Современное вооружение российской армии — Zefirka

Zefirka > Оружие и армия > Современное вооружение российской армии

Военный бюджет нашей страны превышает $70 млрд в год. Третий по величине во всем мире. Российская армия — громадный колосс, конечности которого сделаны далеко не из глины, но из стали. 845,000 человек личного состава, 22,550 танков и 1399 боевых самолетов: любому агрессору стоит подумать дважды, прежде, чем связываться с такой силой. А вот список современного вооружения, которым сейчас пользуются в российских вооруженных силах.

1.

Панцирь-С1

Этот самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс может в одиночку осуществить защиту укрепления от целой армии. Система состоит из 12 управляемых ракет класса «Воздух» и двух автоматических пушек 30-мм, эффективных против самолетов, вертолетов, баллистических и крылатых ракет.

2.

Б-261

Первая из шести дизель-электрических подводных лодок, «Новороссийск», была спущена с верфей Санкт-Петербурга в прошлом году. Ее создатели утверждают, что инновационные стелс-технологии делают субмарину практически невидимой при погружении.

3.

Миг-35

Многоцелевой истребитель, эффективный как при работе в воздухе, так и при высокоточных ударах по местности. Способен развивать скорость до 2400 км в час. Миг-35 умеет уничтожать морские и наземные цели с большого расстояния, а также проводить разведоперации.

4.

Бора

Первый в своем роде ракетный корабль на воздушной подушке. Вооружен восемью ракетами класса «Москит» и двадцатью зенитными ракетами. Экипаж судна насчитывает 68 человек. Крейсерская скорость «Бора» — 100 км/ч.

5.

Т-90

Новейшая боевая платформа, прекрасно показавшая себя на испытаниях в полевых условиях. Главным оружием танка является гладкоствольная пушка калибром 125 мм, дополнительным — тяжелый зенитный пулемет с дистанционным управлением.

6.

Ту-160

Туполев Ту-160 является самым крупным в мире сверхзвуковым боевым самолетом. Он был разработан в Советском Союзе еще в 1980-е годы. Ту-160 может похвастаться самыми мощными двигателями когда-либо устанавливаемых на боевых самолетах и способен переносить груз в 40 000 килограммов.

7.

РС-24 «Ярс»

Термоядерная межконтинентальная баллистическая ракета нового поколения, призванная заменить морально устаревший «Тополь». Максимальная дальность «Ярса» — 11 000 километров, а мощность сравнима с сотней атомных бомб, сброшенных на Хиросиму.

8.

Ми-28

Ударный вертолет, прозванный НАТО «Опустошителем». Ми-28 предназначен для точечного уничтожения важных пунктов противника в условиях активного огневого противодействия тяжелой техники.

9.

БУК-2

Именно этой системой, якобы, пользовались злоумышленники, чтобы сбить малазийский авиалайнер над Украиной в 2014 г. Комплекс БУК сумеет обнаружить цель на дистанции в сто километров и обезвредить ее одним ударом.

Источник: http://dnpmag.com/2016/05/26/chem-voyuet-rossiya/


Оружие и армия
Май 30, 2016
2 569 просмотров

zefirka.net

Современное стрелковое оружие России 2015-2016

Прошедший год ничем не примечателен в плане значимых событий на российском оружейном рынке. Это касается и боевого сектора, и гражданского. Очевидна стагнация рынка охотничьего оружия, прекратилась ненужная шумиха вокруг разного рода разработок военного назначения. Однако может быть во время такого своеобразного застоя самое время порассуждать о перспективах, проанализировать недавнее прошлое, попробовать взглянуть на современные события со стороны?

Дабы избежать ненужных иллюзий, я сразу обозначу своё твёрдое нежелание ставить какие-либо оценки отечественной современной оружейной промышленности. В сегодняшней ситуации — это имеют право исключительно собственники предприятий, чьи интересы зачастую нам неведомы или совершенно непонятны ввиду их (интересов), мягко говоря, нерыночной сущности. 

Трудно судить, благо или нет для наших оружейнико в двойное назначение их профессии. При наличии крупных заказов на «военку» любой российский завод имеет возможность (при желании, конечно) тратить силы и средства на работы по гражданскому направлению. Другое дело, что не у всех есть мощности для этого направления, а другие банально не умеют работать на коммерческом рынке. 

Например, доводится слышать претензии к Новосибирскому патронному заводу ввиду отсутствия их весьма неплохих патронов на внутреннем рынке. Но дело в том, что завод надёжно и до предела загружен государственными экспортными заказами, а небольшой объём гражданских патронов безо всякого напряжения продаётся опять же на экспорт, тогда как потребности российских охотников удовлетворяются (не удовлетворяются) по остаточному принципу. В это же время Барнаульский патронный завод ведёт работы по изготовлению высокоточных пуль, Тульский патронный завод дооснащается опять же в направлении высокоточки — конкуренция, как ни странно, работает даже в наших условиях.

В собственно оружейном секторе позиция схожа. Например, концерн «Калашников» может сколь угодно детализировать свою программу присутствия на внутреннем рынке гражданского оружия, но будучи стратегическим предприятием смешанной формы собственности, всегда может получить в хорошем (материально) смысле неожиданный заказ на десятки тысяч автоматов по госконтракту и не факт, что охотникам не придётся подвинуться… Кстати, гибкость пока ещё молодого концерна можно будет оценить по количеству произведённых биатлонных винтовок семейства «Би-7» в 2015 году — евросанкции «зачистили поляну» и у Ижевска появился шанс вернуть позиции в этом виде спорта хотя бы внутри России. Ещё бы Закон РФ «Об оружии» прогнуть в плане либерализации правил оборота малокалиберных карабинов, да начать всерьёз заниматься развитием ти-рового хозяйства. 

Я не устаю повторять, что строительство тиров и стрельбищ есть единственный путь расшевелить отечественный оружейный рынок. Так и только так в оборот могут быть вовлечены сотни тысяч новых потребителей оружия, патронов и услуг рыночными способами, гарантирующими пролонгированный результат. И не дай бог вспомнить ДОСААФ — сейчас это просто буквы, в отличие, кстати, от ФПСР. Именно под эгидой российского отделения IPSC появляются новые и новые стрелковые комплексы, разгораются очаги цивилизованного обращения с оружием. В подтверждение напомню, что именно ФПСР на пустом виде создала внутренний рынок для десятков тысяч крупнокалиберных пистолетов и 50000000 патронов калибра 9×19 в год. 

 

На фото изображён пистолет ГШ-18. Из числа экспериментальных от серийного внешне его отличает закрытый спереди затвор и характерное оформление рукоятки горизонтальными долами. Говорят, что от них пришлось отказаться, поскольку какой-то генерал увидел в них сходство с противогазным шлангом. Чем ему противогазы не угодили?

 

Пойдём дальше. Именно пресловутое «двойное назначение» «приговорило» Тульский оружейный завод, который практически полностью отказался от производства охотничьего оружия, именно из-за перекоса (возможно, вполне оправданного) в оборонную сторону ЦКИБ СОО воспринимается уже целым поколением охотников как нечто исключительно теоретическое. 

Есть, кстати, примеры вятско-полянского «Молота», где военное и гражданское производство максимально разделены юридически, а «государственники» и «рыночники» занимаются исключительно своим делом и ковровского Завода им. Дегтярёва, практически не имеющего гражданской оружейной программы, а точнее связи с гражданским розничным рынком. В обоих случаях мы видим пример жизнеспособных с экономической точки зрения концепций. 

А как выглядят публичные результаты работы российских оружейников по состоянию на осень 2015 года? Из серийных охотничьих ружей последней и довольно удачной новинкой можно считать гладкоствольный полуавтомат МР-155 от «Ижмеха». Почему мощи концерна «Калашников» до сих пор не хватило на освоение серийного производства явно перспективной вертикалки МР-234 мне неведомо, но, возможно, ответ на этот вопрос прозвучит на выставке «Оружие и охота 2015», в преддверие которой выходит этот номер «КАЛАШНИКОВА». 

Тут уместно затронуть тему производительности труда на наших оружейных предприятиях. В отсутствие точных данных по ним приведу примеры иностранных компаний, которые сам видел «изнутри»: на итальянском заводе Benelli работают около 200 человек, выпускающих более 200000 единиц оружия в год, на финском заводе Sako 170 человек изготавливают около 70000 охотничьих карабинов и снайперских винтовок в год, на словацком заводе Grand Power 100 работников выпускают более 40000 пистолетов в год. 

В лучшие (советские) времена, когда «Ижмаш» выпускал до 600000 единиц оружия в год (из которых около 500000 — автоматы Калашникова), на его оружейном производстве трудились 2800 человек (без учёта немалого административного аппарата). Оружейное производство вятскополянского «Молота» силами 2600 работников в настоящее время выдаёт более 100000 стволов, половина из которых, правда, различные варианты переделок из старого оружия. 

Сравнивать эти данные, что называется, «в лоб», при отсутствии полной информации по многим пунктам в корне неправильно, как и смешивать военные и гражданские заводы. Но нам определённо есть к чему стремиться в плане экономической эффективности оружейных производств. А то в ружейном секторе нас не напрягаясь уже обходят турки — 30-40 тысяч гладкоствольных полуавтоматов На военном поприще нельзя не отметить закончившийся конкурс «Ратник», в оружейной части которого ничего не ясно, кроме того, что начаты работы по «Ратнику-2», по результатам которого, на мой взгляд, есть шанс увидеть реально заслуживающие внимания образцы стрелкового оружия. 

 

 

Перспективное ижевское ружьё МР-234.

 

Будем надеяться, что новинка всё-таки появится на прилавках оружейных магазинов в обозримом будущем. Тем более, что падение курса рубля затормозило экспансию турецких вертикалок в нашу страну. Кстати, хотелось бы, чтобы в погоне за современными трендами ижевчане не забыли потребности той категории охотников, которая предпочитает двустволку без сменных чоков и с двумя спусковыми крючками. Ведь никакой селектор не обеспечит столь быстрой избирательности при выборе ствола (с дробью или пулей, например) в критической ситуации, как два отдельных спуска. В отрыве от цивилизации нелишним может оказаться и взаимное резервирование замков, когда при возникновении неприятностей с УСМ, охотник с большой вероятностью останется пусть и с «одноствольным», но стреляющим ружьём. В плане чоков тоже всё просто — их можно потерять, не уследить за затяжкой — далеко от дома каждый необязательный, но потенциально теряемый или требующий особого внимания элемент можно считать лишним. Имеет право на жизнь и полярная точка зрения — просто нужны варианты ружья для различных целей и с учётом индивидуальных предпочтений покупателя.

По снайперским винтовкам ситуация прозрачнее. С точки зрения МО РФ, СВД перестаёт быть основной снайперской винтовкой, уступая место высокоточным образцам с поворотным затвором. В армии уже довольно много винтовок СВ-98, «иномарки» представлены моделью SSG 08, а в споре за право стать в обозримой перспективе основной винтовкой к Туле, Климовску и Ижевску присоединился московский «Орсис». 

Автоматные перспективы нашей армии, наверное, определит «Ратник-2». Или не определит — и в этом нет ничего страшного. Из реальных образцов можно было бы поговорить о варианте модернизации АК-74М, предлагаемом на выставках концерном «Калашников». Но тут есть одна проблема — на мой взгляд, это не модернизация, а тюнинг, причём тюнинг вчерашнего дня, изначально неспособный отвечать перспективным требованиям к основному армейскому автомату.

При чём здесь вчерашний день? А вы сами посмотрите — точно так же АК можно было «упаковать» и 5 лет назад и 10… Тогда как любые отдельные элементы модернизации основного образца стрелкового оружия МО должны в полной мере соответствовать понятию «перспективные». В случае с гибкими во всех отношениях и «острозаточеными» под конкретные задачи спецподразделениями всё гораздо проще, а вот применительно к модернизации миллионных тиражей армейского арсенала стоит подходить несколько иначе. Например, как я уже неоднократно писал, простая докомплектация автоматов МО РФ современным коллиматором вкупе с уже существующими патронами повышенной кучности способна повысить эффективность комплекса на 20-25%. А это колоссальное преимущество на поле боя. 

В пистолетном вопросе меня беспокоит судьба недооцененного ГШ-18, который был принят на вооружение с патроном 7Н31 с дульной энергией почти 700 Дж (у ПМ — до 300 Дж). Думаю, что будучи разработанным почти 20 лет назад, этот пистолет и сегодня может быть доведён до ума, представляя из себя образец с уникальными характеристиками, проверенными полноценными государственными испытаниями. Выдающаяся для пистолета дульная энергия патрона 7Н31 одинаково нужна и для обеспечения останавливающего действия, и для уникальной пробивной способности, необходимых для армейского пистолета. Другое дело, что в современных условиях нет никакой нужды изготавливать затвор штамповкой, а модульный УСМ предоставляет конструкторам возможность настроить изделие под любого заказчика. 

Почему, говоря о пистолетах, я не упоминаю ижевский ПЛ-14 или новый климовский образец? Потому что пока это не пистолеты, а проекты, обсуждать которые в условиях недостаточности информации бессмысленно. А то ещё кого-нибудь воспоминания о «Страйке/Стриже» перевозбудят — сколько шума было, сколько «экспертов» пытались его «продюссировать»? 

В заключение пару слов о пулемётах. Сейчас в Туле и Коврове ведутся работы по лёгким пулемётам с двойным питанием (магазин/лента) по образу и подобию Minimi. Безусловно, наличие такого оружия в составе вооружения некоторых подразделений вполне оправдано, но, имеем ли мы достаточно информации о плюсах и минусах именно боевой эксплуатации Minimi в армиях (не спецподразделениях) наших вероятных друзей, использующих систему 25 лет? Помним ли мы о ещё более раннем чешском аналоге Vz.52, что мы знаем о довольно старом «корейце» под винтовочный патрон, учтены ли выводы старого конкурса 70-х годов на подобный пулемёт? Неужели мы настолько отстали от иностранцев в концепции армейского вооружения или пытаемся копировать её с задержкой в три десятилетия? 

Это я опять о перспективах… О глубокой порочности попыток обогнать вчерашний день и о том, как трудно заглянуть в день завтрашний, дабы уже сегодня работать на соответствие будущим требованиям современного оружия и даже опережать их.

 

Ичсточник: www.kalashnikov.ru

sportingshot.ru

Новейшее оружие России: разрушение мифов

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член экспертного совета коллегии военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский рассказал о рассекреченных разработках новейшего российского вооружения — лазерного и кинетического, сравнил возможности современного оружия разных стран и рассмотрел возможность превращения следующей войны в войну роботов — дронов и танков, управляемых на расстоянии.

— Наши геополитические оппоненты в последние годы много говорят, что Россия стоит на грани создания новых видов вооружения, поэтому надо ее бояться, скоро она создаст боевые лазеры, построит лунную станцию и будет держать под прицелом весь мир. Виктор Иванович, прокомментируйте, пожалуйста, эти утверждения?

— Мой комментарий: с обеих сторон СМИ абсолютно не в теме ведущихся разработок. Но так как надо накручивать рейтинги, они всё время изобретают новые ужасы перспективных вооружений и запугивают своих читателей, слушателей и зрителей. На самом деле, конечно, развитие систем вооруженной борьбы — процесс непрерывный, и очередной этап просто происходит на наших глазах.

В частности, один из важных элементов этого этапа — разработка системы вооружения на новых физических принципах. Это не значит, что российские физики в секретных лабораториях открыли какие-то новые фундаментальные физические законы и теперь собираются применять их в военном деле. Конечно, нет.

Все открытия физиков всему миру известны, все физические законы, абсолютно точно, нарушаться не могут. Речь идет о том, что некоторые физические явления, ранее не используемые в системах вооружений, сегодня пытаются использовать в военных целях.

Наверное, лазерное оружие уже всем набило оскомину. Его применение, реальное использование в системах вооружения началось еще в 70-е годы прошлого века. Комплексы с использованием лазеров были созданы в Советском Союзе. Один из них достаточно известен — комплекс сжатия на гусеничном шасси основного танка, который был предназначен для выведения из строя оптико-электронных приборов и зрения противника.

Еще один такой комплекс был создан на базе боевой машины пехоты, он серийно производился и даже поставлялся в войска. Назвать это лазерной пушкой язык не поворачивается, поскольку он позволяет выводить из строя оптико-электронные приборы и зрение в пределах прямой видимости. Дальность его действия также обусловлена и параметрами атмосферы в конкретном районе.

Сейчас это направление развивается достаточно активно за рубежом и у нас. Такие устройства более высокой мощности устанавливаются на борту самолетов, например, США и России. Проводятся опыты по выводу из строя оптико-электронных приборов на спутниках, оптико-электронной разведки оппонентов, также пытаются сделать это оружием для поражения реальных целей, например, ракет класса земля-воздух или воздух-воздух.

Есть у американцев один проект, который использует такую лазерную пушку, с отдельной энергетической установкой, которая обеспечивает ее накачку перед выстрелами на корабле. Ее предполагается использовать для борьбы с противокорабельными ракетами и, возможно, беспилотными летательными аппаратами. Но это всё не серийное производство, оно находится только на стадии научно-исследовательских и конструкторских работ как у нас, так и за рубежом.

— Насколько эффективна такая пушка? Ведь она работает только в пределах визуального поля.

— Естественно, лазерный луч действует только в пределах дальности прямой видимости, то есть за горизонтом его действия, по определению, нет. Это первый недостаток таких систем. Второй недостаток — очень большое влияние конкретных погодных условий, состояния атмосферы в местах применения. Например, в дождь и снегопад эта система не работает. В туман ее действие резко осложняется и т. д.

Кроме того, требуется мощная энергия для накачки лазеров, которые действительно могут поражать цели, а не просто блокировать работу оптико-электронных приборов. Например, на корабле энергетическую установку, которая бы обеспечивала достаточную длительность работы такого лазера, еще как-то можно обеспечить, на самолете — уже проблематично, на автомобилях — еще больше проблем.

Западные политики и военные очень сильно всполошились из-за того, что, дескать, у россиян есть разработка, позволяющая освещать полярные города. В частности, в Дипломатической академии Франции в 93-94-м годах это активно обсуждалось. Речь шла об эксперименте, но военные восприняли это как демонстрацию мощи и возможности в дальнейшем фокусировки луча вплоть до лазерного. Что это такое?

Этот проект появлялся то ли в «Технике молодежи», то ли еще в каком-то нашем научно-популярном журнале в качестве идеи разместить на орбите отражающее зеркало и затем, перенаправляя на Землю солнечное излучение, освещать за Полярным кругом наши города, которые по полгода находятся в темноте. Но когда такие проекты, озвученные в СМИ, начинают читать инженеры, технологи и физики, то они сразу понимают, что всё это нереализуемо. Есть законы физики, которые нарушать никто не может, в том числе и во Французской академии.

— Американцы же первыми заговорили о том, что они собираются ставить боевые лазеры на орбите?

— Да, совершенно верно, это «Стратегическая оборонная инициатива», рейгановская программа. На нее повелись некоторые наши политические руководители, к сожалению, не слишком разбирающиеся в физике процессов. Слава Богу, мы не пошли по этому пути, но какие-то средства были затрачены на попытки создания систем противодействия.

— Мы отстаем по беспилотным летательным аппаратам?

— Наше отставание понятно чем обусловлено: когда порядка 20 лет армию и промышленность не финансируют, разработки прекращаются. В Советском Союзе продвижение с беспилотными летательными аппаратами было не хуже, чем у стран-оппонентов. Были беспилотники дальнего действия и ближнего тактического типа. Вполне на уровне того времени были аппараты.

Затем эта работа прекратилась. За это время беспилотники шагнули далеко вперед за счет внедрения новых технологий. Сейчас мы, действительно, находимся в положении догоняющих, но догоняем довольно успешно. По беспилотным летательным аппаратам разведки, на тактическом уровне мы практически вышли или приближаемся к необходимому уровню.

— Западные СМИ пишут о минировании Россией побережий США ядерными боеприпасами. Что вам об этом известно?

— Мне известно только то, что в СМИ, как правило, работают много людей, которых называют городскими сумасшедшими. Они абсолютно не в теме, но умеют поднимать виртуальное цунами в СМИ, раздувать страхи и т. д.

Мне абсолютно точно известно, что в свое время американцы создали на границе между ФРГ и ГДР ядерный минный пояс. Я тогда командовал батальоном группы советских войск. С моим подразделением проводилось учение по преодолению и захвату ядерных минных заграждений. Вот это точно абсолютно. Наводило нас на эти закладки-колодцы специальное подразделение. Это реально было. Это тактическое ядерное оружие. Это делали американцы.

Что касается наших ядерных закладок вдоль побережья США, ну это полный бред сумасшедшего журналиста.

agitpro.su

РАЗРУШЕНИЕ МИФОВ . Чёрт побери

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член экспертного совета коллегии военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский рассказал о рассекреченных разработках новейшего российского вооружения — лазерного и кинетического, сравнил возможности современного оружия разных стран и рассмотрел возможность превращения следующей войны в войну роботов — дронов и танков, управляемых на расстоянии.

— Наши геополитические оппоненты в последние годы много говорят, что Россия
стоит на грани создания новых видов вооружения, поэтому надо ее бояться, скоро она создаст боевые лазеры, построит лунную станцию и будет держать под прицелом весь мир. Виктор Иванович, прокомментируйте, пожалуйста, эти утверждения?— Мой комментарий: с обеих сторон СМИ абсолютно не в теме ведущихся разработок. Но так как надо накручивать рейтинги, они всё время изобретают новые ужасы перспективных вооружений и запугивают своих читателей, слушателей и зрителей. На самом деле, конечно, развитие систем вооруженной борьбы — процесс непрерывный, и очередной этап просто происходит на наших глазах.
В частности, один из важных элементов этого этапа — разработка системы вооружения на новых физических принципах. Это не значит, что российские физики в секретных лабораториях открыли какие-то новые фундаментальные физические законы и теперь собираются применять их в военном деле. Конечно, нет.Все открытия физиков всему миру известны, все физические законы, абсолютно точно, нарушаться не могут. Речь идет о том, что некоторые физические явления, ранее не используемые в системах вооружений, сегодня пытаются использовать в военных целях.Наверное, лазерное оружие уже всем набило оскомину. Его применение, реальное использование в системах вооружения началось еще в 70-е годы прошлого века. Комплексы с использованием лазеров были созданы в Советском Союзе. Один из них достаточно известен — комплекс сжатия на гусеничном шасси основного танка, который был предназначен для выведения из строя оптико-электронных приборов и зрения противника.Еще один такой комплекс был создан на базе боевой машины пехоты, он серийно производился и даже поставлялся в войска. Назвать это лазерной пушкой язык не поворачивается, поскольку он позволяет выводить из строя оптико-электронные приборы и зрение в пределах прямой видимости. Дальность его действия также обусловлена и параметрами атмосферы в конкретном районе.Сейчас это направление развивается достаточно активно за рубежом и у нас. Такие устройства более высокой мощности устанавливаются на борту самолетов, например, США и России. Проводятся опыты по выводу из строя оптико-электронных приборов на спутниках, оптико-электронной разведки оппонентов, также пытаются сделать это оружием для поражения реальных целей, например, ракет класса земля-воздух или воздух-воздух.Есть у американцев один проект, который использует такую лазерную пушку, с отдельной энергетической установкой, которая обеспечивает ее накачку перед выстрелами на корабле. Ее предполагается использовать для борьбы с противокорабельными ракетами и, возможно, беспилотными летательными аппаратами. Но это всё не серийное производство, оно находится только на стадии научно-исследовательских и конструкторских работ как у нас, так и за рубежом.— Насколько эффективна такая пушка? Ведь она работает только в пределах визуального поля.— Естественно, лазерный луч действует только в пределах дальности прямой видимости, то есть за горизонтом его действия, по определению, нет. Это первый недостаток таких систем. Второй недостаток — очень большое влияние конкретных погодных условий, состояния атмосферы в местах применения. Например, в дождь и снегопад эта система не работает. В туман ее действие резко осложняется и т. д.

Кроме того, требуется мощная энергия для накачки лазеров, которые действительно могут поражать цели, а не просто блокировать работу оптико-электронных приборов. Например, на корабле энергетическую установку, которая бы обеспечивала достаточную длительность работы такого лазера, еще как-то можно обеспечить, на самолете — уже проблематично, на автомобилях — еще больше проблем.Западные политики и военные очень сильно всполошились из-за того, что, дескать, у россиян есть разработка, позволяющая освещать полярные города. В частности, в Дипломатической академии Франции в 93-94-м годах это активно обсуждалось. Речь шла об эксперименте, но военные восприняли это как демонстрацию мощи и возможности в дальнейшем фокусировки луча вплоть до лазерного. Что это такое?Этот проект появлялся то ли в «Технике молодежи», то ли еще в каком-то нашем научно-популярном журнале в качестве идеи разместить на орбите отражающее зеркало и затем, перенаправляя на Землю солнечное излучение, освещать за Полярным кругом наши города, которые по полгода находятся в темноте.Но когда такие проекты, озвученные в СМИ, начинают читать инженеры, технологи и физики, то они сразу понимают, что всё это нереализуемо. Есть законы физики, которые нарушать никто не может, в том числе и во Французской академии.— Американцы же первыми заговорили о том, что они собираются ставить боевые лазеры на орбите?— Да, совершенно верно, это «Стратегическая оборонная инициатива», рейгановская программа. На нее повелись некоторые наши политические руководители, к сожалению, не слишком разбирающиеся в физике процессов. Слава Богу, мы не пошли по этому пути, но какие-то средства были затрачены на попытки создания систем противодействия.— Мы отстаем по беспилотным летательным аппаратам?— Наше отставание понятно чем обусловлено: когда порядка 20 лет армию и промышленность не финансируют, разработки прекращаются. В Советском Союзе продвижение с беспилотными летательными аппаратами было не хуже, чем у стран-оппонентов. Были беспилотники дальнего действия и ближнего тактического типа. Вполне на уровне того времени были аппараты.Затем эта работа прекратилась. За это время беспилотники шагнули далеко вперед за счет внедрения новых технологий. Сейчас мы, действительно, находимся в положении догоняющих, но догоняем довольно успешно. По беспилотным летательным аппаратам разведки, на тактическом уровне мы практически вышли или приближаемся к необходимому уровню.

— Западные СМИ пишут о минировании Россией побережий США ядерными боеприпасами. Что вам об этом известно?— Мне известно только то, что в СМИ, как правило, работают много людей, которых называют городскими сумасшедшими. Они абсолютно не в теме, но умеют поднимать виртуальное цунами в СМИ, раздувать страхи и т. д.Мне абсолютно точно известно, что в свое время американцы создали на границе между ФРГ и ГДР ядерный минный пояс. Я тогда командовал батальоном группы советских войск. С моим подразделением проводилось учение по преодолению и захвату ядерных минных заграждений. Вот это точно абсолютно. Наводило нас на эти закладки-колодцы специальное подразделение. Это реально было. Это тактическое ядерное оружие. Это делали американцы.Что касается наших ядерных закладок вдоль побережья США, ну это полный бред сумасшедшего журналиста.

chert-poberi.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о