Демократическая Республика Конго, 1960-1964 гг.

До 1960 года, Бельгийское Конго было малоизвестной африканской страной, однако в этот год произошли важные события, обратившие на неё внимание всей мировой общественности и навсегда изменившие судьбу этой страны. Истории, описанные в этой книге, произошли в начале шестидесятых годов, в Конго. Для начала, вспомним вкратце историю этой страны, как говорят профессора «Это не займёт у нас много времени».
 В 1873 году Генри Мортон Стэнли, под покровительством бельгийского короля Леопольда Второго, организовал экспедицию для исследования Конго. У Леопольда Второго были виды на эту африканскую страну, поскольку Бельгии требовалась колония для расширения торговых связей. Спустя шесть лет король искал способ подтвердить свои права на эту территорию и сформировал Интернациональную Ассоциацию Конго. Это было время, когда европейские страны боролись за право обладать африканскими колониями. Споры на тему колоний вынудили принца Бисмарка собрать Берлинскую Конференцию в 1885 году. Участники конференции обсудили вопросы, связанные с границами колоний в Африке, договорились и заключили необходимые соглашения. Отчасти, чтобы сохранить баланс сил, а так же благодаря королю Леопольду Второму, США и тринадцать европейских государств признали независимость Интернациональной Ассоциации Конго. С согласия бельгийского парламента обширная территория примерно в один миллион квадратных миль стала не бельгийской территорией, а собственностью короля и была переименована в Свободное Государство Конго.


 Король Леопольд правил Конго в течение двадцати трёх последующих лет. С одной стороны во время его правления Конго развивалось, с другой стороны он был жёстким правителем. Когда Король Леопольд умер, в 1908 году Конго было официально передано Бельгии в качестве колонии. Колония получила название Бельгийское Конго и была под управлением метрополии до 30-го июня 1960 года.
 Эта страна славилась баснословными запасами минералов, как описал один бельгийский геолог «яблоко раздора богатеев». Большая часть этих месторождений была найдёна ещё во время правления короля Леопольда. В Катанге было найдено огромное количество меди. В Касаи было найдено множество алмазов и других драгоценных камней. Олово, марганец, вольфрам, тантал, древесный уголь и железо были обнаружены в земле Катанги, добавим к этому золото и слоновую кость в провинции Ориентал, где только в Конго всего этого не было. Для добычи этих ископаемых были построены огромные шахты и посёлки, таким образом, в сороковые года Конго добывала 75 процентов кобальта от мировой добычи и 60 процентов от мировой добычи урана! Уран, использовавшийся при создании первой атомной бомбы, был привезён из Шинколобве, медного рудника в Катанге. Помимо минералов, страна богата деревом всех сортов, копалом, пальмовым маслом, кофейными бобами, каучуком, шёлком; цитрусовыми фруктами; разнообразными зерновыми культурами: арахисом, сорго, соей, рафией и капком. Конго – это настоящий сундук сокровищ! Ничего удивительного, что западный мир и СССР проявили более чем академический интерес к судьбе Конго, когда она стала независимым государством - Демократической Республикой Конго, 30го июня 1960 года.
 Рывок к независимости был поразителен. С момента появления, 1908 года, Бельгийское Конго управлялось генерал-губернатором, находившимся в Леопольдвилле и получавшим указания напрямую из Брюсселя. В колонии не было политиков, политических партий и выборов. Ни конголезцы, ни бельгийцы, живущие в Конго, не имели права голоса. Однако, после Второй Мировой Войны ветер перемен в политической жизни стал ощутимее, особенное влияние оказали экс-французские колонии, получившие к тому моменту независимость. Поэтому в 1956 году Бельгия была вынуждена разрешить формирование политических партий в Конго. Результатом этих действий стал резкий толчок к обретению независимости. Напряжение достигло апогея в конце 1959 года. В начале следующего года Леопольдвилль потрясли кровавые мятежи, в которых погибли сотни людей. Это заставило Бельгию пересмотреть свою колониальную политику. В состоянии, близком к панике, бельгийское правительство собрало конференцию в Брюсселе, на которой было решено немедленно даровать колонии независимость. Меньше чем через четыре месяца днём независимости Конго было провозглашёно 30 Июня 1960 года.
За этот короткий промежуток времени Бельгия искала способ сформировать в Конго новое правительство, которое будет иметь националистический характер. Они рассчитывали на то, что унитарная форма правления, как и племенной состав правительства Конго, позволит Бельгии продолжать контролировать свою бывшую колонию. В конце концов, их выбор пал на Патриса Лумумбу, лидера единственной в Конго националистической партии. Остальные политические партии предпочли федеративный строй, который, как они заявляли, предпочтителен для населения Конго, для всех 225 племён, поскольку в этом случае будут учтены их мнения и урегулированы желания каждого племени иметь свою землю и жить автономно. Но Лумумба выиграл выборы и объявил о формировании нового правительства во главе с ним, премьер министром Демократической Республики Конго.
Не прошло и четырёх дней, как Конголезская армия взбунтовалась, бунт быстро перерос в массовые вспышки насилия и мародёрства. В стране снова разразился хаос. Более того, Лумумба подлил масла в огонь: он заявил, что бельгийские офицеры несут ответственность за бунт в стране, а Бельгия составляет планы снова аннексировать Конго! Результатом этого стало бегство массы европейцев. Я до сих пор отчётливо помню эту картину: около шестисот раненых на носилках, в основном женщин, лежащих в ангарах в аэропорту Нджили и ожидающих эвакуации в Брюссель. 
В результате продолжавшихся бунтов, Бельгия решила послать в Конго десантников, чтобы защитить своих сограждан. Помимо всего прочего, за тысячу миль, в столице Катанги, Элизабетвилле, мистер Моис Чомбе объявил Катангу независимым суверенным государством. Как бы то ни было, за три года существования Независимого Государства Катанга, оно не было официально признано ни одним другим государством.
Первыми действиями Чомбе были изгнание из страны бунтующей конголезской армии и развёртывание собственных вооружённых сил – жандармерии Катанги. (Позже я сформировал своё подразделение жандармерии - 4 Cmdo). Жандармерия была использована один раз – для подавления восстания 600 000 дикарей племени Балуба, живущих в северной части Катанги. Они так же требовали независимость.
12 июля Лумумба обратился к ООН с просьбой предоставить военную помощь для изгнания «бельгийских агрессоров» и подчинения Катанги. Три дня спустя в Конго начали прибывать войска ООН, передовые отряды, численностью 25 000 человек. Задача была выполнена, бельгийские солдаты ушли из Конго. Лумумба объявляет военное положение.
 Политическая ситуация в стране начала стремительно ухудшаться. Жители нижнего Конго, представленные АБАКО, второй по численности политической партией, требовали упразднения центрального правительства в пользу конфедерации независимых провинциальных правлений. За этим последовало написание декларации независимости провинции Касаи, под руководством Альберта Калонджи, который провозгласил себя Королём Альбертом. Лумумба молниеносно отреагировал на эти угрозы развала страны, он убедил ООН использовать их войска для воссоединения страны силой. Ему отказали. Тогда Лумумба обратился к Советскому Союзу за военной помощью. СССР оказали ему эту услугу. В середине сентября девятнадцать транспортных самолётов Ил из Москвы прибыли в Леопольдвилль. На борту самолётов находилось большое количество вооружения и транспорта, достаточного для марша на Касаи. В Касаи не было защитников и вооружённые солдаты Лумумбы устроили настоящую резню, убив сотни представителей племени. Будучи окрылёнными успехом, они начали марш на Катангу. Но были отброшены к границе.
 Но в этот раз Лумумба исчерпал все свои возможности. Несмотря на свои ораторские таланты и умение привлекать публику, он проявил себя нестойким и неуверенным дипломатом и некомпетентным главой правительства. Президент Касавубу освободил Лумумбу от должности. Лумумба хотел отставки президента. Касавубу выбросил своего козырного туза, посадив Лумумбу под домашний арест. В результате коммунистические члены правительства выдвинулись в Стэнливилль, где установили свой независимый режим, во главе Этони Гизенга.
 Почва уходила из под ног правительства. Для сохранения страны от полной анархии, Джозеф Мобуту, молодой полковник конголезской армии, сформировал свой институт правления и сменил разбегающееся правительство. Одни из первых его действий стали закрытие Советского и Чешского посольств и изгнание их представителей из Конго.
 Воцарилась тишина и покой. Но не на долго. В январе 1961 Лумумба сбежал из-под домашнего ареста и, был полон решимости добраться до Стэнливилля. Однако он был схвачен. Касавубу и Мобуту послали его под вооружённой охраной в Элизабетвилль, где Чомбе, скрепя сердце, принял его в полуживом состоянии. Месяц спустя, правительство Катанги официально объявило, что Лумумба был убит во время побега из барака, где его содержали под стражей. Во всём мире разразился фурор, в коммунистических кругах Лумумбу представляли как мученика, а правительство Чомбе считали виновным в смерти Лумумбы.
 Вплоть до этого момента, силы ООН в Конго вели спокойное существование и играли пассивную роль в происходящем, а в случае вмешательства в конфликт они не допускали никаких недостойных действий со своей стороны. Не смотря на то, что действия ООН были крайне неэффективными, на мир они произвели впечатление слабой команды второго состава, играющей на выезде. Однако, штаб миротворческих сил ООН в Черепашьем заливе, собирался изменить эту ситуацию. Уже 21 февраля Совет Безопасности ООН, озабоченный смертью Лумумбы и «опасностью крупномасштабной гражданской войны, кровопролитием и угрозой миру и безопасности», принял резолюцию, обязующую «немедленно вывести и эвакуировать из Конго все бельгийские и другие сторонние вооружённые силы, вспомогательный военный персонал, политических советников, не находящихся под контролем ООН, и наёмников».
 Моис Чомбе среагировал моментально, созвав совместную конференцию в Тананариве, столице Мозамбика, на которой участники решительно отвергли резолюцию Совбеза ООН от 21 февраля, требуя немедленного вывода войск ООН из Конго. На конференции было заявлено о согласии сформировать федеративное государство. В Нью-Йорке эта смелая инициатива Чомбе вызвала огромный политический резонанс, чреватый серьёзными последствиями. Сразу же было решено предпринять решительные действия против Катанги, дабы скорее покорить Леопольдвилль. США чётко выступили с этой позицией, таким образом и Страны Третьего Мира начали одобрять и поддерживать действия ООН. Глядя назад, в прошлое, мне кажется, что в тот момент перевес сил был определённо не в пользу Чомбе. С того момента, можно сказать, Чомбе начал сражаться один, против всего общественного мнения. 
 В результате этих лихорадочных действий в Нью-Йорке, Касавубу согласился принять резолюцию Совбеза ООН от 21 февраля. В обмен на это, Конго была обещана существенная финансовая помощь. Касавубу покорно отверг Тананаривское соглашение.
 Это решение выбило Чомбе из колеи. Он созвал новую конференцию, чтобы остаться возле Кокуилхэтвилля, для рассмотрения произошедших событий. Он начал, неумно, но правдиво осудив президента Касавубу, сказал, что тот предал его, отвергнув их совместное решение, принятое на Тананаривской конференции. Чомбе немедленно арестовали и удерживали под домашним арестом два месяца на острове на реке Конго.
 В начале июня произошла установка нового правительства, на сей раз под предводительством Кирилла Адоуллы, в составе правительства были так же Гбенье и Гизенга, коммунисты из отколовшейся провинции Ориентал. В результате прихода коммунистов, в столицу Конго очень быстро были возвращены Советское и Чешское посольства.
 В конце августа представитель ООН в Катанге, мистер Конор Круз О’Браен, поставил перед Чомбе ультиматум: принять текущее конголезское правительство в Леопольдвилле и выполнить резолюцию ООН от 21 февраля. Однако этот ультиматум был отвергнут Катангой. После этого ООН решили использовать силу. В кульминационный момент из Катанги были выгнано некоторое число сторонних политических советников, ко всему прочему в тот момент произошло менее важное событие, 4 Cmdo, подразделение наёмников, которым я командовал, было расформировано.
 Но кризис продолжался. В попытке разрешить это безвыходное положение на месте, м-р Даг Хаммершельд, генеральный секретарь ООН решил полететь в Катангу, чтобы встретиться лично с м-ром Чомбе. 17-го сентября, на подлёте к аэропорту Ндола, Северная Родезия, самолёт разбился. Все пассажиры и члены экипажа погибли.
 Таким образом, последняя возможная попытка стать посредником в переговорах между Катангой и центральным правительством не удалась. Теперь у ООН не осталось выбора. В начале декабря 1961 года они решили атаковать Катангу, используя свои войска, поддерживаемые бомбардировщиками и истребителями. Это решение было подобно щелчку переключателя политики ООН: от пассивного сохранения мира к активному военному вторжению. Их операция имела успех, однако в результате этих действий голубь мира навсегда покинул Конго... Чомбе был вынужден подписать соглашение с Кириллом Адоуллой в Китоне, по которому он обязался прекратить отделение Катанги. Гизенга и Гбенье вернулись в Стэнливилль продолжать своё независимое существование.
 На протяжении всего 1962 года обсуждались условия Китонского соглашения. В конце концов, будучи уверенными, что Чомбе остановлен лишь на время в декабре 1962 ООН решили организовать полноценное вторжение в Катангу, дабы раз и навсегда исключить возможность отделения этой провинции. В результате боевых действий м-р Чомбе был окончательно повержен. После большого кровопролития Независимое Государство Катанга прекратило своё существование. Подавленный экс-президент добровольно ушёл в изгнание в Испанию. 
 Соотношение сил в Конго можно было описать, как, один-ноль, в пользу сепаратистского движения в Стэнливилле, продолжавшего открыто не повиноваться официальному правительству. По каким-то причинам, которые мне никогда не понять, ООН не принимали в серьёз факт вмешательства коммунистов в правительство Конго и разрастание коммунистического сепаратистского движения после сокрушения Чомбе. Ничего не было сделано, чтобы предотвратить их деятельность.
 В начале 1964 года до Леопольдвилля начали доходить слухи о готовящейся революции, организуемой коммунистами. Центром революционной деятельности оказался район Квилу, провинции Леопольдвилль. К маю началась крупномасштабная революция. Центр событий перенёсся из Квилу в Стэнливилль, где началось открытое вооружённое восстание. Солдаты Конголезской Национальной Армии в провинции Ориентал либо бежали на запад, либо примкнули к повстанцам. Менее чем за месяц армия повстанцев, называющими себя Симбами, львами, начала свой поход на столицу, сметая или поглощая всё на своём пути. Казалось, что их невозможно остановить. К концу июня они полностью захватили провинцию Киву и оккупировали Альбертвилль, в Катанге. Теперь в их руках были две трети страны, они имели свои каналы поддержки и обеспечения. Один протянулся вдоль Нила, вокруг Судана, через Абу попадая в восточную часть Конго, а оттуда в Паулис и Стэнливилль. Второй канал протянулся напрямик через озеро Танганьика, от Альбертвилля к Дар ес Саламу и Кигоме.
 Ситуация начала принимать действительно серьёзный оборот. Повстанцы продвигались с жестокостью и скоростью лесного пожара. Перед лицом побед повстанцев, солдаты КНА слабели и столбенели от страха, они верили в магию, практикуемую Симбами. К концу июня их передовые отряды были менее чем в 160 километрах от столицы. Политики собрались, чтобы найти решение. Неожиданной стала идея пригласить м-ра Чомбе вернуться из Испании и занять пост премьер-министра Конго!
 Чомбе вернулся в Конго 1 июля 1964, в день, когда ООН уходили из страны. В это же время повстанцы продолжили своё неотвратимое продвижение к столице. Правительство пыталось предпринять отчаянные меры. В середине июля, с согласия Бельгийского и Американского правительств, они решили сформировать дополнительные подразделения наёмников для поддержки КНА, изо всех сил старающейся противостоять повстанцам. Несколько дней спустя Алистар Уикс и я были приглашены в Леопольдвилль на встречу с мистером Чомбе, премьер министром Демократической Республики Конго. На заседании совета безопасности, председателем которого был главнокомандующий генерал Мобуту, меня попросили сформировать подразделение из тысячи наёмных солдат для оказания помощи Конголезской Национальной Армии в подавлении восстания. 
 Историю формирования подразделения, которое я назвал 5 Commando; остановку продвижения повстанцев за 11 часов; последующий марш на Стэнливилль, с целью спасения 125 пленных, удерживаемых повстанцами; ужасная резня, произошедшая там 24 ноября 1964 года, когда спасение было так близко, всё это подробно описано в моей книге Конголезский наёмник.
 Все истории в этой книге каким-либо образом связаны с событиями тех двух лет. Некоторые из них носят несерьёзный характер, надеюсь, они покажутся и вам забавными, некоторые из них трагичны, в общем, как и все события происходившие в Конго. Но все они проливают свет на жизнь наёмных солдат.
 Десять лет прошло, как Бельгийское Конго стало Демократической Республикой Конго, и позже Республикой Заир. Большое количество названий городов и населённых пунктов были изменены на те, что лучше запечатлели племенные истоки. Леопольдвилль стал Киншасой, Стэнливилль стал Кисангани, Элизабетвилль стал Лубумбаши, Альбертвилль стал Калемие и так далее. Поскольку события, описанные в этой книге, происходили сразу после получения Конго независимости, я сохранил карты с оригинальными географическими названиями времён колоний, использовавшиеся нами в то время.
(с) Майк Хоар. Введение из книги Congo Warriors. За перевод пинать меня.

5cmdo.livejournal.com

МЯТЕЖНАЯ ПРОВИНЦИЯ. ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА В КОНГО 1960-1963 гг.

В последней четверти XIX века маленькая Бельгия, умело играя на противоречиях между Англией, Францией и Германией, смогла установить свой контроль над громадной и богатой природными ресурсами территорией в самом центре Африки. Бельгийцы почти без сопротивления со стороны местных племен оккупировали эту территорию, а в 1908 году объявили ее своей колонией. Северо-западную часть страны захватила Франция, создав колонию Французское Конго.

В феврале 1958 года Французское Конго стало «автономным государством» в составе Французского Сообщества, а 14 августа обрело независимость.

Одновременно активизировались национально-освободительные силы и в Бельгийском Конго. После вооруженных восстаний в Элизабетвилле (Лубумбаши) и Леопольдвилле (Киншасе) правительству Бельгии пришлось вступить в переговоры с местной оппозицией. На Брюссельской конференции в феврале 1960 года было решено, что 30 июня Конго станет независимым государством, но на его территории останутся бельгийские войска.

Бельгия не сделала ничего, чтобы хоть как-то подготовить свою колонию к самостоятельной жизни. Из всего 14-миллионного чернокожего населения Конго только 17 человек имели высшее образование. Брюссель рассчитывал, что новорожденное государство не сможет самостоятельно справиться с навалившимися на него проблемами и попадет в полную зависимость от бывшей метрополии. Но если первая половина плана была реализована полностью (конголезцы оказались не в состоянии управлять столь огромной страной), то по второму пункту бельгийские власти потерпели полное фиаско. Тотчас же вслед за провозглашением независимости по всей стране прокатилась волна грабежей, погромов и убийств выходцев из Европы. Те, кто остался жив, в панике бежали, бросая имущество. В наступившем хаосе бельгийцы быстро потеряли контроль над ситуацией.

Не лучше обстояли дела и у местной администрации. Первый президент республики Конго Жозеф Касавубу назначил премьер-министром Патриса Лумумбу, придерживавшегося левых взглядов. Но на периферии власть президента и премьера была лишь номинальной. В каждой из шести провинций заседало свое правительство, а в сельских районах всем заправляли племенные вожди. Вдобавок страна буквально кишела вооруженными бандами, которые не подчинялись вообще никому.

Наиболее острая ситуация сложилась в богатейшей провинции Катанга (Шаба), где находились огромные залежи меди и месторождения алмазов, разрабатываемые западными компаниями. 11 июля глава провинции Моис Чомбе объявил Лумумбу «агентом Кремля» и отказался подчиняться центральному правительству. Сепаратистские устремления Чомбе поддержала Бельгия, боявшаяся потерять доходы от медных рудников и алмазных копей. Возникла реальная угроза распада страны. Лумумба сразу обратился в ООН за военной помощью для подавления восстания.

Уже через три дня, 14 июля первый контингент войск ООН, состоящий из тунисских военнослужащих, высадился в столице Конго Леопольдвилле. Одновременно международное сообщество потребовало незамедлительного вывода бельгийской армии из Катанги. К концу месяца бельгийцы частично выполнили это требование, оставив лишь небольшой гарнизон в столице провинции Элизабетвилле. Тем временем Чомбе начал спешно формировать собственную армию, костяк которой составили европейские и американские наемники.

Кроме всего прочего, был создан и «военно-воздушный флот». Первые упоминания о так называемых ВВС Катанги («Авикат») относятся к июлю-августу 1960 года. Чомбе при помощи бельгийцев организовал их на базе авиатехники, найденной на ближайшем к Элизабетвиллю аэродроме Луано. К моменту начала мятежа там находилось девять двухмоторных пассажирских самолетов Де Хэвилленд «Доув» (Dove), из которых только два могли подняться в воздух (позднее отремонтировали еще несколько машин). Кроме того, мятежники захватили восемь учебно-тренировочных «Тексанов», четырехмоторный пассажирский Де Хэвилленд «Херон», а также два вертолета: «Сикорский» S-55 и «Алуэт II». Поскольку в Катанге не нашлось ни одного пилота-африканца, все летные вакансии заняли наемники. Из них же, разумеется, был и командир «Авиката» майор Волан.

Правительственные ВВС обладали лишь несколькими допотопными бипланами «Джипси Мот». Правда, уже летом 1960 года в Конго прибыли 10 советских транспортно-пассажирских Ил-14 и пять вертолетов Ми-4 с экипажами. Но в боевых действиях они не участвовали.

24 августа вслед за Катангой провозгласила независимость провинция Касаи. Войска центрального правительства пытались подавить очередной мятеж, но были отбиты. Чомбе поддержал сепаратистов Касаи, и «Авикат» стал привлекаться для доставки им боеприпасов и вооружения. В сентябре все наличные самолеты занимались эвакуацией европейцев из прифронтовых районов. Тогда же отмечены первые случаи боевого применения авиации. Из дверных проемов вертолета S-55, «Херона» и «Доувов» катангцы сбрасывали на головы правительственных войск самодельные бомбы – ручные гранаты со своеобразными «замедлителями», сделанными из … пивных бутылок. Чтобы избежать преждевременного подрыва гранаты еще в воздухе, ее рукоятку вставляли в горлышко бутылки, которое удерживало предохранительную скобу в прижатом состоянии. При ударе об землю бутылка разбивалась, освобождая предохранитель.

В декабре президент Касавубу арестовал Патриса Лумумбу и выдал его Чомбе, надеясь таким образом «откупиться» от лидера сепаратистов и склонить его к прекращению мятежа. Но Чомбе, расправившись с бывшим премьером (официальная версия смерти Лумумбы – «убит при попытке к бегству»), даже не думал идти на уступки. Напротив, в феврале 1961 года он объявил в Катанге всеобщую мобилизацию.

Незадолго до этого «Авикат» получил серьезное по местным меркам пополнение: в январе бельгийцы передали своему ставленнику три реактивных учебно-боевых самолета Фуга СМ. 170 «Мажистер». Но в том же месяце ВВС сепаратистов понесли и первую потерю. 31 января при бомбардировке гарнизона правительственных войск в районе озера Упемба кто-то из наемников случайно уронил в салоне «Доува» ручную гранату с выдернутой чекой. От взрыва самолет развалился в воздухе. После этого случая «пивные бомбы» больше не применялись, а «Херон» и «Доувы» переделали в некое подобие «ганшипов»: в дверных проемах установили станковые пулеметы «Браунинг».

В марте Чомбе под нажимом ООН согласился вступить в переговоры с президентом Касавубу. Переговоры закончились неудачей, после чего Касавубу, несмотря на данные им гарантии безопасности, арестовал Чомбе и заставил его подписать приказ о роспуске своей армии. Но едва оказавшись на свободе, лидер сепаратистов, естественно, отрекся от этого соглашения. Вскоре вооруженные силы Катанги во главе со знаменитым наемником Майклом Хором по кличке «бешеный Майк» начали продвижение на север страны. Наступление проводилось при активной поддержке с воздуха. В частности, тройка «Доувов», используемых в качестве штурмовиков, способствовала взятию стратегически важного населенного пункта – города Маноно.

28 июня 1961 года разбился первый из катангских «Мажистеров». Пилот-бельгиец отрабатывал фигуры высшего пилотажа для военного парада в честь дня независимости мятежной провинции и не справился с управлением. Вскоре возникли проблемы с двигателем второго такого же самолета. Из-за отсутствия запчастей и квалифицированных специалистов отремонтировать его так и не удалось. Таким образом, к началу августа в составе «Авиката» осталась всего одна реактивная машина.

21 августа 1961 года Генеральный Секретарь ООН Даг Хаммаршельд, убедившись, что мирным путем урегулировать конфликт невозможно, впервые в истории этой организации санкционировал массированное применение вооруженных сил против сепаратистов Катанги. На территории Конго была создана достаточно мощная воинская группировка. Воздушные силы ООН, возглавляемые канадским генералом Моррисоном, состояли из ударной группы (шесть фронтовых бомбардировщиков «Канберра» ВВС Индии и шесть истребителей-бомбардировщиков SAAB J-29 ВВС Швеции), а также эскадрильи прикрытия (шесть истребителей F-86 «Сэйбр» ВВС Эфиопии). Кроме того, в обеспечении операции участвовали военно-транспортные самолеты Италии, Канады, Аргентины и Бразилии.

О том, с чем пришлось столкнуться ООНовцам в Африке, красноречиво свидетельствует такой факт: 13 итальянских летчиков были захвачены в плен взбунтовавшимися солдатами конголезской армии. Пленников сразу убили, трупы расчленили и … съели, а то, что не доели, – продали на местном рынке. После этого инцидента Италия немедленно эвакуировала всех своих граждан из Конго.

Но несмотря на подобные «издержки», присутствие регулярных войск быстро дало результаты. Отряды ООН, преодолев сопротивление сепаратистов, взяли под свой контроль центры коммуникаций вокруг Элизабетвилля. Уже 28 августа был захвачен аэродром в Луано, где находилось большинство самолетов и вертолетов Катанги. Однако машины, рассредоточенные на аэродромах Кисенегеи и Колвези, не пострадали и продолжали наносить ощутимый урон миротворцам.

13 сентября силы ООН штурмом взяли Элизабетвилль, но армия Чомбе, оставив свою столицу, продолжала упорно сражаться. В тот же день французский наемник Жозеф Маген на «Мажистере» атаковал и уничтожил две индийских бронемашины, после чего обстрелял подразделение ирландских миротворцев, нанеся им серьезный урон. В последующие несколько дней одинокий самолет нанес ряд ощутимых ударов по авиабазам ООН. На аэродроме Луано он уничтожил несколько транспортных самолетов и повредил контрольно-диспетчерскую башню, а аэродром в Баке вообще был на несколько месяцев выведен из строя. Кроме того, неугомонный француз сбросил две бомбы на только что захваченный ООНовцами аэропорт Элизабетвилля. Самое интересное, что это произошло в тот момент, когда военные чины ООН собрали в городе пресс-конференцию, чтобы отрапортовать об успешном завершении операции!

На самом деле праздновать победу было рано. Буквально через несколько дней войска Чомбе, перегруппировавшись и собрав подкрепления, вновь овладели Элизабетвиллем. Чтобы остановить кровопролитие, Даг Хаммаршельд решил лично вступить в переговоры с катангским диктатором. 18 сентября генсек ООН вылетел на своем самолете в столицу Конго. Но в Леопольдвилле его так и не дождались. Через несколько дней обломки машины были найдены в джунглях Северной Родезии у города Ндоло.

В гибели Дага Хаммаршельда до сих пор есть много неясного. Согласно официальной версии он разбился в авиакатастрофе, но точную причину трагедии установить не удалось. Между тем, ходили упорные слухи, что самолет генсека был сбит истребителем – катангским «Мажистером» или родезийским «Вампиром». Приводилось свидетельство одной негритянки, жительницы Северной Родезии (ныне – Замбия), которая якобы видела в день катастрофы большой самолет, преследуемый маленьким. Маленький самолет быстро догнал большой, после чего тот загорелся и упал.

Правда это или вымысел, сейчас сказать трудно. Во всяком случае, и в Катанге, и в Родезии, которая в те годы управлялась белым меньшинством, активно поддержавшим конголезских сепаратистов, имелось немало людей, заинтересованных в срыве миссии ООН. Смерть Хаммаршельда – активного сторонника этой миссии – как раз и отвечала подобным интересам.

Но те, кто надеялся, что гибель Хаммаршельда повлечет за собой вывод миротворческих сил из Конго, просчитались. Новый генсек ООН У.Тан сохранил прежний курс. Чомбе оставалось только полагаться на армию. В преддверии новых боев он активно занялся закупками оружия и пополнением парка своих ВВС: на «черном» рынке были куплены пять двухмоторных транспортников «Дорнье» Do.28A и четыре Пайпера РА-24 «Команч» (одномоторный четырехместный многоцелевой самолет). В октябре через ЮАР прибыло 10 учебно-тренировочных «Тексанов» с пилотами и механиками. По прибытии на самолеты установили пилоны для подвески вооружения и сразу отправили в бой.

Группу возглавлял один из наиболее известных пилотов-наемников польский ас Второй Мировой войны Ян Зумбах, сбивший 12 немецких самолетов. В дальнейшем этот искатель приключений «отметился» еще во многих вооруженных конфликтах на территории Африки.

В ноябре правительственные войска Конго вступили в Катангу, но очень скоро были разбиты и отброшены на исходные позиции. Тогда вновь за дело взялись международные силы ООН. На этот раз операция готовилась более тщательно и шансы на успех были гораздо выше.

5 декабря все наличные самолеты Чомбе нанесли мощный бомбовый удар по наступающим колоннам миротворцев. В ответ на это шведские J-29 и индийские «Канберры» двое суток «обрабатывали» аэродром Колвези. В результате были, наконец, уничтожены так долго досаждавший ООНовцам «Мажистер» и три «Дорнье». Одна «Канберра» и один СААБ получили повреждения от зенитного огня. Летчикам пришлось совершать вынужденные посадки. Для шведа посадка «на брюхо» прошла благополучно, а индийцам повезло меньше – оба члена экипажа попали в госпиталь с различными травмами.

17-18 декабря силы ООН разгромили сепаратистов и во второй раз взяли Элизабетвилль. 21 декабря Чомбе пришлось распустить наемников и признать суверенитет центрального правительства Конго над Катангой, но он сохранил права автономии и пост главы провинции.

В 1962 году Чомбе вновь разорвал соглашение, начав опять собирать армию и вербовать наемников. Осенью боевые действия возобновились и в них снова приняла участие авиация. 19 октября 1962 года было отмечено последним крупным боевым вылетом ВВС Катанги. Тогда все оставшиеся «Тексаны» атаковали правительственные войска в северной части провинции, сбросив около 70 бомб.

29 декабря все аэродромы мятежников подверглись ударам самолетов ООН. Было уничтожено два только что закупленных «Вампира», шесть «Тексанов», «Команч», «Доув» и «Дрэгон Рэпид». Эта атака поставила точку в истории «Авиката». 14 уцелевших самолетов были в срочном порядке эвакуированы в Анголу. В начале января 1963-го войска ООН полностью очистили территорию Катанги от сепаратистов. 15 января Чомбе бежал в Родезию, а оттуда – в Европу. Так был подавлен этот мятеж, первый, но далеко не последний в крупнейшей стране черной Африки. Нестабильность и угроза гражданской войны сохраняется там до сих пор, о чем свидетельствует недавняя попытка военного переворота.


Поделиться в социальных сетях:


otvaga2004.ru

Холодная война в «сердце Африки». СССР и конголезский кризис, 1960–1964 (С. В. Мазов, 2015)

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ

ЦЕНТР АФРИКАНСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

УНИВЕРСИТЕТ ДМИТРИЯ ПОЖАРСКОГО

Печатается по решению Ученого совета Университета Дмитрия Пожарского

Рецензенты:

д. и. н Егорова Н. И.

д. и. н. Шубин В. Г.

Маркус вдруг понял, что, каким бы огромным ни был мир, Конго всегда будет больше этого мира.

Альберт Санчес Пиньоль. Пандора в Конго.

Эта книга об участии нашей страны в событиях в Конго в 1960–1964 гг., вошедших в историю как конголезский кризис.

В ходе деколонизации Африканского континента Конго превратилось в арену соперничества противников по холодной войне, стало ее первой горячей точкой в Африке южнее Сахары. Конго привлекало многим. Завидным географическим положением – огромная территория в центре континента («сердце Африки»), граничащая с 9 колониями и государствами. Сказочно богатыми стратегическим сырьем недрами – одни из крупнейших в мире месторождения меди, кобальта, урана, промышленных алмазов, значительные залежи тантала, олова, цинка.

США и их союзники по НАТО опасались, что в случае установления в Конго «коммунистического влияния», по принципу домино та же участь постигнет и сопредельные территории.

Опасения были не лишены оснований. Премьер-министром Конго стал Патрис Лумумба, левый националист, почитатель президента Ганы Кваме Нкрумы и президента Гвинеи Секу Туре, установивших отношения с Советским Союзом. Советский лидер Н. С. Хрущев был не прочь пополнить список африканских друзей, с помощью которых он рассчитывал на нараставшей антиколониальной волне ворваться в «мягкое подбрюшье империализма»[1]. Удастся ли СССР действовать в Конго столь же успешно как в Гвинее, Гане, Мали? Этот вопрос для Африки 1960 года был судьбоносным.

После провозглашения независимости Конго 30 июня 1960 г. бывшая метрополия Бельгия использовала антибельгийские настроения конголезцев для дестабилизации положения в своей бывшей колонии. Последовал ввод в Конго бельгийских войск и отделение богатейшей провинции Катанги. Лумумба и президент Конго Жозеф Касавубу потребовали срочно направить войска ООН для «защиты государственной территории Конго от имеющей место внешней агрессии, которая угрожает международному миру»[2].

СССР и США согласились с необходимостью операции ООН в Конго. Конголезский кризис приобрел международный характер. Президент США Дуайт Эйзенхауэр, Хрущев и Лумумба рассчитывали обернуть интернационализацию кризиса в свою пользу. Целью Эйзенхауэра было превратить войска ООН в «щит» против коммунистического проникновения, не допустить прямого советского вмешательства в Конго, защитить интересы Запада руками ООН, сэкономив собственные средства и ресурсы. Хрущев считал, что операция ООН расширит возможности СССР влиять на события в Конго и поддерживать правительство Лумумбы. А конголезский премьер надеялся с помощью войск ООН восстановить территориальную целостность страны. Советский и конголезский лидеры быстро убедились, что через операцию ООН в Конго реализуется американский сценарий. Лумумба обратился к СССР за помощью в обход ООН для проведения военной акции против отколовшейся Катанги. И получил транспортные средства (грузовики и гражданские самолеты) для переброски войск федерального правительства к границам мятежной провинции.

Начало боевых действий против катангских сепаратистов в конце августа 1960 г. привело к обострению кризиса. С помощью войск ООН и прозападных сил внутри Конго Лумумба был отстранен от власти, советское посольство было выслано из Конго. Хрущев дал задний ход. Его конголезская политика стала определяться необходимостью выхода из кризиса, сохранив державное «лицо» СССР и собственную международную репутацию как последовательного борца против колониализма и империализма. В дальнейшем советское руководство избегало шагов, которые могли вызвать эскалацию конфронтации с западными державами в Конго.

Схватка за Конго богата событиями, которые «потрясли мир». Беспорядки, охватившие страну через неделю после провозглашения независимости, отделение Катанги и ввод войск ООН (июль 1960 г.). Убийство Патриса Лумумбы (17 января 1961 г.), одного из символов независимой Африки. Драматическая, полная неожиданных поворотов борьба за возвращение Катанги в состав Конго (1960–1963 гг.), стоившая жизни Генеральному секретарю ООН Дагу Хаммаршельду. Мощное восстание лумумбистов (1964 г.), которое удалось подавить только при помощи внешней военной интервенции, что повлекло гибель десятков белых заложников.

Для поиска путей выхода из кризиса были задействованы все институты и механизмы ООН – Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, специально созданный Консультативный комитет по делам Конго, ситуация в Конго была предметом многочисленных переговоров и бесед. Операция ООН по поддержанию мира в Конго стала одной из наиболее масштабных и сложных для «голубых касок».

Документальную основу книги составили архивные материалы. Наиболее ценные документы автор обнаружил в Архиве внешней политики России (АВП РФ). Это информационные сообщения, аналитические справки и записки, записи бесед, другая «продукция» советского посольства в Конго и Африканских отделов МИД СССР, переписка Хрущева с зарубежными политиками о ситуации в Конго. Этот массив документов неравномерно освещает различные этапы и эпизоды конголезского кризиса. Порой в силу объективных причин: сотрудникам советского посольства в Конго дважды, в сентябре 1960 г. и в ноябре 1963 г., приходилось уничтожать документы, когда гражданам СССР было предписано в течение 48 часов покинуть страну В основном же из-за того, что много информации не рассекречено. Автору не удалось получить ни одного документа советской дипломатической миссии, работавшей в Стэнливиле в 1961 г., когда восточную часть Конго контролировало правительство во главе с преемником Лумумбы Антуаном Гизенгой. Недоступными оказались и материалы о восстании 1964 г.

В Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ) есть материалы об основных направлениях политики СССР в Африке. Рассекреченных документов по Конго – единицы. Остальные хранятся в закрытом для исследователей фонде Международного отдела ЦК КПСС.

В Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ) оказались полезными документы о пребывании в СССР конголезских политиков, приезжавших по линии общественных организаций.

За несколько дней работы в Национальных архивах Соединенного Королевства автор нашел важные документы о ситуации в Конго. Особую ценность представляют материалы о конголезской политике президента Ганы Кваме Нкрумы.

У автора не было возможности работать по конголезской тематике в архивах США. Хорошим подспорьем для исследования конголезского кризиса стали программные документы о политике США в Африке и аналитические материалы Госдепартамента и ЦРУ об активности на континенте стран восточного блока, обнаруженные в Национальных архивах при изучении другой темы.

Некоторой «компенсацией» скудности документов из американских архивов стал сборник, подготовленный к конференции, проведенной сотрудниками Проекта по изучению истории холодной войны Центра Вудро Вильсона в Вашингтоне 23–24 сентября 2004 г.[3] В сборник вошла, в частности, «Аналитическая хронология» событий в Конго, подготовленная ЦРУ. Интересны как «взгляд противника» на действия СССР в Конго многие документы, опубликованные в серии «Международные связи Соединенных Штатов», подготовленной Госдепартаментом[4].

Советские документы из сборников, опубликованных Министерством иностранных дел, позволяют проследить официальную позицию СССР по ключевым событиям конголезского кризиса[5].

Много полезной информации о положении в Конго и советской позиции на разных этапах кризиса содержат материалы ООН – документы Совета Безопасности, Генеральной Ассамблеи, доклады представителей Генерального секретаря в Конго.

Ценным источником являются устные свидетельства непосредственных участников событий, тех, кто буквально «творил историю»[6].

Мемуарный жанр представлен воспоминаниями дипломатов[7], разведчиков, работавших в Конго под дипломатическим прикрытием[8], политиков[9], сотрудников ООН[10], иностранных наемников, воевавших в Конго[11].

Конголезский кризис – лакомое блюдо для исследователей. Американская журналистка и историк Мадлен Калб считает, что битва за Конго «достойна первоклассного приключенческого романа – экзотическое место действия, полный драматизма сюжет, колоритные и влиятельные действующие лица в знаменательный момент своей жизни на фоне рушащейся империи, соперничества великих держав и неожиданного всплеска национализма на всем континенте»[12]. Историография конголезского «триллера» обширна: сотни монографий, тысячи статей.

Работы советских историков составляют ее малую часть. Они содержат полезный фактический материал, но написаны не с целью объективного анализа конголезской политики СССР, а для ее оправдания[13].

Открытие, хотя и весьма ограниченное, отечественных архивных документов позволило пересмотреть стереотипы, сложившиеся в годы холодной войны. Появились работы, где объективно исследованы реальные советские мотивы и действия на различных этапах конголезского кризиса[14]. Однако целостная картина участия Советского Союза в сражении за «сердце Африки» до сих пор не была воссоздана.

Роль СССР в конголезских событиях 1960–1964 гг. не была предметом специального исследования зарубежных авторов. В 1960-е годы большинство западных историков описывали поведение Советского Союза как составную часть изощренного «плана Кремля» по захвату Африки и распространению там коммунистической идеологии[15]. Нередко «красная угроза» преувеличивалась, чтобы логичной и оправданной выглядела политика западных держав, прежде всего США[16]. Объективистский подход был редкостью[17].

В 1970-80-е годы вышли работы, где действия Советского Союза в Конго анализировались не для иллюстрации его экспансионистских устремлений, а как одного из основных участников холодной войны в «сердце Африки», где он противостоял Западу, защищая свои национальные интересы[18]. Хрестоматийную оценку советской политики находим у М. Калб. Решение Хрущева «направить самолеты, оружие и военных советников для помощи Лумумбе в подавлении катангского сепаратизма» было «типичным проявлением авантюризма» советского лидера. Авантюра обернулась отстранением от власти Лумумбы, высылкой из Конго советского посольства, убийством Лумумбы и «личным поражением» Хрущева. Он был вынужден «пересмотреть свои оптимистические выкладки и серьезно взглянуть на африканские реалии». К 1962 г. «после ряда разочарований и поражений в Конго и других странах Африканского континента Хрущев был готов оставить авантюрные мечты и проводить более осторожную, реалистичную политику». И тут его ждало новое разочарование: «Он напрасно искал эффективного радикального политика, который мог бы заменить Лумумбу, и в конце концов решил установить полноценные дипломатические отношения с умеренным правительством во главе с откровенно проамериканским премьер-министром»[19].

Некоторые исследователи расценивают «реализм» Хрущева отнюдь не как здоровую прагматику Бельгийский журналист и социолог Люде де Витте считает, что СССР имитировал конфронтацию с Западом в Конго, «дрался одной рукой», был безразличен к судьбе левых конголезских националистов и руководствовался исключительно собственными интересами: «У Кремля отсутствовали политическая воля, средства и ресурсы для создания реальной угрозы гегемонии Запада в Конго <…> Очевидно, что Кремль не хотел поддерживать Лумумбу безоговорочно во время конголезского кризиса. Его больше интересовала победа в пропагандистской войне, и Хрущев осудил вмешательство Запада, чтобы укрепить дипломатические позиции Советского Союза в афроазиатском мире. Поражение конголезского национально-освободительного движения было сокрушительным ударом для всех борцов за свободу Африки, но не для лишенных видения исторической перспективы, консервативных бюрократов из Кремля, которые относились к Лумумбе и африканскому национализму как к бросовым вещам». В Конго, делает вывод автор, не было холодной войны: «Конголезский кризис в действительности не был войной между Востоком и Западом за гегемонию в Центральной Африке»[20].

Помощник госсекретаря по политическим вопросам Джордж МакГи, курировавший конголезскую политику США с июля 1962 г. по май 1963 г., считает Конго очень опасным фронтом холодной войны. В интервью, данном в 1990 г., он заявил, что у президента Кеннеди «были все основания рассматривать Советы как “врага” в Конго»[21]. Конголезский кризис, полагает американский политик, вполне мог привести к войне между СССР и Соединенными Штатами[22].

Новаторскими стали исследования по конголезскому кризису американского историка Лизы Намикас[23]. Автору удалось воссоздать действительно международную историю кризиса, представив ее как результат сложного взаимодействия пяти основных игроков: США – СССР – Бельгия – ООН – Конго. Это стало возможным благодаря обширной архивной базе – документов из архивов США, Бельгии, России, ГДР. В ГДР Намикас нашла материалы, проливающие свет на советскую позицию по восстанию 1964 г. Документы по этому сюжету в отечественных архивах не рассекречены. Она считает, что советская политика в Конго была результатом ситуативного сочетания прагматических и идеологических императивов. Хрущев, утверждает Намикас, «шел на взвешенный, разумный риск» для «установления советского влияния в Конго». Советский лидер не был «неуклюжим бегемотом, каким его изображали в исторических работах времен холодной войны, он был существом куда более тонко организованным и прекрасно знал свои слабости». Логично, что он «не прикладывал сверхусилий для завоевания господства» в Центральной Африке, «третьестепенном для СССР регионе». Главной ошибкой Хрущева во время кризиса Намикас считает его отказ от массированной помощи Лумумбе и попыток спасти конголезского премьера, когда тот был отстранен от власти. И тут же признает, что это было невозможно для реально оценивавшего свои возможности политика: «Бездействие Хрущева можно объяснить тем, что СССР и так оказался чрезмерно вовлеченным в конфликт на расстоянии 12 тыс. миль от его территории». Такая осмотрительность обернулась тем, что у Советского Союза в Конго «не было последовательной и твердой политики», «отсутствовал лояльный сильный человек во власти или лидер, который хотя бы просто был внутренне готов вести холодную войну в Африке, как это было в Азии и Латинской Америке»[24].

Монография Л. Намикас ввела конголезский кризис в контекст споров в историографии холодной войны между неоортодоксами и постревизионистами. Первые возлагают ответственность за холодную войну на СССР со всеми вытекающими оценками ее генезиса, сущности и эволюции. Доказывают, что советская внешняя политика определялась решающим образом идеологическими императивами, а США лишь реагировали на пропагандистское и политическое наступление восточного блока[25]. Вторые считают, что холодная война стала порождением взаимного непонимания, признают наличие мощной идеологической составляющей и в американской политике[26].

Намикас твердо занимает сторону постревизионистов: «Новые данные однозначно свидетельствуют о том, что никто из противников по холодной войне адекватно не представлял цели другой стороны или пределы, до которых она будет (или не будет) защищать свои позиции в Конго. Отстаивание идеологических принципов, которые определяли цели более важные, чем материальные и приземленные, повышало значимость кризиса. Обе сверхдержавы хотели избежать прямого столкновения, но также стремились не выглядеть слабыми перед молодыми независимыми государствами»[27].

С постревизионистских позиций написана и работа Элизабет Шмидт, где событиям в Конго в 1960–1965 гг. посвящена отдельная глава[28].

Я ставил цель выяснить роль Советского Союза в конголезском кризисе, исследовать его мотивы, намерения и действия на основе архивных материалов и в контексте поведения других игроков, иностранных и конголезских.

Конголезский кризис для СССР – одно из проигранных сражений холодной войны. Н. С. Хрущев не написал о нем ни слова в своих воспоминаниях[29]. Сегодня необходимо осмыслить причины поражения и сделать правильные выводы. На будущее. Российский историк А. И. Фурсов обосновал эту потребность точно и ясно: «Нам нужно беспощадно честное знание о самих себе, о причинах своего исторического поражения в конце XX века. Это необходимое, хотя и недостаточное условие не только побед, но и выживания в XXI веке в тех испытаниях, которые он несет и которые не за горами»[30].

Автор писал эту книгу с надеждой, что она может оказаться небесполезной для преодоления Россией вызовов наступившего века. Из Африки их идет немало.

Выражаю глубокую благодарность и признательность следующим людям и организациям: дирекции Института всеобщей истории РАН (директор академик РАН А. О. Чубарьян) за возможность осуществить этот проект; сотрудникам Центра африканских исследований Института всеобщей истории РАН (руководитель академик РАН А. Б. Давидсон) за ценные замечания, предложения и советы; американскому историку Лизе Намикас за плодотворное сотрудничество на ниве изучения конголезского кризиса и уникальную информацию о политике США в Конго; рецензентам, доктору исторических наук Н. И. Егоровой и доктору исторических наук В. Г Шубину, за внимательное прочтение рукописи и конструктивные замечания; А. В. Дмитриеву за работу над картами; сотрудникам Архива внешней политики Российской Федерации, Государственного архива Российской Федерации, Российского государственного архива новейшей истории, Российского государственного архива кинофотодокументов, Национальных архивов Соединенного Королевства, Национальных архивов США за профессиональную помощь и благожелательное отношение к автору.

kartaslov.ru

Конголезский кризис - это... Что такое Конголезский кризис?

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 13 мая 2011.
Конго в 1960—1961 году:
     территория, контролируемая президентскими силами      территория, подконтрольная сторонникам Лумумбы      территория самопровозглашенного государства Касаи      территория самопровозглашенного государства Катанги

Конголезский кризис (фр. Crise congolaise) (1960—1965) — острый политический кризис, охвативший бывшее Бельгийское Конго после обретения независимости 30 июня 1960 года до прихода к власти Джозефа Мобуту. В результате столкновений погибло более 100 тыс. человек[1].

Ход конфликта

С первых же дней существования нового государства обострились противоречия между консервативным президентом Касавубу (партия АБАКО) и левонационалистическим премьер-министром Лумумбой (партия КНД), на которые наложились центробежные стремления регионов: уже спустя несколько дней после декларации независимости объявил о праве на самоопределение богатый, но отдаленный от центра юго-восточный регион Катанга во главе с Чомбе. Примеру Катанги последовало Касаи во главе с Альбером Калонджи. Премьер Лумумба пытался жестко бороться с сепаратистами, для этих целей он даже обратился за помощью к СССР, за что получил репутацию «просоветского» лидера. После обострения конфликта с президентом, на сторону которого неожиданно встал министр обороны Мобуту, Лумумба попытался создать альтернативное правительство в Стэнливиле (где он имел поддержку), однако был захвачен по одной версии конголезскими солдатами, переправлен в Элизабетвиль и убит 17 января 1961. Новым премьером стал лумумбист Антуан Гизенга, которого вскоре сменил Сирил Адула, а затем в июле 1964 этот пост был предложен лидеру сепаратистов Чомбе. Для наведения порядка Чомбе активно приглашал бельгийских наемников, за что получил репутацию «империалиста». На востоке страны началось восстание Симба, поддержанное СССР и провозгласившее Лумумбу героем. Для борьбы с повстанцами бельгийские власти совместно с США провели операцию Красный дракон. Кризис завершился военным переворотом, осуществленным Мобуту.

Последствия

Фактически кризис с приходом к власти Мобуту был лишь заморожен, но не решен[источник не указан 492 дня]. Его новая эскалация произошла в 1996, когда бывший лумумбист Лоран Кабила поднял успешное восстание и захватил в 1997 власть в стране. Однако контекст холодной войны (и деление на про- и антисоветские силы) был уже потерян, кроме того появился новый фактор в лице геноцида в соседней Руанде.

Ссылки

См. также

  • ONUC — миротворческая операция ООН в Конго

Примечания

biograf.academic.ru

Конголезский кризис (1960-1965 гг.)

⇐ ПредыдущаяСтр 172 из 355Следующая ⇒

 

Конголезский кризис (1960-1965 гг.) – острый политический кризис, охвативший бывшее колониальное владение Бельгии Бельгийское Конго после обретения независимости 30 июня 1960 г. Кризис вышел за рамки Конго и стал еще одним крпуным кризисом эпохи «холодной войны». Уже через месяц после провозглашения независимости от Бельгии Конго стало первой «горячей точкой» «холодной войны» в Тропической и Южной Африке. Во время конголезского кризиса СССР оказал прямую помощь левым националистическим силам и столкнулся с мощным, координированным противодействием ведущих стран Запада и, в первую очередь, США.

С первых же дней существования нового государства Конго, обострились противоречия между консервативным президентом Ж. Касавубу (партия АБАКО) и левонационалистическим премьер-министром П. Лумумбой (партия КНД), на которые наложились центробежные стремления регионов: уже спустя несколько дней после декларации независимости объявил о праве на самоопределение богатый, но отдаленный от центра юго-восточный регион Катанга во главе с М. Чомбе. Примеру Катанги последовало Касаи во главе с А. Калонджи.

Премьер Патрис Лумумба пытался жестко бороться с сепаратистами, для этих целей он обратился за помощью к СССР, за что получил репутацию «просоветского» лидера. После обострения конфликта премьера с президентом, на сторону которого неожиданно встал министр обороны С.С. Мобуту, П. Лумумба попытался создать альтернативное правительство в Стэнливиле, где он имел поддержку, однако был захвачен по одной версии конголезскими солдатами, переправлен в Элизабетвиль и убит 17 января 1961 г. Новым премьером стал лумумбист А.Гизенга, которого вскоре сменил С. Адула, а затем в июле 1964 г. этот пост был предложен лидеру сепаратистов М. Чомбе. Для наведения порядка М. Чомбе активно приглашал бельгийских наемников, за что получил репутацию «империалиста». На востоке страны началось восстание Симба, поддержанное СССР и провозгласившее П. Лумумбу героем. Для борьбы с повстанцами Бельгия совместно с США провела операцию «Красный дракон». В конечном счете, Конголезский кризис завершился военным переворотом, осуществленным С.С. Мобуту.

 

«Руки прочь от Республики Конго!»

(Из письма Н. С. Хрущева по поводу агрессии против Республики Конго,

Июля 1960 г.)

 

Опубликовано в газете «Правда» в номере от 16 июля 1960 г.

 

...Империалистическая интервенция против Республики Конго – это попытка задержать процесс полного освобождения Африки и, если возможно, повернуть его вспять. В каждой из колоний Африки сейчас орудуют по нескольку колониальных держав, крупные монополии которых ради презренных барышей грабят народы этих стран. Известно, что старое Конго было не только бельгийской колонией. Штык был бельгийский, а хозяева – американские, бельгийские, английские, западногерманские крупные монополии. И когда конголезский народ сверг бельгийское колониальное иго, он сверг коллективное колониальное иго империализма над Конго. Вот почему нынешняя агрессия против Конго, осуществляемая руками бельгийских войск, является в сущности коллективной империалистической агрессией тех держав, крупные монополии которых засели в Конго, и прежде всего в ее богатейшей провинции Катанга...

Требование Советского Союза простое – руки прочь от Республики Конго!..

 

 

Помощь СССР Республике Конго

(Телеграмма Н. С. Хрущева премьер-министру Конго П. Лумумбе,

Июля 1960 г.)

 

Советскому правительству стало известно о тяжелом положении со снабжением продовольствием населения Республики Конго, вызванном империалистической агрессией, развязанной против Конго. Нам понятны эти трудности, так как мы в первые годы существования Советского государства сами их переживали. Движимое дружескими братскими чувствами советского народа к народу Конго, героически отстаивающему свою свободу и независимость, Советское правительство решило немедленно оказать Республике Конго продовольственную помощь и поставило об этом в известность Генерального секретаря ООН. Направляемое продовольствие общим количеством 10 тыс. тонн включает одну тысячу тонн сахара, 300 тыс. банок молочных консервов, остальное – пшеница.

Соответствующие продукты будут отправлены в срочном порядке самолетами, а также путем направления специального советского судна.

Советское правительство рассматривает эту помощь как выражение своих симпатий к народу Конго и его законному правительству и вместе с тем как выражение его решимости содействовать торжеству справедливого дела, за которое борется Республика Конго, отстаивая свою независимость.

 

О позиции СССР по отношению к Конго

(Из выступления премьер-министра Республики Конго П. Лумумбы,

Июля 1960 г.)

 

Советский Союз был единственной великой державой, чья позиция отвечала воле и желаниям нашего народа. Поэтому Советский Союз оказался единственным из великих держав, который с самого начала поддерживал народ Конго в его борьбе. Я хочу выразить огромную благодарность всего конголезского народа советскому народу и лично премьеру Никите Хрущеву за ту своевременную и большую моральную поддержку, которую ваша страна оказала молодой Республике Конго в ее борьбе против империалистов и колонизаторов. Я хочу также поблагодарить Советский Союз за ту помощь продовольствием, которую он оказывает Конго.

 

О позиции конголезского правительства в отношении

Действий империалистов в Конго

(Из заявления премьер-министра Конго П. Лумумбы,

Августа 1960 г.)

 

Вопреки решениям Совета Безопасности ООН от 14 и 22 июля и 9 августа 1960 г. о прекращении агрессии против Конго и выводе бельгийских войск империалисты продолжали агрессивные действия против молодой республики. Войска ООН из стран Европы и Америки, введенные в Республику Конго, в результате действий генерального секретаря ООН Д. Хаммаршельда, нарушавшего решение Совета Безопасности, практически действовали в интересах империалистических держав.

Правительство Республики Конго:

1. Осуждает личные действия генерального секретаря ООН;

2. Требует немедленного вывода белых войск, которые служат причиной последних инцидентов и недоброжелательное поведение которых по отношению к Конго является явным;

3. Вновь повторяет свое требование о направлении в Конго группы наблюдателей из нейтральных стран, список которых уже направлен Совету Безопасности;

4. Заявляет о своей готовности искренне сотрудничать с Объединенными Нациями в деле мира во всем мире.

 

О положении в Конго

(Из заявления Советского правительства)

 

Опубликовано в газете «Правда» в номере от 7 декабря 1960 г.

 

События последних дней в Конго показывают, что колониальные державы НАТО во главе с США открыто вступили на путь ликвидации парламента Республики Конго и законного правительства, возглавляемого Патрисом Лумумбой, на путь уничтожения завоеванной конголезским народом национальной независимости. Арест и истязание премьер-министра П. Лумумбы, председателя конголезского сената Ж. Окито, председателя палаты представителей Ж. Касонго, ряда министров и депутатов парламента, оставшихся верными своему народу, введенный в стране террор колонизаторов и их наемных агентов говорят о том, что империалистическая агрессия НАТО против Республики Конго, прикрываемая флагом ООН, вступила в новый, еще более острый этап...

Фактически в Конго идет передел влияния и акционерных капиталов между крупными колониальными державами – США, Бельгией, Англией, Францией. Расхищение богатств Конго – вот основа насилия и преступлений, совершаемых сейчас колонизаторами и их агентурой в Конго. Главные виновники и организаторы конголезской трагедии - это крупные бельгийские, американские, английские и французские монополии, рыцари денежного мешка и банковских сейфов. Все остальное – фасад и ложная декорация.

На примере Конго народы Африки, Азии, всего мира видят, что, вырвавшись из одной тюрьмы, можно попасть в другой острог, под гнет старых колонизаторов, действующих в союзе с новыми колонизаторами...

События в Конго учат прежде всего тому, что колонизаторы ничего не отдают добровольно. Каждая уступка вырывается народами силой, каждый шаг вперед к свободе берется с боя. События в Конго быстро рассеивают еще сохранившийся кое-где дух патриархального доверия к вековым угнетателям и к их прислужникам - господам типа Хаммаршельда, Банча, Касавубу. Колонизаторы все еще используют в своих грабительских интересах раздробленность и разногласия между племенами, партиями и организациями, благодушие и недостаточную решительность отдельных борцов за национальную свободу, их наивную веру в закон, установленный колонизаторами, стремление отдельных лиц играть непременно первенствующую роль в событиях, их неумение или нежелание подчинить свои действия и личные интересы национальным интересам общей борьбы за независимость и ее упрочение...

Колониализм считает своими союзниками в Африке нищету, болезни, невежество, предательство, цепи и виселицу. Идеалом колонизаторов является дикая, грубая реакция фашистского типа, колониальное рабовладение. Однако в наши дни независимость и свобода стали для народов необходимыми, как дыхание. Они не только перестали верить в прочность колониальных цепей, но уже порвали большую часть этих цепей. Вот почему на место одного заточенного в тюрьму конголезского патриота, одного замученного или казненного колонизаторами и их агентами деятеля неизбежно встанут тысячи, десятки тысяч новых, еще более решительных борцов, обогащенных опытом своих предшественников, еще лучше организованных...

Однако не всегда и не все африканские, а также азиатские государства сохраняли необходимое единство в ограждении суверенных прав Республики Конго, ставшей жертвой империалистической агрессии. Колониальные державы ловко использовали в своих грабительских интересах возникавшие временами расхождения между этими странами, ошибочную веру некоторых из них в «беспристрастность» исполнительных органов ООН, их доверия к заведомо лживой информации колониальных держав о положении внутри Конго.

Если бы государства Азии и Африки соблюдали такое же единство и решительность, которые были проявлены ими вместе с социалистическими странами, например, в дни суэцкого кризиса осенью 1956 года, то преступные замыслы империалистов в Конго вообще не могли бы осуществиться.

События в Конго со всей ясностью подтверждают правильность позиции Советского правительства, которую оно занимало с самого начала империалистической агрессии против Республики Конго, обоснованность и необходимость решительной и последовательной критики, которой были подвергнуты со стороны Советского Союза действия генерального секретаря ООН Хаммаршельда, сыгравшего лакейскую роль в отношении колонизаторов.

О позорной роли генерального секретаря ООН и его представителей в Конго красноречиво говорит хотя бы следующий факт: когда стало известно, что созданные и оплачиваемые колонизаторами банды Мобуту схватили премьер министра Лумумбу, то представители ООН стали решительно опровергать появившиеся сообщения, будто они пытались помешать бесчинствам указанных банд и помочь премьер-министру. Они стали хвастаться тем, что проявили в связи с этим случаем "невмешательство". Тем самым лишний раз было подтверждено, что холуйская роль представителей ООН, а точнее представителей колонизаторов, проявилась в Конго вовсю.

Там, где требовалось действительное невмешательство, чтобы дать возможность законному правительству выполнять свои функции, представители ООН грубо вмешивались в дела Конго и парализовали деятельность этого правительства. А там, где требовалось оградить главу правительства и других деятелей парламента и правительства Конго от расправы со стороны империалистов и колонизаторов, там, напротив, было проявлено «невмешательство», а в самом деле – пособничество этим империалистам и колонизаторам. Именно в результате таких действий представителей ООН, включая ее генерального секретаря, они, как и находящиеся под их командованием в Конго войска, направленные туда по решению Совета Безопасности, не только не выполнили поручения совета - положить конец агрессии против Республики Конго и защитить ее независимость и территориальную целостность, но стали орудием агрессоров, колонизаторов.

Опасность, нависшая над Республикой Конго, является одновременно опасностью для независимости Нигерии, Сенегала, Ганы, Марокко, Гвинеи и других африканских государств, опасностью для дела мира в Африке и во всем мире. Отсюда вытекает необходимость укрепления единства и организованности народов, ведущих борьбу против колониализма...

Народы вправе потребовать от Организации Объединенных Наций, чтобы она предприняла решительные действия против агрессоров и колониальных насильников, стремящихся удушить независимость Республики Конго. Сложившаяся обстановка в Конго обязывает предпринять эти действия незамедлительно.

Прежде всего необходимо:

Во-первых, немедленно освободить премьер-министра Республики Конго Патриса Лумумбу, председателя сената Окито, председателя палаты депутатов Касонго и других министров и депутатов парламента и одновременно принять все необходимые меры для восстановления деятельности законного правительства и парламента Республики Конго.

Во-вторых, силами находящихся в Конго войск, направленных туда по решению Совета Безопасности, незамедлительно разоружить террористические мобутовские банды.

В-третьих, создать специальную комиссию из представителей африканских и азиатских стран для тщательного расследования источников финансирования и снабжения оружием мобутовцев.

В-четвертых, в соответствии с решениями Совета Безопасности ООН и чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН удалить из Конго всех бельгийских военных и чиновников.

В-пятых, для проведения в жизнь этих и других неотложных мероприятий Советское правительство предлагает срочно рассмотреть вопрос о положении в Республике Конго в Совете Безопасности и на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Советский Союз окажет всю возможную дружественную помощь и поддержку народу Республики Конго в его борьбе против колонизаторов.

Народы Советского Союза уверены в том, что борьба конголезского народа за свою свободу и независимость увенчается успехом и колонизаторы будут изгнаны из Конго, как и из других стран, которые все еще находятся в цепях колониального рабства. Придет день, когда эти цепи со звоном разлетятся на куски и солнце свободы засияет там, где сегодня орудуют ее душители и палачи.

 

 


Читайте также:

lektsia.com

Войны Заира и Демократической республики Конго. Часть V – Наемники: вместе, и против Мобуту.


Конго в прошлом и настоящем - мрачное и внушающее страх место, в первобытных джунглях которого все еще практикуется колдовство, каннибализм и ритуальные убийства. Это самая глубокая и темная Африка, в тропическом мраке которой можно услышать гулкие удары доисторического «сердца тьмы».

История гражданских войн в Конго весьма запутанна и противоречива. Очень часто бывшие союзники становились непримиримыми врагами и наоборот. Исследователи выделяют три более или менее четких конфликта, произошедших в раннем ДРК: отделение Катанги (1960-63 гг.), восстание симба (1964-66 гг.) и мятеж белых наемников 1967 года. Во всех этих военных операциях участвовали не только регулярные части конголезцев и бельгийцев, но также подразделения белых солдат удачи, приехавших из Европы в Африку за деньгами, славой и приключениями.

ВОЙНА В КАТАНГЕ

Свою независимость Конго получило 30 июня 1960 года. Тогда, на волне ликования, многие думали, что у государства будет безоблачное будущее, подкрепленное богатством африканских недр. Сейчас мы знаем, что природные ресурсы стали не преимуществом, а проклятьем Конго.

Гарантом целостности новообразованного государства стали части бельгийской жандармерии, известные как Force Publique. Проблемы у бельгийцев начались после того, как командир жандармов Эмиль Жассен объявил своим чернокожим подчиненным о том, что у них нет ни единого шанса на повышение. Реакция на подобное заявление была предсказуемой и бурной. 5 июля гарнизон Леопольдивилля поднял мятеж, солдаты начали убивать белых людей, а также африканцев, верных установившемуся режиму.


Рис.1. Force Publique маршируют под командование бельгийского офицера. Снимок сделан вскоре после того, как ДРК получила независимость.
Поскольку люди президента Лумумбы не смогли противостоять повстанцам, бельгийское правительство вмешалось в сложившуюся ситуацию и высадило в стране вооруженный десант. Наказав восставших, бельгийцы упразднили корпус жандармов и сформировали Национальную Армию Конго, поставив ее руководителем Жозефа Мобуту Сесе Секо (того самого любителя Конкордов, о котором вы могли прочитать в предшествующих выпусках серии).

К несчастью относительный мир продолжался не долго. 11 июля 1960 года губернатор провинции Катанга – Моиз Чомбе объявил о выходе департамента из состава ДРК. Поскольку на территории Катанги находились дружественные бельгийские подразделения, люди Чомбе тут же стали учениками белых офицеров и принялись готовиться к возможному вторжению Лумумбы. Лумумба, в свою очередь, потребовал от бельгийцев полного вывода войск из Катанги, а также запросил помощь у ООН. До кучи, первый президент ДРК наладил взаимодействие с СССР и начал обсуждать вопрос прямой военной интервенции со стороны Советского Союза, которая могла бы произойти в том случае, если бы ООН отказался от помощи Конго.

15 июля в стране появились первые Голубые каски, которые, впрочем, Лумумбе не помогли, ибо ООН-овцы не имели права вмешиваться в ход назревающей гражданской войны. Осознав неизбежность открытого противостояния, Чомбе решил обратиться за помощью к белым наемникам, которые могли бы низвергнуть его врагов. В Катангу потекла тоненькая струйка добровольцев, рекрутированных в Родезии и Европе.

8 августа войска Лумумбы атаковали отколовшуюся от ДРК провинцию Касай. С помощью советских Ил-14, президент перебросил в Касай лояльные государству войска и брутально перебил всех местных повстанцев.
Отпраздновать победу над повстанцами Лумумба не успел. 5 сентября его отстранили от власти военные, которые заподозрили своего вождя в том, что он, будучи ленинистом, задумал инсталлировать в ДРК полноценный коммунистический режим. Ставленник ЦРУ Жозеф Касаву попытался арестовать президента, да так неудачно, что Лумумбу удалось бежать. 14 сентября произошел очередной, теперь уже военный переворот (инспирированный то ли ЦРУ, то ли МИ-6, точно никто не знает). Власть в стране захватил наш старый знакомый - Мобуту Сесе Секо. Лумумбу в очередной раз поймали, а позже передали людям Чомбе, которые недолго думая, расстреляли законного президента.


Рис.2. Пойманный президент ДРК Патрис Лумумба.
Потеряв своего Лидера, люди Лумумбу вторглись в Катангу и начали наводить там свои леворадикальные порядки. Ряд провинциальных городов вообще оказались под контролем ООН, вследствие чего Чомбе осознал, что власть утекает из его рук и обратился за военной помощью к Франции. 5 января 1961 года французы откомандировали в Конго своего лучшего военного специалиста, ветерана Индокитайской войны полковника Роже Тринкье, а также группу опытных офицеров, имевших за плечами опыт Вьетнамского конфликта и Второй мировой войны. Оценив на месте сложившуюся ситуацию, Тринкье потребовал от Чомбе полного контроля над армией и милиционными силами. Через несколько дней полковник вылетел во Францию для того, чтобы завербовать там очередную партию офицеров, но обратно его уже не пустили (точная причина неизвестна до сих пор, вероятно Чомбе не хотел становиться французской марионеткой). Таким образом командиром Катангских наемников стал майор Фольк.

7 апреля 1961 года произошла первая стычка между наемниками и войсками ООН. При этом ООН-овцы сумели взять в плен 30 солдат удачи и их командира Ричарда Брауни. Поскольку командование ООН не имело ни малейшего понятия о том, что следует делать с наемниками, их выслали из страны от греха подальше. Многие «изгнанные» вернулись в ДРК уже через несколько месяцев и вновь подключились к борьбе против конголезского центра.

К концу весны 1961 года, стало понятно, что основа Катангского сепаратизма базируется на группах солдат удачи. Если бы ООН-овцы разгромили подразделения наемников, то в восставшей провинции мог быть вновь установлен «законный» режим. В результате операции «Ромовый пунш», ООН-овцы отловили более 400 солдат удачи, в основном бельгийцев, и без единого выстрела выслали их за пределы ДРК. Майор Фолька захватить так и не удалось, поскольку в это время он орудовал в джунглях.

13 сентября войска ООН перешли в решительное наступление и с ходу взяли Элизабетвиль, столицу Катанги. Чомбе бежал и ООН-овцы решили, что восстанию пришел конец. Однако победная эйфория оказалась преждевременной. Уже на следующий день Катангские наемники атаковали части ООН сразу в нескольких населенных пунктах. Бои вспыхнули на окраинах Элизабетвиля, тогда как Жадовиле катангцы нанесли ООН-овцам серьезное поражение, разгромив, хоть и не без проблем, локальный гарнизон.

В тот же день произошло еще одно крупное событие. В тропические леса Северной Родезии рухнул пассажирский самолет, на котором летел генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд (судя по всему, он направлялся на переговоры с Чомбе). Точные причины катастрофы установить не удалось, местные специалисты решили, что машина задела фюзеляжем деревья, когда заходила на посадку. Как бы там ни было, трагическая гибель генерального секретаря парализовала командование ООН в регионе.


Рис.3. Ирландские бойцы, принимающие участие в миротворческой миссии ООН.
Боевых столкновений между ООН и наемниками не было до начала зимы. Солдаты удачи брали Катангу под свой контроль, тогда как ООН-оцы зализывали раны, и меняли структуру командования. В декабре 1961 года Катангская война вспыхнула с новой силой. ООН-овцы пригнали в страну 8 реактивных самолетов (4 бомбардировщика и 4 истребителя), после чего завоевали полное господство в воздухе, уничтожив катангские ВВС на авиабазе Кольвези. В течение следующей недели ООН-овцм бомбили Элизабетвиль и пытались вышвырнуть наемников Фолька за пределы городских кварталов. Сделать это удалось с огромным трудом, поскольку местное население, как черные, так и бельгийцы активно поддерживали солдат удачи. Стоит отметить, что в этом бою первые проявил себя известный наемник Боб Денар.

ООН-овцы взяли Элизабетвиль 19 декабря 1961 года, опираясь на превосходство в живой силе и тяжелой технике. Руководство Катанги вернулось за стол переговоров и обязалось прекратить боевые действия против «голубых касок». После подписания перемирия, Фольк навсегда покинул Африку, поклявшись никогда более «не подчиняться черным». Новым командиром солдат удачи стал ранее упомянутый 32-ух летний Боб Денар – выходец из Иностранного легиона, известный за твердые антикоммунистические взгляды.


Рис.4. Боб Денар – командир Коммадо 6.
Установившееся перемирие было прервано через год, 28 декабря 1961 года, когда Чомбе отверг очередной ультиматум республиканского руководства. Впрочем, в этот раз повстанцы не оказали противникам серьезного сопротивления. ООН-овцы с ходу взяли Элизабетвиль и большую часть отколовшейся территории. Люди Денара удержали лишь Кольвези и попутно пригрозил ООН-овцам взорвать местную гидроэлектростанцию в том случае, если «голубые каски» не становят свое продвижение к границам Анголы. Впрочем, свою угрозу Денар на практике не реализовал, поскольку Чомбе воспротивился разрушению громадного сооружения. В январе 1963 наемники отступили на ангольскую территорию, после чего непризнанная республика Катанга окончательно прекратила свое существование.

ПРОТИВ СИМБА, ВМЕСТЕ С МОБУТУ

В 1964 году новым премьер-министром ДРК стал тот самый Моиз Чомбе, что поднял восстание в Катанге и в течение нескольких лет боролся с республиканским центром. Чомбе оказался у кормила власти потому, что в Киншасе решили завершить гражданскую войну не военной победой, а замирением враждующих сторон.

Сформировав правительство национального примирения, ООН-овцы покинули ДРК, посчитав свою миссию полностью выполненной. Безусловно, они поспешили. Очередная вспышка насилия произошла на востоке ДРК, где против республиканской власти восстали племена Симба, симпатизирующие свергнутому Патрису Лумумбе.

Племенам Симба помогала КНР, африканские социалистические страны, а также Насеровский Египет, организовавший спешную переброску военных грузов при помощи транспортных Ан-12. Всего за несколько дней поставок симба «скакнули» из древности в эпоху модерна, избавились от копий и взяли в руки автоматы Калашникова, усиленные магическими фетишами-дава и окропленные священной водой. В бою симба были совершенно бесстрашны, поскольку считали, что повязанные на шею амулеты защищают их от пули. Частенько толпы, вооруженных копьями повстанцев, набегали на машины с наемниками, не обращая внимания на ведущийся пулеметный огонь. Если повстанцы брали вверх, наемников ждала долгая и мучительная смерть от пыток. Временами захваченных наемников попросту съедали (действительно, летучих мышей на всю армию не напасешься).

В свою очередь власти ДРК получили помощь от бельгийского правительства, которое прислало на выручку конголезцам несколько сотен военных специалистов. Однако со временем основной ударной силой республиканцев стали наемники из Коммандо 5, находящиеся под командованием бывшего британского офицера Майкла Бернарда Хора.


Рис.5. Майор Майкл Бернард Хор собственной персоной
Война началась не слишком удачно для ДРК. 5 августа 1964 года Симба взяли Стэнливиль и провозгласили нового президента Конго, которым стал Кристоф Гбенье. Забавно, что новое правительство тут же признали все социалистические страны мира, а также арабские государства, вступившие в открытое противостояние с США. Через несколько недель Симба открыли второй фронт, вторгнувшись в ДРК со стороны Конго-Браззавиля (в настоящее время это Республика Конго, не путайте ее с ДРК).

Поняв, что дело плохо, власти ДРК обратились за помощью к США. Последние отправили в Киншасу устаревшие боевые самолеты, а также некоторое количество военно-транспортных С-130, которые значительно увеличили мобильность республиканских вооруженных сил. Дополнительную помощь оказали бывшие наемники Денара, которые, под руководством его заместителя - Жанна Шрамма перешли через Ангольскую границу и присоединились к республиканским силам в Катанге.

Свою первую операцию Коммандо 5 провели 5 августа 1964 года, в Альбервиле. Захватив аэродром, наемники должны были проникнуть в город, взять штурмом локальную тюрьму и спасти всех заключенных в ней белых заложников. На практике высадка завершилась полным провалом, Симба отбили силы Коммандо 5 и отступили лишь после того, как столкнулись с Конголезской армией, наступающей на город с южного и западного направлений.

По завершении не слишком удачной операции, Хор начал упорно тренировать людей и уже через несколько недель долбился в своих действиях некоторых успехов. Сражаясь вместе с конголезской армией, наемники сумели захватить у симба ряд городов и добрались до Боенде, где их продвижение вновь остановилось.

Взяв штурмом Боенде, наемники задумали захватить Стэнливилль. В атаке должны были принять участие несколько групп коммандо, а также регулярные части конголезской армии, нашпигованные бельгийскими военными специалистами. Наступление на столицу Симба началось 1 ноября. 5-го ноября наемники отбили у повстанцев Кинду, следом настала очередь Калина. Оценив сложившееся положение, Симба взяли в плен всех белых жителей города (примерно 2000 человек). Бельгийцы ответили на захват высадкой воздушного десанта в составе 350 парашютистов. Повстанцы в очередной раз были разгромлены, тогда как большая часть заложников спасена (симба расстреляли около 60 человек).

Проникнув в город, наемники обнаружил, что он находится под контролем бельгийских военных. Однако, этот факт не остановил их от грабежей. Люди Хора взрывали банковские сейфы и тащили из магазинов все, что было плохо прибито к полкам. Забавная ситуация произошла с группой наемников, сумевших захватить финансовые средства симба. Наемники честно отдали «миллионы» локальному комиссару полиции, но тот, недолго думая, свалил из города с деньгами и, к вящему неудовольствию наемников, навсегда исчез со страниц африканской истории.


Рис.6. Повстанцы Симба, вооруженные копьями, и бельгийскими карабинами маузера M1924/30.
К 1965 году Коммандо 5 потерял не менее 150 человек убитыми. Хор стал полковником, получил новое оборудование и новые самолеты (ВВС наемников включали в себя 28 машин T-28 и T-6, а также 6 – B-26K, пилотами которых стали анти-кастровские кубинцы). Повстанцы так же не сидели, сложа руки, они улучшали свою тактику, обретали ценный боевой опыт, а также насыщали свои части оружием, полученным из Египта или Алжира.

Очередным театром боевых действия стала территория, раскинувшаяся вокруг Бунии. В марте 1965 года наемники отбили у повстанцев пять населенных пунктов, среди которых была Аба – важный транспортный узел, через который симба получали Суданскую военную помощь. Крепнущие за счет наемников конголезские сухопутные силы наносили повстанцам одно поражение за другим. Армия продолжала преследовать симба даже на территории соседней Уганды.

К лету 1965 года мятеж Симба был подавлен. Однако мир в стране так и не наступил, поскольку внутри правительства национального примирения вспыхнули неразрешимые противоречия. Дело шло к новой Гражданской войне. 25 ноября того же года главнокомандующий конголезской армией Жозеф Мобуту совершил государственный переворот, занял президентское кресло и стал непререкаемым руководителем африканского государства.

Казалось бы, что славные дни западных наемников в Конго подошли к концу, однако не тут-то было… Солдаты удачи умудрились вписать в Африканскую историю еще одну «славную» страницу.


По нарукавной нашивке можно сразу определить, что этот наемник входил в состав 5-го отряда коммандос, одного из самых сплоченных и боеспособных подразделений наемников, действовавших в Конго. О принадлежности к коммандос говорит также зеленый берет с кокардой бельгийского танкового батальона. Бельгийское влияние заметно и по куртке, и по штык-ножу к мощной 7,62-мм штурмовой винтовке «FN-FAL». Бельгийское снаряжение также было скопировано с британской модели, в данном случае это поясной ремень образца 1937 г. с кобурой для автоматического пистолета — 11,43-мм «кольта» или 9-мм «браунинга».
НАЕМНАЯ ВОЛЬНИЦА ПРОТИВ МОБУТУ

К 1967 году, ставший самостоятельным командиром ,полковник Шрамм упрочил свое положение в провинции Маниема и, фактически, стал ее неофициальным диктатором. Вместе с бельгийцами наемники восстанавливали уничтоженную инфраструктуру, прокладывали дорогие и занимались прочим общественно-полезным трудом. Вдобавок к этому Шрамм руководил небольшой наемной армией Коммандо 10, в состав которой входили, как белые добровольцы, так и африканцы из племени кансимба. Собственная плантация Шрамма была превращена в неприступную крепость, напичкана оружием и оборудована ВПП, способной принимать легкие самолеты.

Мобуту с подозрением смотрел на рост экономики Маниемы, справедливо подозревая, что Шрамм готовиться вступить в прямую конфронтацию с центральным правительством. В декабре 1966 года Мобуту встретился со Шраммом и предложил полковнику разоружить Коммандо 10, ибо в мирной стране частные армии ни к чему. Шрамм в ответ заявил, что в случае попытки разоружения его люди откроют огонь и будут защищать провинцию силой. В тот день Мобуту понял, что Шрамм полностью вышел из-под контроля, а значит, его придется ликвидировать.


Рис.7. Зигфрид Мюллер. Катангский наемник и редкостный позер. С 1939 года в Вермахте, воевал в Польше и России. В 1962 оказался в ЮАР, а потом перебрался в Катангу, где, будучи наемником, дослужился до майора. Умер в ЮАР в 1963 году.
В апреле 1967 года, президент ДРК приказал Денару (в те дни командиру Коммандо 6) разоружить бойцов Коммандо 10. Денар Мобуту выслушал, отправился на задание, а потом взял, да и переметнулся на сторону Шрамма. Согласно воспоминаниям Денара, данный поступок был вызван тем, что, во-первых, он не мог вступить в прямой конфликт с другой группой наемников по причинам идеологического характера, а во-вторых, в случае успеха предприятия, люди Мобуту неизбежно бы взялись за Коммандо 6.

Тем временем Мобуту избавлялся от своих противников, в частности казнил бывшего премьер-министра Кимбу, а затем отправил на каторгу 3 белых наемников, которых обвинил в захвате банка. До кучи Мобуту до смерти напугал бельгийских плантаторов, обвинив последних во взрыве стратегического моста через Лубуди. Впрочем, активных военных действий против солдат удачи Мобуту не начинал.

22 июня Денар и Шрамм разработали план полномасштабного восстания, согласно которому Коммандо 10 должно было взять штурмом Стэнливилль, тогда как бойцы Коммандо 6 должны были создать серию засад вокруг города. На следующий день после штурма к наемникам должны были присоединиться уцелевшие катангские жандармы, с помощью которых можно было захватить стратегически важные города Кинду и Букаву. На втором этапе операции Коммандо 6 должны были захватить Элизабетвиль и взять под контроль базу ВВС Камина. В случае успеха, в страну должен был прибыть Чомбе, способный поднять на мятеж провинции Касаи и Катанга, что привело бы к падению режима Мобуту.


Рис.8. Бойцы Коммандо 5.
К величайшему сожалению наемников, великолепный план путча сразу же пошел под откос. Чомбе не сумел добраться до ДРК, так как его самолет бы угнан в Алжир собственным телохранителем и профессиональным преступником Франсисом Боденаном. Некоторые исследователи считают, что Боденан работал на ЦРУ, но, скорее всего, Чомбе угнали по приказу французской разведки, ибо парижские аналитики не верили в успех восстания. Таким образом, повстанцы остались без вождя, способного напрямую призвать массы к полномасштабной революции.

В первые дни июля элитный 3 парашютный полк Конголезской армии получил приказ высадиться в Стэнливилле и разоружить (или перебить) всех наемников Коммандо 6 и Коммандо 10. Таким образом, Шрамм и Денар были вынуждены начать борьбу, без вождя, имея крайне смутный план дальнейших действий.

5 июля 1967 года люди Шрамма атаковали Стэнливилль и разгромили защитников Букаву. Впрочем, в Кинду наемники наткнулись на серьезное сопротивление со стороны правительственных войск. Взять ВВП не удалось, поскольку сотню наемников атаковали 3000 конголезских солдат, ведомых в бой американскими инструкторами. Букаву солдаты удачи оставили вечером того же дня, поскольку люди Денара так и не пришли на помощь к передовым частям «мятежников». Наемники из Коммандо 6, оставшиеся в Леопольдвилле, вообще ничего не слышали о восстании (Денар, по какой-то причине не стал сообщать им о текущих событиях). Конголезцы внезапно атаковали ничего не подозревающих бойцов Коммандо 6 (в основном технических специалистов), после чего постреляли всех плененных солдат удачи.

В ночь на 6 июля Мобуту ввел в стране чрезвычайное положение и обратился за помощью к ООН, заявив, что правительство Демократической Республики Конго, пытается подавить мятеж наемников, который стремительно распространяется по стране. США откликнулись на призыв о помощи и вновь предоставили Мобуту три транспортных самолета С-130 для экстренной переброски десантников.


Рис.9. Конголезские воздушные десантники, сражавшие на стороне правительства во время кризиса 1967 года.
В десятых числах июля Стэнливиль оказался в осаде правительственных войск и вокруг города разгорелись яростные бои. Денар был ранен в голову и спешно эвакуирован в Родезию (до конца жизни на голове Денара оставалась «выбоина», в которую легко входила треть пальца). Шрамм продолжал сражаться, попутно думая над тем, куда можно отступить вместе со своими людьми (150 белых наемников и 800 катангских жандармов, плюс бронемашины). Фактически у Шрамма было три альтернативы: 1) пробиваться к границе и будь, что будет, 2) пробиваться в Катангу, надеясь поднять мятежную провинцию против центральной власти, 3) пробиваться обратно в Маниему, где вести оборонительные бои до истощения сил Мобуту или до полного поражения наемников.

Покинув Стэнливилль, Шрамм несколько недель пропадал в джунглях, а потом, вынырнул из «зеленого ада» и сходу атаковал Букаву, вдребезги разбив ничего не подозревающий гарнизон. Окопавшись внутри поселения, полковник устроил пресс-конференцию, где заявил, что у Мобуту есть десять дней на то, чтобы сложить с себя полномочия и покинуть президентский пост. В случае отказа, Шрамм пригрозил двинуться на столицу ДРК (или в Катангу). Новым президентом Демократической Республики Конго должен был стать катангский полковник Леонард Монгу. Собственно, сам Шрамм понимал, что из-за малой численности бойцов ни о какой наступательной войне не может быть и речи. Полковник всецело рассчитывал на войну оборонительную, ибо внутри Букаву размещались многочисленные склады, набитые оружием, боеприпасами и пищей.

К 15 августа кольцо блокады вокруг города захлопнулось. Мобуту был готов бросить в бой против наемников 15,000 регулярных солдат, а также специальные подразделения (2-ой и 3-ий парашютные полки, а также наемников из Коммандо 7 и Коммандо 9). До кучи в бой была брошена авиация. Впрочем, кубинцы, пилотирующие T-28, сражались с белыми неохотно и частенько сбрасывали бомбы куда угодно, но только не на наемников. В конце-концов, Мобуту так устал от «эффективной авиационной поддержки», что отправил кубинцев в отпуск.


Рис.10. Бронеколонна Коммандо 6.
Ранняя осень в Букаву прошла относительно спокойно. На границах города происходили мелкие стычки. Иногда Букаву подвергалась минометным обстрелам, но, в целом, дела у наемников шли не плохо. Пока Шрамм ждал неизбежной атаки, в Анголе вновь активизировался поправившийся Денар. Полковник решил совершить рейд на территорию Конго, в целях освобождения Годфруа Мононго (бывшего министра внутренних дел в кабинете Чомбе). Теоретически Мононго мог бы стать новым лидером восстания. К сожалению, наемникам не повезло, операция полностью провалилась, а сам рейд даже не вошел в активную фазу.

Мобуту, взбешенный информацией о рейде, приказал возобновить штурм Букаву. В течение двух дней октября в Букаву шли яростные бои. На стороне наемников был опыт и джипы, вооруженные крупнокалиберными пулеметами, конголезцы давили живой силой и не считались с потерями, поскольку в 15 раз превосходили противника по численности бойцов. Кроме того, на стороне правительства воевали американские и израильские инструкторы, завсегда готовые поддержать черных учеников, не только крепким словом, но и автоматом. Получив от наемников очередную взбучку, конголезцы откатились назад и начали зализывать раны, попутно готовясь к новому штурму, который уж точно должен был стать последним.


Рис.11. Один из чудо-броневиков Катангских жандармов.
Тем временем Шрамм продолжал укреплять оборону города, надеясь, что Денар сможет прийти ему на помощь. Однако полковник, хоть и вторгся на территорию ДРК из Анголы, но далеко не ушел, поскольку попал в ловушку около Дилоло и был вынужден отступить.

Очередной штурм начался 4 ноября и Шрамм окончательно осознал, что восстание потерпело сокрушительное поражение. Оказывая яростное сопротивление, солдаты удачи начали покидать город. Уцелевшие наемники и катангцы ушли в джунгли и окончательно оторвались от противника на территории Руанды (на территорию соседнего государства Шрамм вывел 130 наемников, более 800 катангцев и полторы тысячи мирных жителей, которые решили не дожидаться момента освобождения).

Конголезская эпопея наемников завершилась сокрушительным провалом. Ни Шрамм, ни Денард, ни Хор не смогли выиграть гражданскую войну для своих нанимателей. План создания наемнической республики также завершился неудачей, поскольку у повстанцев не оказалось ни лидеров, ни ресурсов, необходимых для достижения поставленной цели. В конечном итоге деятельность «солдат удачи» привела к укреплению режима Мобуту, который по результатам войн и восстаний смог выявить и ликвидировать подавляющее большинство своих тайных и явных противников, «зацементировав» свой президентский статус на многие десятилетия.

22.09.15
(с) Илья Садчиков

mr-garett.livejournal.com

Книга "Холодная война в «сердце Африки». СССР и конголезский кризис, 1960–1964" из серии Холодная война

Последние комментарии

 
 

Холодная война в «сердце Африки». СССР и конголезский кризис, 1960–1964

Автор: Мазов Сергей Васильевич Жанр: Военная документалистика и аналитика, Военное дело Серия: Холодная война Язык: русский Год: 2015 Издатель: Русский фонд содействия образованию и науке ISBN: 978-5-91244-121-9 Город: Москва Добавил: Admin 4 Июл 17 Проверил: Admin 4 Июл 17 Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF


  онлайн фрагмент книги для ознакомления

фрагмент книги

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Эта книга об участии нашей страны в событиях в Конго в 1960–1964 гг., вошедших в историю как конголезский кризис. Конго стало первой горячей точкой холодной войны в Африке южнее Сахары. Схватка за огромную территорию в «сердце Африки», богатую стратегическим минеральным сырьем, наполнена событиями, которые «потрясли мир». Беспорядки, охватившие страну через неделю после провозглашения независимости, отделение провинции Катанга и ввод войск ООН (июль 1960). Убийство премьер-министра Патриса Лумумбы, одного из символов независимой Африки (1961). Драматическая, полная неожиданных поворотов трехлетняя борьба за возвращение Катанги в состав Конго (1960–1963), стоившая жизни Генеральному секретарю ООН Дагу Хаммаршельду. Мощное восстание сторонников Лумумбы (1964), которое удалось подавить только при помощи внешней военной интервенции, что повлекло гибель десятков белых заложников.
На основе документов из архивов России, Великобритании и США исследована роль Советского Союза в конголезском кризисе, его мотивы, намерения и действия в контексте политики других игроков, иностранных и конголезских. Автор проанализировал факторы, заставившие советское руководство воздержаться от шагов по эскалации кризиса.
Для историков, преподавателей и студентов.

Объявления

Где купить?



Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги серии "Холодная война"

Похожие книги

Комментарии к книге "Холодная война в «сердце Африки». СССР и конголезский кризис, 1960–1964"


Комментарий не найдено

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

 

 

2011 - 2018

www.rulit.me

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о