оружие, доспехи, снаряжение и одежда (Фото и картинки)



Древнерусские войска – это вооруженные силы Киевской Руси, охватывающие временной период с 9 века по середину 13 века. Это войска, защищавшие страну до нашествия монголо-татар. Воины охраняли границы Руси от набегов кочевников и от нападения Византийской империи. Князья прибегали к помощи ратников для решения внутриполитических вопросов, при междоусобных войнах.

Войска в первой половине 9 века представляли собой племенные союзы славянских племен (древлян, кривичей, северян). Постепенно образовалось небольшое войско (дружина), содержавшееся в постоянной боеготовности. Это были обученные воины, занимавшиеся только военным делом. Такая политика помогала регулярно защищать границы государства, для совершения длительных походов князь собирал крупное войско.

Оружие воина

Древнерусские войска неоднократно отражали набеги кочевников и воинов Византийской империи. В этом им помогали не только сила и храбрость защитников, тактика и стратегия воевод, но и оружие. В 5 – 6 веках славянские племена были плохо вооружены, но со временем оружие видоизменялось и совершенствовалось. В 9 – 13 веке дружина отлично подготовлена и обмундирована.

Воины пользовались холодным оружием, к нему относят четыре разновидности: рубящее, колющее, ударное и стрелковое. Сам термин обозначает ручное вооружение древнерусских защитников, которое применялось в 9 -13 веке. Это оружие предназначалось для сражения с противником. При изготовлении вооружения мастера использовали железо и дерево. В пехоте применялись тяжелые метательные машины.

к оглавлению ^

Меч ратника

Распространенный вид клинкового оружия. Клинок изготавливали из стальных лезвий, которые наваривали на металлический каркас. Две стальные пластины соединяли с железной основой. Длина меча была в пределах 95 сантиметров, но в 12 – 13 веке клинок стал короче (80 – 85 сантиметров). Вес оружие редко превышал 1,5 килограммов. Рукоять меча состояла из нескольких элементов: перекрестье, навершие и стержень. Меч одинаково затачивали с обеих сторон, это позволяло рубить противника с любой стороны.

к оглавлению ^

Сабля

Холодное клинковое оружие. Сабля заточена с одной стороны, отличалась характерным изгибом в сторону обуха. Обычно ее использовали конные воины. Саблей начали пользоваться в войске с 10 века. Оружие встречалось у воинов южных регионов Руси. Его изготавливали из одного, цельного куска стали. Рукоять украшалась в зависимости от родовитости воина. Знатные и богатые дружинники инкрустировали рукояти драгоценными камнями.

к оглавлению ^

Топор

Вид рубящего оружия древнерусских воинов. Боевые топоры славян практически не отличались от скандинавских топоров. Их применяли в бою пешие воины. Конница использовала топорки – это укороченные топоры. Одна часть оружия была наточена, она называлась лезвие, вторая была плоской, ее называли обухом. Железный топор надевался на деревянный черенок.

к оглавлению ^

Нож

Удобный, но вспомогательный вид холодного оружия витязя. Он редко превышал 20 сантиметров, хотя были особые боевые ножи (скрамасаксы) длиной до 50 сантиметров. Рукоять оружия могла быть из меди, дерева, кости. Ее украшали серебром или камнями. Сам клинок делали, как и меч. Две стальные пластины наваривали на железную основу.

к оглавлению ^

Копье

Основной вид колющего оружия на Древней Руси. Наконечники копий были выкованы таким образом, что пробивали вражескую бронь. Копья сыграли главенствующую роль в битве 1378 года – предвестнике Куликовского сражения. Когда войска славян разгромили татаро-монгол. Копье состояло из длинного, двухметрового древка и железного лезвия, насаженного на него.

к оглавлению ^

Лук со стрелами

Важное оружие, применявшееся в любой битве. Позволяло поражать противника на расстоянии. Самый распространенный вид лука состоял из двух плеч, прикрепленных к рукояти. Лук натягивался, из него выпускалась стрела. На нее надевали железный или стальной наконечник. Средняя длина стрел – от 70 до 90 сантиметров.

к оглавлению ^

Булава воина

Один из первых видов вооружения. Считается ударным оружием. Начало свое развитие от палицы. Булава состояла из деревянной или металлической рукояти. На нее насаживали шаровидную головку, оснащенную шипами. Такое оружие поражало противника, помогая раздробить его. Длина булавы не превышала 80 сантиметров.

к оглавлению ^

Кистень

Легкое оружие, позволявшее нанести быстрый и сокрушительный удар в самой гуще схватки. В древнерусском войске кистени стали использоваться с 10 века. К деревянной рукояти при помощи кожаного подвеса или железной цепи был прикреплен железный груз (часто оснащенный шипами). Кистень был доступным и эффективным оружием, поэтому применялся на Руси, в Европе и Азии.

к оглавлению ^

Метательные машины

Первые упоминания о применении славянами метательных машин приходятся на 6 век. Их использовали при осаде Солуни. Машины активно применяли в 9 – 10 веке, но к началу 11 века, когда прекратились походы на Византию, славяне все реже стали пользоваться осадными приспособлениями. Крепость брали двумя способами: длительной осадой или внезапным нападением. В 13 веке использование метательных машин вновь возросло.

Приспособление представляло собой несложный механизм. К длинному плечу рычага прикладывали камни или ядра, а короткое плечо рычага оттягивали люди. В результате происходил резкий бросок крупного снаряда. Для того чтобы совершить удар 2 – 3 килограммовым ядром требовалось 8 человек, для удара крупными много килограммовыми снарядами необходима была помощь десятков воинов. Осадные машины применялись в военных действиях в Древней Руси и в Средневековье, до повсеместного распространения огнестрельного оружия.

к оглавлению ^

Доспехи воина Древней Руси

Снаряжение помогало воинам защититься от ударов противников. Основные элементы экипировки древнерусских дружинников – кольчуга, щит, шлем и ламеллярные доспехи. Обмундирование изготавливали в специальных мастерских. Основные применяемые материалы: железо, кожа и дерево. С течением времени доспехи видоизменялись, становились легче и удобнее, а их защитная функция улучшалась.

к оглавлению ^

Кольчуга богатыря

Тело древнерусского воина защищала кольчуга. Термин появился во времена Московского княжества, а в 9 – 12 веках кольчугу называли броней. Она состояла из сплетенных мелких железных колечек. Толщина костюма составляла от 1,5 до 2 миллиметров.  Для изготовления кольчуги использовали, как целые кольца, так и кольца на заклепках. Впоследствии их соединяли заклепками или штифтами. Иногда кольчугу делали из железных пластин, которые были стянуты кожаными ремешками. После изготовления броню натирали до блеска.

Кольчуга представляла собой рубашку с короткими рукавами, доходившую до середины бедра. Одежда отлично защищала воинов от ударов холодным оружием. На Руси появилась на двести лет раньше, чем в Западной Европе. Так в 12 веке большинство французских воинов не могли себе позволить кольчугу из-за высокой цены на обмундирование. В конце 12 века кольчуга изменилась. Она стала похожа на рубаху с длинными рукавами и подолом, доходившим до колен. Дополнительно в мастерских изготавливали капюшоны, защитные чулки и рукавицы.

Одна броня весила не меньше 6,5 килограммов. Несмотря на тяжелый вес, кольчуги были удобными, а защитники могли совершать быстрые маневры.  Для изготовления брони требовалось около 600 метров проволоки. Плетение занимало долгое время, на кольчугу уходило 20 тысяч железных колец. В 12 веке, когда кольчуги видоизменились, то на производство одной брони стало уходить до 30 тысяч колец.

к оглавлению ^

Шлем русского воина

В широкое употребление шлемы стали входить в 10 веке, причем их использовали, не только дружинники, но рядовые воины. По данным археологической статистики в Древней Руси встречается в несколько раз больше шлемов, чем на территории других стран Западной Европы. В древнерусском войске было распространено два вида шлемов.

  1. Норманнский тип. Представлял собой шлем «яйцевидной» или конической формы. Нос защищала железная назальная пластина (наносник). Его могли делать с бармицей (кольчужной сеткой, защищающей шею) или без нее. Шлем носили на голове, как шапку. Но он не получил распространения среди древнерусских воинов.
  2. Шлемы черниговского типа – это обмундирование сфероконической формы. Их чаще всего использовали на Руси. Для их изготовления нужно было склепать четыре металлических части, а снизу сегменты стягивали обручем. Шлемы были удобны во время конных боев, поскольку защищали от ударов сверху. К нему всегда крепилась бармица. Верхушка шлема часто украшалась опушкой из перьев.

В 12 веке начали появляться шеломы. Это разновидность шлема с наносником, бармицей, полувырезом для глаз. Шелом был увенчан железным шпилем. Эти шлемы были распространены на Руси несколько веков. В конце 12 века можно было найти и шлемы с полумаской, они защищали верхнюю часть лица от несильных ударов. Но их могли себе позволить только богатые и знатные воины.

к оглавлению ^

Щит русича

Щит – это самый первый доспех, придуманный воинами для защиты. Высокие щиты использовались еще до времен Рюриковичей и содержания постоянной дружины. Они были высотой в человеческий рост, защищали от ударов, но были крайне неудобными. В дальнейшем щиты видоизменялись, становились более легкими. Согласно археологическим раскопкам на территории Древней Руси найдено около двадцати типов щитов.

В 10 веке мастера изготавливали щиты круглой формы – плоские деревянные дощечки, соединенные друг с другом. Диаметр не превышал 80 – 100 сантиметров. Толщина – до семи миллиметров. Щиты обтягивались кожей или обивались железом. В центре делалось отверстие, с наружной стороны его закрывали умбоном – железной полусферой. А с внутренней стороны к нему крепилась рукоять.

Первые ряды пехоты смыкали щиты друг с другом. Благодаря этому создавалась прочная стена. Противник не мог пробиться в тыл древнерусских войск. После появления конных войск, щиты стали видоизменяться. Они приобрели миндалевидную, продолговатую форму. Это помогало удерживать противника в бою.

к оглавлению ^

Ламеллярные доспехи ратника

Обмундирование появилось в 9 – 10 веке. Это пластинчатые элементы, которые сплетены друг с другом кожаным шнуром. По внешнему виду напоминали корсет с длинным подолом. Пластины представляли собой прямоугольники с несколькими отверстиями по краям, через которые они соединялись.

Ламеллярные доспехи в старину встречались гораздо реже кольчуг, их надевали сверху, на броню. В основном, были распространены в Великом Новгороде и северных регионах Киевской Руси. В 12 – 14 веке к ламеллярным доспехам добавились наручи – доспехи, защищающие кисти рук, локти, предплечья и зерцала – круглые и железные бляхи, усилители основной защиты.

к оглавлению ^

Организация войск

Структурный принцип организации назывался «десятичным» или «тысячным».  Все воины были объединены в десятки, затем в сотни и тысячи защитников. Руководителями каждой структурной единицы были десяцкие, сотские и тысяцкие. Их всегда выбирали сами воины, отдавая предпочтения самому опытному и храброму защитнику.

к оглавлению ^

Войско в 9 – 11 веке

Основой древнерусского войска была княжеская дружина. Она подчинялась князю, в ней состояли специально обученные воины-профессионалы. Дружина была немногочисленной, составляла несколько сотен человек. Самая большая дружина была у князя Святополка Изяславовича, в нее входило 800 человек. Она состояла из нескольких частей:

  • старейшая дружина – в нее входила социальная верхушка, воеводы, волхвы, колдуны;
  • младшая дружина – оруженосцы, телохранители, молодые военные слуги;
  • лучшая дружина;
  • передняя дружина.

Но основную часть войска составляли вои. Они пополнялись в результате нерегулярных военных наборов из подвластных князю племен. Для длительных походов приглашались наемные воины. Древнерусское войско достигало внушительных цифр, доходило до 10 тысяч воинов.

к оглавлению ^

Войско 12 – 13 века

В это время происходят изменения в организации воинов. Место старшей дружины занял княжеский двор – это прообраз постоянной армии. А младшая дружина преобразовалась в полк – ополчение бояр-землевладельцев. Формирование войска проходило следующим образом: на службу поступал один воин на коне и в полном обмундировании с 4 – 10 сох (единица налогообложения). Также князья прибегали к услугам печенегов, торков, берендеев и прочих племен. Они находились в постоянной боевой готовности, что помогало реагировать на набеги кочевников.

к оглавлению ^

Виды войск

В Древней Руси было три видов войск: пехота, конница, флот. Первоначально появились пехотные войска. Основная их масса – «вои». Уже при князе Святославе Игоревиче воины использовали вьючных лошадей, вместо обоза. Это ускоряло движение войска. Пехота принимала участие во взятии городов, прикрывала тыл. Проводила разные виды работ: инженерного или транспортного характера.

В дальнейшем появилась конница, но конные войска были малочисленны. В десятом веке предпочитали сражаться в пешем бою, постепенно воины становились все более совершенными. Конница помогала отбивать атаки кочевников. С 11 века занимает важное место, становится вровень с пехотой, а позже превосходит пешие войска. В коннице, как и пехоте, были тяжеловооруженные воины. Это защитники с мечами, саблями, топорами, булавами.  Выделялись и быстрые, легковооруженные воины. Они вооружались луком со стрелами, железной булавой или боевыми топорами. Тяжелое и минометное вооружение использовали только пехотные войска.

Флот занимал важную, но не ключевую роль. Применялся лишь в крупных морских походах. В девятом веке на Руси были флотилии, в состав которых входило до двух тысяч судов. Основная их роль – транспортная, на суднах перевозили воинов. Но были и специальные, военные судна, предназначенные для проведения боя. Воинов перевозили на ладьях, на них помещалось до 50 человек. Позже ладьи оборудовали метательными машинами и таранами. На них достраивали палубы, предназначенные для лучников.

к оглавлению ^

Берсерки

Это воители, которые могли осознанно вызвать боевое неистовство. Рыкари-волкодлаки показывали духовную силу, благодаря тому, что они посвятили жизнь богу Одину. Обычно берсерки стояли впереди рядовых воинов и начинали бой. Они недолго находились на поле, пока продолжалось трансовое состояние. После покидали бой, а оставшиеся воины завершали сражение.

Для того чтобы стать рыкарем, необходимо было голыми руками победить зверя: медведя или волка. После победы воин становился берсерком, его все боялись. Такого воина нельзя победить, поскольку в нем живет дух животного. Берсерк наносил 3 – 4 удара, чтобы сразить противника. У рыкаря мгновенная реакция, на несколько шагов опережавшая рядового воина. Во многих старинных текстах берсерков называют оборотнями.

к оглавлению ^

Стратегия и тактика воевод

Киевские князья редко дробили войско, последовательно атаковали противников всеми силами. Хотя были известны случаи, когда воины Древней Руси сражались на нескольких фронтах одновременно. В средневековые времена войска разделяли на части.

Главный тактический маневр пехоты представлял собой «стену». Но это было возможно в 9 – 10 веке, когда конница была плохо развита и малочисленна. Войско строилось ровными рядами в 10 – 12 шеренг. Первые воины выставляли вперед оружие и закрывались щитами. Таким образом, они шли плотной «стеной» на противника. Фланги прикрывала конница.

Вторым тактическим маневром стал клин. Воины выстраивались в острый клин и таранили стену противника. Но у этого способа выявилось много недостатков, поскольку конница противника заходила с тылу и фалангов и била по уязвленным местам.

Конница совершала тактические маневры, в зависимости от хода боя. Воины преследовали убегающие войска, наносили встречные удары или выходили в разведку. Конники совершали обходной маневр, чтобы нанести удары, по малозащищенным силам противника.



Если Вам понравилась наша статья и Вам есть что добавить, поделитесь своими мыслями. Нам очень важно знать Ваше мнение!

woman-l.ru

Сонник Воины в доспехах рать. К чему снится Воины в доспехах рать видеть во сне

Военного увидеть — предвещает, что вам предстоит вступить с кем-то в схватку, чтобы отстоять свою точку зрения.

Военных очень много собравшийся идти в поход воин — хлопоты, заботы и печаль.

Марширующее войско — к счастью.

Военные учения для семейных быть в форме военного — к ссорам и разладу в семье.

Ветерана видите — предвестие успеха в делах и стабильности вашего положения в обществе.

Быть на встрече с ветеранами — к хорошему известию.

Влюбиться в офицера — к опасности из-за собственной глупости.

Быть адмиралом — хороший знак, вас ждет повышение в должности или более высокооплачиваемая работа.

Находитесь в море — кто-то будет упорно мешать вашему продвижению и создавать всевозможные проблемы и препятствия.

Приветствующего вас генерала увидели — к неожиданному успеху в деле, которое вы считаете безнадежным.

Генерал при всех своих регалиях и почестях — такой сон может сулить вам неприятности, волнения и тревоги вследствие того, что вы переоценили свои возможности.

Полковника увидеть — к успехам.

Капитана увидеть во сне — для девушек к встрече будущего супруга.

Морской капитан во сне может быть предвестием того, что вас попытаются втянуть в достаточно рискованное предприятие, и если вы не допустите ошибки, то выйдете победителем.

Курсанта увидеть во сне — для женщины к счастью в любви.

Курсанта увидеть во сне — для мужчины к предстоящим сценам ревности.

Десантник — предвестие повышенного риска в предстоящих планах, поэтому, прежде чем решиться на что-то новое или не до конца известное, лучше еще раз взвесить все за и против.

Сержанта во сне увидеть — ваш любимый пытается поставить вас в зависимость от него.

Артиллерист приснился — может быть предвестием предстоящего обмана.

Рядового видеть во сне — предупреждение, что вам необходимо упорядочить свою жизнь и навести порядок в делах.

Новобранец во сне, может предвещать вам потери или предстоящее общение с человеком, который вам неприятен.

Часовой во сне может сулить вам счастье , но иногда это знак недоверия к вам со стороны коллег или начальника.

Стоять самому на посту — вы останетесь один на один со своими проблемами, сейчас вам не стоит рассчитывать на чью-то помощь.

Развод караула или часовых — к бесполезной трате денег или времени.

Солдатское учение — к успеху в делах и начинаниях.

Военный лагерь во время учений посетили — для молодой женщины к предстоящему замужеству, а для замужней — к любовной встрече и измене мужу.

Находиться во сне в казарме среди солдат — вам предстоит сделать полезное дело на благо обществу или оказать помощь кому-то из близких.

Военная амуниция — к предстоящему знакомству с военным.

Пойти во сне в самоволку — к предстоящим конфликтам с компаньонами или коллегами.

www.sunhome.ru

Еще раз к вопросу о реконструкции вооружения эпохи Троянской войны. Воины в доспехах и шлемах (часть

Обратившись к теме реконструкции вооружения воинов бронзы, нетрудно заметить, что… тут историкам и реконструкторам, можно сказать, очень повезло в том, что люди того времени были язычники и клали своим покойникам в могилы все то, что их окружало на этом свете. Вот рыцарей-христиан хоронили одетыми в саван и, что можно сказать о том, какое у них было вооружение в относительно раннем средневековье? Кольчуги порвались, мечи перековали на новые, современные образцы, вот и приходится нам пользоваться только миниатюрами и эффигиями. От более позднего времени до нас дошли и сами доспехи, и их изображения на миниатюрах и те же самые эффигии и брасы (плоскостные гравюры на меди и латуни), которые подтверждают друг друга, но с ранним средневековьем проблема.

А вот бронзовый век реконструировать значительно легче. Тут и находок очень много, и степень сохранности их очень велика. И к тому же есть много иконографических памятников. А это помогает реконструировать внешний вид воинов той эпохи сначала художникам, а затем уже и «прикладных дел мастерам».


«Поединок ахейского и троянского воинов». Художник Дж.Рава.

[Spoiler (click to open)]Вот, например, рисунок художника Джузеппе Рава «Поединок ахейского и троянского воинов». Можно сколько угодно спорить о том, что они не могли быть босыми («песок жжется»), хотя ходят же босыми воины-масаи, бушмены в пустыне Калахари, даяки – «охотники за головами» на Борнео и ничего, как-то обходятся. А вот все остальное – это то, что есть, что мы видим и за что можно подержаться. Мечи, типа того, что держит воин слева, находят по всей Европе, от Ирландии до Болгарии, и дальше – в Палестине, Сирии и Египте. Шлемы на головах у обоих нашли. Их изображения – нашли. Изображения щитов – имеются. Есть и доспехи (целых три!), вроде того, что носит воин справа.


«Фреска из Пестума».

Так же хорошо видны доспехи из бронзы у самнитских воинов из Пестума в Лукании. Считается, что эту фреску можно датировать IV в. до н.э. На воинах мускульные кирасы, шлемы с нащечниками и назатыльниками, поножи. Шлемы украшены перьями, щит – круглый, у всадника нет ни седла, ни стремян, ни обуви, но зато он носит браслет на лодыжке. У среднего воина на копьях петли – следовательно, они применялись для метания.


Ахейские доспехи и шлем (ок.1400 г. до н.э.). Музей Нафплиона. Греция.

Поэтому когда греческий реставратор доспехов и вооружения Катсикис Димитриос решил эти доспехи повторить, то особых проблем у него не было. Достаточно было съездить в музей Нафплиона…

В итоге у него получились два впечатляющих микенских «воина» в древних доспехах. Один в «доспехе из Дендры». Другой в типичном вооружении «народов моря». И оба эти комплекта очень похожи на более поздние рыцарские латы. Впрочем, ничего тут удивительного как раз и нет. Анатомически люди не изменились. Две руки, две ноги, шея… и как все это защитить по максимуму? Только так!


Впечатляющие «латы» и впечатляющая работа!
Сравните и убедитесь в их практически полной аутентичности.

Вот только шлем к «доспеху из Дендры» он не стал делать их кабаньих клыков, а изготовил из кожи и покрыл бронзовыми бляхами. Сам он об этом шлеме пишет так: «Это сложной конструкции шлем с коническим поперечным сечением. Шлем состоит из бронзовой оправы в форме купола, на котором прочно крепится оболочка из органических материалов. Оболочка изготавливается из льняной ткани и покрыта сверху кожей. Над этим органическим куполом симметрично расположены одиннадцать бронзовых дисков различного диаметра.


Кожаный шлем к «доспеху из Дендры».

В верхней части шлема находится коническая деревянная втулка для конского хвоста. Внутри шлем имеет толстую шерстяную подкладку для лучшей фиксации на голове, и чтобы эффективно гасить силу ударов. В таких шлемах поражает их прочность и защитные способности, несмотря на то, что единая металлическая оболочка на них отсутствует».


«Шлем Менелая» проще и состоит из трех бронзовых пластин, соединенных на заклепках. Четыре рога – крашеное дерево. Они придают ему устрашающий внешний вид, но подобно рыцарским «рогам» закреплялись непрочно, чтобы нанесенный по ним удар не мог бы передаться на шейные позвонки.

Интересно, что ничуть не менее интересные доспехи и шлемы делаются и на другом конце планеты, а именно в США. Среди тамошних реконструкторов следует назвать Мэтта Пойтраса, из города Остин, Техас. Реконструкцией доспехов он занимается 16 лет. Среди его разноплановых работ присутствует и тема Троянской войны.
Вот, например, как он в соответствии с описанием в «Илиаде» воссоздал шлем Одиссея из кабаньих клыков. Основание шлема из связанных вверху кожаных ремешков. Поверх него – клыки, просверленные и сшитые между собой «сапожной дратвой». Нашечники и назатыльник из бронзы с подбивкой из меха.


Вот так выглядит он снаружи…
А вот так изнутри
Ну, а это все его части.
Самого хитроумного Одиссея он одел в кожаные доспехи с нашитыми на них металлическими пластинами и вооружил копьем, мечом, и снабдил щитом характерной формы.
На этой фотографии хорошо видна и толщина кожи этих доспехов, и то, каким образом нашиты на кожу бронзовые пластинки.
Меч с рукоятью из кости у Мэтта находится в ножнах, обшитых мехом.
И такой же меховой подбой для руки мы видим у него на щите.
Этим щитом Мэтт снабдил своего «Ахиллеса», которого одел в столь же солидные доспехи и также в «гривастый» ахейский шлем с рогами. Кираса у него выполнена по типу кирас «народов моря». Здесь он особенно-то и не фантазировал, в отличие от реконструкции доспехов Одиссея.
Гривастый и рогатый «шлем Ахиллеса» по устройству очень прост. Это вытянутая по форме черепа полусфера из бронзы с приклепанной пластиной тульи и нащечниками на петлях. Рога, естественно, хотя и «страшные», но тоже «игрушечные», для красоты.
По мнению Мэтта доспехи той эпохи отличались многослойностью и против этого что-либо трудно возразить, ведь совершенно очевидно, что два-три слоя кожи защищают лучше, чем один, а в весе прибавляют не так уж и много.

Что касается шлемов, то они могли быть изготовлены как литьем, так и ковкой и также в смешанной технологии. Так, еще в советское время в Средней Азии нашли шлем, отлитый целиком из бронзы и со стенками толщиной 3 мм. Отмечалось, что он тяжелый, но зато его защитные свойства исключительно велики. Тоже самое могли выделывать и микенские оружейники, а уж украсить его макушку лошадиным хвостом это настолько очевидно, что ясно и без Гомера, что так вполне могло быть!

Тут надо отметить, что доспехи Мэтта несколько раз снимались в кино, хотя точность реконструкции (и прежде всего материал и вес!) в данном случае никакой роли не играли. Главное – внешний вид, а из чего что сделано – дело десятое!

И вот тут, кстати говоря, остается только лишь пожалеть, что не он одевал участников самого известного кинофильма о Троянской войне – «Троя» с Брэдом Питтом в главной роли. Не буду говорить о самом кинофильме – критики с ним уже разобрались и свои суждения как о произведении киноискусства высказали. А вот в отношении доспехов следует заметить, что они совершенно не историчны и почему так — неведомо. Ведь у создателей «Трои» было два совершенно беспроигрышных варианта: первый – сделать фильм с костюмами, изображенными на греческих вазах, то есть VI – V вв. до н.э. Это было бы тоже не исторично, но для многих узнаваемо и привычно. Второй – использовать костюмы в стиле того же Мэтта Пойтраса, известные по вазам и фрескам микенской эпохи – с характерными рогами, и всем прочим, что, кстати, можно было бы очень эффектно обыграть. Например, изготовление шлема для того же Одиссея.

Выбран был, однако, третий вариант. Создан некий гибрид с непонятным обилием мелких деталей совершенно нехарактерных для той эпохи. Вот где-то на другой планете… это было бы в самый раз, но никак не на Земле в достаточно хорошо известное нам время. Более того, непонятно из какого материала все они сделаны, ведь на экране они практически все черного цвета! Единственной момент, когда латы у Ахилла смотрятся как медные – это короткая сцена на корабле перед самой высадкой на землю Троады. Правда, в отдельных эпизодах мелькают выложенные «медью щиты», но их мало, хоть начищенная медь должна была бы там блестеть сплошь.


Кадр из кинофильма «Троя». Что это, зачем, и из чего? Зачем так много мелких и совершенно ненужных деталей? Поднять цену на изготовление доспехов? Ведь и так понятно, что «сказка», но все-таки надо и меру знать.

Ведь медные и бронзовые доспехи было в обычае чистить так, чтобы они сияли. «Шлемоблещущий Гектор» – вот как о нем говорит Гомер! А здесь и шлемы, и доспехи, и щиты (последние хоть как-то похожи на древние образцы и то не все!), все почему-то черные. Причем и у греков, и у троянцев! Основной цвет темный, блеска нет. А ведь, например, доспехи и щиты в итальянском кинофильме «Подвиги Геракла» (1958 г.). Пусть это сказка, но… она смотрится реальнее, чем «сказка» о Трое, снятая в 2004 году при совсем других возможностях. И… самое главное, ведь актеров все равно нужно во что-то одевать, так что, почему бы их сразу не одеть так, как положено?!


Кадр из кинофильма «Троя». Доспехи Ахиллесу начистили, а себе почему-то забыли?

Автор выражает благодарность Катсикису Димитриосу (http://www.hellenicarmors.gr) и Мэтту Пойтрасу за возможность воспользоваться представленными ими фотографиями доспехов (http://www.mpfilmcraft.com/mpfilmcraft/Home.html), а также греческой ассоциации «Коривантес» (koryvantes.org), предоставившей фотографии своих реконструкций.

Источник

uriadnik.livejournal.com

Воины в золотых доспехах — National Geographic Россия

Золотой фонтан, Казалось, бил прямо из-под земли. На выжженной солнцем территории кладбища возрастом более тысячи лет находки следовали одна за другой, и, утопая в сокровищах, археолог Хулия Майо, кажется, была готова закричать: «Все, хватит!». Реальность превосходила самые смелые ее ожидания.

Местные жители были потрясены фантастическим зрелищем: в один прекрасный день по их реке поплыли золотые нагрудники, подвески и другие богатые украшения.

Не успели ученые, работающие в центре Панамы на раскопе в местности под названием Эль-Каньо, составить инвентарную опись находок, как «золотой фонтан» забил с новой силой. Тусклый блеск выдавал огромное количество драгоценных предметов, еще скрывавшихся в стенках раскопа. Хулия просто потеряла дар речи – то ли от восторга, то ли от волнения. Она так долго шла к этому – и в итоге нашла свой Эльдорадо, в который не верил уже никто, кроме нее, и который должен приоткрыть тайны одной из самых загадочных культур Центральной Америки.

Таинственные золотые клады находили в Панаме и прежде. Сто лет назад до ученых дошли первые слухи о сокровищах городища Ситио-Конте, названного так местными землевладельцами и находящегося менее чем в трех километрах от Эль-Каньо.

Тогда, в начале XX века, местные жители были потрясены фантастическим зрелищем: в один прекрасный день по их реке поплыли золотые нагрудники, подвески и другие богатые украшения. Прослышав о чуде, в Ситио-Конте устремились археологи из Гарварда и Пенсильванского университета. Из Нью-Йорка до Панамы пароход шел шесть дней, а дальше, до Ситио-Конте, приходилось добираться верхом, или в повозке, запряженной волами, или на лодке, выдолбленной из бревна.

Но за этот многотрудный путь ученые были вознаграждены с лихвой – они вскоре поняли, что обнаружили одну из богатейших сокровищниц Западного полушария. Выяснилось, что проливные дожди размыли древнее погребение, и в речной поток попала часть предметов, хранившихся в недрах Ситио-Конте.

Археологи, работая четыре полевых сезона при жаре под 40 градусов, раскопали более 90 захоронений, и многие из них были групповыми. Среди находок были золотые нательные украшения, а также другие изделия искусных мастеров: затейливо расписанная керамика, резьба по китовому усу с позолотой, ожерелья из акульих зубов, украшения из полированного минерала серпентина и из агата. Но кто оставил в земле эти сокровища?

В 1937 году гарвардский археолог Самуэль Лотроп решил, что жители Ситио-Конте составляли одно из местных сообществ, чьи владения в начале XVI века стали добычей испанских завоевателей. До нас дошли хроники, подробно повествующие о переходе конкистадоров через Панамский перешеек. В окрестностях Ситио-Конте им действительно повстречались мелкие воинственные племена, между которыми шли бесконечные распри за территории саванн, лесов, рек и прибрежных вод.

Вожди этих племен облачались в золото с ног до головы – дабы их высокий статус не вызывал у врагов никаких сомнений. Разумеется, довольно скоро все золото перекочевало в сундуки вооруженных огнестрельным оружием конкистадоров, а оттуда – в казну испанских королей. Во время одного лишь погребального обряда, в процессе которого тела трех погибших вождей мумифицировали над дымящимся костром, испанцы награбили ни много ни мало 160 килограммов золота, срывая богатые украшения прямо с бренных останков.

К апрелю 1940 года, пополнив коллекции музеев множеством великолепных экспонатов, археологи уехали домой. На смену им, конечно, примчались другие охотники копнуть поглубже и разузнать, что еще скрывают под собой зеленые пастбища Панамы. Однако ничего примечательного они там не нашли. То ли дело территория индейцев майя к северу отсюда, наследия которой хватает уже на несколько поколений археологов: комплексы грандиозных построек, богатая династическая история, гениальные изобретения вроде календаря…

А вот народ Ситио-Конте, несмотря на золотые украшения вождей, обитал в хижинах из бамбука и тростника, ненадолго переживших своих строителей. Та же участь постигла большинство предметов обихода: уцелели лишь осколки керамической посуды и обломки каменных орудий труда. Казалось, узнать что-то еще об этой загадочной культуре не получится…

Однако не так думала студентка Хулия Майо, подробно изучившая записки Лотропа о Ситио-Конте спустя более чем полвека после их создания. Девушка решила: найдены далеко не все сокровища этого удивительного народа.

Также будущий археолог заинтересовалась открытием Хайатта Веррилла. Еще в 1925 году этот искатель приключений исследовал цепь высоких каменных монолитов, протянувшихся через поле в Эль-Каньо, неподалеку от той самой реки, которая протекает возле захоронений Ситио-Конте. В Эль-Каньо Веррилл обнаружил три скелета простолюдинов. В 1970-е–1980-е годы на этом месте проводили дополнительные раскопки, в ходе которых нашли еще несколько скромных могил – но никаких сокровищ не было и в помине. Однако Хулия, прочитав о найденных Лотропом монолитах и захоронениях, предположила: между памятниками Ситио-Конте и Эль-Каньо есть связь, так что в Эль-Каньо должны покоиться вожди, принадлежавшие к той же культуре. И в 2005 году Майо, уже научный сотрудник Смитсоновского института тропических исследований в Панаме, набрав команду, приступила к поискам.

У этих мест все шансы превратиться в панамскую Долину царей. Есть, впрочем, одно существенное отличие: если в Египте большинство гробниц было разграблено, то здесь они уцелели и полны сюрпризов.

Вопрос был в том, где именно следует искать. Геофизические исследования выявили на поле в Эль-Каньо следы окружности диаметром около 80 метров. Надеясь, что это и есть граница кладбища, Майо начала копать прямо в центре – и попала в десятку. В 2009 году на глубине пяти метров были найдены останки вождя в убранстве из золота: два тисненых нагрудника, четыре нарукавника и браслет из колокольчиков. Затем Хулия увидела ремень из полых золотых бусин величиной со спелые маслины, более 2000 шариков, расположенных так, словно когда-то они были нашиты на пояс, и сотни полых цилиндрических бусин, которые змейкой ползли по ноге. Одной этой находки было достаточно, чтобы почивать на лаврах всю оставшуюся жизнь. Но для Майо это было лишь начало.

В 2010 году археологи обнаружили захоронение, ничуть не уступавшее первому. Усопший, видимо, тоже был вождем – две золотых пластины на груди и две на спине, четыре нарукавника, сверкающий изумруд… Рядом, вероятно, лежал его сын – младенец в столь же пышном золотом облачении. Под ними находился слой перемешанных между собой скелетов – принесенные в жертву рабы или пленники. Захоронения датируются примерно 900 годом нашей эры. До пришествия конкистадоров оставалось минимум 600 лет – то есть эта культура была гораздо древнее, нежели предполагал Лотроп.

Естественные примеси в составе золота свидетельствовали: его добыли и обработали в здешних краях. Это отмело предположения о том, что сокровища привозили из якобы более развитых государств. Хотя местные жители и довольствовались хижинами, искусства и ремесла были у них в большом почете.

Сезон раскопок в самом разгаре. Спрятавшись от солнца на крыльце маленького музея Эль-Каньо, Хулия Майо и ее сотрудники расположились на обед. Вокруг раскинулись сотни гектаров сахарного тростника. По мнению Майо, для археологов здесь поле непаханое: за четыре года ее команда из десяти человек исследовала лишь два процента территории кладбища. Если продолжать в том же темпе, то последний артефакт извлекут на поверхность через 196 лет. А в паре километров отсюда, вверх по течению реки, Майо обнаружила признаки еще одного кладбища.

Если оно будет подобно Эль-Каньо и Ситио-Конте, у этих мест все шансы превратиться в панамскую Долину царей. Есть, впрочем, одно существенное отличие: если в Египте большинство гробниц было разграблено, то здесь они уцелели и полны сюрпризов.

Археологи, работая четыре полевых сезона при жаре под 40 градусов, раскопали более 90 захоронений, и многие из них были групповыми. Среди находок были золотые нательные украшения, а также другие изделия искусных мастеров: затейливо расписанная керамика, резьба по китовому усу с позолотой, ожерелья из акульих зубов, украшения из полированного минерала серпентина и из агата. Но кто оставил в земле эти сокровища?

В 1937 году гарвардский археолог Самуэль Лотроп решил, что жители Ситио-Конте составляли одно из местных сообществ, чьи владения в начале XVI века стали добычей испанских завоевателей. До нас дошли хроники, подробно повествующие о переходе конкистадоров через Панамский перешеек. В окрестностях Ситио-Конте им действительно повстречались мелкие воинственные племена, между которыми шли бесконечные распри за территории саванн, лесов, рек и прибрежных вод.

Вожди этих племен облачались в золото с ног до головы — дабы их высокий статус не вызывал у врагов никаких сомнений. Разумеется, довольно скоро все золото перекочевало в сундуки вооруженных огнестрельным оружием конкистадоров, а оттуда — в казну испанских королей. Во время одного лишь погребального обряда, в процессе которого тела трех погибших вождей мумифицировали над дымящимся костром, испанцы награбили ни много ни мало 160 килограммов золота, срывая богатые украшения прямо с бренных останков.

К апрелю 1940 года, пополнив коллекции музеев множеством великолепных экспонатов, археологи уехали домой. На смену им, конечно, примчались другие охотники копнуть поглубже и разузнать, что еще скрывают под собой зеленые пастбища Панамы. Однако ничего примечательного они там не нашли. То ли дело территория индейцев майя к северу отсюда, наследия которой хватает уже на несколько поколений археологов: комплексы грандиозных построек, богатая династическая история, гениальные изобретения вроде календаря…

А вот народ Ситио-Конте, несмотря на золотые украшения вождей, обитал в хижинах из бамбука и тростника, ненадолго переживших своих строителей. Та же участь постигла большинство предметов обихода: уцелели лишь осколки керамической посуды и обломки каменных орудий труда. Казалось, узнать что-то еще об этой загадочной культуре не получится…

Однако не так думала студентка Хулия Майо, подробно изучившая записки Лотропа о Ситио-Конте спустя более чем полвека после их создания. Девушка решила: найдены далеко не все сокровища этого удивительного народа.

Также будущий археолог заинтересовалась открытием Хайатта Веррилла. Еще в 1925 году этот искатель приключений исследовал цепь высоких каменных монолитов, протянувшихся через поле в Эль-Каньо, неподалеку от той самой реки, которая протекает возле захоронений Ситио-Конте. В Эль-Каньо Веррилл обнаружил три скелета простолюдинов. В 1970-е-1980-е годы на этом месте проводили дополнительные раскопки, в ходе которых нашли еще несколько скромных могил — но никаких сокровищ не было и в помине. Однако Хулия, прочитав о найденных Лотропом монолитах и захоронениях, предположила: между памятниками Ситио-Конте и Эль-Каньо есть связь, так что в Эль-Каньо должны покоиться вожди, принадлежавшие к той же культуре. И в 2005 году Майо, уже научный сотрудник Смитсоновского института тропических исследований в Панаме, набрав команду, приступила к поискам.

У этих мест все шансы превратиться в панамскую Долину царей. Есть, впрочем, одно существенное отличие: если в Египте большинство гробниц было разграблено, то здесь они уцелели и полны сюрпризов.

Вопрос был в том, где именно следует искать. Геофизические исследования выявили на поле в Эль-Каньо следы окружности диаметром около 80 метров. Надеясь, что это и есть граница кладбища, Майо начала копать прямо в центре — и попала в десятку. В 2009 году на глубине пяти метров были найдены останки вождя в убранстве из золота: два тисненых нагрудника, четыре нарукавника и браслет из колокольчиков. Затем Хулия увидела ремень из полых золотых бусин величиной со спелые маслины, более 2000 шариков, расположенных так, словно когда-то они были нашиты на пояс, и сотни полых цилиндрических бусин, которые змейкой ползли по ноге. Одной этой находки было достаточно, чтобы почивать на лаврах всю оставшуюся жизнь. Но для Майо это было лишь начало.

В 2010 году археологи обнаружили захоронение, ничуть не уступавшее первому. Усопший, видимо, тоже был вождем — две золотых пластины на груди и две на спине, четыре нарукавника, сверкающий изумруд… Рядом, вероятно, лежал его сын — младенец в столь же пышном золотом облачении. Под ними находился слой перемешанных между собой скелетов — принесенные в жертву рабы или пленники. Захоронения датируются примерно 900 годом нашей эры. До пришествия конкистадоров оставалось минимум 600 лет — то есть эта культура была гораздо древнее, нежели предполагал Лотроп.

Естественные примеси в составе золота свидетельствовали: его добыли и обработали в здешних краях. Это отмело предположения о том, что сокровища привозили из якобы более развитых государств. Хотя местные жители и довольствовались хижинами, искусства и ремесла были у них в большом почете.

Сезон раскопок в самом разгаре. Спрятавшись от солнца на крыльце маленького музея Эль-Каньо, Хулия Майо и ее сотрудники расположились на обед. Вокруг раскинулись сотни гектаров сахарного тростника. По мнению Майо, для археологов здесь поле непаханое: за четыре года ее команда из десяти человек исследовала лишь два процента территории кладбища. Если продолжать в том же темпе, то последний артефакт извлекут на поверхность через 196 лет. А в паре километров отсюда, вверх по течению реки, Майо обнаружила признаки еще одного кладбища.

Если оно будет подобно Эль-Каньо и Ситио-Конте, у этих мест все шансы превратиться в панамскую Долину царей. Есть, впрочем, одно существенное отличие: если в Египте большинство гробниц было разграблено, то здесь они уцелели и полны сюрпризов.

www.nat-geo.ru

Воины в доспехах. Когда вырастают,

Способ боевых действий — защита

Внешний покров животных чрезвычайно разнообразен. У некоторых из них кожа своеобразно утолщается, образуя панцирь, или щит. Эти живые «танки», бросающие вызов острым клыкам и когтям хищников, можно объединить в несколько групп в зависимости от того, из какого материала образован их телесный покров.

Когда вырастают, — сбрасывают

Раки и насекомые передвигаются одетыми в «броню». Их утолщенный внешний покров — хитин — чрезвычайно удобное оружие защиты, так как он не только крепок и эластичен, но и способен восстанавливаться в случае повреждения. По существу, хитиновый панцирь является внешним скелетом членистоногих. Поскольку в теле раков и насекомых отсутствует внутренний скелет, их мышцы прикрепляются к внутренней поверхности хитинового панциря, а также к его пластинкам и шиловидным отросткам, выступающим в полость тела. Особенно крепким бывает панцирь, если в его структуру входят соли кальция. Внешний скелет животного по сравнению с его массой и длиной тела приблизительно такой же толщины, как костюм водолаза, работающего на большой глубине. Несмотря на это, для большинства членистоногих характерна чрезвычайная проворность и быстрота передвижений. Толщина внешнего покрова зависит и от того, является ли его хозяин хищником или нет. У хищников толщина панциря всегда меньше, они нападают «в легких доспехах».

Хитиновый панцирь состоит из двух слоев, причем внешний можно разделить еще на три слоя. Самый верхний слой очень твердый, устойчивый к износу, так называемый цементный; он, как правило, содержит красящие вещества (пигменты). Второй слой состоит большей частью из воска, играющего важную роль в регулировании испарений. Благодаря этому слою некоторые виды насекомых прекрасно переносят сухость пустынь, а панцирь у видов, обитающих в воде, не промокает. Третий слой выполняет функцию наружного скелета. Под ним находится внутренний слой, состоящий из вещества, богатого азотом, и выполняющий основную роль в защите тела животного благодаря толщине и эластичности.

Хитиновый панцирь членистоногих — это идеальная защитная одежда. В силу большой прочности он обеспечивает надежную защиту даже в жестоких боях. Панцирь весьма устойчив и с микробиологической точки зрения, так как покрывает тело целиком. Особенно эффективно он предохраняет животного от разнообразных грибков. В различных точках тела панцирь может быть толще или тоньше, но всегда точно соответствует своему назначению. В более подверженных нападению местах- в брюшной и спинной частях — образовались настоящие щиты, и, напротив, в местах, которые легче предохранить от врагов, например на брюшке, втягивающемся в тело, можно обнаружить хитин лишь в форме тонких ленточек. Поскольку хитиновый панцирь не растягивается, изменение объема тела насекомых происходит за счет перепонок (межсегментных, или интерсегментных) между хитиновыми пластинками. Следовательно, панцирь находится в тесной взаимосвязи с расчлененностью тела насекомых и тем самым не препятствует их свободному передвижению.

Хитиновый панцирь отделяется от тела находящимся под ним эпителием и поскольку состоит из мертвого вещества, не способного к росту, животное периодически вырастает из панциря и выбирается из него, или, применяя более известное выражение, сбрасывает его. На месте сброшенного панциря развивается новая защитная одежда больших размеров, которая вначале бывает мягкой, а потом затвердевает. Во время сбрасывания панциря жизнь животного подвергается опасности, потому что в этот период оно становится мягким и легкоранимым. В это время животное где-либо укрывается и мало двигается; активную жизнь начинает вести только тогда, когда новый панцирь уже затвердеет.

При ближайшем рассмотрении вооруженные панцирем насекомые и раки выглядят устрашающе. Особенно воинственный вид имеет жук-носорог. Не менее воинственный вид и у абсолютно безвредного, но, к сожалению, все реже встречающегося жука-оленя. Самцы этих больших жуков имеют на голове огромные хитиновые отростки, напоминающие рога самцов оленей.


Из-за твердого панциря не могут справиться с водолюбом большим и плавунцом окаймленным их противники — хищные рыбы. Специфически развиты спинной панцирь у щитоноски и некоторых видов тараканов. У последних есть очень своеобразное приспособление для борьбы за существование. В случае опасности таракан с едва уловимой глазом быстротой сплющивается и в этом положении его панцирь, похожий на перевернутую тарелку, так плотно прилегает к находящейся под ним поверхности, словно его всосало вакуумом. Противник, как правило, не может его оторвать от субстрата и оставляет в покое.


Великолепным средством защиты служит хитиновый панцирь ракообразных. Особенно большую пользу извлекают из него глубоководные раки, поскольку панцирь предохраняет их от значительного гидростатического давления. Большинство ракообразных обладает длинными щупальцами и развитыми органами чувств, с помощью которых обнаруживают опасность на относительно большом от себя расстоянии. Например, креветка, обитающая в Средиземном море, оценивает нападающего по колебаниям воды и если находит его чересчур опасным, то несмотря на свой панцирь, быстро закапывается в песок. Сумчатые крабы названы так как раз из-за своего панциря: они, как в сумку, прячут под него лапы и головы. Лангуст также чувствует движение воды, а так как у него нет клешней, рассчитывает он только на свой панцирь. Краб-этуза сплющивается, если видит врагов; его панцирь так плотно прилегает ко дну, что сам рак становится практически незаметным. Краб-щитоносец всегда поворачивает свой щит в сторону нападающего и чувствует себя за ним в безопасности.

www.animalsbb.ru

Воины в золотых доспехах

ЗОЛОТОЙ ФОНТАН, КАЗАЛОСЬ, БИЛ ПРЯМО ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ. На выжженной солнцем территории кладбища возрастом более тысячи лет находки следовали одна за другой, и, утопая в сокровищах, археолог Хулия Майо, кажется, была готова закричать: «Все, хватит!». Реальность превосходила самые смелые ее ожидания.

Не успели ученые, работающие в центре Панамы на раскопе в местности под названием Эль-Каньо, составить инвентарную опись находок, как «золотой фонтан» забил с новой силой. Тусклый блеск выдавал огромное количество драгоценных предметов, еще скрывавшихся в стенках раскопа. Хулия просто потеряла дар речи — то ли от восторга, то ли от волнения.

Она так долго шла к этому — и в итоге нашла свой Эльдорадо, в который не верил уже никто, кроме нее, и который должен приоткрыть тайны одной из самых загадочных культур Центральной Америки.

Таинственные золотые клады находили в Панаме и прежде. Сто лет назад до ученых дошли первые слухи о сокровищах городища Ситио-Конте, названного так местными землевладельцами и находящегося менее чем в трех километрах от Эль-Каньо.

Тогда, в начале XX века, местные жители были потрясены фантастическим зрелищем: в один прекрасный день по их реке поплыли золотые нагрудники, подвески и другие богатые украшения. Прослышав о чуде, в Ситио-Конте устремились археологи из Гарварда и Пенсильванского университета. Из Нью-Йорка до Панамы пароход шел шесть дней, а дальше, до Ситио-Конте, приходилось добираться верхом, или в повозке, запряженной волами, или на лодке, выдолбленной из бревна.

Но за этот многотрудный путь ученые были вознаграждены с лихвой — они вскоре поняли, что обнаружили одну из богатейших сокровищниц Западного полушария. Выяснилось, что проливные дожди размыли древнее погребение, и в речной поток попала часть предметов, хранившихся в недрах Ситио-Конте.

Археологи, работая четыре полевых сезона при жаре под 40 градусов, раскопали более 90 захоронений, и многие из них были групповыми. Среди находок были золотые нательные украшения, а также другие изделия искусных мастеров: затейливо расписанная керамика, резьба по китовому усу с позолотой, ожерелья из акульих зубов, украшения из полированного минерала серпентина и из агата. Но кто оставил в земле эти сокровища?

В 1937 году гарвардский археолог Саму-эль Лотроп решил, что жители Ситио-Конте составляли одно из местных сообществ, чьи владения в начале XVI века стали добычей испанских завоевателей. До нас дошли хроники, подробно повествующие о переходе конкистадоров через Панамский перешеек. В окрестностях Ситио-Конте им действительно повстречались мелкие воинственные племена, между которыми шли бесконечные распри за территории саванн, лесов, рек и прибрежных вод. Вожди этих племен облачались в золото с ног до головы — дабы их высокий статус не вызывал у врагов никаких сомнений.

Разумеется, довольно скоро все золото перекочевало в сундуки вооруженных огнестрельным оружием конкистадоров, а оттуда — в казну испанских королей. Во время одного лишь погребального обряда, в процессе которого тела трех погибших вождей мумифицировали над дымящимся костром, испанцы награбили ни мною ни мало 160 килограммов золота, срывая богатые украшения прямо с бренных останков.

К апрелю 1940 года, пополнив коллекции музеев множеством великолепных экспонатов, археологи уехали домой. На смену им, конечно, примчались другие охотники копнуть поглубже и разузнать, что еще скрывают под собой зеленые пастбища Панамы. Однако ничего примечательного они там не нашли. То ли дело территория индейцев майя к северу отсюда, наследия которой хватает уже на несколько поколений археологов: комплексы грандиозных построек, богатая династическая история, гениальные изобретения вроде календаря…

А вот народ Ситио-Конте, несмотря на золотые украшения вождей, обитал в хижинах из бамбука и тростника, ненадолго переживших своих строителей. Та же участь постигла большинство предметов обихода: уцелели лишь осколки керамической посуды и обломки каменных орудий труда. Казалось, узнать что-то еще об этой загадочной культуре не получится…

Однако не так думала студентка Хуяия Майо, подробно изучившая записки Лотропа о Ситио-Конте спустя более чем полвека после их создания. Девушка решила: найдены далеко не все сокровища этого удивительною народа.

Также будущий археолог заинтересовалась открытием Хайатта Веррилла. Еще в 1925 году этот искатель приключений исследовал цепь высоких каменных монолитов, протянувшихся через поле в Эль-Каньо, неподалеку от той самой реки, которая протекает возле захоронений Ситио-Конте. В Эль-Каньо Веррилл обнаружил три скелета простолюдинов. В 1970-е- 1980-е годы на этом месте проводили дополнительные раскопки, в ходе которых нашли еще несколько скромных могил — но никаких сокровищ не было и в помине. Однако Хулия, прочитав о найденных Лотроиом монолитах и захоронениях, предположила: между памятниками Ситио-Конте и Эль-Каньо есть связь, так что в Эль-Каньо должны покоиться вожди, принадлежавшие к той же культуре. И в 2005 году Майо, уже научный сотрудник Смитсоновского института тропических исследований в Панаме, набрав команду, приступила к поискам.

Вопрос был в том, где именно следует искать. Геофизические исследования выявили на поле в Эль-Каньо следы окружности диаметром около 80 метров. Надеясь, что это и есть граница кладбища, Майо начала копать прямо в центре -и попала в десятку. В 2009 году на глубине пяти метров были найдены останки вождя в убранстве из золота: два тисненых нагрудника, четыре нарукавника и браслет из колокольчиков.

Затем Хулия увидела ремень из полых золотых бусин величиной со спелые маслины, более 2000 шариков, расположенных так, словно когда-то они были нашиты на пояс, и сотни полых цилиндрических бусин, которые змейкой ползли по ноге. Одной этой находки было достаточно, чтобы почивать на лаврах всю оставшуюся жизнь. Но для Майо это было лишь начало.

В 2010 году археологи обнаружили захоронение, ничуть не уступавшее первому. Усопший, видимо, тоже был вождем — две золотых пластины на груди и две на спине, четыре нарукавника, сверкающий изумруд… Рядом, вероятно, лежал его сын — младенец в столь же пышном золотом облачении. Под ними находился слой перемешанных между собой скелетов — принесенные в жертву рабы или пленники. Захоронения датируются примерно 900 годом нашей эры. До пришествия конкистадоров оставалось минимум 600 лет — то есть эта культура была гораздо древнее, нежели предполагал Лотроп.

Естественные примеси в составе золота свидетельствовали: его добыли и обработали в здешних краях. Это отмело предположения о том, что сокровища привозили из якобы более развитых государств. Хотя местные жители и довольствовались хижинами, искусства и ремесла были у них в большом почете.

Сезон раскопок в самом разгаре. Спрятавшись от солнца на крыльце маленького музея Эль-Каньо, Хулия Майо и ее сотрудники расположились на обед. Вокруг раскинулись сотни гектаров сахарного тростника. По мнению Майо, для археологов здесь поле непаханое: за четыре года ее команда из десяти человек исследовала лишь два процента территории кладбища. Если продолжать в том же темпе, то последний артефакт извлекут на поверхность через 196 лет. А в паре километров отсюда, вверх по течению реки> Майо обнаружила признаки еще одного кладбища.

Если оно будет подобно Эль-Каньо и Ситио-Конте, у этих мест все шансы превратиться в панамскую Долину царей. Есть, впрочем, одно существенное отличие: если в Египте большинство гробниц было разграблено, то здесь они уцелели и полны сюрпризов.

ТЕКСТ: А. Р. УИЛЬЯМС
ФОТОГРАФИИ: ДЭВИД КОВЕНТРИ

National Geographic №1 (100) январь 2012 Россия

 

asonov.com

Воины в золотых доспехах — Достояние планеты

Золотой фонтан, Казалось, бил прямо из-под земли. На выжженной солнцем территории кладбища возрастом более тысячи лет находки следовали одна за другой, и, утопая в сокровищах, археолог Хулия Майо, кажется, была готова закричать: «Все, хватит! ». Реальность превосходила самые смелые ее ожидания.

Не успели ученые, работающие в центре Панамы на раскопе в местности под названием Эль-Каньо, составить инвентарную опись находок, как «золотой фонтан» забил с новой силой. Тусклый блеск выдавал огромное количество драгоценных предметов, еще скрывавшихся в стенках раскопа. Хулия просто потеряла дар речи — то ли от восторга, то ли от волнения. Она так долго шла к этому — и в итоге нашла свой Эльдорадо, в который не верил уже никто, кроме нее, и который должен приоткрыть тайны одной из самых загадочных культур Центральной Америки.

Таинственные золотые клады находили в Панаме и прежде. Сто лет назад до ученых дошли первые слухи о сокровищах городища Ситио-Конте, названного так местными землевладельцами и находящегося менее чем в трех километрах от Эль-Каньо.

Тогда, в начале XX века, местные жители были потрясены фантастическим зрелищем: в один прекрасный день по их реке поплыли золотые нагрудники, подвески и другие богатые украшения. Прослышав о чуде, в Ситио-Конте устремились археологи из Гарварда и Пенсильванского университета. Из Нью-Йорка до Панамы пароход шел шесть дней, а дальше, до Ситио-Конте, приходилось добираться верхом, или в повозке, запряженной волами, или на лодке, выдолбленной из бревна.

Но за этот многотрудный путь ученые были вознаграждены с лихвой — они вскоре поняли, что обнаружили одну из богатейших сокровищниц Западного полушария. Выяснилось, что проливные дожди размыли древнее погребение, и в речной поток попала часть предметов, хранившихся в недрах Ситио-Конте.

Археологи, работая четыре полевых сезона при жаре под 40 градусов, раскопали более 90 захоронений, и многие из них были групповыми. Среди находок были золотые нательные украшения, а также другие изделия искусных мастеров: затейливо расписанная керамика, резьба по китовому усу с позолотой, ожерелья из акульих зубов, украшения из полированного минерала серпентина и из агата. Но кто оставил в земле эти сокровища?

В 1937 году гарвардский археолог Самуэль Лотроп решил, что жители Ситио-Конте составляли одно из местных сообществ, чьи владения в начале XVI века стали добычей испанских завоевателей. До нас дошли хроники, подробно повествующие о переходе конкистадоров через Панамский перешеек. В окрестностях Ситио-Конте им действительно повстречались мелкие воинственные племена, между которыми шли бесконечные распри за территории саванн, лесов, рек и прибрежных вод.

Вожди этих племен облачались в золото с ног до головы — дабы их высокий статус не вызывал у врагов никаких сомнений. Разумеется, довольно скоро все золото перекочевало в сундуки вооруженных огнестрельным оружием конкистадоров, а оттуда — в казну испанских королей. Во время одного лишь погребального обряда, в процессе которого тела трех погибших вождей мумифицировали над дымящимся костром, испанцы награбили ни много ни мало 160 килограммов золота, срывая богатые украшения прямо с бренных останков.

К апрелю 1940 года, пополнив коллекции музеев множеством великолепных экспонатов, археологи уехали домой. На смену им, конечно, примчались другие охотники копнуть поглубже и разузнать, что еще скрывают под собой зеленые пастбища Панамы. Однако ничего примечательного они там не нашли. То ли дело территория индейцев майя к северу отсюда, наследия которой хватает уже на несколько поколений археологов: комплексы грандиозных построек, богатая династическая история, гениальные изобретения вроде календаря…

А вот народ Ситио-Конте, несмотря на золотые украшения вождей, обитал в хижинах из бамбука и тростника, ненадолго переживших своих строителей. Та же участь постигла большинство предметов обихода: уцелели лишь осколки керамической посуды и обломки каменных орудий труда. Казалось, узнать что-то еще об этой загадочной культуре не получится…

Однако не так думала студентка Хулия Майо, подробно изучившая записки Лотропа о Ситио-Конте спустя более чем полвека после их создания. Девушка решила: найдены далеко не все сокровища этого удивительного народа.

Также будущий археолог заинтересовалась открытием Хайатта Веррилла. Еще в 1925 году этот искатель приключений исследовал цепь высоких каменных монолитов, протянувшихся через поле в Эль-Каньо, неподалеку от той самой реки, которая протекает возле захоронений Ситио-Конте. В Эль-Каньо Веррилл обнаружил три скелета простолюдинов. В 1970-е-1980-е годы на этом месте проводили дополнительные раскопки, в ходе которых нашли еще несколько скромных могил — но никаких сокровищ не было и в помине. Однако Хулия, прочитав о найденных Лотропом монолитах и захоронениях, предположила: между памятниками Ситио-Конте и Эль-Каньо есть связь, так что в Эль-Каньо должны покоиться вожди, принадлежавшие к той же культуре. И в 2005 году Майо, уже научный сотрудник Смитсоновского института тропических исследований в Панаме, набрав команду, приступила к поискам.

У этих мест все шансы превратиться в панамскую Долину царей. Есть, впрочем, одно существенное отличие: если в Египте большинство гробниц было разграблено, то здесь они уцелели и полны сюрпризов.

Вопрос был в том, где именно следует искать. Геофизические исследования выявили на поле в Эль-Каньо следы окружности диаметром около 80 метров. Надеясь, что это и есть граница кладбища, Майо начала копать прямо в центре — и попала в десятку. В 2009 году на глубине пяти метров были найдены останки вождя в убранстве из золота: два тисненых нагрудника, четыре нарукавника и браслет из колокольчиков. Затем Хулия увидела ремень из полых золотых бусин величиной со спелые маслины, более 2000 шариков, расположенных так, словно когда-то они были нашиты на пояс, и сотни полых цилиндрических бусин, которые змейкой ползли по ноге. Одной этой находки было достаточно, чтобы почивать на лаврах всю оставшуюся жизнь. Но для Майо это было лишь начало.

В 2010 году археологи обнаружили захоронение, ничуть не уступавшее первому. Усопший, видимо, тоже был вождем — две золотых пластины на груди и две на спине, четыре нарукавника, сверкающий изумруд… Рядом, вероятно, лежал его сын — младенец в столь же пышном золотом облачении. Под ними находился слой перемешанных между собой скелетов — принесенные в жертву рабы или пленники. Захоронения датируются примерно 900 годом нашей эры. До пришествия конкистадоров оставалось минимум 600 лет — то есть эта культура была гораздо древнее, нежели предполагал Лотроп.

Естественные примеси в составе золота свидетельствовали: его добыли и обработали в здешних краях. Это отмело предположения о том, что сокровища привозили из якобы более развитых государств. Хотя местные жители и довольствовались хижинами, искусства и ремесла были у них в большом почете.

Сезон раскопок в самом разгаре. Спрятавшись от солнца на крыльце маленького музея Эль-Каньо, Хулия Майо и ее сотрудники расположились на обед. Вокруг раскинулись сотни гектаров сахарного тростника. По мнению Майо, для археологов здесь поле непаханое: за четыре года ее команда из десяти человек исследовала лишь два процента территории кладбища. Если продолжать в том же темпе, то последний артефакт извлекут на поверхность через 196 лет. А в паре километров отсюда, вверх по течению реки, Майо обнаружила признаки еще одного кладбища.

Если оно будет подобно Эль-Каньо и Ситио-Конте, у этих мест все шансы превратиться в панамскую Долину царей. Есть, впрочем, одно существенное отличие: если в Египте большинство гробниц было разграблено, то здесь они уцелели и полны сюрпризов.

Источник

 

Рекомендуем к ознакомлению:

АРХЕОЛОГИ ЕГИПТА ИССЛЕДУЮТ ЗОЛОТЫЕ ПЛАСТИНЫ В ДРЕВНЕМ САРКОФАГЕ ИЗ ДОЛИНЫ ЦАРЕЙ

КАК ИСПАНЦЫ УНИЧТОЖИЛИ ЦИВИЛИЗАЦИЮ АЦТЕКОВ

4-Й СЪЕЗД РОИПА: О ПРОИСХОЖДЕНИИ ДРЕВНИХ ТЕХНОЛОГИЙ СОГЛАСНО БИБЛЕЙСКИМ ИСТОЧНИКАМ И СЛАВЯНСКИМ ПСЕВДОЭПИГРАФАМ. АЛЕКСЕЙ КОМОГОРЦЕВ

dostoyanieplaneti.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о