Содержание

Забытая гробница Дюка Ришелье в Сорбонне

В этом году 14 сентября во время Дней Культурного Наследия в Париже администратору форума «В гостиной Ришелье» Максиму Бойко frenchhistorian удалось попасть в Сорбонну на территории, закрытые для свободного посещения туристов, и сделать совершенно уникальные фотографии, которых нет в сети. Хочу выразить Максиму глубокое восхищение и благодарность за разрешение использовать его снимки по моему усмотрению. У меня просто нет слов от потрясения! Теперь можно рассмотреть гробницу герцога во всех подробностях в том состоянии, в котором она находится в наши дни. Очень надеюсь, что однажды сбудется моя мечта, и я смогу в реале увидеть то, что сфотографировал Максим. Тем более, как оказалось по его рассказу, это действительно необходимо даже для самой памяти о Дюке де Ришелье во Франции!

Для полноты впечатлений процитирую рассказ Максима:
«Часовня Сорбонны в плохом состоянии, на стенах сырость и плесень, их нужно красить. Для подобного заведения это просто позор. Прекрасно видно, насколько Франция стала светской страной. Министерство культуры не может выделить средств для реставрации капеллы и открыть для нее доступ всем желающим. Слава Богу, что недавно ее отремонтировали снаружи. Надеюсь, в ближайшем будущем преобразят и интерьер. А светло и чисто там потому, что во время революции практически весь декор был уничтожен… Я сделал фотографии надгробия Дюка во всех ракурсах. Грустно, но к монументу было даже не подойти. Мне пришлось просить охранника убрать заграждение и подпустить меня на пять минут. Естественно, к ограде никто не подходит, на надгробие не обращают никакого внимания. Короче говоря, ни Франция, ни иностранцы о Дюке не помнят совсем».

«Здесь покоятся»: и перечисление имён мачехи Дюка, самого Дюка, обеих его сводных сестёр, племянника, унаследовавшего титул герцога де Ришелье и последних двоих герцогов де Ришелье, на которых род пресёкся:

Автор гробницы — Этьенн-Жюль Раме-младший, как у нас его называют, Étienne-Jules Ramey, чаще его зовут Jules Ramey, он — сын Клода Раме, автора памятника кардиналу Ришелье в городке Ришелье. Надгробие установлено в том же 1822 году, когда умер Дюк. Причём, что самое поразительное, если сходить на библиотеку Галлику по той ссылке, что дана во французской Википедии в статье про скульптора, то на Галлике в перечне работ Раме можно прочесть совершенно убойное название: 1822 — Christ à la Colonne (église de la Sorbonne). В общем, один одесский писатель однажды сказал о герцоге: «Словно сам Господь Бог решил в его теле прогуляться по земле». А вот неожиданно французы его тоже приняли за Христа 😀

Продолжение рассказа Максима: «В салоне Ришелье у портрета Дюка вещала француженка-экскурсовод, рассказывая, что он внес большой вклад в деятельность учебного заведения и был министром Луи-Филиппа (!). Француженка об этом активно говорила, несколько раз повторив, что Дюк являлся министром Луи-Филиппа».
Уровень экскурсоводов в Сорбонне удручающий. Казалось бы, кто должен был бы как раз рассказывать людям о том, о чём они никогда не слышали? А они сами ничего не знают и не хотят узнавать…
Портрет герцога де Ришелье работы сэра Томаса Лоуренса:

Другие уникальные фотографии Максима, сделанные внутри Сорбонны, где есть, к примеру, салон Ришелье, Большой Салон, Салон Актов, Большой амфитеатр, двор почёта, амфитеатр Ришелье, амфитеатр Лияр, интерьеры часовни Сорбонны и сама гробница кардинала де Ришелье, можно увидеть здесь: http://richelieu.forum24.ru/?1-14-0-00000026-000-120-0

В заключение хочу привести историю о том, как в 1994 году одесситам удалось чудом прорваться в часовню Сорбонны к Дюку Ришелье. Это фрагмент из книги «Дитя Европы» одесского краеведа Анатолия Горбатюка. Очень грустно, но с тех пор, похоже, в Сорбонне ничего не изменилось:

«В 1994 году Одесский порт посетили представители администрации Европейского экономического сообщества (все — французы). Из работников порта была создана группа, которой выпала удача побывать на стажировке в морских портах Франции. В числе избранных оказался и Анатолий Горбатюк, который в то время был начальником ремонтно-строительного управления порта. В ходе переговоров, он спросил у французов о возможности для группы побывать пару дней в Париже. Иностранцы удивились, потому что французская столица не является портом.

— 1994 год, — объяснил Анатолий Горбатюк, — является юбилейным для нашего города и порта: в сентябре им исполняется 200 лет. В Париже, на территории Сорбоннского университета, находится родовая усыпальница Ришелье. Там похоронен знаменитый кардинал Ришелье, всемогущий министр Людовика XIII, и все его выдающиеся потомки, среди них — герцог Арман-Эммануил де Виньеро дю Плесси де Ришелье, один из основателей и первый градоначальник Одессы. В таком знаменательном году мы были бы счастливы положить цветы на могилу этого высокочтимого одесситами всех поколений человека.

Еще больше удивились французы услышанному и обещали выяснить о возможности осуществления этого пожелания. В итоге группу одесситов таки привезли на пару дней в Париж.

— Сорбонна — знаменитый парижский университет, основанный еще в 1257 году в виде богословского коллежа и общежития для преподавателей и студентов, — рассказывает в своей книге Анатолий Горбатюк. — Ранним утром мы ехали из гостиницы на неимоверно волновавшее меня «свидание» с первым градоначальником Одессы.

И вот, с элегантной корзиной цветов мы подъезжаем к еще запертым воротам Сорбонны. Ровно в 8.30 к нам вышла симпатичная полноватая женщина средних лет в строгом темном костюме, в огромных роговых очках с толстенными линзами. «Умная», — сразу же с некоторой завистью подумал я, еще до того как выяснилось, что мадам Жоржетт — вице-президент Ученого совета Сорбонны. На территории Сорбонны наш ученый гид подвел нас к старинному серому зданию с колоннами и сказал приблизительно следующее: «Перед вами родовая усыпальница рода Ришелье. Должна вас огорчить: тот Ришелье, который интересует вас, похоронен не здесь, а в своем родовом имении, находящемся в трех часах езды от Парижа»…

Подталкиваемый укоризненными взглядами коллег («Такие деньги напрасно на цветы «спалили»!), я выступил вперед и сказал, что, если нас заведут внутрь, то я непременно найду интересующее нас захоронение. Я не блефовал: при работе над «Юной Одессой» (одна из книг Анатолия Горбатюка — авт.) мне пришлось «перелопатить» огромное количество архивных документов, связанных с нашим Дюком. Кроме того, учитывая понесенные коллективом финансовые потери, «обратной дороги» у меня не было…

…Сумрачный зал осветился великолепными люстрами, и первое, что мы увидели, был стоящий в центре зала огромный саркофаг, а на нем — великолепной работы статуя. Все — из белого мрамора.

— Это саркофаг кардинала Ришелье, основателя усыпальницы, а в стенах по периметру зала замурованы останки его потомков, — сказала очкастая Жоржетт (к этому моменту я ее уже не любил). — Пожалуйста, ищите своего градоначальника.

Со стен на нас смотрели десятки старинных мраморных плит с выцветшими золоченными буквами. И, точно в романе провинциального писателя, неведомая сила потянула меня…

— Вот он, вот — наш Дюк! — ору я сумасшедшим голосом, начисто забыв, где нахожусь.
— Нет, — ехидно отвечает толстая вице-президентша, подходя поближе и рассматривая надпись на плите, — это: (она снимает свои мерзкие очки и близоруко щурится) это внук знаменитого маршала Ришелье, вот этого (она показывает на соседнюю плиту) и — недолгое время — премьер-министр Франции.

С этими словами пучеглазая Жоржетт надевает на нос очки и снисходительно улыбается. И вот здесь я почувствовал, что наступил мой звездный час. Я набираю в легкие побольше воздуха и перехожу в offensive (то есть «в атаку» — авт.)

— Да, — медленно произношу я, — это, действительно внук маршала, от которого он и унаследовал, кстати, титул герцога де Фронсака. Он, действительно был премьер-министром, но не «недолгое время», как вы только что изволили заметить, а дважды: с 1815 по 1818 и с 1820 по 1821 годы. Но самое главное — для нас, одесситов, по крайней мере, — это то, что стал он премьер-министром после возвращения во Францию из Одессы, где занимал пост градоначальника свыше 11 лет, вплоть до отъезда. Одесситы в его честь установили такой памятник, каким не может похвастаться ни один из этого знаменитого рода…

Не оглядываюсь на портовую братию, но чувствую, как мой рейтинг рванул вверх. Побеждать — так побеждать! И я лениво, как бы нехотя, добавляю:

— Между прочим, в том родовом имении герцога, куда вы попытались отправить нас, согласно завещанию Ришелье, погребено его сердце…
Пока мы устанавливаем под плитой нашего Дюка, на которой очень подробно описаны все титулы и должности герцога — все, кроме тех, что связаны с нашим городом, шикарную корзину ярких весенних цветов от портовиков Одессы, специалисты из Марсельского порта, сопровождавшие нас, громко аплодируют: им явно по душе такой оборот событий. Вице-президент вяло пожимает мне руку и бормочет какие-то комплименты. Чувствуется, что мадам Жоржетт поражена открывшимися для нее фактами из жизни Дюка, которые она узнала от каких-то портовиков неизвестной ей Одессы. Видимо, желая несколько смягчить ситуацию и сделать нам приятное, она говорит, прощаясь:

— Эта усыпальница уже очень много лет не видела цветов.
И портовикам из Одессы сделалось грустно…»

Найдено здесь: http://www.slovo.odessa.ua/1000/2_2.html

Что я могу сказать… Наверное, французы недостойны о нём помнить, как бы резко это ни прозвучало, ибо неблагодарны…

lady-rumina.livejournal.com

Дюк де Ришелье: мифы и реальность

Автор статьи – Елена Захарова (Lady Rumina)

Написано специально для форума «В гостиной Ришелье» www.richelieu.forum24.ru

Автор не против переноса статьи на другие ресурсы, но просит ставить об этом в известность на мейл [email protected]

К написанию этой статьи автора подтолкнул очень грустный факт, что общедоступной информации о жизни герцога де Ришелье – Дюка Одесского, генерал-губернатора Новороссийского и премьер-министра французского — как ни странно, существует крайне мало. Вследствие подобной ситуации его фигура неизбежно обросла рядом мифов, легенд и попросту баек. Некоторые из них вполне сродни той, которую однажды одесситы рассказали Марку Твену: про смерть всеми забытого и нищего Ришелье в Севастополе – и доверчивый писатель включил историю герцога в подобном виде в собственную книгу «Простаки за границей». При написании данной статьи автор опирается на биографию Э. де Варескьеля «Герцог де Ришелье», на «Дневник моего путешествия в Германию» авторства самого герцога, воспоминания его супруги и прочие источники, одно перечисление которых составило бы отдельную статью. Сам Варескьель при работе над своей книгой проштудировал в том числе и 40 ящиков архивов, касающихся герцога, которые с 1932 года находятся в фонде Ришелье в библиотеке Сорбонны — и которые до Варескьеля, как это ни удивительно, никто систематически не использовал. А между тем, эти документы проливают новый свет не только на жизнь Армана-Эмманюэля, но и на историю Реставрации до прихода Виллеля.

Миф:

Дюк Ришелье – уроженец Бордо.

Реальность:

Арман-Эмманюэль родился 24 сентября 1766 года в Париже, в доме маршала де Ришелье «Отель д’Антэн», на улице Нёв-Сен-Огюстен. В приходе Сен-Рок существует запись о его крещении, датированная 25 сентября 1766 года.

У герцога также был старший брат, Камилл, маркиз де Понкурле, который родился 27 февраля 1765 года и умер в июне 1767. После его смерти Арман-Эмманюэль, граф де Шинон, стал единственным наследником.

Факт, не уточнённый до конца:

Дюк Ришелье учился в коллеже Дю Плесси.

Реальность:

Обычно забывают добавить, что это – Сорбонна. Граф де Шинон учился там с 1774 по 1782 год. Ему было 15 лет, когда он вышел из коллежа.

Факт, не уточнённый до конца:

Причины странного брака с Розалией Рошешуар.

Реальность:

Абсолютно типичный брак в эту эпоху. Союзы заключались семьями без участия в переговорах детей, при этом дети зачастую находились в очень юном возрасте и сразу после заключения брака оказывались кто в монастыре, кто в отъезде за границу на несколько лет. Организацией брака графа де Шинона занимался глава семьи — маршал де Ришелье, руководствовавшийся запретом кардинала заключать союзы с семьями, которые не являются достаточно знатными. В отношении этого союза маршал всё продумал до мелочей. Состояние Ришелье было всё ещё огромно, но обременено невероятными долгами, на которые никто не обращал внимания и которыми до Армана-Эмманюэля никто всерьёз не занимался. Долги только накапливались – мужчины рода Ришелье любили швырять деньги на ветер. В этом плане приданое богатой невесты выглядело значительно надёжнее. Огромное значение имело положение семьи Рошешуар в обществе и тот факт, что бабушка кардинала была из рода Рошешуаров. У маршала, по всей видимости, существовала идея фикс о появлении в семье нового кардинала: даже женившись в третий раз в возрасте 84 лет, он мечтал о рождении сына, которого смог бы сделать кардиналом — более талантливого, нежели его нелюбимый сын герцог де Фронсак (отец Дюка). За неимением такового все надежды на возрождение славы семьи были возложены на плечи Армана-Эмманюэля, любимого внука, чьи таланты маршала приводили в восторг, а отсутствие семейных пороков – скорее разочаровывало.

Миф:

Сразу же после заключения брака Арман-Эмманюэль уехал за границу.

Реальность:

Брачный договор будущих супругов был подписан королём в Версале 14 апреля 1782 года. Религиозная церемония имела место в субботу 4 мая в салонах и часовне отеля д’Антэн. После неё новоиспечённая супруга Аделаида-Розалия благоразумно вернулась к родителям на улицу Гренель. Арман-Эмманюэль уехал лишь в августе, спустя 4 месяца.

Подробности заграничного вояжа:

Зарубежные поездки тогда были в большой моде, и молодые французы обычно использовали их, чтобы всласть понасмехаться и поострить насчёт других стран и обычаев, а также шокировать окружающих своим невероятным самомнением. Для графа де Шинона же они являлись источником новых знаний, он продолжал самообразование, посещая государственных деятелей, литераторов и др. В 15 лет Арман-Эмманюэль производил сногсшибательное впечатление на окружающих. Куда он ни прибывал – повсюду вызывал восхищение. По отзыву аббата Годена, жители Бордо, негативно настроенные к маршалу и его роскошествам, были поражены, что 15-летний юноша ведёт себя как 40-летний мужчина, мудрый, образованный и добродетельный, свободно владеет иностранными языками и с лёгкостью беседует о войне и торговле. Опыт бесед с иностранными торговцами, имевший место в Бордо, впоследствии очень пригодится Арману-Эмманюэлю на службе в России. В Женеве он берёт уроки итальянского языка. Во Флоренции он встречает последнего принца Стюарта, в Риме общается с королём Швеции Гюставом III, который жил ранее в Париже под именем графа Гаагского, и с кардиналом Берни. Особого внимания заслуживает тот факт, что в Италии Арман-Эмманюэль был представлен австрийскому императору Иосифу II. Тот ненавидел французов за их высокомерие и бахвальство, однако, воспитанность и образованность юного графа де Шинона высоко оценил и с большим удовольствием общался с ним и в Италии, и в Вене. Позже Ришелье в своём «Дневнике» оставит весьма подробный портрет  императора Иосифа и критическую оценку его государственной деятельности – ранг собеседника никогда не затмевал холодный разум герцога. Арман-Эмманюэль уже с молодости проявлял те черты, которые характеризуют будущего государственного деятеля: политическую осторожность, прагматизм, уважение к различиям и особенностям других стран и наций. В Вене граф де Шинон был принят в лучшем обществе: у принца де Линя, принца Кауница, маршала Ласси и др. Все поражались, что молодой француз столь скромен, чист, сдержан и уравновешен, что совершенно не соответствовало его 15-летнему возрасту — примеров такого поведения французы ранее не давали никогда. Венское общество герцог всегда будет любить более всех других за гостеприимство и любезность, и предпочитать разнузданности Парижа. Почтенное общество и холодно-нравоучительный тон немцев согласовывались с его характером. А вот встреча в Берлине с Фридрихом Великим, семидесятидвухлетним, глухим и презрительно считающим маршала «маркизом комедии» (о чём сам маршал никогда не узнает), пройдёт не так гладко.

Факт, не уточнённый до конца:

Количество языков, которым владел этот полиглот.

Реальность:

Два мёртвых – латынь и древнегреческий. Живые (кроме, разумеется, французского): немецкий, английский, испанский, итальянский, позже русский и немного турецкий. Граф де Ланжерон отмечал в своих мемуарах  лёгкость, с которой Ришелье овладевал языками. Этой лёгкостью он был обязан своей отличной памяти и трудолюбию — она служила для него прекрасным средством познавать мир, и везде он был замечательно принят.

Миф:

Дюк обладал скромной внешностью, которая не привлекала внимания женщин.

Реальность:

Все, кто знал в молодости маршала де Ришелье – величайшего развратника и сердцееда своей эпохи – поражались внешнему сходству внука с ним. Причём с той лестной разницей, что маршал роста был среднего, а в конце жизни вообще влез на огромные каблуки – Дюка же в свидетельствах из самых разных стран описывают высоким. По мнению Ланжерона, молодой граф де Шинон был стройным, с изящной фигурой, с приятным лицом, главным украшением которого являлись огромные чёрные глаза, полные огня и придававшие его лицу выражение одновременно одухотворённое и пикантное. Цвет его кожи был очень смуглым, волосы вились естественными кудрями, они были очень чёрными и поседели рано. Принц де Линь отмечает восхитительную красоту и идеальную мягкость. Позже своё поздравление с успехом и наградами за сражение при Измаиле он адресует «самому храброму и самому красивому из волонтёров». И отметит, что Ришелье был создан из того материала, чтобы нравиться дамам.

Арман-Эмманюэль узнаёт правду о своей супруге:

Воспоминание о мадемуазель де Рошешуар не оставляло графа де Шинона в течение двух лет его поездки. В замке Вережан мадам де ла Бутельер заметила, что Арман-Эмманюэль во время ужина достал из кармана портрет «своей красивой молодой жены», положил на колени и украдкой с восхищением разглядывал.

Мадам де Буань со слов своего отца описала встречу Армана-Эмманюэля с супругой после его возвращения из-за границы. Быть может, она излишне драматизировала эту историю, но в некоторых деталях определённо точна. По её словам, всё происходило у подножия лестницы Отеля д’Антэн.

«Старый маршал и герцог де Фронсак поставили между собой маленькое, горбатое спереди и сзади, чудовище всего 4-х футов роста, которое они представили графу де Шинон как подругу его жизни. Он отступил на три пары ступеней и упал без сознания на лестнице. Его отнесли в его комнаты. Он сказался слишком больным, чтобы появиться в салоне, написал родственникам о своей твердой решимости никогда не реализовывать до конца этот брак, к которому испытывал жестокое отвращение, уже ночью потребовал почтовых лошадей, и они отвезли отчаявшегося человека по дороге в Германию…»

Все описания герцогини, которые дошли до нас, согласуются. Мадам де Ла Тур дю Пэн утверждает, что Розалия окончательно стала горбатой в 14 лет, когда полностью сформировалась. Граф Леон де Рошешуар отнюдь не щадит свою родственницу, описывая её «горбатой спереди и сзади, горбатой как Полишинель, с огромным носом, огромными руками и очень маленького роста». Менее жестокий граф де Сен-При говорит о том же. По его словам, граф де Шинон нашёл её в таком состоянии, что замаскировать её внешность было невозможно. Любое искусство оказалось бессильно перед такой немилостью природы. Эта трагедия будет длиться всю жизнь Дюка де Ришелье. 3 мая 1814 года, увидев герцогиню де Ришелье в Елисейском дворце, поражённый Александр I писал одному из своих адъютантов: «Я теперь понимаю поведение герцога де Ришелье по отношению к его жене. Ах! мой дорогой, она уродлива и ужасна. Я ему верю, что у неё много душевности и замечательных качеств, но в возрасте двадцати лет нужно было нечеловеческое мужество, чтобы видеть подобное уродство.»

При этом мадам де Ла Тур дю Пэн отмечает её талант музыкантши, ангельский голос, разностороннее образование, восхитительный характер и высокий дух. Романтичная натура, Аделаида-Розалия испытывала к мужу глубокую и искреннюю привязанность, которая в конце её жизни станет чем-то вроде тайно почитаемого культа. Он же большую часть своей жизни прожил вдалеке от неё.

 Продолжение следует…

(и следует нескоро в связи с огромным объёмом изучаемого материала) )))


lady-rumina.livejournal.com

День одураченных — Наблюдая за вселенским хаосом.

   Франция, 1630 год. Ла-Рошель взята два года назад. Год назад подписаны выгодные для Франции мирные договоры с Англией и с герцогством Савойским. Летом успешно завершился второй итальянский поход подряд. Казалось бы, кардинал Ришелье должен был находиться в зените могущества. Однако именно в 1630 году карьера, а может быть, и жизнь первого министра Франции висела на волоске.


 
Король Франции Людовик XIII

   Всё дело в том, что во время второго итальянского похода летом 1630 года Людовик XIII внезапно заболел дизентерией. Ему пришлось покинуть армию и уехать в Лион. Не успел французский король выздороветь после одной болезни, как у него началась другая – лихорадка. Людовик так плохо себя чувствовал, что в конце сентября его даже соборовали.

Всё это время за монархом преданно ухаживали его мать, Мария Медичи, и жена, Анна Австрийская. Этого было достаточно, чтобы между сыном и матерью восстановились тёплые отношения.  Пользуясь благоприятной ситуацией, Мария Медичи снова стала уговаривать Людовика отправить в отставку ненавистного ей Ришелье. По-видимому, поведение сына дало вдовствующей королеве какие-то основания считать, что отставка первого министра – дело решённое. 

 
Вдовствующая королева Мария Медичи

   В ноябре двор переехал в Париж. Король стал чаще бывать в Люксембургском дворце – резиденции его матери.  9 ноября в Люксембургском дворце состоялось заседание государственного совета. Вопреки возражениям Ришелье, Луи де Марильяк, брат хранителя государственной печати и близкого к королеве-матери Мишеля де Марильяка, был назначен командующим французской армией в Италии. Затем Мария Медичи заявила, что больше не нуждается в услугах Ришелье, как своего управляющего, а потом и в грубой форме прогнала племянницу первого министра из своих камеристок. Все придворные восприняли это, как верные признаки грядущей опалы Ришелье.

   10 ноября Людовик посетил свою мать в Люксембургском дворце. Главной темой разговора была ожидаемая Марией Медичи отставка первого министра. Вдовствующая королева пыталась употребить всё своё влияние на сына, чтобы добиться желаемого. На освободившуюся должность Мария Медичи предлагала Мишеля де Марильяка. Людовик XIII колебался.  И тут, в самый разгар беседы, через чёрный ход в гостиную вошёл Ришелье.

 
   Его появление произвело нужный эффект: Мария Медичи в первый момент даже потеряла дар речи. Ведь она отдавала слугам строжайшее распоряжение не пускать Ришелье на порог дворца. Но, быстро придя в себя, королева-мать начала обвинять своего врага во всём, что только могло ей прийти в голову. А её страстной речи внимал Людовик XIII, который уже начинал сердиться.

   Наконец, выговорившись, Мария Медичи присела в кресло перевести дух. И тут Ришелье сделал свой ход: он рухнул на колени перед королевой-матерью и с тал призывать её не верить всем наветам, которые возводят на него их общие враги. Первый министр клялся Марии Медичи в преданности и называл своей благодетельницей. А та, придя в бешенство от его слов, прогнала Ришелье с глаз долой.

   Спустя короткое время Людовик XIII тоже покинул Люксембургский дворец, отправившись в  Версаль  в свой охотничий домик. Мария Медичи посчитала, что убедила сына и что Ришелье будет отправлен в отставку. В окружении королевы-матери царила весёлая атмосфера. В Люксембургский дворец потянулись стайки тех, кто держал нос по ветру и хотел высказать свои поздравления вдовствующей королеве.

   Ришелье тоже считал, что победили его враги. Он ожидал ареста, поэтому готовился спешно покинуть Францию. Однако же, 11 ноября ему доставили высочайшее повеление немедленно явиться  в Версаль.  Едва Ришелье вошёл в кабинет короля, как сразу же очутился в объятьях Людовика XIII. Тот назвал кардинала своим самым верным и любящим слугой. На короля произвела большое впечатление сцена, которая  разыгралась в гостиной Люксембургского дворца, и он не мог не отметить, что Ришелье не позволил себе ни единого плохого слова в адрес его матери. Это и решило всё дело. 

  
   На немедленно созванном Королевском совете хранитель государственной печати Мишель де Марийяк был отстранён от должности и взят под стражу. Его брата Луи де Марийяка объявили изменником и впоследствии казнили. Бассомпьер был заточён в Бастилию. В ссылку были отправлены духовник королевы-матери и её личный врач. А герцог де Гиз, один из сторонников Марии Медичи,  отправился в добровольное изгнание, под предлогом паломничества в Анкону.

   День 10 ноября 1630 года вошёл в историю Франции под именем «Дня одураченных» (Journée des Dupes).



greatzanuda.livejournal.com

⭐ В гостиной ришелье — Рейтинг сайтов по тематике на RANKW.RU

Ришелье Шато — жилой комплекс в Гурзуфе на ЮБК, Крыму. Новостройка в Крыму на ЮБК, в Гурзуфе.

Ришелье Шато — жилой комплекс в Гурзуфе на ЮБК, Крыму. Новостройка в Крыму, в Гурзуфе на ЮБК. В долине на ЮБК, бережно прикрытой с севера Главной грядой Крымских гор, с запада — Никитской яйлой, а с востока — Медведь-горой, в зеленой парковой зоне поселка…

gurzuf-shato.ru

ришелье шато ялта, ришелье шато юбк

    Google PageRank: 0 из 10    Яндекс ТИЦ: 0

Рейтинг:

15.2

Дизайн гостиной

На нашем сайте Вы сможете найти самую интересную и полезную информацию про дизайн гостиной, интерьер гостиной и оформление.

dizajn-gostinoj.ru

дизайн гостиной

    Google PageRank: 0 из 10    Яндекс ТИЦ: 0

Рейтинг:

13.8

Студия машинной вышивки «Ришелье»

Студия машинной вышивки Ришелье г.Кореновск

irishelie.ru

машинная вышивка, логотипы, фотографии, картины, панно

    Google PageRank: 0 из 10   

Рейтинг:

13.7

Элитная мебель, классическая мебель, французская мебель в мебельном салоне Ришелье.

Салон французской мебели Ришелье это элитная французская мебель, классическая мебель, элитная мебель, французская мебель, люкс

rishelie.ru

салон мебели, ришелье

Рейтинг Alexa: #3,760,896    Google PageRank: 2 из 10    Яндекс ТИЦ: 60

Рейтинг:

13.1

Интерьер, цвет стен, Выбор люстры, Дизайн подвесных потолков, Ламбрекены для гостиной

Люстра для гостиной, Польская мебель, Декоративный камень в гостиной, Гостиная в английском стиле

mini-igri.ru

яркие гостиные

    Google PageRank: 0 из 10    Яндекс ТИЦ: 0

Рейтинг:

12.2

Компания СКИТ. Майонез СКИТ.

компания СКИТ — лидер московского рынка майонеза. Производство и реализация: майонез СКИТ Провансаль, майонез СКИТ Оливковый, Ришелье Элитный, Ресторан Неаполь, Постный, подсолнечное масло, томатная паста, Cливки растительные, Крем кулинарный, Крем для взбивания,…

ришелье.рф

компания скит, крем кулинарный

    Google PageRank: 0 из 10    Яндекс ТИЦ: 80

Рейтинг:

10.6

Дизайн штор от компании «Эстер»

дизайн штор для гостиной, дизайн штор для гостиной фото, заказ штор для гостиной, элитные шторы для гостиной, красивые шторы для гостиной, современные шторы в гостиную, дизайн штор, пошив штор, шторы на заказ, дизайн штор на заказ, шторы на пошив, пошив дизайнерских…

ester-design.ru

    Google PageRank: 0 из 10    Яндекс ТИЦ: 10

Рейтинг:

10.5

rankw.ru

Памятник де Ришельё — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Координаты: 46°29′17″ с. ш. 30°44′28″ в. д. / 46.48806° с. ш. 30.74111° в. д. / 46.48806; 30.74111 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=46.48806&mlon=30.74111&zoom=18 (O)] (Я) Памятник герцогу де Ришельё в Одессе (также известен как памятник дюку, Ришельё, герцогу, бронзовый дюк) — бронзовый монумент в полный рост, посвящённый Арману Эмманюэлю дю Плесси, герцогу де Ришельё, открыт в 1828 году. Первый памятник, установленный в Одессе[1].

Предыстория

Де Ришельё участвовал в штурме Измаила, а спустя пять лет надолго обосновался в России. В 1803 году Ришельё стал градоначальником, а с 1805 по 1814 г. генерал-губернатором Одессы. Одесситы называли его «наш Дюк» и считали основателем города, хотя к тому времени Одессе было уже 8 лет. Стараниями нового градоначальника город превратился в крупный торговый порт. Когда Бурбоны вернули себе трон, Дюк уехал во Францию, где стал премьер-министром в правительстве Людовика XVIII. Умер 16 мая 1822 года в возрасте 56 лет в Париже от кровоизлияния в мозг.[2]

История создания

Получив горестное известие из Парижа о кончине Ришелье, граф Ланжерон обратился с призывом к населению начать сбор средств на сооружение памятника. Заступивший в мае 1823 года на пост Новороссийского генерал-губернатора, граф М. С. Воронцов заказал памятник известному скульптору И. П. Мартосу[2]. Он стал одним из последних творений этого выдающегося русского мастера.
Памятник представляет собой бронзовую статую Ришельё в римской тоге со свитком в руке и тремя латунными горельефами, символизирующими земледелие, торговлю и правосудие. Заложен 30 июня 1827 г. Скульптура и горельефы отлиты в бронзе литейным мастером В. П. Екимовым в Петербурге. Постамент выдающегося петербургского архитектора А. И. Мельникова и архитектора Ф. К. Боффо. Монумент в стиле классицизма, представляет собой поставленную на пьедестал бронзовую статую А.-Э. Ришельё. Величина фигуры несколько больше натуральной. Квадратный в плане пьедестал с карнизом из розового полированного гранита с берега реки Южный Буг (около Вознесенска), подаренный херсонским помещиком Скаронинским, отделан мастером П. Джерари. Основанием пьедестала служит стилобат в форме усечённой пирамиды из местного известняка с четырьмя ступенями из гранита.

На гранях пьедестала в прямоугольных нишах установлены плиты и горельефы. На фасадной — латунная золочёная плита с надписью:

ГЕРЦОГУ ЕММАНУИЛУ ДЕ РИШЕЛЬЕ УПРАВЛЯВШЕМУ СЪ 1803 ПО 1814 ГОДЪ НОВОРОССIЙСКИМ КРАЕМЪ И ПОЛОЖИВШЕМУ ОСНОВАНIЕ БЛАГОСОСТОЯНИЮ ОДЕССЫ БЛАГОДАРНЫЕ КЪ НЕЗАБВЕННЫМЪ ЕГО ТРУДАМЪ ЖИТЕЛИ ВСЕХЪ СОСЛОВIЙ СЕГО ГОРОДА И ГУБЕРНИЙ ЕКАТЕРИНОСЛАВСКОЙ ХЕРСОНСКОЙ И ТАВРИЧЕСКОЙ ВОЗДВИГЛИ ПАМЯТНИКЪ СЕЙ ВЪ 1826 ГОДѣ ПРИ НОВОРОССIЙСКОМ ГЕНЕРАЛЪ-ГУ-БЕРНАТОРѣ — ГРАФѣ ВОРОНЦОВѣ

На трёх боковых сторонах — бронзовые горельефные изображения, символизирующие торговлю, правосудие и земледелие.

Работами по установке памятника руководил архитектор Ф. К. Боффо.[3]

Открытие бронзового памятника Дюку состоялось 22 апреля 1828 года.

Повреждение во время Крымской войны

Во время Крымской войны англо-французская эскадра обстреляла город и порт. Одно из ядер взорвалось на площади около памятника и повредило его постамент осколком. После войны на месте повреждения была установлена чугунная заплатка со стилизованным пушечным ядром.

Расположение в городе

Адрес: Приморский бульвар, 9.
Памятник обращён лицом к морю, прямо перед ним Потёмкинская лестница, ведущая к Морскому вокзалу. Позади памятника — два здания присутственных мест, образующих полукруглую площадь, далее — Екатерининская площадь. Памятник удачно сочетается с окружающей застройкой и Потёмкинской лестницей.[3]

Интересные факты

  • Одесситы говорят: «Погляди на Дюка со второго люка» или «Посмотри на Дюка с люка». Если смотреть на памятник с водопроводного люка слева от него, то свиток и складки одежды Дюка чрезвычайно похожи на мужские гениталии.[4] В песне Игоря Ганькевича «Прогулка по Одессе» факт про люк отражён так: «Улыбаясь Дюку, по бульвару хожу; со второго люка на него не гляжу…»
  • Интересно что, Фемида на бронзовом горельефе изображена без традиционной повязки на глазах[5].

Напишите отзыв о статье «Памятник де Ришельё»

Примечания

  1. Коханский В. Одесса и ея окрестности. Полный иллюстрированный путеводитель и справочная книга. — Изд. 3-е. — Одесса: Л. Нитче, 1892. — 554 с.
  2. 1 2 Барская Н. [www.odessa.ua/monuments/1256 Дюк] // Одесский вестник : газета. — Одесса, 2006. — № 204-205.
  3. 1 2 [ua.vlasenko.net/_pgs/pgs-html/pgs3-252.html «Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР», справочник в 4-х томах (Главный редактор: Н.Л. Жариков)]. — Киев: «Будiвельник», 1983—1986. — Т. 3. — С. 252.
  4. [reporting.com.ua/content/view/73/81/ «Борис Бурда: на Дюка гляди с люка!»]
  5. [odessa-flat.com/html/pamyatnik-rischelie.html Памятник Дюку Ришелье в Одессе]. odessa-flat.com. Проверено 13 декабря 2015.

Отрывок, характеризующий Памятник де Ришельё

– А вот она, царица Петербурга, графиня Безухая, – говорила она, указывая на входившую Элен.
– Как хороша! Не уступит Марье Антоновне; смотрите, как за ней увиваются и молодые и старые. И хороша, и умна… Говорят принц… без ума от нее. А вот эти две, хоть и нехороши, да еще больше окружены.
Она указала на проходивших через залу даму с очень некрасивой дочерью.
– Это миллионерка невеста, – сказала Перонская. – А вот и женихи.
– Это брат Безуховой – Анатоль Курагин, – сказала она, указывая на красавца кавалергарда, который прошел мимо их, с высоты поднятой головы через дам глядя куда то. – Как хорош! неправда ли? Говорят, женят его на этой богатой. .И ваш то соusin, Друбецкой, тоже очень увивается. Говорят, миллионы. – Как же, это сам французский посланник, – отвечала она о Коленкуре на вопрос графини, кто это. – Посмотрите, как царь какой нибудь. А всё таки милы, очень милы французы. Нет милей для общества. А вот и она! Нет, всё лучше всех наша Марья то Антоновна! И как просто одета. Прелесть! – А этот то, толстый, в очках, фармазон всемирный, – сказала Перонская, указывая на Безухова. – С женою то его рядом поставьте: то то шут гороховый!
Пьер шел, переваливаясь своим толстым телом, раздвигая толпу, кивая направо и налево так же небрежно и добродушно, как бы он шел по толпе базара. Он продвигался через толпу, очевидно отыскивая кого то.
Наташа с радостью смотрела на знакомое лицо Пьера, этого шута горохового, как называла его Перонская, и знала, что Пьер их, и в особенности ее, отыскивал в толпе. Пьер обещал ей быть на бале и представить ей кавалеров.
Но, не дойдя до них, Безухой остановился подле невысокого, очень красивого брюнета в белом мундире, который, стоя у окна, разговаривал с каким то высоким мужчиной в звездах и ленте. Наташа тотчас же узнала невысокого молодого человека в белом мундире: это был Болконский, который показался ей очень помолодевшим, повеселевшим и похорошевшим.
– Вот еще знакомый, Болконский, видите, мама? – сказала Наташа, указывая на князя Андрея. – Помните, он у нас ночевал в Отрадном.
– А, вы его знаете? – сказала Перонская. – Терпеть не могу. Il fait a present la pluie et le beau temps. [От него теперь зависит дождливая или хорошая погода. (Франц. пословица, имеющая значение, что он имеет успех.)] И гордость такая, что границ нет! По папеньке пошел. И связался с Сперанским, какие то проекты пишут. Смотрите, как с дамами обращается! Она с ним говорит, а он отвернулся, – сказала она, указывая на него. – Я бы его отделала, если бы он со мной так поступил, как с этими дамами.

Вдруг всё зашевелилось, толпа заговорила, подвинулась, опять раздвинулась, и между двух расступившихся рядов, при звуках заигравшей музыки, вошел государь. За ним шли хозяин и хозяйка. Государь шел быстро, кланяясь направо и налево, как бы стараясь скорее избавиться от этой первой минуты встречи. Музыканты играли Польской, известный тогда по словам, сочиненным на него. Слова эти начинались: «Александр, Елизавета, восхищаете вы нас…» Государь прошел в гостиную, толпа хлынула к дверям; несколько лиц с изменившимися выражениями поспешно прошли туда и назад. Толпа опять отхлынула от дверей гостиной, в которой показался государь, разговаривая с хозяйкой. Какой то молодой человек с растерянным видом наступал на дам, прося их посторониться. Некоторые дамы с лицами, выражавшими совершенную забывчивость всех условий света, портя свои туалеты, теснились вперед. Мужчины стали подходить к дамам и строиться в пары Польского.
Всё расступилось, и государь, улыбаясь и не в такт ведя за руку хозяйку дома, вышел из дверей гостиной. За ним шли хозяин с М. А. Нарышкиной, потом посланники, министры, разные генералы, которых не умолкая называла Перонская. Больше половины дам имели кавалеров и шли или приготовлялись итти в Польской. Наташа чувствовала, что она оставалась с матерью и Соней в числе меньшей части дам, оттесненных к стене и не взятых в Польской. Она стояла, опустив свои тоненькие руки, и с мерно поднимающейся, чуть определенной грудью, сдерживая дыхание, блестящими, испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и на величайшее горе. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская – у ней была одна мысль: «неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцовать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины, которые теперь, кажется, и не видят меня, а ежели смотрят на меня, то смотрят с таким выражением, как будто говорят: А! это не она, так и нечего смотреть. Нет, это не может быть!» – думала она. – «Они должны же знать, как мне хочется танцовать, как я отлично танцую, и как им весело будет танцовать со мною».
Звуки Польского, продолжавшегося довольно долго, уже начинали звучать грустно, – воспоминанием в ушах Наташи. Ей хотелось плакать. Перонская отошла от них. Граф был на другом конце залы, графиня, Соня и она стояли одни как в лесу в этой чуждой толпе, никому неинтересные и ненужные. Князь Андрей прошел с какой то дамой мимо них, очевидно их не узнавая. Красавец Анатоль, улыбаясь, что то говорил даме, которую он вел, и взглянул на лицо Наташе тем взглядом, каким глядят на стены. Борис два раза прошел мимо них и всякий раз отворачивался. Берг с женою, не танцовавшие, подошли к ним.
Наташе показалось оскорбительно это семейное сближение здесь, на бале, как будто не было другого места для семейных разговоров, кроме как на бале. Она не слушала и не смотрела на Веру, что то говорившую ей про свое зеленое платье.
Наконец государь остановился подле своей последней дамы (он танцовал с тремя), музыка замолкла; озабоченный адъютант набежал на Ростовых, прося их еще куда то посторониться, хотя они стояли у стены, и с хор раздались отчетливые, осторожные и увлекательно мерные звуки вальса. Государь с улыбкой взглянул на залу. Прошла минута – никто еще не начинал. Адъютант распорядитель подошел к графине Безуховой и пригласил ее. Она улыбаясь подняла руку и положила ее, не глядя на него, на плечо адъютанта. Адъютант распорядитель, мастер своего дела, уверенно, неторопливо и мерно, крепко обняв свою даму, пустился с ней сначала глиссадом, по краю круга, на углу залы подхватил ее левую руку, повернул ее, и из за всё убыстряющихся звуков музыки слышны были только мерные щелчки шпор быстрых и ловких ног адъютанта, и через каждые три такта на повороте как бы вспыхивало развеваясь бархатное платье его дамы. Наташа смотрела на них и готова была плакать, что это не она танцует этот первый тур вальса.

wiki-org.ru

Кардинал Ришелье — фактический глава Франции в годы правления Людовика ХIII

Детство и юность Ришелье.

    Арман-Жан дю Плесси де Ришелье, прозванный впоследствии «Красным кардиналом» (l’Eminence Rouge), родился 9 сентября 1585 года в Париже или в замке Ришелье в провинции Пуату в обедневшей дворянской семье. Его отец, Франсуа дю Плесси, был главным прево — судебным чиновником Франции при Генрихе III, а мать, Сюзанна де ла Порт, происходила из семьи адвоката Парижского парламента. Арман-Жан был младшим сыном в семье. Когда Жану было всего пять лет, отец умер, оставив жену одну с пятерыми детьми, полуразрушенным поместьем и немалыми долгами. Тяжелые годы детства сказались на характере Жана, поскольку всю последующую жизнь он стремился восстановить утраченную честь семьи и иметь много денег, окружить себя роскошью, которой был лишен в детстве. С детства Арман-Жан — болезненный и тихий мальчик, предпочитал книги играм с друзьями. В сентябре 1594 года Ришелье поступил в Наваррский колледж в Париже и стал готовиться к военной карьере, унаследовав титул маркиза дю Шиллу. С детства Ришелье мечтал стать офицером королевской кавалерии.
    Основным источником материальных благ семьи был доход от должности католического духовного лица епархии в районе Ла-Рошели, дарованный Плесси ещё Генрихом III в 1516 году. Однако чтобы сохранить его, кто-то из семьи должен был принять монашеский сан. До 21 года предполагалось, что Арман, младший из трех братьев, последует по стопам отца и станет военным и придворным.

 

Папа Павел V
Но в 1606 году средний брат ушел в монастырь, отказавшись от епископства в Люсоне (в 30 км к северу от Ла-Рошели), которое обычно наследовалось членами семьи Ришелье. Единственное, что могло сохранить семье контроль над епархией, это вступление юного Армана в духовное звание.
    Поскольку Жан был слишком молод, чтобы принять сан, ему требовалось благословение Папы Римского Павла V. Отправившись к папе в Рим аббатом, он поначалу скрыл от папы Павла V свой слишком юный возраст, а после церемонии покаялся. Вывод папы был таков: «Справедливо, чтобы молодой человек, обнаруживший мудрость, превосходящую его возраст, был повышен досрочно». 17 апреля 1607 года двадцатидвухлетний Арман-Жан дю Плесси принял имя Ришелье и сан епископа Люсонского. Церковная карьера в то время была очень престижной, и ценилась выше светской. Однако Жан Ришелье на месте некогда процветавшего аббатства в Люсоне нашел лишь руины — печальную память о Религиозных войнах. Епархия была одна из самых бедных и средств, доставляемых ею, не хватало на мало-мальски приличную жизнь. Но молодой епископ не падал духом.
    Сан епископа давал возможность появиться при королевском дворе, которой Ришелье не замедлил воспользоваться. Очень скоро он совершенно очаровал своим умом, эрудицией и красноречием короля Генриха IV. Генрих называл Ришелье не иначе как «мой епископ». Но, как это бывает в подобных случаях, столь стремительное возвышение провинциального епископа не понравилось некоторым влиятельным особам, и Ришелье пришлось покинуть столицу.

Генеральные штаты 1614-1615 годов.

    Несколько лет Ришелье провел в Люсоне. Там епископ Ришелье первым во Франции сумел провести реформирование хозяйства монастыря, а также был первым французом, написавшим теологический трактат на родном языке, где отразил положение дел в стране, разрушенной Религиозными войнами.

 

Генрих IV — король Франции и Наварры
Все свое свободное Ришелье занимался самообразованием, то есть читал. В конце концов он дочитался до того, что до самого конца дней его мучили страшные головные боли.
    Убийство фанатиком-католиком Равайльяком Генриха IV в 1610 году развязало руки сепаратистам. Правительство Марии Медичи, королевы-матери, регентши при Людовике XIII, было насквозь коррумпировано. Развал подкреплялся неудачами военных, так что королевский двор пошел на переговоры с представителями вооруженных масс.
    Епископ Люсонский (Ришелье) выступил на переговорах в качестве посредника, что послужило поводом избрания его представителем в Генеральные Штаты от духовенства Пуату в 1614 году. Генеральные штаты — собрание сословий, учрежденное в Средние века и все еще изредка собиравшееся королем по тем или иным поводам. Делегаты были разделены на первое сословие (духовенство), второе сословие (светская аристократия) и третье сословие (буржуа). Молодой епископ Люсона должен был представлять духовенство родной провинции Пуату. В конфликте между духовенством и третьим сословием (ремесленники, купцы и крестьяне) по поводу отношений короны и Папы епископ Ришелье занял нейтральную позицию, отдав все силы приведению сторон к компромиссу.
    Уже в скором времени Ришелье заметили благодаря ловкости и хитроумию, проявленным им при налаживании компромиссов с другими группами и красноречивой защите церковных привилегий от посягательств светских властей. В феврале 1615 года ему было даже поручено произнести парадную речь от имени первого сословия на заключительной сессии. В следующий раз Генеральным штатам предстояло собраться лишь 175 лет спустя, накануне Французской революции.

Возвышение Ришелье при королевском дворе.

    При дворе молодого Людовика ХIII обратили внимание на 29-летнего епископа.

 

Мария Медичи — королева-мать
Наибольшее впечатление таланты Ришелье произвели на королеву-мать Марию Медичи, которая по-прежнему фактически правила Францией, хотя в 1614 году ее сын уже достиг совершеннолетия. Назначенный духовником королевы Анны Австрийской — молодой супруги Людовика XIII, Ришелье вскоре добился расположения ближайшего советника и фаворита Марии Кончино Кончини (известного также как маршал д’Анкр). В 1616 году Ришелье вошел в королевский совет и занял пост государственного секретаря по военным делам и внешней политике. Новый пост требовал от Ришелье активного участия во внешней политике, к которой он до тех пор не имел отношения. Первый год Ришелье во власти совпал с началом войны между Испанией, которой тогда правила династия Габсбургов, и Венецией, с которой Франция состояла в военном союзе. Эта война грозила Франции новым витком религиозных распрей.
    Однако в апреле 1617 года Кончини был убит группой «друзей короля» — противников регентства Марии Медичи. Вдохновитель этой акции герцог де Люинь теперь стал фаворитом и советником молодого короля. Ришелье сначала возвратили в Люсон, а затем сослали в Авиньон, папскую область, где он боролся с меланхолией чтением и сочинительством. В течение двух лет Ришелье занимался литературой и богословием в совершенном уединении. За это время он написал два богословских труда — «Защита основных положений католической веры» и «Наставления для христиан».
    Французские принцы крови — Конде, Суассон и Буильон — возмутились самоуправными действиями монарха и подняли против него мятеж.  

Людовик XIII — король Франции
Людовику XIII пришлось отступить. В 1619 году король разрешил Ришелье присоединиться к королеве-матери в надежде, что он окажет на нее умиротворяющее воздействие. В течение семи лет, часть которых пришлось провести в изгнании, Ришелье вел активную переписку с Марией Медичи и Людовиком XIII.
    Однако не такой была вдовствующая королева, чтобы сразу все забыть после примирения. Как положено любой женщине, тем более царственной, она еще немножко поломалась, прежде чем согласиться на окончательное примирение. А когда решила, что пора, то потребовала от сына назначить Ришелье кардиналом. 5 сентября 1622 года епископ Ришелье получил сан кардинала. А если кого-то назначили кардиналом, то и в Королевский совет, тогдашнее французское правительство, его непременно надо было включить, тем более, что министры отца Людовика XIII практически все уже умерли.
    Но только в 1624 году Мария Медичи была возвращена в Париж, а вместе с ней и Ришелье, без которого она уже не могла ступить ни шагу. Людовик продолжал относиться к Ришелье с недоверием, так как понимал, что всеми дипломатическими победами его мать должна кардиналу. Когда 29 апреля 1624 года Ришелье впервые вошел в зал заседаний французского правительства, он так взглянул на присутствующих, в том числе и на председателя, маркиза Ла Вьевиля, что всем сразу стало понятно, кто отныне здесь хозяин. Несколькими месяцами позже, в августе, действующее правительство рухнуло, и по настоянию королевы-матери 13 августа 1624 года Ришелье стал «первым министром» короля — пост, на котором ему было суждено пробыть 18 лет.

Кардинал Ришелье — первый министр Франции.

    Несмотря на хрупкое здоровье, новый министр достиг своего положения благодаря сочетанию таких качеств, как терпение, хитроумие и бескомпромиссная воля к власти. Эти качества Ришелье никогда не переставал применять для собственного продвижения: в 1622 году он сделался кардиналом, в 1631 году — герцогом, все это время продолжая увеличивать личное состояние.
    С самого начала Ришелье пришлось иметь дело со многими врагами и с ненадежными друзьями. К числу последних на первых порах относился сам Людовик. Сколько можно судить, король так никогда и не обрел симпатии к Ришелье, и все же с каждым новым поворотом событий Людовик попадал во все большую зависимость от своего блестящего служителя. Прочее же королевское семейство оставалось враждебным к Ришелье. Анна Австрийская терпеть не могла ироничного министра, который лишил ее какого-либо влияния на государственные дела. Герцог Гастон Орлеанский, единственный брат короля, плел бесчисленные заговоры с целью усиления своего влияния. Даже королева-мать, всегда отличавшаяся амбициозностью, почувствовала, что прежний ее помощник стоит у нее на пути, и вскоре стала самым серьезным его противником.

Подавление знати при Ришелье.

    Вокруг этих фигур кристаллизовались различные группировки мятежных придворных. Ришелье отвечал на все бросаемые ему вызовы с величайшим политическим мастерством и жестоко их подавлял. В 1626 году центральной фигурой в интриге против кардинала стал молодой маркиз де Шале, который поплатился за это жизнью.

 

Герцог Гастон Орлеанский — брат короля Людовика XIII и постоянный противник Ришелье
Сам король чувствовал себя орудием в руках кардинала и, по-видимому, не без сочувствия отнесся к последней попытке низвергнуть Ришелье — к заговору Сен-Мара. Всего за несколько недель до своей смерти в 1642 году Ришелье раскрыл последний заговор, центральными фигурами которого стали маркиз де Сен-Мар и Гастон Орлеанский. Последнего, как всегда, спасла от кары королевская кровь, но Сен-Мар — друг и любимец Людовика, был обезглавлен. В период между этими двумя заговорами наиболее драматическим испытанием прочности позиций Ришелье стал знаменитый «день одураченных» — 10 ноября 1631 года. В этот день король Людовик ХIII в последний раз пообещал отправить своего министра в отставку, и по всему Парижу разнеслись слухи, что королева-мать одержала победу над своим врагом. Однако Ришелье удалось добиться аудиенции короля, и к наступлению ночи все его полномочия были подтверждены, а действия санкционированы. «Одураченными» оказались те, кто поверил ложным слухам, за что и поплатились смертью либо изгнанием.
    Сопротивление, проявлявшееся в иных формах, встречало не менее решительный отпор. Несмотря на свои аристократические пристрастия, Ришелье сокрушил мятежную провинциальную знать, настаивая на ее покорности королевским официальным лицам. В 1632 году он добился вынесения смертного приговора за участие в мятеже герцогу де Монморанси, генерал-губернатору Лангедока, которого направила против Ришелье именно Мария Медичи, и одному из самых блестящих аристократов. Ришелье запретил парламентам (высшим судебных органам в городах) подвергать сомнению конституционность королевского законодательства. На словах он прославлял папство и католическое духовенство, но по делам его было видно, что главой церкви во Франции является король.
    Холодный, расчетливый, весьма часто суровый до жестокости, подчинявший чувство рассудку, Ришелье крепко держал в своих руках бразды правления и, с замечательной зоркостью и дальновидностью замечая грозящую опасность, предупреждал ее при самом появлении. В борьбе со своими врагами Ришелье не брезговал ничем: доносы, шпионство, грубые подлоги, неслыханное прежде коварство — все шло в ход. Его тяжелая рука в особенности давила молодую, блестящую аристократию окружавшую короля.  

Супруга Людовика XIII — Анна Австрийская с детьми
Один заговор за другим составлялись против Ришелье, но они всегда кончались самым плачевным образом для врагов Ришелье, участью которых было изгнание или казнь. Мария Медичи очень скоро раскаялась в своем покровительстве Ришелье, совершенно оттеснившего ее на задний план. Вместе с женой короля, Анной, старая королева приняла даже участие в замыслах аристократии против Ришелье, но без успеха.
    С самого первого дня во власти Ришелье стал объектом постоянных интриг со стороны тех, кто пытался его «подсидеть». Чтобы не стать жертвой предательства, он предпочитал никому не доверять, что вызывало страх и непонимание окружающих. «Всякий, кто узнает мои мысли, должен умереть», — говорил кардинал. Целью Ришелье было ослабление позиций династии Габсбургов в Европе и укрепление независимости Франции. Кроме того, кардинал был ярым сторонником абсолютной монархии.

Подавление гугенотов-протестантов при Ришелье.

    Другим важным источником оппозиции, сокрушенным Ришелье со свойственной ему решительностью, являлось гугенотское (протестантское) меньшинство. Примирительный Нантский эдикт Генриха IV от 1598 года гарантировал гугенотам полную свободу совести и относительную свободу богослужения. Он оставлял за ними большое число укрепленных городов — в основном на юге и юго-западе Франции. Ришелье усматривал в этой полунезависимости угрозу государству, особенно во время войны. Гугеноты представляли собой государство в государстве, они имели сильных сторонников в городах и мощный военный потенциал. Кардинал предпочитал не доводить ситуацию до кризиса, однако фанатизм гугенотов подогревался Англией, вечной соперницей Франции. Участие, принятое гугенотами в 1627 году в нападении англичан с моря на побережье Франции, послужило для правительства сигналом к началу действий. К январю 1628 году была осаждена крепость Ла-Рошель — опорный пункт протестантов на берегу Бискайского залива.

 

Кардинал Ришелье (бюст Жана Лоренцо Бернини)
Ришелье взял на себя личное руководство кампанией, и в октябре непокорный город капитулировал после того, как около 15 тысяч его жителей умерли от голода. В 1629 году Ришелье завершил религиозную войну великодушным примирением — мирным соглашением в Але, в соответствии с которым король признавал за своими подданными-протестантами все права, гарантированные им в 1598 году, за исключением права иметь крепости. Правда, гугеноты лишались политических и военных привилегий. Но дарованная им свобода отправления культа и судебные гарантии положили конец религиозным войнам во Франции и не дали повода для разногласий с союзниками-протестантами за пределами страны. Гугеноты-протестанты проживали во Франции как официально признанное меньшинство до 1685 году, но после взятия Ла-Рошели их способность противостоять короне была подорвана.

Административные и экономические реформы при Ришелье.

    Стремясь к укреплению суверенитета королевской власти в области внутренней и внешней политики и финансов, Ришелье инициировал кодификацию французских законов («кодекс Мишо», 1629), провел ряд административных реформ (учреждение в провинциях должностей интендантов, назначаемых королем), боролся с привилегиями парламентов и знати (запрещение дуэлей, разрушение укрепленных дворянских замков), реорганизовал почтовую службу. Он активизировал строительство флота, что усилило военные позиции Франции на море и способствовало развитию внешнеторговых компаний и колониальной экспансии. Ришелье разрабатывал проекты финансово-экономического оздоровления страны в духе меркантилизма, однако внутренние и внешние войны не позволили реализовать их. Вынужденные займы вели к усилению налогового гнета, что, в свою очередь, вызывало мятежи и крестьянские бунты (восстание «кроканов» 1636-1637 годов), которые жестоко подавлялись.
    Что касается экономики, Ришелье практически ничего в ней не понимал. Он объявлял войны, не задумываясь о снабжении армии, и предпочитал решать проблемы по мере их поступления. Кардинал следовал доктрине Антуана де Монткристьена и настаивал на независимости рынка. При этом он делал упор на производство товаров на экспорт и препятствовал импорту предметов роскоши. В сфере его экономических интересов было стекло, шелк, сахар. Ришелье ратовал за строительство каналов и расширение внешней торговли, причем сам часто становился совладельцем международных компаний. Именно тогда началась французская колонизация Канады, Западной Западной Индии, Марокко и Персии.

Войны Франции при Ришелье.

    К концу 1620-х годов французское правительство имело возможность принимать более активное участие в международных делах, что побудило Ришелье к действиям. Ко времени прихода Ришелье к власти грандиозная (получившая название Тридцатилетней) война в Германии между католическими государями во главе с императором Священной Римской империи и союзом протестантских князей и городов была уже в полном разгаре. Дом Габсбургов, включая правящие фамилии в Испании и Австрии, больше столетия являлся главным врагом французской монархии, однако поначалу Ришелье удерживался от вмешательства в конфликт. Во-первых, союзниками Франции в таком случае должны были стать протестантские державы, поэтому кардинал и его главный советник монах ордена капуцинов отец Жозеф (прозванный, в отличие от своего шефа, l’Eminence grise, т.е. «Серый кардинал») понимали, что необходимо иметь ясное и законное обоснование для такого шага. Во-вторых, свободу действий вне страны долгое время сдерживала неспокойная обстановка внутри самой Франции. В-третьих, основная угроза интересам Франции исходила не со стороны австрийских Габсбургов, а от еще более могущественной испанской ветви, что побуждало французов сосредоточить внимание на Пиренеях и испанских владениях в Италии, а не на Германии.
    Тем не менее Франция все же была вовлечена в войну. К концу 1620-х годов католики добились столь внушительных побед в пределах Империи, что, казалось, австрийские Габсбурги станут полными хозяевами Германии.

 

Папа Урбан VIII
Перед лицом угрозы господства Габсбургов в Европе Ришелье и отец Жозеф выдвинули довод, что для блага папского престола и духовного благополучия самой церкви Франция должна противостоять Испании и Австрии. Возможность принять участие в германских делах представилась сразу же после подавления знати и мятежных гугенотов внутри страны, поскольку на стороне лютеран собирался выступить король Швеции Густав II Адольф. Когда его армия высадилась в северной Германии (июль 1630 года), в Германию стали подтягиваться значительные испанские силы — чтобы оказать поддержку католикам.
    Во время осады Ришелье крепости Ла-Рошель испанцы успели мобилизовать силы на севере Италии и захватить крепость Касаль. Тогда Ришелье проявил необычайную мобильность: сразу после падения Ла-Рошели французская армия была переброшена через Альпы и застала испанцев врасплох. В 1630 году в ходе сложных интриг Ришелье отказался подписывать Регенсбургский мир, в ответ Испания обратилась в Папе Урбану VIII с просьбой отлучить Людовика XIII от церкви. Ришелье находился на грани провала, поскольку его отношения с королем были весьма сложными, а рьяная католичка Мария Медичи просто впала в истерику. Когда Ришелье возвратился во Францию, она потребовала отставки кардинала, но Людовик не пошел на это, стремясь сохранить политическую независимость от матери. Ришелье был единственным, кто мог ему в этом содействовать, поэтому он сохранил сан кардинала и место первого министра. Оскорбленная королева-мать покинула двор и отправилась в Нидерланды, находившиеся под властью испанских Габсбургов, прихватив с собой младшего брата короля Гастона Орлеанского.
    Преодолевая противодействие происпанской «партии святош», Ришелье вел антигабсбургскую политику.  

Король Англии Карл I
Он рассчитывал на союз с Англией, устраивая брак Карла I Английского с Генриеттой Марией Французской, сестрой Людовика XIII, который был заключен 12 июня 1625 года. Ришелье стремился усилить французское влияние в Северной Италии (экспедиция в Вальтелину) и в германских землях (поддержка лиги протестантских князей). Ему удавалось долго удерживать Францию от прямого участия в Тридцатилетней войне.
    После высадки шведского короля в Германии Ришелье счел необходимым вмешаться, пока что косвенно. 23 января 1631 года после длительных переговоров посланник Ришелье подписал с Густавом Адольфом договор в Бервальде. По этому соглашению, французский католический прелат обеспечивал шведского лютеранского короля-воителя финансовыми средствами для ведения войны против Габсбургов в размере одного миллиона ливров в год. Густав пообещал Франции, что не будет нападать на те государства католической лиги, в которых правят Габсбурги. Тем не менее весной 1632 года он повернул свои войска на восток против именно такого государства — Баварии. Ришелье тщетно пытался удержать союзника. Только со смертью Густава Адольфа в битве при Люцене (16 ноября 1632 года) нелегкая для кардинала дилемма получила разрешение.
    У Ришелье на первых порах теплилась надежда, что денежных субсидий союзникам будет достаточно для того, чтобы уберечь собственную страну от риска открытого столкновения. Но к концу 1634 года оставшиеся в Германии шведские силы и их протестантские союзники были разгромлены испанскими войсками.
    В 1635 году Испания оккупировала епископство Триер, что послужило причиной объединения французских католиков и протестантов, которые рука об руку выступили против внешнего врага — Испании.  

Шведский король Густав II Адольф
Это было началом Тридцатилетней войны для Франции.
    Весной 1635 года Франция формально вступила в войну — сначала против Испании, а затем, год спустя, против Священной Римской империи. Сначала французы потерпели ряд досадных поражений, однако к 1640 году, когда стало проявляться превосходство Франции, она начала одолевать своего главного врага — Испанию. Более того, французская дипломатия достигла успеха, вызвав антииспанское восстание в Каталонии и ее отпадение (с 1640 по 1659 годы Каталония находилась под властью Франции) и полномасштабную революцию в Португалии, которая покончила с правлением Габсбургов в 1640 году. Наконец, 19 мая 1643 года при Рокруа в Арденнах армия принца де Конде добилась такой сокрушительной победы над знаменитой испанской пехотой, что это сражение принято считать концом испанского доминирования в Европе.
    В последние годы жизни кардинал Ришелье был вовлечен в очередной религиозный конфликт. Он возглавлял оппозицию папе Урбану VIII, поскольку в планы Франции входило расширение сферы влияния в Священной Римской империи. При этом он оставался преданным идеям абсолютизма и боролся с галликанцами, покусившимися на Папскую власть.

Смерть кардинала Ришелье.

    Осенью 1642 года Ришелье посетил целебные воды в Бурбон-Ланси, ибо здоровье его, подточенное многолетним нервным напряжением, таяло на глазах. Даже будучи больным, кардинал до последнего дня по несколько часов диктовал приказы армиям, дипломатические инструкции, распоряжения губернаторам различных провинций. 28 ноября наступило резкое ухудшение. Врачи ставят еще один диагноз — гнойный плеврит. Кровопускание не дало результата, лишь до предела ослабило больного. Кардинал временами теряет сознание, но, придя в себя, пытается еще работать. В эти дни рядом с ним неотлучно находится его племянница герцогиня д’Эгийон. 2 декабря умирающего навещает Людовик XIII. «Вот мы и прощаемся, — слабым голосом говорит Ришелье.- Покидая Ваше Величество, я утешаю себя тем, что оставляю Ваше королевство на высшей ступени славы и небывалого влияния, в то время как все Ваши враги повержены и унижены. Единственно, о чем я осмеливаюсь просить Ваше Величество за мои труды и мою службу, это продолжать удостаивать Вашим покровительством и Вашим благоволением моих племянников и родных. Я дам им свое благословение лишь при условии, что они никогда не нарушат своей верности и послушания и будут преданы Вам до конца».
    Затем Ришелье… своим единственным преемником называет кардинала Мазарини.

 

Кардинал Мазарини — преемник Ришелье
«У Вашего Величества есть кардинал Мазарини, я верю в его способности на службе королю»,- говорит министр. Пожалуй, это все, что он хотел сказать королю на прощание. Людовик XIII обещает выполнить все просьбы умирающего и покидает его…
    Оставшись с докторами, Ришелье просит сказать, сколько ему еще осталось. Врачи отвечают уклончиво, и лишь один из них — месье Шико — осмеливается сказать: «Монсеньор, думаю, что в течение 24 часов Вы либо умрете, либо встанете на ноги».- «Хорошо сказано»,- тихо произнес Ришелье и сосредоточился на чем-то своем.
    На следующий день король наносит еще один, последний, визит Ришелье. В течение часа они беседуют с глазу на глаз. Людовик XIII вышел из комнаты умирающего чем-то очень взволнованный. Правда, кое-кто из свидетелей утверждал, что король был в веселом расположении духа. У постели кардинала собираются священники, один из которых причащает его. В ответ на традиционное в таких случаях обращение простить врагам своим Ришелье говорит: «У меня не было других врагов, кроме врагов государства». Присутствующие удивлены четкими, ясными ответами умирающего. Когда с формальностями было покончено, Ришелье сказал с полным спокойствием и уверенностью в своей правоте: «Очень скоро я предстану перед моим Судией. От всего сердца попрошу его судить меня по той мерке — имел ли я иные намерения, кроме блага церкви и государства».
    Ранним утром 4 декабря Ришелье принимает последних посетителей — посланцев Анны Австрийской и Гастона Орлеанского, заверяющих кардинала в своих самых лучших чувствах. Появившаяся вслед за ними герцогиня д`Эгийон со слезами на глазах стала рассказывать, что накануне одной монахине-кармелитке было видение, что Его Высокопреосвященство будет спасен рукой Всевышнего. «Полноте, полноте, племянница, все это смешно, надобно верить только Евангелию».
    Некоторое время они проводят вдвоем. Где-то около полудня Ришелье просит племянницу оставить его одного. «Помните, — говорит он ей на прощание, что я любил Вас больше всех на свете. Будет нехорошо, если я умру у Вас на глазах…» Место д’Эгийон занимает отец Леон, дающий умирающему последнее отпущение грехов. «Предаюсь, Господи, в руки твои», — шепчет Ришелье, вздрагивает и затихает. Отец Леон подносит к его рту зажженную свечу, но пламя остается неподвижным. Кардинал мертв».
    Ришелье умер в Париже 5 декабря 1642 года, не дожив до триумфа в Рокруа и сломленный многочисленными болезнями. Ришелье был похоронен в церкви на территории Сорбонны, в память о поддержке, оказанной университету Его Высокопреосвященством кардиналом.

Достижения кардинала Ришелье.

    Ришелье всячески содействовал развитию культуры, стремясь поставить ее на службу французскому абсолютизму. По инициативе кардинала прошла реконструкция Сорбонны. Ришелье написал первый королевский эдикт о создании Французской академии и передал Сорбонне по своему завещанию одну из лучших в Европе библиотек, создал официальный орган пропаганды «Газетт» Теофраста Ренодо. В центре Парижа вырос дворец Пале-Кардиналь (впоследствии он был подарен Людовику XIII и с тех пор называется Пале-Рояль). Ришелье покровительствовал художникам и литераторам, в частности, Корнелю, поощрял таланты, способствуя расцвету французского классицизма.
    Ришелье, помимо всего прочего, был весьма плодовитым драматургом, его пьесы печатались в первой открытой по его инициативе королевской типографии.

 

Внутренний двор Сорбоннского университета
По долгу службы дав обет верности «церкви — моей супруге», он оказался в сложных политических отношениях с королевой Анной Австрийской, в действительности дочерью испанского короля, главой враждебной национальным интересам страны «испанской», то есть в какой-то степени и «австрийской», партии при дворе. Чтобы досадить ей за предпочтение ему лорда Бэкингема, он — в духе принца Гамлета — по ходу придворного сюжета написал и поставил пьесу «Мирам», в которой Бэкингем оказывается побежденным не только на поле боя (под гугенотской Ла-Рошелью), и заставил королеву посмотреть этот спектакль. В книге приведены сведения и документы, которые легли в основу романа Дюма «Три мушкетера», — от борьбы с дуэлями (на одной из которых погиб брат кардинала) до использования отставной любовницы Бэкингема графини Карлейль (пресловутой Миледи) в успешной шпионской роли при английском дворе и весьма пикантных подробностей свиданий королевы и Бэкингема.
    В целом Ришелье режиссировал отнюдь не «по-гамлетовски». Он помирил французов (католиков и гугенотов) между собой и, благодаря «дипломатии пистолей», поссорил их врагов, сумев создать антигабсбургскую коалицию. Для отвлечения Речи Посполитой от Габсбургов он слал гонцов в Русское государство к первому из Романовых, Михаилу, с призывом торговать беспошлинно.
    Ришелье оказал сильнейшее влияние на ход европейской истории. Во внутренней политике он устранил всякую возможность полномасштабной гражданской войны между католиками и протестантами.  

Красный кардинал Ришелье
Ему не удалось покончить с традицией дуэлей и интриг среди провинциальной знати и придворных, но благодаря его усилиям неповиновение короне стало считаться не привилегией, а преступлением против страны. Ришелье не вводил, как было принято утверждать, должности интендантов для проведения политики правительства на местах, однако он значительно укрепил позиции королевского совета во всех сферах управления. Организованные им торговые компании для ведения дел с заморскими территориями оказались неэффективными, но защита стратегических интересов в колониях Вест-Индии и Канады открыла новую эру в создании Французской империи.
    Неуклонное служение ясно осознанным целям, широкий практический ум, ясное понимание окружающей действительности, умение пользоваться обстоятельствами — все это обеспечило за Ришелье видное место в истории Франции. Основные направления деятельности Ришелье сформулированы в его «Политическом завещании». Приоритетом внутренней политики стала борьба с протестантской оппозицией и укрепление королевской власти, главной внешнеполитической задачей повышение престижа Франции и борьба с гегемонией Габсбургов в Европе. «Моей первой целью было величие короля, моей второй целью было могущество королевства», — подвел итоги своего жизненного пути знаменитый борец с мушкетерами.

Использованные источники.

    1. Роберт Кнехт. Ришелье. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.
    2. Все монархи мира. Западная Европа/ под рук. К. Рыжова. — Москва: Вече, 1999.
    3. Энциклопедия «Мир вокруг нас» (cd).
    4. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2000 (cd).
    5. Хроники Харона. Энциклопедия смерти.

rulers.narod.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.