов и строительного оборудования. По прогнозу эксперта, «Стамбул» будет создан при поддержке Китая и, возможно, Японии. При этом американские средства и технологии Анкара, по его мнению, привлекать не станет.

«Борьба за суверенитет»

В беседе с RT доцент Дипломатической академии МИД России, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН имени Е.М. Примакова Владимир Аватков обратил внимание на то, что «Стамбул» имеет крайне важное военно-политическое значение.

«Турция стремится стать морским хабом, соединить север, юг, запад и восток. Но, помимо чисто экономической подоплёки, мы можем говорить о великодержавных устремлениях Анкары, её желании стать более самостоятельной. На мой взгляд, строительство второго Босфора представляет угрозу для сохранения конвенции Монтрё в текущем виде, по крайней мере в долгосрочной перспективе», — рассуждает Аватков.

Напомним, что принятая в 1936 году конвенция Монтрё регулирует вопросы прохода иностранных судов через Босфор и Дарданеллы, а также ограничивает срок пребывания в Чёрном море военных кораблей нечерноморских государств 21 днём.

Также по теме

«В случае конфликта должны принести свои ВМС в жертву»: зачем НАТО проводит в Чёрном море совместные учения с Украиной

Украинские ВМС приняли участие в совместных с НАТО учениях типа PASSEX. Манёвры состоялись в Чёрном море, в них были задействованы...

На сегодняшний день заявления официальных лиц Анкары не вносят ясности в вопрос режима регулирования навигации по перспективному каналу в обход Босфора. Формально Турция подчёркивает, что пока не собирается отказываться от выполнения конвенции Монтрё.

5 апреля по итогам совещания в президентском комплексе в Анкаре Эрдоган назвал подписанный 85 лет назад документ «значимым достижением» с учётом довоенных реалий. В то же время, как считает глава государства, Турция получила контроль над Босфором со «многими ограничениями».

«Мы считаем преимущества, которые Монтрё даёт нашей стране, важными, и мы будем оставаться приверженными этому соглашению, пока не найдём лучшие возможности», — подчеркнул Эрдоган.

Турецкий президент призвал не связывать конвенцию Монтрё с проектом канала «Стамбул», хотя и сообщил, что создание водной артерии не только облегчит судоходство, но и является «борьбой за наш суверенитет».

На днях большой общественный резонанс в Турции вызвало письмо 103 отставных адмиралов с предупреждением о неприемлемости возможного пересмотра конвенции Монтрё. Часть авторов обращения были задержаны полицией. Эрдоган назвал документ «оскорблением» Вооружённых сил Турции.

Владимир Аватков считает, что в настоящий момент сложно прогнозировать, как будет решён вопрос регулирования прохода военных кораблей по «Стамбулу».

  • Корабль ВМС США в проливе Босфор
  • Twitter
  • © YorukIsik

«Строительство канала необратимо. Рано или поздно он будет построен, и от решения вопроса по режиму прохода кораблей никуда не уйти. Если говорить про нашу страну, то это одновременно и риск, и возможность трансформировать конвенцию Монтрё в угоду российским интересам», — сказал Аватков.

Юрий Мавашев придерживается иного взгляда на ситуацию с конвенцией Монтрё в свете скорого начала строительства «Стамбула». Эксперт сомневается в том, что Анкара готова пойти на радикальный пересмотр или выход из документа 1936 года. Также собеседник RT уверен, что функционирование новой водной магистрали не окажет существенного влияния на военную безопасность России и региона в целом. 

«Да, это одна из самых главных интриг, но маловероятно, что Турция выйдет из конвенции. Главное в этом документе то, что он ограничивает нахождение военных кораблей нечерноморских держав в акватории Чёрного моря. Нет предпосылок, чтобы эти условия как-то поменялись с вводом в строй канала в обход Босфора. В связи с этим я не вижу причин для алармизма», — резюмировал Мавашев.

Что президент Украины Владимир Зеленский привез из Турции — Российская газета

Президент Украины Владимир Зеленский, организовав обострение на Донбассе, уже неделю находится в центре международных коммуникаций и стал на время самым путешествующим главой государства эпохи COVID-19. Сразу два международных визита за неделю - Катар и Турция, и двухдневное путешествие в "зону ООС". На повестке также, если верить очень говорливым "источникам" в его офисе, стоит визит в Париж. Но и сейчас, по итогам уже состоявшихся вояжей и телефонных переговоров, можно судить о возможных результатах, а также перспективах перехода гражданской войны на Украине в горячую фазу.

Визит Зеленского в Турцию был во многом знаковым. На Украине сегодня много говорят о турецких беспилотниках Bayraktar, видят в них залог победы и ждут от Анкары действенной поддержки своей возможной авантюры на Донбассе. Но, исходя даже из официальных пресс-релизов и поясняющих сообщений киевских СМИ, встреча с главой Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом не вполне оправдала ожидания Зеленского.

Оставим в стороне дипломатические формулировки совместных заявлений: риторическая поддержка "территориальной целостности" и идеи вступления Украины в НАТО были вполне ожидаемы от руководителя страны - члена альянса. Большая сенсация случилась бы, скажи Эрдоган нечто иное. Куда интересней, что не попало в официальные отчеты. Так, например, если верить источниками украинских СМИ в турецкой переговорной группе, продажа дорогостоящих беспилотников Bayraktar (примерно 70 миллионов долларов в минимальной комплектации. - Прим. "РГ") на Украину возможна, а вот их совместное производство - нет. Делиться с Киевом технологиями Анкара не желает. Равно как не будет давать заведомо рискованные кредиты или увеличивать совсем неочевидные инвестиции. Все по причине непростой ситуации в самой турецкой экономике и угрожающего падения курса лиры. Соответственно, и за беспилотники турецкая сторона хотела бы получить предоплату, что, учитывая стоимость этого оружия, представляет проблему для Киева.

Хуже того, поставки Bayraktar прямо увязываются с выдачей на родину сторонников Фетхуллаха Гюлена, укрывающихся на территории Украины. Вопрос якобы был поставлен предельно конкретно - или гюленисты, или беспилотники. Речь идет о десятках человек, которых Анкара подозревает в попытке госпереворота в 2016 году. И здесь Зеленский оказывается в крайне щепетильной ситуации: экстрадиция турецких оппозиционеров сильно осложнит его переговоры с Парижем, Берлином, тем более с Вашингтоном, укрывающим главного раздражителя турецкой власти.

Также Эрдоган поднял вопрос так называемого "меджлиса крымских татар" (запрещенная в России экстремистская организация. - Прим. "РГ"), безуспешно добивающегося от Киева политической субъектности и даже территориальной автономии в Херсонской области. Лидеры этой организации давно жалуются на отсутствие внимания и обвиняют Зеленского в игнорировании их лучших ожиданий. Вот только в действительности против финансирования их активности и наделения "меджлиса" правом голоса внутри Украины выступают в первую очередь местные националисты и радикалы, от которых зависим сам Зеленский. И это еще одна дилемма, поставленная Эрдоганом перед украинским лидером.

Примечательно, что несколько сбавила тон заявлений и "партия войны" внутри Украины

По итогам всей внешнеполитической активности Зеленского можно сделать предварительный вывод: решив шантажировать покровителей и союзников обострением ситуации на Донбассе, он сам стал объектом шантажа. За ничего не стоящую моральную поддержку, без обязательств военного вмешательства, он получил массу требований, зачастую противоречащих друг другу. Так, США хотят от него передачи под их контроль судебной системы. МВФ и арабские страны - переписывания земельной реформы в их пользу, что не нравится спонсорам Зеленского внутри страны. Германии нужно завершить "Северный поток-2", Франция желает продать морально устаревшие истребители Rafale, а интересы Турции описаны выше. Таким образом, за неделю Зеленский прошел краткий и предельно жесткий курс молодого бойца в мировой дипломатии.

Фото: president.gov.ua

Примечательно, что несколько сбавила тон заявлений и "партия войны" внутри Украины: об отсутствии планов наступления на Донбасс одновременно заявили командующий ВСУ Руслан Хомчак и называвший Донбасс "раковой опухолью" главный переговорщик в Минской контактной группе Алексей Резников. В качестве моральной компенсации уличным и кабинетным радикалам Зеленский отпустил из тюрьмы осужденного на 7 лет неонациста Сергея Стерненко - того самого, из-за которого на его офисе появилась надпись "лох". И наделил сброд из "ветеранов майдана, АТО и волонтеров" особым статусом, учредив специальную комиссию по защите их прав. Судя по этим поступкам, во внутренней политике никакие уроки не идут ему впрок.

Президент Украины встретился с министром иностранных дел и министром национальной обороны Турции

Президент Украины Владимир Зеленский провел встречу с министром иностранных дел Турецкой Республики Мевлютом Чавушоглу и министром национальной обороны Турции Хулуси Акаром.

Глава государства поблагодарил представителей турецкого правительства за неизменную поддержку Турцией суверенитета и территориальной целостности Украины.

«Я благодарен Турции за то, что постоянно защищаете и поддерживаете украинский суверенитет и территориальную целостность, не признаете незаконной оккупации украинского полуострова Крым. Благодарен за поддержку крымских татар», – сказал Владимир Зеленский.

Президент отметил особое значение стратегического партнерства между Киевом и Анкарой и настроенность на дальнейшее развитие сотрудничества между двумя странами по всем направлениям, где есть взаимный интерес.

Владимир Зеленский поприветствовал начало нового двустороннего механизма сотрудничества сторон – политических консультаций и консультаций в сфере безопасности в формате «Квадрига».

«Мы считаем, что это исторический момент, в таком формате наши страны никогда не работали. Я поздравляю и Украину, и Турцию с началом формата «Квадрига», в котором мы можем двигаться вперед быстрее», – сказал Глава государства.

Представители турецкого правительства также подтвердили неизменность позиции Анкары в отношении незаконной аннексии Крыма. Президент выразил благодарность за готовность турецкой стороны присоединиться к работе «Крымской платформы», где особую роль должна играть Турция.

Турецкая сторона подтвердила, что официальная Анкара будет поддерживать территориальную целостность и суверенитет Украины на всех платформах, а также настроенность и в дальнейшем активно участвовать в защите прав крымскотатарского народа в оккупированном Крыму, помогать в обустройстве внутренне перемещенных лиц, освобождении украинских граждан, которых незаконно удерживают на временно оккупированных территориях и в России.

Делегация Турции поздравила Украину с обретением статуса партнера с расширенными возможностями НАТО.

Стороны отметили взаимную настроенность развивать торгово-экономическое сотрудничество, чтобы в ближайшем будущем достичь намеченной главами государств цели в 10 млрд долл. США объема двусторонней торговли.

Собеседники отметили положительную динамику развития оборонного и военно-технического сотрудничества. Был обсужден ряд практических вопросов в контексте реализации Рамочного военного соглашения между Кабинетом Министров Украины и правительством Турецкой Республики от 16 октября 2020 года.

По итогам переговоров стороны подтвердили договоренность о проведении очередного заседания Стратегического совета высокого уровня в начале 2021 года.

Владимир Зеленский пригласил Президента Турецкой Республики Реджепа Тайипа Эрдогана в Киев.

Президент Турции Эрдоган сдает позиции дома

Введение и резюме

Несмотря на недавний скачок в его рейтинге одобрения - всплеск, который разделяли многие лидеры по всему миру во время кризиса с коронавирусом - значительный объем доказательств показывает, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган теряет позиции внутри страны под давлением крах экономики, продолжающийся кризис с беженцами и его долгосрочное пребывание на посту. Молодые турецкие консерваторы и некоторые менее идеологические правые националисты - ключевые группы, которые Эрдоган не может позволить себе потерять - недовольны состоянием страны и все чаще рассматривают потенциальные консервативные альтернативы или преемников.

Подписаться на

InProgress

Несомненно, президент Эрдоган остается бесспорным лидером правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и турецких правых в целом, но ослабевающий энтузиазм представляет реальную угрозу его продолжающемуся господству. Молодые избиратели могут покинуть его в достаточном количестве, чтобы позволить оппозиции победить его на следующих выборах, которые теперь намечены на 2023 год, но подлинные консервативные альтернативы вряд ли материализуются до тех пор, пока он не проиграет выборы или не уйдет со сцены иным образом.Доминирование президента Эрдогана в аппарате ПСР, структуре патронажа и турецкой судебной системе является мощным сдерживающим фактором для консервативных соперников, но может быть недостаточным для еще одной победы на выборах. Тем не менее, ослабление позиций Эрдогана внутри страны имеет важные последствия, за исключением уязвимости в случае возможных выборов. Если его слабость окажется устойчивой, это может поощрить консервативных соперников и отколовшихся фракций. Что еще более важно, это повышает вероятность усиления репрессий внутри страны и более агрессивных действий за рубежом.В прошлом президент Эрдоган часто набрасывался, когда сталкивался с угрозами своему захвату власти, вероятно, стремясь спровоцировать ответную реакцию крайне националистического электората вокруг флага и оправдать усиление цензуры и политических репрессий в отношении своих внутренних соперников. . Более того, вполне вероятно, что основные принципы популистского национализма Эрдогана переживут его, даже если он потерпит поражение. Наконец, эта оценка основана на неопределенном предположении - в некоторой степени подкрепленном принятием президентом Эрдоганом неудач на общенациональных местных выборах 2019 года, хотя и после второго голосования в Стамбуле, - что он примет гипотетическое поражение на выборах и не будет отвергать или оспаривать результаты.

Политические течения в турецком правом крыле могут показаться академическими - они далеки от вызовов, стоящих перед США и Европой. Фактически, эти тенденции будут способствовать формированию событий по ряду вопросов, имеющих решающее значение как для США, так и для европейских интересов. Турция имеет решающее стратегическое значение и оказывает влияние по ряду важных для Запада вопросов. Являясь союзником НАТО, Турция размещает важные западные военные объекты и взвешивает решения по оборонным закупкам, которые будут иметь огромные последствия для альянса.Анкара все активнее заявляла о себе - часто в военном отношении - на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье, размещая боевые подразделения в Сирии, Ираке и Ливии и поддерживая прокси-группы по всему региону. Турция принимает около 4 миллионов беженцев в пределах своих границ и контролирует участки северной Сирии, где проживает более 3 миллионов мирных жителей, многие из которых являются перемещенными лицами из других частей страны. Вместе с тем, что Турция является воротами в Грецию и Европейский Союз, она играет важную роль в урегулировании кризиса с беженцами.

Анкара также вовлечена в напряженные споры по поводу морских границ и разведки энергоресурсов с Грецией, Кипром и Египтом, которые вовлечены в ливийскую войну и могут легко перерасти в открытый конфликт. И все же Турция - высокоцентрализованное государство, которым управляет один человек, круг доверенных советников которого невелик и с подозрением относится к намерениям Запада; действия президента Эрдогана практически не контролируются. Главный интерес Эрдогана - безопасность режима и его амбиции утвердить Турцию в качестве влиятельного глобального игрока при его правлении.В этих целях он неоднократно использовал как жестокие внутренние репрессии внутри страны, так и военный авантюризм за границей, особенно когда ему угрожали политически. Таким образом, его внутриполитические вызовы неотделимы от важнейших вопросов регионального - и глобального - интереса.

Доминирующий - но разнообразный - консервативный блок

Начиная с 2017 года Центр американского прогресса начал проводить общенациональные опросы и фокус-группы с турецкой компанией Metropoll для изучения турецкого национализма в целом и доминирующего правого крыла в стране в частности.Неудивительно, что опросы и фокус-группы показали, что округа, поддерживающие правящий блок, не являются монолитными. Сама по себе АКП весьма разнообразна, несмотря на то, как ее часто изображают. А помимо основной ПСР президент Эрдоган направил множество религиозных консервативных, исламистских, нативистских, правоцентристских и жестких националистических течений, которые вместе поддерживают баланс сил в Турции. Война в соседней Сирии, приток миллионов беженцев в Турцию, возобновление конфликта с Рабочей партией Курдистана (РПК) и попытка государственного переворота в июле 2016 года усилили эти силы, разжигая национализм и нативизм и, в тактическом отношении к выборам. условия, убедив Эрдогана в том, что он может заменить потерянные курдские голоса заядлыми националистами.

Президент Эрдоган и AKP участвовали в жестоких политических репрессиях, включая подавление инакомыслия, затыкание рта СМИ, заключение в тюрьму тысяч политических оппонентов и несправедливую мобилизацию инструментов государства для удержания власти. Но Эрдоган и АКП по-прежнему ощущают потребность в некоторой демократической легитимности - они все равно должны выиграть выборы, какими бы несправедливыми ни были эти выборы. Таким образом, трещины в правой части взглядов консервативных избирателей носят не только академический характер; они имеют решающее значение для понимания среднесрочной траектории турецкой политики и, следовательно, параметров U.С. и европейские отношения с Турцией.

Предыдущее исследование

CAP, обсуждавшееся в отчете «Новый национализм Турции», дает контекст для текущего состояния игры на турецких правых и чувств молодых консерваторов. Более ранние опросы и фокус-группы, обобщенные в этом отчете, показали, что большинство избирателей AKP не являются политическими исламистами, хотя и являются значимым меньшинством, а большой блок даже не является религиозно консервативным. Исследование показало, что нативизм и ура-патриотизм, подпитываемые войной в Сирии, конфликтом РПК и проблемой беженцев, являются более мощными силами, чем религиозный консерватизм.Традиционная основная база религиозных консерваторов ПСР включает небольшую часть того, что лучше всего назвать «сострадательными исламистами», из которых выросли многие партийные активисты; эта фракция хочет, чтобы Турция возглавила и защитила умму - или сообщество мусульман, например, в Сирии - и расширила религиозное образование. Но эта вокальная база противоречит антикосмополитическим и анти-беженским импульсам многих турецких правых - так называемых первопроходцев Турции - которые хотят, чтобы беженцы ушли, и выступают против других исламистских приоритетов, таких как расширение религиозного образования.

Чтобы уравновесить эти уравновешивающие силы, президент Эрдоган выделил области, в которых эти фракции согласны. Внешняя политика и турецкий национализм лежат в основе этого шага, основанного на жесткой антикурдской политике и напористом, конфронтационном подходе к Западу, особенно к Соединенным Штатам. И «сострадательные исламисты», и «первопроходцы Турции» разделяют глубокую антипатию к Западу и убежденность в том, что Соединенные Штаты стремятся ослабить Турцию.Действительно, исследование CAP зафиксировало эту консолидацию правых задолго до того, как она стала заметной - и формализованной - в избирательной коалиции Cumhur İttifakı между AKP и ультранационалистической Партией национального движения (MHP). Исследование также показало, что наряду с идеологическими течениями «сострадательных исламистов» и «первопроходцев Турции» существует широкий спектр менее идеологических, но в значительной степени консервативных - или, по крайней мере, придерживающихся традиций - турок, проголосовавших за ПСР, но имеющих эта поддержка пошатнулась, поскольку экономика замедлилась и местная коррупция стала более заметной.Наконец, исследование выявило глубокое недовольство молодых избирателей, в том числе молодых сторонников AKP, курсом развития страны.

Ослабление поддержки молодых консерваторов

Именно с этими двумя последними группами - менее идеологизированными традиционалистами и молодыми консерваторами - президент Эрдоган проявляет признаки слабости. По этой причине CAP начал исследовательский проект, чтобы определить, насколько глубока поддержка Эрдогана среди этих групп; лучше понять, что формирует политические и религиозные убеждения молодых консерваторов; и выяснить, кто из консервативных правых групп может рассматривать эти сегменты в качестве возможных альтернатив или преемников Эрдогана.В конце 2019 - начале 2020 года CAP провела пять фокус-групп молодых консервативных турок и опросила несколько ключевых вопросов - снова работая с Metropoll - чтобы узнать больше об отношении этой демографической группы к политике и религии в общественной жизни. Фокус-группы и опросы не являются окончательными, но качественные наблюдения дают текстуру и контекст, помогая проиллюстрировать, почему основной религиозно-консервативный подход ПСР теряет влияние на некоторых молодых турок, особенно в городских районах.

Эти молодые избиратели достигли политического возраста полностью под властью AKP, а президент Эрдоган доминирует в общественной жизни.Но эта группа, далекая от того, чтобы стать преданным президенту «поколением Эрдогана», в значительной степени без энтузиазма относится к нему и его партии. Эти избиратели в целом уважают его наследие, особенно от имени религиозных людей, но их не волнует ни он, ни АКП. Многие по-прежнему считают Эрдогана «лучшим из плохих вариантов» и изо всех сил пытаются представить альтернативы, но он также является воплощением истеблишмента, который, как считается, терпит неудачу среди молодых турок, чей уровень безработицы колебался около 25 процентов еще до пандемии коронавируса. опустошили экономику.В каждом опросе, проведенном CAP, молодые турки меньше поддерживают Эрдогана и AKP, чем их старшие коллеги. Это важно: люди в возрасте от 18 до 29 лет в настоящее время являются крупнейшим демографическим избирательным блоком в Турции, и каждый год миллионы турок достигают избирательного возраста; Еще несколько миллионов пополнят ряды избирателей до следующих запланированных выборов в 2023 году.

Это не единственная демографическая проблема AKP; партия также потеряла значительную курдскую поддержку, возможно, безвозвратно, из-за своей националистической ориентации и отказа от мирного процесса с РПК.Причины срыва мирного процесса сложны, но внутриполитические императивы Эрдогана сыграли важную роль в возобновлении конфликта, а жесткие меры правительства помогли изгнать курдских сторонников. После июньских выборов 2015 года, когда симпатизирующая курдам Народно-демократическая партия (ДПН) получила 80 мест в парламенте Турции, что впервые помогло лишить Эрдогана и АКП абсолютного парламентского большинства, Эрдоган увидел, что его политические амбиции находятся под угрозой, и начал действовать. агрессивно ухаживать за антикурдскими националистическими правыми.Этот националистический поворот сработал до сих пор, позволяя Эрдогану заменить потерянные курдские голоса правыми националистами и добиться результатов выборов, которые были ему необходимы на президентских и парламентских выборах с 2015 года. Но в последнее время голоса курдов сыграли решающую роль в победе над мэром ПСР. кандидат в Стамбуле на общенациональных местных выборах 2019 года. Это было зловещим событием для Эрдогана и AKP. Более того, доля курдских голосов неуклонно растет в процентах от общего числа голосов в стране на протяжении десятилетий, и, вероятно, будет продолжать расти; коэффициент фертильности курдов на 60 процентов выше, чем коэффициент фертильности в Турции.Таким образом, Эрдогану будет только труднее победить без курдской поддержки, а его националистический поворот поставил его в политический угол и все больше полагался на ультраправых в поддержании своего правления.

Поиск альтернатив

Согласно опросу и фокус-группам CAP / Metropoll, общее недовольство направлением страны не ограничивается молодежью. Среди всех возрастных групп у президента Эрдогана сейчас все меньше и меньше преданных сторонников партизан. Например, в октябре 2019 года примерно треть страны заявили, что они «поддерживают» Эрдогана, но только 27 процентов всех турок - хотя 74 процента избирателей AKP - заявили, что они «лояльны» в своей поддержке его.Опять же, это означает, что баланс сил зависит от консерваторов различных мастей, которые до сих пор объединились вокруг Эрдогана, потому что не видят других вариантов или потому, что они сочли альтернативы оппозиции, представленные на прошлых выборах, неприятными. Именно эта группа консервативных потенциальных колеблющихся избирателей может предоставить или отказать Эрдогану более 50 процентов, необходимых ему для того, чтобы снова стать президентом и дать правящему альянсу под руководством ПСР парламентское большинство. И именно среди этой группы есть тревожные признаки для Эрдогана.

По инициативе фокус-групп, которые указали на колеблющийся консервативный энтузиазм, в октябре 2019 года CAP и Metropoll спросили репрезентативную общенациональную выборку турок, могут ли они представить кого-то, кроме президента Эрдогана, во главе ПСР. Только 21 процент избирателей AKP заявили, что могут представить себе другого лидера, в то время как 73 процента сказали, что это может быть только Эрдоган; ответы были идентичны среди избирателей MHP - другого ключевого компонента правления AKP в конфигурации турецкой политики после 2015 года. Но когда в апреле 2020 года повторились те же вопросы, все изменилось. Доля сторонников AKP, заявивших, что они «лояльны» в своей поддержке Эрдогана, упала на 10 пунктов до 66 процентов. А доля избирателей AKP, которые могли представить кого-то, кроме Эрдогана, возглавит партию, резко возросла до 37 процентов, в то время как среди избирателей MHP - которые необходимы Эрдогану для обеспечения небольшого большинства - доля подскочила еще больше, до 48 процентов. Внезапно консерваторы, казалось, обдумывали свои варианты.

Вслед за теми, кто сказал, что возможен другой лидер, CAP и Metropoll спросили респондентов о потенциальных преемниках, перечислив ряд видных консерваторов. В октябре 2019 года мнение было разрозненным, но подавляющее большинство просто не могло допускать возможности того, что кто-то другой, кроме Эрдогана, будет править AKP. Министр внутренних дел Сулейман Сойлу был наивысшим кандидатом с 17 процентами, за ним следовали бывший заместитель премьер-министра Али Бабаджан с 12 процентами, бывший премьер-министр Ахмет Давутоглу с 8 процентами, министр финансов и зять Эрдогана Берат Албайрак с 8 процентами. и бывший президент Абдулла Гюль с 7 процентами.Опять же, эта фрагментация была среди той части населения, которая могла даже представить себе лидера, отличного от Эрдогана - серьезных перспектив не было, хотя потенциал для Сойлу был.

Но к апрелю 2020 года произошла заметная консолидация вокруг Сойлу, который теперь зарегистрировал 38 процентов тех, кто мог видеть другого лидера, в значительной степени опираясь как на AKP, так и на MHP, а также на избирателей, называющих себя религиозными, консервативными и националистическими. Этот широкий идеологический призыв к правым, вероятно, отражает раскол политической личности Сойлу: в настоящее время он, конечно, является министром внутренних дел ПСР, но его политическая предыстория связана с фигурой националистического крыла старых турецких правоцентристов и протеже бывшего МВД. Министр Мехмет Агар, а не истинно верующий сторонник AKP, выросший из движения Millî Görüş. Эрдоган фактически спас Сойлу политически, введя его в ПСР после того, как его бывшие партии исчезли до безвестности, а Сойлу в последние годы использовал свою нынешнюю публичную роль министра внутренних дел, чтобы ухаживать за националистическим правым крылом «Турция прежде всего». Важно отметить, что в исследовании CAP / Metropoll Сойлу также получил непропорционально большую поддержку со стороны более молодых респондентов. Все остальные опрошенные консервативные лидеры выпали из поля зрения с точки зрения консервативной поддержки, что отражает рост Сойлу, а также, возможно, ужесточение мнений избирателей AKP и MHP в отношении Давутоглу и Бабаджана после создания ими конкурирующих консервативных партий и контролируемой AKP. последующие нападения СМИ на них.Результаты были подтверждены в мае 2020 года, когда 50 процентов респондентов - и 58 процентов людей в возрасте от 18 до 24 лет - сообщили, что положительно относятся к Сойлу. Как обсуждается ниже, фокус-группы повторили эти выводы с общей открытостью или любопытством в отношении Сойлу.

Путаница с коронавирусом или длительный сдвиг?

Отчасти это движение за консервативных правых может быть связано с весьма необычным контекстом текущего момента; Турция, как и большая часть остального мира, была перевернута с ног на голову пандемией коронавируса и введенными правительством блокировками для контроля его распространения.Многие лидеры увидели, как ударил коронавирус, результаты опросов - часть общего эффекта митинга вокруг флага, который был заметен во всем мире. Рейтинг одобрения президента Эрдогана определенно отразил это: его рейтинг одобрения подскочил до 56 процентов в марте и до 52 процентов в апреле. Но до этого повышения его одобрение упало до 41 процента. По мере того, как экономические потери от коронавируса развиваются - помимо и без того тяжелой экономической ситуации в Турции с высоким уровнем безработицы и резко ослабленной валютой - вполне возможно, что одобрение Эрдогана снова ухудшится.

Но, несмотря на это недавнее повышение его рейтинга одобрения, есть основания подозревать, что основные изменения в турецких правоохранительных органах лежат глубже, чем реакция на пандемию. Если рассматривать позицию президента Эрдогана в относительном выражении, новости становятся гораздо менее однозначными. Эрдоган по-прежнему пользуется наибольшим уважением среди политиков в стране, но и другие политические деятели теперь рассматриваются электоратом столь же благосклонно. Мэр Стамбула Экрем Имамоглу, мэр Анкары Мансур Яваш и министр внутренних дел Сулейман Сойлу - все они в основном на одном уровне с Эрдоганом, что положительно оценивает примерно половина респондентов в апреле 2020 и мае 2020 года.Это примечательное событие: ни один другой политик не приблизился к тому, чтобы сравниться с Эрдоганом по крайней мере за десять лет. Популярность видных оппозиционных мэров заслуживает внимания, но особенно заметна сила Сойлу среди молодых консерваторов - как националистических, так и религиозных - как новая восходящая звезда правых. Этот рост, вероятно, отражает как энтузиазм по отношению к Сойлу лично, так и общий интерес к консервативным альтернативам Эрдогану.

Признаки консервативной раздробленности

Фокус-группы предлагают качественные причины полагать, что этот сдвиг - это нечто большее, чем пандемия коронавируса, и что действительно есть первые признаки медленной деконсолидации правого блока, который доминировал в турецкой политике в последние годы.И снова фокус-группы далеки от окончательного определения и в первую очередь отражают взгляды молодых городских консерваторов; они не репрезентативны на национальном уровне и наиболее полезны в качестве инструмента наряду с количественными данными, полученными в результате опросов. Все фокус-группы проводились до появления коронавируса, но были выявлены важные ранние признаки этих тенденций, такие как быстрый подъем Сойлу на правом крыле и, возможно, удивительная открытость многих молодых консерваторов Мансуру Явашу и даже Экрему Имамоглу, лидерам. от обычно очерняемой основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП).

Фокус-группы были отобраны для отбора молодых консерваторов, которые идентифицируют себя как сторонников AKP и MHP - стойких сторонников в одних группах и «худощавых» в других. Наблюдая за тем, как группы обсуждают турецкую культуру и политику, первое, что поражает наблюдателя, это то, что участники, скорее всего, не были бы в одной комнате, если бы не объединяющий эффект, который господство Эрдогана оказало на турецких консерваторов и националистов. Консервативные группы и архетипы, выявленные в более раннем исследовании CAP о «Новом национализме Турции», все еще очень заметны; Правое крыло турецкой политики разнообразно, и в первую очередь его поддерживает президент Эрдоган.Этот факт остается непреходящим источником силы Эрдогана и мощным сдерживающим фактором для потенциальных консервативных соперников.

Религиозные консерваторы и культурные традиционалисты из рабочего и среднего класса, которые долгое время составляли ядро ​​ПСР, по-прежнему составляют множество, но среди молодых когорт они, похоже, не навязывают нормы в группе, как это делают основные сторонники ПСР. в группах, состоящих из пожилых избирателей. Среди молодых консерваторов гораздо больше неортодоксальности.Хотя приверженцев Эрдогана по-прежнему много, конечно, они менее распространены среди молодых людей, чем среди старших. Негативная пристрастие и риторика недовольства, которые были столь сильны для AKP - определяющие партию как по тому, против кого они выступают и что они отвергают, так и по тому, для чего они созданы, - по-прежнему эффективны, и существует большая враждебность по отношению к ним. ТЭЦ. Но что интересно, среди этих городских консерваторов эта враждебность, похоже, не распространяется на новое поколение лидеров оппозиции, таких как Мансур Яваш и Экрем Имамоглу.В самом деле, есть даже некоторый энтузиазм по отношению к Явашу - бывшему участнику МХП - вероятно, коренится в восприятии того, что он является фигурой правого крыла, которое сосредоточено на бизнесе по управлению Анкарой и избегает национальной политики. Большинство участников, казалось, не обращали внимания на нападки прессы AKP на Али Бабаджана, при этом некоторые были не согласны с обвинением Эрдогана в том, что Бабаджан «разделяет умму», формируя отколовшуюся партию. И Сойлу вызывал большой интерес и любопытство; действительно, абсолютное большинство одной группы молодых городских консерваторов назвали его своим любимым политиком.

Частью апелляции Сойлу может быть восприятие того, что он как министр внутренних дел занял жесткую позицию в отношении 3,6 миллиона сирийских беженцев, проживающих в Турции. Сойлу иногда играл на этой враждебности со стороны правых националистов - хотя это вряд ли ограничивается консервативными секторами; например, Сойлу заявил в 2019 году, что все арабские знаки будут заменены турецкими, хотя он также курировал некоторую ограниченную натурализацию сирийских беженцев, размышлял о дальнейшей натурализации и огласил возвращение около 300000 человек в Сирию.Действительно, это серьезная политическая проблема, и все еще существует глубокая враждебность к беженцам во всех возрастных группах в Турции, что подтверждается многочисленными опросами, а также фокус-группами CAP / Metropoll. Эта враждебность среди молодых консерваторов не утихает. Несколько участников фокус-групп обвинили неудачи AKP на местных выборах в политике Эрдогана в отношении сирийских беженцев. Во всяком случае, враждебность, похоже, переходит в более действенные разговоры. Люди давно жаловались на присутствие сирийских беженцев в турецких городах, выражая недовольство тем, что они слышат, как в их районе так широко говорят по-арабски или что сирийцы снижают заработную плату.Распространенная жалоба заключается в том, что сирийские молодые люди должны участвовать в гражданской войне в Сирии, а не жить в Турции. Эти жалобы стали только более резкими, и некоторые теперь открыто говорят о насилии, как, например, один участник, который, имея в виду общественную мобилизацию вокруг попытки государственного переворота в 2016 году, сказал, что «15 июля мы показали, как мы можем мобилизоваться как нация, мы можем сделать то же самое и вытеснить сирийцев ». Это может быть просто бахвальство, но это, по крайней мере, своего рода барометр гнева правых в отношении беженцев.И это еще не все разговоры, учитывая примеры межобщинного насилия и локальных столкновений в последние годы.

Гнев по поводу присутствия и заметности сирийцев превосходит только недовольство состоянием экономики и ростом стоимости жизни, особенно арендной платы и продуктовых магазинов. Как и следовало ожидать, проблемы большинства людей являются ограниченными - получение следующей арендной платы или поиск достойной работы - усугубляются экономикой, в которой постоянно высока инфляция, лира значительно ослабла, а рост заработной платы и создание рабочих мест в значительной степени не происходит.В частности, для молодых людей найти работу может быть довольно сложно, поскольку безработица среди молодежи составляет около 25 процентов. Снова и снова молодые участники будут сетовать на мелкую коррупцию и систему патронажа, которая рассматривается как смазка колеса правления ПСР, часто говоря, что «вам нужно знать кого-то - депутата или политика - чтобы получить здесь работу». Даже сильные сторонники AKP рассматривают это как мелкую коррупцию и кумовство, подпитывающие широко распространенное всеобщее недовольство беженцами и экономикой.

Но, по крайней мере, среди этих молодых консервативных кругов - и, по крайней мере, в полуобщественной среде фокус-группы - немногие связывают эти проблемы напрямую с президентом Эрдоганом.Действительно, участники часто используют некоторые классические монархические приемы для оправдания своих ошибок, такие как «это потому, что ему плохо посоветовали» или «ему просто нужно выйти и больше поговорить с молодыми людьми, вот и все, и он все исправит». Действительно, похоже, что Эрдоган и его советники осознают это чувство отстраненности, хотя попытка взаимодействия с молодежью через YouTube в июне 2020 года закончилась потоком критики со стороны онлайн-зрителей и тренда в социальных сетях #OyMoyYok, что переводится как Вы не получите мой голос. Но в то время как многие участники фокус-групп CAP не считают, что нынешнее недомогание является ошибкой Эрдогана - или не будут говорить об этом публично, - многие молодые консерваторы считают президента отстраненным и не имеющим отношения к делу. Когда модераторы фокус-группы спросили участников, что, по мнению участников, должен делать Эрдоган в связи со снижением поддержки среди молодежи, никто не оспорил предпосылку вопроса.

Более глубокие культурные течения и религия в общественной жизни

Фокус-группы также стремились изучить ряд вопросов о культурной самобытности и месте религии в общественной жизни.Эти обсуждения, казалось, выявили широко выраженное беспокойство по поводу того, что Турция «потеряет наши традиции». Это, конечно, сложная тема, но это чувство культурной утраты было постоянным рефреном. Это чувство может быть связано с беспорядком в городской жизни; В частности, за время жизни этих молодых участников изменился физический ландшафт Стамбула, а общие темпы урбанизации в Турции были поразительными. Это также может быть связано с предполагаемой уязвимостью Турции перед иностранными силами, усиленной в общественном сознании постоянной пропагандой, подпитываемой правительством, о заговорах извне с целью ослабить или разделить Турцию.Это также может быть связано с присутствием сирийцев в городских центрах и сопутствующим гневом турок по поводу предполагаемого размывания турецкой культуры.

Известно, что Эрдоган неоднократно говорил о своем желании построить «благочестивое поколение» - возможно, отчасти в ответ на это чувство культурной утраты или эрозии. В фокус-группах большинство молодых консерваторов приветствовали эту цель, но в равной степени считали важным, чтобы она была добровольной, а не управляемой государством. Точно так же некоторые считали, что в последние годы произошло ненужное увеличение количества школ имама хатипа и что посещение их должно быть строго добровольным; они оспорили недавнюю политику AKP, согласно которой учащиеся, живущие рядом с Имамом Хатипом, должны посещать школы. Когда их побуждали обсудить религию в общественной жизни, большинство участников дискуссии, казалось, по умолчанию предпочитали разговоры о культурном традиционализме, чем о самой религии. Люди твердо чувствовали, что манеры и базовые нормы поведения, особенно уважение к старшим, в современной Турции размываются или теряются в ущерб обществу. На протяжении многих лет это было частой темой для Эрдогана и AKP. Один участник посетовал на то, что «семьи воспитывают своих детей без дисциплины и уважения… им нужно религиозно совершенствоваться.Я стараюсь воспитывать своих детей в определенных моральных рамках, в рамках морали и нравов ».

Были также существенные свидетельства мощного мифотворчества AKP. Некоторая часть коллективной памяти, формирующей мировоззрение этой молодой консервативной когорты, явно происходит из рассказов старшего поколения. Например, молодые консерваторы тщательно усвоили рассказы своих родителей о скоплении мусора на улицах Стамбула до того, как Эрдоган и АКП пришли к власти в 1994 году.Самым легендарным - и немедленным - является снятие в 2010 году запрета на ношение хиджаба, который препятствовал поступлению в университеты или общественные здания для покрытых женщин. Конец запрета стал кульминацией длительной политической борьбы AKP от имени религиозных консерваторов - которую, вероятно, помнят все, кроме самого молодого сторонника, - и является особым источником эмоциональной близости к партии. Эти два достижения эпохи AKP остаются постоянными источниками поддержки для партии и президента Эрдогана.Попытка государственного переворота 15 июля и народное сопротивление заговору - еще одна опора самовосприятия этого поколения. По мнению большинства консерваторов, Эрдоган и АКП спасли страну. Но эта близость не универсальна, поскольку некоторые молодые консерваторы обвиняют правящую партию в том, что она позволила гюленистам проникнуть в государство, в то время как другие считают, что увольнения государственных служащих зашли слишком далеко. В одной из фокус-группы участник посетовал, что увольнение и арест стольких выпускников школы имама Хатипа, как гюленистов, запятнали репутацию этих школ, препятствуя зачислению в них многих потенциальных будущих учеников.

Поддержка государственной религии - например, религиозных курсов - обычно оформлялась в терминах культурного традиционализма, описанного выше. Люди считали, что религия важна в первую очередь как способ научить детей их культуре, как для укрепления традиционных поведенческих норм, так и для защиты от проникновения извне или растворения турецкой культуры. Поддержка такого использования или роли религии в общественной жизни была сильной и широко распространенной, в большинстве случаев распространяясь на поддержку религиозного образования в государственных школах, включая курсы по Корану и «жизни Пророка».«Но поддержка религии в общественной жизни не распространялась на некоторые другие компоненты прямого участия государства в религии; Диянет и религиозные основы (вакифлар), например, часто рассматривались весьма негативно. Большинство респондентов не считали, что религиозные фонды должны получать государственную или муниципальную поддержку - об этом говорили в новостях во время встреч фокус-групп. Некоторые участники жаловались, что Диянет - всего лишь рупор правительства, а не истинный источник религиозного лидерства.Часто критика Диянет и религиозных фондов казалась участникам способом поговорить о коррупции, не вызывая споров в зале.

Эти качественные результаты помогают контекстуализировать количественные данные, обнаруженные в общенациональном опросе CAP / Metropoll в октябре 2019 года. На вопрос, «оставляет ли сегодня общество в основном свободное личное поведение или ограничивает его», 30 процентов турок ответили, что оно «в основном свободное», а 50 процент сказал, что это ограничено. Но 41 процент избирателей AKP заявили, что личное поведение было в основном свободным, а 39 процентов сказали, что оно было ограниченным; среди избирателей МХП раскол составил 43% против 34%. Эти результаты среди консервативных избирателей разительно отличались от результатов избирателей оппозиции: всего 12 процентов избирателей НРП заявили, что общество оставило личное поведение в основном свободным, а 75 процентов заявили, что оно ограничено. Как и ожидалось, во всех партиях женщины чаще говорили, что общество носит ограничительный характер, в то время как молодые респонденты, как это ни удивительно, чаще говорили, что личное поведение было в основном свободным. В опросе также задавался вопрос: «Что в современном обществе опаснее, деизм / атеизм или религиозный экстремизм?» В целом 32 процента турок заявили, что деизм / атеизм более опасен, а 46 процентов заявили, что религиозный экстремизм.Но среди избирателей AKP 50 процентов заявили, что деизм / атеизм более опасен, и только 28 процентов заявили, что религиозный экстремизм; среди избирателей MHP большинство в 40 процентов заявили, что деизм / атеизм представляет собой большую угрозу, а 32 процента заявили, что религиозный экстремизм.

Несмотря на эту ожидаемую - хотя и далеко не абсолютную - консервативную поддержку религиозной культуры, фокус-группы выявили существенное недовольство распространением «перформативной религиозности» в общественной жизни. Это принимало несколько форм, чаще всего в виде жалоб на женщин, которые носят головной платок, но ведут себя недостаточно скромно, по мнению некоторых консерваторов, или которые рассматривают платок как способ телеграфировать о социально-экономическом статусе владельца, а не, по мнению заявителей, подлинная религиозная преданность.Другие жаловались на то, как много религиозных людей одержимы материальным богатством или на политиков, которые «используют религию» для продвижения своих политических амбиций.

Эти жалобы часто, казалось, давали людям возможность выразить ощущение того, что традиционная культура и общественные нормы были подорваны, а также общее недовольство воспринимаемой коррупцией в общественной жизни. Но это также явно была гендерная проблема: мужчины, как правило, выдвигали жалобы на то, что женщины ведут себя слишком свободно, на их вкус. И наоборот, несколько участниц похвалили правительство ПСР за расширение профессиональных возможностей для женщин. Наконец, особенно среди самой молодой когорты консервативных избирателей, недовольство перформативной религиозностью привело к нежеланию принять секулярно-религиозное разделение, которое является почти второй натурой для старших когорт. Некоторые выразили отношение к светским туркам «живи и не давай жить другим». Некоторые утверждали, что можно быть одновременно и светским, и религиозным, четко определяя «светский» как нечто близкое к терпимости; это гораздо более широкое определение, чем то, которое традиционно приписывается турецкой концепции секуляризма (лайклик), концепции, более близкой к французскому антиклерикализму, который обозначает государственный контроль над религией, чем к американской идее разделения церкви и государства.

Различные информационные экосистемы

Эти признаки смены поколений неудивительны; Турция быстро изменилась за последние 20 лет и пережила драматические внутренние и внешние кризисы. Память о Бюленте Эджевите - последнем лидере до прихода к власти ПСР - и об экономическом кризисе 2001 года для многих пожилых турок угас, а для самого молодого поколения это просто история, рассказанная им их родителями. Возбуждающее чувство угнетения или исключения у некоторых консерваторов исчезло, поскольку президент Эрдоган и AKP представляют политический истеблишмент, а их сторонники стали доминировать в социально-экономической жизни, а также в средствах массовой информации.

Этот последний момент стоит усилить: молодые турки - особенно в крупных городах - и их старшие коллеги все чаще заселяют различные информационные экосистемы. Это вызвано глубоким недоверием к основным средствам массовой информации, в значительной степени контролируемым государством, что способствует быстрому обращению к социальным сетям и онлайн-новостям. Число тех, кто считает СМИ «предвзятыми» (taraflı) и «ненадежными» (güvenilmez), достигло 70 процентов в 2018 году, увеличившись до 77 процентов в 2020 году, причем особенно резко выросло число избирателей AKP, среди которых недоверие выросло с 50 процентов до 62. процентов за тот же период.По данным опроса CAP / Metropoll, доля турок в возрасте от 18 до 34 лет, которые полагаются в основном на социальные сети для получения новостей, быстро выросла, более чем в три раза с 2015 по 2018 год. В последнее время эта тенденция усилилась и расширилась; Согласно опросу Metropoll в июле 2020 года, процент общего числа избирателей, которые получают новости в основном из социальных сетей и Интернета, увеличился с 19 процентов в 2018 году до 32 процентов в 2020 году. Сдвиг среди молодых турок был еще более резким - 67 процентов. в возрасте от 18 до 24 лет и 50 процентов в возрасте от 25 до 34 лет теперь полагаются на социальные сети и новостные интернет-сайты в качестве основного источника новостей.Между тем, среди турок старше 55 лет только 9 процентов полагаются в основном на социальные сети и онлайн-новости, при этом эта старшая когорта в значительной степени полагается на телевидение, в котором доминирует правительство, чтобы получать свои новости; действительно, около 81 процента турок старше 55 лет полагаются на телевидение в своих новостях, в то время как только 24 процента турок в возрасте от 18 до 44 лет полагаются в основном на теленовости.

Растущее разделение молодых и пожилых турок на отдельные медиа-сферы может подпитывать более широкие разногласия между поколениями по вопросам политики и культурной жизни.Это имеет важные политические последствия для президента Эрдогана и AKP. Статистический анализ данных опроса CAP показал, что «турки, которые полагались на онлайн-платформы или социальные сети для получения новостей, в отличие от телевидения, значительно чаще не одобряли президента Эрдогана, даже после того, как контролировали свое голосование на выборах в ноябре 2015 года». Либо онлайн-новости подрывают авторитет Эрдогана среди молодых консерваторов, либо молодые консерваторы обращаются к онлайн-новостям, потому что сомневаются в президенте; в любом случае, это плохие новости для Эрдогана и консервативного истеблишмента.

Политические последствия

В совокупности эти тенденции могут иметь важные политические последствия. Безусловно, необходимы дополнительные исследования профиля тех лиц и групп, которые отказываются от ПСР, а также причин и вероятной продолжительности их разочарования. Но опросы и фокус-группы указывают на некоторые области очевидной важности.

Во-первых, экономический кризис явно серьезно сказывается на популярности правительства. В отличие от 2008–2009 годов, когда экономические проблемы Турции явно были частью глобального спада, у правительства меньше возможностей представить экономическую стагнацию последних лет и острый кризис, начавшийся в 2018 году, как вину других.Точно так же у правительства, находящегося у власти уже 18 лет, похоже, мало новых идей, как вывести Турцию из ее экономического недуга. Последствия пандемии коронавируса еще больше повредили экономике Турции, разрушив туристический сектор, от которого зависит страна. Низкие цены на энергоносители были спасительной благодатью для зависящей от импорта Турции, но пандемия, похоже, предвещает долгое и медленное восстановление, хотя, по крайней мере, теперь правительство может указать на многие другие страны, находящиеся в такой же ситуации.

Во-вторых, проблема сирийских беженцев остается серьезным препятствием для популярности президента Эрдогана и AKP.Именно здесь Эрдоган предпринял некоторые из своих наиболее агрессивных действий, неоднократно используя турецкие вооруженные силы в односторонних операциях, частично направленных на обеспечение безопасности районов Сирии, в которые сирийцы, проживающие в Турции, могут вернуться. Хотя первые две крупные военные операции Турции в Сирии были в первую очередь направлены против отрядов защиты народа (YPG), в основном курдских ополченцев, которые очистили большую часть северной Сирии от Исламского государства, но которые Турция рассматривает как врага, последние интервенции были частично оправдано гуманитарными соображениями, чтобы предотвратить дальнейшую эмиграцию и расчистить районы для безопасного возвращения беженцев. В подтверждение этого, правительство возвестило о возвращении сирийцев в эти контролируемые Турцией районы Сирии, хотя лишь небольшая часть турецких беженцев вернулась в Сирию. Опросы показывают, что большинство турок поддерживает этот подход, и предыдущие военные вторжения вызвали временный всплеск поддержки политики правительства в отношении Сирии, хотя последнее вмешательство в Идлибе вызвало более неопределенную общественную реакцию. Президент Эрдоган также неоднократно угрожал отправить сирийцев в Европу и в начале 2020 года очень публично устранял эту угрозу - на какое-то время - организовав автобусы для перевозки беженцев к греческой границе и вызвав острый кризис.Шаг Эрдогана был направлен на то, чтобы оказать давление на Европейский Союз, чтобы он выделил больше средств на уход за беженцами в Турции, а также на политическую поддержку Турции в военном противостоянии на севере Сирии, но он также был направлен на то, чтобы убедить избирателей внутри страны в том, что он принятие агрессивных мер по сокращению количества беженцев в стране. Несмотря на эти действия, внутреннее недовольство беженцами остается очень сильным и существенно влияет на политику Турции как в Сирии, так и в отношении Европы.

В-третьих, в Турции происходит важная смена поколений; избиратели в возрасте от 18 до 29 лет представляли 25 процентов электората на последних всеобщих выборах и почти наверняка составят большую долю к следующему голосованию. Как отмечалось ранее, эти молодые турки все чаще получают новости из онлайн-источников, которые правительству трудно контролировать, хотя AKP приняла новый закон, еще больше ограничивающий независимость от социальных сетей. Молодые люди недовольны отсутствием хорошей работы.Они менее религиозны, чем их старшие коллеги, по ряду критериев. Многие из этих молодых избирателей с трудом могут вспомнить времена, когда Эрдоган и АКП не были доминирующей политической силой, и им не нравилось направление развития страны. Самая молодая демографическая группа, похоже, не считает разделение между светским и религиозным столь же важным, как их старшие коллеги. Культурное негодование, на котором давно играет Эрдоган, не так сильно проявляется среди молодых консерваторов, которые привыкли, что их взгляды представлены наверху.А самые большие достижения ПСР в консервативных умах - такие как отмена запрета на ношение хиджаба или улучшение здравоохранения и муниципальных услуг - воспринимаются как должное многими из тех, кто достиг совершеннолетия за последнее десятилетие. В этих достижениях все еще есть запас доброй воли, но он уступил место чувству «что вы сделали за последнее время?» среди многих в младшей когорте.

Эти более широкие тенденции изменили политический ландшафт, и новые политические деятели стремятся воспользоваться этим сдвигом.Недовольство экономикой и беженцами, а также новое единство оппозиционных политических партий привели оппозиционные партии к громким победам в крупных городах, прежде всего в Стамбуле и Анкаре. Это сделало Экрема Имамоглу и Мансура Яваша политическими знаменитостями и очевидными исполнительными альтернативами Эрдогану, в большей степени, чем любую фигуру в ныне отстраненном парламенте. Эрдоган сам создал этот прецедент, став мэром Стамбула на пост премьер-министра. Победы оппозиции и падающая популярность ПСР и Эрдогана также поощрили консервативных диссидентов, таких как Али Бабаджан и Ахмет Давутоглу, которые создали новые партии, чтобы бросить вызов своему бывшему боссу.Этим партиям не нужно завоевывать широкую поддержку, чтобы иметь решающее политическое значение; даже если они обращаются только к небольшим консервативным округам, это потенциально важно при таком узко разделенном электорате, особенно если они получат голоса у Эрдогана и AKP. В самом деле, оба человека, похоже, настроены на определенную консервативную волну: панисламизм Давутоглу может понравиться небольшой группе «сострадательных исламистов» справа, несмотря на провалы политики в Сирии, а призыв Бабаджана, похоже, нацелен на умеренных консерваторов, настроенных на бизнес выступают за возврат к технократии и устойчивое экономическое руководство.

Эти отколовшиеся партии намекают на более широкую деконсолидацию правых. С 2007 по 2017 год политическое господство Эрдогана было таким, что для консервативных лидеров единственный путь к власти и покровительству - это присоединиться к партии: ПСР провела большую часть десятилетия, поглощая новые консервативные округа и создавая грозный политический блок правого толка. Теперь амбициозные консерваторы-диссиденты могут надеяться на возможность влияния за пределами ПСР.

Это открывает перспективу - хотя и маловероятную - пока она остается - дополнительных правых вызовов Эрдогану.Сулейман Сойлу показал, что уровень благосклонности и потенциальной поддержки выше, чем у любого консервативного деятеля последних лет, кроме самого Эрдогана. Сойлу пользуется поддержкой националистов и религиозных консерваторов, а также непропорциональной поддержкой молодежи. Однако остаются вопросы о том, что движет подъемом Сойлу, ответы на которые определят, будет ли он прочным. Но самый важный вопрос заключается в том, осмелится ли он бросить вызов Эрдогану напрямую, возможно, сформировать новую партию, или он просто маневрирует, чтобы сменить его.Эрдоган недавно отклонил предложенную Сойлу отставку после неудачного решения последнего о введении комендантского часа, возможно, под давлением кампании в социальных сетях и небольших протестов в пользу Сойлу. Что характерно, лидер ПНД Девлет Бахчели также предложил Сойлу поддержку, заявив, что он должен оставаться министром внутренних дел. Сойлу также находится в напряженном соперничестве с зятем Эрдогана Бератом Албайраком за влияние и, возможно, положение наследника. Если Эрдоган почувствует угрозу популярности Сойлу, какие шаги он предпримет, чтобы свести на нет подъем Сойлу?

Разумеется, помимо Сойлу, АКП продолжает полагаться на ультранационалистического МХП, в значительной степени поддерживаемого непостоянным Бахчели, проблемы со здоровьем которого заставили его на несколько недель уйти из общественной жизни в конце 2019 года. Впервые за многие годы политическая судьба Эрдогана зависит не только от него самого - бегство от одного из этих ключевых консервативных союзников может фатально подорвать его избирательную коалицию и, возможно, его личные избирательные перспективы.

Даже если выборы не состоятся до 2023 года, представление о том, что Эрдоган сдает позиции в политическом плане, скорее всего, повлияет на его собственное поведение и поведение других как дома, так и за рубежом. Дома эта уязвимость, вероятно, усилит и без того жесткие репрессии со стороны правительства.Президент Эрдоган и AKP наверняка осознают свою ослабевающую поддержку, опасности, исходящие от новых оппозиционных политических деятелей, и свою зависимость от таких фигур, как Сойлу и Бахчели. Эрдоган давно стремился возглавить празднование 100-летнего юбилея Турции как современного государства, нацеливая свою правящую повестку дня на столетие 2023 года; было бы сокрушительным поражением проиграть выборы, которые не позволили бы ему достичь этой цели. Президент Эрдоган также может опасаться судебного преследования, если он будет свергнут политической оппозицией, если не на чем и на основании обвинений в коррупции, относящихся к декабрю 2013 года.Он и его партия сделают все, что в их силах, чтобы сформировать избирательную среду - например, усложняя отколовшимся консервативным соперникам возможность оказывать влияние на выборах и ужесточая контроль над социальными сетями, чтобы еще больше подавить инакомыслие.

Помимо изменения политического поля, Эрдоган, столкнувшись с жесткой кампанией по переизбранию, несомненно, продолжит разжигать национализм посредством репрессий против курдов у себя дома - подход, который также представляет трудный выбор для оппозиционных партий в управлении своей собственной коалицией.С другой стороны, если существует общее мнение, что Эрдоган уходит, и СМИ, и даже судебные органы могут проявить смелость и занять позицию, противоречащую предпочтениям Эрдогана. Некоторое недолгое свидетельство этого явления появилось после выборов в июне 2015 года, когда ПСР впервые на короткое время потеряла свое парламентское большинство. Как выяснилось позже, Эрдоган вызвал беспрецедентный второй тур выборов позже в том же году, возобновил конфликт с РПК и вернул себе абсолютное парламентское большинство ПСР.

Эта националистическая агрессия может распространиться на иностранные дела. В последние годы президент Эрдоган часто использовал военные операции и конфронтации с иностранными лидерами, чтобы сплотить свою базу; действительно, военные действия Турции за рубежом в целом совпадают с графиком выборов. С военными действиями Турции в Сирии, Ираке и Ливии - и в конфликте с греками и киприотами из-за морских границ Восточного Средиземноморья и потенциальных энергоресурсов - недостатка в потенциальных очагах возгорания нет.Вполне вероятно, что турецкий лидер ускорит кризис на одном из этих фронтов в преддверии близких выборов, представив смелое применение силы и агрессивную риторику как признак своего - и Турции - статуса на международной арене и играя на враждебности националистических правых к зарубежным странам и их стремлению сплотиться вокруг флага.

С другой стороны, восприятие за рубежом того, что президент Эрдоган и его партия могут потерпеть поражение на следующих выборах, могло иметь другие последствия.Иностранные правительства могут быть менее заботливыми к Эрдогану, чем сейчас, когда он широко рассматривается как почти постоянный факт жизни авторитарного лидера важной страны. В качестве альтернативы те, кто рассматривает санкции против Турции за различные предполагаемые нарушения, включая Конгресс США и Европейский Союз, могут начать рассматривать, как их действия будут влиять на турецкую избирательную политику, а также в какой степени такие действия могут повлиять на подход к выборам. потенциальное новое правительство Турции и преемник Эрдогана.Ощущение его неизбежной гибели на выборах может также ослабить поддержку Эрдогана со стороны такого союзника, как Катар, и ослабить его авторитет на арабской улице.

Для США и Европы эти тенденции и вопросы лежат в основе критических стратегических оценок. В настоящее время весьма сомнительно, что Эрдоган сможет победить на свободных и справедливых выборах. Если он прибегнет к откровенному фальсификации результатов выборов, согласятся ли США и Европа с концом турецкой демократии или серьезно ухудшат отношения с важной региональной державой? Как отреагирует Евросоюз, если Эрдоган спровоцирует столкновение с Грецией или Кипром - обеими странами-членами ЕС - чтобы сплотить нацию вокруг себя перед предвыборной кампанией? Усилия Европейского союза по управлению потоками беженцев также зависят от внутренних расчетов Эрдогана.

Соединенные Штаты должны взвесить, насколько сильно они поддерживают Турцию в Сирии или Ливии, особенно если их действия продиктованы политическими требованиями лидера с сомнительными демократическими полномочиями. Давно назревшие вопросы доступа США к авиабазе Инджирлик - и безопасности размещенного там ядерного оружия - по-прежнему имеют первостепенное значение, особенно с учетом вероятности дальнейшей политической нестабильности в Турции.

Между тем, с точки зрения НАТО, Турция противостоит Греции, члену альянса, в противостоянии Восточного Средиземноморья, и противостоит Франции в Ливии; Эскалация на любом фронте может иметь катастрофические последствия для сплоченности и авторитета альянса.Действительно, Франция приостановила участие в военно-морской операции НАТО в Средиземном море после инцидента между французскими и турецкими военными кораблями, поскольку первые пытались обыскать военный корабль, который предположительно перевозил турецкое оружие в Ливию. Греция и Франция направили военные корабли в спорные воды в Восточном Средиземноморье после того, как Турция отправила буровое судно - также в сопровождении военных кораблей - для разведки подводных энергоресурсов; поединок привел к случайному столкновению между греческими и турецкими военными кораблями, и напряженность остается высокой.

Заключение

Приливы и отливы консервативного турецкого мнения могут показаться далекими от стратегических маневров, происходящих через Средиземное море и Левант, или борьбы между Соединенными Штатами и Россией за обеспечение рычагов влияния на независимую Турцию. Но главный интерес Эрдогана - безопасность режима; эта безопасность определяется в нынешней конкурентной авторитарной структуре Турции небольшой группой колеблющихся консерваторов, особенно среди самых молодых когорт.Если такая фигура, как Сойлу, появится в качестве вероятного преемника турецких правых, это также предвещает плохие отношения между Турцией и Западом. Сойлу - единственный высокопоставленный турецкий чиновник, который открыто обвинил Соединенные Штаты в подстрекательстве к попытке государственного переворота 2016 года - является еще одним аватаром реакционного и агрессивного течения турецкой националистической политики. Под его руководством яростная антикурдская и антиамериканская позиция, вероятно, останется прочной чертой турецкого консерватизма. Эта политическая воля почти исключает умеренность консервативной политики.И все же популярность оппозиционных мэров и тактические перспективы отколовшихся партий Бабаджана и Давутоглу, каждая из которых апеллирует к подгруппе турецких правых и правоцентристов, напоминают о том, что значительная часть турецкой общественности не разделяет эту воинственную позицию. мировоззрение. Возможно, ура-патриотизм в отношении консервативных правых в Турции исчезнет, ​​если оппозиция победит в 2023 году и сформирует правительство - серия больших «если». Конечно, у оппозиционного правительства будет меньше причин активно разжигать антизападные настроения или провоцировать политические столкновения с Соединенными Штатами.Но даже новое правительство почувствует давление, чтобы отреагировать на самые резкие националистические голоса. Если посмотреть на политический ландшафт, то представляется вероятным, что Турция может увидеть либо оспариваемые выборы, характеризующиеся широко распространенным фальсификацией, либо общую фрагментацию турецких правых без явного преемника Эрдогана, при этом нативизм продолжает определять основное направление турецкой политики.

Об авторе

Макс Хоффман - заместитель директора отдела национальной безопасности и международной политики Центра американского прогресса.

Благодарности

Стратегические и социальные исследования Metropoll внесли неоценимый вклад в этот отчет благодаря отличному проведению общенационального опроса и связанных с ним фокус-групп. Автор также признателен Алану Маковски и Майклу Верцу за их экспертный вклад и отзывы. Это исследование стало возможным благодаря щедрой поддержке Stiftung Mercator.

Примечания

Турция: натиск Эрдогана на права и демократию

(Стамбул) - Правительство президента Реджепа Тайипа Эрдогана ликвидирует защиту прав человека и демократические нормы в Турции в беспрецедентном масштабе за 18 лет его пребывания у власти, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч.На прошлой неделе правительство приняло дальнейшие опасные меры, чтобы подорвать верховенство закона и преследовать предполагаемых критиков и политических оппонентов.

19 марта 2021 года президент издал указ о внезапном выходе Турции из Конвенции Совета Европы о предотвращении и пресечении насилия в отношении женщин и насилия в семье, известной как Стамбульская конвенция, новаторского договора, решительно поддерживаемого движением за права женщин в Турция. Этот шаг был предпринят через два дня после того, как главный прокурор высшего апелляционного суда Турции объявил, что он возбуждает дело о закрытии оппозиционной Народно-демократической партии (ДНП), всего через несколько часов после того, как парламент, контролируемый Эрдоганом, незаконно изгнал депутата ДПН.

«Президент Эрдоган нацелен на любое учреждение или часть общества, которые стоят на пути его широкомасштабных усилий по изменению общества Турции», - сказал Кеннет Рот, исполнительный директор Human Rights Watch. «Последние события против парламентской оппозиции, курдов и женщин направлены на то, чтобы обеспечить президенту власть в нарушение прав человека и демократических гарантий».

Драматический шаг президента Эрдогана выйти из Стамбульской конвенции с помощью президентского указа в одночасье является частью усилий по укреплению поддержки со стороны религиозных консервативных кругов за пределами его партии и демонстрирует его готовность использовать конвенцию в качестве предлога для пропаганды крайне сеющих разногласия и гомофобии. политический дискурс.Этот дискурс неискренне утверждает, что права женщин подрывают так называемые семейные ценности и пропагандируют ненавистные и дискриминационные взгляды на лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ).

21 марта начальник отдела коммуникаций президента опубликовал письменное заявление, в котором защищал решение о выходе Турции из договора, в котором говорилось, что оно было «захвачено группой людей, пытающихся нормализовать гомосексуальность, что несовместимо с социальными и семейными ценностями Турции». Утверждение проистекает из формулировки конвенции, запрещающей дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности.Женские группы по всей Турции были стойкими сторонниками конвенции, поскольку она юридически обязывает правительства принимать эффективные меры по предотвращению насилия в отношении женщин, защите выживших и наказанию насильников.

Принимая во внимание сотни убийств женщин партнерами и бывшими партнерами в Турции каждый год, решение Эрдогана выйти из договора, использовать его в политических целях и игнорировать отчаянно необходимые меры защиты женщин шокирует, считает Хьюман Райтс Вотч.

«Решение о выходе является глубоким шагом назад в борьбе за защиту прав женщин в Турции и серьезным ударом для всех женщин во всем политическом спектре», - сказала Рот.

В ответ 20 марта тысячи женщин протестовали в городах по всей Турции, заявив, что женское движение в Турции будет продолжать борьбу и потребовать от правительства действий по борьбе с укоренившейся проблемой домашнего насилия и убийства женщин.

Действия главного прокурора Кассационного суда 17 марта о закрытии Народно-демократической партии, второй по величине оппозиционной партии в парламенте, были предприняты вскоре после того, как парламент исключил депутата ДПН Омера Фарука Гергерлиоглу под предлогом его действия. осуждение за публикацию в социальных сетях.По словам Хьюман Райтс Вотч, изгнание Гергерлиоглу было местью за его постоянное внимание к тысячам жертв репрессий Эрдогана в отношении прав человека, в то время как усилия по закрытию ДПН направлены на права миллионов курдских избирателей и подрывают принцип парламентской демократии.

За последние 30 лет Турция закрыла пять прокурдских политических партий. Как и в предыдущих делах, в обвинительном заключении главного прокурора Народно-демократическая партия обвиняется в действиях «против неделимой целостности государства, его страны и нации» (сепаратизм) и в нарушении конституции и законов, что требует ее полного и окончательного закрытия.

Прокурор также просил суд запретить 687 названным лицам, включая нынешних и бывших членов парламента и сотни партийных чиновников, участвовать в политической жизни в течение пяти лет и сократить финансирование казначейства, на которое ДПН, как и другие партии, имеет право. . Приведенные доказательства включают выступления и политическую деятельность депутатов парламента, находившихся у власти в разное время за последние восемь лет.

«Возбуждение дела о закрытии политической партии, набравшей 11,7 процента голосов на общенациональных выборах 2018 года и имеющей 55 избранных членов парламента, является серьезным посягательством на права на политические ассоциации и выражение мнения», - сказал Рот.«Этот шаг может лишить почти шести миллионов избирателей их избранных представителей в нарушение их права голоса».

20 и 21 марта избиратели Народно-демократической партии явились в силу на собраниях курдского нового года (Новруз) в крупных городах Турции, превратив собрание в мощное выражение поддержки партии и протеста против нападения на правозащитников. его преимущественно курдской базы. 22 марта прокурор Диярбакыра инициировал расследование в отношении сопредседателя партии за его выступление во время празднования Навруза.А стамбульский суд приговорил бывшего сопредседателя партии Селахаттина Демирташа к трем и шести месяцам тюремного заключения за «оскорбление президента» в речи 2015 года.

Основные события последних нескольких дней последовали за серией серьезных неудач в области прав человека в Турции в 2020 и 2021 годах. Правительство Эрдогана неоднократно нарушало обязательные решения Европейского суда по правам человека об освобождении правозащитника Османа Кавалы и политика. Селахаттин Демирташ.

В декабре 2020 года правительство поспешно приняло закон, дающий ему гораздо более широкие полномочия в отношении организаций гражданского общества под предлогом борьбы с финансированием терроризма и распространением оружия массового уничтожения.Правительство ошибочно утверждало, что новые правила соответствуют резолюциям Совета Безопасности ООН.

В январе президент предпринял попытку усилить свой контроль над высшим образованием, назначив ректора одного из ведущих университетов Турции и последующей реструктуризацией вуза перед лицом массовых протестов со стороны сотрудников и студентов университета. Выступления против ЛГБТ и публикации в социальных сетях высокопоставленных правительственных чиновников стали обычным явлением - совсем недавно против студентов, арестованных за произведение искусства с флагами ЛГБТ и в Международный женский день.

Публикация 2 марта Плана действий в области прав человека полностью расходится с реальностью на местах, где произвольные задержания и судебное преследование журналистов, активистов и других являются обычным делом и усиливаются. Через две недели после того, как президент объявил План действий в области прав человека, Озтюрк Тюркдоган, сопредседатель известной правозащитной ассоциации, был арестован во время рейдов на рассвете в Анкаре. Позже он был освобожден.

Европейский Союз и администрация США признали серьезное нарушение прав человека, но продолжают в подавляющем большинстве уделять внимание стратегическому значению Турции в регионе, ее внешней политике, ее активной роли в региональных конфликтах и ​​миграционной политике.

25 и 26 марта лидеры ЕС пересмотрят свои отношения с Турцией. Европейский совет должен высказаться по поводу резкого ухудшения ситуации с правами человека в Турции. Совет должен ясно дать понять, что предложенная ЕС позитивная повестка дня в отношении Турции будет связана с прекращением нападок на деятелей оппозиции и измеримым прогрессом в защите прав человека.

«Лидеры ЕС не должны делать вид, что это обычное дело, в то время как правительство Турции усиливает свои атаки на критиков, парламентскую демократию и права женщин», - сказала Рот.

Текущее состояние внешней политики Турции | Школа международного обслуживания

За последние несколько лет Турция, находящаяся под постоянным руководством Реджепа Тайипа Эрдогана, претерпела радикальные изменения во внешней политике, поскольку ее участие в конфликтах на Ближнем Востоке и в Евразии попало в заголовки мировых СМИ. Кроме того, хотя Турция не имеет официальной религии в соответствии с поправкой к конституции 1928 года, в нее произошли изменения, которые подрывают ее статус светской страны.Мы поговорили с профессором SIS Догой Эралп, чтобы узнать больше о текущем состоянии дел в Турции, а также о том, как могут выглядеть американо-турецкие отношения во время правления Байдена.


При президенте и бывшем премьер-министре Реджепе Тайипе Эрдогане внешняя политика Турции коренным образом изменилась, и теперь страна вовлечена в многочисленные конфликты по всему миру. Какой была внешняя политика Турции до Эрдогана, и что он мотивировал вовлекать Турцию в несколько театров конфликта?
Правительство Эрдогана последовало более независимой ориентации в разработке и реализации своей внешней политики после того, как США постепенно и стратегически устранили свое присутствие на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье, начиная с «арабской весны».До 2010 года - во время первой эры Эрдогана 2001-2012 годов - Турция позиционировала себя как традиционный стратегический союзник США в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (MENA). Поддержка Турцией инициатив США в Ливии и Сирии свидетельствует об этом союзе. Однако, особенно во второй половине правления Обамы и позже, в годы правления Трампа, Анкара решила действовать в одиночку и строить свои собственные военные технологии и стратегические предпочтения, не консультируясь с США.
Турция является важным членом НАТО, и ее отношения с союзниками по НАТО с годами обострились.Почему возникла эта напряженность в отношениях с НАТО и каковы их последствия?
Расхождение Анкары с НАТО началось вскоре после заявления Трампа о том, что США больше не желают использовать НАТО для продвижения американских интересов на Ближнем Востоке и против России. К 2016 году политику Турции в раздираемой войной Сирии пришлось скорректировать в координации с российскими войсками на местах. Позже это привело к передаче российской системы противоракетной обороны С-400 вооруженным силам Турции, которые в силу своего членства в НАТО могут использовать только одобренные НАТО системы вооружений.Кроме того, разведка турецких газовых скважин в Восточном Средиземноморье недавно привела Анкару к разногласиям с двумя другими членами НАТО - Францией и Грецией - и привела к состоянию региональной холодной войны в регионе, когда турецкие военные корабли сопровождали буровые станции от любого военного запугивания со стороны товарищей. Страны НАТО.
Еще одно большое изменение при Эрдогане - это отход от секуляризма. Почему страна становится более религиозной? Верите ли вы, что официальный статус Турции как светской нации когда-либо изменится (поправка к конституции), или Эрдоган просто двинет Турцию в направлении, где она светская только по названию?
Турция становится все более националистической с очень сильным исламистским подтекстом.Это является следствием альянса Эрдогана с ультранационалистической организацией «Серые волки», который возник после краха курдского мирного процесса в 2015 году. В то время как большинство турок становятся более националистическими, интересно, что общество теперь принимает секуляризм как образ жизни. больше, чем когда-либо, в ответ на широко распространенную коррупцию со стороны назначенных Эрдоганом исламистских бюрократов. Светская система Турции, похоже, сейчас намного сильнее на общественном уровне, поскольку в глазах общественности исламизм рассматривается как синоним коррупции.
Каковы сейчас отношения США с Турцией и какими они могли бы быть во время администрации Байдена?
После окончания Второй мировой войны отношения между Турцией и США в основном определялись взаимным пониманием стратегических предпочтений обеих сторон. Трамп очень завидовал автократическому порядку Эрдогана и установил очень тесные деловые связи через своих ближайших родственников. Байден исходит из более традиционной демократической традиции подчеркивания прав человека во внешнеполитической ориентации США и даст понять Анкаре, что Белый дом не потерпит таких широко распространенных систематических нарушений индивидуальных свобод.Однако справедливо ожидать, что обе стороны перезагрузят отношения. Эрдоган уже начал предпринимать определенные шаги в ответ на возможную критику со стороны администрации Байдена в будущем и уволил двух своих министров, у которых было проблемное прошлое с США.

Турция передала президенту Эрдогану часть полномочий | Новости | DW

В среду Турция издала указ о передаче некоторых полномочий президенту, поскольку страна переходит к исполнительной президентской системе после победы президента Тайипа Эрдогана на президентских и парламентских выборах в прошлом месяце.

Указ, опубликованный в официальной правительственной газете, вносит изменения в законы, действующие с 1924 по 2017 год, удаляет ссылки на премьер-министра, чья должность была упразднена, и заменяет их словом «президент».

Подробнее: Влияние выборов в Турции: широкие новые полномочия Эрдогана

Изменения означают, что президент может

  • формировать и регулировать министерства и увольнять государственных служащих без одобрения парламента
  • назначать четырех членов Совета Судьи и прокуроры (HSK), парламент может назначить семь
  • проектов бюджета и принять решение о политике безопасности
  • объявить чрезвычайное положение на срок до шести месяцев (например, то, которое действует примерно два года) без одобрение кабинета министров
  • распустить парламент, но это вызовет досрочные президентские выборы

Подробнее: Может ли оппозиция Турции восстановить отношения с ЕС?

Когда изменения вступят в силу: Изменения в последнем указе вступят в силу, когда Эрдоган принесет присягу, что, как ожидается, произойдет в парламенте 8 или 9 июля.

Новая президентская система: На конституционном референдуме в апреле 2017 года незначительное большинство турецких избирателей одобрило президентскую систему. Изменение конституции позволило победителю президентских выборов 2018 года взять на себя полный контроль над правительством.

Подробнее: Мнение: Реджеп Тайип Эрдоган побеждает, демократия проигрывает

Ограничения по срокам: Президент ограничен двумя пятилетними президентскими сроками, но если парламент объявит досрочные выборы во время второго срока, президент может баллотироваться на третий срок.

Приход Эрдогана к власти: Эрдоган занимал пост премьер-министра Турции, бывшего наиболее влиятельного поста в стране, с 2003 по 2014 год. Планы по изменению системы, с тем чтобы значимая политическая власть Турции заняла свою новую роль, были в разработке еще до его смена вакансий в 2014 г .; до референдума в апреле 2017 года президентская роль была в основном церемониальной. Эрдоган был переизбран президентом на внеочередных президентских выборах в июне 2018 года, созвав их более чем на год раньше запланированного срока.Это было последним препятствием на пути к осуществлению желаемых им реформ, кандидаты от оппозиции пообещали отменить некоторые или все из них, если они победят.

В среду государственная избирательная комиссия Турции объявила окончательный подсчет голосов, в котором президент Эрдоган получил 52,59 процента голосов, за ним следует кандидат от оппозиции Мухаррем Инче из партии НРП с 30,64 процента и заключенный в тюрьму прокурдский кандидат Селахаттин Демирташ с 8,4 процента голосов. .

  • Кто такой Реджеп Тайип Эрдоган в Турции?

    Возвышение Эрдогана в Турции

    В Турции и за рубежом Реджеп Тайип Эрдоган имеет поляризующий эффект.Его называют неоосманским «султаном», а также авторитарным лидером. DW исследует восхождение турецкого лидера с самого начала своей кампании в защиту исламистов до руководства второй по величине армией НАТО в качестве президента Турции.

  • Кто такой Реджеп Тайип Эрдоган в Турции?

    Заключенный в тюрьму мэр Стамбула

    После многих лет продвижения по карьерной лестнице исламистской Партии благосостояния Эрдоган был избран мэром Стамбула в 1994 году.Но четыре года спустя партия была признана неконституционной на том основании, что она угрожала секуляристскому характеру Турции, и была распущена. Позже он был заключен в тюрьму на четыре месяца за неоднозначное публичное чтение стихотворения и, следовательно, потерял пост мэра из-за осуждения.

  • Кто такой Реджеп Тайип Эрдоган в Турции?

    Руководство республикой

    Эрдоган стал соучредителем Партии справедливости и развития (ПСР), которая получила большинство мест в 2002 году. Он стал премьер-министром в 2003 году.В первые годы своего правления Эрдоган работал над предоставлением социальных услуг, улучшением экономики и проведением демократических реформ. Но некоторые утверждали, что его премьерство также ознаменовалось религиозным сдвигом в политической сфере.

  • Кто такой Реджеп Тайип Эрдоган в Турции?

    Причины исламистов

    Хотя конституция Турции гарантирует светский характер страны, наблюдатели полагают, что Эрдогану удалось очистить «старую секуляристскую гвардию».«Турецкий лидер сказал, что одна из его целей - вырастить« благочестивое поколение ». Сторонники Эрдогана приветствовали инициативы турецкого лидера, утверждая, что они обращают вспять многолетнюю дискриминацию практикующих мусульман.

  • Кто такой в ​​Турции Реджеп Тайип Эрдоган?

    Переживший переворот

    В июле 2016 года в результате неудавшегося военного переворота, направленного против Эрдогана и его правительства, погибло более 200 человек, в том числе мирные жители и солдаты. После попытки переворота Эрдоган объявил чрезвычайное положение и пообещал «очистить» военных.«В Турции вооруженные силы не управляют государством или руководят государством. Они не могут», - сказал он.

  • Кто такой Реджеп Тайип Эрдоган в Турции?

    Репрессии по всей стране

    После неудавшегося переворота власти начали репрессии по всей стране, арестовав более 50 000 человек в вооруженных силах, полиции, судебных органах, школах и средствах массовой информации. Эрдоган обвинил Фетхуллаха Гюлена, священнослужителя в США в изгнании, бывшего союзника, и его сторонников в попытках подорвать правительство.Но правозащитные группы считают, что эти обвинения - средство укрепить его власть и влияние.

  • Кто такой Реджеп Тайип Эрдоган в Турции?

    Политик, вызывающий разногласия

    Хотя Эрдоган пользуется значительной поддержкой в ​​Турции и турецкой эмигрантской общине, его критиковали за его жесткую политику и военные кампании против курдских боевиков после провала мирного процесса в 2015 году. В январе этого года Эрдоган выступил с инициативой. смертоносное наступление на северный сирийский анклав Африн, операция, которая была широко осуждена правозащитными группами.

  • Кто такой Реджеп Тайип Эрдоган в Турции?

    Новая эра?

    Эрдоган, занимавший пост президента Турции с 2014 года, успешно продлил свой срок после победы на выборах в июне. Выборы ознаменовали переход Турции к президентству в исполнительном стиле. Наблюдатели считают, что выборы ознаменуют новую эру для Турции - к лучшему или к худшему.

    Автор: Льюис Сандерс IV


law / msh (AP, Reuters)

Новый мощный исполнительный президент Турции

АНКАРА (Рейтер) - Президент Турции получит новые широкие исполнительные полномочия после внеочередных президентских и парламентских выборов в воскресенье.

Турецкие избиратели узко одобрили конституционные изменения на референдуме в прошлом году после того, как президент Тайип Эрдоган заявил, что они необходимы для решения проблем безопасности и экономических проблем, стоящих перед страной.

Среди соперников Эрдогана - Мухаррем Инсе из основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), заключенный в тюрьму бывший прокурдский лидер Селахаттин Демиртас и бывший министр внутренних дел Мерал Аксенер из молодой партии Ии (Хорошая).

Если 24 июня ни один из кандидатов не наберет более 50 процентов голосов, 8 июля будет проведен второй тур голосования между двумя наиболее эффективными кандидатами.

Правящая партия Эрдогана, основанная на исламистских корнях, будет бороться на парламентских выборах в союзе с националистической партией MHP, в то время как секуляристская CHP создала конкурирующие связи с партией Iyi и небольшой партией Saadet. Прокурдская демократическая партия народов (ДНП) будет работать без партнера.

Партии получат голоса независимо от их альянсов, но те, которые входят в альянс, смогут обойти 10-процентный порог, обычно необходимый для прохождения в парламент.

Ниже приведены некоторые подробности новой системы (некоторые изменения уже вступили в силу после референдума):

- Должность премьер-министра будет упразднена. Президент назначит кабинет и неопределенное количество вице-президентов.

- Президент сможет издавать указы, чтобы формировать и регулировать министерства, а также назначать и увольнять высокопоставленных государственных служащих без одобрения парламента.

- Запрещается принимать указы по вопросам, касающимся прав человека или основных свобод, или отменять существующие законы.Суды решают, противоречит ли постановление закону. Критики говорят, что расплывчатые формулировки кодекса законов - и репутация судебной системы как беспристрастной - означают, что решениям может не хватать независимости.

- Президент сможет объявить чрезвычайное положение на срок до шести месяцев и больше не будет требовать одобрения правительства для этого. Во время чрезвычайного положения президент сможет издавать указы об основных правах и свободах.

- Президент сможет составить проект бюджета, который в настоящее время составляется парламентом.

- Государственный наблюдательный совет (DDK), президентское учреждение, которое наблюдает за деятельностью государственных и частных органов, сможет проводить административные расследования, давая президенту прямую власть над широким кругом групп, включая вооруженные силы.

- Члены Совета судей и прокуроров (HSK) теперь назначаются президентом и парламентом. Президент назначает четырех членов, а парламент - семь. Министр юстиции и его заместитель автоматически становятся членами.

- Парламент будет расширен с 550 до 600 мест. Минимальный возраст для избрания будет снижен с 25 до 18 лет. Законодателям не будет разрешено работать в кабинете министров, а это означает, что любой министр, назначенный парламентом, должен будет сложить свои полномочия в Ассамблея.

- Президент сможет распустить парламент, хотя это также повлечет за собой досрочные президентские выборы.

- Президент сможет избираться максимум на два пятилетних срока. Если парламент примет решение о досрочных выборах во время второго срока президента, действующий президент может снова баллотироваться.

ВОЗМОЖНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ ПОЛНОМОЧИЙ ПРЕЗИДЕНТА

- Хотя президенту не требуется одобрение парламента при разработке указов по вопросам исполнительной власти, указ станет недействительным, если парламент примет закон по тому же вопросу.

- Хотя президент может объявить чрезвычайное положение на срок до шести месяцев, решение будет отправлено в парламент в тот же день. Парламент имеет право сократить, продлить или отменить это решение.

- Если оппозиция получит парламентское большинство на выборах 24 июня, простого большинства в 301 голос будет достаточно для отмены нынешнего чрезвычайного положения, введенного после неудачного переворота в 2016 году.

- Указы президента, принятые во время чрезвычайного положения, должны быть одобрены парламентом в течение трех месяцев или становятся недействительными.

- Если парламент не одобрит бюджет, предложенный президентом, бюджет предыдущего года будет увеличен в соответствии с «коэффициентом переоценки» и исполнен.

- Парламент изберет своего спикера, а это означает, что собрание оппозиционного большинства может предоставить платформу для видного члена оппозиции, чтобы модерировать законодательный процесс.

- Оппозиционные партии пообещали вернуться к прежней парламентской системе в случае победы на выборах. С 360 голосами «за» собрание может вынести предложенные изменения на референдум. Имея 400 голосов, он может вообще пропустить плебисцит.

Отчетность Тувинца Гумрукчу и Гульсена Солакера; Под редакцией Хумейры Памук и Гарета Джонса

Правительство Турции

Турция (или Турецкая Республика, как ее официально называют) - это страна, расположенная в Западной Азии, с меньшей частью страны в Юго-Восточной Европе.Турция граничит с восемью странами: Грецией и Болгарией (северо-запад), Грузией (северо-восток), Арменией, Нахчываном и Ираном (восток), Ираком и Сирией (юг). Эгейское море граничит с Турцией на западе, Черное море - на севере, а Средиземное море - на юге. Анкара - столица Турции, но Стамбул - ее самый большой город.

Турция является членом нескольких международных организаций, включая ООН, НАТО, МВФ и Всемирный банк. Он также является одним из основателей ОЭСР, ОБСЕ, ЧЭС, ОИК и G-20.Турция - региональная держава, имеющая геополитическое и стратегическое значение из-за своего центрального географического положения. Турция - бывшая парламентская республика, которая стала президентской страной в 2017 году. Нынешняя турецкая администрация работает над увеличением влияния ислама в стране и отменила ряд ранее проведенных реформ, таких как свобода прессы.

Законодательная власть

Турция была парламентской представительной демократией до 2018 года, когда после референдума в 2017 году была принята новая президентская система, фактически предоставившая президенту (который является главой государства) полный контроль над исполнительной властью - как таковой, он имеет право издавать указы, назначает свой кабинет, формирует бюджет, досрочно распускает парламент и заполняет суды своими назначенными лицами.Все полномочия премьер-министра и его кабинета также были упразднены и переданы непосредственно президенту, который избирается на пятилетний срок. Реджеп Тайип Эрдоган - первый президент Турции, избранный прямым голосованием. Конституция Турции устанавливает ее как унитарное централизованное государство.

Вся исполнительная власть принадлежит Президенту; законодательная власть наделена однопалатным парламентом Турции, который называется Великим национальным собранием Турции. Судебная ветвь турецкого правительства была независимой до референдума в 2017 году, после которого ее полномочия были значительно сокращены, поскольку больше было передано президенту, который теперь отвечает за назначение или увольнение судей.

600 членов парламента избираются на четырехлетний срок по системе пропорционального представительства из 85 избирательных округов. Конституционный суд имеет право удерживать государственное финансирование (или запрещать) политические партии, которые выглядят антисветскими или сепаратистскими.

Для того, чтобы быть представленной в парламенте Турции, партия должна иметь не менее 10% голосов страны на парламентских выборах. Независимые кандидаты могут баллотироваться на выборах и должны выиграть достаточно, чтобы получить одно место.

Как член Совета Европы Турция обязана соблюдать Европейскую хартию местного самоуправления. Однако Комитет по мониторингу Совета Европы обнаружил значительные недостатки в реализации политики Хартии в Турции в 2011 году.

При президенте Реджепе Тайипе Эрдогане авторитарность Турции становится все более авторитарной. Совет Европы с обеспокоенностью отметил, что автократические тенденции в Турции усиливаются еще до референдума 2017 года, а после изменения правительственной системы в стране в Европейском союзе усилились опасения по поводу демократической стабильности в Турции.

Исполнительная власть

После референдума 2017 года президент Турции в значительной степени контролирует большинство аспектов управления страной. По конституции президент должен быть старше 40 лет и иметь степень бакалавра, но он не обязан быть членом парламента. Реджеп Тайип Эрдоган был избран президентом в 2014 году. Исполнительная власть сохраняется за президентом и Советом министров, при этом большинство министров являются членами парламента. Премьер-министр назначается президентом и утверждается парламентом путем вотума доверия (güvenoyu).

Судебная власть

Свобода и власть турецкой судебной власти были значительно сокращены после того, как в 2018 году вступили в силу конституционные реформы референдума 2017 года, когда многие полномочия были переданы президенту.

Конституционный суд Турции принимает решение о соответствии конституционным законам и постановлениям, в то время как Государственный совет фактически является последней инстанцией для административных дел - Высокий апелляционный суд существует для всех других дел.

Турция готова соглашаться с решениями Европейского суда по правам человека, если они не касаются оккупации северного Кипра.

США принимают более жесткий тон с Турцией после ухода Трампа

ВАШИНГТОН - Американские официальные лица и Конгресс, больше не сдерживаемые привязанностью президента Трампа к авторитарному лидеру Турции, используют последние дни его президентства, чтобы подготовить санкции и заявить резкий тон против стратегических, но стратегических целей. ненадежный союзник.

Турция, член Организации Североатлантического договора, раздражала администрацию почти с самого начала. Это было столько же заслугой г-на Трампа и его восхищения своим президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, сколько действиями правительства в Анкаре, которое нарушало права человека, заключало в тюрьмы американцев и журналистов и вовлекало в конфронтацию от Сирии до Ливии. на Кавказ до восточного побережья Средиземного моря.

Изменение направления политики США также потребует от избранного президента Джозефа Р. Байдена-младшего осторожно вернуть Турцию в объятия Запада и не приближать ее к России.

«В течение многих лет президент Трамп лично защищал Эрдогана и Турцию», - сказал сенатор Крис Ван Холлен, демократ от Мэриленда. Он сказал, что приходящая к власти администрация Байдена «станет важным сдерживающим фактором для усилий Эрдогана по расширению своего влияния за наш счет, что подрывает наши интересы.

«Это своего рода перекресток для Эрдогана, - сказал г-н Ван Холлен в недавнем интервью. «Ему придется принять решение - будет ли он верным союзником НАТО или он собирается действовать в этом регионе в одиночку?»

Конгресс готов на этой неделе утвердить экономические санкции против Турции за покупку российских систем противоракетной обороны в начале президентского срока г-на Трампа, потенциально подвергая военные технологии НАТО Москве. Г-н Трамп приостановил действие санкций в прошлом году после того, как системы обороны были доставлены в Турцию.

Впервые после того, как Анкара протестировала систему этой осенью, официальные лица Белого дома проинформировали турецких дипломатов, что администрация Трампа не будет выступать против санкций Конгресса, по словам двух человек, участвовавших в обсуждениях.

Вместо этого, по их словам, санкции отчасти предназначены для предупреждения Египта, Индии, Саудовской Аравии и других стран, которые проявили интерес к покупке российской военной техники.

На встрече министров иностранных дел стран НАТО на прошлой неделе госсекретарь Майк Помпео раскритиковал Турцию по нескольким направлениям, согласно человеку, проинформированному о его комментариях.Его заявления - против оборонных закупок Турции, ее разведки природного газа в спорных водах восточной части Средиземного моря и ее поддержки иностранных сил во внешних конфликтах, таких как Ливия, - показали, что г-н Помпео устал от попыток смягчить растущую напряженность между европейскими союзниками. и американские законодатели.

«Мы обеспокоены некоторыми действиями Турции», - заявила журналистам посол США в НАТО Кей Бейли Хатчисон перед встречей министров иностранных дел в Брюсселе.«Мысль о том, что вы можете поместить систему противоракетной обороны российского производства в центр нашего альянса, выходит за рамки допустимого».

Европейский Союз рассматривает свои собственные санкции против Турции как ответный удар за отдельные споры с Грецией, Кипром и Германией в решении, которое может быть принято уже в четверг, по словам европейского дипломата в Вашингтоне.

В совокупности Турция чувствует себя все более изолированной, по словам высокопоставленного чиновника в ее правительстве.

База U.По словам высокопоставленного чиновника, экспедиционный корабль ВМС США в заливе Суда у греческого побережья дал понять, что Турция больше не является ключевым союзником США в Восточном Средиземноморье.

Авраамовские соглашения, заключенные этой осенью при посредничестве администрации Трампа, способствующие нормализации отношений между Израилем и тремя арабскими государствами, Бахрейном, Суданом и Объединенными Арабскими Эмиратами, задействовали страны Ближнего Востока, враждебные Братьям-мусульманам. Исламистское движение поддерживает г-н Эрдоган.

Высокопоставленный турецкий чиновник также описал свое пренебрежительное отношение со стороны г-наВизиты Помпео этой осенью к соперникам на Кипре и в Греции, а затем его поездка в Стамбул с женой в ноябре вместо поездки в Анкару для встречи с руководителями правительства.

Ожидаемые санкции наверняка нанесут удар по и без того напряженной экономике Турции и могут вынудить г-на Эрдогана отказаться от большинства своих военных миссий за границей. (Единственным исключением является соседняя Сирия, где Турция ведет борьбу с боевиками Исламского государства и поддерживаемыми США курдскими боевиками; г-н Эрдоган считает обе группы террористами и вряд ли отступит.)

Эксперты предупреждают, что это может подтолкнуть Турцию к России, если г-н Байден не будет осторожен.

«Отношения с Турцией будут важным и неотложным вопросом для администрации Байдена», - сказал Джеймс Ф. Джеффри, бывший посол США в Турции и Ираке, который ушел в отставку в прошлом месяце с должности специального посланника Госдепартамента США по политике в отношении Сирии и коалиции победить Исламское государство.