Отношения Грузии и России сегодня (в 2018 году)

Не одну сотню лет между Россий и Грузией поддерживались дружественные отношения. Однако события августа 2008 года положили начало разрыва дипломатических связей между странами. Как можно охарактеризовать отношения Грузии и России сегодня (в 2018 году)?

Причина разрыва

Главным поводом послужил вооруженный конфликт, произошедший в августе 2008 года. Оппонентами выступили, с одной стороны, Грузия, с другой – Южная Осетия, Абхазия и Россия, которая вмешалась в противостояние. Произошло это после обстрела грузинскими боевиками столицы Южной Осетии города Цхинвал.

Буквально через несколько часов президент РФ объявил о введении в зону конфликта вооруженных сил. После нескольких дней военных действий было подписано мировое соглашение. Но позже Южная Осетия и Абхазия объявили себя независимыми государствами, а Российская Федерация эту независимость признала.

2 сентября этого же года Грузинская республика объявила о прекращении дипломатических связей с РФ. Власти подали заявление в международный суд против России, требуя привлечь страну к ответственности за нарушение Международной конвенции.

Последствия

Все это не могло не отразиться на дальнейшем экономическом и культурном развитии. Первым делом было закрыто посольство Российской Федерации в Грузии. Уже на следующий день, 3 сентября, со здания пропали вывески.

Выдача виз в РФ для грузинских граждан была приостановлена. Те, кто в этот момент находился на территории России, могли оставаться там до окончания срока действия визы. При форс-мажорных обстоятельствах ее могли продлить на десять дней. Но после нужно было покинуть страну.

Кроме того, была приостановлена трансляция российских телеканалов на территории Грузии, заблокированы русскоязычные сайты. Увеличился рост числа заявлений от грузинских граждан, находящихся в пределах РФ, о предоставлении статуса беженца.

Визовый режим между странами

Первые шаги к нормализации отношений были сделаны именно со стороны грузинских властей.  Это произошло после победы на президентских выборах Георгия Маргвелашвили. Враждебные настроения начали утихать, стало заметно сближение между государствами не только в экономическом, но и в туристическом плане.

Главным изменением последнего стало введение России в список стран, граждане которых могут посещать Грузию без оформления визовой отметки. Кроме РФ в этот перечень входит ещё 93 державы. Единственным ужесточением, действовавшим до июня 2015 года, был ограниченный срок пребывания. Иностранцы могли находиться в Грузии непрерывно лишь 90 дней в рамках одного полугода.

Лето 2015 года ознаменовалось нововведениями — срок непрерывного пребывания был увеличен до одного года. Кроме этого, граждане России могут учиться и работать в Грузии без оформления визового штампа.

Для пересечения границы на самолете потребуется лишь заграничный паспорт. Для тех же, кто планирует поездку на личном автомобиле, дополнительно нужно будет предъявить документы на транспортное средство и водительское удостоверение. Обязательное страхование автомобиля в грузинских законах нет, поэтому дополнительных трат не предвидится.

Если присутствует необходимость нахождения на грузинской территории больше одного года, следует обратиться с заявлением о предоставлении вида на жительство.

В Грузию после Абхазии или Осетии

Существующим законом об оккупированных территориях въезд в страну после посещения Южной Осетии или Абхазии запрещен. Это карается штрафом от 400 до 800 грузинских лари. В ряде случаев, в частности, при попытке проезда через границу на автомобиле, это заканчивается арестом нарушителя.

Если никаких отметок в паспорте о пребывании в Абхазии или Осетии не ставится, то можно спокойно проехать оттуда в Грузию. Главное, чтобы о предыдущем путешествии не стало известно.

Посещение России грузинами

Для поездки в Российскую Федерацию граждане Грузии обязаны оформить визовое разрешение. Этот режим был введен ещё в 2000 году для предотвращения проникновения в Россию экстремистских сил.

После переговоров о возможной отмене визового въезда, со стороны Евросоюза было заявлено о рассмотрении вопроса отмены виз для грузинских граждан. В связи с этим Россия упростила визовый режим для грузин. Им разрешено оформлять все виды виз любой кратности. Кроме того, для подтверждения гостевого визита не требуется подтверждение родства с приглашающей стороной и пиглашения, как это было ранее.

Виза оформляется в срок от 4 до 20 дней. Пакет документов зависит от целей поездки. Виза может быть выдана для работы или учебы на территории РФ, а также для частного визита или транзита. Максимальный срок туристической отметки ограничен одним месяцем пребывания.

Перспективы отношений

Упрощение визового режима считается одним из первых шагов к нормализации межгосударственных отношений. В торговых связях также намечены положительные сдвиги. Товарооборот увеличен, на прилавках можно снова видеть грузинское вино и минеральную воду. В развитии торговли Грузия заинтересована больше, нежели Россия. Кроме вина, планируется наладить поставки цитрусовых фруктов.

На сегодняшний день ведется неформальный диалог между странами. Проводятся регулярные встречи премьера Грузинской республики и замглавы МИД РФ. Укрепление коммуникаций является важным шагом к нормализации отношений. В частности, Грузия пошла на уступки при подписании соглашения с «Газпромом» — они согласились получать оплату за транзит в Армению деньгами, а не газом.

Но все же главным сдерживающим фактором в восстановлении отношений России и Грузии сегодня (в 2018 году) является статус Абхазии и Южной Осетии. По словам грузинских политиков, полноценная связь держав возможна лишь после аннулирования решения РФ.

turimm.com

NEWSru.com :: 10 лет "пятидневной войне": Медведев раскрыл тайные стороны конфликта РФ и Грузии

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года в Южной Осетии началась война, вошедшая в историю, как "пятидневная война". Этот вооруженный конфликт между вооруженными силами России и Грузии, продолжавшийся по 12 августа, начался с того, что в ночь на 8 августа Грузия подвергла массированному артобстрелу столицу Южной Осетии. Россия ввязалась в конфликт, объявив о начале "операции по принуждению к миру".

Грузинские военные, занявшие Цхинвал, вскоре были выбиты из него российской армией. Танки ВС РФ остановились под Тбилиси. В итоге противостояния Москва признала независимость Южной Осетии и Абхазии.

В 10-летнюю годовщину со дня начала "пятидневной войны" глава правительства России Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост президента страны, раскрыл россиянам некоторые тайные подробности того конфликта. Он объяснил, почему танки не стали входить в столицу Грузии, что будет, если Грузия войдет в НАТО, почему президента Михаила Саакашвили не казнили, рассказал о его психическом заболевании и напомнил, что Москва получила от признания Абхазии и Южной Осетии.

- Медведев назвал Саакашвили психически нездоровым человеком
- О казни Саакашвили и российских танках у Тбилиси
- Вхождение Грузии в состав НАТО может привести к новому конфликту
- Саакашвили ошибся: США не поддержали его в этом конфликте
- "Я думал и пришел к выводу": надо признавать независимость Южной Осетии и Абхазии
- Медведев: нельзя сравнивать войны России с Грузией и с Украиной
- О том, что получила Россия в результате "пятидневной войны"


- Пятая часть россиян даже не слышала о "пятидневной войне"

В интервью "Коммерсанту" он заявил, что неизбежности в начале не было. Однако к этому вынудило "безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили (Михаил Саакашвили - президент Грузии с 2004 по 2013 год) и его приспешников".

По его словам, напряженность в регионе возникла не в 2008 году, а в 1991-м, а то и раньше. Медведев уверен, что "напряженные отношения между отдельными составными частями на тот период Грузинской советской социалистической республики ощущались даже до того периода".

"Во время разговора с обычными людьми в каких-то ресторанчиках, еще где-то я почувствовал, что у них очень сложное отношение к тем процессам, которые в республике уже к тому времени набирали обороты, и к представителям близких этносов. То есть напряжение уже тогда чувствовалось на бытовом уровне", - вспомнил Медведев одну из своих поездок в Абхазию, тогда находившуюся в составе Грузии, в начале 1990-х годов.

"Поэтому корень проблем, конечно, заключается в том, что было в 1990-е годы, в тех решениях, которые принимала в 1990-е годы власть в Тбилиси и которые не были приняты ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. Вследствие этого возник конфликт, были введены миротворцы", - добавил премьер, напомнив, что до 2008 года "удавалось балансировать" негативные процессы, выступления, некоторые проявления насилия.

"Я думал и пришел к выводу": нет ничего лучше, чем признать независимость Южной Осетии и Абхазии

Что касается признания независимости Южной Осетии и Абхазии, то позиция России по этому вопросу в 2008 году была единой.

Медведев отметил, что дискуссии в прессе, обществе по данному вопросу были. "Дискуссии были, есть и будут всегда, это совершенно нормально для любого гражданского общества. Дискуссии были и тогда, достаточно поднять прессу того периода, в интернете посмотреть, какие были дискуссии. Но если говорить о позиции высшего политического руководства, то позиция была единой", - сказал глава кабмина РФ.

По его словам, признание суверенитета Южной Осетии и Абхазии было единственным лучшим решением. "После завершения военной составляющей кампании по "принуждению Грузии к миру" встал вопрос "А что дальше?" - естественно, прежде всего передо мной как главой государства. Я определенное время думал и пришел к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований, по всей вероятности, предложить невозможно. Я руководствовался прежде всего тем, чтобы сохранить прочный мир на будущее, сохранить стабильность в Закавказье, сохранить стабильность в нашем регионе. И это, на мой взгляд, был единственно возможный шаг", - рассказал глава российского правительства.

"Через некоторое время я переговорил с председателем правительства Владимиром Владимировичем Путиным. Он меня тоже в этом поддержал. После этого вопрос был вынесен на заседание Совета безопасности. Мы обсуждали, естественно, все нюансы этого решения, понимая, какую реакцию мы получим. Но в данном случае и другие коллеги по Совету безопасности меня также поддержали", - добавил Медведев. Он напомнил, что 26 августа 2008 года подписал указ о признании государственной независимости, суверенитета Южной Осетии и Абхазии.

Медведев назвал Саакашвили психически нездоровым человеком

Как объяснил Медведев, решение о необходимости признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии было продиктовано также и тем, что на посту президента Грузии в то время находился не вполне здоровый в психическом плане человек.

Иное решение вопроса или откладывание признания независимости оставило бы "поле или пространство для силовых действий".

"Если это независимые территориальные образования, если это государства, с которыми у нас есть договоры и с которыми у нас существуют соглашения о размещении там нашего воинского контингента, то тогда все ясно, никто ничего против них не будет делать... А если это подвешенная ситуация, значит, тогда можно периодически провокации какие-то совершать, рассчитывать на то, что в результате каких-то очередных дурацких военных кампаний удастся что-то оторвать и так далее", - пояснил свою мысль Медведев.

А с учетом того, что во главе Грузии в тот период стоял такой несбалансированный в психическом смысле человек, как Михаил Саакашвили, другого варианта просто не было. Может быть, если бы там было другое руководство, можно было что-то и обсуждать. Но я уверен, что другое руководство просто не приняло бы такого безобразного решения о нападении на стариков и детей, нападении на российских миротворцев и, по сути, объявлении войны Российской Федерации", - добавил премьер.

О казни Саакашвили и российских танках у Тбилиси

Председатель правительства РФ рассказал, что во время конфликта в августе 2008 года у России не было цели разгромить Грузию и казнить ее президента Михаила Саакашвили.

Отвечая на вопрос о том, почему российские танки остановились в 10 километрах от Тбилиси, он назвал цели, которые тогда ставились, - необходимо было выбить грузинские войска из Цхинвала, "навести порядок" и предотвратить возможность дальнейшей эскалации насилия, военных действий.

Медведев, занимавший тогда пост президента, подчеркнул, что цель России не заключалась в том, чтобы разгромить Грузию или казнить Саакашвили. "Я считаю, что я правильно поступил, когда принял решение о том, чтобы проявить сдержанность и не форсировать дальнейшие действия", - сказал он.

В конечном счете, как отметил он, это дало возможность "успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами".

"Самое главное, был сделан вывод, что агрессию начала Грузия. И этого уже из истории не вычеркнут", - отметил он.

Он не "считал правильным этот градус, что называется, противостояния поддерживать", поэтому принял решение "развернуть войска и вернуть их в нашу страну".

Саакашвили ошибся: США не поддержали его в этом конфликте

Перед началом агрессии против Южной Осетии возглавлявший тогда Грузию Михаил Саакашвили полагал, что США поддержат его "при любых раскладах", считает премьер-министр РФ Дмитрий Медведев.

"К тому времени, я думаю, у Саакашвили сформировалось жесткое убеждение в том, что американцы поддержат его при любых раскладах", - отметил премьер.

"Я думаю, к тому времени он уже провел полномасштабные консультации со своими покровителями - в данном случае речь идет прежде всего о Соединенных Штатах Америки", - сказал Медведев, назвав имена контактировавших в то время с грузинским президентом высокопоставленных представителей США, в том числе - госсекретаря Кондолизу Райс.

"Когда я только вступил в должность президента, он сказал, что хотел бы восстановить отношения, что рассчитывает дружить - в общем, наговорил массу приятных слов, - отметил премьер. - Я это все послушал и говорю: "Хотите развивать отношения - давайте будем развивать. Нам нужны нормальные, дружеские отношения с нашим соседом - Грузией, мы к этому готовы".

По словам Медведева, он также говорил о готовности Москвы помочь Тбилиси и "потихоньку и аккуратно" способствовать разрешению внутреннего конфликта в Грузии. Премьер упомянул, что страна могла бы сохраниться как в форме федерации, так и конфедерации "или еще как-то" - в соответствии с выбором народов, населявших Грузию.

Медведев указал, что тогда Саакашвили выразил готовность к такой работе, "а потом как-то пропал". "Я отчетливо помню, что где-то с начала июля 2008 года он ушел со связи", - сказал Медведев. По мнению главы кабмина, уже тогда это была "выработанная линия" президента Грузии.

"Он, с одной стороны, рассчитывал, что новый руководитель РФ займет какую-то иную позицию во взаимоотношениях с его правительством и с ним лично, - полагает Медведев. - Иными словами: просто не будет вмешиваться в те процессы, которые будут там идти, не будет никак реагировать на действия, которые могут быть предприняты в отношении и наших миротворцев, и, самое главное, граждан Российской Федерации, которые жили и в Абхазии, и в Южной Осетии".

Вхождение Грузии в состав НАТО может привести к новому конфликту

Премьер в интервью "Коммерсанту" заявил, что рассчитывает на то, что у руководства НАТО хватит сообразительности не принимать в состав Североатлантического альянса Грузию, так как это может привести к конфликту.

Напомним, 12 июля генсек НАТО Йенс Столтенберг подтвердил намерение организации принять Грузию в альянс, не уточнив, когда это может произойти.

Комментируя данное обещание, Медведев отметил, что "это может привести к потенциальному конфликту, вне всякого сомнения, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия - это самостоятельные государства, с которыми у нас дружественные отношения, и государства, в которых находятся наши военные базы".

"Мы понимаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжелым последствиям. Поэтому я надеюсь, что у руководства НАТО достанет все-таки сообразительности ничего не предпринимать в этом направлении", - сказал Медведев.

Недавнее же очередное подтверждение со стороны Североатлантического альянса намерения принять в свой состав Грузию Медведев назвал "абсолютно безответственной позицией". "Это просто угроза миру. Мы все понимаем, что на территории Грузии существует определенное напряжение, что Грузия рассматривает сопредельные территории, или, с нашей точки зрения, государства, как свои", - сказал Медведев, отметив, что "это может спровоцировать страшный конфликт".

"Непонятно, зачем это надо. Если это просто дипломатическая уловка, типа "мы вас примем, не волнуйтесь", а на самом деле ничего делать не будем, - это другая история, пусть тогда наши коллеги из Североатлантического альянса посмотрят еще по сторонам, еще чего-нибудь придумают умного. Можно, например, и Косово принять в Североатлантический альянс; можно, например, Республику Северного Кипра принять в Североатлантический альянс. Это как, улучшит ситуацию в мире?" - задал риторический вопрос Медведев.

Медведев: нельзя сравнивать войны России с Грузией и с Украиной

Ситуацию вокруг Грузии в 2008 году нельзя сравнивать с той, что сложилась после украинских событий 2014 года, и если бы власти Украины проявили сбалансированность, ситуация была бы гораздо проще, считает премьер-министр России Дмитрий Медведев.

Отвечая на вопрос, почему последствия после событий 2008 года в отношениях России и Запада были преодолены быстро, но сейчас после украинский событий этого до сих пор не удается сделать, Медведев заявил, что "это разные ситуации".

"И люди там другие уже работают: наши партнеры совершенно другую позицию занимают. Но самое главное, что это просто принципиально разные истории. Хотя, скажем прямо, позиция российской стороны заключается в том, что и применительно к событиям, которые случились на Украине, если бы наши партнеры проявили большую кооперабельность, если бы они не пытались сразу перевести стрелки на Российскую Федерацию, а проявили бы лучшую сбалансированность, как это, например, было в 2008 году, ситуация была бы гораздо проще", - сказал российский премьер.

О том, что получила Россия в результате "пятидневной войны

Отвечая на вопрос, что же получила Россия, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, премьер Дмитрий Медведев заявил, что это - мир и защита проживающих там своих граждан.

"Россия получила главное - мир. Мы смогли защитить своих граждан - их много, граждан Российской Федерации, которые живут и в Абхазии, и в Южной Осетии. И у нас не болит постоянно голова о том, что в какой-то момент будет очередное нападение, нам придется вмешиваться, защищать наших граждан, защищать нашу безопасность, давать какой-то ответ. В результате просто в регионе все понятно. И это самое главное", - сказал Медведев.

И теперь Россия готова выстраивать полноценный диалог с новым руководством Грузии.

"Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали. Если грузинские коллеги будут готовы к тому, чтобы их восстановить, мы, естественно, возражать не будем", - подчеркнул Медведев, напомнив, что в Грузии сейчас другое правительство.

"Если говорить о карьере Саакашвили, то она, по всей вероятности, в Грузии завершена, что, мне кажется, очень хорошо для самой Грузии. А с новым руководством - безотносительно даже к тому, как их фамилии, какова их партийная принадлежность - мы готовы выстраивать отношения", - заверил российский премьер.

Он напомнил, что за последние годы в отношениях двух стран "произошла существенная активизация торгово-экономического сотрудничества, туристического общения, самолеты летают, люди приезжают в Грузию отдыхать".

"В конечном счете, я надеюсь, это будет способствовать и нормализации политических контактов и возобновлению полноценного диалога между Москвой и Тбилиси", - добавил он.

www.newsru.com

Абашидзе в отношениях России и Грузии видит и динамику, и безысходность

После снятия Россией в 2013 году эмбарго на грузинские товары, действовавшего с 2006 года, сторонам удалось почти в полном объеме восстановить торговые связи, заявил спецпредставитель премьер-министра Грузии по связям с Россией Зураб Абашидзе. Есть «неплохая динамика» — в 2017 году товарооборот увеличился почти на 33% и приблизился к $ 1 млрд, подчеркнул он.

«Восстановлены и нарастающими темпами развиваются пассажирское и грузовое транспортные сообщения. Есть прямые авиарейсы, связывающие российские города с Тбилиси, Батуми и Кутаиси. Через Грузию проходят важные транзитные маршруты и этим пользуются как грузинские и российские компании, так и наши соседи, торгующие с РФ. Все это способствовало увеличению количества туристов из России — в прошлом году Грузию посетили 1 млн 400 тыс. россиян. Для многих из них было приятным открытием, что грузины вполне гостеприимные и дружелюбные люди, у которых с Россией много общего, что Грузия, несмотря на множество проблем, развивается в условиях реально функционирующей демократической системы», — заявил в интервью обозревателю «НГ»

дипломат.

Абашидзе отметил, что в рамках переговорного формата «Карасин — Абашидзе» они с замминистра ИД России Григорием Карасиным договорились о «спецсписке», в который включены граждане России и Грузии, которые отбывают длительные сроки по обвинению в шпионаже

«Восемь граждан Грузии были освобождены досрочно, и уже вернулись к своим семьям. Мы продолжим работу над этой деликатной темой… Скажем так — еще несколько человек (продолжают отбывать наказание). Но по большинству вопрос уже решен. И я думаю, что в этом вопросе будет прогресс», — сказал Абашидзе.

По словам спецпредставителя премьера Грузии, начиная диалог в Праге в 2013 году, он и его российский коллега надеялись, что «восстановление торговли, развитие туризма и гуманитарных связей положительно повлияют на двусторонние политические отношения».

«С 2008 года они находятся в глубоком тупике. Москва не собирается отказываться от признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Грузия же никогда с этим не смирится. Сегодня эти два грузинских региона все больше интегрируются в российское пространство. Там наращивается российское военное присутствие. Кстати, как раз на днях туда были поставлены десятки единиц новейшей российской военной техники. На этих территориях грубо нарушаются права грузинского населения. Люди живут в постоянном страхе. Все это противоречит международному праву, принципам территориальной целостности, суверенитета Грузии, а часто и элементарным человеческим нормам… Все это вызывает ощущение безысходности», — отметил Зураб Абашидзе.

В такой ситуации, по словам грузинского дипломата, «самый малый конфликт может быстро перерасти в неуправляемый процесс», создавая угрозы безопасности и стабильности не только в Грузии, но и на всем Южном Кавказе. Абашидзе отметил, что с учетом регионального контекста ситуация не «настраивает на оптимизм».

▼ читать продолжение новости ▼

Отвечая на вопрос о возможной реализации соглашения «Об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли», подписанного Россией и Грузией в 2011 году, Абашидзе заявил, что после довольно длительного подготовительного периода грузинская сторона в декабре 2017 года подписала контракт со швейцарской компанией SGS.

«Сейчас черед российской стороны оформить аналогичный контракт. После чего должен начаться этап имплементации этого неординарного проекта. Хочу особо подчеркнуть: это грузино-российское соглашение. В этом контексте все вопросы должны рассматриваться в Тбилиси и Москве при содействии швейцарских коллег… Это грузино-российское соглашение и касается двусторонних отношений», — повторил дипломат.

Говоря о возможном прогрессе в российско-грузинских отношениях в 2018 году, Зураб Абашидзе сказал, что в августе 2018 года исполнится 10 лет «трагическому военному конфликту, который оставил тяжелейший след в памяти грузинского народа», и в нынешней ситуации вопрос восстановления дипотношений не стоит.

«И сегодня перед нами выбор — либо мы будет готовиться по случаю „юбилея“ к заявлениям и взаимным обвинениям, либо предпримем конкретные шаги для поэтапного выруливания ситуации для выхода из тупика. Для этого требуются политическая воля, определенная доля неординарного мышления и поиск друзей, а не врагов. Ведь речь идет не о том, чтобы идти против кого-то. Думаю, что на встрече в Праге в конце января у нас с Григорием Карасиным состоится деловой разговор с определенными конкретными результатами. Однако принципиально важно, чтобы появилась новая позитивная динамика обсуждений сложных политических вопросов. В этой связи премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили недавно предложил повысить уровень представительства в женевском формате международных дискуссий. Полагаю, Москва могла бы реально содействовать прямому грузино-абхазскому и грузино-осетинскому диалогу. В этом заинтересовано международное сообщество, которое практически полностью разделяют позицию Грузии», — заключил Абашидзе.

Тбилиси разорвал дипломатические отношения с Россией в 2008 году в связи с признанием Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, которое произошло после агрессии Грузии против Южной Осетии. С тех пор посредником между Россией и Грузией является Швейцария. Взаимоотношения стран на сегодняшний день регулируются в рамках двух форматов — Женевских дискуссий, которые проходят при посредничестве ЕС, ООН и ОБСЕ, с участием делегаций из Грузии, России, США, Абхазии и Южной Осетии, а также в формате «Карасин — Абашидзе», основанном в конце 2012 года после прихода к власти в Грузии коалиции «Грузинская мечта». Формат встреч не предусматривает рассмотрения политических вопросов, на них решаются сугубо конкретные вопросы торговли, транспортного сообщения, культурно-гуманитарного сотрудничества.

eadaily.com

Медведев: Россия и НАТО могут столкнуться в «страшном конфликте», если Грузия присоединится к альянсу | Политика | ИноСМИ

Премьер-министр России Дмитрий Медведев предупредил, что планы Грузии по вступлению в НАТО могут привести к полномасштабному конфликту между Россией и Западом. Медведев сделал жесткое предупреждение в интервью радиостанции «Коммерсантъ FM», сообщает ТАСС.

Премьер-министр заявил, что вступление Грузии в НАТО, о чем была достигнута договоренность на саммите альянса в 2008 году, может спровоцировать «страшный конфликт» с катастрофическими результатами. Грузия, небольшая страна, расположенная на Кавказе, в 2008 году вступила в короткую, но дорогостоящую для себя войну с Россией из-за сепаратистских Южной Осетии и Абхазии, которых поддерживал Кремль.

Медведев сказал, что эта война не была «неизбежной». Для грузин, однако, конфликт был доказательством того, что без поддержки такого мощного многонационального альянса, как НАТО, стране всегда будет угрожать Россия.

ИноСМИ
Президент Владимир Путин рассматривает любую попытку расширения НАТО как стратегическую угрозу для России, не в последнюю очередь, когда те, кто присоединяется к блоку, граничат с Россией. На саммите НАТО в 2008 году в Бухаресте страны Североатлантического альянса договорились, что Грузия и Украина станут членами НАТО в какой-то момент в будущем, хотя точные сроки не были установлены. Кремль посчитал это попыткой окружить Россию врагами.

На саммите этого года в Брюсселе генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подтвердил намерение НАТО принять Грузию в качестве полноправного члена. Тысячи грузинских и натовских солдат начали двухнедельные военные учения «Ноубл партнер — 2018» («Благородный партнер») в Грузии.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили на окрытии учений выступил с речью, в которой высказался против поддержки Россией сепаратистских регионов, заявив военнослужащим: «Сегодня вы находитесь на территории страны, 20 процентов которой абсолютно незаконно оккупировано соседней Россией».

Учения подверглись резкой критике со стороны российских официальных лиц, а пресс-секретарь МИД России Мария Захарова заявила, что они являются попыткой «проецировать силовое давление, в первую очередь на Южную Осетию, Абхазию и Россию». Она добавила: «Стабильность и безопасность — это конструктивный диалог, а не вертолеты и танки».

Аннексия Россией Крыма в 2014 году и ее поддержка сепаратистов на востоке Украины нанесли ущерб отношениям между Москвой и Западом. Поддержка Путиным сирийского президента Башара Асада против поддерживаемых Западом повстанцев и вмешательство России в выборы в Европе и США стали еще одним ударом по отношениям.

В прошлом месяце министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что страна развернула тысячи новых войск и транспортных средств на своих западных границах для защиты от угрозы НАТО. «Укрепление России как независимого международного игрока не дает покоя нашим коллегам по НАТО, — сказал Шойгу в ходе заседания Минобороны. — Страны НАТО пытаются воспрепятствовать появлению в лице России геополитического конкурента, имеющего союзников».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

"20% нашей территории оккупировано. Сколько еще надо уступить?" Спецпредставитель Грузии – о конфликте с Россией

— Зураб, уже прошло десять лет после разрыва отношений между Грузией и Россией. Как вы сейчас оцениваете отношения между двумя странами? Что удалось восстановить за это время и удалось ли вообще в принципе?

— В политическом плане наши отношения, к сожалению, находятся в тупике. Межгосударственных отношений практически нет, дипломатических связей нет, специальных контактов нет. Есть торговые связи и гуманитарные контакты.

После признания Россией независимости Абхазии и Цхинвальского региона Южной Осетии отношения были разорваны, и восстановить их в этой ситуации не представляется возможным. Россия не готова забрать обратно свое решение о признании этих регионов, а мы смириться с этой ситуацией никак не можем. Поэтому получается заколдованный круг.

— О чем общаются Россия и Грузия на сегодняшний момент?

— У нас два формата, где мы встречаемся. Один – международный, так называемые Женевские международные консультации при участии международных организаций: Евросоюза, ООН, ОБСЕ, США. Там в основном обсуждаются самые сложные проблемы, связанные с этими регионами: вопросы безопасности, гуманитарного характера.

Есть и другой формат, тоже двусторонний – так называемый Пражский формат. Там я встречаюсь с моим российским коллегой Григорием Карасиным, заместителем министра иностранных дел. Самые сложные вопросы – Абхазии и самопровозглашенной Южной Осетии – обсуждаются в Женеве. А мы вдвоем обсуждаем конкретные прагматичные вопросы.

— Уже прошло десять лет с момента окончания военных действий. Сейчас к чему-то пришли эти переговоры или нет?

— Российская сторона не выполняет обязательства, взятые на себя в мирном соглашении. Один из основных пунктов этого соглашения заключался в том, что Россия должна была вывести свои войска из оккупированных регионов на те позиции, где они находились до начала военного конфликта. Но этого не происходит. Россия ставит вопрос таким образом, что после признания Москвой независимости Абхазии и так называемой Южной Осетии вопрос о выводе российских войск из этих регионов уже неактуален. Поскольку Москва подписала двусторонние соглашения с этими так называемыми независимыми государствами, и ее войска там находятся уже на легальной правовой основе.

Мы настаиваем именно на выводе войск, а у России всякий раз свое видение, когда мы начинаем обсуждать вопросы, связанные с Абхазией и с Южной Осетией. Ответ приблизительно таков: мы эти регионы признали независимыми государствами, они таковыми и являются, так что если у вас есть какие-то вопросы, проблемы – обращайтесь напрямую к ним. Но мы это делать не можем, поскольку легализовать де-факто власти этих регионов мы не можем. И крутимся в этом заколдованном кругу.

— В этом году испытанием для отношений двух стран стало, наверное, дело Арчила Татунашвили, гражданина Грузии, который погиб на территории самопровозглашенной Южной Осетии. К чему вы пришли в переговорах с Москвой о подобных пограничных инцидентах?

— В этих регионах постоянно происходят драматические события на разделительной линии. Постоянно, если не каждый день, мы счет потеряли, сколько уже было за этот год таких случаев.

Задерживают людей, арестовывают за нарушение так называемой границы, везут в СИЗО, потом забирают последние деньги. Их возвращают, конечно, если что-то худшее не происходит.

— Вы имеете в виду, что это делает российская сторона, я правильно понимаю?

— Безусловно, да. Так называемую "границу" контролируют российские пограничники. А тот случай, который вы упомянули, – это уже из ряда вон выходящая трагедия: убили молодого парня и в течение месяца потом его тело не возвращали семье. И в каком состоянии его вернули – это особая история. В течение месяца мы задействовали все каналы, которые можно было задействовать: и наблюдателей Евросоюза, и прямые какие-то неформальные, неофициальные контакты. В конце концов, через месяц вернули тело погибшего. И он находился в таком состоянии, что совершенно ясно были следы насилия, что человек погиб в силу нечеловеческих обстоятельств.

А второй случай – это уже недалеко от Зугдиди, от разделительной линии с Абхазией. Там тоже молодого парня застрелили. Это зафиксировано на видео, онлайн, там вопросов быть не может. Известна фамилия человека, который застрелил этого парня, мы старались, чтобы против стрелявшего было возбуждено дело, чтобы его передали грузинской стороне. Но там абсолютно никакого движения в этом плане нет. Абхазские представители, которые участвуют с определенным статусом в Женевских консультациях, даже обсуждать эту тему не хотят уже.

— Как вы думаете, что реально можно сделать для выхода из тупика в отношениях России и Грузии сейчас?

— Можно многое сделать. Но прежде всего надо иметь политическую волю. С нашей стороны такая политическая воля есть, мы готовы к диалогу. Но мы считаем, что прежде всего российская сторона должна выполнить свои обязательства, связанные с соглашением 2008 года, о выводе войск из этих регионов.

— Готова ли Грузия пойти на какие-либо уступки для улучшения отношений двух стран?

— Что вы имеете в виду? Что нам еще уступать? 20% нашей территории оккупировано. Сколько еще надо уступить, чтобы кому-то это понравилось?

— Я имею в виду для того, чтобы найти хоть какой-то компромисс с Россией, какое-то решение этой проблемы.

— Подход российской стороны таков, что Россия признала независимость этих так называемых "государств". И, с точки зрения Москвы, все: они поставили жирную точку. Так что никакого обсуждения в принципе не происходит.

Но в тупике находятся не только наши отношения с Россией. В тупиковой ситуации находятся и эти регионы, потому что если реально смотреть на вещи, у их государственности в принципе никакой перспективы нет. Я думаю, и в Москве тоже понимают, и в Сухуми, и в Цхинвали, что реально перспектив нет.

— Зураб, небольшое уточнение: я правильно понимаю, что Грузия сейчас ждет каких-то кардинальных шагов от России?

— Нет. О кардинальных шагах не идет речь. Речь идет о том, чтобы прежде всего Россия взяла на себя международные обязательства от 2008 года в соответствии с соглашением о прекращении огня. Каких-то кардинальных решений, каких-то прорывных шагов мы не ожидаем, реалистично смотря на состояние дел, но начать какое-то пошаговое движение вперед было бы разумно. Потому что постоянно такая тупиковая ситуация, наверное, продолжаться не может.

www.currenttime.tv

«Что нам еще уступать? Пятая часть Грузии оккупирована». Спецпредставитель Грузии – о конфликте с Россией

Как Россия укрепляет свое влияние в сепаратистских регионах и что сегодня, через 10 лет после открытого военного конфликта, происходит в Абхазии и Южной Осетии.

Об этом рассказывает спецпредставитель премьер-министра Грузии по вопросам отношений с Россией Зураб Абашидзе в интервью "Настоящему Времени".

–​ Зураб, уже прошло десять лет после разрыва отношений между Грузией и Россией. Как вы сейчас оцениваете отношения между двумя странами? Что удалось восстановить за это время и удалось ли вообще в принципе?

Россия не готова отозвать свое решение о признании этих регионов, а мы – смириться с этой ситуацией никак не можем

– В политическом плане наши отношения, к сожалению, находятся в тупике. Межгосударственных отношений практически нет, дипломатических связей нет, специальных контактов нет. Есть торговые связи и гуманитарные контакты.

После признания Россией независимости Абхазии и Цхинвальского региона Южной Осетии отношения были разорваны, и восстановить их в этой ситуации не представляется возможным. Россия не готова отозвать свое решение о признании этих регионов, а мы – смириться с этой ситуацией никак не можем. Поэтому получается заколдованный круг.

О чем общаются Россия и Грузия на сегодняшний момент?

– У нас два формата, где мы встречаемся. Один – международный, так называемые Женевские международные консультации при участии международных организаций: Евросоюза, ООН, ОБСЕ, США. Там в основном обсуждаются самые сложные проблемы, связанные с этими регионами: вопросы безопасности, гуманитарного характера.

Есть и другой формат, тоже двусторонний – так называемый Пражский формат. Там я встречаюсь с моим российским коллегой Григорием Карасиным, заместителем министра иностранных дел. Самые сложные вопросы – Абхазии и самопровозглашенной Южной Осетии – обсуждаются в Женеве. А мы вдвоем обсуждаем конкретные прагматичные вопросы.

По теме: «Помню, как другу оторвало ногу». Военный врач – о российско-грузинской войне

Уже прошло десять лет с момента окончания военных действий Сейчас к чему-то пришли эти переговоры или нет?

– Российская сторона не выполняет обязательства, взятые на себя в мирном соглашении. Один из основных пунктов этого соглашения заключался в том, что Россия должна была вывести свои войска из оккупированных регионов на те позиции, где они находились до начала военного конфликта. Но этого не происходит. Россия ставит вопрос таким образом, что после признания Москвой независимости Абхазии и так называемой Южной Осетии вопрос о выводе российских войск из этих регионов уже неактуален. Поскольку Москва подписала двусторонние соглашения с этими так называемыми независимыми государствами, и ее войска там находятся уже на легальной правовой основе.

Россия должна была вывести свои войска из оккупированных регионов на те позиции, где они находились до начала военного конфликта. Но этого не происходит

Мы настаиваем именно на выводе войск, а у России всякий раз свое видение, когда мы начинаем обсуждать вопросы, связанные с Абхазией и с Южной Осетией. Ответ приблизительно таков: мы эти регионы признали независимыми государствами, они таковыми и являются, так что если у вас есть какие-то вопросы, проблемы – обращайтесь напрямую к ним. Но мы это делать не можем, поскольку легализовать де-факто власти этих регионов мы не можем. И крутимся в этом заколдованном кругу.

В этом году испытанием для отношений двух стран стало, наверное, дело Арчила Татунашвили, гражданина Грузии, который погиб на территории самопровозглашенной Южной Осетии. К чему вы пришли в переговорах с Москвой о подобных пограничных инцидентах?

– В этих регионах постоянно происходят драматические события на разделительной линии. Постоянно, если не каждый день, мы счет потеряли, сколько уже было за этот год таких случаев.

Задерживают людей, арестовывают за нарушение так называемой границы, везут в СИЗО, потом забирают последние деньги. Их возвращают, конечно, если что-то худшее не происходит.

Вы имеете в виду, что это делает российская сторона, я правильно понимаю?

– Безусловно, да. Так называемую "границу" контролируют российские пограничники. А тот случай, который вы упомянули, – это уже из ряда вон выходящая трагедия: убили молодого парня и в течение месяца потом его тело не возвращали семье. И в каком состоянии его вернули – это особая история. В течение месяца мы задействовали все каналы, которые можно было задействовать: и наблюдателей Евросоюза, и прямые какие-то неформальные, неофициальные контакты. В конце концов, через месяц вернули тело погибшего. И он находился в таком состоянии, что совершенно ясно были следы насилия, что человек погиб в силу нечеловеческих обстоятельств.

А второй случай – это уже недалеко от Зугдиди, от разделительной линии с Абхазией. Там тоже молодого парня застрелили. Это зафиксировано на видео, онлайн, там вопросов быть не может. Известна фамилия человека, который застрелил этого парня, мы старались, чтобы против стрелявшего было возбуждено дело, чтобы его передали грузинской стороне. Но там абсолютно никакого движения в этом плане нет. Абхазские представители, которые участвуют с определенным статусом в Женевских консультациях, даже обсуждать эту тему не хотят уже.

Как вы думаете, что реально можно сделать для выхода из тупика в отношениях России и Грузии сейчас?

– Можно многое сделать. Но прежде всего надо иметь политическую волю. С нашей стороны такая политическая воля есть, мы готовы к диалогу. Но мы считаем, что прежде всего российская сторона должна выполнить свои обязательства, связанные с соглашением 2008 года, о выводе войск из этих регионов.

Готова ли Грузия пойти на какие-либо уступки для улучшения отношений двух стран?

– Что вы имеете в виду? Что нам еще уступать? 20% нашей территории оккупировано. Сколько еще надо уступить, чтобы кому-то это понравилось?

Я имею в виду для того, чтобы найти хоть какой-то компромисс с Россией, какое-то решение этой проблемы.

– Подход российской стороны таков, что Россия признала независимость этих так называемых "государств". И, с точки зрения Москвы, все: они поставили жирную точку. Так что никакого обсуждения в принципе не происходит.

Но в тупике находятся не только наши отношения с Россией. В тупиковой ситуации находятся и эти регионы, потому что если реально смотреть на вещи, у их государственности в принципе никакой перспективы нет. Я думаю, и в Москве тоже понимают, и в Сухуми, и в Цхинвали, что реально перспектив нет.

Зураб, небольшое уточнение: я правильно понимаю, что Грузия сейчас ждет каких-то кардинальных шагов от России?

– Нет. О кардинальных шагах не идет речь. Речь идет о том, что прежде всего Россия взяла на себя международные обязательства от 2008 года в соответствии с соглашением о прекращении огня. Каких-то кардинальных решений, каких-то прорывных шагов мы не ожидаем, реалистично смотря на состояние дел, но начать какое-то пошаговое движение вперед было бы разумно. Потому что постоянно такая тупиковая ситуация, наверное, продолжаться не может.

ru.krymr.com

Россия ведет гибридную войну против Грузии | Политика | ИноСМИ

Svenska Dagbladet, Швеция
© AP Photo, Shakh AivazovВыбор Грузии

Россия полагается на широкий ассортимент различных средств воздействия, чтобы влиять на принятие решений в грузинском правительстве, пишет Никлас Нильссон, сотрудник Шведской военной академии и Института политики безопасности и развития

Никлас Нильссон (Niklas Nilsson)

Кризис на Украине актуализировал агрессивную политику России по отношению к государствам по соседству, и последствия этого повлияли на политику безопасности в Балтийском регионе. Завтра Институт политики безопасности и развития представит мое исследование «Российские тактики гибридной войны в Грузии», которое во всей полноте выявляет совокупность попыток России усилить влияние на эту страну.


Украина сыграла роль стартового выстрела для такого типа действий со стороны России, какой часто называют гибридной войной. Многие постсоветские государства стали мишенью ряда комбинированных и синхронизированных методов давления, особенно с тех пор, как в 2001 году (в 2000 — прим. перев.) к власти пришел Владимир Путин.


Пожалуй, самым важным примером можно назвать Грузию, у которой с момента обретения независимости в 1991 году сложились весьма конфликтные отношения с Россией. Фактически в Грузии Россия опробовала многие тактики гибридной войны, которые позже привлекли к себе внимание на Украине. Например, Россия впервые применила гибридные средства во время вооруженного конфликта с Грузией в 2008 году.


Когда между Россией и Грузией возникают конфликты, Россия полагается на широкий ассортимент различных средств воздействия, чтобы влиять на принятие решений в грузинском правительстве, в особенности по вопросам внешней политики и политики безопасности. Эти средства включают в себя традиционные ресурсы государства и основываются на применении военной силы или соответствующих угрозах; на дипломатическом давлении, связанном с российским контролем над двумя отколовшимися от Грузии регионами — Абхазией и Южной Осетией; и на экономически зависимом положении Грузии, не в последнюю очередь в энергетике и в области экспорта сельскохозяйственной продукции.


Die Tageszeitung
EurasiaNet
Civil.ge
Civil.ge
The Economist
Кроме того, Россия использовала неоднозначные и подрывные методы воздействия на грузинские политику и общество. Эти методы включали в себя поддержку определенных политиков и неправительственных организаций с целью склонить политический и общественный климат в сторону, благоприятную для России. Также применялись кибератаки и операции информационного воздействия, прежде всего через интернет-издания.


Во всем этом прослеживается одна тенденция — попытки дискредитировать сотрудничество Грузии с ЕС и НАТО, а также угрозы безопасности страны, ее экономике и традиционным грузинским ценностям. Прежде всего эти попытки были нацелены на раздувание социально-консервативных течений в стране. Например, права этнических и сексуальных меньшинств пытались представить как нечто навязанное Евросоюзом. Связанные с Россией политики и негосударственные организации отстаивали позицию нейтралитета и тем самым свободы действий во внешнеполитических делах Грузии.


В действительности у нейтральной Грузии едва ли было бы больше свободы действий. Напротив, именно прозападный курс страны сделал возможной помощь извне, которая и стала предпосылкой ограничения влияния России.
Напротив, в отличие от Украины или Молдавии, где часть граждан симпатизируют России, в Грузии в такого типа информационных операциях бывает крайне мало пророссийских сигналов. В стране, где абсолютное большинство населения настроено по отношению к России и ее внешней политике глубоко критически, это было бы бессмысленно. И это показывает, насколько сигналы подобного типа изощренны и требуют определенного контекста.


В последние годы Грузия пережила глубокий экономический кризис с лавинообразной инфляцией и высокой безработицей. Экономические преимущества сотрудничества с Евросоюзом в рамках Восточного партнерства долгосрочны, однако весьма абстрактны для немалой части населения. Партнерство с НАТО, несомненно, привело к качественному развитию грузинской обороны и обеспечило Грузии место на карте политики безопасности в глазах США и прочих важных действующих лиц на Западе.


Однако членство в этих организациях для Грузии неактуально, во всяком случае в обозримом будущем. Преимущества, полученные правительствами страны в результаты интеграции с ЕС и НАТО, — экономическое развитие и безопасность — становятся все менее правдоподобными на фоне экономических трудностей и российских демонстраций силы. Сегодня в стране растет меньшинство, заявляющее, что прежде очень прозападная политика страны требует пересмотра, и Грузии лучше искать членства в Евразийском союзе под руководством России.


Украинский кризис обнажил уязвимость Грузии и других стран-соседей России, не входящих в НАТО, однако проблемы Грузии не стоит преувеличивать. За прошедшие годы Россия направляла против Грузии целый ряд экономических и военных мер, к которым относится и война 2008 года, но Грузия выстояла и сохранила тот внешнеполитический курс, который большинству граждан и их политических представителей представлялся желательным. Российские действия скорее даже укрепили их решимость.


Вопрос — в том, насколько эта политика жизнеспособна в перспективе, в особенности учитывая внутренние трения в сегодняшнем ЕС и сомнения в смысле НАТО после избрания Дональда Трампа. В этом отношении эффективность российских гибридных тактик прямо связана с тем, насколько крепки отношения западных организаций с государствами к востоку от границ ЕС.


Никлас Нильссон — доцент кафедры военных наук Шведской военной академии и научный сотрудник и редактор Института политики обороны и безопасности (ISDP).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *