Багауды — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Багау́ды (лат. Bagaudae) — участники антиримского освободительного движения, охватившего северо-западную Галлию, а потом и северо-восточную Испанию.

Выступления багаудов продолжались с III по V век. Основную массу участников движения составляло обнищавшее свободное население, колоны, рабы. Основным районом восстания были области между рекой Сеной и Луарой (обширные густые леса служили хорошим убежищем).[1] Отряды багаудов нападали на виллы крупных землевладельцев и слабо защищённые города. В отдельных районах Галлии багаудам даже удалось создать независимые общины, которые не признавали власть Рима. Руководители багаудов Аманд и Элиан, которых провозгласили императорами, создали армию. Подавленное римлянами восстание снова вспыхнуло в 408 году, в 435—447 годах охватило северо-западную Галлию, однако вновь было подавлено. В середине V века движение распространилось и на северные области Испании. В 454 году вестготы под командованием Фридериха, брата короля Теодориха II, уничтожили испанских багаудов. С тех пор источники не упоминают и галльских багаудов.

Об этимологии термина «багауды» римские писатели ничего не сообщают. В связи с этим это слово точно не расшифровано. Возможен вариант «борющийся», «борец», если предположить, что слово происходит от кельтского

«baja» — «борьба». В византийском словаре Суда слово «βακαύδας» производится от глагола «βαγεύειν», что переводится как «шататься», «бродить», и соответствует латинскому «vagari», «vagi», «vagantes»[2]. На древнегалльском языке словом «bagat» или «bagad» называли какую-либо толпу, сброд, сборище людей[2].

Сословная принадлежность багаудов[

ru.wikipedia.org

Восстание багаудов - Русская историческая библиотека

В начале правления Диоклетиана потрясённая предшествующим периодом смут Римская империя была ещё очень расстроена. Положение многих провинций было тяжёлым. В Галлии масса населения находилась в рабстве или в состоянии, подобном рабству. Часть нив возделывалась рабами; огромное число других поселян попало в крепостную зависимость от вельмож и других богачей, на землях которых жило. Эти люди были приписаны к земле, которую возделывали на своих господ, получая от них скудное вознаграждение; было много

колонов, земледельцев, не имевших своей земли, бравших в аренду мелкие участки у богачей; было много людей, работавших по найму. Вся эта масса сельских бедняков сильно страдала от набегов варваров, они вредили ей гораздо больше, чем крупным землевладельцам и горожанам. Но крупные землевладельцы – люди сенаторских фамилий и жрецы – не хотели дать облегчений своим разорившимся подданным и, когда восстановилось спокойствие, хотели оставить в своих руках все выгоды его.

Галльские поселяне, доведенные до отчаяния нестерпимым угнетением, восстали в 283 году нашей эры против своих притеснителей; рабы и бродяги присоединились к ним. Эти шайки называли себя багаудами. Они вели опустошительную партизанскую войну, разрушавшую все основы общественного порядка, и упорно сопротивлялись многочисленным войскам, посланным против них. Вооруженные земледельческими орудиями, эти сильные люди на своих рабочих лошадях разъезжали по всей Галлии, грабили все неукрепленные поселения и, не довольствуясь грабежом, уничтожали все, что могли.

Карта римской Галлии с указанием её главных провинций - Бельгики, Лугдунской Галлии, Нарбонской Галлии и Аквитании

 

Они стали нападать и на укрепленные города. Масса городских бедняков сочувствовала им и часто отворяла им ворота. Главные вожди повстанцев, Элиан и Аманд, римляне, перешедшие на сторону туземцев и называемые в христианских легендах христианами, построили укрепленный стан при впадении Марны в Сену, и делали оттуда набеги, в которых заходили иногда очень далеко. Они приняли титул императоров. Мятежники взяли, ограбили и разрушили город Августодун (Отён). Некоторое время он оставался в развалинах, потом, по просьбе ритора Эвмения, был восстановлен Константином Великим. Наконец Максимиан (соправитель Диоклетиана на Западе империи) взял укрепленный стан багаудов и рассеял их отряды, пользуясь тем, что у них не было хорошего оружия (287 г.). Порядок восстановился; восстановилось и прежнее угнетение. Но нивы и виноградники были опустошены, дороги разрушены.

 Читайте также статью Восстание Спартака.

 

rushist.com

Германские войны: начало Домината | Warspot.ru

Император Диоклетиан стал спасителем Римской империи. Его 20-летнее правление, начавшееся в 284 году, оказалось отправной точкой новой эпохи. В эти годы были осуществлены важные реформы в военной, политической, экономической и социальной сферах, полностью видоизменившие римское общество. Начиная с правления Диоклетиана, Римская империя вступила в позднюю стадию своей истории, получившую название эпохи Домината.

Реформы Диоклетиана

Гай Аврелий Валерий Диоклетиан родился около 243 года в Далмации в семье простых крестьян, однако, несмотря на низкое происхождение, сделал блестящую военную карьеру. Около 282 года он был дуксом Мезии и отвечал за оборону дунайской границы. Когда после смерти Проба солдаты провозгласили новым императором бывшего префекта претория Марка Аврелия Кара, тот назначил Диоклетиана начальником придворной гвардии протекторов.

Скульптурное изображение, идентифицируемое как портрет Диоклетиана. Археологический музей, Стамбул

Диоклетиан сопровождал императора в персидском походе, а после загадочных смертей Кара и его сына Нумериана летом 284 года был провозглашён солдатами новым императором. Летом 285 года в сражении у Марга в Нижней Мезии его войска разбили армию правившего на Западе старшего сына Кара юного Карина. После этого Диоклетиан стал единоличным властителем Римской империи.

Ему досталось тяжёлое наследство. За время персидского похода Кара на всём протяжении рейнско-дунайской границы вновь активизировались варвары. Армия находилась в состоянии перманентного мятежа. Экономика империи пришла в упадок, денежная система была совершенно разрушена. Разорённые поборами крестьяне бросали своё хозяйство и собирались в отряды, терроризировавшие местное население. В особенности страдала от них Галлия, где шла настоящая война против разбойников-багаудов.

Многообразие и сложность проблем требовали разделения власти между несколькими правителями. Эта практика могла также служить методом против возможных узурпаций региональных командующих. 21 июля 285 года Диоклетиан назначил цезарем своего старого боевого товарища Марка Аврелия Валерия Максимиана, поручив ему руководство на галло-германском театре военных действий.

О происхождении и карьере Максимиана мало что известно. Он родился в Паннонии около 250 года. Его родители были простыми подёнщиками, а сам он был храбрым и способным офицером, пользовавшимся расположением солдат и полным доверием Диоклетиана.

Восстание багаудов

Когда Максимиан прибыл в Галлию, её сотрясало восстание багаудов. Этимология этого названия остаётся неизвестной. По одной версии, оно происходит от кельтского слова со значением «борьба». Согласно другой, багаудами называли шайки нищих бродяг и разбойников.

Десятилетия варварских вторжений, военной анархии, вымогательств и грабежей создали в Галлии взрывоопасную обстановку. Основными участниками движения багаудов были наиболее незащищённые слои населения: сельские жители, арендаторы и пастухи, к которым присоединились беглые рабы и бездомный люд. Они объединялись в большие отряды, которые сообща отбивались от сборщиков налогов, осуществляли грабежи на дорогах, нападали на виллы магнатов, захватывали и уничтожали частное имущество.

Сельская идиллия на римской мозаике III века. Музей Бардо, Тунис

Вождями багаудов были Элиан и Аманд, которые старались придать действиям отдельных отрядов упорядоченный характер и превратить их в настоящую армию. Римские историки, весьма негативно относившиеся к багаудам, утверждали, что Элиан провозгласил себя императором. Известны даже монеты с его изображением. Галльский ритор Клавдий Мамертин, современник и очевидец этих событий, в панегирике, адресованном Максимиану писал:

«То было время, когда напали земледельцы, не знающие воинского обычая, когда пахарь превратился в пехотинца, пастух — во всадника, когда поселянин опустошал свои посевы, подражая варвару».

Максимиан выступил против багаудов в конце лета 285 года. В его армию входили как отряды, приведённые с Востока, так и местные силы. В середине сентября он устроил смотр своих войск в Октодуруме (Мартиньи), первом галльском городе у спуска с Пеннинских Альп.

Багауды пытались оказать сопротивление, но безуспешно. Максимиан без труда одержал победу над ними в ряде мелких стычек, оттеснил и запер их отряды в укреплении на Марне. Его местоположение, согласно средневековой легенде, соответствует средневековому аббатству Сен-Мор-де-Фосс в излучине реки, немного ниже её слияния с Сеной. Осада цитадели багаудов затянулась, однако, когда у защитников закончилось продовольствие, она пала.

Все собравшиеся здесь люди были убиты. Аманд погиб в бою, Элиану удалось скрыться. Его дальнейшая судьба неизвестна. Максимиан приказал срыть крепость до основания, засыпать каналы и рвы, вырыть даже камни, на которых она была заложена, оставив на этом месте лишь груды развалин.

Кампания против германцев

Победа над багаудами не принесла Максимиану особой славы. Его панегирист Мамертин говорит:

«Я упоминаю об этом бегло, ибо вижу, что сообразно с твоим благочестием забвение этой победы ты предпочитаешь славе от неё».

Настоящие испытания ожидали Максимиана на рейнской границе, которой вновь угрожали германцы. Вероятно, столкновения на границе имели место ещё до того, как успела завершиться кампания против багаудов или в самом начале следующего года. Нападавшие действовали сразу двумя группами. Сам Максимиан выступил против герулов и хайбонов, его военачальникам пришлось иметь дело с алеманнами и бургундами.

Имя хайбонов более у римских авторов не встречается, а упомянутые здесь герулы действуют слишком далеко от обычных мест своего проживания. Скорее всего, под этими двумя названиями подразумеваются жившие на Нижнем Рейне франки. Сведения об этой кампании весьма кратки. Мамертин восхваляет императора за то, что тот укротил врага голодом и болезнями, блокировав его в разорённых им же районах и заставив вернуться обратно. Стычки с противником имели место, но до решающего сражения дело не дошло.

В целом, кампания складывалась для римлян удачно, так что Максимиан смог отрапортовать своему старшему коллеге об успехах. 1 апреля 286 года Диоклетиан предоставил ему титул августа, сделав его равным себе соправителем в западной части империи.

Рельеф с изображением римских воинов с какого-то монументального сооружения эпохи Диоклетиана. Ватиканский музей, Рим

Кампания против франков продолжилась в 286–287 годах, что обусловило необходимость пребывания Максимиана вблизи театра военных действий. Его резиденцией в это время стала Августа Треверов (Трир), где был воздвигнут грандиозный дворцовый комплекс, частично сохранившийся до наших дней.

Подробности военных операций в эти годы по-прежнему неизвестны. Мамертин сообщает о подчинившемся римлянам царе Гундобаде и о захвате ещё одного неназванного по имени царя

«неукротимейшего племени», о разорении территорий за Рейном и о переселённых на земли Галлии пленных, но его рассказ лишён хронологических привязок. А сведения о появлении большого отряда германцев, скорее всего франков, близ императорской резиденции в Августе Треверов 1 января 287 года, в самый канун вступления Максимиана в должность консула, свидетельствуют о том, что итоги кампании в это время ещё не были определены.

Одержанная в этот день Максимианом победа, по-видимому, является второй из трёх, заявленных между 285 и 293 годах. Третья была одержана в 288 году, когда фронт римского наступления сместился далее к югу и опустошению подверглись земли Алеманнии «от моста через Рейн вплоть до Гунтиенской переправы через Данувий».

Максимиан Геркулий, Глиптотека, Копенгаген

Римское наступление в этом году достигло своего апогея. Против алеманнов одновременно действовали две группы войск. Максимиан переправился через Рейн у Могонциака и вёл свою армию на юг через долину Майна, где некогда проходила линия укреплений Германского лимеса. Ему навстречу, из Реции через верховья Дуная, вёл свои войска Диоклетиан. По итогам кампании Мамертин утверждал:

«Ныне всё, что находится за Рейном, принадлежит Риму».

В действительности результаты были гораздо более скромными. Речь шла не о возвращении утраченных территорий за Рейном, а лишь о демонстрации силы с целью устрашения потенциального противника.

Зимой после окончания кампании оба императора провели встречу в Медиолане, на которой обсуждались дальнейшие действия. Одним из самых острых среди обсуждаемых вопросов являлась узурпация Караузия.

Узурпация Караузия

Марк Аврелий Мавзей Караузий происходил из галльского племени менапиев. Он хорошо знал морское дело и в 285 году был назначен Максимианом командовать флотом, действовавшим против саксонских и фризских пиратов у побережья Северного моря. Караузий отлично справлялся с возложенными на него обязанностями, но до Максимиана стали доходить слухи о том, что командующий флотом присваивает себе часть отнятой у пиратов добычи. Он приказал отстранить Караузия от командования и отдать его под суд.

Избегая ареста, Караузий поднял на флоте мятеж и отплыл в Британию. Солдаты стоявших здесь II Августова и XX Победоносного Валериева легионов перешли на его сторону. К ним также присоединились некоторые из расквартированных в Германии и Белгике отрядов ХХХ Ульпия легиона, контролировавшие территорию в устье Рейна. Власть Караузия признал город Гезориак (Булонь), являвшийся важной базой Британского флота. К осени 286 года под его контролем находились Британия, большая часть северо-западной Галлии и всё морское побережье вплоть до устья Рейна.

Антониниан Караузия 286–293 годов. Стиль и символика Караузия, как и галльских императоров до него, целиком соответствовали римским формам

Опираясь на эти территории, Караузий провозгласил себя императором. Как и галльские императоры Постум и Викторин до него, он также чеканил монету с собственным изображением и титулом августа. Хотя до поры до времени он воздерживался от активных действий на континенте, однако для защиты своих владений Караузий строил прибрежные укрепления и привлекал к себе на службу наёмников из числа германцев.

Своими успехами Караузий отчасти был обязан продолжавшейся на Рейне кампании против франков и алеманнов. После того как ситуация здесь стабилизировалась, Максимиан получил возможность полностью сосредоточиться на войне против британского узурпатора.

План военной кампании, обсуждённый во время встречи Максимиана и Диоклетиана в Медиолане зимой 288–289 годов, предусматривал нападение на материковые владения Караузия, взятие Гезориака, переправу через Ла-Манш и последующую высадку в Британии. С этой целью в устье Сены был собран большой флот, состоявший из мобилизованных и вновь построенных кораблей. Важнейшие задачи в планируемой операции возлагались на плечи Флавия Валерия Констанция, способного офицера, выдвинувшегося во время германской кампании и в 288 году назначенного Максимианом префектом претория.

Римский корабль, мозаика из Пьяцца Армерина

Из-за вмешательства непогоды наступление провалилось. Шторм на море разметал собранные для переправы корабли, а мощные укрепления Гезориака отразили все предпринятые нападавшими попытки приступа. В итоге с Караузием был заключён мир, фактически признававший его положение в качестве самостоятельного правителя.

Граница и стратегия

По словам Зосима, Диоклетиан более чем какой-либо другой правитель заботился об укреплении границ Римской империи и окружал их городами, крепостями и наблюдательными башнями, снабженными сильными гарнизонами. Автор панегирика воздает ему хвалу за восстановление лагерей по берегам «Рейна, Истра и Евфрата».

Как свидетельствует автор жизнеописания августов, восстановительные работы на лимесе были начаты уже в правление Проба. Эти данные подтверждаются находкой посвящения из Аугсбурга, воздающего тому хвалу как «восстановителю провинций и общественных сооружений». Масштаб этих работ неизвестен.

Напротив, многочисленные археологические находки, которые происходят из зоны лимеса – монеты и различного рода посвящения – указывают на эпоху Диоклетиана и его ближайших преемников. Надпись из Эшенца у истоков Рейна на берегу Боденского озера, где находился римский лагерь Тасгеций, позволяет датировать его строительство временем между 293 и 305 годами. Ещё одна обнаруженная поблизости от первой надпись позволяет датировать тем же временем строительство форта в Витудуруме (Обервинтертур).

С оккупацией алеманнами Десятинных полей территории на правом берегу Рейна оказались потеряны для Рима, и новая линия границы прошла непосредственно по берегу реки. Начинаясь от Аргентората (Страсбурга) она шла на юг до Базилия (Базель), затем вслед за течением Рейна поворачивала на восток мимо озер Констанца и Боденского. От Бригантия (Брегенца) до Камбодунума (Кемптена) граница проходила по открытой местности, после вновь поворачивала на север и по правому берегу Иллера поднималась до его впадения в Дунай у Гунтии (Гюнцбург).

Римский лимес Дунай – Иллер – Рейн

Для усиления защиты линия вдоль всей линии границы была выстроена цепь наблюдательных башен, как правило расположенных в пределах видимости одна от другой. Позади башен проходила дорога, ещё далее в глубину территории располагались кастеллы: Базилия (Базель), Августа Раурика (Кайзераугст), Тенедо (Бад-Цурцах), Констанция (Констанц), Арбор Феликс (Арбон), Бриганций (Брегенц) и Целия Монс (Келльмюнц-на-Иллере). Некоторые из них, например Августа Раурика и Тенедо, были перестроены из ранее существовавших укреплений, остальные были возведены заново.

Новые укрепления, как правило, возводились на холмах с хорошим круговым обзором, занимая удобную стратегическую позицию по отношению к окружающей местности и близлежащим путям сообщений. Некоторые кастеллы – Арбор Феликс (Арбон) Ад Финес (Пфюн) – имеют в плане форму многоугольника, другие – Бриганций (Брегенц), Тасгеций (Эшенц), Эска (Шаан) – форму квадрата с четырьмя угловыми башнями, так называемого квадрибургия. Эта форма хорошо известна археологам по современным им оборонительным постройкам в Северной Африке и на Ближнем Востоке, также датируемым правлением Диоклетиана.

Стратегия

Форма и размеры укреплений отражают произошедшие изменения в пограничной стратегии. Укрепления III–IV веков становятся меньше и компактнее, иногда занимая только часть площади более ранних фортификаций Уменьшившийся периметр стен было значительно легче защищать силами небольших гарнизонов. Конструкция новых укреплений явно свидетельствует о том, что они были рассчитаны на долговременную оборону. Их стены строились выше и толще чем раньше, усиливались дополнительными угловыми и промежуточными башнями, которые являются характерной чертой позднеримских укреплений. Многие из них предназначались для размещения метательных машин.

Сама оборона стала выстраиваться несколькими эшелонами в глубину. На первых подступах к границе находились наблюдательные башни, с которых осуществлялось наблюдение за перемещением противника в приграничной зоне. Позади них располагались линии кастелл с гарнизонами пограничной стражи. Города, находившиеся в приграничной зоне, также обзаводились стенами. Небольшие отряды располагались вдоль дорог, рек, на подступах к городам. Крупные силы мобильного резерва находились в глубине территории провинций и были готовы по первому сигналу выступить к тому участку границы, которому грозила опасность.

Римский квадрибургий Каср Башир, укрепления которого датируются 293–305 годами. Иордания

Подобная система позволяла армии эффективно отражать небольшие вторжения и сдерживать крупные силы противника на границе. Укрепления в приграничной зоне предоставляли убежище и сельскому населению, свозившему продовольствие и другие припасы под защиту их стен. Противнику приходилось либо рассредоточиться по местности в поисках припасов — и тогда небольшие мобильные подразделения, действовавшие на его линиях коммуникации, могли бы без труда отловить и уничтожить его небольшие отряды, либо осаждать хорошо укреплённые стены, теряя инициативу и время, необходимое римлянам для подхода мобильных резервов.

Если противник начинал отступать, его преследовали вышедшие из-за стен пограничные гарнизоны. Если противник продолжал осаждать пограничные укрепления или продвигался в глубину провинциальной территории, ему навстречу выступала формируемая из наличных резервов полевая армия. Она стремилась или вытеснить вторгнувшегося противника обратно к границе, или навязать ему встречное сражение, в котором у римлян был больший шанс одержать победу даже над превосходящими их по численности силами.

Продолжение:


Литература:

  1. Буданова В. П. Варварский мир эпохи Великого переселения народов. — М.: Наука, 2000–544 с.
  2. Князький И. Император Диоклетиан и закат античного мира. — Алетейя, 2010. — 144 с.
  3. Уильямс С. Диоклетиан. Реставратор Римской империи. — М.: Евразия, 2010. — 368 с.
  4. Дмитрев А. Д. Движение багаудов // Вестник древней истории 1940 г. №3–4. С. 101–114.
  5. Garbsch J.G., Der spätrömische Donau-Iller-Rhein-Limes. Stuttgart 1970.
  6. Bowman, A. K. The Crisis of Empire. Diocletian and the First Tetrarchy // The Cambridge Ancient History, Vol. XII: — Cambridge University Press, 2005.
  7. Southern, P. The Roman Empire from Severus to Constantine. — London, New York: Routledge, 2001.

warspot.ru

История и этнология. Факты. События. Вымысел.

Багау́ды (лат. Bagaudae) - участники антиримского освободительного движения, охватившего северо-западную Галлию, а потом и северо-восточную Испанию.

Всё тяжелее и тяжелее становилась жизнь крестьян в Римской империи. Не проходило месяца, чтобы в село не явился императорский чиновник или военачальник всё с новыми требованиями. Сверх обычных налогов жители должны были то поставлять хлеб и фураж для проходящих мимо солдат, то обозначить рабочий скот для перевозки зерна в город или лагерь, то чинить дороги и строить укрепления. Чиновники, составляя опись земли и людей для раскладки налогов, записывали: детей - как взрослых, покойников - как живых, хилых стариков - как работопозволяющих мужчин. Только за большие взятки можно было от них откупиться. А денег у крестьян не было. Их давно забрали сборщики податей. Тех же, кто не мог внести в срок налоги или выполнить повинности, жестоко бичевали. Чтобы избежать наказания, приходилось идти на поклон к богатому соседу и просить у него взаймы денег, зерна или вола. Сосед давал, но требовал огромных % или залога. Если колон из-за неурожая или других причин не мог расплатиться со своими хозяевами, то те всё равно требовали уплаты и записывали за ним долг. Из года в год долги росли, и колоны уже не могли уйти из имения, так как расплатиться с долгами были не в состоянии. Крестьяне и колоны, жалуясь на свою участь, иногда писали императорам. В своих прошениях они жаловались, что чиновники и господа разоряют их, заставляют работать на себя, как своих-рабов. Они грозили бросить землю и уйти. Но императоры были далеко, а в отместку за жалобу господа и императорские чиновники притесняли колонов ещё сильнее. Бегство оставалось единственным путём к спасению, и колоны уходили в леса, пустыни, болотистые устья рек. Уходили также в разбойники. Некоторые, перейдя границы империи, селились среди племён, не знавших жестокого римского рабства. И вот постепенно в Малой Азии, Египте, в Африке и Галлии крестьяне, колоны и рабы стали подниматься на сражение. В Галлии повстанцы называли себя багауды. Это галльское слово означает борцы".

Багауды начали активно действовать при императоре Коммоде во время восстания Матерна. К тому времени положение галльского сельского населения стало особенно тяжёлым. Провинцию охватил аграрный кризис, из которого она не могла выйти в течение 15- 20 лет. Кроме того, на сельском хозяйстве Галлии отрицательно сказались затяжные войны империи и эпидемия чумы. Парфянская и маркоманская войны сократили количество рабочих рук на полях и плантациях Галлии. Занесённая с Востока чума опустошила Галлию. В подобных условиях началось восстание Матерна. Из Галлии восстание распространилось и на Испанию. Римлянам пришлось приложить немалые усилия для подавления бунта. Кроме того, империю раздирали внутренние смуты. То в одной, то в другой провинции появлялись претенденты на императорский престол, собирая вокруг себя недовольных. Когда в 192 году началась гражданская война между Септимием Севером и Клодием Альбином, в Галлии действовали отряды дезертиров, колонов и рабов. После победы над Клодием Север разгромил и эти отряды. В период правления династии Северов в Галлии появились многочисленные отряды разбойников, нападавших на виллы и поля зажиточных людей. Одна надпись, датируемая приблизительно 213- 215 годом говорит о посылке отрядов против восставших на границе с Германией, также была создана сеть военных постов. Восстания крестьян и колонов бушевали в разных концах империи. Восставшие одерживали победы в Африке, где соединялись с мавританскими племенами. Африканских борцов называли агонистики. Восстание агоиистиков охватило большую территорию. Во главе их встал Фараксен - мавр по происхождению. Колоны, жившие на землях императоров и богатых римлян, присоединялись к повстанцам. Им удалось захватить несколько крупных городов и обложить данью самых богатых граждан. Многие из богачей были убиты или уведены в плен, а имущество их захвачено.Правительство почти не могло сопротивляться, так как значительная часть войск была отослана из Африки для обороны Дунайской границы. Борьбу с восставшими организовала своими силами местная знать. Крупные землевладельцы и городские магистраты сколачивали отряды из богатой молодёжи. Но восстание продолжалось.

В Галлии следующая волна активности багаудов пришлась на кризис 3 века.Они собирались в отряды, грабили деревни и иногда пытались брать города. В правление галльского императора Тетрике I движение багаудов особенно усилилось. После семимесячной осады они взяли главный город в земле племени эдуев - Августодун. Жившая там богатая знать частью бежала, частично же была перебита. Имущество её досталось восставшим. На их сторону переходили также посланные на подавление восстания солвремени. Среди них тоже много было колонов и крестьян.
Тетрик, правивший в это время Галлией, отпавшей от Рима, сам богатейший землевладелец, растерялся. К нему в город Бурдигалу (теперь Бордо) сбегались галльские аристократы, изгнанные багаудами из их имений. Особенно много беженцев явилось после взятия Августодуна. Напуганные багаудами, они готовы были снова подчиниться Риму. Они понимали, что только римские войска помогут им снова водвориться в их имениях и забрать в руки своих колонов и рабов. Под их влиянием Тётрик послал тайное письмо римскому императору Аврелиану, умоляя его явиться в Галлию. Он обещал ему сдаться вместе со своей армией, лишь для вида выведя её на поле боя. “Освободи меня, непобедимый, от этих бед”, - так закончил он письмо. Аврелиан охотно откликнулся на призыв Тетрика, и, таким образом, Галлия вернулась под власть Рима. После того как Тетрик предал свои войска и сдался Аврелиану, тот с жестокостью подавил багаудов.

Но “успокоить” Галлию всё же не удавалось. Спустя 10 лет, в 283- 286 годах, в Галлии началось новое, более сильное, восстание багаудов. Главными участниками были сельские рабы и колоны, к которым присоединились разоренные мелкие свободные земледельцы. Восстание началось в 283 году при императоре Карине.Однако у того не было времени на подавление восстания, так как он был занят войной с Диоклетианом. Союзниками Багаудов стало германское племя франков. Франки перешли Рейн и захватили более шестидесяти городов Галлии. К франкам присоединялись их соплеменники, ранее захваченные и обращённые в колонов.
Багаудам удалось создать сильную армию. Во главе этой армии стали Элиан и Аманд. Они были провозглашены императорами и даже чеканили собственную монету. Элиан и Аманд укрепились на полуострове при слиянии рек Сены и Марны, где ещё Юлием Цезарем была сооружена почти неприступная крепость. Снова багауды изгоняли знать из имений и городов. Войско их росло с каждым днём. Багауды организовали по римскому образцу свою армию. Тогда Диоклетиан отослал своего соправителя Максимиана с многочисленной армией в Галлию. Не доверяя стоявшим там солвремям, которые набирались из местных жителей, сочувствовавших багаудам, он спешно вызвал войска с Востока. Но так как и среди них было много людей, не желавших выступать против повстанцев, то только жесточайшими мерами Максимиан сумел укрепить дисциплину в войсках. Он провёл несколько децимаций. На Галлию были обрушены страшные преследования. Деревни, заподозренные в сочувствии багаудам, предавались огню и мечу. Одновременно в римских лагерях истреблялись сотни “ненадёжных солдат”. Наконец, Максимиан решился встретиться с армией восставших. Произошло несколько сражений. Багауды были разбиты и отступили в свою крепость. Долго пришлось осаждать её Максимиану, но наконец она была взята. Максимиан казнил всех, кого ему удалось захватить, сжёг все жилища и разрушил укрепления. Но полностью подавить это движение ему не удалось. Война с римлянами превратилась для них в партизанскую сражение.
Из Галлии Максимиан двинулся против африканских борцов. В Африке ему тоже пришлось выдержать нелёгкую сражение. Под ударами римских войск повстанцы отступали всё дальше, в горы Атласа. Здесь, укрывшись за неприступными скалами, они с отчаянным мужеством защищали каждую пядь земли. Несколько лет длилась кровопролитная сражение. Но силы были неравными. Армия Максимиана была хорошо обучена и вооружена. Богатые землевладельцы из окрестных городов и сёл в изобилии снабжали её продовольствием. Повстанцы же были отрезаны от внеш, него мира и лишены помощи. Шаг за шагом Максимиан теснил их всё дальше, пока не были захвачены последние убежища повстанцев и перебиты их защитники. Расправа с повстанцами была свирепой. Тысячи были перебиты или отданы в рабство. Но в народе чтили их память, и через несколько десятилетий крестьяне, колоны и рабы Африки и Галлии снова поднялись на сражение. Известно, что когда Юлиан 2 Отступник управлял Галлией, он наказал “наглых разбойников”, действовавших во многих областях. Однако спустя десятилетие при императоре Валентиниане I, в 368- 370 годах, багауды вновь подняли головы. К началу 5 века наблюдалось общее обеднение Галлиии из-за налогов и тяжелого положения мелких собственников. По словам Проспера Аквитанского, целые области “посвящались в багауды”. Первая волна восстаний багаудов в 5 веке приходится на 408- 411 годы. Они охватили почти всю Галлию. В одной из частей Галлии - Арморике бунтовало свободное население, которых эдикты императора Гонория называли багаудами, но оно было усмирено к 412 году.Вторая волна приходится на 435- 437 годы. В это время вся Трансальпийская Галлия отделилась от Рима, а предводителем восстания был некий Тибато. Проспер рассказывает о том, что “почти все рабы Галлии взялись за оружие и присоединились к багаудам”. Против восставших воевал будущий император Майориан. Лишь в 437 году полководцу Флавию Аэцию удалось пленить Тибато и на некоторое время подавить восстание. В 448 году в Арморике было ещё одно восстание, но к 451 году оно также было подавлено. К половине 5 века движение багаудов перекинулось и на северную Испанию. Сообщение хроники Идация за 441 год: “Астурий, начальник военных сил в Галлии, посланный в Испанию, избивает множество таррагонских багаудов”. По всей видимости, Таррагона была центром восстания. Другим центром являлась Арациола. Сообщение хроники Идация за 443 год: “К Астурию, начальнику того и другого войска, посылается в качестве преемника зять его Меробавд… За короткое время своей власти он сокрушает надменность арацеллитанских багаудов”. Бессильная империя обратилась за помощью к Вестготам, которые в 454 году разгромили багаудский центр Таррагону.

Однако и потом испанские багауды всё ещё продолжали действовать. В 458- 460 годахимператор Майориан совершил поход в Испанию, где воевал с багаудами. Спустя тридцать лет багауды Таррагонии восставали против вестготского короля Алариха II. Подавление восстания досталось ценой больших усилий, но вестготы сумели пленить вождя багаудов Бурдунелла. Бурдунелл был привезен в Тулузу, где и был казнен в 498 году. С тех пор о багаудах хроники не упоминают.

http://civilization-history.ru/post/105780122286/%D0%B1%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D1%83%D0%B4%D1%8B

hist-etnol.livejournal.com

Багауды — Википедия

Багау́ды (лат. Bagaudae) — участники антиримского освободительного движения, охватившего северо-западную Галлию, а потом и северо-восточную Испанию.

Выступления багаудов продолжались с III по V век. Основную массу участников движения составляло обнищавшее свободное население, колоны, рабы. Основным районом восстания были области между рекой Сеной и Луарой (обширные густые леса служили хорошим убежищем).[1] Отряды багаудов нападали на виллы крупных землевладельцев и слабо защищённые города. В отдельных районах Галлии багаудам даже удалось создать независимые общины, которые не признавали власть Рима. Руководители багаудов Аманд и Элиан, которых провозгласили императорами, создали армию. Подавленное римлянами восстание снова вспыхнуло в 408 году, в 435—447 годах охватило северо-западную Галлию, однако вновь было подавлено. В середине V века движение распространилось и на северные области Испании. В 454 году вестготы под командованием Фридериха, брата короля Теодориха II, уничтожили испанских багаудов. С тех пор источники не упоминают и галльских багаудов.

Этимология термина

Об этимологии термина «багауды» римские писатели ничего не сообщают. В связи с этим это слово точно не расшифровано. Возможен вариант «борющийся», «борец», если предположить, что слово происходит от кельтского «baja» — «борьба». В византийском словаре Суда слово «βακαύδας» производится от глагола «βαγεύειν», что переводится как «шататься», «бродить», и соответствует латинскому «vagari», «vagi», «vagantes»[2]. На древнегалльском языке словом «bagat» или «bagad» называли какую-либо толпу, сброд, сборище людей[2].

Видео по теме

Сословная принадлежность багаудов

Евмений в своём панегирике называет осадивших город Августодунум багаудов разбойниками[3]. Аврелий Виктор упоминает о «шайках поселян и разбойников, которых местные жители называют багаудами»[4]. Павел Орозий пишет о «шайках поселян, которых называли багаудами»[5]. Сальвиан в своём труде «Об управлении Божием, или Провидении» подчёркивает, что слово «багауд» — оскорбительное и унизительное прозвище[6]. В Галлии местные рабовладельцы называли багаудами беглых рабов, разорённых крестьян, дезертиров из легионов и т. д.[2]

История

Багауды начали активно действовать в 187 году при императоре Коммоде во время восстания бывшего солдата Матерна[7]. К тому времени положение галльского сельского населения стало особенно тяжёлым. Провинцию охватил аграрный кризис, из которого она не могла выйти в течение 15—20 лет. Кроме того, на сельском хозяйстве Галлии отрицательно сказались затяжные войны империи (парфянская и маркоманская), сократившие число рабочих рук на полях и плантациях, и занесённая с Востока эпидемия чумы[2].

В таких условиях началось восстание Матерна, из Галлии перешедшее и на Испанию[2]. Римлянам пришлось приложить немалые усилия для подавления бунта, сам Матерн был убит в Риме при попытке организовать свержение Коммода[7]. Когда в 192 году началась гражданская война между Септимием Севером и Клодием Альбином, в Галлии действовали отряды дезертиров, колонов и рабов[8]. После победы над Клодием Север разгромил и эти отряды. В период правления династии Северов в Галлии появились многочисленные отряды разбойников, нападавших на виллы и поля зажиточных людей. Одна надпись, датируемая приблизительно 213—215 годом говорит о посылке отрядов против восставших на границе с Германией[9]. также была создана сеть военных постов[2].

Следующая волна активности багаудов пришлась на кризис III века. Они собирались в отряды, грабили деревни и иногда пытались брать города. В правление галльского императора Тетрике I движение багаудов особенно усилилось, в нём принимали участие и солдаты римской армии. Они взяли один из крупнейших городов Галлии — Августодунум, при разграблении которого часть знати и богатых горожан была истреблена[10]. После того как Тетрик предал свои войска и сдался Аврелиану, тот с жестокостью подавил багаудов[2].

Спустя десять лет, в 283—286 годах, в Галлии началось новое, более сильное, восстание багаудов. Главными участниками были сельские рабы и колоны, к которым присоединились разоренные мелкие свободные земледельцы. Восстание началось в 283 году при императоре Карине. Против них он направил своего сына Карина в титуле августа, разбившего крупные силы мятежников, но так и не покончившего с восстанием. Багауды организовали по римскому образцу свою армию, а их предводители, Аманд и Элиан были провозглашены императорами и начали чеканить собственную монету[10]. Новый император Диоклетиан отослал своего соправителя Максимиана с многочисленной армией в Галлию. После нескольких лет тому удалось разгромить повстанцев, для полного усмирения проводились массовые казни. Однако не все багауды были уничтожены, война превратилась в партизанскую борьбу. Известно, что когда Юлиан II Отступник управлял Галлией, он наказал «наглых разбойников», действовавших во многих областях[2]. Однако спустя десятилетие при императоре Валентиниане I, в 368—370 годах, багауды вновь подняли головы. К началу V века наблюдалось общее обеднение Галлии из-за налогов и тяжелого положения мелких собственников[2].

По словам Проспера Аквитанского, целые области «посвящались в багауды»[11]. Первая волна восстаний багаудов в V веке приходится на 408—411 годы. Они охватили почти всю Галлию. В одной из частей Галлии — Арморике бунтовало свободное население, которых эдикты императора Гонория называли багаудами, но оно было усмирено к 412 году[2].

Вторая волна приходится на 435—437 годы. В это время вся Трансальпийская Галлия отделилась от Рима, а предводителем восстания был некий Тибато. Проспер рассказывает о том, что «почти все рабы Галлии взялись за оружие и присоединились к багаудам»[11]. Против восставших воевал будущий император Майориан. Лишь в 437 году полководцу Флавию Аэцию удалось пленить Тибато и на некоторое время подавить восстание. В 448 году в Арморике было ещё одно восстание, но к 451 году оно также было подавлено[2].

К половине V века движение багаудов перекинулось и на северную Испанию. Сообщение хроники Идация за 441 год: «Астурий, начальник военных сил в Галлии, посланный в Испанию, избивает множество таррагонских багаудов». По всей видимости, Таррагона была центром восстания. Другим центром являлась Арациола. Сообщение хроники Идация за 443 год: «К Астурию, начальнику того и другого войска, посылается в качестве преемника зять его Меробавд… За короткое время своей власти он сокрушает надменность арацеллитанских багаудов». Бессильная империя обратилась за помощью к вестготам, которые в 454 году разгромили багаудский центр Таррагону[2].

Однако и потом испанские багауды всё ещё продолжали действовать. В 458—460 годах император Майориан совершил поход в Испанию, где воевал с багаудами. Спустя тридцать лет багауды Таррагонии восставали против вестготского короля Алариха II. Подавление восстания досталось ценой больших усилий, но вестготы сумели пленить вождя багаудов Бурдунелла. Бурдунелл был привезен в Тулузу, где и был казнен в 498 году. С тех пор о багаудах хроники не упоминают[2].

Примечания

  1. А.М. Прохоров. Большая Советская Энциклопедия. — Третье издание. — Москва: "Советская Энциклопедия", 1970. — 632 с.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Дмитрев, 1940.
  3. Латинские панегирики. IV. 4.
  4. Аврелий Виктор. О цезарях. XXIX. 17.
  5. Павел Орозий. История против язычников. VII. 25.
  6. Сальвиан. Об управлении Божием, или Провидении. V. 6.
  7. 1 2 Ковалёв С. История Рима. Часть II. Империя. Глава Х. Конец Антонинов
  8. Дион Кассий. Римская история. LXX. 5.
  9. ↑ Corpus Inscriptionum Latinarum 3, 10471
  10. 1 2 Ковалёв С. История Рима. Часть II. Империя Глава XII. Кризис II века
  11. 1 2 Проспер Аквитанский. Хроника. 435.

Литература

  • Дмитрев А. Д. Движение багаудов (рус.). 1940. Проверено 24 февраля 2012. Архивировано 10 мая 2012 года.
  • Alexander Demandt, Die Spätantike. Römische Geschichte von Diocletian bis Justinian. 284—565 n. Chr. C. H. Beck, München 2007, ISBN 978-3-406-55993-8, S. 370f.
  • John F. Drinkwater, The Bacaudae of fifth-century Gaul. In: John F. Drinkwater, Hugh Elton (Hrsg.): Fifth-century Gaul. A crisis of identity? Cambridge University Press, Cambridge u. a. 1992, ISBN 0-521-41485-7, S. 208—217.
  • Thompson, E. A., Romans and Barbarians: The Decline of the Western Empire. (Madison: University of Wisconsin Press) 1982.
  • Léon, J.C.S., Les sources de l’histoire des Bagaudes (Paris) 1996.
  • Léon, J.C.S., Los bagaudas: rebeldes, demonios, mártires. Revueltas campesinas en Galia e Hispania durante el Bajo Imperio (University of Jaén) 1996.

wikipedia.green

Багауды — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Багау́ды (лат. Bagaudae) — участники антиримского освободительного движения, охватившего северо-западную Галлию, а потом и северо-восточную Испанию.

Выступления багаудов продолжались с III по V век. Основную массу участников движения составляло обнищавшее свободное население, колоны, рабы. Отряды багаудов нападали на виллы крупных землевладельцев и слабо защищённые города. В отдельных районах Галлии багаудам даже удалось создать независимые общины, которые не признавали власть Рима. Руководители багаудов Аманд и Элиан, которых провозгласили императорами, создали армию. Подавленное римлянами восстание снова вспыхнуло в 408 году, в 435—447 годах охватило северо-западную Галлию, однако вновь было подавлено. В середине V века движение распространилось и на северные области Испании. В 454 году вестготы под командованием Фридериха, брата короля Теодориха II, уничтожили испанских багаудов. С тех пор источники не упоминают и галльских багаудов.

Этимология термина

Об этимологии термина «багауды» римские писатели ничего не сообщают. В связи с этим это слово точно не расшифровано. Возможен вариант «борющийся», «борец», если предположить, что слово происходит от кельтского «baja» — «борьба». В византийском словаре Суда слово «βακαύδας» производится от глагола «βαγεύειν», что переводится как «шататься», «бродить», и соответствует латинскому «vagari», «vagi», «vagantes»[1]. На древнегалльском языке словом «bagat» или «bagad» называли какую-либо толпу, сброд, сборище людей[1].

Сословная принадлежность багаудов

Евмений в своём панегирике называет осадивших город Августодунум багаудов разбойниками[2]. Аврелий Виктор упоминает о «шайках поселян и разбойников, которых местные жители называют багаудами»[3]. Павел Орозий пишет о «шайках поселян, которых называли багаудами»[4]. Сальвиан в своём труде «Об управлении Божием, или Провидении» подчёркивает, что слово «багауд» — оскорбительное и унизительное прозвище[5]. В Галлии местные рабовладельцы называли багаудами беглых рабов, разорённых крестьян, дезертиров из легионов и т. д.[1]

История

Багауды начали активно действовать в 187 году при императоре Коммоде во время восстания бывшего солдата Матерна[6]. К тому времени положение галльского сельского населения стало особенно тяжёлым. Провинцию охватил аграрный кризис, из которого она не могла выйти в течение 15—20 лет. Кроме того, на сельском хозяйстве Галлии отрицательно сказались затяжные войны империи (Парфянская и маркоманская), сократившие число рабочих рук на полях и плантациях, и занесённая с Востока эпидемия чумы[1].

В таких условиях началось восстание Матерна, из Галлии перешедшее и на Испанию[1]. Римлянам пришлось приложить немалые усилия для подавления бунта, сам Матерн был убит в Риме при попытке организовать свержение Коммода[6]. Когда в 192 году началась гражданская война между Септимием Севером и Клодием Альбином, в Галлии действовали отряды дезертиров, колонов и рабов[7]. После победы над Клодием Север разгромил и эти отряды. В период правления династии Северов в Галлии появились многочисленные отряды разбойников, нападавших на виллы и поля зажиточных людей. Одна надпись, датируемая приблизительно 213—215 годом говорит о посылке отрядов против восставших на границе с Германией[8]. также была создана сеть военных постов[1].

Следующая волна активности багаудов пришлась на кризис III века. Они собирались в отряды, грабили деревни и иногда пытались брать города. В правление галльского императора Тетрике I движение багаудов особенно усилилось, в нём принимали участие и солдаты римской армии. Они взяли один из крупнейших городов Галлии — Августодунум, разграблен, часть знати и богатых горожан была истреблена[9]. После того как Тетрик предал свои войска и сдался Аврелиану, тот с жестокостью подавил багаудов[1].

Спустя десять лет, в 283—286 годах, в Галлии началось новое, более сильное, восстание багаудов. Главными участниками были сельские рабы и колоны, к которым присоединились разоренные мелкие свободные земледельцы. Восстание началось в 283 году при императоре Карине.Против них от направил своего сына Карина в титуле августа, разбившего крупные силы мятежников, но так и не покончившего с восстанием. Багауды организовали по римскому образцу свою армию, а их предводители, Аманд и Элиан были провозглашены императорами и начали чеканить собственную монету[9]. Новый император Диоклетиан отослал своего соправителя Максимиана с многочисленной армией в Галлию. После нескольких лет тому удалось разгромить повстанцев, для полного усмирения проводились массовые казни. Однако не все багауды были уничтожены, война превратилась в партизанскую борьбу. Известно, что когда Юлиан II Отступник управлял Галлией, он наказал «наглых разбойников», действовавших во многих областях[1]. Однако спустя десятилетие при императоре Валентиниане I, в 368—370 годах, багауды вновь подняли головы. К началу V века наблюдалось общее обеднение Галлии из-за налогов и тяжелого положения мелких собственников[1].

По словам Проспера Аквитанского, целые области «посвящались в багауды»[10]. Первая волна восстаний багаудов в V веке приходится на 408—411 годы. Они охватили почти всю Галлию. В одной из частей Галлии — Арморике бунтовало свободное население, которых эдикты императора Гонория называли багаудами, но оно было усмирено к 412 году[1].

Вторая волна приходится на 435—437 годы. В это время вся Трансальпийская Галлия отделилась от Рима, а предводителем восстания был некий Тибато. Проспер рассказывает о том, что «почти все рабы Галлии взялись за оружие и присоединились к багаудам»[10]. Против восставших воевал будущий император Майориан. Лишь в 437 году полководцу Флавию Аэцию удалось пленить Тибато и на некоторое время подавить восстание. В 448 году в Арморике было ещё одно восстание, но к 451 году оно также было подавлено[1].

К половине V века движение багаудов перекинулось и на северную Испанию. Сообщение хроники Идация за 441 год: «Астурий, начальник военных сил в Галлии, посланный в Испанию, избивает множество таррагонских багаудов». По всей видимости, Таррагона была центром восстания. Другим центром являлась Арациола. Сообщение хроники Идация за 443 год: «К Астурию, начальнику того и другого войска, посылается в качестве преемника зять его Меробавд… За короткое время своей власти он сокрушает надменность арацеллитанских багаудов». Бессильная империя обратилась за помощью к вестготам, которые в 454 году разгромили багаудский центр Таррагону[1].

Однако и потом испанские багауды всё ещё продолжали действовать. В 458—460 годах император Майориан совершил поход в Испанию, где воевал с багаудами. Спустя тридцать лет багауды Таррагонии восставали против вестготского короля Алариха II. Подавление восстания досталось ценой больших усилий, но вестготы сумели пленить вождя багаудов Бурдунелла. Бурдунелл был привезен в Тулузу, где и был казнен в 498 году. С тех пор о багаудах хроники не упоминают[1].

Напишите отзыв о статье "Багауды"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Дмитрев, 1940.
  2. Латинские панегирики. IV. 4.
  3. Аврелий Виктор. О цезарях. XXIX. 17.
  4. Павел Орозий. История против язычников. VII. 25.
  5. Сальвиан. Об управлении Божием, или Провидении. V. 6.
  6. 1 2 Ковалёв С. История Рима. Часть II. Империя. Глава Х. Конец Антонинов
  7. Дион Кассий. Римская история. LXX. 5.
  8. Corpus Inscriptionum Latinarum [db.edcs.eu/epigr/epi_einzel_de.php?p_belegstelle=CIL+03%2C+10471&r_sortierung=Belegstelle 3, 10471]
  9. 1 2 Ковалёв С. История Рима. Часть II. Империя Глава ХII. Кризис II века
  10. 1 2 Проспер Аквитанский. Хроника. 435.

Литература

  • Дмитрев А. Д. [ancientrome.ru/publik/dmitrev/dmitr01.htm Движение багаудов] (рус.). 1940. Проверено 24 февраля 2012. [www.webcitation.org/67YAfYHtv Архивировано из первоисточника 10 мая 2012].
  • Alexander Demandt, Die Spätantike. Römische Geschichte von Diocletian bis Justinian. 284—565 n. Chr. C. H. Beck, München 2007, ISBN 978-3-406-55993-8, S. 370f.
  • John F. Drinkwater, The Bacaudae of fifth-century Gaul. In: John F. Drinkwater, Hugh Elton (Hrsg.): Fifth-century Gaul. A crisis of identity? Cambridge University Press, Cambridge u. a. 1992, ISBN 0-521-41485-7, S. 208—217.
  • Thompson, E. A., Romans and Barbarians: The Decline of the Western Empire. (Madison: University of Wisconsin Press) 1982.
  • Léon, J.C.S., Les sources de l’histoire des Bagaudes (Paris) 1996.
  • Léon, J.C.S., Los bagaudas: rebeldes, demonios, mártires. Revueltas campesinas en Galia e Hispania durante el Bajo Imperio (University of Jaén) 1996.

Отрывок, характеризующий Багауды

Несколько солдат с веселыми и ласковыми лицами остановились подле Пьера. Они как будто не ожидали того, чтобы он говорил, как все, и это открытие обрадовало их.
– Наше дело солдатское. А вот барин, так удивительно. Вот так барин!
– По местам! – крикнул молоденький офицер на собравшихся вокруг Пьера солдат. Молоденький офицер этот, видимо, исполнял свою должность в первый или во второй раз и потому с особенной отчетливостью и форменностью обращался и с солдатами и с начальником.
Перекатная пальба пушек и ружей усиливалась по всему полю, в особенности влево, там, где были флеши Багратиона, но из за дыма выстрелов с того места, где был Пьер, нельзя было почти ничего видеть. Притом, наблюдения за тем, как бы семейным (отделенным от всех других) кружком людей, находившихся на батарее, поглощали все внимание Пьера. Первое его бессознательно радостное возбуждение, произведенное видом и звуками поля сражения, заменилось теперь, в особенности после вида этого одиноко лежащего солдата на лугу, другим чувством. Сидя теперь на откосе канавы, он наблюдал окружавшие его лица.
К десяти часам уже человек двадцать унесли с батареи; два орудия были разбиты, чаще и чаще на батарею попадали снаряды и залетали, жужжа и свистя, дальние пули. Но люди, бывшие на батарее, как будто не замечали этого; со всех сторон слышался веселый говор и шутки.
– Чиненка! – кричал солдат на приближающуюся, летевшую со свистом гранату. – Не сюда! К пехотным! – с хохотом прибавлял другой, заметив, что граната перелетела и попала в ряды прикрытия.
– Что, знакомая? – смеялся другой солдат на присевшего мужика под пролетевшим ядром.
Несколько солдат собрались у вала, разглядывая то, что делалось впереди.
– И цепь сняли, видишь, назад прошли, – говорили они, указывая через вал.
– Свое дело гляди, – крикнул на них старый унтер офицер. – Назад прошли, значит, назади дело есть. – И унтер офицер, взяв за плечо одного из солдат, толкнул его коленкой. Послышался хохот.
– К пятому орудию накатывай! – кричали с одной стороны.
– Разом, дружнее, по бурлацки, – слышались веселые крики переменявших пушку.
– Ай, нашему барину чуть шляпку не сбила, – показывая зубы, смеялся на Пьера краснорожий шутник. – Эх, нескладная, – укоризненно прибавил он на ядро, попавшее в колесо и ногу человека.
– Ну вы, лисицы! – смеялся другой на изгибающихся ополченцев, входивших на батарею за раненым.
– Аль не вкусна каша? Ах, вороны, заколянились! – кричали на ополченцев, замявшихся перед солдатом с оторванной ногой.
– Тое кое, малый, – передразнивали мужиков. – Страсть не любят.
Пьер замечал, как после каждого попавшего ядра, после каждой потери все более и более разгоралось общее оживление.
Как из придвигающейся грозовой тучи, чаще и чаще, светлее и светлее вспыхивали на лицах всех этих людей (как бы в отпор совершающегося) молнии скрытого, разгорающегося огня.
Пьер не смотрел вперед на поле сражения и не интересовался знать о том, что там делалось: он весь был поглощен в созерцание этого, все более и более разгорающегося огня, который точно так же (он чувствовал) разгорался и в его душе.
В десять часов пехотные солдаты, бывшие впереди батареи в кустах и по речке Каменке, отступили. С батареи видно было, как они пробегали назад мимо нее, неся на ружьях раненых. Какой то генерал со свитой вошел на курган и, поговорив с полковником, сердито посмотрев на Пьера, сошел опять вниз, приказав прикрытию пехоты, стоявшему позади батареи, лечь, чтобы менее подвергаться выстрелам. Вслед за этим в рядах пехоты, правее батареи, послышался барабан, командные крики, и с батареи видно было, как ряды пехоты двинулись вперед.
Пьер смотрел через вал. Одно лицо особенно бросилось ему в глаза. Это был офицер, который с бледным молодым лицом шел задом, неся опущенную шпагу, и беспокойно оглядывался.
Ряды пехотных солдат скрылись в дыму, послышался их протяжный крик и частая стрельба ружей. Через несколько минут толпы раненых и носилок прошли оттуда. На батарею еще чаще стали попадать снаряды. Несколько человек лежали неубранные. Около пушек хлопотливее и оживленнее двигались солдаты. Никто уже не обращал внимания на Пьера. Раза два на него сердито крикнули за то, что он был на дороге. Старший офицер, с нахмуренным лицом, большими, быстрыми шагами переходил от одного орудия к другому. Молоденький офицерик, еще больше разрумянившись, еще старательнее командовал солдатами. Солдаты подавали заряды, поворачивались, заряжали и делали свое дело с напряженным щегольством. Они на ходу подпрыгивали, как на пружинах.
Грозовая туча надвинулась, и ярко во всех лицах горел тот огонь, за разгоранием которого следил Пьер. Он стоял подле старшего офицера. Молоденький офицерик подбежал, с рукой к киверу, к старшему.
– Имею честь доложить, господин полковник, зарядов имеется только восемь, прикажете ли продолжать огонь? – спросил он.
– Картечь! – не отвечая, крикнул старший офицер, смотревший через вал.
Вдруг что то случилось; офицерик ахнул и, свернувшись, сел на землю, как на лету подстреленная птица. Все сделалось странно, неясно и пасмурно в глазах Пьера.
Одно за другим свистели ядра и бились в бруствер, в солдат, в пушки. Пьер, прежде не слыхавший этих звуков, теперь только слышал одни эти звуки. Сбоку батареи, справа, с криком «ура» бежали солдаты не вперед, а назад, как показалось Пьеру.
Ядро ударило в самый край вала, перед которым стоял Пьер, ссыпало землю, и в глазах его мелькнул черный мячик, и в то же мгновенье шлепнуло во что то. Ополченцы, вошедшие было на батарею, побежали назад.
– Все картечью! – кричал офицер.
Унтер офицер подбежал к старшему офицеру и испуганным шепотом (как за обедом докладывает дворецкий хозяину, что нет больше требуемого вина) сказал, что зарядов больше не было.
– Разбойники, что делают! – закричал офицер, оборачиваясь к Пьеру. Лицо старшего офицера было красно и потно, нахмуренные глаза блестели. – Беги к резервам, приводи ящики! – крикнул он, сердито обходя взглядом Пьера и обращаясь к своему солдату.
– Я пойду, – сказал Пьер. Офицер, не отвечая ему, большими шагами пошел в другую сторону.
– Не стрелять… Выжидай! – кричал он.
Солдат, которому приказано было идти за зарядами, столкнулся с Пьером.
– Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик.
Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист.
Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.

Пьер, не помня себя от страха, вскочил и побежал назад на батарею, как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его.
В то время как Пьер входил в окоп, он заметил, что на батарее выстрелов не слышно было, но какие то люди что то делали там. Пьер не успел понять того, какие это были люди. Он увидел старшего полковника, задом к нему лежащего на валу, как будто рассматривающего что то внизу, и видел одного, замеченного им, солдата, который, прорываясь вперед от людей, державших его за руку, кричал: «Братцы!» – и видел еще что то странное.
Но он не успел еще сообразить того, что полковник был убит, что кричавший «братцы!» был пленный, что в глазах его был заколон штыком в спину другой солдат. Едва он вбежал в окоп, как худощавый, желтый, с потным лицом человек в синем мундире, со шпагой в руке, набежал на него, крича что то. Пьер, инстинктивно обороняясь от толчка, так как они, не видав, разбежались друг против друга, выставил руки и схватил этого человека (это был французский офицер) одной рукой за плечо, другой за гордо. Офицер, выпустив шпагу, схватил Пьера за шиворот.
Несколько секунд они оба испуганными глазами смотрели на чуждые друг другу лица, и оба были в недоумении о том, что они сделали и что им делать. «Я ли взят в плен или он взят в плен мною? – думал каждый из них. Но, очевидно, французский офицер более склонялся к мысли, что в плен взят он, потому что сильная рука Пьера, движимая невольным страхом, все крепче и крепче сжимала его горло. Француз что то хотел сказать, как вдруг над самой головой их низко и страшно просвистело ядро, и Пьеру показалось, что голова французского офицера оторвана: так быстро он согнул ее.

wiki-org.ru

Багауды Википедия

Багау́ды (лат. Bagaudae) — участники антиримского освободительного движения, охватившего северо-западную Галлию, а потом и северо-восточную Испанию.

Выступления багаудов продолжались с III по V век. Основную массу участников движения составляло обнищавшее свободное население, колоны, рабы. Основным районом восстания были области между рекой Сеной и Луарой (обширные густые леса служили хорошим убежищем).[1] Отряды багаудов нападали на виллы крупных землевладельцев и слабо защищённые города. В отдельных районах Галлии багаудам даже удалось создать независимые общины, которые не признавали власть Рима. Руководители багаудов Аманд и Элиан, которых провозгласили императорами, создали армию. Подавленное римлянами восстание снова вспыхнуло в 408 году, в 435—447 годах охватило северо-западную Галлию, однако вновь было подавлено. В середине V века движение распространилось и на северные области Испании. В 454 году вестготы под командованием Фридериха, брата короля Теодориха II, уничтожили испанских багаудов. С тех пор источники не упоминают и галльских багаудов.

Этимология термина

Об этимологии термина «багауды» римские писатели ничего не сообщают. В связи с этим это слово точно не расшифровано. Возможен вариант «борющийся», «борец», если предположить, что слово происходит от кельтского «baja» — «борьба». В византийском словаре Суда слово «βακαύδας» производится от глагола «βαγεύειν», что переводится как «шататься», «бродить», и соответствует латинскому «vagari», «vagi», «vagantes»[2]. На древнегалльском языке словом «bagat» или «bagad» называли какую-либо толпу, сброд, сборище людей[2].

Сословная принадлежность багаудов

Евмений в своём панегирике называет осадивших город Августодунум багаудов разбойниками[3]. Аврелий Виктор упоминает о «шайках поселян и разбойников, которых местные жители называют багаудами»[4]. Павел Орозий пишет о «шайках поселян, которых называли багаудами»[5]. Сальвиан в своём труде «Об управлении Божием, или Провидении» подчёркивает, что слово «багауд» — оскорбительное и унизительное прозвище[6]. В Галлии местные рабовладельцы называли багаудами беглых рабов, разорённых крестьян, дезертиров из легионов и т. д.[2]

История

Багауды начали активно действовать в 187 году при императоре Коммоде во время восстания бывшего солдата Матерна[7]. К тому времени положение галльского сельского населения стало особенно тяжёлым. Провинцию охватил аграрный кризис, из которого она не могла выйти в течение 15—20 лет. Кроме того, на сельском хозяйстве Галлии отрицательно сказались затяжные войны империи (парфянская и маркоманская), сократившие число рабочих рук на полях и плантациях, и занесённая с Востока эпидемия чумы[2].

В таких условиях началось восстание Матерна, из Галлии перешедшее и на Испанию[2]. Римлянам пришлось приложить немалые усилия для подавления бунта, сам Матерн был убит в Риме при попытке организовать свержение Коммода[7]. Когда в 192 году началась гражданская война между Септимием Севером и Клодием Альбином, в Галлии действовали отряды дезертиров, колонов и рабов[8]. После победы над Клодием Север разгромил и эти отряды. В период правления династии Северов в Галлии появились многочисленные отряды разбойников, нападавших на виллы и поля зажиточных людей. Одна надпись, датируемая приблизительно 213—215 годом говорит о посылке отрядов против восставших на границе с Германией[9]. также была создана сеть военных постов[2].

Следующая волна активности багаудов пришлась на кризис III века. Они собирались в отряды, грабили деревни и иногда пытались брать города. В правление галльского императора Тетрике I движение багаудов особенно усилилось, в нём принимали участие и солдаты римской армии. Они взяли один из крупнейших городов Галлии — Августодунум, при разграблении которого часть знати и богатых горожан была истреблена[10]. После того как Тетрик предал свои войска и сдался Аврелиану, тот с жестокостью подавил багаудов[2].

Спустя десять лет, в 283—286 годах, в Галлии началось новое, более сильное, восстание багаудов. Главными участниками были сельские рабы и колоны, к которым присоединились разоренные мелкие свободные земледельцы. Восстание началось в 283 году при императоре Карине. Против них он направил своего сына Карина в титуле августа, разбившего крупные силы мятежников, но так и не покончившего с восстанием. Багауды организовали по римскому образцу свою армию, а их предводители, Аманд и Элиан были провозглашены императорами и начали чеканить собственную монету[10]. Новый император Диоклетиан отослал своего соправителя Максимиана с многочисленной армией в Галлию. После нескольких лет тому удалось разгромить повстанцев, для полного усмирения проводились массовые казни. Однако не все багауды были уничтожены, война превратилась в партизанскую борьбу. Известно, что когда Юлиан II Отступник управлял Галлией, он наказал «наглых разбойников», действовавших во многих областях[2]. Однако спустя десятилетие при императоре Валентиниане I, в 368—370 годах, багауды вновь подняли головы. К началу V века наблюдалось общее обеднение Галлии из-за налогов и тяжелого положения мелких собственников[2].

По словам Проспера Аквитанского, целые области «посвящались в багауды»[11]. Первая волна восстаний багаудов в V веке приходится на 408—411 годы. Они охватили почти всю Галлию. В одной из частей Галлии — Арморике бунтовало свободное население, которых эдикты императора Гонория называли багаудами, но оно было усмирено к 412 году[2].

Вторая волна приходится на 435—437 годы. В это время вся Трансальпийская Галлия отделилась от Рима, а предводителем восстания был некий Тибато. Проспер рассказывает о том, что «почти все рабы Галлии взялись за оружие и присоединились к багаудам»[11]. Против восставших воевал будущий император Майориан. Лишь в 437 году полководцу Флавию Аэцию удалось пленить Тибато и на некоторое время подавить восстание. В 448 году в Арморике было ещё одно восстание, но к 451 году оно также было подавлено[2].

К половине V века движение багаудов перекинулось и на северную Испанию. Сообщение хроники Идация за 441 год: «Астурий, начальник военных сил в Галлии, посланный в Испанию, избивает множество таррагонских багаудов». По всей видимости, Таррагона была центром восстания. Другим центром являлась Арациола. Сообщение хроники Идация за 443 год: «К Астурию, начальнику того и другого войска, посылается в качестве преемника зять его Меробавд… За короткое время своей власти он сокрушает надменность арацеллитанских багаудов». Бессильная империя обратилась за помощью к вестготам, которые в 454 году разгромили багаудский центр Таррагону[2].

Однако и потом испанские багауды всё ещё продолжали действовать. В 458—460 годах император Майориан совершил поход в Испанию, где воевал с багаудами. Спустя тридцать лет багауды Таррагонии восставали против вестготского короля Алариха II. Подавление восстания досталось ценой больших усилий, но вестготы сумели пленить вождя багаудов Бурдунелла. Бурдунелл был привезен в Тулузу, где и был казнен в 498 году. С тех пор о багаудах хроники не упоминают[2].

Примечания

  1. А.М. Прохоров. Большая Советская Энциклопедия. — Третье издание. — Москва: "Советская Энциклопедия", 1970. — 632 с.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Дмитрев, 1940.
  3. Латинские панегирики. IV. 4.
  4. Аврелий Виктор. О цезарях. XXIX. 17.
  5. Павел Орозий. История против язычников. VII. 25.
  6. Сальвиан. Об управлении Божием, или Провидении. V. 6.
  7. 1 2 Ковалёв С. История Рима. Часть II. Империя. Глава Х. Конец Антонинов
  8. Дион Кассий. Римская история. LXX. 5.
  9. ↑ Corpus Inscriptionum Latinarum 3, 10471
  10. 1 2 Ковалёв С. История Рима. Часть II. Империя Глава XII. Кризис II века
  11. 1 2 Проспер Аквитанский. Хроника. 435.

Литература

  • Дмитрев А. Д. Движение багаудов (рус.). 1940. Проверено 24 февраля 2012. Архивировано 10 мая 2012 года.
  • Alexander Demandt, Die Spätantike. Römische Geschichte von Diocletian bis Justinian. 284—565 n. Chr. C. H. Beck, München 2007, ISBN 978-3-406-55993-8, S. 370f.
  • John F. Drinkwater, The Bacaudae of fifth-century Gaul. In: John F. Drinkwater, Hugh Elton (Hrsg.): Fifth-century Gaul. A crisis of identity? Cambridge University Press, Cambridge u. a. 1992, ISBN 0-521-41485-7, S. 208—217.
  • Thompson, E. A., Romans and Barbarians: The Decline of the Western Empire. (Madison: University of Wisconsin Press) 1982.
  • Léon, J.C.S., Les sources de l’histoire des Bagaudes (Paris) 1996.
  • Léon, J.C.S., Los bagaudas: rebeldes, demonios, mártires. Revueltas campesinas en Galia e Hispania durante el Bajo Imperio (University of Jaén) 1996.

wikiredia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *