Древнеримский царь Луций Тарквиний Древний – пятый в истории Рима — 39Rim.ru

Последние изменения: Сентябрь 22, 2018

Луций Тарквиний был близок с предыдущим древнеримским царем, а после смерти Анка Марция смог убедить римлян, что является наиболее подходящей кандидатурой на царский престол, тем более, что Тарквиний Древний был богат и влиятелен.

Кроме того, по завещанию Марция он считался опекуном его детей-подростков. Период царствования Луция Тарквиния Приска приходится на 616-579г. до н.э. Он не был коренным римлянином, а в Вечном городе поселился, уже будучи женатым. Пятый древнеримский царь родился в Тарквинии, но не относился к чистокровным этрускам, так как его отец – Демарат Коринфский – бежал, в свое время, из родных мест из-за междуусобиц и всю жизнь считался пришельцем. Только поэтому его сын никогда не смог бы занять на родине хоть сколько-нибудь значимую должность. Но судьба приготовила Луцию приятный сюрприз.

Можно считать, что римский период жизни будущего царя (тогда еще Лукумона Тарквиния) начался с того, как он по совету умной и честолюбивой жены Танаквили решил со всем своим скарбом, семейством, полученными в наследство и нажитыми богатствами отправиться в Рим за лучшей долей. Будучи человеком властолюбивым и деятельным, он не смог смириться с ролью сына изгнанника, а Рим сулил ему бурную жизнь, избавление от унижений и презрительного отношения. Лукумон погрузил пожитки на колесницу и отправился в дорогу. Супруга была рада переменам, ведь на родине она занимала более низшее положение по браку, нежели ей было предназначено по рождению. Она слышала, что население Рима в то время мало обращало внимание на родословную, так как знатность приобреталась за счет собственной доблести, а не благодаря родственным связям и заслугам предков.

Этруский некрополь древней Тарквинии – родины Тарквиния Древнего

Легенды гласят о том, что неподалеку от Яникула с семейством произошел курьезный случай, который Танаквиль приняла за небесное знамение. Кружившийся над головой Лукумона орел вдруг плавно подлетел к нему и снял головной убор. Птица с громким клекотом взлетела вверх, после чего вновь вернулась к мужчине и возложила на его голову шапку (по другим источникам – шлем), как бы выполнив поручение богов. Знак был воспринят как предзнаменование того, что Лукумон когда-то станет царем. Прибыв на новое место жительства, мужчина первым делом взял себе другое имя – Луций Тарквиний, под которым и вошел в историю Древнего Рима. Богатство и мудрость, радушие и благодеяния позволили ему быстро оказаться в числе влиятельных граждан, и даже стать приближенным Анка Марция, четвертого древнеримского царя.

Воспроизведенный макет древнего Капитолийского храма

При Тарквинии Древнем войны продолжились, в результате чего Рим смог окончательно занять главенствующее место в латинском союзе. Сдававшиеся без боя города становились союзниками и не теряли своих прав, а оказывающие сопротивление – разграблялись, после чего разрушались до основания. Но развитие Древнего Рима при Тарквинии Приске шло не только за счет войн с соседями – латинами, этрусками и сабинянами. В этот период:

  • осушались болота, на территории которых впоследствии появился Римский форум;
  • началось возведение городских стен, чему временно помешала очередная война;
  • был заложен древний Капитолийский храм;
  • был основан Большой цирк (Circus Maximus), где проводились состязания на колесницах и кулачные бои.

Древне римский царь Тарквиний Древний ввел в Сенат представителей бедного сословия и построил, по легенде, первую систему канализации – Большую Клоаку (Cloaca Màxima), которая функционирует до настоящего времени в качестве ливневки.

Cloaca Màxima — канализационная система, построенная Тарквинием Древним

Часть этруских празднеств и обычаев он смог укоренить среди населения Рима, что можно оценить как положительный момент.


 

Убит Луций Тарквиний  Приск был подло, исподтишка. Это сделали два пастуха по наущению давно уже выросших сыновей предыдущего древнеримского царя – Анка Марция. Они всю жизнь считали, что царский трон у них был отнят обманным путем, поэтому годами хранили обиду на бывшего опекуна. Злой, преступный умысел не увенчался ожидаемым триумфом – братья были изгнаны из Рима возмущенными жителями.

 

Пройдя по ссылкам, приведенным выше, можно узнать и о других древнеримских царях.

Древнеримский царь Луций Тарквиний Древний – пятый в истории Рима

Средняя оценка 5 Проголосовало 3

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

39rim.ru

Тарквиний Древний

Где-то в конце царствования Анка Марция в Рим переселился из этрусского города Тарквиний, богатый вельможа, сын выходца из греческого города Коринфа и знатной этрурянки. Этот человек, женатый на женщине по имени Танаквиль, происходившей из знатного этрусского рода, по настоянию властной и гордой жены уехал из города, жители которого постоян-

но напоминали ему, что он — сын изгоя, и не оказывали должных почестей и уважения. Танаквиль, возмущенная и униженная отношением к Тарквинию своих соотечественников, уверенная в счастливом жребии своего мужа, одаренного умом и доблестью, выбрала для нового жительства Рим, считая, что среди народа, где еще мало знатных людей, энергичному и честолюбивому человеку легко занять одно из первых мест, которое подобает ему по достоинству. Подтверждение честолюбивым своим замыслам Танаквиль увидела в знамении богов, ниспосланном на пути в Рим. Когда Тарквиний ехал с женой в повозке, орел, паривший в воздухе, спустился над ними и взмыл вверх, унося в когтях войлочную дорожную шапку с головы Тарк-виния. Не успели муж и жена опомниться от испуга, как орел с громким криком вновь возвратился и возложил шапку на голову Тарквиния, словно увенчивая его по повелению богов. Трепещущая Танаквиль с торжеством объявила мужу, что теперь, судя по полету птицы и ее действиям, в Риме его ожидают высокие почести и слава.

Приехав в город и купив дом, Тарквиний сразу сделался известным человеком. Он был гостеприимен, охотно оказывал помощь нуждающимся и вскоре вошел в доверие к царю Анку Марцию настолько, что тот сделал Тарквиния наставником двух своих сыновей. Спустя некоторое время царь проникся к нему столь глубокими дружескими чувствами, что назначил его опекуном детей до их совершеннолетия. Живя в Риме, Тарквиний взял себе имя Тарквиния Древнего. Своим добрым обхождением он привлек к себе симпатии и знатных римлян, и простого народа. Под непосредственным руководством царя Анка Марция Тарквиний прекрасно изучил все римские законы и обычаи. Он деятельно участвовал и в гражданской, и в военной жизни римского народа, а повиновением и почтительностью к царю соперничал со всеми его подданными.

Как только Анк Марций умер, Танаквиль, храня в памяти знамение, полученное на пути в Рим, желая высочайших почестей для мужа, стала укреплять в Тарквиний честолюбивые замыслы. Она твердила, что в Риме привыкли к иноземным царям — и Тит Таций и Нума Помпилий не были римлянами, а получили высшую власть над римским народом. Поддавшись уговорам жены, отвечавшим, впрочем, его собственным честолюбивым стремлениям, Тарквиний, отослав опекаемых им царских сыновей на охоту на время избрания царя, сам выступил с речью перед народом. В красноречивых выражениях он обрисовал свои заслуги перед Римом, свою преданность царю и делам римского народа, напомнил, что он не первый иноземец, который в случае избрания станет у власти. Словом, все те доводы, которые они вместе с Танаквиль хорошо обдумали, Тарквиний высказал на собрании столь убедительно, что римский народ единодушно предложил передать ему царские полномочия.

Проведя несколько победоносных войн с сабинянами и латинянами, Тарквиний Древний присоединил их области к Риму, захватив большое количество богатой добычи. По возвращении в Рим Тарквиний приступил к мирным делам с не меньшей энергией, которую он отдал делам военным. Он считал, что народ всегда должен быть занят полезным делом — будь то отпор врагам или укрепление собственного жилища. По приказу Тарквиния началась достройка каменных стен там, где были лишь земляные укрепления; работы по осушению болотистых мест в равнинах, лежащих между холмами. Были проведены специальные каналы, спускавшие воду в Тибр, построен большой цирк для конских бегов и кулачных боев, проводившихся ежегодно (Великие или Римские игры).

Тарквиний Древний, у которого было двое сыновей и дочь, выдал ее замуж за своего воспитанника Сер-вия Туллия, выросшего в семье Тарквиния после смерти

своей матери, взятой в плен при захвате одного из городов, принадлежавших латинянам. Отец Сервия Туллия был убит, а мать родила мальчика в доме царя. Однажды, когда мальчик спал, увидели, что вокруг его головы пылает пламя. Испуганные слуги принесли воду, чтобы затушить огонь, но мудрая царица Танаквиль велела не будить ребенка, пока он сам не проснется. И, действительно, огонь пылал, не обжигая, и исчез, когда маленький Сервий открыл глаза. Танаквиль, уведя мужа в уединенную комнату, объяснила ему, что этот огонь — знамение, посланное богами. Оно свидетельствует о том, что мальчик в минуту грозной опасности может стать их спасителем. Поэтому следует дать ему не то обычное воспитание, которое получают все дети, а тщательно заботиться о нем, развивая ум и доблесть. Так и было сделано, и Сервий Туллий стал юношей действительно царственного ума и высоких достоинств. По всем этим причинам и отдано было ему предпочтение перед остальными знатными юношами Рима, которые могли претендовать на руку царской дочери.

Уже тридцать восемь лет царствовал Тарквиний Древний в Риме, и государство процветало под его мудрым правлением. Любимец царя, Сервий Туллий, пользовался и у народа и у сенаторов величайшим уважением. Но сыновья Анка Марция, давно затаившие злобу на Тар-квиния, обманом лишившего их отцовского трона, на который (как они полагали) имели право, поняли, что и после смерти Тарквиния безродный пришелец снова может захватить власть. Злобствуя против Сервия Туллия, которого они везде ославляли как сына рабыни и раба, сыновья Анка Марция опасались все же больше Тарквиния, понимая, что если они убьют Сервия Туллия, то ужасной мести царя им не миновать. Кроме того, убийство Сервия Туллия привело бы лишь к появлению другого преемника, назначенного Тарквини-ем. Стало быть, начинать следовало с Тарквиния. Для совершения задуманного злодеяния были выбраны два самых отчаянных пастуха. Взяв с собой обычные орудия труда, они подняли притворную драку у самого царского дома, сопровождая ее отчаянным шумом и криками. Оба они призывали царя, требуя, чтобы тот разрешил их спор. Переполошившиеся слуги сообщили об этом Тарквинию, и он велел позвать пастухов в дом. Они продолжали перебранку и спор, перебивая друг друга. После того, как ликтор остановил их и потребовал, чтобы пастухи объяснили царю поочередно, в чем суть дела, один из них стал плести какую-то чепуху и тем отвлек внимание царя, а второй, подойдя близко и улучив удобный момент, нанес Тарквинию удар секирой, разрубив ему голову. Оба пастуха бросились бежать, но были схвачены ликторами. На отчаянные вопли слуг сбежался народ. Однако мужественная Танаквиль велела запереть дом и удалить из него всех свидетелей случившегося. Поняв сразу же, что рана, нанесенная Тарквинию, смертельна, она послала за Сервием Туллием. Когда тот явился, то, указывая ему на почти бездыханное тело царя, Танаквиль стала умолять Сервия отомстить за смерть человека, заменившего ему отца. Она напомнила о знамении, посланном богами, когда Сервий был еще ребенком, и заклинала взять власть в свои руки, чтобы не оставить семью царя и римский народ на произвол убийц, свершивших злодеяние чужими руками. Она обещала Сервию свою поддержку, чтобы укрепить его дух, смятенный страшной неожиданностью.

Поскольку тревога и шум на улице возрастали и слуги уже не в состоянии были сдерживать натиск встревоженного народа, то царица подошла к окну дома, которое находилось на втором этаже, и обратилась к толпе, успокаивая ее. Танаквиль объявила, что царь был лишь ошеломлен внезапным ударом, рана не опасна и народ скоро сможет вновь увидеть Тарквиния. Но пока что он повелевает повиноваться Сервию Туллию, который будет во всем испрашивать царского совета и решения при исполнении своих обязанностей. Таким образом, в течение нескольких дней Сервий Туллий, сидя на царском месте, в плаще, в присутствии ликторов, одни дела решал сразу, другие откладывал для того, чтобы якобы посоветоваться с Тарквинием, который был уже мертв. Когда же смерть царя была обнародована и во дворце начался погребальный плач, Сервий Туллий, достаточно укрепив свое положение и проявив себя как достойный преемник Тарквиния, с согласия сенаторов принял царскую власть.

Боясь новых покушений, он окружил себя надежной стражей, тем более что сыновья Анка Марция не были схвачены, а бежали и жили изгнанниками в приютившем их отдаленном городе. Мудрый Сервий Туллий для того, чтобы избежать измены со стороны сыновей Тарквиния, Луция и Аррунса, ввел их в свою семью, выдав за них своих дочерей. Но здесь он просчитался, ибо стремление властвовать было гораздо сильнее родственных связей и впоследствии заключение этих браков послужило причиной гибели царя.

Военные успехи Сервия Туллия в его борьбе с этрусскими городами принесли ему огромную добычу и любовь народа, поскольку он проявил себя как доблестный военачальник, вполне достойный высокого сана царя римлян. Водворив мир в своих владениях и обезопасив их границы, Сервий Туллий приступил к упорядочению внутренней жизни римских граждан. Поскольку Рим был центром притяжения, куда охотно стекались новые поселенцы из самых разных областей, и сами римские властители зачастую переселяли в Рим жителей покоренных ими городов, то среди населения города образовалось значительное число людей, которые, представляя массу свободных, не обладали правами граждан Рима. Они не участвовали в народном собрании, которое по существу было сходкой вооруженного народа, не могли занимать общественные должности и не имели никаких политических прав. В отличие от полноправных римских граждан их называли плебеями. Царь Сервий Туллий учел, что большое число свободных, но бесправных людей, недовольных своим положением, может представлять значительную опасность для интересов государства. Он продумал и провел в жизнь новое устройство римского общества, разделив всех граждан на пять классов, куда входило все мужское население города в зависимости от имущественного положения.

К первому классу относились самые богатые люди, обладавшие наибольшими правами и почетом. В соответствии с классом налагались и военные обязанности. Наиболее состоятельные обязаны были иметь дорогостоящее вооружение. Пятый класс, многочисленный и бедный, был вооружен только пращами. Права граждан уменьшались в зависимости от получаемых доходов, хотя, казалось бы, никто из римлян не был лишен их полностью. Лишь жители совершенно неимущие оставались вне классов, не имея никаких прав; их называли пролетариями.

Упорядочив таким образом внутренние дела государства, Сервий Туллий решил достичь усиления Рима среди остальных племен мирным путем. Он взял за образец прославленный на весь мир как одно из чудес света знаменитый храм Артемиды Эфесской, построенный сообща всеми государствами Азии. Восхваляя перед всеми, с кем он старался поддерживать дружеские отношения, пример подобного согласия и общего почитания божества, Сервий Туллий добился того, что в Риме общими силами был воздвигнут храм богини Дианы. Таким путем Сервию Туллию удалось добиться признания главенства Рима в Лациуме, из-за чего ранее возникали вооруженные столкновения. Царя, чтившего законы государства, которым он управлял, беспокоила мысль о том, что он по сути дела отстранил сыновей Тарквиния от власти, а сам был выдвинут не народным собранием, а всего лишь сенаторами. По этому, зная, что Луций Тарквиний распускает слухи о незаконности его власти и рабском происхождении, Сер-вий Туллий обратился к народу с вопросом: желают ли граждане Рима продолжения его царствования. И Сер-вий Туллий был провозглашен царем с редкостным единодушием.

Но это не отрезвило властолюбивого и коварного Луция Тарквиния. Поддержку своим замыслам он нашел у дочери царя Туллии, жены своего брата Аррунса. В противоположность спокойному и кроткому мужу Туллию снедали честолюбивые мечты. В тайных беседах с Луци-ем она выказывала бесконечное презрение к малодушию Аррунса и к жене Луция, своей собственной сестре, которая не в состоянии была оценить смелости и истинно царственных достоинств своего мужа.

Этот тайный сговор двух честолюбцев привел к страшному злодеянию, совершившемуся в царской семье. Тайно были убиты Аррунс и старшая сестра Туллии, а убийцы, Луций и Туллия, вступили в брак. И здесь безрассудная жажда власти и почестей овладела обоими. Туллия, видя, что престарелый отец не в силах противостоять ей, неустанно твердила Луцию, что следует скорее двигаться к цели, ибо совершенные уже преступления могут стать бесцельными. Сын Тарквиния, говорила она, должен не смиренно надеяться на милость старого царя, а взять власть в свои руки. Не видя иного средства, чтобы подтолкнуть Луция на решительный шаг, Туллия стала упрекать его в трусости, недостойной сына Тарквиния, в том, что он ввел ее в заблуждение и она сменяла малодушного мужа на малодушного преступника. Угрозами, лестью, уговорами добилась Туллия того, что Луций стал искать популярности, заискивая перед теми, кто был обласкан его отцом, раздавая ценные подарки и щедрые обещания. Перед Туллией же всегда стоял образ властной царицы Танак-виль, жены Тарквиния Древнего, чужестранки, поднявшейся на римский престол благодаря своему властолюбию, настойчивости и влиянию на мужа. Такую долю предначертала себе и дочь царя Сервия, забыв о доброте и благородстве своего отца.

Луций, подстрекаемый Туллией, перешел к решительным действиям, и во главе вооруженной толпы ворвался на форум. Он сел на царский трон и приказал созвать сенаторов к царю Таркзинию. Ошеломленный народ, полагая, что Сервий Туллий умер, собрался на площади и внимал злословию Тарквиния, который стал поносить Сервия Туллия, как раба и сына рабыни, незаконно присвоившего себе царскую власть. Он обвинил его в покровительстве людям низшего класса в ущерб богатым и достойным. Во время сбивчивой и яростной речи Тарквиния внезапно появился старый царь и потребовал, чтобы дерзкий юноша немедленно покинул царский трон и удалился с форума. Но Луций Тарквиний дерзко отказался, и между его вооруженными сторонниками и народом начались столкновения. Луций, для которого успех решался минутами, неожиданно схватил старого царя, поднял на руках и с размаху швырнул его вниз по ступеням. Когда слуги и сторонники Сервия Туллия подбежали к нему, он был уже мертв, ибо посланные вдогонку убийцы были проворнее — они закололи оглушенного старика. Рассказывали даже, что убийцы были посланы самой Туллией, которая, вопреки обычаям, на колеснице примчалась на форум, чтобы первой приветствовать мужа как царя Рима. Когда Тарквиний, недовольный ее появлением, приказал ей возвратиться домой, возница, перед тем как подняться на Эсквилинский холм, придержал храпящих коней, объятых ужасом, так как на дороге лежало тело Сервия Туллия, возле которого хлопотали его слуги. Туллия, охваченная злорадным торжеством, выхватив вожжи, погнала лошадей через труп отца. Кровь жертвы забрызгала одежду преступной дочери, колесницу и испуганных лошадей. Эту кровь Туллия принесла на колеснице к своим пенатам, осквернившись сама и осквернив домашних богов. Разгневанные, они предопределили дурное начало нового царствования и трагический его конец. Улица же, на которой произошло неслыханное поругание тела достойного царя родной дочерью, с тех пор стала называться Злодейской.

Источник:sacrament.akinshin.org

www.my-article.net

Тарквиний Древний | Семь царей древнего Рима

Назад к разделу

Тарквиний Древний


Где-то в конце царствования Анка Марция в Рим переселился из этрусского города Тарквиний, богатый вельможа, сын выходца из греческого города Коринфа и знатной этрурянки. Этот человек, женатый на женщине по имени Танаквиль, происходившей из знатного этрусского рода, по настоянию властной и гордой жены уехал из города, жители которого постоянно напоминали ему, что он — сын изгоя, и не оказывали должных почестей и уважения. Танаквиль, возмущенная и униженная отношением к Тарквинию своих соотечественников, уверенная в счастливом жребии своего мужа, одаренного умом и доблестью, выбрала для нового жительства Рим, считая, что среди народа, где еще мало знатных людей, энергичному и честолюбивому человеку легко занять одно из первых мест, которое подобает ему по достоинству. Подтверждение честолюбивым своим замыслам Танаквиль увидела в знамении богов, ниспосланном на пути в Рим. Когда Тарквиний ехал с женой в повозке, орел, паривший в воздухе, спустился над ними и взмыл вверх, унося в когтях войлочную дорожную шапку с головы Тарк-виния. Не успели муж и жена опомниться от испуга, как орел с громким криком вновь возвратился и возложил шапку на голову Тарквиния, словно увенчивая его по повелению богов. Трепещущая Танаквиль с торжеством объявила мужу, что теперь, судя по полету птицы и ее действиям, в Риме его ожидают высокие почести и слава.


 


Приехав в город и купив дом, Тарквиний сразу сделался известным человеком. Он был гостеприимен, охотно оказывал помощь нуждающимся и вскоре вошел в доверие к царю Анку Марцию настолько, что тот сделал Тарквиния наставником двух своих сыновей. Спустя некоторое время царь проникся к нему столь глубокими дружескими чувствами, что назначил его опекуном детей до их совершеннолетия. Живя в Риме, Тарквиний взял себе имя Тарквиния Древнего. Своим добрым обхождением он привлек к себе симпатии и знатных римлян, и простого народа. Под непосредственным руководством царя Анка Марция Тарквиний прекрасно изучил все римские законы и обычаи. Он деятельно участвовал и в гражданской, и в военной жизни римского народа, а повиновением и почтительностью к царю соперничал со всеми его подданными.


 


Как только Анк Марций умер, Танаквиль, храня в памяти знамение, полученное на пути в Рим, желая высочайших почестей для мужа, стала укреплять в Тарквиний честолюбивые замыслы. Она твердила, что в Риме привыкли к иноземным царям — и Тит Таций и Нума Помпилий не были римлянами, а получили высшую власть над римским народом. Поддавшись уговорам жены, отвечавшим, впрочем, его собственным честолюбивым стремлениям, Тарквиний, отослав опекаемых им царских сыновей на охоту на время избрания царя, сам выступил с речью перед народом. В красноречивых выражениях он обрисовал свои заслуги перед Римом, свою преданность царю и делам римского народа, напомнил, что он не первый иноземец, который в случае избрания станет у власти. Словом, все те доводы, которые они вместе с Танаквиль хорошо обдумали, Тарквиний высказал на собрании столь убедительно, что римский народ единодушно предложил передать ему царские полномочия.


Проведя несколько победоносных войн с сабинянами и латинянами, Тарквиний Древний присоединил их области к Риму, захватив большое количество богатой добычи. По возвращении в Рим Тарквиний приступил к мирным делам с не меньшей энергией, которую он отдал делам военным. Он считал, что народ всегда должен быть занят полезным делом — будь то отпор врагам или укрепление собственного жилища. По приказу Тарквиния началась достройка каменных стен там, где были лишь земляные укрепления; работы по осушению болотистых мест в равнинах, лежащих между холмами. Были проведены специальные каналы, спускавшие воду в Тибр, построен большой цирк для конских бегов и кулачных боев, проводившихся ежегодно (Великие или Римские игры).


 


Тарквиний Древний, у которого было двое сыновей и дочь, выдал ее замуж за своего воспитанника Сер-вия Туллия, выросшего в семье Тарквиния после смерти


своей матери, взятой в плен при захвате одного из городов, принадлежавших латинянам. Отец Сервия Туллия был убит, а мать родила мальчика в доме царя. Однажды, когда мальчик спал, увидели, что вокруг его головы пылает пламя. Испуганные слуги принесли воду, чтобы затушить огонь, но мудрая царица Танаквиль велела не будить ребенка, пока он сам не проснется. И, действительно, огонь пылал, не обжигая, и исчез, когда маленький Сервий открыл глаза. Танаквиль, уведя мужа в уединенную комнату, объяснила ему, что этот огонь — знамение, посланное богами. Оно свидетельствует о том, что мальчик в минуту грозной опасности может стать их спасителем. Поэтому следует дать ему не то обычное воспитание, которое получают все дети, а тщательно заботиться о нем, развивая ум и доблесть. Так и было сделано, и Сервий Туллий стал юношей действительно царственного ума и высоких достоинств. По всем этим причинам и отдано было ему предпочтение перед остальными знатными юношами Рима, которые могли претендовать на руку царской дочери.


 


Уже тридцать восемь лет царствовал Тарквиний Древний в Риме, и государство процветало под его мудрым правлением. Любимец царя, Сервий Туллий, пользовался и у народа и у сенаторов величайшим уважением. Но сыновья Анка Марция, давно затаившие злобу на Тар-квиния, обманом лишившего их отцовского трона, на который (как они полагали) имели право, поняли, что и после смерти Тарквиния безродный пришелец снова может захватить власть. Злобствуя против Сервия Туллия, которого они везде ославляли как сына рабыни и раба, сыновья Анка Марция опасались все же больше Тарквиния, понимая, что если они убьют Сервия Туллия, то ужасной мести царя им не миновать. Кроме того, убийство Сервия Туллия привело бы лишь к появлению другого преемника, назначенного Тарквинием. Стало быть, начинать следовало с Тарквиния. Для совершения задуманного злодеяния были выбраны два самых отчаянных пастуха. Взяв с собой обычные орудия труда, они подняли притворную драку у самого царского дома, сопровождая ее отчаянным шумом и криками. Оба они призывали царя, требуя, чтобы тот разрешил их спор. Переполошившиеся слуги сообщили об этом Тарквинию, и он велел позвать пастухов в дом. Они продолжали перебранку и спор, перебивая друг друга. После того, как ликтор остановил их и потребовал, чтобы пастухи объяснили царю поочередно, в чем суть дела, один из них стал плести какую-то чепуху и тем отвлек внимание царя, а второй, подойдя близко и улучив удобный момент, нанес Тарквинию удар секирой, разрубив ему голову. Оба пастуха бросились бежать, но были схвачены ликторами. На отчаянные вопли слуг сбежался народ. Однако мужественная Танаквиль велела запереть дом и удалить из него всех свидетелей случившегося. Поняв сразу же, что рана, нанесенная Тарквинию, смертельна, она послала за Сервием Туллием. Когда тот явился, то, указывая ему на почти бездыханное тело царя, Танаквиль стала умолять Сервия отомстить за смерть человека, заменившего ему отца. Она напомнила о знамении, посланном богами, когда Сервий был еще ребенком, и заклинала взять власть в свои руки, чтобы не оставить семью царя и римский народ на произвол убийц, свершивших злодеяние чужими руками. Она обещала Сервию свою поддержку, чтобы укрепить его дух, смятенный страшной неожиданностью.


 


Поскольку тревога и шум на улице возрастали и слуги уже не в состоянии были сдерживать натиск встревоженного народа, то царица подошла к окну дома, которое находилось на втором этаже, и обратилась к толпе, успокаивая ее. Танаквиль объявила, что царь был лишь ошеломлен внезапным ударом, рана не опасна и народ скоро сможет вновь увидеть Тарквиния. Но пока что он повелевает повиноваться Сервию Туллию, который будет во всем испрашивать царского совета и решения при исполнении своих обязанностей. Таким образом, в течение нескольких дней Сервий Туллий, сидя на царском месте, в плаще, в присутствии ликторов, одни дела решал сразу, другие откладывал для того, чтобы якобы посоветоваться с Тарквинием, который был уже мертв. Когда же смерть царя была обнародована и во дворце начался погребальный плач, Сервий Туллий, достаточно укрепив свое положение и проявив себя как достойный преемник Тарквиния, с согласия сенаторов принял царскую власть.


 


Боясь новых покушений, он окружил себя надежной стражей, тем более что сыновья Анка Марция не были схвачены, а бежали и жили изгнанниками в приютившем их отдаленном городе. Мудрый Сервий Туллий для того, чтобы избежать измены со стороны сыновей Тарквиния, Луция и Аррунса, ввел их в свою семью, выдав за них своих дочерей. Но здесь он просчитался, ибо стремление властвовать было гораздо сильнее родственных связей и впоследствии заключение этих браков послужило причиной гибели царя.


 


Военные успехи Сервия Туллия в его борьбе с этрусскими городами принесли ему огромную добычу и любовь народа, поскольку он проявил себя как доблестный военачальник, вполне достойный высокого сана царя римлян. Водворив мир в своих владениях и обезопасив их границы, Сервий Туллий приступил к упорядочению внутренней жизни римских граждан. Поскольку Рим был центром притяжения, куда охотно стекались новые поселенцы из самых разных областей, и сами римские властители зачастую переселяли в Рим жителей покоренных ими городов, то среди населения города образовалось значительное число людей, которые, представляя массу свободных, не обладали правами граждан Рима. Они не участвовали в народном собрании, которое по существу было сходкой вооруженного народа, не могли занимать общественные должности и не имели никаких политических прав. В отличие от полноправных римских граждан их называли плебеями. Царь Сервий Туллий учел, что большое число свободных, но бесправных людей, недовольных своим положением, может представлять значительную опасность для интересов государства. Он продумал и провел в жизнь новое устройство римского общества, разделив всех граждан на пять классов, куда входило все мужское население города в зависимости от имущественного положения.


 


К первому классу относились самые богатые люди, обладавшие наибольшими правами и почетом. В соответствии с классом налагались и военные обязанности. Наиболее состоятельные обязаны были иметь дорогостоящее вооружение. Пятый класс, многочисленный и бедный, был вооружен только пращами. Права граждан уменьшались в зависимости от получаемых доходов, хотя, казалось бы, никто из римлян не был лишен их полностью. Лишь жители совершенно неимущие оставались вне классов, не имея никаких прав; их называли пролетариями.


 


Упорядочив таким образом внутренние дела государства, Сервий Туллий решил достичь усиления Рима среди остальных племен мирным путем. Он взял за образец прославленный на весь мир как одно из чудес света знаменитый храм Артемиды Эфесской, построенный сообща всеми государствами Азии. Восхваляя перед всеми, с кем он старался поддерживать дружеские отношения, пример подобного согласия и общего почитания божества, Сервий Туллий добился того, что в Риме общими силами был воздвигнут храм богини Дианы. Таким путем Сервию Туллию удалось добиться признания главенства Рима в Лациуме, из-за чего ранее возникали вооруженные столкновения. Царя, чтившего законы государства, которым он управлял, беспокоила мысль о том, что он по сути дела отстранил сыновей Тарквиния от власти, а сам был выдвинут не народным собранием, а всего лишь сенаторами. По этому, зная, что Луций Тарквиний распускает слухи о незаконности его власти и рабском происхождении, Сер-вий Туллий обратился к народу с вопросом: желают ли граждане Рима продолжения его царствования. И Сер-вий Туллий был провозглашен царем с редкостным единодушием.


 


Но это не отрезвило властолюбивого и коварного Луция Тарквиния. Поддержку своим замыслам он нашел у дочери царя Туллии, жены своего брата Аррунса. В противоположность спокойному и кроткому мужу Туллию снедали честолюбивые мечты. В тайных беседах с Луци-ем она выказывала бесконечное презрение к малодушию Аррунса и к жене Луция, своей собственной сестре, которая не в состоянии была оценить смелости и истинно царственных достоинств своего мужа.


Этот тайный сговор двух честолюбцев привел к страшному злодеянию, совершившемуся в царской семье. Тайно были убиты Аррунс и старшая сестра Туллии, а убийцы, Луций и Туллия, вступили в брак. И здесь безрассудная жажда власти и почестей овладела обоими. Туллия, видя, что престарелый отец не в силах противостоять ей, неустанно твердила Луцию, что следует скорее двигаться к цели, ибо совершенные уже преступления могут стать бесцельными. Сын Тарквиния, говорила она, должен не смиренно надеяться на милость старого царя, а взять власть в свои руки. Не видя иного средства, чтобы подтолкнуть Луция на решительный шаг, Туллия стала упрекать его в трусости, недостойной сына Тарквиния, в том, что он ввел ее в заблуждение и она сменяла малодушного мужа на малодушного преступника. Угрозами, лестью, уговорами добилась Туллия того, что Луций стал искать популярности, заискивая перед теми, кто был обласкан его отцом, раздавая ценные подарки и щедрые обещания. Перед Туллией же всегда стоял образ властной царицы Танак-виль, жены Тарквиния Древнего, чужестранки, поднявшейся на римский престол благодаря своему властолюбию, настойчивости и влиянию на мужа. Такую долю предначертала себе и дочь царя Сервия, забыв о доброте и благородстве своего отца.


 


Луций, подстрекаемый Туллией, перешел к решительным действиям, и во главе вооруженной толпы ворвался на форум. Он сел на царский трон и приказал созвать сенаторов к царю Таркзинию. Ошеломленный народ, полагая, что Сервий Туллий умер, собрался на площади и внимал злословию Тарквиния, который стал поносить Сервия Туллия, как раба и сына рабыни, незаконно присвоившего себе царскую власть. Он обвинил его в покровительстве людям низшего класса в ущерб богатым и достойным. Во время сбивчивой и яростной речи Тарквиния внезапно появился старый царь и потребовал, чтобы дерзкий юноша немедленно покинул царский трон и удалился с форума. Но Луций Тарквиний дерзко отказался, и между его вооруженными сторонниками и народом начались столкновения. Луций, для которого успех решался минутами, неожиданно схватил старого царя, поднял на руках и с размаху швырнул его вниз по ступеням. Когда слуги и сторонники Сервия Туллия подбежали к нему, он был уже мертв, ибо посланные вдогонку убийцы были проворнее — они закололи оглушенного старика. Рассказывали даже, что убийцы были посланы самой Туллией, которая, вопреки обычаям, на колеснице примчалась на форум, чтобы первой приветствовать мужа как царя Рима. Когда Тарквиний, недовольный ее появлением, приказал ей возвратиться домой, возница, перед тем как подняться на Эсквилинский холм, придержал храпящих коней, объятых ужасом, так как на дороге лежало тело Сервия Туллия, возле которого хлопотали его слуги. Туллия, охваченная злорадным торжеством, выхватив вожжи, погнала лошадей через труп отца. Кровь жертвы забрызгала одежду преступной дочери, колесницу и испуганных лошадей. Эту кровь Туллия принесла на колеснице к своим пенатам, осквернившись сама и осквернив домашних богов. Разгневанные, они предопределили дурное начало нового царствования и трагический его конец. Улица же, на которой произошло неслыханное поругание тела достойного царя родной дочерью, с тех пор стала называться Злодейской.

Назад к разделу

world-of-legends.su

Тарквиний Древний

Тарквиний Древний Семь царей древнего Рима

Где-то в конце царствования Анка Марция в Рим переселился из этрусского города Тарквиний, богатый вельможа, сын выходца из греческого города Коринфа и знатной этрурянки. Этот человек, женатый на женщине по имени Танаквиль, происходившей из знатного этрусского рода, по настоянию властной и гордой жены уехал из города, жители которого постоянно напоминали ему, что он — сын изгоя, и не оказывали должных почестей и уважения. Танаквиль, возмущенная и униженная отношением к Тарквинию своих соотечественников, уверенная в счастливом жребии своего мужа, одаренного умом и доблестью, выбрала для нового жительства Рим, считая, что среди народа, где еще мало знатных людей, энергичному и честолюбивому человеку легко занять одно из первых мест, которое подобает ему по достоинству. Подтверждение честолюбивым своим замыслам Танаквиль увидела в знамении богов, ниспосланном на пути в Рим. Когда Тарквиний ехал с женой в повозке, орел, паривший в воздухе, спустился над ними и взмыл вверх, унося в когтях войлочную дорожную шапку с головы Тарк-виния. Не успели муж и жена опомниться от испуга, как орел с громким криком вновь возвратился и возложил шапку на голову Тарквиния, словно увенчивая его по повелению богов. Трепещущая Танаквиль с торжеством объявила мужу, что теперь, судя по полету птицы и ее действиям, в Риме его ожидают высокие почести и слава.

Приехав в город и купив дом, Тарквиний сразу сделался известным человеком. Он был гостеприимен, охотно оказывал помощь нуждающимся и вскоре вошел в доверие к царю Анку Марцию настолько, что тот сделал Тарквиния наставником двух своих сыновей. Спустя некоторое время царь проникся к нему столь глубокими дружескими чувствами, что назначил его опекуном детей до их совершеннолетия. Живя в Риме, Тарквиний взял себе имя Тарквиния Древнего. Своим добрым обхождением он привлек к себе симпатии и знатных римлян, и простого народа. Под непосредственным руководством царя Анка Марция Тарквиний прекрасно изучил все римские законы и обычаи. Он деятельно участвовал и в гражданской, и в военной жизни римского народа, а повиновением и почтительностью к царю соперничал со всеми его подданными.

Как только Анк Марций умер, Танаквиль, храня в памяти знамение, полученное на пути в Рим, желая высочайших почестей для мужа, стала укреплять в Тарквиний честолюбивые замыслы. Она твердила, что в Риме привыкли к иноземным царям — и Тит Таций и Нума Помпилий не были римлянами, а получили высшую власть над римским народом. Поддавшись уговорам жены, отвечавшим, впрочем, его собственным честолюбивым стремлениям, Тарквиний, отослав опекаемых им царских сыновей на охоту на время избрания царя, сам выступил с речью перед народом. В красноречивых выражениях он обрисовал свои заслуги перед Римом, свою преданность царю и делам римского народа, напомнил, что он не первый иноземец, который в случае избрания станет у власти. Словом, все те доводы, которые они вместе с Танаквиль хорошо обдумали, Тарквиний высказал на собрании столь убедительно, что римский народ единодушно предложил передать ему царские полномочия.

Проведя несколько победоносных войн с сабинянами и латинянами, Тарквиний Древний присоединил их области к Риму, захватив большое количество богатой добычи. По возвращении в Рим Тарквиний приступил к мирным делам с не меньшей энергией, которую он отдал делам военным. Он считал, что народ всегда должен быть занят полезным делом — будь то отпор врагам или укрепление собственного жилища. По приказу Тарквиния началась достройка каменных стен там, где были лишь земляные укрепления; работы по осушению болотистых мест в равнинах, лежащих между холмами. Были проведены специальные каналы, спускавшие воду в Тибр, построен большой цирк для конских бегов и кулачных боев, проводившихся ежегодно (Великие или Римские игры).

Тарквиний Древний, у которого было двое сыновей и дочь, выдал ее замуж за своего воспитанника Сер-вия Туллия, выросшего в семье Тарквиния после смерти

своей матери, взятой в плен при захвате одного из городов, принадлежавших латинянам. Отец Сервия Туллия был убит, а мать родила мальчика в доме царя. Однажды, когда мальчик спал, увидели, что вокруг его головы пылает пламя. Испуганные слуги принесли воду, чтобы затушить огонь, но мудрая царица Танаквиль велела не будить ребенка, пока он сам не проснется. И, действительно, огонь пылал, не обжигая, и исчез, когда маленький Сервий открыл глаза. Танаквиль, уведя мужа в уединенную комнату, объяснила ему, что этот огонь — знамение, посланное богами. Оно свидетельствует о том, что мальчик в минуту грозной опасности может стать их спасителем. Поэтому следует дать ему не то обычное воспитание, которое получают все дети, а тщательно заботиться о нем, развивая ум и доблесть. Так и было сделано, и Сервий Туллий стал юношей действительно царственного ума и высоких достоинств. По всем этим причинам и отдано было ему предпочтение перед остальными знатными юношами Рима, которые могли претендовать на руку царской дочери.

Уже тридцать восемь лет царствовал Тарквиний Древний в Риме, и государство процветало под его мудрым правлением. Любимец царя, Сервий Туллий, пользовался и у народа и у сенаторов величайшим уважением. Но сыновья Анка Марция, давно затаившие злобу на Тар-квиния, обманом лишившего их отцовского трона, на который (как они полагали) имели право, поняли, что и после смерти Тарквиния безродный пришелец снова может захватить власть. Злобствуя против Сервия Туллия, которого они везде ославляли как сына рабыни и раба, сыновья Анка Марция опасались все же больше Тарквиния, понимая, что если они убьют Сервия Туллия, то ужасной мести царя им не миновать. Кроме того, убийство Сервия Туллия привело бы лишь к появлению другого преемника, назначенного Тарквинием. Стало быть, начинать следовало с Тарквиния. Для совершения задуманного злодеяния были выбраны два самых отчаянных пастуха. Взяв с собой обычные орудия труда, они подняли притворную драку у самого царского дома, сопровождая ее отчаянным шумом и криками. Оба они призывали царя, требуя, чтобы тот разрешил их спор. Переполошившиеся слуги сообщили об этом Тарквинию, и он велел позвать пастухов в дом. Они продолжали перебранку и спор, перебивая друг друга. После того, как ликтор остановил их и потребовал, чтобы пастухи объяснили царю поочередно, в чем суть дела, один из них стал плести какую-то чепуху и тем отвлек внимание царя, а второй, подойдя близко и улучив удобный момент, нанес Тарквинию удар секирой, разрубив ему голову. Оба пастуха бросились бежать, но были схвачены ликторами. На отчаянные вопли слуг сбежался народ. Однако мужественная Танаквиль велела запереть дом и удалить из него всех свидетелей случившегося. Поняв сразу же, что рана, нанесенная Тарквинию, смертельна, она послала за Сервием Туллием. Когда тот явился, то, указывая ему на почти бездыханное тело царя, Танаквиль стала умолять Сервия отомстить за смерть человека, заменившего ему отца. Она напомнила о знамении, посланном богами, когда Сервий был еще ребенком, и заклинала взять власть в свои руки, чтобы не оставить семью царя и римский народ на произвол убийц, свершивших злодеяние чужими руками. Она обещала Сервию свою поддержку, чтобы укрепить его дух, смятенный страшной неожиданностью.

Поскольку тревога и шум на улице возрастали и слуги уже не в состоянии были сдерживать натиск встревоженного народа, то царица подошла к окну дома, которое находилось на втором этаже, и обратилась к толпе, успокаивая ее. Танаквиль объявила, что царь был лишь ошеломлен внезапным ударом, рана не опасна и народ скоро сможет вновь увидеть Тарквиния. Но пока что он повелевает повиноваться Сервию Туллию, который будет во всем испрашивать царского совета и решения при исполнении своих обязанностей. Таким образом, в течение нескольких дней Сервий Туллий, сидя на царском месте, в плаще, в присутствии ликторов, одни дела решал сразу, другие откладывал для того, чтобы якобы посоветоваться с Тарквинием, который был уже мертв. Когда же смерть царя была обнародована и во дворце начался погребальный плач, Сервий Туллий, достаточно укрепив свое положение и проявив себя как достойный преемник Тарквиния, с согласия сенаторов принял царскую власть.

Боясь новых покушений, он окружил себя надежной стражей, тем более что сыновья Анка Марция не были схвачены, а бежали и жили изгнанниками в приютившем их отдаленном городе. Мудрый Сервий Туллий для того, чтобы избежать измены со стороны сыновей Тарквиния, Луция и Аррунса, ввел их в свою семью, выдав за них своих дочерей. Но здесь он просчитался, ибо стремление властвовать было гораздо сильнее родственных связей и впоследствии заключение этих браков послужило причиной гибели царя.

Военные успехи Сервия Туллия в его борьбе с этрусскими городами принесли ему огромную добычу и любовь народа, поскольку он проявил себя как доблестный военачальник, вполне достойный высокого сана царя римлян. Водворив мир в своих владениях и обезопасив их границы, Сервий Туллий приступил к упорядочению внутренней жизни римских граждан. Поскольку Рим был центром притяжения, куда охотно стекались новые поселенцы из самых разных областей, и сами римские властители зачастую переселяли в Рим жителей покоренных ими городов, то среди населения города образовалось значительное число людей, которые, представляя массу свободных, не обладали правами граждан Рима. Они не участвовали в народном собрании, которое по существу было сходкой вооруженного народа, не могли занимать общественные должности и не имели никаких политических прав. В отличие от полноправных римских граждан их называли плебеями. Царь Сервий Туллий учел, что большое число свободных, но бесправных людей, недовольных своим положением, может представлять значительную опасность для интересов государства. Он продумал и провел в жизнь новое устройство римского общества, разделив всех граждан на пять классов, куда входило все мужское население города в зависимости от имущественного положения.

К первому классу относились самые богатые люди, обладавшие наибольшими правами и почетом. В соответствии с классом налагались и военные обязанности. Наиболее состоятельные обязаны были иметь дорогостоящее вооружение. Пятый класс, многочисленный и бедный, был вооружен только пращами. Права граждан уменьшались в зависимости от получаемых доходов, хотя, казалось бы, никто из римлян не был лишен их полностью. Лишь жители совершенно неимущие оставались вне классов, не имея никаких прав; их называли пролетариями.

Упорядочив таким образом внутренние дела государства, Сервий Туллий решил достичь усиления Рима среди остальных племен мирным путем. Он взял за образец прославленный на весь мир как одно из чудес света знаменитый храм Артемиды Эфесской, построенный сообща всеми государствами Азии. Восхваляя перед всеми, с кем он старался поддерживать дружеские отношения, пример подобного согласия и общего почитания божества, Сервий Туллий добился того, что в Риме общими силами был воздвигнут храм богини Дианы. Таким путем Сервию Туллию удалось добиться признания главенства Рима в Лациуме, из-за чего ранее возникали вооруженные столкновения. Царя, чтившего законы государства, которым он управлял, беспокоила мысль о том, что он по сути дела отстранил сыновей Тарквиния от власти, а сам был выдвинут не народным собранием, а всего лишь сенаторами. По этому, зная, что Луций Тарквиний распускает слухи о незаконности его власти и рабском происхождении, Сер-вий Туллий обратился к народу с вопросом: желают ли граждане Рима продолжения его царствования. И Сер-вий Туллий был провозглашен царем с редкостным единодушием.

Но это не отрезвило властолюбивого и коварного Луция Тарквиния. Поддержку своим замыслам он нашел у дочери царя Туллии, жены своего брата Аррунса. В противоположность спокойному и кроткому мужу Туллию снедали честолюбивые мечты. В тайных беседах с Луци-ем она выказывала бесконечное презрение к малодушию Аррунса и к жене Луция, своей собственной сестре, которая не в состоянии была оценить смелости и истинно царственных достоинств своего мужа.

Этот тайный сговор двух честолюбцев привел к страшному злодеянию, совершившемуся в царской семье. Тайно были убиты Аррунс и старшая сестра Туллии, а убийцы, Луций и Туллия, вступили в брак. И здесь безрассудная жажда власти и почестей овладела обоими. Туллия, видя, что престарелый отец не в силах противостоять ей, неустанно твердила Луцию, что следует скорее двигаться к цели, ибо совершенные уже преступления могут стать бесцельными. Сын Тарквиния, говорила она, должен не смиренно надеяться на милость старого царя, а взять власть в свои руки. Не видя иного средства, чтобы подтолкнуть Луция на решительный шаг, Туллия стала упрекать его в трусости, недостойной сына Тарквиния, в том, что он ввел ее в заблуждение и она сменяла малодушного мужа на малодушного преступника. Угрозами, лестью, уговорами добилась Туллия того, что Луций стал искать популярности, заискивая перед теми, кто был обласкан его отцом, раздавая ценные подарки и щедрые обещания. Перед Туллией же всегда стоял образ властной царицы Танак-виль, жены Тарквиния Древнего, чужестранки, поднявшейся на римский престол благодаря своему властолюбию, настойчивости и влиянию на мужа. Такую долю предначертала себе и дочь царя Сервия, забыв о доброте и благородстве своего отца.

Луций, подстрекаемый Туллией, перешел к решительным действиям, и во главе вооруженной толпы ворвался на форум. Он сел на царский трон и приказал созвать сенаторов к царю Таркзинию. Ошеломленный народ, полагая, что Сервий Туллий умер, собрался на площади и внимал злословию Тарквиния, который стал поносить Сервия Туллия, как раба и сына рабыни, незаконно присвоившего себе царскую власть. Он обвинил его в покровительстве людям низшего класса в ущерб богатым и достойным. Во время сбивчивой и яростной речи Тарквиния внезапно появился старый царь и потребовал, чтобы дерзкий юноша немедленно покинул царский трон и удалился с форума. Но Луций Тарквиний дерзко отказался, и между его вооруженными сторонниками и народом начались столкновения. Луций, для которого успех решался минутами, неожиданно схватил старого царя, поднял на руках и с размаху швырнул его вниз по ступеням. Когда слуги и сторонники Сервия Туллия подбежали к нему, он был уже мертв, ибо посланные вдогонку убийцы были проворнее — они закололи оглушенного старика. Рассказывали даже, что убийцы были посланы самой Туллией, которая, вопреки обычаям, на колеснице примчалась на форум, чтобы первой приветствовать мужа как царя Рима. Когда Тарквиний, недовольный ее появлением, приказал ей возвратиться домой, возница, перед тем как подняться на Эсквилинский холм, придержал храпящих коней, объятых ужасом, так как на дороге лежало тело Сервия Туллия, возле которого хлопотали его слуги. Туллия, охваченная злорадным торжеством, выхватив вожжи, погнала лошадей через труп отца. Кровь жертвы забрызгала одежду преступной дочери, колесницу и испуганных лошадей. Эту кровь Туллия принесла на колеснице к своим пенатам, осквернившись сама и осквернив домашних богов. Разгневанные, они предопределили дурное начало нового царствования и трагический его конец. Улица же, на которой произошло неслыханное поругание тела достойного царя родной дочерью, с тех пор стала называться Злодейской.

 

www.miloliza.com

Тарквиний Древний — это… Что такое Тарквиний Древний?

Тарквиний Древний

Где-то в конце царствования Анка Марция в Рим переселился из этрусского города Тарквиний богатый вельможа, сын выходца из греческого города Коринфа и знатной этрурянки. Этот человек, женатый на женщине по имени Танаквиль, происходившей из знатного этрусского рода, по настоянию властной и гордой жены уехал из города, жители которого постоянно напоминали ему, что он — сын изгоя, и не оказывали должных почестей и уважения. Танаквиль, возмущенная и униженная отношением к Тарквинию своих соотечественников, уверенная в счастливом жребии своего мужа, одаренного умом и доблестью, выбрала для нового жительства Рим, считая, что среди народа, где еще мало. знатных людей, энергичному и честолюбивому человеку легко занять одно из первых мест, которое подобает ему по достоинству. Подтверждение честолюбивым своим замыслам Танаквиль увидела в знамении богов, ниспосланном на пути в Рим. Когда Тарквиний ехал с женой в повозке, орел, паривший в воздухе, спустился над ними и взмыл вверх, унося в когтях войлочную дорожную шапку с головы -Тарквиния. Не успели муж и жена опомниться от испуга, как орел с громким криком вновь возвратился и возложил шапку на голову Тарквиния, словно увенчивая его по повелению богов(1). Трепещущая Танаквиль с торжеством объявила мужу, что теперь, судя по полету птицы и ее действиям, в Риме его ожидают высокие почести и слава. Приехав в город и купив дом, Тарквиний сразу сделался известным человеком. Он был гостеприимен, охотно оказывал помощь нуждающимся и вскоре вошел в доверие к царю Анку Марцию настолько, что тот сделал Тарквиния наставником двух своих сыновей. Спустя некоторое время царь проникся к нему столь глубокими дружескими чувствами, что назначил его опекуном детей до их совершеннолетия. Живя в Риме, Тарквиний взял себе имя Тарквиния Древнего(2). Своим добрым обхождением он привлек к себе симпатии и знатных римлян, и простого народа.


Под непосредственным руководством царя Анка Марция Тарквиний прекрасно изучил все римские законы и обычаи. Он деятельно участвовал и в гражданской, и в военной жизни римского народа, а повиновением и почтительностью к царю соперничал со всеми его подданными. Как только Анк Марций умер, Танаквиль, храня в памяти знамение, полученное на пути в Рим, желая высочайших почестей для мужа, стала укреплять в Тарквиний честолюбивые замыслы. Она твердила, что в Риме привыкли к иноземным царям — и Тит Таций и Нума Помпилий не были римлянами, а получили высшую власть над римским народом. Поддавшись уговорам жены, отвечавшим, впрочем, его собственным честолюбивым стремлениям, Тарквиний, отослав опекаемых им царских сыновей на охоту на время избрания царя, сам выступил с речью перед народом. В красноречивых выражениях он обрисовал свои заслуги перед Римом, свою преданность царю и делам римского народа, напомнил, что он не первый иноземец, который в случае избрания станет у власти. Словом, все те доводы, которые они вместе с Танаквиль хорошо обдумали, Тарквиний высказал на собрании столь убедительно, что римский народ единодушно предложил передать ему царские полномочия(3). Проведя несколько победоносных войн с сабинянами и латинянами, Тарквиний Древний присоединил их области к Риму, захватив большое количество богатой добычи. По возвращении в Рим Тарквиний приступил к мирным делам с не меньшей энергией, которую он отдал делам военным. Он считал, что народ всегда должен быть занят полезным делом — будь то отпор врагам или укрепление собственного жилища. По приказу Тарквиния началась достройка каменных стен там, где были лишь земляные укрепления; работы по осушению болотистых мест в равнинах, лежащих между холмами. Были проведены специальные каналы, спускавшие воду в Тибр, построен большой цирк для конских бегов и кулачных боев, проводившихся ежегодно (Великие или Римские игры). Тарквиний Древний, у которого было двое сыновей и дочь, выдал ее замуж за своего воспитанника Сервия Туллия, выросшего в семье Тарквиния после смерти своей матери, взятой в плен при захвате одного из городов, принадлежавших латинянам. Отец Сервия Туллия был убит, а мать родила мальчика в доме царя. Однажды, когда мальчик спал, увидели, что вокруг его головы пылает пламя. Испуганные слуги принесли воду, чтобы затушить огонь, но мудрая царица Танаквиль велела не будить ребенка, пока он сам не проснется. И, действительно, огонь пылал, не обжигая, и исчез, когда маленький Сервий открыл глаза. Танаквиль, уведя мужа в уединенную комнату, объяснила ему, что этот огонь — знамение, посланное богами. Оно свидетельствует о том, что мальчик в минуту грозной опасности может стать их спасителем. Поэтому следует дать ему не то обычное воспитание, которое получают все дети, а тщательно заботиться о нем, развивая ум и доблесть. Так и было сделано, и Сервий Туллий стал юношей действительно царственного ума и высоких достоинств. По всем этим причинам и отдано было ему предпочтение перед остальными знатными юношами Рима, которые могли претендовать на руку царской дочери. Уже тридцать восемь лет царствовал Тарквиний Древний в Риме, и государство процветало под его мудрым правлением. Любимец царя, Сервий Туллий, пользовался и у народа и у сенаторов величайшим уважением. Но сыновья Анка Марция, давно затаившие злобу на Тарквиния, обманом лишившего их отцовского трона, на который (как они полагали) имели право, поняли, что и после смерти Тарквиния безродный пришелец снова может захватить власть. Злобствуя против Сервия Туллия, которого они везде ославляли как сына рабыни и раба(4), сыновья Анка Марция опасались все же больше Тарквиния, понимая, что если они убьют Сервия Туллия, то ужасной мести царя им не миновать. Кроме того, убийство Сервия Туллия привело бы лишь к появлению другого преемника, назначенного Тарквинием. Стало быть, начинать следовало с Тарквиния. Для совершения задуманного злодеяния были выбраны два самых отчаянных пастуха. Взяв с собой обычные орудия труда, они подняли притворную драку у самого царского дома, сопровождая ее отчаянным шумом и криками. Оба они призывали царя, требуя, чтобы тот разрешил их спор. Переполошившиеся слуги сообщили об этом Тарквинию, и он велел позвать пастухов в дом. Они продолжали перебранку и спор, перебивая друг друга. После того, как ликтор остановил их и потребовал, чтобы пастухи объяснили царю поочередно, в чем суть дела, один из них стал плести какую-то чепуху и тем отвлек внимание царя. А второй, подойдя близко и улучив удобный момент, нанёс Тарквинию удар секирой, разрубив ему голову. Оба пастуха бросились бежать, но были схвачены ликторами. На отчаянные вопли слуг сбежался народ. Однако мужественная Танаквиль велела запереть дом и удалить из него всех свидетелей случившегося. Поняв сразу же, что рана, нанесенная Тарквинию, смертельна, она послала за Сервием Туллием. Когда тот явился, то указывая ему на почти бездыханное тело царя, Танаквиль стала умолять Сервия отомстить за смерть человека, заменившего ему отца. Она напомнила о знамении, посланном богами, когда Сервий был еще ребенком, и заклинала взять власть в свои руки, чтобы не оставить семью царя и римский народ на произвол убийц, свершивших злодеяние чужими руками. Она обещала Сервию свою поддержку, чтобы укрепить его дух, смятенный страшной неожиданностью. Поскольку тревога и шум на улице возрастали и слуги уже не в состоянии были сдерживать натиск встревоженного народа, то царица подошла к окну дома, которое находилось на втором этаже(5), и обратилась к толпе, успокаивая ее. Танаквиль объявила, что царь был лишь ошеломлен внезапным ударом, рана не опасна и народ скоро сможет вновь увидеть Тарквиния. Но пока что он повелевает повиноваться Сервию Туллию, который будет во всем испрашивать царского совета и решения при исполнении своих обязанностей. Таким образом, в течение нескольких дней Сервий Туллий, сидя на царском месте, в плаще, в сопровождении ликторов одни дела решал сразу, другие откладывал для того, чтобы якобы посоветоваться с Тарквинием, который был уже мертв. Когда же смерть царя была обнародована и во дворце начался погребальный плач, Сервий Туллий, достаточно укрепив свое положение и проявив себя, как достойный преемник Тарквиния, с согласия сенаторов принял царскую власть. Боясь новых покушений, он окружил себя надежной стражей, тем более что сыновья Анка Марция не были схвачены, а бежали и жили изгнанниками в приютившем их отдаленном городе. Мудрый Сервий Туллий для того, чтобы избежать измены со стороны сыновей Тарквиния — Луция и Аррунса, ввел их в свою семью, выдав за них своих дочерей. Но здесь он просчитался, ибо стремление властвовать было гораздо сильнее родственных связей и впоследствии заключение этих браков послужило причиной гибели царя. Военные успехи Сервия Туллия в его борьбе с этрусскими городами принесли ему огромную добычу и любовь народа, поскольку он проявил себя как доблестный военачальник, вполне достойный высокого сана царя римлян. Водворив мир в своих владениях и обезопасив их границы, Сервий Туллий приступил к упорядочению внутренней жизни римских граждан. Поскольку Рим был притягательным центром, куда охотно стекались новые поселенцы из самых разных областей и сами римские властители зачастую переселяли в Рим жителей покоренных ими городов, то среди населения города образовалось значительное число людей, которые, представляя массу свободных, не обладали правами граждан Рима. Они не участвовали в народном собрании, которое по существу было сходкой вооруженного народа, не могли занимать общественные должности и не имели никаких политических прав. В отличие от полноправных римских граждан их называли плебеями. Царь Сервий Туллий учел, что большое число свободных, но бесправных людей, недовольных своим положением, может представлять значительную опасность для интересов государства. Он продумал и провел в жизнь новое устройство римского общества, разделив всех граждан на пять классов, куда входило все мужское население города в зависимости от имущественного положения. К первому классу относились самые богатые люди, обладавшие наибольшими правами и почетом. В соответствии с классом налагались и военные обязанности. Наиболее состоятельные обязаны были иметь дорогостоящее вооружение. Пятый класс, многочисленный и бедный, был вооружен только пращами. Права граждан уменьшались в зависимости от получаемых доходов, хотя, казалось бы, никто из римлян не был лишен их полностью. Лишь жители совершенно неимущие оставались вне классов, не имея никаких прав; их называли пролетариями(6). Упорядочив таким образом внутренние дела государства, Сервий Туллий решил достичь усиления Рима среди остальных племен мирным путем. Он взял за образец прославленный на весь мир как одно из чудес света знаменитый храм Артемиды Эфесской, построенный сообща всеми государствами Азии. Восхваляя перед всеми, с кем он старался поддерживать дружеские отношения, пример подобного согласия и общего почитания божества, Сервий Туллий добился того, что в Риме общими силами был воздвигнут храм богини Дианы. Таким путем Сервию Туллию удалось добиться признания главенства Рима в Лациуме, из-за чего ранее возникали вооруженные столкновения. Царя, чтившего законы государства, которым он управлял, беспокоила мысль о том, что он по сути дела отстранил сыновей Тарквиния от власти, а сам был выдвинут не народным собранием, а всего лишь сенаторами. Поэтому, зная, что Луций Тарквиний распускает слухи о незаконности его власти и рабском происхождении, Сервий Туллий обратился к народу с вопросом: желают ли граждане Рима продолжения его царствования. И Сервий Туллий был провозглашен царем с редкостным единодушием. Но это не отрезвило властолюбивого и коварного Луция Тарквиния. Поддержку своим замыслам он нашел у дочери царя Туллии, жены своего брата Аррунса. В противоположность спокойному и кроткому мужу Туллию снедали честолюбивые мечты. В тайных беседах с Луцием она выказывала бесконечное презрение к малодушию Аррунса и к жене Луция, своей собственной сестре, которая не в состоянии была оценить смелости и истинно царственных достоинств своего мужа. Этот тайный сговор двух честолюбцев привел к страшному злодеянию, совершившемуся в царской семье. Тайно были убиты Аррунс и старшая сестра Туллии, а убийцы, Луций и Туллия, вступили в брак. И здесь безрассудная жажда власти и почестей овладела обоими. Туллия, видя, что престарелый отец не в силах противостоять ей, неустанно твердила Луцию, что следует скорее двигаться к цели, ибо совершенные уже преступления могут стать бесцельными. Сын Тарквиния, говорила она, должен не смиренно надеяться на милость старого царя, а взять власть в своя руки. Не видя иного средства, чтобы подтолкнуть Луция на решительный шаг, Туллия стала упрекать его в трусости, недостойной сына Тарквиния, в том, что он ввел ее в заблуждение и она сменяла малодушного мужа на малодушного преступника. Угрозами, лестью, уговорами добилась Туллия того, что Луций стал искать популярности, заискивая перед теми, кто был обласкан его отцом, раздавая ценные подарки и щедрые обещания. Перед Туллией же всегда стоял образ властной царицы Танаквиль, жены Тарквиния Древнего, чужестранки, поднявшейся на римский престол благодаря своему властолюбию, настойчивости и влиянию на мужа. Такую долю предначертала себе и дочь царя Сервия, забыв о доброте и благородстве своего отца. Луций, подстрекаемый Туллией, перешел к решительным действиям, и во главе вооруженной толпы ворвался на форум. Он сел на царский трон и приказал созвать сенаторов к царю Тарквинию. Ошеломленный народ, полагая, что Сервий Туллий умер, собрался на площади и внимал злословию Тарквиния, который стал поносить Сервия Туллия, как раба и сына рабыни, незаконно присвоившего себе царскую власть. Он обвинил его в покровительстве людям низшего класса в ущерб богатым и достойным. Во время сбивчивой и яростной речи Тарквиния внезапно появился старый царь и потребовал, чтобы дерзкий юноша немедленно покинул царский трон и удалился с форума. Но Луций Тарквиний дерзко отказался, и между его вооруженными сторонниками и народом начались столкновения. Луций, для которого успех решался минутами, неожиданно схватил старого царя, поднял на руках и с размаху швырнул его вниз по ступеням.’ Когда слуги и сторонники Сервия Туллия подбежали к нему, он был уже мертв, ибо посланные вдогонку убийцы были проворнее — они закололи оглушенного старика. Рассказывали даже, что убийцы были посланы самой Туллией, которая, вопреки обычаям, на колеснице примчалась на форум, чтобы первой приветствовать мужа как царя Рима. Когда Тарквиний, недовольный ее появлением, приказал ей возвратиться домой, возница, перед тем как подняться на Эсквилинский холм, придержал храпящих коней, объятых ужасом, так как на дороге лежало тело Сервия Туллия, возле которого хлопотали его слуги. Туллия, охваченная злорадным торжеством, выхватив вожжи, погнала лошадей через труп отца. Кровь жертвы забрызгала одежду преступной дочери, колесницу и испуганных лошадей. Эту кровь Туллия принесла на колеснице к своим пенатам, осквернившись сама и осквернив домашних богов. Разгневанные, они предопределили дурное начало нового царствования и трагический его конец. Улица же, на которой произошло неслыханное поругание тела достойного царя родной дочерью, с тех пор стала называться Злодейской. (1. Орел считался птицей, посвященной Юпитеру.) (2. Скорее всего его так прозвали позднее, чтобы отличить от последующего царя с тем асе именем.) (3. Современные историки считают, что легенды, связанные с правлением Тарквиния, отражают исторически достоверный факт временного подчинения Рима этрускам, народу могущественному и с гораздо более развитой культурой.) (4. Сервус — раб (лат.).) (5. Окна первого этажа в римских домах обычно выходили во внутренний двор.) (6. От латинского «пролес» — «потомство», т. е. все богатство и имущество, которым располагали пролетарии, заключалось в их потомстве.)

(Источник: «Легенды и сказания древнего Рима».)

.

dic.academic.ru

Тарквиний Древний

Тарквиний Древний Семь царей древнего Рима

Где-то в конце царствования Анка Марция в Рим переселился из этрусского города Тарквиний, богатый вельможа, сын выходца из греческого города Коринфа и знатной этрурянки. Этот человек, женатый на женщине по имени Танаквиль, происходившей из знатного этрусского рода, по настоянию властной и гордой жены уехал из города, жители которого постоянно напоминали ему, что он — сын изгоя, и не оказывали должных почестей и уважения. Танаквиль, возмущенная и униженная отношением к Тарквинию своих соотечественников, уверенная в счастливом жребии своего мужа, одаренного умом и доблестью, выбрала для нового жительства Рим, считая, что среди народа, где еще мало знатных людей, энергичному и честолюбивому человеку легко занять одно из первых мест, которое подобает ему по достоинству. Подтверждение честолюбивым своим замыслам Танаквиль увидела в знамении богов, ниспосланном на пути в Рим. Когда Тарквиний ехал с женой в повозке, орел, паривший в воздухе, спустился над ними и взмыл вверх, унося в когтях войлочную дорожную шапку с головы Тарк-виния. Не успели муж и жена опомниться от испуга, как орел с громким криком вновь возвратился и возложил шапку на голову Тарквиния, словно увенчивая его по повелению богов. Трепещущая Танаквиль с торжеством объявила мужу, что теперь, судя по полету птицы и ее действиям, в Риме его ожидают высокие почести и слава.

Приехав в город и купив дом, Тарквиний сразу сделался известным человеком. Он был гостеприимен, охотно оказывал помощь нуждающимся и вскоре вошел в доверие к царю Анку Марцию настолько, что тот сделал Тарквиния наставником двух своих сыновей. Спустя некоторое время царь проникся к нему столь глубокими дружескими чувствами, что назначил его опекуном детей до их совершеннолетия. Живя в Риме, Тарквиний взял себе имя Тарквиния Древнего. Своим добрым обхождением он привлек к себе симпатии и знатных римлян, и простого народа. Под непосредственным руководством царя Анка Марция Тарквиний прекрасно изучил все римские законы и обычаи. Он деятельно участвовал и в гражданской, и в военной жизни римского народа, а повиновением и почтительностью к царю соперничал со всеми его подданными.

Как только Анк Марций умер, Танаквиль, храня в памяти знамение, полученное на пути в Рим, желая высочайших почестей для мужа, стала укреплять в Тарквиний честолюбивые замыслы. Она твердила, что в Риме привыкли к иноземным царям — и Тит Таций и Нума Помпилий не были римлянами, а получили высшую власть над римским народом. Поддавшись уговорам жены, отвечавшим, впрочем, его собственным честолюбивым стремлениям, Тарквиний, отослав опекаемых им царских сыновей на охоту на время избрания царя, сам выступил с речью перед народом. В красноречивых выражениях он обрисовал свои заслуги перед Римом, свою преданность царю и делам римского народа, напомнил, что он не первый иноземец, который в случае избрания станет у власти. Словом, все те доводы, которые они вместе с Танаквиль хорошо обдумали, Тарквиний высказал на собрании столь убедительно, что римский народ единодушно предложил передать ему царские полномочия.

Проведя несколько победоносных войн с сабинянами и латинянами, Тарквиний Древний присоединил их области к Риму, захватив большое количество богатой добычи. По возвращении в Рим Тарквиний приступил к мирным делам с не меньшей энергией, которую он отдал делам военным. Он считал, что народ всегда должен быть занят полезным делом — будь то отпор врагам или укрепление собственного жилища. По приказу Тарквиния началась достройка каменных стен там, где были лишь земляные укрепления; работы по осушению болотистых мест в равнинах, лежащих между холмами. Были проведены специальные каналы, спускавшие воду в Тибр, построен большой цирк для конских бегов и кулачных боев, проводившихся ежегодно (Великие или Римские игры).

Тарквиний Древний, у которого было двое сыновей и дочь, выдал ее замуж за своего воспитанника Сер-вия Туллия, выросшего в семье Тарквиния после смерти

своей матери, взятой в плен при захвате одного из городов, принадлежавших латинянам. Отец Сервия Туллия был убит, а мать родила мальчика в доме царя. Однажды, когда мальчик спал, увидели, что вокруг его головы пылает пламя. Испуганные слуги принесли воду, чтобы затушить огонь, но мудрая царица Танаквиль велела не будить ребенка, пока он сам не проснется. И, действительно, огонь пылал, не обжигая, и исчез, когда маленький Сервий открыл глаза. Танаквиль, уведя мужа в уединенную комнату, объяснила ему, что этот огонь — знамение, посланное богами. Оно свидетельствует о том, что мальчик в минуту грозной опасности может стать их спасителем. Поэтому следует дать ему не то обычное воспитание, которое получают все дети, а тщательно заботиться о нем, развивая ум и доблесть. Так и было сделано, и Сервий Туллий стал юношей действительно царственного ума и высоких достоинств. По всем этим причинам и отдано было ему предпочтение перед остальными знатными юношами Рима, которые могли претендовать на руку царской дочери.

Уже тридцать восемь лет царствовал Тарквиний Древний в Риме, и государство процветало под его мудрым правлением. Любимец царя, Сервий Туллий, пользовался и у народа и у сенаторов величайшим уважением. Но сыновья Анка Марция, давно затаившие злобу на Тар-квиния, обманом лишившего их отцовского трона, на который (как они полагали) имели право, поняли, что и после смерти Тарквиния безродный пришелец снова может захватить власть. Злобствуя против Сервия Туллия, которого они везде ославляли как сына рабыни и раба, сыновья Анка Марция опасались все же больше Тарквиния, понимая, что если они убьют Сервия Туллия, то ужасной мести царя им не миновать. Кроме того, убийство Сервия Туллия привело бы лишь к появлению другого преемника, назначенного Тарквинием. Стало быть, начинать следовало с Тарквиния. Для совершения задуманного злодеяния были выбраны два самых отчаянных пастуха. Взяв с собой обычные орудия труда, они подняли притворную драку у самого царского дома, сопровождая ее отчаянным шумом и криками. Оба они призывали царя, требуя, чтобы тот разрешил их спор. Переполошившиеся слуги сообщили об этом Тарквинию, и он велел позвать пастухов в дом. Они продолжали перебранку и спор, перебивая друг друга. После того, как ликтор остановил их и потребовал, чтобы пастухи объяснили царю поочередно, в чем суть дела, один из них стал плести какую-то чепуху и тем отвлек внимание царя, а второй, подойдя близко и улучив удобный момент, нанес Тарквинию удар секирой, разрубив ему голову. Оба пастуха бросились бежать, но были схвачены ликторами. На отчаянные вопли слуг сбежался народ. Однако мужественная Танаквиль велела запереть дом и удалить из него всех свидетелей случившегося. Поняв сразу же, что рана, нанесенная Тарквинию, смертельна, она послала за Сервием Туллием. Когда тот явился, то, указывая ему на почти бездыханное тело царя, Танаквиль стала умолять Сервия отомстить за смерть человека, заменившего ему отца. Она напомнила о знамении, посланном богами, когда Сервий был еще ребенком, и заклинала взять власть в свои руки, чтобы не оставить семью царя и римский народ на произвол убийц, свершивших злодеяние чужими руками. Она обещала Сервию свою поддержку, чтобы укрепить его дух, смятенный страшной неожиданностью.

Поскольку тревога и шум на улице возрастали и слуги уже не в состоянии были сдерживать натиск встревоженного народа, то царица подошла к окну дома, которое находилось на втором этаже, и обратилась к толпе, успокаивая ее. Танаквиль объявила, что царь был лишь ошеломлен внезапным ударом, рана не опасна и народ скоро сможет вновь увидеть Тарквиния. Но пока что он повелевает повиноваться Сервию Туллию, который будет во всем испрашивать царского совета и решения при исполнении своих обязанностей. Таким образом, в течение нескольких дней Сервий Туллий, сидя на царском месте, в плаще, в присутствии ликторов, одни дела решал сразу, другие откладывал для того, чтобы якобы посоветоваться с Тарквинием, который был уже мертв. Когда же смерть царя была обнародована и во дворце начался погребальный плач, Сервий Туллий, достаточно укрепив свое положение и проявив себя как достойный преемник Тарквиния, с согласия сенаторов принял царскую власть.

Боясь новых покушений, он окружил себя надежной стражей, тем более что сыновья Анка Марция не были схвачены, а бежали и жили изгнанниками в приютившем их отдаленном городе. Мудрый Сервий Туллий для того, чтобы избежать измены со стороны сыновей Тарквиния, Луция и Аррунса, ввел их в свою семью, выдав за них своих дочерей. Но здесь он просчитался, ибо стремление властвовать было гораздо сильнее родственных связей и впоследствии заключение этих браков послужило причиной гибели царя.

Военные успехи Сервия Туллия в его борьбе с этрусскими городами принесли ему огромную добычу и любовь народа, поскольку он проявил себя как доблестный военачальник, вполне достойный высокого сана царя римлян. Водворив мир в своих владениях и обезопасив их границы, Сервий Туллий приступил к упорядочению внутренней жизни римских граждан. Поскольку Рим был центром притяжения, куда охотно стекались новые поселенцы из самых разных областей, и сами римские властители зачастую переселяли в Рим жителей покоренных ими городов, то среди населения города образовалось значительное число людей, которые, представляя массу свободных, не обладали правами граждан Рима. Они не участвовали в народном собрании, которое по существу было сходкой вооруженного народа, не могли занимать общественные должности и не имели никаких политических прав. В отличие от полноправных римских граждан их называли плебеями. Царь Сервий Туллий учел, что большое число свободных, но бесправных людей, недовольных своим положением, может представлять значительную опасность для интересов государства. Он продумал и провел в жизнь новое устройство римского общества, разделив всех граждан на пять классов, куда входило все мужское население города в зависимости от имущественного положения.

К первому классу относились самые богатые люди, обладавшие наибольшими правами и почетом. В соответствии с классом налагались и военные обязанности. Наиболее состоятельные обязаны были иметь дорогостоящее вооружение. Пятый класс, многочисленный и бедный, был вооружен только пращами. Права граждан уменьшались в зависимости от получаемых доходов, хотя, казалось бы, никто из римлян не был лишен их полностью. Лишь жители совершенно неимущие оставались вне классов, не имея никаких прав; их называли пролетариями.

Упорядочив таким образом внутренние дела государства, Сервий Туллий решил достичь усиления Рима среди остальных племен мирным путем. Он взял за образец прославленный на весь мир как одно из чудес света знаменитый храм Артемиды Эфесской, построенный сообща всеми государствами Азии. Восхваляя перед всеми, с кем он старался поддерживать дружеские отношения, пример подобного согласия и общего почитания божества, Сервий Туллий добился того, что в Риме общими силами был воздвигнут храм богини Дианы. Таким путем Сервию Туллию удалось добиться признания главенства Рима в Лациуме, из-за чего ранее возникали вооруженные столкновения. Царя, чтившего законы государства, которым он управлял, беспокоила мысль о том, что он по сути дела отстранил сыновей Тарквиния от власти, а сам был выдвинут не народным собранием, а всего лишь сенаторами. По этому, зная, что Луций Тарквиний распускает слухи о незаконности его власти и рабском происхождении, Сер-вий Туллий обратился к народу с вопросом: желают ли граждане Рима продолжения его царствования. И Сер-вий Туллий был провозглашен царем с редкостным единодушием.

Но это не отрезвило властолюбивого и коварного Луция Тарквиния. Поддержку своим замыслам он нашел у дочери царя Туллии, жены своего брата Аррунса. В противоположность спокойному и кроткому мужу Туллию снедали честолюбивые мечты. В тайных беседах с Луци-ем она выказывала бесконечное презрение к малодушию Аррунса и к жене Луция, своей собственной сестре, которая не в состоянии была оценить смелости и истинно царственных достоинств своего мужа.

Этот тайный сговор двух честолюбцев привел к страшному злодеянию, совершившемуся в царской семье. Тайно были убиты Аррунс и старшая сестра Туллии, а убийцы, Луций и Туллия, вступили в брак. И здесь безрассудная жажда власти и почестей овладела обоими. Туллия, видя, что престарелый отец не в силах противостоять ей, неустанно твердила Луцию, что следует скорее двигаться к цели, ибо совершенные уже преступления могут стать бесцельными. Сын Тарквиния, говорила она, должен не смиренно надеяться на милость старого царя, а взять власть в свои руки. Не видя иного средства, чтобы подтолкнуть Луция на решительный шаг, Туллия стала упрекать его в трусости, недостойной сына Тарквиния, в том, что он ввел ее в заблуждение и она сменяла малодушного мужа на малодушного преступника. Угрозами, лестью, уговорами добилась Туллия того, что Луций стал искать популярности, заискивая перед теми, кто был обласкан его отцом, раздавая ценные подарки и щедрые обещания. Перед Туллией же всегда стоял образ властной царицы Танак-виль, жены Тарквиния Древнего, чужестранки, поднявшейся на римский престол благодаря своему властолюбию, настойчивости и влиянию на мужа. Такую долю предначертала себе и дочь царя Сервия, забыв о доброте и благородстве своего отца.

Луций, подстрекаемый Туллией, перешел к решительным действиям, и во главе вооруженной толпы ворвался на форум. Он сел на царский трон и приказал созвать сенаторов к царю Таркзинию. Ошеломленный народ, полагая, что Сервий Туллий умер, собрался на площади и внимал злословию Тарквиния, который стал поносить Сервия Туллия, как раба и сына рабыни, незаконно присвоившего себе царскую власть. Он обвинил его в покровительстве людям низшего класса в ущерб богатым и достойным. Во время сбивчивой и яростной речи Тарквиния внезапно появился старый царь и потребовал, чтобы дерзкий юноша немедленно покинул царский трон и удалился с форума. Но Луций Тарквиний дерзко отказался, и между его вооруженными сторонниками и народом начались столкновения. Луций, для которого успех решался минутами, неожиданно схватил старого царя, поднял на руках и с размаху швырнул его вниз по ступеням. Когда слуги и сторонники Сервия Туллия подбежали к нему, он был уже мертв, ибо посланные вдогонку убийцы были проворнее — они закололи оглушенного старика. Рассказывали даже, что убийцы были посланы самой Туллией, которая, вопреки обычаям, на колеснице примчалась на форум, чтобы первой приветствовать мужа как царя Рима. Когда Тарквиний, недовольный ее появлением, приказал ей возвратиться домой, возница, перед тем как подняться на Эсквилинский холм, придержал храпящих коней, объятых ужасом, так как на дороге лежало тело Сервия Туллия, возле которого хлопотали его слуги. Туллия, охваченная злорадным торжеством, выхватив вожжи, погнала лошадей через труп отца. Кровь жертвы забрызгала одежду преступной дочери, колесницу и испуганных лошадей. Эту кровь Туллия принесла на колеснице к своим пенатам, осквернившись сама и осквернив домашних богов. Разгневанные, они предопределили дурное начало нового царствования и трагический его конец. Улица же, на которой произошло неслыханное поругание тела достойного царя родной дочерью, с тех пор стала называться Злодейской.

 

www.miloliza.com

Тарквиний Древний Википедия

Луций Тарквиний Приск, либо Тарквиний Древний (лат. Lucius Tarquinius Priscus) — пятый царь Древнего Рима. Правил с 616 по 579 до н. э. Историчность Тарквиния признаётся большинством современных историков.

Происхождение и избрание на царство

По преданию, родиной царя был этрусский город Тарквинии. Настоящее имя его было Лукумон (согласно современным представлениям, Лукумон, этр. lauchumu — не имя, а слово, означающее «повелитель, вождь»). Отец Луция Тарквиния — Демарат переселился в Тарквинии из греческого города Коринфа и принадлежал к роду Бакхиадов. Рождённый от тарквинянки, Лукумон ещё в молодости добыл себе большое состояние и женился на Танаквиль — женщине умной и честолюбивой. Она-то и посоветовала ему перебраться в Рим, так как в Тарквинии, из-за того, что Лукумон не был чистокровным этруском, ему был закрыт путь к высшим должностям.

Лукумон со всем домом и богатствами отправился в Рим. Когда он на своей колеснице уже подъезжал к Яникулу, орёл закружился над головой будущего царя, схватил его шлем, поднял в воздух, а потом опять возложил его на голову. Танаквиль увидела в этом доброе предзнаменование и сказала, что Лукумон станет царём.

Прибыв в Рим, Лукумон взял себе новое имя: Луций Тарквиний. Благодаря своему богатству и мудрости, он вскоре стал одним из самых влиятельных людей в Риме. Царь Анк Марций заметил Луция Тарквиния, сделал своим приближённым и назначил начальником конницы. После его смерти, Луций Тарквиний убедил Народное собрание в том, что именно он, а не кто-то из малолетних детей Анка Марция должен стать царём Рима.

Многие историки, в том числе Нибур и Моммзен, отвергают предание об этрусском происхождении Луция Тарквиния и считают, что он принадлежал к трибе луцеров. Следует отметить, что во времена Лукумона уже существовал род Тарквиниев.

Военная деятельность

После своего избрания на царство Луций Тарквиний вынужден был продолжать внешние войны с латинами, этрусками и сабинянами. Приступом были взяты такие города как Апиолы, Фирулея, Камерия и Номентум. Те латинские города, которые сдавались без боя, должны были стать римскими союзниками без уменьшения своих прежних прав. Напротив, город Корникул за упорную защиту после взятия был разрушен до основания. Луций Тарквиний сумел подчинить Этрурию и сабинян и взял огромную добычу. При нём Рим окончательно стал главой латинского союза, унаследовав это звание от разрушенной Туллом Гостилием Альба-Лонги.

Правление Луция Тарквиния

За время своего царствования Луций Тарквиний провёл много реформ, вплотную занялся обустройством Рима. При нём в Риме начало развиваться искусство. Вот основные вехи его деятельности:

Гибель Луция Тарквиния

Сыновья Анка Марция тем временем продолжали таить злобу на любимца своего отца, который отобрал у них царскую власть. В рамках заговора они устроили показную ссору между собой, и когда Луций Тарквиний вышел к ним, чтобы примирить — он был убит ударом дубинки. Тем не менее, заговорщики ничего не выиграли от этого убийства и были изгнаны из города: курульное кресло же занял приёмный сын убитого царя и любимец Танаквиль — Сервий Туллий.

Примечания

Источники

Литература

wikiredia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о