Содержание

Ладожские «железные рыцари» — немецкие десантные паромы Зибеля: pogo_on_air

Серия редких в таком количестве ч/б фотографий из того же архива, на которых запечатлён особый вид германских военно-морских сил на Ладоге: штурмовые десантные паромы конструкции подполковника Фрица Зибеля. Первоначально предназначенное для форсирования Ла-Манша, это порождение сумрачного германского гения, появившись летом 1942 года, значительно усилило финно-немецко-итальянскую флотилию, зона действия которой придвинулась вплотную к флангам нашей армии и путям снабжения блокадного Ленинграда.

Паромы водоизмещением 144 т представляли из себя катамараны, состоящие из двух понтонов, соединенных широким помостом с бронированными надстройками. Вооружение тяжелых паромов состояло из трех 87 мм. орудий и двух 20 мм. многоствольных зенитных пулеметов. «Легкая» модификация обходилась одной 37 мм. пушкой и двумя 20 мм. многоствольными зенитными пулеметами. Два бензиновых двигателя с бесшумным подводным выхлопом обеспечивали скорость до 10 узлов. Осадка паромов составляла не более 1 м.
К 15 июля 1942 года из Таллинна пароходом в Хельсинки и далее по железной дороге в Лахденпохья было доставлено первых 15 паромов. В дальнейшем их число возросло до 30. Созданную на их основе флотилию паромов с личным составом около 2400 человек возглавил лично подполковник Фриц Зибель (тут есть расхождения командовал лично или только надзирал за технической частью).
Обе флотилии Объединенных военно-морских сил на Ладоге находились в подчинении финского командира Ладожской бригады береговой обороны и базировались в Лахденпохья, однако действовали в интересах немецкого военно-морского командования. (http://heninen.net/laatokka-war/index.html)


До появления немецких паромов финны воевали как-то так. Июль 1941


Вид гавани, где собираются три боевых парома Зибеля.
Лахденпохья 1942.07.07

Под контролем самого «отца» этого вундерваффе Зибеля (в центре)


Монтаж палубы


Рубка не слишком изящная, зато бронированная


Подготовка места под пушки. Почему немец в неуставных белых кедах? 🙂

Броневые пластины для пушек


Место под зенитную установку


Собрали своё зловещее легго фашисты.


Пушки — не игрушки


Пробный выход


Погрузка припасов. Между прочим, пиво грузят. Широко жил партизан Боснюк!©


2×88 мм — так-то не шутки


Немецкую невыразительность у берега компенсируют финны в городе. Раз, два — взяли!



Линкоры. Жуть. Трепещи, Ленинград, мы идем!


Белые кольца на стволах — отметки о сбитых самолетах. Так указано в подписи к фото. Прямой наводкой что-ли сбивали?


Ну, сынки, не посрамим фамилию! Мою. Келлер. Командующий 1-ым воздушным флотом Германии

Разукрасились и пошли кататься


Подержи пальтишко, солдат. Командующий идет принимать парад.


Ну-с, приступим!


Смиррррно!

Над Ладогой разносится бодрый марш. Возможно даже это «Wir lagen vor Madagaskar»


«Союзники» приглашены. Йорма Сарванто, заслуженный финский летчик-истребитель


После парада — рюмка чая. Сейчас бы мину какую-нибудь случайную по центру


Затаились в камышах. Осадка десантного парома — около метра


Артиллеристы парома на учениях


Зенитчик. Забегая вперед, отметим, что наибольший ущерб флотилии нанесла советская авиация.


В 1944 году немцы передали паромы финнам и обучили их с ними управляться


Финские специалисты изучают германскую матчасть


Теперь под флагом Финляндии 22.07.1944


Новый экипаж


Приплыли. Окончание боев и эвакуация с Ладоги

БОЕВОЙ ПУТЬ
Действия флотилии паромов Зибеля на Ладожском озере летом 1942 года.

pogo-on-air.livejournal.com

Паром подполковника Зибеля | Warspot.ru

История этого плавательного средства началась летом 1940 года, когда немецкие войска готовились к операции «Морской лев» — форсированию Ла-Манша и высадке в Англии. Для этого требовалось большое количество высадочных средств, а их вермахту катастрофически не хватало. Подготовить суда требовалось как можно раньше — до осени и начала штормов в проливе.

Десантный паром для «Морского льва»

Морские суда, захваченные немцами во Франции, Бельгии и Голландии, можно было использовать для перевозки войск, но для транспортировки техники они не годились, а выгружать что-то громоздкое на необорудованном побережье (при небольшой глубине у берега) с них было и вовсе невозможно.

Гораздо больше для перевозки техники подходили речные баржи: они имели плоскую палубу без надстроек, а небольшая осадка теоретически позволяла им подходить к берегу вплотную. Такие суда были в огромных количествах собраны немецкими властями на оккупированных территориях, обладавших развитой сетью речных грузовых путей и судоходных каналов. Но их ещё требовалось переоборудовать: усилить или настелить палубу, изготовить сходни и аппарели для выгрузки техники. По расчётам Генштаба сухопутных войск, для высадки в Англии требовалось две тысячи барж и паромов — их переоборудование спешно производилось в захваченных портах Голландии, Бельгии и Франции. Все эти суда не только обладали низкой мореходностью и слабыми двигателями, но и были совершенно разнотипными. Последнее крайне затрудняло централизованное переоборудование, а также планирование погрузки, да и просто мешало бы движению в едином строю.

Немецкой армии требовалось универсальное десантное средство — дешёвое, быстрое в производстве и при этом способное перевозить достаточно большой груз (в том числе автомашины и танки) на относительно небольшое расстояние в сотню-другую километров, либо же служить средством для перегрузки военной техники с транспортов на берег. И это средство надо было создать как можно быстрее.

Как ни странно, создали его не армейцы и даже не моряки. Изобретателем десантного парома, получившего его имя, стал подполковник Люфтваффе Фридрих Вильгельм Зибель (1891–1954) — лётчик, авиаконструктор и предприниматель. Он имел инженерное образование, ещё до Первой мировой войны увлекался самолётостроением, а затем окончил лётную школу и командовал 1-й истребительной эскадрильей на Западном фронте.

Подполковник Фридрих Зибель. Лахденпохья, август 1942 года.

sa-kuva.fi

В 1919 году отставной пилот создал компанию «Кернер Зибель», торговавшую техническим оборудованием. В 1926 году вместе с известным впоследствии авиаконструктором Гансом Клеммом он основал фирму «Ляйхтфлюгцойгбау Клемм ГмбХ», просуществовавшую до конца 50-х годов. В 1934 году Зибель стал руководителем филиала этой фирмы в Галле, а в 1937 году филиал превратился в самостоятельную фирму «Зибель Флюгцойгверке КГ», специализировавшуюся на выпуске лёгких пассажирских и разведывательных самолётов с индексом «Si».

С 1944 года фирма Зибеля строила боевые самолёты (в частности, Do 17 и Ju 88), а также работала над экспериментальным сверхзвуковым пилотируемым самолётом-снарядом DFS.346 со стреловидным крылом и жидкостно-реактивным двигателем. В 1946 году КБ и завод фирмы Зибеля в полном составе были вывезены из Галле в СССР и функционировали в Подберезье под Дубной как ОКБ-2.

Паром с воздушным винтом

В мае 1940 года Зибель был принят на военную службу в чине подполковника и вскоре как специалист-авиастроитель направлен для обследования авиационной промышленности в оккупированной части Франции.

Впервые идея использовать в качестве основы для парома штатные переправочные понтоны пришла в голову вовсе не Зибелю. Уже в июле 1940 года армейские специалисты из 47-го сапёрного батальона 7-го армейского корпуса самостоятельно разработали так называемый «паром Герберта» (или паром типа «H»), состоявший из двух больших мостовых понтонов, разработанных ещё в годы Первой мировой австрийским инженером полковником Гансом Гербертом. Такие паромы длиной по 17 м имели важное достоинство — обтекаемые обводы и хорошую мореходность.

Паром Герберта (M.F.40).

Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815–1945. Bd. 7

«Паром Герберта», обозначенный как «средний паром» (M.F.40) или паром «H», представлял собой катамаран из двух поплавков с устроенной между ними палубой длиной 10–12 м. Максимальная длина всей конструкции составила 18 м, ширина по палубе — 12,6 м при максимальной осадке всего в метр. Для упрощения конструкции и ускорения производства было решено поставить на паром два списанных авиадвигателя BMW прямо с воздушными винтами. Такие моторы выработали свой ресурс, но всё ещё были работоспособны, и их требовалось где-то использовать. Для экономического хода и маневрирования служили три стандартных автомобильных дизеля «Форд» V-8 мощностью по 78 л.с. с гребными винтами.

В итоге скорость парома с воздушными винтами достигла 9 узлов, а грузоподъёмность составляла 35 т — то есть, он мог принимать на борт даже танки (для этого в передней части была сделана специальная аппарель). Ни трюма, ни надстроек судно всё ещё не имело, лишь между стойками с воздушными моторами располагалась небольшая будка для рулевого. Экипаж составил 14 человек. В варианте для огневой поддержки паром мог оснащаться одним 88-мм зенитным орудием и парой зенитных пулемётов.

Паром Герберта с 88-мм зенитной пушкой.

Waldemar Trojca. German Armor and Special Units of World War II. J.J. Fedorowicz Publishing, inc., 2002

Сборка паромов Герберта, Франция, 1940 год. Хорошо видна схема установки авиамоторов.

histomil.com

Главным недостатком парома типа «Н» была нехватка понтонов Герберта — в армии их оставалось лишь несколько десятков, в итоге паромов M.F.40 было построено всего 14. Поэтому уже в ходе работы над этой конструкцией более перспективным признали десантный паром на основе штатного тяжёлого понтона мостового парка типа «B». Такой понтон имел 1,5 м в ширину и 7,5 м в длину, в армии их имелось около трёх с половиной сотен, а производство можно было быстро увеличить. Отсюда происходит название всех паромов на основе мостового понтона — тип «B». Работа над такими паромами началась в конце июля 1940 года, начальник Генштаба сухопутных войск Франц Гальдер упоминает о ней в записи от 26 июля.

К работе над паромом были подключены специалисты ВВС — в частности, на базе авиазавода в Амьене организовали специальную группу, руководителем которой и стал подполковник Зибель. В помощь ему был выделен тот самый 47-й сапёрный батальон, уже занимавшийся работой над паромом «H».

Первый образец конструкции Зибеля, названный «kleine fähre» («малый паром») представлял собой два понтона, отстоявшие друг от друга на 3 м и соединённые металлическими балками. Между понтонами возвышался пилон c лёгким авиационным двигателем. Грузы и солдаты размещались на самих понтонах.

Малый паром конструкции Зибеля.

Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

Испытание этого устройства проводилось на озере Рангсдорфер-Зее под Берлином в присутствии высшего армейского командования (включая самого генерал-полковника Гальдера), однако паром показал невысокие характеристики — так, максимальная скорость достигла лишь 4 узлов (7 км/ч). Вдобавок, из-за отсутствия палубы паром мог перевозить лишь пехоту и противотанковые орудия.

Несмотря на сомнения армейцев, работы продолжились. Для начала Зибель предложил состыковать по два понтона тандемом, увеличив длину парома вдвое. Теперь он состоял из четырёх понтонов, поверх которых была устроена полноценная стальная палуба, что сразу же усилило прочность конструкции. Теперь на него можно было закатить тяжёлую пушку или грузовую машину. Силовая установка была комбинированной — два автомобильных двигателя с гребными винтами и 450-сильный авиационный мотор с тянущим воздушным винтом. Предполагалось, что он станет главным движителем судна, а водяные винты служили в первую очередь для маневрирования.

Паром типа «B» (L.F.40).

Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

«Длинный» паром типа «B» имел осадку 0,6 м, весил (без груза) 8 т, развивал ход до 8 узлов и получил обозначение L.F.40 — «лёгкий паром образца 1940 года». Армейский вариант без воздушного мотора показал только 5 узлов, что сочли недостаточным. Заказали постройку 200 таких паромов — 150 из них были закончены, после чего заказ отменили в связи с появлением новой модификации

Размеры растут

Габариты и грузоподъёмность «лёгкого парома» L.F.40 были признаны недостаточными, поэтому конструкторы сделали следующий шаг — вновь удвоили число понтонов. Так получился «тяжёлый паром» (schwere fahre) S.F.40. Изначально каждый поплавок катамарана собирался из четырёх понтонных секций, соединённых в единую конструкцию. Затем от использования понтонов отказались вовсе, поплавок стал на треть шире и теперь состоял из девяти отдельных секций, крепившихся последовательно.

Общая схема нового судна напоминала «паром Герберта», но с более длинной палубой, на которой разместилась надстройка для экипажа и органов управления. Длина парома составляла 21,75 м, ширина по палубе — 14,2 м, максимальная осадка достигла 1,2 м, порожний вес составил 130 т. Силовая установка состояла из четырёх моторов «Форд» V-8 по 78 л.с. или «Опель-Блиц» по 68 л. с., сгруппированных по два в поплавке и работавших каждый на свой винт диаметром 60 см, а также трёх авиадвигателей BMW-VI по 750 л.с. (дефорсированных до 660 л.с.). Грузоподъёмность выросла до 60 т (или 120 солдат с оружием), экипаж составлял 11 человек. Как и на пароме типа «H», здесь могла быть установлена 88-мм зенитная пушка.

Тяжёлый паром образца 1940 года (s.F.40). Варианты с надстройкой и без надстройки, а также без воздушных винтов.

Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

Первый экземпляр тяжёлого парома был испытан 31 августа 1940 года на реке Эмс. Он показал неплохую мореходность и прекрасную манёвренность: повороты осуществлялись путём уменьшения числа оборотов гребных винтов правого или левого поплавка, и паром мог разворачиваться буквально на месте. А вот держался на курсе он гораздо хуже, особенно на волнении.

Максимальная скорость с использованием воздушных винтов составила 8 узлов, однако эти моторы так шумели, что разговаривать на палубе было невозможно. К тому же, авиамоторы потребляли такое количество бензина, что экипажи паромов предпочитали запускать их только в исключительных случаях.

Всего в сентябре 1940 года было построено 27 паромов S.F.40, позднее служивших в составе 5-й роты 85-го строительного батальона в Северной Африке. Испытания этой модели без воздушных двигателей, но с дополнительным подвесным мотором показали, что скорость парома снизилась лишь на пару узлов. Таким образом, воздушные винты в качестве движителей имели мало смысла, зато снятие авиамоторов облегчило судно и освободило место на палубе — теперь грузоподъёмность парома, получившего обозначение S.F.41, достигла 70 т или же 250 солдат с вооружением. В начале 1941 года было построено 10 таких паромов, использовавшихся на Средиземном море.

Паром Зибеля образца 1940 года (SF 40). Слева направо — транспортный, лёгкий и тяжёлый артиллерийские варианты.

Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

Средство широкого профиля

Тем временем Зибель продолжил работы над модификацией, оснащённой только гребными винтами. Именно это судно получило широкую известность как «Siebelfahre» или «паром Зибеля». Паром производился в разных модификациях с сентября 1940 года и до самого конца войны. Длина поплавков увеличилась до 24–26 м, ширина осталась прежней (13,7 м), порожнее водоизмещение составляло 130 т. В качестве силовой установки использовались два таких же авиадвигателя BMW, но для экономии топлива и сохранения моторесурса их мощность была понижена до 240 л.с. Теперь каждый мотор размещался в корпусе поплавка и работал на свой гребной винт. Максимальная грузоподъёмность достигала 100 т, скорость — 6–7 узлов в зависимости от нагрузки, дальность хода первоначально составляла 116 миль на 6 узлах, но от модификации к модификации постоянно росла и в 1944 году составляла уже 285 миль на 7 узлах.

Транспортный паром Зибеля.

H. T. Lenton. Germans surface vessels. 2. London, Macdonald & Co, 1966

С 1943 года выпускались также увеличенные варианты «Зибеля» — модификации 1943 и 1944 года. Главным их отличием стало появление у поплавков обтекаемого носа, что ухудшило технологичность конструкции, но сразу же позволило увеличить скорость. Наибольшие размеры имела модель 1943 года: порожнее водоизмещение — 143 т, длина — 32 м, максимальная осадка — 1,75 м и грузоподъёмность — до 169 т при максимальной скорости в 11 узлов.

Все эти модификации строились по заказу люфтваффе и принадлежали военно-воздушным силам. Поэтому уже с 1941 года сухопутная армия стала заказывать себе собственные паромы, получившие обозначение «Pionierlandungsfahre» («сапёрный десантный паром»). Эти паромы имели несколько бо́льшую длину и порожнее водоизмещение 135 т, а в остальном мало отличались от стандартных «Зибелей». Модификация 1944 года также получила удлинённые поплавки с обтекаемым носом.

Мореходный вариант парома Зибеля образца 1943 года.

Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

Однако более всего варьировало вооружение паромов: у рачительных немцев сразу же возник соблазн использовать десантно-высадочные средства в качестве судов артиллерийской поддержки и ПВО. К тому же, большинство паромов строилось для ВВС, к которым относилась и зенитная артиллерия.

Армейский «сапёрный десантный паром» образца 1944 года (мореходный вариант).

Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815–1945. Bd. 7

«Сапёрный десантный паром» во время эвакуации немцев с Сицилии, август 1943 года.

Waldemar Trojca. German Armor and Special Units of World War II. J.J. Fedorowicz Publishing, inc., 2002

Изначальная модель десантного парома образца 1940 года несла лишь один зенитный пулемёт; модель 1941 года уже оснащалась одним 37-мм и двумя 20-мм автоматами. Затем появились тяжёлые и лёгкие «зенитные» паромы. Тяжёлый паром нёс два зенитных орудия калибром 75 или 88 мм и от одного до четырёх 20-мм автоматов (иногда они заменялись третьим тяжёлым орудием). Лёгкий паром первоначально оснащался четырьмя 37-мм зенитными автоматами, с 1942 года схема вооружения была изменена: 37-мм автомат на центральной надстройке и четыре «фирлинга» (счетверённых 20-мм автомата) по углам палубы. Таким образом, по мощи зенитного вооружения лёгкий артиллерийский паром примерно соответствовал эскадренному миноносцу этого периода. Наконец, существовал вариант парома-заградителя, приспособленный для постановки мин. Вооружение армейских сапёрных паромов было таким же, как у транспортных, с 1944 года к нему могла добавляться 75-мм противотанковая пушка.

Конструкция и внутреннее устройство

Конструкция парома Зибеля образца 1940 года была разборной, рассчитанной на быструю транспортировку по суше и сборку своими силами практически в любом месте, где есть водоём достаточной глубины. Каждый поплавок имел максимальную длину 24,44 м и ширину 4,1 м и состоял из девяти водонепроницаемых секций, соединённых между собой на болтах. Доступ в них осуществлялся только сверху, а концевые секции были частично заполнены целлюлозной массой. Семь средних секций были стандартными, длиной 224 и высотой 170 см; носовая секция имела длину 3 м, кормовая — 5,6 м. Все секции, кроме кормовой, имели по три поперечные переборки, а носовая секция — также укосины и усиленные днищевые связи.

Общий вид лёгкого артиллерийского парома Зибеля (по образцу, захваченному у острова Сухо).

А.И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства

Обшивка секций изготавливалась из листов 4-мм судостроительной стали, наложенной на шпангоуты из штампованного профиля. В сочетании с пиллерсами и бимсами набор каждой секции образовывал жёсткий контур. В кормовой секции имелась одна продольная переборка, с внутренней стороны которой находился двигатель, с внешней — топливные цистерны. Секция имела двойное дно, усиленный набор и внутреннюю палубу машинного отделения с подкреплениями для фундамента двигателя, в конце секции находился руль, к которому тянулись штуртросы из рубки.

Общее устройство поплавков и соединительной фермы парома.

А.И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства

12-цилиндровые V-образные авиамоторы BMW-IV имели как водяное, так и воздушное охлаждение, их изначальная мощность составляла 750 л.с. Моторы имели реверсивные муфты, диаметр валов составлял 100 мм. Управление моторами могло осуществляться как из машинного отделения, так и из рубки парома. Кроме того, на пароме имелся бензогенератор в 8 кВт, 75-см прожектор и переносная мотопомпа (для откачки воды она могла подсоединяться к стационарной трубе, имевшейся в каждом отсеке).

Поплавки соединялись между собой девятью двутавровыми поперечными балками, разбиравшимися на две или три части; восемь балок укладывались в местах соединения секций поплавков, последняя — поверх кормовой секции. Позднее в носу была добавлена ещё одна балка, а палубу продлили до переднего среза поплавков. Между поплавками поперечные балки дополнительно соединялись укосинами. Выше лежали 17 продольных балок меньшего размера, крепившихся к поперечным с помощью угольников, а поверх настилалась палуба из 60-мм досок.

Продольный и поперечный разрез парома.

А.И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства

В средней части парома имелась квадратная боевая рубка из 10-мм броневой стали, одновременно служившей защитой от пуль и осколков. Длина и ширина рубки могла варьироваться, но обычно составляла чуть более 2 м. В передней части рубки находился штурвал и органы управления паромом, в задней — штурманское помещение. На крыше рубки мог размещаться открытый ходовой мостик со вторым штурвалом.

Позади рубки находилась более массивная надстройка размером примерно 4 х 6 м. Здесь располагались кают-компания и каюта командира, а на крыше — 37-мм автомат с 12-мм броневым ограждением характерной угловатой формы высотой в метр. 20-мм установки по углам палубы имели такие же 8-мм ограждения.

Машинное отделение в кормовом отсеке поплавка.

А.И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства

Жилые помещения для матросов располагались в понтонных отсеках, имели световые люки и отделывались 20-мм теплоизоляцией; погреба и хозяйственные помещения находились там же и обшивались вагонкой. Помещения для матросов отапливались камельками. Центральной водопроводной и фановой системы не было, вода для умывальников и гальюнов хранилась в переносных бидонах. Шлюпок на пароме тоже не было, вместо них имелись только надувные лодки. В кормовой части каждого понтона имелась лебёдка и 150-кг якорь.

Итоги и выводы

Паром Зибеля получился более сложным и дорогим, чем планировалось, зато оказался поистине универсальным боевым средством. Он выпускался и использовался до самого конца войны. Простота и технологичность конструкции, собираемой из «кубиков», фактически представлявших собой сапёрные понтоны, позволила производить паромы на небольших предприятиях, в том числе на оккупированных территориях Западной Европы. Паром можно было перевозить в виде отдельных секций по железной дороге и даже автотранспортом, после чего быстро собирать в любом месте. Наконец, сама «ячеистая» конструкция судна обеспечивала ему высокую непотопляемость: так, в ходе боя у острова Сухо повреждённый и лишившийся хода паром Т-21 (видимо, это был S.F. 156 по «сквозной» нумерации) немцы сначала подорвали, потом долго расстреливали из 88-мм орудий, но всё равно добить его удалось только советским канонеркам со 130-мм артиллерией, стрелявшим почти в упор.

Главным недостатком паромов Зибеля стала их ведомственная принадлежность — они были созданы инженерами люфтваффе, производились для ВВС и подчинялись ведомству Геринга. Таким образом, их команды не имели морской и навигационной подготовки и с очень большим трудом могли осуществлять самостоятельные действия на воде — это ярко продемонстрировала кампания на Ладоге летом 1942 года. Более того, оснащение нескольких десятков паромов наиболее ценными и дорогими образцами зенитно-артиллерийского вооружения потребовало немалых средств и в итоге отвлекло эти орудия от сухопутного фронта, где они зачастую были нужнее.

В качестве ударных или эскортных судов артиллерийские паромы Зибеля использовались довольно редко в отличие от своих ближайших «флотских» конкурентов — лихтеров типа MNL, известных как «быстроходные десантные баржи» (БДБ). Тем не менее с 1943 года паромы-катамараны активно применялись для перевозки солдат и техники, но уже не для высадки десантов, а, прежде всего, при эвакуации немецких войск.


Источники и литература:

  1. А. И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства. М.: Военмориздат, 1944
  2. Юрг Майстер. Восточный фронт – война на море 1941-1945 гг. М.: Эксмо, 2005
  3. Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба сухопутных войск 1939-1942 гг. Том 2. От запланированного вторжения в Англию до начала Восточной кампании (1.7.1940-21.6.1941). М.: Воениздат, 1969
  4. Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Band 7. Landungsverbände (II). Landungsfahrzeuge i.e.S. (Teil 2), Landungsfähren, Landungsunterstützungsfahrzeuge, Transporter; Schiffe und Boote des Heeres, Schiffe und Boote der Seeflieger/Luftwaffe, Kolonialfahrzeuge. Koblenz: Bernard & Graefe, 1990

warspot.ru

Десантные корабли | Германия — Всё о Второй мировой

Десантные баржи типа «MFP»

Десантные баржи «F-495», «F-308», «F-494» и «F-370»

Десантная баржа «F-935»

Серия быстроходных десантных барж типа «Marinefährprahm» (MFP) выпускалась в 1941-1945 гг. Они строились различными судостроителями Германии в 4 модификациях: «MFP-A» (обозначение в пределах «F-100A» — F-391A, принято в строй в 1941-1942 гг. 231 единицу, погибло — 129), «MFP-B» (обозначение — «F-197B» — «F-521B», принято в строй в 1942-1943 гг. 31 единицу, погибло — 13), «MFP-C» (обозначение – «F-392C» — «F-594C», принято в строй в 1942-1943 гг. 211 единиц, погибло — 137), «MFP-D» (обозначение – «F-802D» — «F-1232D», принято в строй в 1943-1945 гг. 218 единиц, погибло — 78). Кроме того на базе баржи было построено 3 госпиталя, 4 танкера, 4 ремонтных судна, 40 минных заградителей. Баржи в разобранном виде перевозились по железной дороге с последующей сборкой в портах. Применялись для перевозки техники, войск и грузов. ТТХ баржи: водоизмещение стандартное – 155-353 т., полное – 220-440 т; длина – 47-49 м, ширина – 6,5 – 8,5 м, осадка – 1,4 – 1,7 м, силовая установка – 3 дизельных или бензиновых двигателя; мощность – 0,4 – 1,3 тыс. л.с.; скорость – 8 — 12 узл.; запас топлива – 2,6 т. бензина или 4,1 т соляра; дальность плавания – 0,4 – 1,3 тыс. миль; экипаж – 21 — 65 человек. Бронирование – 20 — 100-мм. Вооружение: 2х1 – 75-мм или 2х1 – 88-мм орудия; 1х1 – 37-мм и 1-6х1 или 2х4 – 20-мм зенитных автомата. Десант – 105-140 т. груза или 2-3 танка или 200 пехотинцев.

Десантные паромы типа «Siebel»

Десантные паромы типа «Siebel»

Серия десантных паромов-катамаранов типа «Siebel» состояла из 393 единиц («SF-01» — «SF-393») и была принята в строй в 1941-1944 гг. Паром состоял из двух корпусов-понтонов от стандартных наплавных мостовых парков, соединенных стальной палубой с деревянным настилом. Каждый из понтонов мог перевозиться на железнодорожной платформе. Они имели составную трехсекционную аппарель. Рубка защищалась 10-мм бро-ней. Существовали такие модификации: санитарная, штабная, плавмастерская, артиллерийская, ПВО. В годы войны погиб 101 паром. ТТХ парома: водоизмещение стандартное – 130 т., полное – 160 т; длина – 24,3 м, ширина – 13,7 м, осадка – 0,9-1,2 м, силовая установка – 2 бензиновых двигателя; мощность – 0,4 – 1,5 тыс. л.с.; скорость – 7 узл.; дальность плавания – 116 миль; запас топлива – 2,5 т. бензина; экипаж – 10 — 29 человек. Вооружение: 1х1 – 75-мм или 1х1 37-мм зенитный автомат; 2-4х1 – 20-мм зенитных автомата. Десант – 60 т. груза или 200 пехотинцев.

Саперный десантный катер типа «PiLB39»

Серия саперно-десантных катеров типа «PiLB39» состояла из 72 единиц («PiLb-1» — «PiLb-24», «PiLb-51» — «PiLb-70», «PiLb-101» — «PiLb-128») принятых в строй в 1940-1942 гг. Катер имел носовую аппарель. Для перевозки железной дорогой он разбирался на две продольные зеркальные половины. Во время войны 15 катеров погибли. ТТХ катера: водоизмещение стандартное – 20 т., полное – 29 т; длина – 15 м, ширина – 4,7 м, осадка – 0,5 м, силовая установка – 2 дизельных двигателя; мощность – 90 л.с.; скорость – 8 узл.; запас топлива – 1,6 т. соляра; дальность плавания – 390 миль; экипаж – 7 человек. Вооружение: 1х1-37-мм или 1х1 -20-мм или 1х4-20-мм зенитных автомата; 1-2х1 – 7,9-мм пулемета. Десант – 20 т. груза или 100 пехотинцев.

Саперный десантный катер типа «PiLB-214»

Серия саперно-десантных катеров типа «PiLB-40» состояла из 179 единиц («PiLb-201» — «PiLb-2227», «PiLb-251» — «PiLb-265», «PiLb-285», «PiLb-293», «PiLb-301» — «PiLb-335», PiLb-351» — «PiLb-436», «PiLb-442», «PiLb-460», «PiLb-463» — «PiLb-465», «PiLb-468», «PiLb-469», «PiLb-480» — «PiLb-482», «PiLb-484», «PiLb-485», «PiLb-489», «PiLb-492») принятых в строй в 1942-1944 гг. Катер имел носовую аппарель. Во время войны 32 катера погибли. ТТХ катера: водоизмещение стандартное – 30 т., полное – 50 т; длина – 19 м, ширина – 6 м, осадка – 0,7 м, силовая установка – 2 дизельных двигателя; мощность – 136 — 180 л.с.; скорость – 8 узл.; запас топлива – 1,5 т. соляра; дальность плавания – 415 миль; экипаж – 7 человек. Вооружение: 1х1-37-мм или 1х1 -20-мм или 1х4-20-мм зенитных автомата; 1-2х1 – 7,9-мм пулемета. Десант – 40 т. груза или 150 пехотинцев.

Саперный десантный катер типа «PiLB-504»

Серия саперно-десантных катеров типа «PiLB41» состояла из 51 единицы («PiLb-501» — «PiLb-535», «PiLb-546» — «PiLb-554», «PiLb-557», «PiLb-558», «PiLb-561» — «PiLb-565») принятых в строй в 1942-1945 гг. Катер имел носовую аппарель. Во время войны 10 катеров погибли. ТТХ катера: водоизмещение стандартное – 34 т., полное – 71 т; длина – 19,7 м, ширина – 5,7 м, осадка – 0,6 м, силовая установка – 2 дизельных двигателя; мощность – 220 — 240 л.с.; скорость –10,8 узл.; запас топлива – 1 т. соляра; дальность плавания – 260 миль; экипаж – 7 человек. Вооружение: 1х1 — 37-мм или 1х1 — 20-мм или 1х4-20-мм зенитных автомата; 1-3х1 – 7,9-мм пулемета. Десант – 40 т. груза или 150 пехотинцев.

Катер огневой поддержки типа «MAL»

Катера типа «MAL» строились на верфи «Krupp» и состояли из двух серий. Они имели отрытый грузовой трюм с установленными в нем орудия¬ми. Катера разбирались на секции для перевозки. Рубка защищалась 25-мм броней. Первая серия состояла из 28 единиц, введенных в строй в 1943-1944 гг. Во время войны погибло 22 катера. Вторая серия состояла из 8 единиц, введенных в строй в 1944-1945 гг. ТТХ первой серии: водоизмещение стандартное – 140 — 146 т.; длина – 34,2 м, ширина – 7,7 м, осадка – 0,8 м, силовая установка – 2 дизельных двигателя; мощность – 260 л.с.; скорость – 8,5 узл.; запас топлива – 4,9 т. соляра; дальность плавания – 790 миль; экипаж – 21 — 29 человек. Вооружение: 2х1 – 88-мм орудия; 1х1-37-мм и 1х4-20-мм зенитных автомата. Десант – 80 т. груза или 200 пехотинцев. ТТХ второй серии: водоизмещение стандартное – 225 т., полное — 277 т.; длина – 35,5 м, ширина – 8,6 м, осадка – 1,2 м, силовая установка – 2 дизельных двигателя; мощность – 260 л.с.; скорость – 8 узл.; запас топлива – 5,2 т. соляра; дальность плавания – 790 миль; экипаж – 28 человек. Вооружение: 2х1 – 105-мм орудия; 2х1 — 37-мм и 1х4 – 20-мм зенитных автомата. Десант – 80 т. груза или 200 пехотинцев.

Штурмбот типа «StuBo-39»

Легкие штурмботы типа «StuBo-39» представляли собой быстроходные лодки с подвесными моторами для форсирования неболь¬ших водных преград. Они могли перевозиться на автомобилях. Всего в 1939-1942 гг. было построено около 700 лодок. ТТХ лодки: водоизмещение стандартное – 0,3 т., полное – 0,5 т; длина – 8,5 м, ширина – 1,6 м, осадка – 0,4 м, силовая установка – бензиновый двигатель; мощность – 30 л.с.; скорость – 13,5 узл.; дальность плавания – 20 миль; экипаж – 2 человека. Десант – 0,5 т. груза или 8 пехотинцев.

Штурмбот типа «StuBo-42»

Тяжелые штурмботы типа «StuBo-42» представляли собой быстроходные катера со стационарными двигателями для форсирования водных преград. Они могли перевозиться на автомобилях. Всего в 1942-1944 гг. было построено около 80 лодок. Во время войны 19 катеров погибло. ТТХ катера: водоизмещение стандартное – 9,5 т., полное – 12,5 т; длина – 14,7 м, ширина – 3 м, осадка – 0,7 м, силовая установка – 2 бензиновых двигателя; мощность – 500 л.с.; скорость – 21,5 узл.; запас топлива – 0,8 т. бензина; дальность плавания – 200 миль; экипаж – 7 человек. Десант – 3 т. груза или 40 пехотинцев.

wwii.space

А. Бадякин (Керчь) Десантные баржи ВМС Германии в боях за Керченский пролив в 1942–1943 гг. —

А. Бадякин (Керчь)

Десантные баржи ВМС Германии в боях за Керченский пролив в 1942–1943 гг.

Керченский пролив с осени 1941 г. до весны 1944 г. практически непрерывно являлся театром боевых действий. Из большого количества кораблей и судов, применяемых противником в зоне Керченского пролива, особый интерес представляют десантные баржи, опыт применения которых уже рассматривался как зарубежными, так и отечественными историками флота.

Первое, что отметило руководство Вермахта 16.06.1940 г. в директиве 16 «О подготовке вторжения в Англию» (Операция «Морской лев»), был очевидный недостаток в переправочных средствах. Высшее военно-морское командование, с целью устранения этой проблемы, выдало задание на проектирование в кратчайшие сроки подходящих морских судов. Так были созданы десантные суда MFP (транспортные суда морской пехоты). Затем было принято решение привлечь к строительству MFP внутренние верфи Германии и верфи в оккупированных странах.

Поскольку эти заводы не имели опыта в военном кораблестроении, были созданы суда простейшей конструкции, собираемые из заранее изготовленных секций. К месту сборки большая часть MFP доставлялась по автодорогам и рекам на специальных транспортерах.

Корпуса барж представляли собой понтонообразное плоскодонное судно, нос и корма которого были приподняты. Высадочная аппарель на носу приводилась в движение вручную лебедками. Она крепилась двумя винтообразными стопорами на корпусе. Двойное дно носовой части укрепили с тем, чтобы при загрузке можно было брать дополнительный груз. Палубные грузовые отсеки состояли из съемных гофрированных металлических подсекций. Стенки бортов и стенки трюмов ограничивали узкие боковые проходы на палубе. Низкий мостик отделял трюмы от помещений кормы, где размещались машинное отделение, камбуз и помещения для команды. На верхней палубе размещалась открытая рулевая рубка. Две топливных цистерны были расположены на корме и две — в носовой части. К спасательным средствам относились плот, спасательная шлюпка и спасательные круги.

Первое затруднение выявилось из-за большого количества требуемых дизельных моторов. Компромиссным решением стало использование дизельных моторов для грузовых машин LKW, каждый из которых приводил в движение один винт. Общая мощность в 287 л.с. позволяла развивать скорость до 10,5 узлов.

Медленно паромы получали и предусмотренное проектом стандартное вооружение, состоявшее из 75-мм орудия и 20-мм зенитного автомата.

Центр подготовки необходимых для паромов экипажей сначала находился в Свинемюнде, позже был переведен в Готенхафен (Гдыня). Корабли учебной флотилии имели основной и полный учебный экипаж на борту, последний после окончания подготовки распределялся на вновь поступающие в строй паромы.

В состав одной флотилии, как правило, входило 24 MFP. Паромы основного типа А (см. таблицу №1) получили свое развитие в сериях В и С, а также в различных модификациях, которые отличались только увеличенной высотой трюмов, для размещения более тяжелого вооружения и техники. Например серия АМ были вариантом основного типа А и строилась как минный заградитель с двумя рельсовыми дорожками и оборудованными на корме миносбрасывателями. Их корпус имел соответствующее усилие и большую ширину.

В декабре 1942 г. прошли испытание новые, существенно улучшенные MFP, пошедшие в серийную постройку с октября 1943 г. и поэтому в боях в Керченском проливе суда этого типа не участвовали.

Суда, модифицированные для специальных целей из 4-х основных типов MFP (А, В, С, Д) такие как баржи-танкеры, санитарные паромы, минные заградители и прорыватели минных заграждений, строились небольшими сериями. Но артиллерийские паромы AFP строились для применения в качестве конвойных и артиллерийских кораблей и поэтому имели более сильное вооружение, чем MFP в транспортном варианте (см. таблицу №2).

Таблица№2 ТТД артиллерийских паромов

Тип А Тип Д
Водоизмещение (т) 300,0 355/381
Длина (м) 47,04 49,80
Ширина (м) 6,55 6,61
Осадка (м) 1,70 1,30/1,40
Мощность двигателей (л.с.) 287 273
Скорость (узлов) 10,2 8,0
Дальность действия (миль) 415 (при8,7 узлов) 372 (при 8,0 узлах)
Экипаж (чел.) 48 57-65
Вооружение 2–88 мм

8х20 мм (2х4)

2–88 мм, 1–37 мм,

8–20мм (2х4), 1–15 мм пул-т.

Рулевая рубка у кораблей этого типа находилась в середине корпуса и была обшита 20 мм броней, как и установки главного калибра. В грузовом трюме были оборудованы погреба для боеприпасов и помещения команды. Помимо прочего AFP типа С2 иС3 имели заостренный нос, который улучшал их мореходные качества.

При нападении на СССР 22 июня 1941 г. война началась и на Черном море. С лета 1941 г. государственная верфь в Варне получила заказ на 65 MFP, первые из которых должны были вступить в строй в конце года.

Часть MFP, построенных в Болгарии, была отправлена через Босфор в Эгейское море, часть осталась на Черноморском ТВД. С лета и осени 1942 г. построенные во внутренней Германии суда стали перебрасываться по Дунаю или на автоприцепах на Черное море, где из них сформировали 1-ю, 3-ю, 5-ю и 7-ю L-флотилии.

С занятием Крыма немецкими войсками и после отхода советских войск с Керченского полуострова 18–20 мая 1942 г. две флотилии MFP были размещены в Феодосии и Камыш-Буруне, обеспечивая безопасность собственных транспортных перевозок между портами Крыма и Азовского моря.

Именно MFP обеспечили блокаду советского десанта в Эльтигене в ноябре–декабре 1943 г. И прорыв блокады для доставки пополнения боеприпасов, вооружения и вывоза раненых советским десантным ботам, катерам ПВО, бронекатерам, катерным тральщиком и МО обошелся очень дорого, ценой гибели более сотни кораблей и катеров.

Правда и десантные MFP понесли в это время значительные потери. Советскому флоту удалось потопить авиацией и на минах 11 из 31 MFP и тяжело повредить 16 из них. Каждую ночь в ноябре 1943 г. из Кротково в Эльтиген уходило несколько десятков десантных ботов и катеров ПВО. Шли по минным полям, прорывались через заслон БДБ. Снаряды вражеских MFP пробивали мотоботы насквозь, и тысячи осколков разрывали людей и металл, и оставшиеся в живых приводили свои уцелевшие катера в Кротково и Тамань.

Во 2-й половине ноября 1943 г. по команде командира Керченской ВМБ контр-адмирала Холостякова Г.Н. на 4-х катерах ПВО, принявших по взводу морской пехоты на борт, ушли в пролив с задачей атаковать в ночном бою немецкие БДБ и в рукопашной схватке или захватить их, или закидать гранатами, так как терпеть уже эти «корабли-убийцы» не было возможности. Всю ночь катера с десантниками под командованием командира «ПВО-29» лейтенанта Калинина И.Л. пробыли в проливе, но встреча с БДБ не состоялась.

Гибли MFP на минах в проливе и при налетах советской авиации, при обстрелах береговой артиллерии с Тамани.

Потери немецких MFP основных типов в зоне Керченского пролива.

1942 год

2–3 августа

При проведении операции «Регата–1» — переброска 12 БДБ 1-й L-флотилии через Керченский пролив в Азовское море погибла на мине F–128А (позже поднята немцами и введена в строй)

14–15 августа

 Ночью ТКА АВФ №94, 124, 134 и 154 двумя торпедами и реактивными снарядами атаковали 3 БДБ у м. Казантип. Тяжело поврежденная F138А затонула на мелководье. Позже поднята, но при буксировке на ремонт 10.10.42 г. затонула в Павловском проходе у Севастополя.

 20 августа

Паром типа «Зибель»SF 334 (128-ой инженерно-саперный батальон) потоплен ВВС ЧФ у Юргакового Кута.

25 сентября

Паром типа «Зибель»SF 119 потоплен при полете ВВС ЧФ на Тамань (по другим данным «SF 119» потоплен 31 августа при высадке десанта на Таманский полуостров)

19 декабря

БДБ «F 336А» и транспортная LGM-538 (б. F538 СМ) погибли на минном заграждении севернее Камыш-Буруна.

1943 год

24 января

БДБ F323А погибла на мине восточнее Эльтигена.

26 января

Паром типа «Зибель» погиб на мине у Эльтигена.

23 февраля

2 парома «Зибель» повреждены МБР-2 в Керчи.

24 февраля     

БДБ F143Ав 14-20 погибла на мине у Эльтигена.

26 февраля     

Паром типа «Зибель» погиб на мине у Эльтигена. При налете на Керчь, одиночный ДБ-3 (5 МТАП) настолько удачно сбросил свои бомбы, что потопил F176А, а стоявшую рядом F172А тяжело повредил. Из-за тяжелых повреждений корпуса немцы так и не смогли ее отремонтировать.

28 февраля

F535С при перевозке артбатареи на тяге через Керченский пролив атакована топмачтовым способом ДБ-3 и затонула от прямого попадания ФАБ-500. Уничтожена часть батареи, большие потери среди состава батареи и экипажа БДБ.

5 марта

Паром типа «Зибель» потоплен ИЛ-2 в Керченском проливе.

9 марта

F371А погибла на мине южнее Еникале.

14 марта

F136А погибла на мине южнее косы Тузла с 12 членами экипажа.

15 марта                                   

F475С в 5-00 погибла на мине южнее косы Тузла.

24 апреля

Паром типа «Зибель» потоплен ВВС ЧФ в Керчи.

19 мая

F304А повреждена в Тамани при налете 4-х ИЛ-2 (8 ШАП) и выбросилась на берег. Позже поднята и введена в строй.

23 мая

F470С выбросилась на берег у Тамани после повреждения ВВС ЧФ.

27 мая

AF 24 (б. F328А) потоплена 6 ИЛ-2 (8 ШАП) в 3 милях от м. Железный Рог.

21 июля

Паром типа «Зибель» подорвался на мине у с. Сенная.

24 сентября

F217А после атаки 23 ПЕ-2 (40ВАП) выгорела полностью на мелководье. В ноябре ее корпус затопили.

2 октября

F302А и F315А погибли на минах южнее м. Такиль. 20 чел. экипажей спасены, в т.ч. 8 раненных гидросамолетами ДО 24.

4 октября

F125А в 05–15 подорвалась на мине в Керченском проливе, потеряла ход, отнесена к восточному берегу и днем добита береговой артиллерией Керченской ВМБ.

9 октября

F229А на переходе из Керчи в Херсон у м. Кыз-Аульский атакована 16 ИЛ-2 (47 ШАП) и полностью выгорела. Паром типа «Зибель» из состава последнего конвоя из Тамани потоплен ВВС.

28–29 октября

F338А погибла на мине у косы Чушка (или штурмбот «Pilb-338»)

9 ноября

F449С2М, атакованная 6 ИЛ-2 (11 ШАД), к 03:10 затонула у Камыш-Буруна на мелководье и оставлена командой.

11 ноября

F419С2М ошибочно потоплена артогнем с «F305» в 15:15 у Керчи.

19 ноября

ВМБ Камыш-Бурун обстреляна огнем ББ Керченской ВМБ и атакована 63 ИЛ-2 (11 ШАД и 23 ШАД) и 34 истребителями. Сброшено 200 ФАБ-250 и 153 РС. В порту потоплена транспортная LT -380, F336А затонула на мелководье. Большие потери в личном составе, в т.ч. погиб  командующий ВМС Германии на Черном море вице-адмирал Кизерицки.

 20 ноября                                

В п. Камыш-Бурун повреждена ВВС БДБ, есть убитые.

21 ноября

F472 повреждена при атаке ТКА№83, брошена экипажем на мелководье.

27 ноября

F532С затонула у м. Ак-Бурну при посадке на мель, корпус разбит ББ Керченской ВМБ.

28 ноября   

На F594С2А во время атаки ИЛ-2 взорвался боезапас, и она затонула в 11:25 у Камыш-Буруна.

30 ноября

F341А и F574С сели на мель у северной оконечности косы Тузла и разбиты береговой артиллерией. 32 ИЛ-2(11 ШАД) и 23 ПЕ-2 (40 БАП) потопили в 12:30 у Камыш-Буруна F306В и F573С2М

3 декабря

ИЛ-2 в Камыш-Буруне потопил F306В.

5 декабря

F305В и F369В в 09:15 потоплены 24 ИЛ-2 (8 и 23 ШАП) и 12 ПЕ-2 (40БАП) в Камыш-Буруне.  Корпус F341А разбит артиллерией у косы Тузла.

Ноябрь-декабрь

F476С погибла в р-не Керчи в 45° 15′ 1» с.ш., 36° 37′ 1» в.д.

Всего в проливе и у берегов Керченского пролива погибли (см.таблицу №3)

 Таблица №3

Причины гибели
Тип БДБ Авиация ТКА Мины ББ-берег.арт-я М-ББ От

(своих)

Всего
1 2 3 4 5 6 7 8
MFP 15 2 11 3 1 1 33
LT 1 1 2
Зибель 5 3 8
AF 1 1
Итого 22 2 15 3 1 1 44

Из 44 единиц в течение 1942 года погибли 3 MFPи 2 «Зибеля». Остальные погибли во время ожесточенных боев за пролив в течение 1943 года.

Несколько единиц немецкие саперы подняли, остальные были подняты в 1944–1945 г.г. военными спасателями из состава АСС ЧФ. К сожалению, автор не владеет полной информацией о судоподъеме в проливе в послевоенный период. В ряде отчетов 69 АСО ЧФ (он же 99АСГ, 430 ОД, затем 610 ОД АСС) поднятым объектам присвоена порядковая нумерация, и что конкретно поднималось сложно определить.

Уже в 1944 году после освобождения Керчи начала работать 69 АСО ЧФ по подъему затонувших судов и кораблей в проливе, в Керченской и Камыш-Бурунской бухтах. Одной из первых была поднята в июне 1944 г. вкораблей в проливе, в Керченской и ЧФ по пое в послевоенный период. в аблица №3

 Камыш-Бурунской бухте «F176А».

В июле 1951 года 99 АСГ АСС поднят в проливе «Зибель» с авиабомбами (218 единиц по 250 кг). В 1952г. были подняты 3 БДБ.

Летом 1960 г. спасатели из АСПТР у причала рыбной экспедиции в Камыш-Буруне разделали газовой резкой корпус затонувшей БДБ и подняли на берег на металл.

В течение 1964 года в районе балки Херсонская справа от канала в районе Сипягино–м. Еникале с 8 января по 19 декабря специалистами АСПТР взрывами разделена на секции, поднята на слом БДБ типа «F». В 1971 г. обследованы водолазами АСС остатки баржи на глубине 4,5 м.

Прошло более 60 лет с тех пор, как закончились боевые действия в Керченском проливе. Но до сих пор воды пролива хранят тайны затонувших и занесенных песком судов и кораблей.

В начале 90-х годов военные спасатели 823-й АСГ ПСС КЧФ обследовали район близ м. Тархан, где до войны было два рыбацких поселка. И здесь на глубине пять метров был обнаружен десантный катамаран «Зибель». Мощное вооружение из 4х4 зенитных установок типа «Эрликон», полуавтоматическое 37 мм и 88 мм орудие. В последний поход «Зибель» вышел с большим количеством боеприпасов, оружия, палаток, радиостанций и продовольствия на борту. По предположению военного водолаза Александра Свиридова, «Зибель» участвовал в десантной операции «Блюхер-2» и отбивался ожесточенно, судя по количеству стрелянных гильз, но все же был потоплен 2 сентября 1942 г. В моем перечне этот «Зибель» отсутствует, и этот факт пока так и остался «невыясненным», но возможно это и есть «SF–119», погибший 31.08 (2.09) 1942 г.

В районе пограничного прожекторного поста на краю Эльтигена до сих пор на глубине 6 и 8 метров лежат занесенные песком две БДБ типа «F», одна на ровном киле, и еще 20 лет назад под грунтом было видно орудие, вторая — вверх килем, и были видны лопасти винтов…

Поднятые десантные баржи в Керченском проливе еще долгие годы эксплуатировались в составе Черноморского флота и Азовского морского пароходства.

— «F328 А, (АF24)», потопленная у м. Железный Рог 27.05.1943 г. уже осенью 1943 года была поднята АСС ЧФ и 04.02.1944 года после постановки в восстановительный ремонт была зачислена в состав ЧФ, как «БДБ–1». После исключения из состава ВМФ 06.10.45 г. была приобретена АМП и использовалась как сухогрузная баржа. В связи со строительством Керченской морской переправы с 13.02.53 г. переименована в «Крымскую» и ходила на переправе до конца 50-х годов

— «F852D», захваченная советскими войсками в Варне 09.09.44 г. была в составе ЧФ как «БДБ-5», а с 04.12.56 года как «ОС–17». После списания с состава ВМФ до конца 70-х годов работала в качестве сухогрузной баржи в Керченском морском торговом порту.

— «F128 А», затонувшая 03.08.42 от подрыва на мине в районе Керчи, была поднята и отправлена на ремонт в Варну. 26.10.43 г. вторично погибла, подорвавшись на мине в районе Херсона, но снова поднята и восстановлена. Захвачена советскими войсками в Варне 09.09.44 г. и зачислена в состав ЧФ как «БДБ–12», с 30.11.44 г. находилась в распоряжении ЧМП, а с 26.02.46 года переименована в «Таманскую» в составе АМП и до конца 50-х годов работала на Керченской морской переправе.

— «F176 А», поднятая в Керчи в июне 1944 г., после восстановительного ремонта работала в составе ЧМП, затем как «БДБ–13» в составе ЧФ. 24.04.45 г. выведена из боевого состава и как «ЧФ–121150» использовалась в составе плавсредств ЧФ, как сухогрузная баржа, а с 23.05.47 г. — как «СБР-4», затем как «СБР-24» в составе Технического отдела ЧФ до списания 30.09.1959 г.

Годы идут… Другие суда и корабли ходят Керченским проливом…

Но напоминают о давних минувших боях за Город-герой Керчь памятники и обелиски от «Эльтигенского Паруса» до мыса Фонарь…

Список использованной литературы

  1. Богатырев С.В., Ларинцев Р.И., Овчаренко А.В. Потери ВМФ противника на Черноморском ТВД. — К.: Архив-Пресс, 1998.
  2. Богатырев С.В., Стрельбицкий К.Б. Из опыта боевого применения десантных кораблей ВМС Германии на восточноевропейских ТВД в 1941–1945 гг. — Львов, 1992.
  3. Бернард Естерле. Морские и артиллерийские паромы ВМС Германии (пер. С.В. Богатырева)//Ежегодник «Марине Календар»,
  4. Морская старина, вып. 1 — Рига, 1990.
  5. Бережной С.С. Трофеи и репарации ВМФ СССР. — Якутск, 1994.

 

mil.sevhome.ru

Боевые катамараны. Часть 2 — Обрывки мыслей смоленского бездельника

Десантные паромы типа «Зибель» (Siebelfähre (SF)).
Водоизмещение: 160 т
Длина: 24,4 м
Ширина: 14 м
Осадка: 0,9 м
Мощность двигателей: 2 х 750 л.с.
Скорость: максимальная — 10 уз., экономическая — 6 уз.
Дальность плавания: 350 миль

Десантные корабли типа «Зибель» (предположительно, в германских ВМС их относили к двум схожим сериям — «А» и «В») начали строить с 1940 г (название получили по фамилии конструктора — подполковника Фрица Зибеля). Они представляли собой паром, состоящий из двух стальных барж, соединенных деревянной платформой. Каждая баржа состояла из восьми отдельных секций, что обеспечивало их перевозку по железной дороге, а также повышало живучесть. В центре корабля размещались боевая рубка и помещения для офицерского состава, защищенные 10-мм броней.
В зависи­мости от вооружения, десантные корабли типа «Зи­бель» подразделялись на транспортные, артиллерий­ской поддержки и корабли ПВО.
Воору­жение корабля артиллерийской поддержки состояло из трех 88-мм орудий, двух 20-мм автоматов, 75-мм прожектора и дымаппаратуры. Для управления ог­нем имелся 4-м дальномер.
Корабль ПВО вооружался 37-мм автоматом, размещенным на надстройке, и че­тырьмя спаренными 20-мм автоматами, которые уста­навливались по периметру палубы-платформы.Вариант артиллерийской поддержки.«Зибель» в варианте ПВО.«Зибель», вооруженный четыремя 88-мм орудиями.«Зибель» на Ладоге. 1942.Модель транспортного варианта «Зибеля».

savoyskiy.livejournal.com

Шушпанцер-флотилия: second_doctor

«…словом «шушпанцер» часто обозначаются не только необычные танки, но и любые бронеавтомобили, которые можно считать редкими или уникальными» © Луркоморье

Ополченцы вышли к Азовскому морю, а украинские юнионисты – упёртые ребята – с побережья не ушли. И всерьёз собираются устроить в Мариуполе «Оборону Севастополя 3.0». У юнионистов под рукой есть несколько катеров береговой охраны, ушедших из Крыма, у сепаратистов – вообще ничего. Лодки-казанки и силы краснознамённого Черноморского флота мы не учитываем. А боевые корабли необходимы обеим сторонам: Одним – защищать морские коммуникации, другим – прерывать их в духе войны американских Севера и Юга. До сих пор неумеренный креатив автослесарей по обе стороны фронта дарил нам исключительно сухопутные шушпанцеры, от БРДМ на базе уазика с цепной защитой колёс до боевых колесниц «Правого Сектора» на базе КамАЗа. Интересно, как быстро мы увидим на море шуш-броненосцы и шуш-крейсера?

О самодельных шушпанцерах принято говорить в пренебрежительной манере. Дескать, чем бы дитя не тешилось… И совершенно напрасно.

Супершушпанцер японского императорского флота: Бронетранспортёр-амфибия-миноносец «Ка-тсу» с авиационными торпедами.

Предполагалось, что подводная лодка с парой гусеничных шуш-миноносцев всплывёт у атолла, служащего гаванью для американского флота. Шушпанцеры сперва подплывут к рифам, потом на гусеничном ходу переберутся через отмели в лагуну, где стоят на якоре сонные американские «Флетчеры» и «Айовы» и… «не скажет ни камень, ни крест, где легли»! Против кораблей откровенно недоделанные миноносцы на гусеницах не применялись, несколько «Ка-тсу» использовалось по прямому назначению, т.е., как бронетранспортёры-амфибии.

Вернёмся в Азово-Черноморский бассейн, в эпоху Первой Мировой войны, где Российский флот усиленно строил свои военно-морские шушпанцеры.

Прообразом славной серии десантных кораблей и канонерок стала паровая шхуна «Эльпифидор», названная в честь своего владельца грека Эльпифидора Парамонова. Шхуна водоизмещением 1000 тонн удачно совмещала небольшую осадку с приличной вместимостью и мореходностью. Предназначалась для перевозки зерна из портов Азовского моря. Когда вопрос встал ребром – на чём везти пехоту до анатолийского побережья Малой Азии — командование Черноморского флота заказало на николаевских судостроительных верфях 24 корабля типа “Эльпидифор” в десантном варианте. Судно было оборудовано двойным дном и специальными балластными цистернами, позволявшими притапливать кормовую часть и тем самым приподнимая нос, который мог «въезжать» на берег. Первые в мире шуш-десантовозы могли перевезти и высадить на необорудованном побережье пехотный батальон в 800 штыков. Благодаря удлиненным сходням пехота высаживалась не замочив сапог. А чтоб туркам было не скучно встречать русский десант, на «эльпифидоры» устанавливали по три 102 мм пушки, две 75 мм пушки и пару пулемётов.

В 1920 г. недоделанные шуш-десантеры достраивала советская власть уже в варианте канонерок – с тремя 130мм пушками. Вместе с военными «эльпифидорами» в десантных операциях и обстрелах побережья участвовали мобилизованные гражданские «эльпифидоры», повторявшие удачную конструкцию парохода-прародителя. Их обычное вооружение состояло из одного 75-мм орудия на носу и двух или четырех 47–мм или 37-мм пушек по бортам. А самый первый «Эльпифидор» был мобилизован и таскал за собой минный трал – малая осадка позволяла работать шуш-тральщиком с минимальным риском подрыва на мине. В последний раз «Эльпифидоры» шли в бой уже в Великую Отечественную.

Пример неудачного применения шушпанцер-флота: Разгромленный советский десант на Южную Озерейку под Новороссийском. После Первой Мировой и Гражданской войн на Чёрном море осталось несколько «Болиндеров» — российских копий британских десантных барж водоизмещением 255 т. «Болиндер», кстати говоря, это не название головного судна серии, а название установленных на них моторов. Движки «Болиндер» были распространены в первой четверти ХХ века благодаря всеядности (вплоть до сырой нефти), но не выдержали конкуренции с дизелями.

Пробная высадка с болиндера Императорского Черноморского флота

В межвоенный период СССР всерьёз взялся за строительство линкоров и линейных крейсеров, но совершенно забыл про презренные баржи-танковозки. Когда пришла пора, вспомнили про раритетные «болиндеры», которые использовались в народном хозяйстве как обычные баржи. Из-за чрезвычайного износа движки «болиндеров» вышли из строя или отсутствовали изначально (29 судов из 50 строилось несамоходными) – баржи пришлось тащить в бой обычными буксирами. Рассчитанные на перевозку пехоты и кавалерии, баржи не смогли поднять «тридцатьчетвёрки» и тем более КВ, способные проломить любую оборону. Пришлось ограничиться лёгкими «стюартами» и «валентайнами».

3 февраля 1943 г. началась посадка людей и техники. 563-й отдельный танковый батальон (30 танков) грузился в Геленджике на три «болиндера». Первой по берегу отработала авиация, за нею артподготовку провели корабли Черноморского флота. В 3.35 4 февраля к пляжу рванули сторожевые катера с десантом первой волны. С берега ответила артиллерия, один из катеров затонул, второй взорвался – количество морпехов сразу уменьшилось на треть, с 300 до 200 человек, на взорвавшемся катере погиб командир отряда. Лишённые командования морпехи вцепились в пляж, ворвались в первую линию румынских окопов. Прожектор выхватил из темноты буксиры, медленно тащившие «болиндеры» с танковым десантом.

Первым загорелся буксир «Геленджик» и болиндер №2. Оставшиеся до берега 250-300 метров танкистам и морпехам пришлось преодолевать вплавь (дело было в феврале). Болиндер №4 со скрежетом напоролся на скрытый под водой стальной «ёж». Опустилась аппарель, под огнём танки начали высадку, благо, малая глубина позволяла. На берег успело сойти 7 или 8 танков, прежде чем на загоревшемся болиндере взорвались боеприпасы десанта. Первоначальный натиск морской пехоты был настолько силён, что расчеты двухорудийной зенитной батареи (не румыны – немцы!) взорвали пушки и дунули прочь. Через час после начала боя к берегу подошёл отставший болиндер №6. Буксир и баржа сразу попали под огонь, перебило буксирный конец и пылающий болиндер приткнулся боком к берегу. С баржи начали вырваться танки – тоже горящие.

Маленькая подробность, не относящаяся к теме морских шушпанцеров: Экипажи буксиров и болиндеров были гражданскими моряками, мобилизованными вместе со своими лоханями. «Партизаны», «пиджаки», «двухгадюшники» — так прозвали их профессиональные военные в позднейшие времена. Экипажи буксиров и барж вели свой бой до последней возможности, пока волны не начинали перекатываться через палубу, но поставленную задачу – приткнуть болиндеры к берегу – они выполнили. А вот штаб десанта так и не высадился с канлодки «Красный Аджаристан». Очевидно, у кадровых офицеров штаба были веские основания не соваться под кинжальный огонь с берега. Так же не состоялась высадка с тральщиков и кандок. Сейчас от ополченцев Новороссии приходят странные сообщения о том, что шантрапа из «Правого сектора» и Национальной гвардии, воюет лучше и злее «профессиональных» военных. И знаете, почему-то меня это не удивляет. Все большие войны начинали профессиональные военные. Заканчивали их уцелевшие призывники и резервисты.

У Южной Озерейки. Повёрнутый лагом к берегу и сгоревший болиндер с не успевшими вырваться из огня танками.

Из 1500 человек, брошенных в десант под Южной Озерейкой 5 человек прорвались на Мысхако (знаменитая Малая земля). 25 человек встретили партизан, имевших связь с Большой землёй и были вывезены катерами. 542 попали в плен. Больше не выжил никто.

Немецкий «Зибель» — без него любой рассказ про военно-морские шушпанцеры был бы неполным. Созданный для несостоявшегося броска через Пролив, к британским пляжам, он воевал на протяжении всей войны, причём воевал практически на всех европейских морских театрах от Средиземноморья и Чёрного моря до Балтики. Отметились на Ладоге, Онежском и Чудском озёрах.

В июле 1940 г. немецкие дивизии стояли на берегу Ла-Манша. Был утверждён план десанта в Англию. И немедленно встал вопрос: На чём плыть. Десантно-высадочных средств в достаточном количестве не имелось ни у Кригсмарине ни у Вермахта. Бытует мнение, что злодей Гитлер с тридцатькакого-то мохнатого года спал и видел, как бы высадиться в Англии, вонзив когти в сердце европейской демократии и банковского дела. Однако, у сверхпунктуальных и предусмотрительных немцев в решительный момент не оказалось барж-танковозок. Эта и другие нестыковки вынуждают подвергнуть осторожному (чтоб не посадили) сомнению официально признанную версию истории Второй Мировой войны. Однако, вернёмся к нашему шушброненосцу.

Авиаконструктор Фриц Зибель, осчастливленный по случаю войны званием полковника Люфтваффе, занимался восстановлением производства на авиазаводе в Амьене (северо-восточная Франция), когда к нему обратился офицер из 47-го сапёрного батальона с просьбой одолжить пустые бочки из-под бензина, во множестве валявшиеся в окрестностях завода.

— Забирайте, — расщедрился авиатор (не своё – не жалко) и тут же поинтересовался: — На кой ляд они вам сдались?

— Да понимаете, герр полковник, — почесал репу несчастный сапёр. – Командование приказало батальону утопиться.

— ???

— В Ла-Манше, — уточнил сапёр.

По ходу дальнейшего разговора выяснилось, что не надеясь на флот, командование Вермахта приказало сапёрам срочно изобрести десантно-высадочные средства для переправы через Пролив в Англию. Вот они и изобретали, используя в своих опытах бочки из-под вина, брёвна, мешки с пробкой и иные плавучие материалы. Попытались соорудить плавсредства, скрепляя открытые понтоны, которые ранее успешно использовались для переправы через европейские реки. Но море – не река. Даже небольшое волнение разрывало самодельные шуш-десантеры на составные части.

Так немецкие войска преодолевали водные преграды до Зибеля

На глаза Зибелю попались закрытые сплошной палубой понтоны из комплекта тяжёлого понтонного моста. Авиатор Зибель со своей зондеркомандой (так в первоисточнике) соорудил катамаран из двух поставленных параллельно понтонов, соединённых стальными поперечными балками и накрытыми общей палубой. Движителем шуш-парома служили два авиамотора. Демонстрация тихоходного (не быстрее 4-х узлов) плавсредства состоялась на озере под Берлином.

Реакция начальника Генштаба Франца Гальднера на демонстрацию возможностей шуш-десантера, отражена в личном дневнике генерала: «Ничего нового, попадёт в морской прибой и пипец». Или что-то в этом роде, second_doctor не силён в немецком. В общем, Kleine Fähre (маленький паром) забраковали.

Но вкус к изобретательству приходит в процессе. Зибеля уже за уши было не оттащить от его детища. Инженер уменьшил расстояние между понтонами с 6 до 5,5 м, заказал у Krupp–Rheinhausen стальные палубы с деревянным настилом, отработал различные варианты двигательной установки (кроме авиамоторов отрабатывались автомобильные двигатели). 31 августа 1940 года усовершенствованный Siebel паром был протестирован в устье реки Эмс. На испытании шуш-десантер достиг приличной скорости 8 узлов и показал хорошую мореходность. Зибель сохранял остойчивость и не разваливался при волнении моря до 6 баллов.

А так реки форсировали в эпоху зибелей

К этому времени уже стало ясно, что операция «Морской лев» никуда не поплывёт – высадка в Англии отменялась. Германский Генштаб разворачивал карты СССР, вместо лихого броска через Пролив ожидались бои на реках и озёрах. И тут паром Зибеля оказался как никогда кстати – его целиком, как конструктор Лего, можно было разобрать, погрузить на железнодорожные платформы и собрать на реке или озере, не имеющих водной коммуникации с Германией. Ничтожная – менее полутора метров – осадка позволяла не бояться ни отмелей, ни морских мин. Многокамерная конструкция понтонов, рассчитанных на многократные попадания пуль и снарядов, придавала зибелю должную непотопляемость, а на просторной палубе можно было разместить очень внушительное вооружение, превратив паром в канлодку.

В артиллерийском варианте на зибель устанавливали три-четыре 88-мм зенитные пушки и пару 20-мм автоматов, в десантном — одну 37-мм и две 20-мм зенитки. Десантный зибель брал на борт до 60 тонн груза или до 200 человек десанта. Корабли были универсальны: Зибель-канлодка могла принять до роты десанта, а зибель-паром при случае мог хорошо прочесать побережье из своих скорострельных «флаков». Существовали санитарная, штабная модификации, плавмастерская.

Зибель в артиллерийском варианте

Летом 1942 г. Зибели вместе с итальянскими торпедными катерами были доставлены на Ладожское озеро. Задача-максимум: Сорвать поставки в осаждённый Ленинград.

Создатель зибелей, Фриц Зибель (в центре) наблюдает за сборкой паромов на Ладожском озере

Редкая цветная фотография: Зибель на полном ходу

Вскоре в Германию пришла зашифрованная телеграмма:

Предварительный отчёт о боевых действиях флотилии паромов с 21.X по 23.X.42 против маяка и радиостанции Сухо (Сухо — искусственный насыпной остров в юго-восточной части Ладожского озера — прим. second_doctor ) в квадрате 21542

1) Выход 21.X в 16.15
Прибытие 23.Х около 03.15
Общая продолж. соотв. около 35 часов

2) Поход к цели : без особых происшествий

3) Обстрел и высадка на Сухо :

6.15-6.47 Обстрел опорного пункта Сухо с семи тяжёлых паромов из зенитных орудий крупного калибра
с 06.17 Противодействие артиллерии противника (три 100-мм морских орудия)
6.19 Появление в поле зрения двух канонерских лодок противника из Волховской бухты
6.24 Появление в поле зрения четырёх сторожевых катеров противника из Волховской бухты
с 6.36 с обнаруженными морскими силами противника вступил в бой один тяжёлый паром и
с 6.48 вступил в бой другой тяжёлый паром
6.45 несколько попаданий 88 мм в один сторожевой катер с дистанции около 10.000 м
с 6.36 Обстрел опорного пункта Сухо четырьмя лёгкими паромами
6.50 Десантные катера с тремя ударными группами и одной группой подрывников вырываются вперёд
6.55 Первая ударная группа на Сухо
6.50 Первый лёгкий паром сел на мель, не обозначенную на морской карте
7.00 Один тяжёлый паром, который хотел стащить севший на мель лёгкий паром, сам сел на мель
7.04 Один лёгкий паром , утративший маневренность после прямого попадания 100-мм снаряда, снесло на мель. Другой лёгкий паром, освобождавший первый, затем с ним столкнулся и сам сел на грунт.
7.10 Радиосвязь с десантными катерами группы обеспечения была потеряна. Поскольку одна часть флотилии сидит на мели, а другая ведёт бой с русскими военно-морскими силами, командующий флотилией принимает решение отозвать ударные группы, т.к. их катерам необходимо забрать на борт команды трёх севших на мель паромов.
7.49 Попадание в канонерскую лодку противника с расстояния около 8000 м с возникновением пожара. Малый командирский корабль подходит к борту. За этим следует дымовая завеса.
8.01 Сбит один И-15
8.32 Сбит один Лагг-3
8.51 Сбит один Ил-2
9.00 Два севших на мель парома самоликвидированы
9.11 Третий севший на мель паром самоликвидирован.
Результаты нападения на остров Сухо :

Маяк и строение подожжены. Два 100 мм орудия приведены в негодность. Уничтожен личный состав в двух блиндажах а также несколько пулемётных гнёзд. Одна радиомачта разрушена, две повреждены.

22 апреля 2014 года дайверы Дмитрий Ковалев, Василий Фролов и Михаил Иванов погрузились на затонувший у Сухо корабль. По словам Ковалева: «Зибель имеет множественные пробоины, надстройка серьезно разрушена и имеет следы пожара. Корабельный колокол, найденный водолазами, разорван взрывом, очевидно произошедшим в результате прямого попадания советского снаряда в боевую рубку парома. Орудия поверженного вражеского корабля развернуты в сторону, откуда производились атаки кораблей Ладожской флотилии. Ясно, что гитлеровцы сопротивлялись до последнего».

«На Берлин!» Советские войска преодолевают водную преграду на трофейном зибеле

Источники:
http://www.baltinfo.ru/2014/05/08/Svidetelstva-pobedy-na-dne-Ladogi-424267
http://t22.nm.ru/history/efo42.htm

second-doctor.livejournal.com

Быстроходная десантная баржа (Германия) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Marinefährprahm (MFP, морская десантная баржа) — серия боевых надводных кораблей, состоявших на вооружении немецких ВМС (кригсмарине) и некоторых союзных им флотов в 1941—1945 годах. В русскоязычной традиции для этого типа судов сложилось название быстроходные десантные баржи (БДБ).

Предыстория появления

Обладавшая сильной армией и военно-морским флотом, Германия к началу Второй мировой войны не имела ни одного массового высадочного средства. Поэтому в операции по захвату Норвегии и Дании (Операция «Везерюбунг») основным средством для перевозки войск к намеченным для захвата плацдармам стали быстроходные крейсеры и эсминцы.

Из-за неприспособленности боевых кораблей к подобным задачам десантные соединения на них не имели ни тяжелой артиллерии, ни танков, ни автомобилей.

По тем же причинам во время высадки десанта с крейсеров в Осло-фьорде и районе Бергена пришлось пересаживать людей на торпедные катера и малые тральщики. В Копенгагене германские суда просто пришвартовывались к причалам, и войска высаживались на набережную. В тех же случаях, когда противник оказывал сопротивление, Кригсмарине нес значительные потери.

При разработке плана по захвату Великобритании (Операция «Зеелеве») предполагали высадить в первых эшелонах около 700 тысяч человек и 125 тысяч лошадей.

Стала очевидной необходимость в средних по размерам судах, способных решать задачи по высадке танков, автомобилей и лошадей на неподготовленный берег. В кратчайшие сроки был разработан проект десантной баржи (MFP).

Несмотря на быстрое конструирование и постройку, первые MFP серии А появились на свет уже после отмены «Зеелеве». Также запоздало новое и оригинальное десантное средство паром-катамаран типа «Зибель».

Применение самоходных десантных барж

Начавшаяся в 1941 году война против Советского Союза открыла новые возможности по применению MFP.

Появились два новых театра морских военных действий — Балтика и Чёрное море, причем доступ на последнее был закрыт нейтральной Турцией. Десантные баржи и «зибели» составили значительную часть германского флота, действующего на Чёрном море, а также на Ладоге, Онежском и Чудском озёрах.

Суда перевозили элементами по железной дороге с последующей сборкой в портах.

Практически неуязвимые из-за малой осадки (1,45 м в корме и меньше метра — в носу) для торпед, MFP превосходили различные катера противника по мощи артиллерийского вооружения, в то же время будучи достаточно защищёнными от огня легкого оружия. Количество огневых средств ПВО, размещённых на MFP, с учётом сравнительно небольших размеров барж, делали их очень сложными целями для авиации противника.

Использовались самоходные баржи и паромы также в Средиземном и Баренцевом морях.

На новых театрах боевых действий практически все средние десантные средства немцы применяли в основном для транспортировки войск и грузов, а также для прикрытия прибрежных конвоев.

Здесь следует учесть, что, во-первых, после «Везерюбунга» Германия не проводила больше ни одной крупной морской десантной операции, а во-вторых, для небольших тактических и диверсионных десантов Кригсмарине располагал значительным количеством мелких катеров и плашкоутов.

Германский малый десантный катер имел водоизмещение в грузу около 40 т при длине 18,7 м и углублении 0,4 м. Два бензиновых мотора общей мощностью 180 л.с. позволяли развивать скорость 13 узлов. Катер вооружался одним 20-мм зенитным автоматом и мог перевозить 50-70 человек.

Для небольших десантных операций использовали так называемый «штурмовой бот» — легкую алюминиевую лодку, снабженную подвесным мотором, которая могла принять шесть солдат с легким вооружением. В спокойных прибрежных водах бот мог развивать до 18 узлов, являясь самым скоростным из высадочных средств второй мировой войны.

Конструктивные особенности

Немецкие десантные баржи несколько отличались от аналогичных средств Англии и США.

Второе дно у них выполнялось плоским, что упрощало производство. Они имели также более высокое междудонное пространство, в связи с чем было решено отказаться от двойного борта.

Носовой трап-аппарель был сконструирован удачнее, чем у кораблей союзников. Если на LCT он представлял собой просто откидывающуюся вперед крышку, то у немецких MFP аппарель состояла из передней сходни и двух связанных с ней шарниром пустотелых плавающих конструкций, что обеспечивало более пологий спуск для танков, не говоря уже о внушительной длине (5 м по сравнению с 3 м на LCM-3).

Тактико-технические характеристики

Marinefährprahm (A)

  • Масса: 200 т.
  • Водоизмещение: 390 т.
  • Длина: 47,04 м.
  • Ширина: 6,53 м.
  • Осадка: 1,45 м.
  • Грузоподъёмность: 105 т.
  • Двигатель: 3 дизеля «Deutz» общей мощностью 1170 л.с.
  • Экипаж: 17 человек
  • Вооружение: 1×75 мм орудие, 3×20 мм автоматов
  • Скорость: 10,5 уз.
  • Дальность хода: 1075 миль при 7,5 узлах

Marinefährprahm (B)

  • Масса: 220 т.
  • Водоизмещение: 390 т.
  • Длина: 47,04 м.
  • Ширина: 6,53 м.
  • Осадка: 1,45 м.
  • Грузоподъёмность: 105 т.
  • Двигатель: 3 дизеля «Deutz» общей мощностью 1170 л.с.
  • Экипаж: 17 человек
  • Вооружение: 1×75 мм орудие, 3×20 мм автоматов
  • Скорость: 10,5 уз.
  • Дальность хода: 1075 миль при 7,5 узлах

Marinefährprahm (C)

  • Масса: 200 т.
  • Водоизмещение: 390 т.
  • Длина: 47,04 м.
  • Ширина: 6,53 м.
  • Осадка: 1,45 м.
  • Грузоподъёмность: 105 т.
  • Двигатель: 3 дизеля «Deutz» общей мощностью 1170 л.с.
  • Экипаж: 17 человек
  • Вооружение: 1×75 мм орудие, 3×20 мм автоматов
  • Скорость: 10,5 уз.
  • Дальность хода: 1075 миль при 7,5 узлах

Marinefährprahm (D)

  • Масса: 239 т.
  • Водоизмещение: 371 т.
  • Длина: 49,82 м.
  • Ширина: 6,59 м.
  • Осадка: 1,35 м.
  • Грузоподъёмность: 140 т.
  • Двигатель: 3 дизеля «Deutz» общей мощностью 1170 л.с.
  • Экипаж: 21 человек
  • Вооружение: 1×88 мм орудие, 2×86 мм орудий, 2×20 мм автоматов
  • Скорость: 10,3 уз.
  • Дальность хода: 1066 миль при 7,5 узлах

На основе типа D выпускались также артиллерийские самоходные баржи Artilleriefährprahm (AFP), имеющие дополнительное бронирование от 20 до 100 мм и 105-мм орудия.

Операторы

Всего было произведено около 700 MFP.
Они в разное время состояли на вооружении флотов следующих стран:

Напишите отзыв о статье «Быстроходная десантная баржа (Германия)»

Ссылки

  • [www.german-navy.de/kriegsmarine/ships/landingcrafts/mfp/index.html Marinefährprahm на сайте www.german-navy.de]
  • [vimpel.boinaslava.net/index.php?module=bg_MRF Болгарские Marinefährprahm на сайте болгарской военно-морской истории «Вымпел»]

Отрывок, характеризующий Быстроходная десантная баржа (Германия)

– A t on distribue les biscuits et le riz aux regiments de la garde? [Роздали ли сухари и рис гвардейцам?] – строго спросил Наполеон.
– Oui, Sire. [Да, государь.]
– Mais le riz? [Но рис?]
Рапп отвечал, что он передал приказанья государя о рисе, но Наполеон недовольно покачал головой, как будто он не верил, чтобы приказание его было исполнено. Слуга вошел с пуншем. Наполеон велел подать другой стакан Раппу и молча отпивал глотки из своего.
– У меня нет ни вкуса, ни обоняния, – сказал он, принюхиваясь к стакану. – Этот насморк надоел мне. Они толкуют про медицину. Какая медицина, когда они не могут вылечить насморка? Корвизар дал мне эти пастильки, но они ничего не помогают. Что они могут лечить? Лечить нельзя. Notre corps est une machine a vivre. Il est organise pour cela, c’est sa nature; laissez y la vie a son aise, qu’elle s’y defende elle meme: elle fera plus que si vous la paralysiez en l’encombrant de remedes. Notre corps est comme une montre parfaite qui doit aller un certain temps; l’horloger n’a pas la faculte de l’ouvrir, il ne peut la manier qu’a tatons et les yeux bandes. Notre corps est une machine a vivre, voila tout. [Наше тело есть машина для жизни. Оно для этого устроено. Оставьте в нем жизнь в покое, пускай она сама защищается, она больше сделает одна, чем когда вы ей будете мешать лекарствами. Наше тело подобно часам, которые должны идти известное время; часовщик не может открыть их и только ощупью и с завязанными глазами может управлять ими. Наше тело есть машина для жизни. Вот и все.] – И как будто вступив на путь определений, definitions, которые любил Наполеон, он неожиданно сделал новое определение. – Вы знаете ли, Рапп, что такое военное искусство? – спросил он. – Искусство быть сильнее неприятеля в известный момент. Voila tout. [Вот и все.]
Рапп ничего не ответил.
– Demainnous allons avoir affaire a Koutouzoff! [Завтра мы будем иметь дело с Кутузовым!] – сказал Наполеон. – Посмотрим! Помните, в Браунау он командовал армией и ни разу в три недели не сел на лошадь, чтобы осмотреть укрепления. Посмотрим!
Он поглядел на часы. Было еще только четыре часа. Спать не хотелось, пунш был допит, и делать все таки было нечего. Он встал, прошелся взад и вперед, надел теплый сюртук и шляпу и вышел из палатки. Ночь была темная и сырая; чуть слышная сырость падала сверху. Костры не ярко горели вблизи, во французской гвардии, и далеко сквозь дым блестели по русской линии. Везде было тихо, и ясно слышались шорох и топот начавшегося уже движения французских войск для занятия позиции.
Наполеон прошелся перед палаткой, посмотрел на огни, прислушался к топоту и, проходя мимо высокого гвардейца в мохнатой шапке, стоявшего часовым у его палатки и, как черный столб, вытянувшегося при появлении императора, остановился против него.
– С которого года в службе? – спросил он с той привычной аффектацией грубой и ласковой воинственности, с которой он всегда обращался с солдатами. Солдат отвечал ему.
– Ah! un des vieux! [А! из стариков!] Получили рис в полк?
– Получили, ваше величество.
Наполеон кивнул головой и отошел от него.

В половине шестого Наполеон верхом ехал к деревне Шевардину.

Начинало светать, небо расчистило, только одна туча лежала на востоке. Покинутые костры догорали в слабом свете утра.

Вправо раздался густой одинокий пушечный выстрел, пронесся и замер среди общей тишины. Прошло несколько минут. Раздался второй, третий выстрел, заколебался воздух; четвертый, пятый раздались близко и торжественно где то справа.

Еще не отзвучали первые выстрелы, как раздались еще другие, еще и еще, сливаясь и перебивая один другой.

Наполеон подъехал со свитой к Шевардинскому редуту и слез с лошади. Игра началась.

Вернувшись от князя Андрея в Горки, Пьер, приказав берейтору приготовить лошадей и рано утром разбудить его, тотчас же заснул за перегородкой, в уголке, который Борис уступил ему.

Когда Пьер совсем очнулся на другое утро, в избе уже никого не было. Стекла дребезжали в маленьких окнах. Берейтор стоял, расталкивая его.

– Ваше сиятельство, ваше сиятельство, ваше сиятельство… – упорно, не глядя на Пьера и, видимо, потеряв надежду разбудить его, раскачивая его за плечо, приговаривал берейтор.

– Что? Началось? Пора? – заговорил Пьер, проснувшись.

– Изволите слышать пальбу, – сказал берейтор, отставной солдат, – уже все господа повышли, сами светлейшие давно проехали.

Пьер поспешно оделся и выбежал на крыльцо. На дворе было ясно, свежо, росисто и весело. Солнце, только что вырвавшись из за тучи, заслонявшей его, брызнуло до половины переломленными тучей лучами через крыши противоположной улицы, на покрытую росой пыль дороги, на стены домов, на окна забора и на лошадей Пьера, стоявших у избы. Гул пушек яснее слышался на дворе. По улице прорысил адъютант с казаком.

– Пора, граф, пора! – прокричал адъютант.

Приказав вести за собой лошадь, Пьер пошел по улице к кургану, с которого он вчера смотрел на поле сражения. На кургане этом была толпа военных, и слышался французский говор штабных, и виднелась седая голова Кутузова с его белой с красным околышем фуражкой и седым затылком, утонувшим в плечи. Кутузов смотрел в трубу вперед по большой дороге.

Войдя по ступенькам входа на курган, Пьер взглянул впереди себя и замер от восхищенья перед красотою зрелища. Это была та же панорама, которою он любовался вчера с этого кургана; но теперь вся эта местность была покрыта войсками и дымами выстрелов, и косые лучи яркого солнца, поднимавшегося сзади, левее Пьера, кидали на нее в чистом утреннем воздухе пронизывающий с золотым и розовым оттенком свет и темные, длинные тени. Дальние леса, заканчивающие панораму, точно высеченные из какого то драгоценного желто зеленого камня, виднелись своей изогнутой чертой вершин на горизонте, и между ними за Валуевым прорезывалась большая Смоленская дорога, вся покрытая войсками. Ближе блестели золотые поля и перелески. Везде – спереди, справа и слева – виднелись войска. Все это было оживленно, величественно и неожиданно; но то, что более всего поразило Пьера, – это был вид самого поля сражения, Бородина и лощины над Колочею по обеим сторонам ее.

Над Колочею, в Бородине и по обеим сторонам его, особенно влево, там, где в болотистых берегах Во йна впадает в Колочу, стоял тот туман, который тает, расплывается и просвечивает при выходе яркого солнца и волшебно окрашивает и очерчивает все виднеющееся сквозь него. К этому туману присоединялся дым выстрелов, и по этому туману и дыму везде блестели молнии утреннего света – то по воде, то по росе, то по штыкам войск, толпившихся по берегам и в Бородине. Сквозь туман этот виднелась белая церковь, кое где крыши изб Бородина, кое где сплошные массы солдат, кое где зеленые ящики, пушки. И все это двигалось или казалось движущимся, потому что туман и дым тянулись по всему этому пространству. Как в этой местности низов около Бородина, покрытых туманом, так и вне его, выше и особенно левее по всей линии, по лесам, по полям, в низах, на вершинах возвышений, зарождались беспрестанно сами собой, из ничего, пушечные, то одинокие, то гуртовые, то редкие, то частые клубы дымов, которые, распухая, разрастаясь, клубясь, сливаясь, виднелись по всему этому пространству.

wiki-org.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о