В каких странах запрещено исламское государство ИГИЛ? Vovet.ru

Точного научного определения, что такое терроризм до сих пор нет. Обычно под данным термином подразумевается ведение политики, основанное на систематическом запугивании и постоянном насилии. Однако, некоторые эксперты отмечают, что считать такую точку зрения общепринятой – неверно.

Политика, основанная на зверстве


Но вот этимология данного слова позволяет интуитивно определить основные черты терроризма. Ведь происходит этот термин от латинского terror, что при переводе значит «ужас». Политика эта подразумевает пренебрежение общечеловеческими мировыми ценностями, их систематическое угнетение и надругательство над международным законодательством.

Мир борется с глобальным злом

Сегодня осознали опасность этой страшной организации, осудили идеологию «ИГИЛ» и запретили её такие мировые державы, как:

  • Канада,
  • США,
  • Австралия,
  • Великобритания,
  • Турция,
  • Египет,
  • Таджикистан,
  • Индонезия,
  • Индия.

Принимая подобное решение, руководители этих государств просто не могли иначе поступить. Необходим был строжайший запрет, поскольку адепты «ИГИЛ» много раз проявили себя в действиях с трагическими последствиями. Их действиям присущи такие страшные черты, как:
Безжалостность к детям и женщинам,
Не способность замечать что-либо хорошее вокруг,
Психологическая схожесть с роботами,
Неведение, что значит «добро»,
Бездушие,
Эти люди всюду сеют смерть и проливают кровь.

Политика Российской Федерации в отношении террора

В нашей стане «ИГИЛ» признан террористической организацией и запрещён с 29 декабря 2014 года. Тогда Верховный суд страны удовлетворительно ответил на иск Генеральной прокуратуры о запрете данной группировки на территории страны.
В тоже время попали под запрет и ещё ряд опасных для человечества организаций, как «Джебхат ан-Нусра». Сейчас сам факт членства в любой из этих двух организаций на территории России уже расценивается как преступное действо.

vovet.ru

Что такое ИГИЛ, чего добивается и кто им управляет

ИГИЛ* - новая мировая угроза. Все слышали об этой запрещенной в России экстремистской организации, но не все знают, кто они, чего хотят и откуда взялись? Об этом и не только поговорили с политологом и востоковедом Карине Геворгян в авторской передаче журналиста Радио «Комсомольская Правда» Аббаса Джума «Восток - дело тонкое». Публикуем главные тезисы, озвученные в эфире экспертом.

Что такое ИГИЛ?

- Это пассионарный отряд исламистского глобалистского проекта. В этом смысле данный проект принципиально не отличается от западного глобалистского проекта. Оба эти проекта по отношению к России враждебны. В том числе, идейно. Поэтому в данном случае, когда удивляются, что они иногда идут рука об руку, иногда расходятся и т.д., это нормальные вещи. Потому что они между собой как бы делят пространство. Но тем не менее «Исламское государство» - это передовая часть глобалистского проекта исламистского, если так можно выразиться, толка, который использует определенные формулы, относящиеся к исламской цивилизации. Но при этом полностью от нее оторван.

В Европе акции против ИГИЛ участились после терактов в Париже.Фото: REUTERS

ИГИЛ дискредитирует ислам?

- Вот когда у нас начинают говорить о том, что это не ислам, или Кадыров говорит – давайте их Иблисским государством назовем, потому что они вообще шайтаны, какое они отношение имеют к исламу? Мне кажется, надо более точно определить – это действительно люди, принципиально оторвавшиеся от корневой мусульманской цивилизации, внутри которой исторически было все, что угодно. Были и атеисты, были и пофигисты, и суфии, и т.д. Это огромная цивилизация, внутри которой возможны разные споры, разные точки зрения и т.д. И что-то сложилось - сложилась некая цивилизационная традиция. Вот эту традицию они бросили в костер, если можно так выразиться. И в этом смысле они такие же глобалисты. Они точно так же отрицают государство. Они пользуются постмодернистским методом, а основной ее метод – метод деконструкции. То есть, вот берешь Зою Космодемьянскую и из героини потихонечку делаешь ее идиоткой, пироманкой, сексоманкой, чем угодно. Вот так это работает. То есть, ты берешь некий идеал и ты его деконструируешь, начинаешь смеяться над отдельными частями, перетасовывать эти части и т.д. То же самое делают они. Они пользуются теми же техниками.

После терактов в Париже мусульмане во многих мира запустили в соцсетях флешмоб с хештегом #notinmyname (#неотмоегоимени).Фото: REUTERS

- Есть люди, которым ислам нравится, есть люди, которым ислам не нравится, но давайте будем объективными. С моей точки зрения, это война со всей цивилизацией. Корневой, мусульманской цивилизацией. Она действительно создала ряд исторически существовавших халифатов, мы знаем, что до последнего дня там Оттоманская порта тоже себя называла халифатом и т.д.

Во всем мире проходят акции мусульман, протестующих против экстремистской деятельности ИГИЛ.Фото: REUTERS

Когда появился ИГИЛ?

- Исламское государство Ирака и Леванта заявило о себе в 2013 году. То есть, они относительно недавнее образование. Как халифат они объявили себя в конце июня 2014-го, с шариатской формой правления, со штаб-квартирой в сирийском городе Ракка и т.д. Но очень быстро они отказались от второй части этой аббревиатуры и в принципе с 2014 года это уже не ИГИЛ. Задача построения халифата – хотя это такой специфический халифат, который не будет государством, это сетевая структура. Да, во главе халифата должен стоять товарищ халиф. Кто стоит во главе халифата? Аль Багдади.

- Первая стадия – это даже не ИГИЛ, а Исламское государство Ирак. То есть, все это начиналось с Ирака, но, я думаю, это почти все знают и то, что боевой частью стало то боевое офицерство Саддама Хусейна, которое оказалось вне игры из-за операции американцев.

Террористам удалось создать мощную пропагандистскую структуру.Фото: REUTERS

Чего хочет ИГИЛ?

- Вспомните лозунг этих ребят – сохраниться и расшириться. Вообще-то они претендуют не просто на какое-то пространство, которое в мусульманской традиции называется Дар уль ислам (это традиционно те страны, где живут мусульмане, где ислам исповедуется как основная религия). Они претендуют на мировое господство. Они хотят мир превратить в это. И в этом смысле они работают на мельницу тех, кто еще в 70-е годы, базируясь на известном докладе Римскому клубу «Пределы роста», принял решение разными технологиями снижать рост народнонаселения Земли. И по большому счету они выполняют одну программу, потому что дальше они не пройдут, потому что понятно, что те, кто занимается террором, никогда к власти не приходит. Плодами их побед всегда пользуется кто-то другой, всегда более умеренный, более гибкий. Но депопуляцию в регионе они делают, они выполняют эту задачу. И в этом смысле я не хочу сказать, что они одно и то же, но они выполняют ту же задачу, которую ставили перед собой главные идеологи глобализации по западному проекту. В этом смысле они совпадают. Теперь посмотрите – вот этот выплеск адреналина и вот этот выплеск пассионарности – а потом что? Ведь когда бывает такой взлет, он же не может всегда в этой точке держаться, да? Нужна какая-то энергия, а ее не хватит. И дальше пойдет спад. Поэтому в какой-то степени, я думаю, Соединенные Штаты довольно ловко этими факторами пользуются, потому что в общем-то понятно, что через какое-то время будет спад. Для меня переломным в этой борьбе более светски ориентированных государств мусульманского востока стали все-таки события в Египте. Тут мне стало понятно – да, вот это первая ласточка того, что потихоньку люди начинают говорить о том, что я, конечно, мусульманин, я пять раз в день молюсь и т.д., но то, что они в социуме устраивают, мне не нравится.

Акции проходят под лозунгом «Нет терроризму!»Фото: REUTERS

Стоит ли нам бояться ИГИЛ?

- Есть много суфийских притч: то, что чрезвычайно агрессивно, оно долго не живет, оно как бы схлопывается потихонечку. Поэтому, конечно, так и произойдет, я в этом нисколько не сомневаюсь. Сейчас идет оперативная стадия операции против Исламского государства.

Ребенок-мусульманин из Мумбая держит в руках табличку: «ИГИЛ – наш враг»Фото: REUTERS

- Все-таки русские больше в тонусе – я имею в виду всю Россию – чем, например, Западная Европа. Это показывают разные социальные картинки и даже наша позиция по Сирии и прочее. Бояться – ну, это странно. Опасаться, конечно, надо, и нос держать по ветру, и наблюдать – надо. Поглубже разбираться в процессах, которые идут в мире, придется. Потому что, когда ты не понимаешь, что происходит, тебя могут втемную использовать самые спекулятивные силы и, может быть, ты на врага тогда будешь работать. Нужно обязательно больше информации сопоставлять, мозги развивать и т.д. – это нужно. Но нас невозможно в этой ситуации победить, это даже к гадалке не ходи.

*Верховный суд РФ в 2014 году признал организацию «Исламское государство» террористической и запретил на территории России. Участие в этой организации преследуется по закону.

Полную запись передачи вы можете прослушать онлайн или скачать в плеере в начале статьи.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Чеченские депутаты предложили запретить СМИ называть веру и национальность террористов

Чеченские депутаты предложили запретить журналистам упоминать веру и национальность террористов. Такой законопроект республиканские парламентарии внесли в Государственную Думу России. Чеченские депутаты считают, что таким образом может быть сохранен межконфессиональный мир в нашей стране и остановлена вербовка сторонников запрещенной террористической группировки ИГИЛ (подробности)

МЕЖДУ ТЕМ

Кто такие курды, почему у них нет собственной страны и чего они хотят

В эфире Радио «Комсомольская Правда» состоялась премьера передачи «Восток – дело тонкое». В ней наш радиоведущий Аббас Джума обсуждает с экспертами сложные явления на Ближнем Востоке. Гостем первого эфира стал эксперт по Ближнему Востоку Таймур Двидар. С ним Аббас Джума поговорил о курдах. Это древнейший народ, с богатейшей историей и традициями, но без собственной страны. Кто они и чего хотят? (подробности)

www.kp.ru

Отныне ИГИЛ в России, как и в США, запрещен!

Террористическая организация под названием “Исламское государство” всерьез угрожает всему миру, в том числе и России. На ее территории — в Татарстане, на Северном Кавказе — происходит активная вербовка сторонников боевиков. Сколько точно выходцев из России воюет на стороне исламистов, сказать тяжело — где-то несколько тысяч. Попадают они в горячие точки через третьи страны. В результате действий этих “добровольцев” волна исламских террористов в 2013 году задела Татарстан, где были осквернены христианские святыни. Вывод: деятельность ИГИЛ в России по примеру западных стран вроде США необходимо максимально ограничить. Что, собственно говоря, правительство и сделало.

ИГИЛ в России: хронология запрета в 2014 году

  • сентябрь — исламистами заинтересовались в ФСБ. Причиной тому было распространенное в Сети видео, на котором террористы обещали Путину “освободить” Чечню. Это воззвание к российскому народу расценили как угрозу территориальной целостности страны.
  • 12 ноября — Генеральная прокуратура подала иск, дабы запретить деятельность исламистов.
  • 29 декабря — ИГИЛ в России официально запрещен. Теперь любые чаяния превратить мир в один большой халифат будут наказываться законом.

Вместе с “Исламским государством ” под запретом оказалась группировка "Джебхат-ан-Нусра" — ответвление “Аль-Каиды”, образованное в 2012 году. Ее деятельность признали террористической ООН, США, Россия; ИГИЛ же, к счастью, так и остался полувиртуальным квазигосударством с фантастическими, ничем не обоснованными притязаниями.

Надеемся на лучшее

С тех пор, как ИГИЛ запрещен в России, о каких-нибудь резких изменениях в лучшую сторону сказать тяжело. Хотя помним, что отсутствие плохих новостей — уже хорошая новость. Запрет “Исламского государства” уменьшит число пропаганды среди наиболее уязвимых слоев населения — выходцев из Средней Азии, прибывших в Россию на заработки. Видимо, опасаясь ответных действий со стороны последних, Верховный суд выносил приговор по поводу “Исламского государства” в закрытом режиме.

wordyou.ru

Террористическая организация ИГИЛ: хронология запрета исламского “государства”

Наука до сих пор не может точно объяснить, что же такое терроризм. Чаще всего под этим термином понимают политику, основанную на постоянном применении насилия, однако нельзя сказать, что такая точка зрения является общепринятой. В то же время любой из нас, зная этимологию этого слова (а происходит оно от латинского terror, что обозначает “ужас”), сможет интуитивно определить основные черты терроризма. Пренебрежение базовыми человеческими правами, диктаторская власть, угроза для всего мира…Всем этим перечнем и характеризуется террористическая организация ИГИЛ. Несмотря на то, что ее деятельность противна всему доброму, что заложено в человеке, и сеет только разруху и смятение, желающих вступить в ее ряды не уменьшается. Даже жители европейских стран не могут устоять против пропаганды “Исламского государства”: настолько хорошо устроена у террористов система вербовки неофитов. А значит, деятельность подобных группировок нужно ограничить.

Хронология запрета

  • Впервые террористическая организация ИГИЛ, эта пародия на исламское государство, была запрещена еще в 2001 году, будучи в составе “Аль-Каиды”. После Великобритании террористов поставили вне закона США, ООН, Европейский Союз и Австралия (в 2004 и 2005 годах). Впоследствии эти запреты пришлось в 2014 году еще раз повторить, ибо ИГИЛ официально отделился от своей “родительницы”.
  • 20 августа 2012 года “Исламское государство” признали террористическим в Канаде, а 30 октября 2013 года — в Турции.
  • В 2014 году деятельность ИГИЛ оказалась под запретом в ряде стран — Саудовской Аравии, ОАЭ, Египте, Индонезии, России и т. д.
  • 25 марта 2015 года деятельность исламистов стала нелегальной в Киргизии.

Террористическая организация ИГИЛ  в России

В 2014 году  “Исламское государство” было официально поставлено вне закона в России. Формальным поводом для этого стал иск Генеральной прокуратуры, которой, в свою очередь, не понравились заявления боевиков о “спасении” Чечни от России. Вместе с ИГИЛ к террористам отнесли и членов “Джебхат-ан-Нусра”, которая является отделением “Аль-Каиды”.

wordyou.ru

Где прячется ИГИЛ | Сегодня.ру

Так уж распорядилась судьба, что первый летний месяц стал трагическим не только для русской истории. Летом 2014 г. в Ираке разворачивались события, очень похожие на то, что происходило в июне 41-ого. У этих событий был иной масштаб и другие причины, но общим элементом стало нежелание правительства признавать истинный уровень угрозы. В обоих случаях это привело к катастрофе. Цена, которую заплатил за преступные ошибки «вождя» Советский Союз, известна. Что же касается Ирака, то наказанием за слепую политику Нури аль-Малики стало падение Мосула и провозглашение Халифата, после чего еще не запрещенное в России и не слишком известное миру Исламское Государство вырвалось на первые полосы всех мировых СМИ.

С тех пор произошло много разных событий — сначала боевики вплотную подошли к Багдаду, потом постепенно откатались назад, попытались направить экспансию на север и на запад. В конечном счете, открытую войну террористы проиграли. Но что касается государственности новоявленного Халифата, то до того, как истлеть под руинами Мосула, она успела продемонстрировать довольно высокую эффективность. Печально, но факт: Халифат оказался более полноценным государством, чем многие дипломатически признанные страны, и это подняло группировку на уровень, который для террористов «старой школы» казался недосягаемым. А в совокупности с колоссальным бюджетом и запредельным уровнем жестокости этот фактор превратил ИГИЛ (запрещено в России) в то, чем он является сегодня — органичный элемент всей ближневосточной конструкции.

Расчитывать, что группировка куда-то исчезнет — сегодня, завтра, через пять или десять лет — глупая и губительная ошибка. Исламский мир показывает нам множество примеров долгосрочного выживания подобных организаций, причем в гораздо худших условиях. Поэтому вместо вопроса, когда с ИГИЛ удасться покончить, следует задаться вопросом: сможет ли группировка вернуться к формату лета 2014-го. И сейчас, спустя 4 года (колоссальный срок, которого русским в своё время хватило, чтобы уничтожить самую мощную военную машину в истории) после провозглашения Халифата и ровно год после освобождения Мосула для этого самое время.

А чтобы на этот вопрос ответить, нужно взглянуть на Ближний Восток в целом, причем в его «большой» и даже дополненной редакции, которая включает в себя не только арабский мир и сопредельные исламские страны, но и периферийные государства со значительным мусульманским населением. В таком случае, самое первое, что мы увидим, что из всех стран, подвергшихся экспансии ИГ, реально ситуация улучшилась только в Сирии, поскольку там эти улучшения носят не косметический, а фундаментальный характер.

Можно сколько угодно говорить о том, что Асад сидит на штыках русской армии, но факт остаётся фактом — еще осенью 2015 г. боевики были очень близки к тому, чтобы взять Хомс и Дамаск. Масштабы сопутствующей резни, которая началась бы на улицах сирийской столицы, даже не поддаются оценке. Сегодня ситуация изменилась до неузнаваемости. В Дамаске больше не слышны взрывы, правительственная армия берет под контроль иорданскую границу, а в Алеппо и Восточную Гуту возвращается жизнь. И хотя вклад России переоценить невозможно, самое главное состоит в том, что вопреки всем прогнозам, население освобожденных сирийских городов не только не превратилось в фанатиков, но и в значительной степени дерадикализовалось. Причем, это касается даже тех людей, которые еще до войны воспринимали современную Сирию как искусственный алавитский проект. Все они получили мощнейшую прививку от какой бы то ни было пропаганды религиозного апартеида, и это является залогом того, что, несмотря на Идлиб и неурегулированный статус Рожавы, снова разжечь сирийское пламя будет гораздо сложнее.

А вот в Ираке всё гораздо хуже. Хотя формально все города и дороги контролируются Багдадом или Эрбилем, на деле ИГ просто-напросто отступило на те же позиции, которые оно занимало (еще в старом формате) в 2013 году, когда о самом существовании данной группировки знали только узкие специалисты. Не считая многочисленных ячеек в Багдаде, Рамади, Тикрите и том же Мосуле (а точнее, в его руинах), боевики удерживают изолированные локации в пограничных с Ираном горных областях, в мухафазах Анбар и Дияла, а самое главное — в горах Киркука, откуда осуществляется управление операциями в самом городе и на трассе Киркук-Багдад, где игиловцы вылавливают и уничтожают высокопоставленных военных и чиновников местной администрации. А ведь именно с этого группировка и начинала.

Даже то, что Киркук вновь вернулся под управление Багдада, также является своеобразным дежавю, которое очень на руку террористам. Но больше всего им помогает тот факт, что в Ираке — в отличие от Сирии — не была решена ни одна фундаментальная проблема из числа тех, которые, собственно, и привели к катастрофе 2014-го года. Иракские шииты и сунниты по-прежнему живут в разных мирах, не отождествляя себя с единым государством и не ощущая себя частью единого целого. А это значит, что в любой момент и без того надломленная страна вновь может треснуть по конфессиональным границам.

На других направлениях всё еще печальнее. В Йемене в условиях гражданской войны ИГ занимается подготовкой схронов и подкупом племён-аутсайдеров, рассчитывая на окончательной распад государства в ближайшие 5 лет. В Афганистане игиловцы делают ставку на внутренние противоречия в рядах «Талибан», которые стремительно нарастают после официального признания гибели Муллы Омара. Кроме того, террористы активно используют Афганистан как перевалочный пункт в экспансии на север в Среднюю Азию, и на восток — через Пакистан в Кашмир, где ИГ заметно активизировалось в последние месяцы.

Ну, и конечно же, Ливия. Хотя осенью 2016 г., потеряв Сирт, игиловцы заметно сдали свои позиции, в последующие месяцы им удалось вновь нарастить активность и даже передислоцировать в Ливию свои уцелевшие медийные подразделения. Некоторые эксперты говорят, что там же находится и Абу Бакр. В любом случае, на сегодняшний день ИГ имеет в Ливии прочные позиции в районах южнее Мисураты, Бенгази и всё того же Сирта.

Кроме того, вследствие неофициальных договоренностей с ливийскими племенами и этническими милициями туарегов и тубу, ИГ пользуется коммуникационными путями, ведущими на северо-запад в Тунис, на юго-восток — в Судан, и на юг — в Черную Африку.

Именно продвижение в этот регион в дальнейшем может создать предпосылки для новой катастрофы. Слабость африканских правительств и экономическая безнадежность в совокупности с высоким уровнем самоорганизации мусульманских общин становятся идеальной почвой для стремительной радикализации, которая, в свою очередь, может стать прочным фундаментом для возрождения Халифата уже на совершенно новых территориях.

Во многом, вероятность такого события будет зависеть от взаимоотношений ИГ с уже укоренившимися в Африке джихадистскими группировками. И если с локальным поздразделением «Аль-Каида», которое успешно оперирует в Мали, контакт наладить не удаётся, то отношения с нигерийской «Боко Харам» превосходные. А ведь еще есть Африканский Рог с «Аш-Шабааб», есть ЦАР, где суннитская группировка «Селека» прославилась массовыми расправами над христианским населением.

Одним словом — поле для дальнейшей активности Исламского Государства не ограничено ничем. Что же касается самих боевиков, то, похоже, они не теряют оптимизма. И лучшее тому доказательство — интерес к совершенно экзотическим регионам, вроде Индонезии и Филиппин. А вот к чему этот интерес приведёт, покажет только время.

www.segodnia.ru

ИГИЛ (запрещено в России) по полочкам .

Последний год телевизоры и умы россиян, а вместе с ними и жителей Самары, заняла новая геополитическая проблема – война в Сирии и угроза Исламского государства. Притом мало кто из нас может по-честному назвать себя экспертом по Ближнему Востоку и похвастаться пониманием, что же происходит в беспокойном регионе. А вот доцент кафедры зарубежной истории Самарского государственного университета Александр Окунь уже несколько лет изучает проблему существования Исламского государства, и крупицу своих знаний он попытался в простой и понятной форме донести до слушателей на лекции «ИГИЛ: государство нового типа или мировая угроза?», прошедшей 28 октября в рамках лектория «Человек-наук».

Лектор сразу же разоблачил название собственного выступления. Во-первых, само понятие ИГИЛ (запрещено в России) сегодня является анахронизмом, потому что Исламское государство выходит за рамки этих территорий и претендует на глобальное расширение. Летом 2014 года, когда Абу Бакр аль-Багдади объявил халифат, Исламское государство сняло все свои пространственные и территориальные ограничения, чтобы объединить всех мусульман и все исламские страны, превратив их в глобальное государство.

Во-вторых, исламское государство – вовсе не новый тип, его проекту насчитывается почти 1,5 тысячи лет – в разных вариациях и формах исламское государство существует с 7 века н.э. И в-третьих, между «государством нового типа» и «мировой угрозой» вовсе не обязателен союз «но». Первое вполне может быть и вторым.

Истоки

Корень проблем, связанных с Ближним Востоком, уходит к периоду после окончания Первой мировой войны, когда была нарисована современная политическая карта Ближнего Востока. В 1924 году закончился халифат Османской империи и возник вопрос о самоопределении региона. Что будет представлять его политическое, социальное, культурное и религиозное развитие. К сожалению, вопрос этот решался не населением региона. Ближний Восток был разделен на сферы влияния, и границы государств региона, сегодня распадающихся у нас на глазах, были фактически нарисованы на карте. Границы формировались без учета религиозного, этнического состава, экономической ситуации и исторических связей и конфликтов. Существование этих государств было возможно только при наличии жесткого политического контроля, который большинстве случаев осуществляли монархические режимы.

Модернизация по живому

Первый конфликт, лежащий в основе современного противостояния — конфликт подходов, какими должны быть эти государства — светскими или религиозными. В странах региона был реализован ряд проектов светской модернизации, успешным среди которых оказался только один — Турецкий вариант. Остальные проекты, даже успешные на кратковременном этапе, в долгосрочной перспективе оказались провалившимися и окончились исламскими революциями и установлением религиозных государств.

Провал проекта светской модернизации, вытеснения ислама изо всех сфер жизни показали, что этот проект сопровождается установлением жестких диктатур и разрушением традиционных основ, привычного образа жизни населения. Сопровождается это колоссальным уровнем коррупции и разрывом доходов, когда все богатства оказываются в руках небольшой группы населения, связанной с властью. Большинство же оказывается вырванным из привычного образа жизни и вынуждено влачить полунищенское существование. Как следствие массовое недовольство становится основой для исламистской пропаганды. Где искать спасения от этого государственного давления? Естественно, в традиции, у религиозных авторитетов.

«Исламизм – это защитная реакция против долговременной эрозии ведущей роли ислама во всех сферах общественной жизни через возрождение понятия исламского джихада в его самых крайних формах», — процитировал лектор профессора Дамасского университета Садика Аль-Азм.

Исламский раскол

Вторым уровнем конфликта историк считает традиционные противоречия внутри самого исламского общества. Ислам, как и все религиозные системы, неоднороден, в нем существует множество течений и противостояний. Самое крупное – деление на шиитов и суннитов. Конфликт между этими двумя ветвями начался в 7 веке и основывается на различном понимании способов формирования власти. Шииты, которые занимают примерно 10% исламского мира, считают, что власть в мусульманской общине наследуется потомками Пророка Мухаммеда из рода его двоюродного брата и зятя халифа Али ибн Абу Талиб. Сунниты, представляющие абсолютное большинство среди мусульман, выступают за принцип избранности халифа из религиозной общины.

За полторы тысячи лет эти два течения накопили множество противоречий и зачастую рассматривают друг друга как враждебные. Тем не менее, исламизм существует в обоих течениях. Шиитский исламизм реализован в иранской модели и установлении религиозного государства Исламская республика Иран. Власть в нем принадлежит религиозному лидеру, который выступает посредником и управляет в ожидании возращения сокрытого имама – истинного потомка пророка и наследника власти.

Война против всех

Исламское государство реализует суннитский варрант исламизма, с провозглашением халифата действующий лидер ИГИЛ (запрещено в России) Абу Бакр аль-Багдади объявил себя единственным правителем в исламском мире.  С точки зрения Исламского государства, оно должно бороться не только с неверными, но и неправильными течениями в исламе, в том числе и в его суннитской версии.

Так, одним из противников ИГИЛ (запрещено в России) выступает Саудовская Аравия, где также реализован проект исламского государства суннитского толка, но в условиях монархии. С точки зрения ИГИЛ (запрещено в России) это – неприемлемый для ислама тип государственного устройства. И провозглашение халифата – прямая угроза и суннитской Саудовской Аравии.

Ближний Восток — важный геостратегический регион, где сталкиваются конфликты всех ведущих держав мира. Стороны воюют здесь и против Исламского государства и друг с другом. В этом сложном клубке конфликтов и противоречий невозможно провести линию фронта, разделить друзей и врагов, союзников и противников. В условиях этого хаоса, распада государств, комплексного регионального кризиса появились и получили поле деятельности внесистемные исламистские движения и группировки, воюющие друг с другом.

Является ли ИГИЛ (запрещено в России) мировой угрозой?

ИГИЛ (запрещено в России) строится по зонтичной модели государства (в чем отличается от Аль-Каиды, из которой выросла эта организация, построенной по сетевому принципу, не имеющей баз, четкой территории и сильного центра). Помимо центрального штаба организация обладает мощной системой вооруженных сил, структурой управления, контролирует значительные территории и даже ведет экономическую деятельность (нелегально торгует нефтью, обложило налогами бизнес и население, захватывает финансовые ресурсы и технику). Под «зонт» мощного центра примыкают ранее самостоятельные  организации, получающие от него военную и финансовую помощь. Всего под этим «зонтиком» находятся около 60 организаций со всего мира, включая террористические организации в России.

Движение, стремящееся максимально расширить зону своего контроля, совершенно точно представляет существенную угрозу всем странам региона. Но оно пытается превратиться в угрозу глобального масштаба – к нему уже примкнул 60 организаций, которые находятся по всему миру, и должны исполнять все приказы аль-Багдади.  Поэтому борьбу с ИГИЛ (запрещено в России) объявили государства, далеко выходящие за пределы региона.

Созданная коалиция избрала один способ борьбы – бомбардировки. Однако практика показывает, что таким образом решить проблему нельзя – слишком специфичен регион и многосторонние конфликты. В условиях хаоса не ясно, кого бомбить, где находятся позиции, где линия фронта. Когда по теленовостям сообщают, что уничтожили командные пункты, непонятно, о чем идет речь. Там нет стационарных штабов и подразделений. Это пустыня, по которой движутся мобильные отряды. Александр Окунь считает, что эти бомбежки носят политический характер – изобразить борьбу, не ввязываясь в наземный конфликт.

Слабой стороной ИГИЛ (запрещено в России) и его лидера Александр Окунь назвал тот факт, что, провозгласив себя халифом, аль-Багдади объявил войну всем остальным лидерам исламского мира. Сделав себя всеобщим врагом, он сузил базу поддержки, на которую мог рассчитывать.

Елена Вавина

фото: cont.ws

novayasamara.ru

как в Грузию проникают боевики запрещенной ИГИЛ

В Грузии новый год начался под знаком антитеррора. Одна спецоперация за другой. В страну потянулись боевики запрещенной ИГИЛ. Все, по сведениям силовиков, соратники Ахмеда Чатаева, однорукого бандита, вербовщика «Исламского государства». Это он устроил взрыв в аэропорту Стамбула в июне 2016 года. В конце осени 2017-го он был ликвидирован в Тбилиси. Корреспондент телеканала «МИР 24» Михаил Робакидзе снял специальный репортаж «Грузия. Террористический транзит».

19-летнего Темерлана Мачаликашвили хоронили всем ущельем. Семья, соседи, старейшины Панкиси. «Я надеюсь на следствие, которое установит, кто виновен в смерти моего сына. Пока надеюсь. Хочу посмотреть в лицо тому, кто пристрелил моего сына прямо в постели», – говорит отец Темерлана Мачаликашвили Малхаз.

Отец Темерлана обвиняет спецназ. Еще до нового года силовики проводили задержания в Панкисском ущелье. Искали пособников однорукого бандита Ахмеда Чатаева. Официальная версия: Мачаликашвили пытался оказать сопротивление. В руках у него была граната. Поэтому и открыли огонь. Результат – ранение в голову, реанимация, врачи ничего сделать не смогли.

«В интересах государства и государственной безопасности необходимо скорейшее расследование обстоятельств проведенной спецоперации. Общество ждет ответов на вопросы, и оно должно их получить», – заявил премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили.

Виноват ли Мачаликашвили? Был ли он боевиком? Общество разделилось: одни считают его случайной жертвой, другие – пособником запрещенной ИГИЛ.

«Когда тянут резину и не могут сообщить то, что обязательно надо сообщить, это лишь подливает масла в огонь. Уже распространились слухи о том, что спецназовцы рассорились и кричали друг на друга после этого выстрела. Все это подтверждает, что нынешние власти не умеют справляться с кризисами», – говорит политолог Петре Мамрадзе.

«Следствие владеет неопровержимыми доказательствами, подтверждающими причастность задержанных лиц к терроризму. В частности, они оказали содействие группировке Ахмеда Чатаева в незаконном переходе границы на турецком участке, помогали снять квартиру в одном из районов Тбилиси и приобрести оружие», – сообщила пресс-секретарь Министерства госбезопасности Грузии Нино Гиоргобиани.

Среди неопровержимых доказательств – видео, обнародованное спецслужбами. На кадрах видно – Темерлан Мачаликашвили в салоне связи. Рядом Асланбек Солтахмадов и Шаиф Борзиев – оба имеют прямое отношение к громкой спецоперации в Тбилиси в ноябре 2017 года, когда практически сутки четверо боевиков вели огонь из многоэтажки на окраине города. В обычной квартире они хранили целый арсенал.

«На этих кадрах самое интересное – международные террористы не скрывают своих лиц. Получается, что они не боялись быть идентифицированными», – отмечает политолог Вахтанг Майсая.

Одного из товарищей Темерлана во время ноябрьского боя задержали. Другого ликвидировали. Тогда же был убит Чатаев – тот самый однорукий бандит, человек с богатым «послужным списком». Это он, по данным турецких спецслужб, организовал кровавый теракт в стамбульском аэропорту имени Ататюрка. Это он был соратником Доку Умарова, лидера северокавказских боевиков. На их стороне он воевал во время чеченской кампании. Это его в Евросоюзе долгое время считали «жертвой режима» и отказывались выдавать Москве. Но в итоге даже ООН признала Чатаева террористом. В Грузии в этом сегодня никто не сомневается.

«В руках следствия компьютер Ахмеда Чатаева. Согласно материалам, полученным из хранящихся там файлов, Чатаев и его сообщники готовили серию террористических актов в Тбилиси и Турции, нападение на дипломатические представительства зарубежных стран», – сообщила пресс- секретарь Министерства госбезопасности Грузии Нино Гиоргобиани.

Чатаев руководил диверсионным подразделением запрещенного «Исламского государства». То есть готовил и поставлял боевиков в Россию и ЕС. Панкисское ущелье, где проживают в основном кистинцы – этнические чеченцы, – регион в Грузии с сомнительной репутацией. Не заповедник для экстремистов, но настроения там самые разные. В свое время на войну в Сирию уезжали десятками. Это очень удобный коридор для террористов: Панкиси – Турция – Сирия и обратно. Так в Грузию попали пособники Чатаева.

В Грузию боевики пробирались горными тропами, которые никем не контролируются. В пограндепартаменте заявляют, что на этом участке ведется видеосъемка и камеры все фиксируют, однако террористы прошли беспрепятственно. Значит, либо камер нет, либо на подозрительных людей просто никто не обратил внимания. Таблички, сообщающие о видеоконтроле, найти можно лишь у штаба погранотряда.

«Чтобы добраться из турецкого села Хопа, по горам нужно больше 12 часов. Дорога плохая. Да и местность нужно знать хорошо. Только хорошо подготовленный человек может сориентироваться», – отмечает местный житель Давид Беридзе.

Во время спецоперации в Панкиси было задержано пять человек. По версии следствия, все они – пособники боевиков, готовивших теракты. В ближайшее время Служба госбезопасности обещает открыть новые детали. Ведь в ее распоряжении оказались материалы, хранившиеся в тайниках Панкисского ущелья. Внести ясность могли бы и показания Темерлана Мачаликашвили. Если бы не смертельный выстрел спецназовца.

Запрещенная группировка ИГИЛ, которую сирийские войска при помощи Воздушно-космических сил России вытеснили из своей страны, по-прежнему остается одной из главных и общих угроз. Поражение «Исламского государства» – это факт. Но нельзя отрицать и то, что боевики залегли на дно, перебрались в другие страны и время от времени дают о себе знать. Горячих точек в мире хватает: будь это Синайский полуостров – новая база международного терроризма – или Ливия, где после «арабской весны» и военного переворота в 2011-м до сих пор нет никакого спокойствия.

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram

mir24.tv

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о