Пе-8 — Вікіпедія

Цю статтю потрібно вичитати, аби виправити в ній правописні, лексичні, граматичні, стилістичні та інші мовні помилки. Будь ласка, допоможіть виправити можливі мовні помилки.
Пе-8 (ТБ-7, АНТ-42)
Тип важкий бомбардувальник
Розробник ОКБ О.М. Туполєва
Виробник КАПО
Головний конструктор В.М. Петляков
Перший політ 27 грудня 1936
Початок експлуатації 1940
Статус Знятий з озброєння
Основні експлуатанти ВПС СРСР
Роки виробництва 1939-1944
 Зображення у ВікіСховищі

Пе-8 (інші позначення ТБ-7 і АНТон-42) — радянський важкий бомбардувальник дії (іноді класифікується, як стратегічний) періоду Другої світової війни. Протягом всієї Другої світової війни Пе-8 був єдиним сучасним бомбардувальником свого класу, що були в розпорядженні ВПС СРСР. Використовувався в основному для стратегічних бомбардувань тилів супротивника (зокрема, Пе-8 бомбили Берлін, Кенігсберг, Данциг, Гельсінкі).

У травні 1942 року Пе-8 (висотна модифікація з п'ятим двигуном-компресором всередині корпусу літака) під командуванням майора Енделя Пуусеппа здійснив трансатлантичний переліт, доставивши наркома зако

uk.wikipedia.org

ПЕ-8 Википедия

Пе-8 (ТБ-7, АНТ-42)

АНТ-42-1. Заводские испытания 8 февраля 1936 г.
Тип тяжёлый бомбардировщик
Разработчик ОКБ А. Н. Туполева
Производитель КАПО
Главный конструктор В. М. Петляков
Первый полёт 27 декабря 1936
Начало эксплуатации 1940
Конец эксплуатации 1954
Статус Снят с вооружения
Эксплуатанты ВВС СССР
Годы производства 1939—1944
Единиц произведено 97 (включая два прототипа)
 Медиафайлы на Викискладе

ru-wiki.ru

Бомбардировщик «Т». Между Пе-8 и Ту-4 » Военное обозрение

Строившийся ограниченной серией с 1939 года бомбардировщик В. М. Петлякова Пе-8 был машиной с отличными летными и боевыми характеристиками. Это единственный советский тяжелый бомбардировщик военного времени, по своим характеристикам и возможностям сопоставимый с более знаменитым «летающими крепостями» союзников.


Применявшийся исключительно для решения стратегических задач, Пе-8 был всегда в зоне внимания его создателей. Представители ОКБ поддерживали тесную связь с 45-й дивизией, регулярно знакомились с результатами боевых действий летных экипажей и самолетов. Они постоянно получали информацию от инженерного состава дивизии, который в процессе боевой эксплуатации выявлял отдельные неудачные места конструкции машины. Ведущие конструкторы ОКБ внимательнейшим образом прислушивались к их замечаниям, и в большинстве случаев эти замечания принимались, по ним проводились необходимые работы по совершенствованию конструкции и боевой эффективности Пе-8. Со временем все эти замечания по Пе-8 подтолкнули ОКБ заняться работой по глубокой модернизации базовой конструкции самолета. Работы эти начались во второй половине 1943 года.

Из всех проработанных проектов глубокой модернизации Пе-8 наиболее далеко продвинулись работы по варианту самолета с двигателями АШ-82ФН ТК-3. Эти работы были начаты в инициативном порядке в ОКБ Казанского авиазавода № 124 И.Ф. Незваля (Незваль возглавлял ОКБ в период ареста и после гибели Петлякова) во второй половине 1943 года. Идея ОКБ была в том, чтобы провести глубокую модернизацию базовой конструкции Пе-8 путем улучшения его аэродинамики, внедрения высотных двигателей с ТК и усиления бомбардировочного вооружения. Все это должно было обеспечить значительное расширение боевых возможностей самолета Пе-8. В ОКБ были разработаны предварительные технические предложения, которые были представлены НКАП. В тот момент предложения по модернизации Пе-8 были оценены НКАП как весьма своевременные.

Актуальность работ была обоснована следующими факторами. В первой половине 1943 года наше военно-политическое руководство по разным каналам начало получать информацию по новейшему американскому скоростному высотному дальнему бомбардировщику В-29, летно-тактические характеристики которого на голову превосходили все то, что воевало на фронтах Второй мировой войны. Кроме того, под влиянием полученной информации из США по "атомному проекту" в СССР активизировались работы над советской атомной бомбой. Какой эта бомба будет и будет ли вообще, еще не было ясно. Но то, что ей потребуется достойный авиационный носитель, это было ясно даже за два года до первого американского ядерного взрыва. В специфических условиях войны с Германией, в конце концов, можно было обойтись без оснащения нашей авиации большим количеством дальних четырехмоторных бомбардировщиков класса "летающая крепость". Но в условиях надвигавшегося послевоенного мира, при возможном появлении на ядерного боеприпаса и будущем неотвратимом противостоянии с Западом, решено было срочно заняться новым перспективным бомбардировщиком, характеристики которого были бы близки к ЛТХ американского В-29.

Мыслилось, что разработка новой советской "летающей крепости" должна была быть закончена к моменту окончания войны с Германией, и наши ВВС смогут получить эту машину на вооружение сразу же после ее окончания. В рамках этого направления работ НКАП в сентябре 1943 года выдал задание ОКБ А.Н. Туполева на предварительную разработку проекта четырехмоторного бомбардировщика "64". ОКБ В.М. Мясищева вскоре начало работать над аналогичными проектами самолетов "202" и "302".

В этом ряду начавшихся работ предложение ОКБ Незваля по модернизации Пе-8 не было чем-то революционным, однако давало возможность в достаточно короткие сроки создать неплохой самолет с минимальной степенью технического риска, конечно, не такой, как В-29, но способный на какое-то время, пока не будут доведены до ума туполевские и мясищевские проекты, обеспечить нашу дальнюю авиацию новыми четырехмоторными бомбардировщиками. Т.е. в целом повторялся вариант, по которому в свое время создавался ДБ-А.

Сегодня видно, что все получилось совсем по другому сценарию. Так, работы по самолету "64" столкнулись с тяжело разрешимыми проблемами, связанными с оснащением новой машины современным оборудованием и вооружением. Только к сентябрю 1944 г. был готов макет самолета «64» и проведен первый предварительный осмотр макета заказчиком. Было сделано много замечаний, в частности, заказчик потребовал установки бортовой радиолокационной станции. Второй предварительный осмотр после доработок состоялся лишь в феврале 1945 г., и снова последовали замечания заказчика по общей компоновке, оборудованию, вооружению и т. д. Можно сказать, что ВВС, постепенно знакомясь с реальными образцами западной авиационной техники, все выше и выше поднимали планку требований к новому бомбардировщику, до тех пор пока эти требования превысили практические возможности советской авиационной промышленности того периода, особенно в части оборудования и вооружения. В итоге в июне 1945 года Туполеву было приказано прекратить разработку самолета «64» и все силы направить на копирование В-29. Мясищев же, не имеющий таких ресурсов как Туполев, не дошел даже до макетного этапа.

В результате к моменту окончания Второй мировой войны и начала "холодной" наша авиация оставалась без современного четырехмоторного бомбардировщика. Начались поиски выхода. Приблизительно в начале 1945 года были предложения реанимировать серийное производство Пе-8 в модернизированном варианте. Но это предложение было отвергнуто в связи с началом широкомасштабных работ по копированию В-29, на которые были брошены все силы. Таким образом, страна более чем на 2 года оставалась без современного стратегического бомбардировщика. Но ситуация могла быть совсем иной, так как к началу 1944 года чертежи на глубоко модернизированный вариант Пе-8 были переданы для изготовления на завод №22. Но вернемся к началу…

Проектирование и постройка модифицированного тяжелого дальнего бомбардировщика Пе-8 с увеличенной бомбовой нагрузкой, с двигателями АШ-82ФН ТК-3 были заданы в соответствии с приказом НКАП № 619 от 18 октября 1943 года. К концу 1943 года были выполнены первые проработки по теме.

По самолету был подготовлен эскизный проект. По сравнению с серийным Пе-8 проект предусматривал следующие изменения.

1. Новую компоновку передней части фюзеляжа с целью расположения обоих летчиков рядом, с одновременным выносом их кабины вперед для улучшения обзора в стороны. Этим создавались лучшие условия для совместной работы летчиков, значительно упрощались монтаж управления самолетом и моторами, сокращалось количество приборов и некоторого оборудования. В связи с выносом летчиков вперед изменялась также кабина штурманов. Сокращалась ее длина, штурманы были приближены к носу самолета, что значительно улучшило обзор. В носу фюзеляжа был установлен крупнокалиберный пулемет 12,7 мм на шаровой опоре, с конусом обстрела в 60 градусов, обслуживаемый помощником штурмана.

2. Увеличение длины бомбового отсека до размеров, обеспечивающих размещение: 1 бомбы ФАБ-5000, 2 бомб ФАБ-2000, 6 бомб ФАБ-1000, 9 бомб ФАБ-500, 16 бомб ФАБ-250, 32 бомб ФАБ-100. Увеличение емкости бомбового отсека достигалось за счет удлинения его вперед и в сторону хвостовой части фюзеляжа, с добавлением соответствующего количества балок с бомбодержателями. В связи с этим изменялось место радиста, его разместили позади первого пилота, рядом с бортмехаником.


3. Улучшение аэродинамики самолета за счет: уменьшения миделя фюзеляжа; уменьшения миделя туннелей водорадиаторов и обтекателей шасси; полного убирания шасси и хвостового колеса; понижения уровня спинной турели; потайной клепки по всему планеру самолета; герметизации планера (не путать с герметическим фюзеляжем). Как видим, по количеству изменений в том числе и геометрии, фюзеляж новой машины практически не имел ничего общего с фюзеляжем серийного Пе-8.

4. Увеличение прочности лонжеронов центроплана, консолей крыла, фюзеляжа и шасси из расчета полетной массы 37500 кг, что позволяло перевозить вдвое большое количество бомб по сравнению с Пе-8 (4000 кг на 5000 км).

При проектировании ОКБ закладывалось на использование двух типов двигателей: бензиновых с непосредственным впрыском типа АШ-82ФН с турбокомпрессором ТК-3 или дизельных двигателей М-31 (проект дальнейшего развития М-30). С этими двигателями «модифицированный Пе-8» должен был обладать следующими летно-тактическими данными при полетной массе 30000 кг:

С двигателями М-31 при полетной массе 37500 кг с 1000 кг бомб при запасе топлива 11800 кг дальность самолета равнялась 7500 кг; с 8000 кг бомб и запасом топлива 4800 кг — 2700 км. С двигателями АШ-82ФН с ТК-3 дальность при тех же бомбовых нагрузках и запасами топлива 11000 кг при полетной массе 33500 кг и 8000 кг при полетной массе 37500 кг равнялась соответственно 5300 км и 3150 км.

Подвеска бомб в зависимости от калибра могла выполняться в следующих количествах и комбинациях:

По составу и размещению оборонительное пулеметно-пушечное вооружение самолета соответствовало Пе-8 4М-82.

Проведенная модернизация по сравнению с серийным Пе-8 4М-82 выпуска 1943 года давала следующие преимущества.

1. При равной бомбовой нагрузке один модифицированный Пе-8 мог заменить два серийных.

2. Размещение основной части бомб внутри фюзеляжа, а также другие улучшения аэродинамики снизили километровые расходы топлива на 10%.

3. Увеличение максимальной скорости на 13% дало возможность самолету решать ряд новых тактических задач.

4. Расположение основного экипажа впереди двигателей, помимо улучшения обзора, намного улучшало условия его работы в полете.

Макет модифицированного самолета был построен к 15 января 1944 года и представлял собой носовую часть фюзеляжа Ф-1 и среднюю фюзеляжную часть центроплана до разъема с Ф-3. На макете были отражены оборудование штурманской кабины, оборудование пилотского отсека, оборудование пульта механика, радиооборудование, рабочее место радиста, расположение балочных бомбодержателей, габариты основного бомбового отсека и люков для светобомб.

Макетная комиссия, назначенная Приказом ГУ ИАС КА от 3 февраля 1944 года, под председательством генерала ИАС А.А. Лапина рассмотрела макет и соответствующим протоколом от 8 февраля 1944 года утвердила основное оборудование и его размещение. Конкретные требования комиссии по перекомпоновке оборудования выполнялись в присутствии макетной комиссии.

Рассмотрение проекта модифицированного Пе-8 4М-82ФН ТК-3 в НКАП и последовавшее за ним постановление ГОКО от 20 февраля 1944 года потребовало дальнейших доработок проекта. В частности, после обсуждения НКАП окончательно решено было ставить ТК. Кроме того, добавилось (по предложению Незваля) требование к увеличению огневой защиты спереди снизу.

Модифицированный Пе-8 был запущен в производство на заводе №22 уже в конце 1943 года. Машине присвоили заводское обозначение самолет «Т». По машине ОКБ выдало в опытное производство 4483 рабочих чертежей. Чертежи были проработаны технологическим отделом, составлены производственные графики изготовления отдельных агрегатов самолета, была выдана документация на изготовление необходимой дополнительной оснастки. К началу весны 1944 года часть новых стапелей, а также некоторое количество деталей для новой машины было уже изготовлено.

Однако Постановлением ГОКО от 5 марта 1944 года производство Пе-8 на заводе №22 было прекращено, одновременно завод прекратил дальнейшую работу по изготовлению модифицированного Пе-8. Ведись работы над машиной не как над вариантом модернизации Пе-8, возможно, проект имел бы возможность воплотиться в металле.

И.Ф. Незваль всегда четко понимал, что работа только над модифицированием Пе-8 не решит послевоенного оснащения советской дальней авиации новой современной техникой. Чтобы получить качественно новую машину, нужно было новое оборудование и новые системы вооружения. Все это в сочетании с современными решениями по планеру и силовой установке могло дать необходимый эффект. Поэтому Незваль рассматривал работы по модифицированному Пе-8 и как подготовительную работу по созданию нового тяжелого дальнего скоростного бомбардировщика класса В-29. Он и его ОКБ предполагало на этих проектах отработать компоновку нового перспективного послевоенного бомбардировщика (оптимальное размещение экипажа, оборудования, оборонительного стрелково-пушечного вооружения, состава и размещения бомбардировочного вооружения, отработать трехколесное шасси и т.д.). В конце 1944 года работы по проекту такого бомбардировщика в ОКБ уже велись. В первой половине 1945 года в ОКБ полным ходом в инициативном порядке шло проектирование уже совершенно нового самолета. Был составлен эскизный проект и начаты работы по техническому проекту.

Незваль постоянно обращался к заместителю Наркома по опытному самолетостроению А.С. Яковлеву с просьбой об официальной выдаче ОКБ нового задания, с учетом проведенной работы по перспективным тяжелым машинам, а если такой работы нет, то вернуть их ОКБ к Туполеву. Вскоре все именно так и произошло. Во втором полугодии ОКБ Незваля передали А.Н. Туполеву, и коллектив вплотную занялся Б-4 (Ту-4), а работы по тематикам новых бомбардировщиков Незваля были прекращены. Если посмотреть приведенную ниже таблицу с ЛТХ четырехмоторных бомбардировщиков, то можно заметить, что проект Незваля уступал только В-29, превосходя по всем показателям другие «летающие крепости». Да и В-29 он уступал только по максимальной скорости и совершенно незначительно по бомбовой нагрузке. При этом самолет «Т» имел значительно большую дальность и скороподъемность. Таким образом, самолет Незваля имел все шансы стать основным и вполне современным «стратегом» СССР на период вплоть до 1949 года.

Использованная литература:
Ригмант В. Бомбардировщик Пе-8 // Авиация и космонавтика.
Ригмант В. "Летающая крепость" ВВС Красной Армии.
Шавров В.Б. История конструкций самолетов в СССР 1938-1950 гг.
Симаков Б.Л. Самолеты Страны Советов. 1917-1970.
Астахов Р. Дальний бомбардировщик "64".
Ригмант В. Под знаками "Ант" и "Ту".

topwar.ru

Как Молотов на Пе-8 в Лондон и Вашингтон катался.: picturehistory — LiveJournal



73 года назад 19 мая 1942 года - состоялся первый полет члена Правительства СССР за рубеж. Министр Иностранных дел СССР В.М. Молотов и сопровождающие его лица, рискуя жизнью, совершили крайне опасный перелет в Англию и США. Визит состоялся по личному распоряжению И. Сталина.

Выбор маршрута и самолета
Маршал авиации Александр Евгеньевич Голованов, который в ту пору командовал авиацией дальнего действия и пользовался непререкаемым авторитетом у Сталина (в 39 лет он уже был маршалом), рассказывал, что он рассматривал несколько вариантов полета в Вашингтон.
Выбирался самый короткий по расстоянию и времени путь.Полет через Аляску слишком долог и требовал большой подготовки.
«Лететь через Иран тоже было далековато, да и как отреагируют государства, над территориями которых пройдет трасса?»
Голованов остановился на самом парадоксальном варианте: лететь без сопровождения истребителей на дальнем бомбардировщике из Москвы в Лондон, а потом через Исландию и Канаду - в США.


(Александр Евгеньевич Голованов - командующий Авиацией дальнего действия СССР (1942—1944) Голованов считал эту трассу наиболее безопасной, потому что даже если немецкая агентура каким-то образом пронюхает о готовящемся визите советского руководителя в Америку, то такой рискованный вариант русских вряд ли кому в голову придет.

Для полетов решили использовать наиболее мощный по тем временам хорошо проверенный четырехмоторный бомбардировщик ТБ-7 (Пе-8), оснащенной двигателями АМ-35А. По дальности полета и бомбовой нагрузке самолет даже в первые годы Второй мировой войны не имел конкурентов среди подобных машин, включая и знаменитый американский Б-17, названный «летающей крепостью».


(Заправка Пе-8 на американском аэродроме) При полной заправке топливом максимальная дальность полета серийного самолета Пе-8 выпуска 1941 г с двумя тоннами бомб составляла: с двигателями АМ-35А 3600 км, с М-40 или М-30 5460 км, с М-82 5800 км. В особых случаях дальность полета могла быть и большей.
Самолет имел хорошее оборонное вооружение. В носовой части фюзеляжа имелась вращаемая пулеметная башня с двумя пулеметами ШКАС, два тяжелых пулемета УБТ находились в стрелковых установках за мотогондолами и две пушки ШВАК в кормовой установке и в фюзеляжной за задним лонжероном крыла защищали тыльную сферу.
Экипаж боевого самолета состоял в зависимости от назначения из 8-11 человек.

Бомбардировщик, бортовой номер № 42066, выделенный 746 полком авиации дальнего действия, перед рейсом тщательным образом опробовали. После проверки заменили один из двигателей, вместо бомб установили дополнительные баки с горючим и кислородные баллоны, ведь полет должен был проходить постоянно на предельной высоте – 10 000 метров. Разумеется боевая машина не была рассчитана на пассажиров.


(Кабина стрелка в хвосте Пе-8) На стандартном Пе-8 в центральном отсеке временно установили пассажирские сидения Пассажиров, а среди них были и женщины, облачили в меховые комбинезоны и снабдили кислородными приборами. Температура за бортом доходила до — 40°С, в импровизированном пассажирском салоне было также холодно.

Проверка маршрута – полет в Англию
Самолет прошел над Раменским, Загорском и Калининым, далее по маршруту: Осташков – Псков - остров Эзель(Сааремаа) - Мотала (Швеция) – Кристиансанд (Норвегия) - Тилинг (Дания) и приземлился в Данди (Великобритания).

Летчикам, как вспоминал командир корабля Э.К.Пусэп, сотрудники НКВД под величайшим секретом сообщили «легенду» о том, что, якобы, наше правительство закупило у союзников партию бомбардировщиков, и им в ближайшее время придется перебрасывать в Англию экипажи ГВФ которые будут перегонять самолеты в Советский Союз. Их же посылают, чтобы выяснить, насколько этот маршрут пригоден для этой цели и как мы сумеем его преодолеть.
В самолете находился так называемый дубль-экипаж: два командира-летчика, два штурмана, два радиста, бортовой техник, радист и 4 воздушных стрелка.

28 апреля самолет ТБ-7 (Пе-8), пилотируемый С.Асямовым, взлетел с аэродрома в Москве и взял курс на Данди. Обязанности второго пилота выполнял Э.К.Пусэп.


(Сергей Александрович Асямов - командир воздушного корабля 746-го авиационного
полка 3-й авиационной дивизии дальнего действия, Герой Советского Союза (20.06.1942)
Английские военные, восхищенные мужеством и мастерством наших летчиков, а с ними и наши военпреды, находившиеся в Англии, попросили показать им четырехмоторный гигант, пролетевший над оккупированной фашистами Европой.
Для их доставки из Лондона в Данди, где приземлился Пе-8, был выделен английский самолет. В качестве экскурсовода гостей сопровождал С.Асямов. Беда пришла оттуда, где ее не ждали. В полете над Лондоном произошла катастрофа с самолетом «Фламинго». Он воспламенился и взорвался в воздухе.На обратном пути в Советский Союз Пе-8 вел в одиночку майор Пусэп.
Именно майор Э.К.Пусэп и был назначен командиром корабля для этого важного и опасного перелета.

(Эндель Карлович Пуусэпп - советский лётчик и государственный деятель, Герой Советского Союза)Родившемуся в Сибири эстонцу очень пригодился богатый опыт полярного летчика. Еще в 1937 году Пусэп участвовал в безуспешных поисках пропавшего в Арктике летчика Сигизмунда Леваневского. Вместе с известнейшими летчиками он прокладывал сложные трассы над просторами советского Севера, неоднократно встречался с О.Ю. Шмидтом и И.Д. Папаниным.
С первых дней войны Пусэп - военный летчик, участвует в первых налетах на фашистскую столицу - Берлин, защищает Ленинград. Интересно, что много летавший над морем Пусэп совершенно не умел плавать. Впрочем, где-нибудь в районе Земли Франца - Иосифа это никакой роли в спасении летчика в случае катастрофы не играло...
В экипаж Пусэпа вошли второй пилот В.М. Обухов, штурманы С.М. Романов и А.П. Штепенко, бортовой техник и его помощник А.Я. Золотарев и С.Н. Дмитриев, стрелок носовой башни И.П. Гончаров, радисты Б.Н. Низовцев и С.К. Муханов, воздушные стрелки Д.М. Кожин, П.В. Сальников, Г.Ф. Белоусов и В.И. Смирнов.В.М.Молотова сопровождали военный представитель генерал-майор Ф. М. Исаев и минимальная делегация, в составе которой были два человека из его личной охраны.

Вылет
19 мая с наступлением сумерек самолет с советской делегацией в вылетел с аэродрома Быково, пересек линию фронта и территорию оккупированную немцами, а также два моря – Балтийское и Северное, где превосходство гитлеровской авиации было абсолютным.
Летели на предельной для тех лет высоте, в кислородных масках, при температуре 50 градусов ниже нуля, под огнем немецких и своих зенитных батарей, вслепую, в кромешной мгле. Одна надежда - чтобы не подвели двигатели, которые поочередно отключали, чтобы дать им отдохнуть.

Не обошлось без ЧП. Один из моторов все же вышел из строя над морем, Пе-8 подвергся атаке вражеского ночного истребителя, зацепившего очередью антенну радиокомпаса.

Через 10 часов полета самолет благополучно приземлился в Северной Шотландии, а 20 мая В.М.Молотов уже был на переговорах в британской столице. Делегация была торжественно встречена в Лон­доне — У. Черчилль предоставил ее главе свою резиденцию Че­керсе, на время переселившись в Стори-Гейт-Аннекс.

Молотов встретился также с А.Иденом. Главными задачами советской делегации В.М.Молотова было согласова­ние единой коалиционной стратегии — обсуждение жизненно важной проблемы открытия второго фронта в 1942 г., укрепле­ние антифашистской коалиции, и подписание договора с Великобританией о дружбе и военном сотрудничестве.
По его поводу Сталин телеграфировал Черчиллю: «Я уверен, что данный договор будет иметь величайшее значение для укрепления дружественных отношений между нашими двумя странами и Соединенными Штатами». Подписание договора, который был жизенно необходим СССР, проходило сложно.
(Процедура подписания) 23 мая Черчилль информировал Сталина о приеме им Молотова и о том, что имеются трудности: «…исходящие из того, что мы не можем не учитывать наших прежних соглашений с Польшей, позиции нашего и американского общественного мнения».
Позднее Москва предоставила Черчиллю новый вариант договора, в котором уже не было пунктов, касающихся прибалтийских государств и Польши. В позитивном восприятии нового варианта, как считают некоторые западные историки, во многом была заслуга Идена. Договор был подписан 26 мая и, как сказал Черчилль, «мы теперь союзники и друзья на 20 лет».

Новый перелет
Старт перелета в Америку состоялся в ночь на 28 мая 1942 г. Перелет проходил с посадками на аэродроме Тилинг в Шотландии, в Рейкъявике (Исландия) и на канадской авиабазе Гус-бей. При взлете из Рейкьявика, где была дозаправка, едва не грохнулись в море (из-за недостаточной протяженности взлетной полосы).

Во второй половине дня 29 мая 1942 г. Пе-8 благополучно доставил пассажиров в Вашингтон. 29 — 30 мая во время переговоров в Белом доме с Рузвельтом и его советниками глава советской делегации по­ставил прямой вопрос об открытии второго фронта.

В ответ президентом было заявлено: «Мы хотим открыть второй фронт в 1942 году. Это наша надежда. Это наше жела­ние». Но дальше шли оговорки о трудностях с транспортиров­кой войск и т. д. В том же духе высказался и генерал Маршалл. Сообщая в Москву о результатах переговоров с американцами, Молотов писал: «Рузвельт и Маршалл заявили, что они всяче­ски хотят создать второй фронт, но пока дело упирается в недо­статок судов для переброски войск во Францию. Ничего кон­кретного они мне не заявили».


(Рузвельт и Молотов)Переговоры продолжались. 1 июня удалось согласовать пред­ложенный советской стороной проект советско-американского коммюнике, и он был одобрен президентом Рузвельтом. Ком­мюнике было опубликовано 11 июня 1942 г. в Вашингтоне и 12 июня 1942 г. в Москве.
В нем указывалось, что «при переговорах была достигнута полная договоренность в от­ношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 году». 1 июня 1942 г. госсекретарь США и посол СССР в США подписали соглашение между Советским Союзом и США «О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии». Восхищенный профессионализмом и мужеством советских летчиков Президент США Франклин Рузвельт выразил желание встретиться, поблагодарить и лично пожать руки членам экипажа бомбардировщика.

(Служащие американского аэродрома рассматривают Пе-8)Обратно из Америки летели тем же маршрутом. По пути, в Англии Молотов снова провёл переговоры с Черчиллем, пытаясь вырвать у хитрого премьера гарантии открытия Второго фронта в 1942 году. Черчилль в конце концов дал такое обещание (но не выполнил его). Молотов решил переслать текст совместного советско-британского коммюнике для публикации в Москву ещё до вылета домой. Теперь, даже если бы немцы сбили самолёт, миссия советского дипломата всё равно увенчалась бы успехом.

Нацистское руководство, взбешённое перелётом Молотова у них под носом, действительно собиралось сбить или захватить советский самолёт на обратном пути. О переговорах советского наркома в Лондоне и Вашингтоне уже знал весь мир. Но фактор «наглости» снова сыграл свою роль. 12 июня 1942 года Пе-8 с высокопоставленным пассажиром благополучно вернулся на Родину.


(Пилоты Пусеп (слева) и .Асямов (справа) и еще один член экипажа) За успешное выполнение ответственного задания Родины указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 г. майор Эндель Пусеп, штурманы экипажа капитаны Александр Штепенко и Сергей Романов получили звания Героев Советского Союза. При этом двое последних были повышены в чинах до майора. Звание Героя Советского Союза посмертно получил Асямов, который должен был пилотировать этот рейс, если бы не трагическая случайность. А вот второй пилот рейса капитан (к тому времени майор) Василий Обухов звание Героя получил только в марте 1944 года.

источник записи

picturehistory.livejournal.com

Бомбардировщик Пе-8

Впервые вопрос о постройке высотного тяжелого бомбардировщика (пока еще не скоростного) был поставлен военными перед отечественной авиационной промышленностью еще в 1931 году. 23 июня 1931 года НИИ ВВС РККА сообщил ЦАГИ свои тактико-технические требования к высотному бомбардировщику обозначенному в этом документе как ТБ-7. Согласно предварительным требованиям ВВС самолет предназначался для уничтожения объектов государственного и стратегического назначения, ударов по базам флота противника и проведения десантных операций. По требованиям УВВС будущий ТБ-7 должен был иметь: боевую высоту полета - 7000 м, максимальную скорость полета - 250 км/ч, радиус действия 1500-2000 км, бомбовую нагрузку - 10000 кг, экипаж должен был состоять из 10-14 человек. Конструкция самолета должна была позволять использовать самолет в качестве крейсера сопровождения. В этом случае за счет снятия бомбового вооружения и отказа от бомбовой нагрузки устанавливались дополнительные огневые точки. Крейсер предполагалось использовать для сопровождения в дальних полетах соединений бомбардировщиков основной базовой модификации.

26 июня 1934 года ЦАГИ получает летно-тактические требования по ТБ-7 от начальника отдела требований НИИ ВВС 27 июля 1934 года А.Н.Туполев просит научно-технический совет ЦАГИ дать задание бригаде №1 КОСОС, возглавляемой В.М.Петляковым, на разработку четырехмоторного самолета ТБ-7 в порядке экспериментальных работ. Через два дня, 29 июля 1934 года, в ЦАГИ на проектирование самолета, получившего внутреннее обозначение АНТ-42 (самолет "42"), был открыт заказ №7342. Фактически работы по проектированию машины в ЦАГИ начались в сентябре 1934 года.

Пе-8

В октябре 1934 года ВВС попытались задать в рамках создания ТБ-7 самолет, летные характеристики которого значительно превосходили возможности отечественной, да и не только отечественной, авиационной промышленности. 21 октября 1934 года из НИИ ВВС в ЦАГИ приходят ТТТ к высотному скоростному бомбардировщику, в соответствии с которыми ТБ-7 должен был проектироваться и строиться с очень высокими высотными и скоростными характеристиками: боевая высота - 13000-14000 м, потолок - 15000 м, дальность полета на высоте 15000 м -2000 км, максимальная скорость - 600 км/ч, бомбовая нагрузка - 500 кг, разбег - 400 м, пробег - 150 м. Однако, вскоре вернулись к более реалистичным ТTТ, которые предлагал ЦАГИ на основании своих предварительных расчетов.

.

ТБ-7

Облик нового тяжелого бомбардировщика, его основные летно-тактические характеристики и основные пути достижения поставленных задач виделись ОКБ и ВВС следующими: прежде всего, новый самолет должен был обладать возможностью ведения прицельного бомбометания с больших высот, оставаясь неуязвимым для зенитного огня, а также обладать скоростью на этой высоте, превосходящей скорости истребителей. Это означало, что бомбардировщик должен иметь рабочую высоту полета 10000-11000 м, развивать на этой высоте скорость не ниже 440 км/ч. При этом он должен иметь дальность полета порядка 4500 км с бомбовой нагрузкой 2000 кг, а также обладать мощным оборонительным вооружением. Чтобы создать требуемый высотный бомбардировщик, необходимо было решить задачу обеспечения полета на высоте 10000-11000 м. В мировой практике подобная задача решалась с помощью турбокомпрессоров, которые позволяли сохранять мощность силовой установки до значительных высот. По такому пути пошли американцы, установив на двигателях Б-17 турбокомпрессоры. В распоряжении советских самолетостроителей на начало 30-х годов выбор мощных авиационных двигателей был весьма ограничен.

Пе-8 в полете

Как на начало работ по ТБ-7, так и в ходе создания и доводок первых опытных образцов, а также на момент его запуска в серию отечественная промышленность не смогла обеспечить нашу авиацию надежными серийными ТК. Самолетчикам совместно с двигателистами пришлось искать другие варианты решения проблемы высотности самолета ТБ-7. В ходе испытаний первых ТБ-7 АМ-34ФРН показал мощность 1050 л.с. на высоте 3050 м, при взлетной - 1200 л.с. В 1938 году форсированный двиагтель АМ-34ФРН вместе с ТБ-7 принимается на вооружение ВВС РККА и запускается в серию. Двигатель летает на первых опытных ТБ-7 (на то время это был самый мощный авиационный двигатель в мире).

Пе-8

Вообще, вся конструкция будущего ТБ-7 стала как бы переходной к самолетостроительным технологиям более высокого уровня. Это был последний тяжелый самолет с трубчатыми лонжеронами, унаследованными от конструкций самолетов предыдущего поколения, с закрытыми профилями, внутренней клепкой, ручной выколоткой и т.д. Все это было дань прошлому. Через несколько лет наступило время новых технологий. По внешнему виду новый самолет отличался от своих предшественников, прежде всего, более высоким аэродинамическим совершенством. Поскольку единственным и наиболее удобным местом для размещения и обслуживания АЦН оказалась верхняя часть фюзеляжа над центропланом, то мотогондола агрегата значительно выступала за обводы фюзеляжа. Естественно, было вполне логично вписать в эти обводы и фонарь пилотов. Для этого пришлось расположить пилотов в тандем, друг за другом, установив их сидения на специальной полке на уровне верхнего пояса переднего лонжерона центроплана. Нижняя часть фюзеляжа, находившаяся под центропланом, в районе бомбоотсека, оставалась более широкой и соответствующей основному сечению фюзеляжа для того, чтобы в ней разместилось требуемое количество бомбовой нагрузки. В результате фюзеляж в своей средней части имел в сечении грушеобразную форму. Продолжение мотогондолы АЦН переходило в обтекатель средней верхней стрелковой установки.

Пе-8 вид сбоку

Далее, до самого хвоста, фюзеляж имел форму овала и заканчивался хвостовой стрелковой башней. В пилотском отсеке, под полкой пилотов у левого борта помещался радист, а по правому - бортмеханик, позади которого оборудовалось запасное место для штурмана-бомбардира. Передняя часть фюзеляжа в сечении имела овальную форму, носовая часть которой заканчивалась сферической стрелковой башней, вращавшейся вокруг вертикальной оси. Позади башни находилось рабочее место штурмана-бомбардира. Оно располагалось в отдельной небольшой застекленной гондоле, выступавшей вниз за обводы фюзеляжа и получившей в просторечье и даже в некоторых официальных документах название "борода". Подобное размещение штурмана-бомбардира создавало ему хороший обзор, дававший возможность быстрее находить цель и вести прицельное бомбометание.

Пе-8 вид сверху

Схема шасси оставалась прежней, с хвостовым ориентирующимся колесом, но, в отличие от ТБ-3, основные стойки шасси выполнялись убирающимися в полете в специальные обтекатели, конструктивно объединенные с мотогондолами внутренних двигателей и оборонительными стрелковыми установками. Для уменьшения высоты основных стоек последние соединялись с поясами лонжеронов центроплана посредством промежуточных станин, к которым подвешивались и подмоторные рамы. Бомбоотсеки самолета, а также внешние узлы подвески, размещавшиеся под центропланом между фюзеляжем и внутренними двигателями, были снабжены держателями, допускавшими подвеску до 4000 кг бомб калибром от 100 до 2000 кг.

 

ТБ-3 вид сбоку

Оборонительное вооружение предлагалось исключительно мощное. Оно обеспечивало надежную защиту практически со всех сторон. Особенно сильно защищалась задняя полусфера, как наиболее вероятная для атак истребителей. Предлагался вариант с кормовой башней под пушку ШВАК-20. В дополнение к ней верхняя часть задней полусферы прикрывалась пушечной установкой, установленной на спине фюзеляжа позади отсека с АЦН. Нижняя часть задней полусферы эффективно оборонялась двумя 12,7-мм пулеметами Березина, расположенными в обтекателях шасси. Верхняя пушечная установка обороняла также всю верхнюю часть передней полусферы. В носу фюзеляжа в шаровой башне размещалась спарка пулеметов ШКАС нормального калибра. Весь этот набор оборонительного стрелково-пушечного вооружения делал этот бомбардировщик настоящей "летающей крепостью".

ТБ-3 вид сверху

Выбранная схема и состав вооружения в ходе боевых операций Великой Отечественной войны в основном подтвердил свою высокую эффективность.Электро-, радио- и навигационное оборудование самолета предлагалось самое совершенное из всего того, что могла дать на тот период отечественная промышленность. На самолете была достаточно высокая по тем временам степень электрификации, многие агрегаты имели электропривод, соответственно, по сравнению с предыдущими самолетами, выросла располагаемая мощность бортовых генераторов и общее совершенство электросети.



< Назад   Вперед >

pro-samolet.ru

Прерванный полёт «крепости». Как создавали тяжелый бомбардировщик Пе-8 | ОБЩЕСТВО

История казанского бомбардировщика Пе-8 (ТБ-7) началась еще в конце 1920-х годов. Кремлевские мечтатели хотели уже к началу 1930-х годов иметь на вооружении тысячи тяжелых бомбардировщиков, то есть больше, чем у всех западных стран вместе взятых. 

Пе-8 (ТБ-7, АНТ-42)- советский четырёхмоторный тяжёлый бомбардировщик дальнего действия. Самолёт относится к существовавшей в то время условной категории «летающая крепость», по аналогии с американским бомбардировщиком Boeing B-17 Flying Fortress. В отличие от тихоходных предшественников, Пе-8 был более обтекаемым и скоростным тяжелым бомбардировщиком. По мнению советских летчиков, своими Пе-8 летными данными превосходил на десятикилометровой высоте все лучшие европейские истребители той поры. На ТБ-7 впервые, раньше, чем в США и Англии, были подняты пятитонные бомбы.

Предполагалось, что в 1932 году один только 124-й завод в Казани в год будет выпускать 2400 самолетов типа ТБ-3. Естественно, Запад, который в то время с большим трудом выходил из Великой Депрессии, и помыслить не мог о таких запредельных цифрах. Но что же было в активе у наших самолетостроителей в начале тридцатых годов?

История самолетостроения

Если говорить о бомбардировщиках, то это был массовый многоцелевой биплан Р-5 и две сотни двухмоторных ТБ-1. Только начал внедряться в серию гигантский по тем временам четырехмоторный ТБ-3. Скорости у этих машин были порядка 200 км/ч. А на пороге уже стояла авиационная научно-техническая революция.

В США январе 1932 года начались испытания двухмоторного бомбардировщика Мартин В-10, который, со своей скоростью 333 км/ч, быстро сделал все предшествующие машины устаревшими. Затем за океаном полетели пассажирские Дугласы ДС-1 и ДС-2 с той же скоростью. Боинг сделал аналогичную модель 347 (322 км/ч). Все эти цельнометаллические самолеты имели закрытые кабины, гладкую обшивку и убирающиеся шасси. И всего этого не было у советских аэропланов.

Американкий "Дуглас" в красноярской тундре. Он совершил вынужденную посадку в 1942 году,  Фото: Русское географическое общество

Понятно, что западные скоростные монопланы строились в лучшем случае десятками экземпляров. Конструкторские работы шли на уровне экспериментов, опытных образцов и очень небольших серий. Даже успешные транспортные самолеты ДС-3 и Локхид «Электра» поначалу не набирали больших заказов. Но в Советском Союзе все было по-другому. У них – кризис, а у нас – прогресс!

В этот период и начинается сага о самолете Пе-8, который в начале своего жизненного пути звался иначе - ТБ-7. Впервые это название прозвучало в 1931 году, когда в НИИ ВВС сообщили о желании иметь высотный бомбардировщик со скоростью 250 км/ч и нагрузкой до 10 тонн. Однако в свете информации об авиационных достижениях в США осенью 1934 года требования к ТБ-7 кардинально изменились. Тем более что в США летом того же года начались работы над будущей «Летающей крепостью» В-17 фирмы Боинг с расчетной скорость до 500 км/ч.

Трудно поверить, но военные требовали, что следующим после тихоходного ТБ-3 ЦАГИ должен был построить ТБ-7 со скоростью 600 км/ч. Ответ из ЦАГИ немного охладил военных: ТБ-7 полетит со скоростью 305 км/ч.

Как вспоминал заместитель авиаконструктора Владимира Петлякова Иосиф Незваль, разработка ТБ-7 началась в июне 1934 года.

В декабре 1935 года был готов и утвержден макет ТБ-7, а через год, 27 декабря 1936 года, состоялся первый его полет на Центральном аэродроме. За штурвалом сидел сам шеф-пилот ЦАГИ Михаил Громов. Только в апреле 1938 года самолет достиг расчетных 440 км/ч и тогда же было принято решение о его запуске в серию на Казанском авиазаводе №124. Незваля назначили главным конструктором самолета и самого завода.

В приказном порядке он и еще 75 москвичей были отправлены в Казань для организации скорейшего выпуска ТБ-7. Кстати, завод планировали вывести к 1940 году на мощность в 500 тяжелых бомбардировщиков в год. Вот так началась для Незваля его казанская командировка, которая растянулась на долгие 17 лет.

Самолётная гонка

А что же Западе? В США неспешно «доводили до ума» В-17. После первого полета в 1935 году фирма Боинг, проиграв посредственному Дугласу В-18, получила заказ лишь на 13 машин. Но затем, в апреле 1938 года, подняла в воздух новый вариант с турбокомпрессорами и достигла заветных 500 км/ч. Тут же пошли заказы, пусть и небольшие, ведь война была еще далеко. 

В Европе же война была гораздо ближе. В Германии, сразу же после прихода к власти нацистов, подняли вопрос о создании дальних тяжелых бомбардировщиков. Уже летом 1935 года (по другим данным – осенью 1934 года) фирмы Юнкерс и Дорнье получили заказ на разработку четырехмоторных «Урал-бомберов». Dо19 полетел раньше ТБ-7, в октябре 1936 года, и достиг скорости 387 км/ч. Ju89 взлетел в декабре того же года, но в силу различных причин эти самолеты не пошли в серию. Фюреру нужны были другие машины.

В фашистской Италии было решено опередить Германию, и уже в 1935 году был построен тяжелый четырехмоторный самолет Piaggio P-23, который получил развитие в виде довольно удачных машин Piaggio P-50. Причем построено их было больше, чем ТБ-7 – около двухсот. Англичане и французы же на протяжении почти 20 лет находились в эйфории победителей, наблюдая над беспомощностью побежденной Германии. О будущей войне никто всерьез не задумывался, серийных тяжелых бомбардировщиков не было как класса. Когда спохватились, наверстывать упущенное оказалось очень тяжело. Хотя, когда советские тяжелые бомбардировщики ТБ-3 в 1934 году посетили ряд европейских стран «с дружественным визитом», и появился повод встревожиться, но, казалось, войны не хотел никто. И если бы на Западе тогда узнали, что в Казани строится завод, рассчитанный на выпуск 500 тяжелых бомбардировщиков в год, этому никто бы не поверил.

Выпуск Пе-8 то начинался, то прекращался. Фото: Public Domain

Зачем в СССР было нужно столько самолетов, можно только догадываться. Возможно не только для разрушения инфраструктуры противника, но и для массированных десантных операций. Но когда ТБ-7 стали строиться серийно (первый взлетел в июне 1939 года), в верхах еще не знали, что с ними делать и с кем воевать. Это неведение продолжалось последующие два года. Во время войны ТБ-7 то строили, то прекращали строить, и это все на фоне того, что ТБ-7 стоил в семь раз дороже Пе-2!

Именно Незваль раскрыл удивительный секрет о невыполнении решения ГКО о снятии ТБ-7 с производства: «В последних числах декабря 1941 года к нам на завод приехал первый заместитель наркома П.В. Дементьев и, вызвав меня, объявил об этом решении, но тут же добавил: «Но ты, несмотря ни на что, продолжай строить эти самолеты, я буду вам всячески помогать». Всего в Казани построили 91 экземпляр ТБ-7/Пе-8. Казалось бы, немного, но Незваля за эту работу наградили двумя орденами (Ленина и Отечественной войны 1 степени).

Казанский самолет в США

Тяжелый бомбардировщик ТБ-7, несмотря на ограниченный выпуск, стал одним из самых известных наших самолетов, который первым показал американцам красные звезды в небе США. Надо сказать, что советские самолеты уже бывали на американском континенте: это ТБ-1 в 1929 году и РД в 1937-м, да и ДБ-3 почти долетел в 1939-м. ТБ-7 же был настоящим военным самолетом.

В.М. Молотов (второй справа) на аэродроме в Вашингтоне. Фото: Public Domain

Решению о возобновлении выпуска ТБ-7 в 1942 году способствовал успешный визит министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова в Великобританию и США. Бомбардировщик ТБ-7 был в то время единственной машиной, на которой делегация смогла бы по воздуху достигнуть заморских союзников. Тем более, в его центральном фюзеляжном отсеке имелась возможность разместить несколько пассажиров. Решение о полете делегации принималось в апреле 1942 года.

Первым путь в Великобританию проложил экипаж С.А. Асямова – «тренировочный полет» в Шотландию состоялся в том же апреле. По некоторым данным, машина была оборудована сиденьями на 20 человек (для летчиков-перегонщиков). Интересно, что Иосиф Незваль вспоминал, что он, как главный конструктор, сначала даже не знал об этом полете. Затем, уже при участии Незваля, в этом же самолете для спецперелета был устроен VIP-салон на шесть человек.

Правда, Константин Сергеевич Поспелов, сотрудник ОКБ Незваля, вспоминал, что получил задание оборудовать отсек для десяти человек: то есть установить два кресла и два дивана, плюс кислородное питание. Подача теплого воздуха в отсек «не позволяла снизиться температуре ниже минус 15-20 градусов». По словам Незваля, командир и штурман корабля узнали о цели маршрута и составе пассажиров только перед самым вылетом 19 мая 1942 года.

В.М. Молотов (в центре, в летном шлеме) в  Шотландии в окружении советской делегации. Фото: Public Domain

Кто летел вместе с Молотовым, почему-то до сих пор является тайной. Быть может, они все были сотрудниками наших спецслужб? Но интересным кажется вот этот эпизод из воспоминаний командира корабля Пусэпа: «Нелегкое это путешествие для непривычных к таким перелетам работников Наркомата иностранных дел. Температура в центральном отсеке фюзеляжа, где были поставлены весьма примитивные временные сиденья, мало чем отличалась от наружной. А за бортом самолета мороз доходил до сорока градусов.

— Товарищ майор! С одной пассажиркой плохо — она пытается снять маску... — доносится в наушниках тревожный голос Кожина.

— Смените маску! Ни в коем случае не позволяйте ее снять... Ничего другого не придумать, кислород — это жизнь».

«С одной пассажиркой» – кто же эта незнакомка? На фото в Шотландии, после выхода из самолета Молотова, за ним просматриваются семь мужчин. Полный список всех членов экипажа до сих пор не опубликован.

www.kazan.aif.ru

Пассажирский самолет особого назначения Пе-8ОН.

Пассажирский самолет особого назначения Пе-8ОН.

Разработчик: ОКБ Петлякова
Страна: СССР
Первый полет: 1942 г.

В 1942 году А.Д.Чаромский был освобожден из заключения (в основном он его провел в моторной группе ОКБ НКВД, где вместе с Б.С.Стечкиным работал над новыми двигателями) и был назначен Главным конструктором завода № 500 где продолжил работать над своим дизелем. Дефект двигателей М-40 и М-40Ф был устранен введением комбинированного наддува от ПЦН и двух ТК, вместо четырех у М-40 а также введением автоматической системы регулирования топливоподачи. С 1943 года модернизированный дизель пошел в серию под обозначением М-30Б (с 1944 года — АЧ-30Б). АЧ-30Б обеспечивал взлетную мощность 1500 л.с., номинальную на высоте 6000 м — 1250 л.с. Это двигатель ставился на последних серийных машинах Пе-8 и на серийных Ер-2. Всего за годы войны было выпущено более 1500 АЧ-30Б. За работы по этому двигателю Чаромскому в 1943 году была присуждена Сталинская премия первой степени, а через год присвоено звание генерал-майора. В конце войны был выпущен форсированный вариант этого дизеля АЧ-30БФ, который имел на высоте 6000 м мощность 1500 л.с. и на взлете 1900 л.с.

В 1942 году Незваль получил указание ставить модернизированные М-30Б на Пе-8. В середине года завод № 22 поставил М-30Б на Пе-8 № 42038 который поступил в ноябре 1942 года в опытную эксплуатацию в 45-ю дивизию АДД. Самолет прибыл с завода в часть 6 ноября 1942 года и проходил испытания по программе опытной эксплуатации до 6 февраля 1943 года. За этот период было выполнено 35 полетов из них два полета на боевое задание. За время опытно-боевой эксплуатации по причинам различных дефектов было заменено три двигателя М-30Б. Основные дефекты двигателей были в основном производственно-технологического характера сопровождавшиеся поломками элементов и агрегатов двигателя. На основе испытаний была дана удовлетворительная оценка работе М-30Б на Пе-8. В заключении к акту по испытаниям отмечалось «В процессе эксплуатации М-30Б на самолете Пе-8 работал удовлетворительно на всем диапазоне высот до 9000 м. Двигатели могут быть рекомендованы в серийное производство для самолета Пе-8. Устранить все дефекты выявленные в опытной эксплуатации».

В конце 1942 года завод № 22 выпустил два Пе-8 № 42029 и № 42039 с двигателями М-30Б. Один самолет поступил для опытной эксплуатации в АДД один самолет продолжал проходить до конца года заводские испытания на заводе. Машины были рекомендованы для боевой работы в АДД. Последние четыре машины из 93 выпущенных ТБ-7 — Пе-8, выпуска 1944 года, были также с дизелями М-30Б (№№ 42612 42712 42812 и 42912). Первые две машины были выпущены в варианте самолетов предназначенных для специальных пассажирских перевозок — Пе-8ОН. Полностью довести М-30Б так и не удалось и их применение во второй половине войны на Пе-8 было эпизодическим.

История Пе-8ОН началась летом 1943 года. И.Ф.Незваля вызвал в Москву Нарком А.И.Шахурин и обсудил с ним возможность создания на базе серийной машины пассажирского самолета для перевозки на большие расстояния небольших делегаций в нормальных комфортабельных условиях, отметив что при полете в США В.М.Молотова на ТБ-7, при столь длительном перелете пассажирам не было создано никаких даже самых элементарных удобств, не говоря о минимальном комфорте. Полагая, что подобные длительные перелеты потребуется совершать и в последующие годы войны он предложил Незвалю проработать вариант переоборудования ТБ-7 в пассажирский самолет на 12-14 человек, использовав для этого фюзеляж и бомбовой отсек в центроплане, сохранив в то же время мощное оборонительное вооружение базовой машины.

В ОКБ все с интересом отнеслись к новой работе, ведь шел 1943 год — середина войны, а тут дают задание на почти пассажирскую машину. Разместить в нужном количестве нормальные пассажирские кресла в довольно узком фюзеляже не представлялось возможным и ОКБ предложило вместо металлических скамеек имевшихся в отсеке за центропланом установить вдоль бортов два мягких дивана, позволявших с достаточным комфортом разместить шесть пассажиров. В середине центроплана — между его лонжеронами, там где устанавливались бомбодержатели для ФАБ-100, разместили еще два мягких дивана, а над ними две откидные полки, расположив их вдоль фюзеляжа по типу мягких железнодорожных вагонов. На нижних диванах могли удобно размещаться четыре пассажира. Все металлические элементы конструкции и выступающие части обоих помещении должны были покрываться звукоизолирующими материалами и обтягиваться отделочной тканью.

С этим подготовленным предварительным вариантом Незваль поехал к Наркому в Москву. После рассмотрения предложении ОКБ Шахуриным и внесения в проект изменении в частности по повышению количества пассажирских мест он все одобрил и сказал что требуется подготовить две таких машины (затем речь пошла о переоборудовании четырех самолетов). Первый приказ НКАП по Пе-8ОН № 168 вышел 6 марта 1944 года. 15 марта 1944 года вышло Постановление ГОКО № 5402, а через два дня второй Приказ НКАП № 196 по проектированию и постройке пассажирского варианта самолета Пе-8 с двигателями АЧ-30Б.
Согласно приказу самолет должен был удовлетворять следующим требованиям:
-Размещать 14 пассажирских мест.
-Иметь отапливаемую кабину и антиобледенительные устройства.
-Иметь максимальную дальность полета 6000 км при скорости 0,7 от максимальной, при полетной массе 35000 кг.
-Иметь вооружение — один пулемет УБТ в носовой башне, одну пушку ШВАК в кормовой башне, два пулемета УБТ в шассийных установках, с боезапасом 250 снарядов к пушке и по 250 патронов на каждый пулемет.

В соответствии с этими требованиями проходило проектирование самолета. Полный комплект рабочих чертежей по машине был выдан производству к 10 апреля 1944 года. Сборка первого самолета была закончена 31 октября, второго самолета — 31 декабря 1944 года. Основные задержки сборочных работ произошли из-за долгого отсутствия дизельных двигателей и винтов. В сборочный цех дизеля поступили к 14 октября 1944 года, винты — 30 октября, а для второй машины двигатели поступили только 20 декабря 1944 года.

При проектировании и постройке пассажирского варианта Пе-8 (по ОКБ и заводу шифр самолет «Е») большие проблемы возникли с добыванием необходимых отделочных материалов для салонов самолета. Казанский завод выпускал только боевые машины, естественно, необходимых материалов на его складах не было. На дворе 1944 год, война, всем не до веселеньких обивок. Незвалю пришлось ехать в Москву и вместе с представителем НКАП направиться в Ассортиментный отдел Наркомата легкой промышленности и там подбирать нужные текстильные материалы. В годы войны этот ассортимент был небогатый. С большим трудом удалось получить материал с красивой выработкой для обеих машин, для одной машины выбрали светло-серый материал, для второй темно-бежевый. Этот материал пошел на отделку диванов и стен салонов. Кроме того, ни в ОКБ, ни на заводе никто толком не знал, с какого бока подойти к отделочным работам. Пришлось поездить и посмотреть, как это все выполняется на специализированных заводах.

Основная пассажирская кабина располагалась в задней части фюзеляжа. В ней размещалось 12 сидячих кресел. Кресла типа «Дуглас», с откидывающимися спинками, позволявшими пассажирам занимать полулежачее положение В центроплане оборудовалась спальная кабина, с тремя диванами. Позади основной пассажирской кабины находилась изолированная туалетная комната с унитазом, умывальником и небольшим зеркалом. Имелась вешалка для верхней одежды и багажник, размещенный под полом спальной кабины.
В пассажирской кабине имелось следующее специальное оборудование:
-Тепловая и звуковая изоляция стенок и пола.
-Отопление воздухом, нагретым горячей водой от системы охлаждения двигателей.
-Индивидуальная вентиляция.
-Кислородное оборудование, обеспечивавшее кислородом каждое пассажирское место.
-Кабинное и индивидуальное освещение.

Для размещения пассажиров в фюзеляже потребовалось снять заднюю верхнюю пушечную установку ТАТ, а также грузовой пол над бомбоотсеком в Ф-3, в связи с чем были доработаны ряд шпангоутов и спроектирован новый пол, обеспечивший проход пассажиров в полный рост. Грузовой пол в районе центроплана, являвшийся силовым элементом, сохранили без изменений.

В системе отопления и вентиляции отопительные каналы, со свободным выходом теплого воздуха, размещались по полу по обеим сторонам прохода. Забор воздуха производился через патрубки в носке крыла. Воздух проходил через специальные водяные радиаторы, где он подогревался горячей водой от системы охлаждения двигателей, и по трубопроводу подавался в кабину. Воздух для приточной вентиляции поступал через заборники на фюзеляже и подавался по вентиляционным коробам, идущим вдоль бортов фюзеляжа. У каждого пассажирского места имелся специальный вывод воздуха.

Из-за установки двигателей АЧ-30Б с ТК использование тепла выхлопных газов не представлялось возможным. Из-за этого в качестве противообледенительного устройства на передних кромках крыла и оперения устанавливались резиновые пневматические антиобледенители типа «Гудрич». Антиобледенители на винтах и стеклах козырька пилота были жидкостные, как и на серийных машинах.

При выполнении высотного полета все пассажиры обеспечивались питанием кислородом из расчета 16 литров на человека. Этого запаса хватало для полетов на высотах 6000-8000 м в течении 8 часов. На самолете сохранили все аэронавигационное и радиооборудование серийного бомбардировочного варианта. Были сохранены следующие огневые оборонительные точки:
-Носовая стрелковая с пулеметом УБТ-12,7 мм на шаровой опоре с запасом патронов 200 штук.
-Кормовая стрелковая башня КЭБ с пушкой ШВАК-20, с запасом снарядов 230 штук.
-Две стрелковые установки ШУ в обтекателях шасси, с пулеметами УБТ-12,7 мм с запасом патронов по 230 штук на каждую.

При установке двигателей АЧ-30Б, по сравнению с серийным самолетом, имевшим те же двигатели, в винтомоторной группе были выполнены следующие изменения:
-улучшена продувка водорадиаторов, путем установки туннеля с открытым входом и регулировкой на входе,
-установлены маслобаки увеличенной емкости с расчетом на 20 часов полета,
-установлены воздушно-масляные радиаторы вместо водо-масляных,
-введена топливная система с кольцеванием по всем четырем двигателям,
-введены винты типа УФ-61В с системой флюгирования.

В отличие от серийных самолетов, на Пе-8ОН было внедрено новое вертикальное оперение увеличенной площади с форкилем. Введены дополнительные окна в фюзеляже в районе пассажирской кабины.

К концу года Пе-8ОН № 42612 был полностью готов к заводским испытаниям. По своей конструкции, силовой установке и оборудованию самолет в основном соответствовал тому, что определило ОКБ в своей проектной документации на машину Испытания проводились на заводе № 22 в период с января по конец февраля 1945 года. Испытания проводил экипаж в составе ведущего летчика-испытателя Б.Г.Говорова, второго летчика Н.Н.Аржанова, ведущего инженера А.А.Янукьяна, ведущего бортмеханика А.П.Беспалова, второго бортмеханика И.С.Рязанова, инженера ОКО Пе-8 И.С.Курдюмова, радиотехника С.В.Блинова, представителя ВВС КА Смирнова, контрольного бортмеханика Гордеева. В испытаниях участвовали представители двигательного и винтовых заводов № 500, № 25 и № 28.

По результатам заводских испытаний было отмечено, что новое вертикальное оперение увеличенной площади придало самолету большую устойчивость в полете по сравнению с серийными машинами и что это дает возможность выполнять нормальный полет с двумя отказавшими на одной плоскости крыла двигателями. Были претензии к остеклению фонарей пилотов. Отмечалось, что АЧ-30Б работали в полетах удовлетворительно. Наблюдалось выбивание масла через суфлер двигателя уплотнение ротора ТК и другие соединения. Масло попадало на выхлопные коллекторы и начинало гореть в результате продукты горения масла через плоскости попадали прямо в кабину пилотов и в пассажирские салоны. В результате заводских испытаний первой машины Пе-80Н подтвердилось что ее летные данные соответствуют в основном данным заявленным ОКБ в эскизном проекте. Давался целый ряд рекомендаций по самолету и силовой установке а также по пассажирским кабинам.

Пока проходили испытания Пе-8ОН № 42612 второй Пе-8ОН № 42712 заканчивали в производстве. В феврале 1945 года второй самолет начал проходить заводские контрольные испытания. С 25 февраля по 4 марта 1945 года по программе этих испытаний было выполнено три полета общей продолжительностью 2 ч 50 мин. Испытания проводил тот же самый экипаж что испытывал первую машину. После их окончания второй Пе-8ОН перегнали в Москву на Центральный аэродром где его осмотрел Нарком Шахурин. Он в основном интересовался оборудованием и отделкой пассажирских кабин, машина произвела на него положительное впечатление, и он приказал перегнать самолет в ГК НИИ ВВС, для передачи военным на государственные испытания.

В этот же день Б.Г.Говоров перегнал машину на аэродром ГК НИИ ВВС государственные испытания в ГК НИИ ВВС машина проходила до конца мая 1945 года. Самолет испытывал экипаж военных летчиков-испытателей во главе с ведущим летчиком-испытателем В.И.Ждановым (ведущий инженер М.И.Панюшкин). Всего за время испытаний было выполнено 26 полетов общей продолжительностью 57 часов.

Дежурными со стороны ГК НИИ ВВС были замечания по АЧ-30Б. За время испытаний двигатели в среднем нарабатывали 67 часов, отмечалось наличие металлической стружки в маслосистеме двигателей, выброс масла из дренажей маслосистемы, недостаточная эффективность системы охлаждения двигателей на больших высотах и т.д.

В заключении к Акту по испытаниям говорилось что переоборудованный тяжелый бомбардировщик Пе-8 4АЧ-30Б № 42712 в пассажирский высотный самолет дальнего действия выполнен в общем удовлетворительно. Конструкция самолета перетяжелена на 1362 кг что привело к уменьшению полезной нагрузки что в свою очередь привело к уменьшению запаса топлива и сокращению максимальной дальности полета. Предлагалось заводу № 22 устранить дефекты и передать самолет в эксплуатацию по назначению. Что стало в дальнейшем с этими машинами, сейчас, по прошествии почти 60-ти лет, установить доподлинно трудно.
Главный конструктор И.Ф.Незваль утверждает что о дальнейшей судьбе машин ему ничего не известно. В то же время в годовом отчете ОКБ при заводе № 22 за 1945 год в разделе «Модификация самолета Пе-8 с моторами АЧ-30Б в пассажирском варианте на 14 мест.» отмечается, что в 1945 году ОКБ было занято проектированием и постройкой 4-х пассажирских самолетов Пе-8 4АЧ-30Б и проведением летных испытаний 2-х самолетов. Также говорится, что в основном указанная тема состоит из проектирования и обслуживания производства 4-х пассажирских самолетов и что работы по этой теме продолжались до конца 1945 года и перешли на 1946 год. Эту тему с ОКБ не сняли даже после Приказа НКАП № 263 от 22 июня 1945 года по подключению ОКБ Незваля к работам А.Н.Туполева по проекту Б-4 (Ту-4), хотя все остальные работы с Незваля во втором полугодии были сняты.

ЛТХ:

Модификация: Пе-8ОН
Размах крыла, м: 39,10
Длина, м: 23,59
Высота, м: 6,20
Площадь крыла, м2: 188,68
Масса, кг
-пустого самолета: 22864
-нормальная взлетная: 30000
-максимальная взлетная: 35500
Тип двигателя: 4 х ДД АЧ-30Б
-мощность, л.с.: 4 х 1500
Максимальная скорость, км/ч
-у земли: 342
-на высоте: 390
Практическая дальность, км: 5600
Практический потолок, м: 8200
Экипаж, чел: 9
Вооружение: 1 х 20-мм пушка ШВАК, 3 х 12,7-мм пулемета УБТ
Полезная нагрузка: до 14 пассажиров.

Транспортный самолет Пе-8ОН.

Транспортный самолет Пе-8ОН.

Пассажирский салон Пе-8ОН.

Пассажирский салон Пе-8ОН. Схема.

Пе-8ОН. Схема.

.

.

Список источников:
В.Б.Шавров. История конструкций самолетов в СССР 1938-1950 гг.
Б.Л.Симаков. Самолеты страны Советов. 1917-1970.
Энциклопедия-справочник. Самолеты страны Советов.
Авиация и Космонавтика. Владимир Ригмант. Бомбардировщик Пе-8.
Авиация и Космонавтика. Владимир Ригмант. «Летающая крепость» ВВС Красной Армии.
М-Хобби. Михаил Маслов. Дредноут.

xn--80aafy5bs.xn--p1ai

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о