Содержание

Карибский (Кубинский) кризис 1962 года

Карибский (Кубинский) кризис 1962 года — резкое обострение международной обстановки, вызванное угрозой войны между СССР и США из-за размещения советского ракетного оружия на Кубе.

В связи с непрекращающимся военным, дипломатическим и экономическим давлением США на Кубу советское политическое руководство по ее просьбе в июне 1962 года приняло решение о развертывании на острове советских войск, в том числе ракетных (кодовое название «Анадырь»).

Это объяснялось необходимостью предотвратить вооруженную агрессию США на Кубу и противопоставить советские ракеты американским, развернутым в Италии и Турции.

Для выполнения указанной задачи было намечено разместить на Кубе три полка ракет средней дальности Р-12 (24 пусковые установки) и два полка ракет Р-14 (16 пусковых установок) — всего 40 ракетных установок с дальностью действия ракет от 2,5 до 4,5 тысячи километров. С этой целью была сформирована сводная 51-я ракетная дивизия в составе пяти ракетных полков из разных дивизий.

Общий ядерный потенциал дивизии в первом пуске мог достичь 70 мегатонн. Дивизия в полном составе обеспечивала возможность поражения военно-стратегических объектов почти на всей территории США.

Примерная численность Группы советских войск на Кубе (ГСВК) планировалась в пределах 44-60 тысяч человек.

Доставка войск на Кубу осуществлялась гражданскими судами министерства морского флота СССР. В июле-октябре 1962 года в операции «Анадырь» приняли участие 85 грузовых и пассажирских судов, которые совершили 183 рейса на Кубу и обратно.

К октябрю на Кубу были переброшены 47 тысяч человек, 24 пусковые установки Р-12, 42 ракеты Р-12 (СС-4), включая шесть учебных, около 45 ядерных боеголовок, 42 самолета Ил-28 в разобранном виде, а также боевая техника обычного назначения.

14 октября американским разведывательным самолетом У-2 в районе Сан-Кристобаля (провинция Пинар-дель-Рио) были обнаружены и сфотографированы стартовые позиции советских ракетных войск.

16 октября ЦРУ доложило об этом президенту США Джону Кеннеди. 16-17 октября Кеннеди созвал совещание своего аппарата, включая высшее военное и дипломатическое руководство, на котором обсуждался факт развертывания советских ракет на Кубе. Было предложено несколько вариантов действий, включая высадку американских войск на острове, авиационный удар по стартовым площадкам, морской карантин.

В выступлении по телевидению 22 октября Кеннеди сообщил о появлении советских ракет на Кубе и о своем решении объявить с 24 октября военно-морскую блокаду острова, привести в боевую готовность вооруженные силы США и вступить в переговоры с советским руководством. В Карибское море были направлены свыше 180 боевых кораблей США с 85 тысячами человек на борту, в боевую готовность приведены американские войска в Европе, 6-й и 7-й флоты, до 20% стратегической авиации находилось на боевом дежурстве.

23 октября советское правительство сделало заявление о том, что правительство США «берет на себя тяжелую ответственность за судьбы мира и ведет безрассудную игру с огнем». В заявлении не было ни признания факта развертывания советских ракет на Кубе, ни конкретных предложений о выходе из кризиса. В тот же день глава советского правительства Никита Хрущев направил президенту США письмо, в котором заверял его в том, что любое оружие, поставленное Кубе, предназначено только для целей обороны.

С 23 октября начались интенсивные заседания Совета Безопасности ООН. Генеральный секретарь ООН У Тан обратился к обеим сторонам с призывом проявить сдержанность: Советскому Союзу — остановить продвижение своих кораблей в направлении Кубы, США — предотвратить столкновение на море.

27 октября наступила «черная суббота» Кубинского кризиса. В этот день на Кубе был сбит американский самолет-разведчик У-2, облетавший полевые позиционные районы ракетных войск. Пилот самолета майор Рудольф Андерсон погиб.

Президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров. Многие американцы покидали крупные города, опасаясь скорого советского удара. Мир оказался на грани ядерной войны.

28 октября в Нью-Йорке начались советско-американские переговоры при участии представителей Кубы и генерального секретаря ООН, которые завершили кризис соответствующими обязательствами сторон. Правительство СССР согласилось с требованием США о выводе советских ракет с территории Кубы в обмен на заверения правительства США о соблюдении территориальной неприкосновенности острова, гарантии невмешательства во внутренние дела этой страны. В конфиденциальном порядке было заявлено также о выводе американских ракет с территории Турции и Италии.

2 ноября президент США Кеннеди объявил о том, что СССР демонтировал свои ракеты на Кубе. С 5 по 9 ноября ракеты с Кубы были вывезены. 21 ноября США отменили морскую блокаду. 12 декабря 1962 года советская сторона завершила вывод личного состава, ракетного вооружения и техники. В январе 1963 года ООН получила заверения СССР и США о том, что Кубинский кризис ликвидирован.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат, Москва. В 8 томах, 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

 

 

ria.ru

В двух шагах от новой Мировой

55 лет назад, 9 сентября 1962 года, на Кубу были доставлены советские баллистические ракеты. Это стало прелюдией так называемого Карибского (Октябрьского) кризиса, впервые и так близко поставившего человечество на грань ядерной войны.

Сам Карибский кризис, а точнее его наиболее острая и решающая фаза, продолжался 13 дней, с 22 октября 1962 года, когда в американских политических кругах было почти согласовано нанесение ракетного удара по Кубе, где к тому времени был размещен внушительный советский воинский контингент.

Министерство обороны РФ накануне обнародовало список официальных потерь советских граждан, которые погибли на острове с 1 августа 1962 по 16 августа 1964 года: в этом скорбном реестре 64 имени.

Наши соотечественники погибли при спасении кубинцев во время сильнейшего урагана «Флора», пронесшегося над Кубой осенью 1963 года, в ходе боевой подготовки, от несчастных случаев и болезней. В 1978 году по предложению Фиделя Кастро в окрестностях Гаваны был построен мемориал памяти советских воинов, похороненных на Кубе, который окружен максимальной заботой. Комплекс представляет собой две бетонные стены в форме траурно склоненных знамен обеих стран. Его содержание в образцовом порядке курируется высшим руководством страны. Кстати, советские военные, которые вместе с кубинцами были задействованы в береговой обороне острова осенью 1962 года, были одеты в кубинскую форму. Но в самые напряженные дни, с 22 по 27 октября, достали из своих чемоданчиков тельняшки и бескозырки и приготовились отдать жизнь за далекую карибскую страну.

Решение принял Хрущев

Итак, осенью 1962 года мир стоял перед настоящей опасностью ядерной войны между двумя сверхдержавами. И реального уничтожения человечества.

В официальных кругах США, среди политиков и в СМИ одно время получил распространение тезис, согласно которому причиной Карибского кризиса явилось якобы размещение Советским Союзом «наступательного оружия» на Кубе, а ответные меры администрации Кеннеди, поставившие мир на грань термоядерной войны, были «вынужденными». Однако эти утверждения далеки от истины. Их опровергает объективный анализ событий, предшествовавших кризису.

Фидель Кастро осматривает вооружение советских кораблей 28 июля 1969 года. Фото: РИА Новости

Отправка советских баллистических ракет на Кубу из СССР в 1962 году была инициативой Москвы, а конкретно Никиты Хрущева. Никита Сергеевич, потрясавший ботинком на трибуне Генассамблеи ООН, не скрывал своего желания «засунуть ежа в штаны американцам» и ждал удобной возможности. И это забегая вперед, ему это блестяще удалось — советские ракеты убойной силы не только разместились в сотне километров от Америки, но в США целый месяц не знали, что они уже развернуты на Острове свободы!

После провала операции в Заливе Свиней в 1961 году стало ясно, что американцы не оставят Кубу в покое. Об этом говорило все увеличивающееся количество диверсионных актов в отношении Острова свободы. Москва чуть ли не ежедневно получала сводки об американских военных приготовлениях.

В марте 1962 года на совещании в Политбюро ЦК КПСС, по воспоминаниям выдающегося советского дипломата и разведчика Александра Алексеева (Шитова), Хрущев спросил его, как прореагирует Фидель на предложение установить на Кубе наши ракеты. «Мы, сказал Хрущев, должны найти столь эффективное средство устрашения, которое удержало бы американцев от этого рискованного шага, ибо наших выступлений в ООН в защиту Кубы уже явно недостаточно <… > Поскольку американцы уже окружили Советский Союз кольцом своих военных баз и ракетных установок различного назначения, мы должны заплатить им их же монетой, дать им попробовать собственное лекарство, чтобы на себе почувствовали, каково живется под прицелом ядерного оружия. Говоря об этом, Хрущев подчеркнул необходимость проведения этой операции в условиях строгой секретности, чтобы американцы не обнаружили ракет до того, как они будут приведены в полную боевую готовность».

Фидель Кастро не отверг эту идею. Хотя он прекрасно понимал, что размещение ракет повлечет изменение стратегического ядерного баланса в мире между социалистическим лагерем и Соединенными Штатами. Американцы уже разместили боеголовки в Турции, и ответное решение Хрущева разместить ракеты на Кубе было своего рода «ракетным уравниванием шансов». Конкретное решение о размещении советских ракет на Кубе было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 24 мая 1962 года. А 10 июня 1962 года, до июльского приезда Рауля Кастро в Москву, на совещании в Политбюро ЦК КПСС министр обороны СССР маршал Родион Малиновский представил проект операции по переброске ракет на Кубу. Он предполагал размещение на острове двух видов баллистических ракет — Р-12 с радиусом действия около 2 тысяч километров и Р-14 с дальностью в 4 тысячи километров. Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью в одну мегатонну.

Текст соглашения о поставке ракет был передан Фиделю Кастро 13 августа послом СССР на Кубе Александром Алексеевым. Фидель немедленно подписал его и направил с ним в Москву Че Гевару и председателя Объединенных революционных организаций Эмилио Арагонеса, якобы для обсуждения «актуальных экономических вопросов». Никита Хрущев принял кубинскую делегацию 30 августа 1962 года на своей даче в Крыму. Но, приняв соглашение из рук Че, он даже не удосужился подписать его. Таким образом, это историческое соглашение осталось оформленным без подписи одной из сторон.

К тому времени, советские приготовления к отправке на остров людей и техники уже начались и приняли необратимый характер.

О цели миссии не знали капитаны

Операция «Анадырь» по переброске людей и техники через моря и океаны из СССР на Кубу вписана золотыми буквами в анналы мирового военного искусства. Такой ювелирной операции, проведенной под носом у сверхмощного противника с его образцовыми на тот момент системами слежения, мировая история не знает и не знала до этого.

Технику и личный состав доставили в шесть разных портов Советского Союза, на Балтике, Черном и Баренцевом морях, выделив для переброски 85 кораблей, которые в общей сложности совершили 183 рейса. Советские моряки были убеждены, что они отправляются в северные широты. В целях конспирации на суда грузили маскировочные халаты, лыжи, чтобы создать иллюзию «похода на Север» и тем самым исключить любую возможность утечки информации. У капитанов судов имелись соответствующие пакеты, которые нужно было вскрыть в присутствии замполита только после прохождения Гибралтарского пролива. Что говорить о простых моряках, если даже капитаны судов не знали, куда они плывут и что везут в трюмах. Их изумлению не было предела, когда, вскрыв пакет после Гибралтара, они читали: «Держать курс на Кубу и избегать конфликта с кораблями НАТО». Для маскировки военные, которых, естественно, всю поездку нельзя было держать в трюмах, выходили на палубу в штатской одежде.

Общий замысел Москвы состоял в развертывании на Кубе Группы советских войск в составе воинских соединений и частей Ракетных войск, ВВС, ПВО и ВМФ. В итоге на Кубу прибыло более 43 тысяч человек. Основу Группы советских войск составила ракетная дивизия в составе трех полков, оснащенных ракетами средней дальности Р-12, и двух полков, на вооружении которых находились ракеты Р-14 — всего 40 ракетных установок с дальностью действия ракет от 2,5 до 4,5 тысячи километров. Хрущев писал позднее в своих «Воспоминаниях», что «этой силы было достаточно, чтобы разрушить Нью-Йорк, Чикаго и другие промышленные города, а о Вашингтоне и говорить нечего. Маленькая деревня». Вместе с тем перед этой дивизией не ставилась задача нанесения упреждающего ядерного удара по Соединенным Штатам, она должна была служить сдерживающим фактором.

Только спустя десятилетия стали известны некоторые, до той поры секретные, детали операции «Анадырь», которые говорят об исключительном героизме советских моряков. Людей на Кубу перевозили в грузовых отсеках, температура в который при входе в тропики доходила до 60 с лишним градусов. Кормили их два раза в сутки в темное время. Пища портилась. Но, несмотря на тяжелейшие условия похода, моряки перенесли длительный морской переход в 18-24 суток. Узнав об этом, президент США Кеннеди заявил: «Если бы у меня были такие солдаты, весь мир был бы под моей пятой».

Первые корабли пришли на Кубу в начале августа 1962 года. Один из участников этой беспримерной операции позже вспоминал: «Бедняги шли из Черного моря в трюме грузового судна, перевозившего до этого сахар с Кубы. Условия, конечно, были антисанитарные: наспех сколоченные многоэтажные нары в трюме, никаких туалетов, под ногами и на зубах — остатки сахарного песка. Из трюма выпускали подышать воздухом по очереди и на очень короткое время. При этом по бортам выставляли наблюдающих: одни следили за морем, другие — за небом. Люки трюмов оставляли открытыми. В случае появления какого-нибудь постороннего объекта «пассажиры» должны были быстро вернуться в трюм. Тщательно замаскированная техника находилась на верхней палубе. Камбуз был рассчитан на приготовление пищи для нескольких десятков человек, составляющих команду судна. Так как людей было значительно больше, то кормили, мягко говоря, неважно. Ни о какой гигиене, конечно, не могло быть и речи. В общем, провалялись в трюме две недели практически без дневного света, без минимальных удобств и нормальной пищи».

Пощечина для Белого дома

Операция «Анадырь» стала крупнейшим провалом американских спецслужб, аналитики которых все высчитывали, сколько человек могли перевезти на Кубу советские пассажирские суда. И получалась у них какая-то до смешного маленькая цифра. Они не понимали, что на этих теплоходах можно было разместить значительно больше людей, чем положено для обычного рейса. А то, что людей можно перевозить в трюмах сухогрузов, им не могло прийти и в голову.

В начале августа американские спецслужбы получили от западногерманских коллег информацию о том, что Советы почти в десять раз увеличивают число своих судов в Балтике и Атлантике. А кубинцы, которые проживали в США, узнавали от своих родственников, находившихся на Кубе, о завозе на остров «странных советских грузов». Впрочем, американцы до начала октября просто «пропускали эту информацию мимо ушей».

Скрывать очевидное для Москвы и Гаваны означало бы подогреть еще больший интерес американцев к отправке грузов на Кубу и, главное, к их содержимому. Поэтому 3 сентября 1962 года в совместном советско-кубинском коммюнике о пребывании в Советском Союзе делегации Кубы в составе Че Гевары и Э. Арагонеса отмечалось, что «советское правительство пошло навстречу просьбе кубинского правительства об оказании Кубе помощи вооружением». В коммюнике было сказано, что это вооружение и военная техника предназначены исключительно для целей обороны.

Обнародован список официальных потерь советских граждан с 1 августа 1962 года по 16 августа 1964 года. В скорбном реестре 64 имени

Факт поставки СССР ракет на Кубу был делом абсолютно легальным и разрешенным международным правом. Несмотря на это, американская пресса опубликовала ряд критических статей о «приготовлениях на Кубе». 4 сентября президент США Джон Кеннеди сделал заявление о том, что Соединенные Штаты не потерпят размещения на Кубе стратегических ракет типа «земля-земля» и других видов наступательного оружия. 25 сентября 1962 года Фидель Кастро заявил, что Советский Союз намерен создать на Кубе базу для своего рыболовного флота. Поначалу ЦРУ действительно полагало, что на Кубе идет строительство крупного рыбацкого поселка. Правда, потом в Лэнгли стали подозревать, что под его видом на самом деле Советский Союз создает крупную судоверфь и базу для советских подводных лодок. Наблюдение американской разведки за Кубой было усилено, значительно увеличилось число разведывательных полетов самолетов У-2, которые беспрерывно фотографировали территорию острова. Вскоре американцам стало очевидно, что Советский Союз сооружает на Кубе стартовые площадки для зенитных управляемых ракет (ЗУР). Они были созданы в СССР несколько лет назад в глубоко засекреченном конструкторском бюро Грушина. С их помощью в 1960 году был сбит американский самолет-разведчик У-2, пилотируемый летчиком Пауэрсом.

Ястребы были за удар по Кубе

2 октября 1962 года Джон Кеннеди отдает приказ Пентагону привести американские вооруженные силы в состояние боевой готовности. Кубинским и советским руководителям стало ясно, что необходимо ускорить строительство объектов на острове.

Тут на руку Гаване и Москве, обеспокоенным скорейшим завершением наземных работ, сыграла плохая погода. Из-за сильной облачности в начале октября полеты У-2, приостановленные к тому времени на шесть недель, начались только 9 октября. Увиденное 10 октября поразило американцев. Данные фоторазведки показали наличие хороших автомобильных дорог там, где еще недавно была пустынная местность, а также огромных тягачей, не вмещавшихся в узкие проселочные дороги на Кубе.

Тогда Джон Кеннеди дал распоряжение активизировать фоторазведку. В этот момент на Кубу обрушился новый тайфун. И новые снимки с самолета-шпиона, барражировавшего на крайне низкой высоте в 130 метров, были сделаны только в ночь на 14 октября 1962 года в районе Сан-Кристобаля в провинции Пинар-дель-Рио. На их обработку ушли сутки. У-2 обнаружил и сфотографировал стартовые позиции советских ракетных войск. Сотни снимков свидетельствовали, что на Кубе уже установлены не просто зенитные ракеты, а ракеты «земля-земля».

16 октября советник президента Макджордж Банди доложил Кеннеди о результатах облета кубинской территории. Увиденное Джоном Кеннеди в корне противоречило обещаниям Хрущева поставлять на Кубу только оборонительное оружие. Обнаруженные самолетом-шпионом ракеты были способны стереть с лица земли несколько крупных американских городов. В тот же день Кеннеди собрал в своем кабинете так называемую рабочую группу по кубинскому вопросу, в которую вошли высокопоставленные сотрудники Госдепартамента, ЦРУ и министерства обороны. Это было историческое совещание, на котором «ястребы» всячески давили на президента США, склоняя его к немедленному удару по Кубе.

Генерал Николай Леонов вспоминал о том, как тогдашний шеф Пентагона Роберт Макнамара сообщил ему на конференции в Москве в 2002 году, что большинство в политической элите США в октябре 1962 года настаивало на ударе по Кубе. Он даже уточнил, что 70 процентов лиц из тогдашней администрации США придерживались подобной точки зрения. К счастью для мировой истории, возобладала точка зрения меньшинства, которой придерживались сам Макнамара и президент Кеннеди. «Надо отдать должное мужеству и смелости Джона Кеннеди, который нашел нелегкую возможность пойти на компромисс наперекор подавляющему большинству из своего окружения и проявил удивительную политическую мудрость», — говорил автору этих строк Николай Леонов.

До кульминации Карибского кризиса, о котором расскажет «РГ», оставались считанные дни…

Цитата

Николай Леонов, генерал-лейтенант госбезопасности в отставке, автор биографий Фиделя и Рауля Кастро:

— ЦРУ откровенно проморгало переброску такого большого количества людей и оружия с одного полушария на другое, причем в непосредственной близости от берегов Соединенных Штатов. Переместить скрытно сорокатысячную армию, огромное количество боевой техники — авиацию, бронетанковые силы и конечно же сами ракеты — такая операция, на мой взгляд, является образцом штабной деятельности. Равно как классическим примером дезинформации противника и маскировки. Операция «Анадырь» была разработана и проведена так, что комар носа не подточит. Уже во время ее проведения приходилось принимать экстренные и оригинальные решения. Например, ракеты, уже при транспортировке на самом острове, попросту не вписывались в рамки узких кубинских сельских дорог. И их приходилось расширять.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

rg.ru

Российские ракеты на Кубе поставят США на место

Вернуть на Кубу российские ракетные комплексы и возобновить работу центра радиоэлектронной разведки в Лурдесе предлагают депутаты Госдумы Валерий Рашкин и Сергей Обухов. Соответствующее обращение, как сообщает РИА «Новости», они уже направили президенту Владимиру Путину, министру иностранных дел Сергею Лаврову и главе Минобороны Сергею Шойгу.

Инициатива парламентариев, стала реакцией на недавнюю информацию агентства Reuters о намерении США в мае разметить ракетные пусковые установки типа HIMARS на юго-востоке Турции. Авторы обращения отмечают тот факт, что эти установки позволяют использовать ракеты с радиусом действия до 500 км. Что, по их мнению, создает потенциальную угрозу для союзников России по ОДКБ. Прежде всего, Армении.

В этой связи депутаты призывают руководство страны принять сопоставимые ответные меры. Предполагается, что решение на этот счет может быть оформлено в рамках действующего Договора о дружбе и сотрудничестве между СССР и Кубой.

Вопрос: насколько все это реально в сегодняшних условиях, когда в отношениях Вашингтона и Гаваны явно наметился тренд на сближение?

— Конечно, было бы неплохо иметь центр радиоэлектронной разведки в Лурдесе, — признает военный эксперт Михаил Ходарёнок. — Но я полагаю, что депутаты с кубинским руководством по этому поводу не консультировались. И никаких просьб от кубинской стороны на этот счет тоже не поступало.

Реально ли нам вообще вернуться на Лурдес?

Я думаю, в современной геополитической обстановке, когда, действительно, наметилось очевидное сближение Кубы и США, это очень большой вопрос. Об этом можно рассуждать. Но только в плане гипотез.

Что касается размещения ракет на Кубе, то это, мне кажется, все-таки определенное следствие воображения. Во-первых, кубинская сторона никогда не пойдет ни на какое размещение оружия у себя. Да и нам это, по большому счету, не надо.

Даже «в целях защиты интересов России и союзников по ОДКБ»?

— Если вспомнить 1962 год, то тогда речь шла о размещении на Кубе ракет средней дальности. Средней, потому что в боевом и численном составе Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), не было у нас тогда достаточного количества межконтинентальных баллистических ракет.

То есть, решение Хрущева о советских ракетах на Кубе с военной точки зрения еще оправдать можно. Но сейчас такой военной необходимости в размещении ракет с боевыми частями, где бы то ни было, нет. Потому что мы и с собственной территории достанем кого-угодно, где-угодно и в любое время. Это один момент.

Второй… Предположим, что все это случилось. У нас и так сейчас отвратительные отношения с Соединенными Штатами. А тут мы еще им такой раздражитель создадим… Понятно, что отношения эти совсем выйдут за рамки.

Не в том должно состоять генеральное направление нашей внешней политики, чтобы, в конце концов, разругаться со всеми и поставить Россию на грань ядерной войны.

Поэтому я не думаю, что предложение депутатов проникнуто реализмом и соответствует национальными интересами РФ.

То есть, относительно Лурдеса вопрос гипотетически еще можно поставить. А ракеты — это никуда не годится.

Уход с Лурдеса в 2001 году это, по-вашему, ошибка?

— Конечно, ошибка. Потому что база за рубежом — даже без учета специфики центра в Лурдесе — это, в любом случае, вещь полезная. Надо было заключать какие-то межгосударственные соглашения о ее дальнейшем функционировании. А сейчас вернуться к этому вопросу будет крайне тяжело, учитывая сегодняшние геополитические реалии — т.е. очевидное потепление во взаимоотношениях Кубы и США. Несомненно, оно будет продолжаться и углубляться. Поскольку это в интересах Кубы, да и определённый интерес Соединенных Штатов там присутствует. А нам все-таки за многие тысячи километров влиять на ситуацию будет очень затруднительно.

— Несмотря на то, что у нас достаточно плохие отношения с Западом, они, как мне кажется, еще не достигли такого уровня, когда мы должны играть мускулами, — считает военный историк Юрий Кнутов — Причем, так откровенно. Хотя идею о восстановлении работы базы, которая у нас находилась в Лурдесе и занималась электронной разведкой, я бы поддержал. Потому что эта база позволяет перехватывать данные радиоэфира практически по всей территории США и отслеживать действия американцев на своих полигонах. В частности, даже тренировки на авиабазе Неллис в штате Невада. Там пустыня. Они строят макеты вокруг какого-то объекта. И до автоматизма тренируют пилотов, чтобы летчики до доли секунды отработали нанесение ударов по объектам, которые планируется в ближайшее время бомбить.

И если с помощью радиоразведки проанализировать эту обстановку, можно определить, какую операцию готовит Пентагон и где нанесет удар.

Конечно, такой объект нужен. И если бы кубинское правительство согласилось, на базу в Лурдесе стоило бы вернуться.

Но и ракеты на Кубе — идея старая…

— Да, действительно, в свое время размещение советских ракет на Кубе привело к тому, что американцы убрали свои ракеты из Турции, Италии и частично из Германии. Но тогда была другая ситуация.

Если мы пойдем на подобный шаг сегодня, то это лишь усугубит те санкции, которые применяются в отношении России. К тому же я сомневаюсь, что и кубинское правительство согласится на обострение отношений с США в тот момент, когда началось определенное потепление.

То есть, предложение думцев, мне не кажется достаточно взвешенным. Поскольку оно, в общем-то, рискует раскрутить очередной виток противостояния с Западом. Что может закончиться усилением экономического давления на нашу страну. Вплоть до заморозки счетов и облигаций, которые мы купили у американцев в свое время. Мы сделает себе только хуже.

Что тогда мы можем противопоставить планам американцев в Турции?

— Необходимо вести переговоры с американцами, с НАТО, где следует поставить этот вопрос, привязав его к соблюдению Договора о ракетах средней и малой дальности (РСМД). По этому договору у нас с американцами все время идут споры, но тут у нас козырь появляется. Тут мы их можем здорово прижать. И никто не мешает, в крайнем случае, в Армении разметить аналогичные комплексы.

Научный сотрудник РГГУ, специалист по Латинской Америке Михаил Белят назвал отказ от станции радиоэлектронного слежения в Лурдесе поспешным:

— К сожалению, когда все это ликвидировалось, мы уходили отовсюду, часто даже хлопая дверями. Но мне трудно оценить, нужна ли — и насколько — станция в Лурдесе нам сейчас. Ведь средства слежения по сравнению с прошлым веком, когда она возникла, стали просто неизмеримо совершеннее. Возможно, мы добиваемся того же самого без таких серьезных шагов.

Но я однозначно против ракет.

Поясните?

— Мы уже проходили это в 1962 году, когда был Карибский кризис. Когда весь мир стоял на грани ядерной войны. И были даже не в шаге, а в нескольких сантиметрах от края этой пропасти. Повторять этот опыт мне представляется сейчас ненужным совершенно.

Тем более что ракеты среднего и малого радиуса действия, это те ракеты, которые Соединенные Штаты никак не испугают. Вот наши крылатые «Калибры», которые из акватории Каспийского моря точно поразили цели в Сирии за тысячу с лишним километров, они, безусловно, могут потрепать нервы американцам. Но для этого не нужны ракетные установки на Кубе, которые могут спровоцировать лишь новый виток гонки вооружений. И вообще очень серьезные вещи в мире.

А самой Гаване нужно так обострять ситуацию? Особенно сейчас, когда Штаты заявили о намерении по-новому строить отношение с Кубой.

— Гавана, в принципе, не боится обострения отношений с американцами тогда, когда это отвечает интересам Гаваны. Кубинские руководители не раз заявляли, что интересы Кубы и кубинского народа они расценивают выше, чем те перспективы развития отношений с США, которые сейчас замаячили перед ними. Они не будут в угоду Вашингтону поступаться идеологическими ценностями. Не будут поступаться своими достижениями в области социальной политики и т. д.

Америка идет на сближение с Кубой не просто так — у нее есть для этого свои резоны. Это не просто альтруистический добрый шаг со стороны США — это преследование довольно серьезных целей на континенте. А именно, создание общеамериканской зоны свободной торговли. О чем они мечтают уже два десятилетия и никак не могут добиться из-за серьезного противодействия латиноамериканских стран. И одна из серьезнейших причин этого противодействия — отношение США к Кубе. Блокада Кубы.

Вот сейчас эта блокада, на словах, вроде бы будет снята. Хотя времени, прежде чем начнутся серьезные шаги по отмене санкций против Кубы, пройдет немало. Но я не думаю, что российские ракетные базы на ее территории отвечали бы сейчас интересам страны. Интересам ее безопасности или экономики.

Поэтому мне кажется, что кубинцы будут очень серьезно подходить к этому вопросу. То есть, жестов, которые были в 1962 году, вряд ли они сейчас допустят.

тавят США на место

interpolit.ru

кратко о причинах, итогах размещения советских ракет на Кубе и начале холодной войны

Кубинский ракетный кризис – известный исторический термин, который определяет острые отношения между сверхгосударствами в октябре 1962 года.

Отвечая на вопрос, что же такое Карибский кризис, нельзя не упомянуть, что он затрагивал сразу несколько сфер противостояния между двумя геополитическими блоками. Таким образом, он затронул военную, политическую и дипломатическую сферы конфронтации в рамках холодной войны.

Холодная война – глобальное экономическое, политическое, идеологическое, военное, научно-техническое противостояние между США и СССР во второй половине ХХ века.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Причины кризиса

Причины Карибского кризиса заключаются в размещении американскими военнослужащими ядерных баллистических ракет на территории Турции в 1961 году. Новые ракеты-носители «Юпитер» были способны доставить ядерный заряд к Москве и другим важнейшим городам Союза в считанные минуты, из-за чего СССР не имел бы шанса ответить на угрозу.

Это интересно! Российский капитализм: как совершалось экономическое развитие России в начале 20 века

Хрущев должен был отреагировать на подобный жест США и, договорившись с правительством Кубы, разместил советские ракеты на Кубе. Таким образом, находясь в непосредственной близости от восточного побережья США, ракеты на Кубе были способны уничтожить ключевые города Штатов быстрее, нежели ядерные боеголовки, запущенные из Турции.

Интересно! Размещение советских ядерных ракет на Кубе вызвало панику среди населения США, а правительство расценило такие действия как прямой акт агрессии.

Рассматривая причины Карибского кризиса, нельзя не сказать о попытках США и СССР установить контроль над Кубой. Стороны пытались расширить свое влияние в странах третьего мира, этот процесс и получил название холодная война.

Карибский кризис – размещение ядерных баллистических ракет

В ответ на угрожающее размещение оружия в Турции Хрущев созывает конференцию в мае 1962 года. Он обговаривает возможные варианты решения проблемы. Фидель Кастро после революции на Кубе не раз просил у СССР помощи, дабы тот усилил на острове свое военное присутствие. Хрущев решил воспользоваться предложением и принял решение отправить союзникам не только людей, но и ядерные боеголовки. Получив согласие от Кастро, советская сторона начала планировать секретную переброску ядерного вооружения.

Операция «Анадырь»

Внимание! Под термином «Анадырь» подразумевают секретную операцию советских войск, цель которой заключалась в скрытной доставке на остров Куба ядерного оружия.

 

В сентябре 1962 года на Кубу на гражданских суднах были доставлены первые ядерные ракеты. Прикрытие судам оказывали дизельные подлодки. 25 сентября операция была закончена. Кроме ядерного оружия СССР перебросили на Кубу около 50 тыс. солдат и военную технику. Разведка США не могла не заметить такого шага, однако она пока не подозревала о переброске секретного оружия.

Реакция Вашингтона

В сентябре американские разведывательные самолеты заметили на Кубе советские истребители. Такое не могло остаться незамеченным, и в ходе еще одного полета 14 октября самолет «U-2» делает снимки расположения советских баллистических ракет. При содействии перебежчика американской разведке удалось установить, что на снимке были размещены ракеты-носители для ядерных боеголовок.

Это интересно! Функции, структура и история НАТО: цель создания военно-политического ведомства

16 октября о фотографиях, которые подтверждают размещение советских ракет на острове Куба, докладывают лично президенту Кеннеди. Собрав чрезвычайный совет, президент рассматривал три пути решения проблемы:

  • морская блокада острова;
  • точечный ракетный удар по Кубе;
  • полномасштабная боевая операция.

Военные советники президента, узнав о размещении советских ракет на Кубе, говорили, что необходимо начать полномасштабные военные действия. Сам же президент не хотел начинать войну, а потому 20 октября принял решение о морской блокаде.

Внимание! Морская блокада расценивается в международных отношениях как акт войны. Таким образом, США выступает агрессором, а СССР лишь пострадавшей стороной.

Потому США представили свой акт не как военную морскую блокаду, а как карантин. 22 октября Кеннеди обратился к народу США. В обращении он говорил, что СССР скрытно разместили ядерные ракеты. Также он говорил, что мирное урегулирование противоречий на Кубе – его главная цель. И все же он упомянул, что запуск ракет с острова в сторону США будет воспринят, как начало войны.

Холодная война на острове Куба совсем скоро могла превратиться в ядерную войну, так как ситуация между сторонами была крайне напряженной. Началась военная блокада 24 октября.

Пик Карибского кризиса

24 октября стороны обменялись сообщениями. Кеннеди призывал, чтобы Хрущев не усугублял Карибский кризис и не пытался обойти блокаду. СССР же заявило, что такие требования они воспринимают как агрессию со стороны Штатов.

25 октября на Совете Безопасности ООН послы конфликтующих сторон предъявили друг другу требования. Американский представитель потребовал признания СССР о размещении ракет на Кубе. Интересно, но представитель Союза не знал о ракетах, так как Хрущев посвятил в операцию «Анадырь» очень немногих. А потому представитель Союза увиливал от ответа.

Интересно! Итоги дня — США объявили повышенную военную готовность – единственный раз в истории существовании страны.

После Хрущев пишет еще одно письмо – теперь он не советуется с правящей верхушкой СССР. В нем генеральный секретарь идет на компромисс. Он дает слово вывести ракеты с Кубы, вернув их в Союз, однако взамен Хрущев требует от США не предпринимать акты военной агрессии против Кубы.

Соотношение сил

Говоря о Карибском кризисе, нельзя отрицать того факта, что октябрь 1962 – это время, когда действительно могла начаться ядерная война, а потому разумно кратко рассмотреть соотношение сил сторон перед ее гипотетическим началом.

США обладали куда более внушительным вооружением и системой защиты ПВО. Американцы располагали и более совершенной авиацией, а также ракетами-носителями ядерных боеголовок. Советские ядерные ракеты были менее надежными, и на их подготовку к запуску ушло бы больше времени.

США располагали порядка 310 ядерными баллистическими ракетами по всему миру, тогда как СССР мог запустить только 75 баллистических ракет высокой дальности. Еще 700 имели среднюю дальность и не могли достичь стратегических важных городов США.

Авиация СССР серьезно уступала американской – их истребители и бомбардировщики хоть и были многочисленней, но проигрывали в качестве. Большинство из них не могли достигнуть берегов США.

Главным козырем СССР было выгодное стратегическое расположение ракет на Кубе, откуда они бы достигли берегов Америки и ударили по важным городам в считаные минуты.

Это интересно! Когда началась вторая мировая война: дата начала самого кровопролитного этапа в истории

«Черная суббота» и разрешение конфликта

27 октября Кастро пишет Хрущеву письмо, в котором утверждает, что американцы начнут боевые действия на Кубе в течение 1-3 дней. Одновременно с этим советская разведка докладывает об активизации ВВС США в районе Карибского моря, что подтверждает слова коменданта Кубы.

Вечером того же дня над територией Кубы пролетал еще один самолет разведчик США, которого сбивают советские системы ПВО, установленные на Кубе, в результате чего погибает американский летчик.

В этот день были повреждены еще два самолета ВВС США. Кеннеди больше не отрицал огромной вероятности объявления войны. Кастро требовал нанести ядерный удар по США и был готов пожертвовать ради этого населением всей Кубы и своей жизнью.

Развязка

Урегулирование ситуации в ходе Карибского кризиса началось ночью 27 октября. Кеннеди был готов снять блокаду и гарантировать Кубе независимость в обмен на вывоз ракет с Кубы.

28 октября письмо Кеннеди получает Хрущев. После недолгих размышлений он пишет ответное сообщение, в котором идет на примирение и разрешение ситуации.

Последствия

Итоги ситуации, именуемой Карибским кризисом, имели всемирное значение – ядерная война была отменена.

Многих не устроили итоги переговоров Кеннеди и Хрущева. Правящие круги США и СССР обвинили своих лидеров в мягкости по отношению к врагу – они не должны были идти на уступки.

После урегулирования конфликта лидеры государств нашли общий язык, что вызвало потепление отношений между сторонами. Карибский кризис также показал всему миру, что разумно отказаться от использования ядерного оружия.

Интересные факты

Карибский кризис – одно из ключевых события ХХ века, о котором можно привести следующие интересные факты:

  • Хрущев узнал об американских ядерных ракетах в Турции совершенно случайно во время мирного визита в Болгарию;
  • американцы настолько боялись ядерной войны, что развернули строительство укрепленных бункеров, а после Карибского кризиса масштабы строительства выросли в разы;
  • у противоборствующих сторон в арсенале было столько ядерного оружия, что их запуск вызвал бы ядерный апокалипсис;
  • 27 октября в «черную субботу» по США прокатилась волна самоубийств;
  • в момент Карибского кризиса США за всю историю своей страны объявила наивысшую степень боевой готовности;
  • Кубинский ядерный кризис стал поворотной точкой в холодной войне, после которого между сторонами началась разрядка.

Карибский кризис

 

Карибский кризис

Вывод

Отвечая на вопрос: когда же произошел Карибский кризис, можно сказать – 16-28 октября 1962 года. Эти дни стали для всего мира одними из самых мрачных в ХХ веке. Планета наблюдала, как разворачивается противостояние вокруг острова Куба.

Спустя несколько недель после 28 октября ракеты были возвращены в СССР. США до сих пор держит обещание, данное Кеннеди, не вмешиваться в дела Кубы и не вводит свой военный контингент на территорию Турции.

 

uchim.guru

Ракеты на Кубе. Утопия у власти

Ракеты на Кубе

В январе 1959 года на Кубе было свергнуто правительство диктатора Батисты и установлена власть революционного правительства во главе с руководителем антибатистовского восстания Фиделем Кастро Рус. Отношения между Кубой и находившимися от нее всего в 180 милях Соединенными Штатами Америки резко обострились. Соединенные Штаты арендовали на Кубе военную базу — Гуэнтенамо. Кубинские власти несколько раз пытались блокировать базу, чтобы вынудить американцев оставить ее.

На территории США, во Флориде, создались группы кубинских эмигрантов, которые производили рейды на территорию Кубы при поддержке специальных американских служб. Обострение политических отношений между Кубой и США привело к почти полному прекращению в 1960 году импорта кубинского сахара в США, от которого зависела экономика Кубы. 2 января 1961 года США разорвали дипломатические и консульские отношения с Кубой.

17 апреля 1961 года кубинские эмигранты предприняли широкую десантную операцию в бухте Кочинос на южном берегу Кубы в районе Плайя-Ларго и Плайя-Хирон.

На Кубе была объявлена всеобщая мобилизация. В течение 72 часов непрерывных боев десант был разгромлен. Было захвачено много пленных, кубинцев, бежавших в свое время с Кубы и значительное количество оружия американского происхождения.

Обострение американо-кубинских отношении привело к быстрому развитию советско-кубинских отношений. В первое время было далеко не все ясно и не все гладко из-за неопределенности идеологической позиции Фиделя Кастро и его натянутых отношений с лидерами коммунистической партии Кубы. Постепенно конфликт был урегулирован: лидер компартии был политически элиминирован и Кастро стал первым секретарем Национального руководства Объединенных революционных организаций.

Теперь, когда произошло идеологическое сближение между Кастро и КПСС, советское руководство предприняло энергичные меры для усиления влияния СССР на Кубе и использования ее территории для создания предмостного укрепления СССР в Западном полушарии. Для советского руководства такая перспектива была слишком заманчива, чтобы от нее отказаться.

Соединенные Штаты Америки своей неуклюжей политикой изоляции Кубы, создания вокруг нее экономического и политического вакуума, военной поддержкой кубинских эмигрантов немало способствовали успеху политики Советского Союза.

В течение 1961 и 1962 годов Советский Союз провел на Кубе серию мероприятий, которые должны были проложить дорогу к заключению военных соглашений. Среди них — присуждение Фиделю Кастро Ленинской премии «За укрепление мира между народами», посещение Юрием Гагариным Кубы в июле 1961 года, обмен правительственными делегациями и подписание ряда соглашений об экономическом сотрудничестве.

С момента избрания Кастро первым секретарем Национального руководства Объединенных революционных организаций — 22 марта 1962 года — наступил новый этап в советско-кубинских отношениях. В июле-августе 1962 года в Москве велись переговоры о поставках советского оружия Кубе, 27 августа в Москве было подписано соответствующее соглашение.

С конца июля 1962 года значительно увеличились советские поставки вооружения Кубе. Из 37 советских торговых судов, прибывших на Кубу в августе 1962 года, 20 были гружены оружием.

Всего же с конца июля и до середины октября на Кубу прибыло до 100 советских кораблей, доставивших вооружение. Разгрузка кораблей производилась в обстановке строгой секретности по ночам. Тем не менее, американской разведке удалось установить, что среди доставленного вооружения были 42 ракетно-баллистических установки среднего радиуса действия — МРБМ с; 12 ракетно-баллистических установок промежуточного типа; 42 бомбардировщика-истребителя типа ИЛ-28; 144 зенитные установки типа земля-воздух (САМ), вооруженные четырьмя ракетами каждая; 42 истребителя МИГ-21; ракеты других типов, вооруженные ракетами патрульные суда. Кроме того, прибыло 22 тысячи советских военнослужащих. В течение сентября Советский Союз несколько раз заверял правительство Соединенных Штатов, что в намерение Советского Союза отнюдь не входит создание угрозы США на Кубе и что ни при каких обстоятельствах наступательные ракеты типа земля-земля не будут туда посланы.

15 октября американский разведывательный самолет У-2, совершивший регулярные полеты над Кубой, доставил фотографии, полностью опровергавшие советские заверения. Они, по словам министра юстиции США Роберта Кеннеди, оказались «гигантской ложью».

На фотографиях были явственно видны советские ракеты с атомными боеголовками типа земля-земля, то есть предназначенные для нападения. Эти ракеты были установлены в районе Сен Кристобаль, в 50 милях юго-западнее Гаваны. Радиус действия этих ракет был 1000 миль, то есть ими можно было обстреливать внутренние районы Соединенных Штатов Америки.

Это открытие было полной неожиданностью для американского правительства.

Дальнейшее исследование фотографий и произведенные расчеты американских экспертов показали, что на Кубе размещена почти половина ракет типа ИСБМ, равная по мощности почти половине ракет этого типа, имевшихся в то время в СССР. Было обнаружено, что ракеты нацелены на определенные американские города и что в течение нескольких минут после открытия огня ракетами погибли бы 80 миллионов американцев. Это же позднее подтвердил также и Хрущев.

Мнения о том, что предпринять, резко разделились. Члены Объединенного Совета начальников штабов настаивали на немедленной военной акции. Другие предлагали ограничиться блокадой Кубы, как мерой предупреждения. Кеннеди был в нерешимости, опасаясь, что события на Кубе немедленно найдут отзвук в ситуации вокруг Берлина и могут вызвать всемирный кризис.

Планируя установку ракет на Кубе, советское руководство исходило из того, что угроза атомной войны непосредственно у территории США удержит последние от попыток свержения режима Кастро. Советское руководство, утверждал позднее Хрущев, хотело не только «сохранить существование Кубы как социалистического государства», но и «как наглядный пример для остальных стран Латинской Америки». С этим Хрущев связывал престиж Советского Союза. Если Куба падет, другие латиноамериканские страны отвергнут СССР. Поэтому советское руководство (Хрущев несколько раз подчеркивал, что все решения в отношении Кубы принимались коллективно всем руководством) искало конфронтации с США. Оно решило сделать это путем тайного установления ракет на Кубе, нацеленных на США. Хрущев полагал, что когда США узнают об этом, то еще дважды подумают, прежде чем ударить по ракетным установкам. «Если бы даже четверть или пусть одна десятая наших ракет пережила бы нападение, даже если бы одна или две только остались — мы могли бы все же ударить по Нью-Йорку, и вряд ли многое уцелело бы от Нью-Йорка…», — отметил Хрущев. Снова и снова он повторяет в своих мемуарах: «Мы не успели доставить оборудование полностью, но мы уже установили достаточно ракет, чтобы уничтожить Нью-Йорк, Чикаго и другие огромные индустриальные города, не говоря уже о такой маленькой деревне, как Вашингтон. Я не думаю, что американцы когда-нибудь сталкивались со столь реальной угрозой уничтожения, как в тот момент». Остается все же неясным, были ли боевые головки уже вмонтированы в ракеты.

Можно поверить Хрущеву, когда он пишет, что советское правительство хотело лишь изменить баланс сил в мире, поставив США перед непосредственной угрозой стать жертвой атомного нападения. Но во всем этом плане преобладал авантюризм, ибо весь план был построен на двух сомнительных предположениях: во-первых, что удастся удержать в секрете установление советских ракет на Кубе, во-вторых, что США испугаются перспективы войны и пойдут на Уступки. Однако не удалось ни сохранить дело в секрете, ни запугать США. Наоборот, Советский Союз сам очутился внезапно перед угрозой собственного уничтожения.

Советское правительство до и во время тринадцатидневного кубинского кризиса старалось ввести в заблуждение американское правительство относительно своих действительных намерений.

Так 18 октября 1962 года советский министр иностранных дел Громыко по поручению Хрущева заверил президента Кеннеди, что единственная помощь, которая оказывается Советским Союзом — это помощь в области сельского хозяйства и освоения земель плюс поставки незначительного количества оборонительного ору. жия. Громыко подчеркнул, что Советский Союз никогда бы не стал снабжать Кубу наступательным оружием.

Громыко не знал, однако, что президент США уже располагает неопровержимыми доказательствами установления советских наступательных ракет на Кубе. Беседа с Громыко еще раз подтверждала, что советское правительство сознательно вводит в заблуждение правительство США. 22 октября Кеннеди выступил по телевидению с обращением к американскому народу, в котором, обрисовав сложившуюся обстановку и назвав заверения Громыко ложью, предупредил, что США не потерпят заведомого введения их в заблуждение. Так же отнесутся они и к угрозе нападения «со стороны любой нации, большой или малой».

Президент объявил карантин в кубинских водах в качестве предварительной меры и отдал приказ о досмотре судов, направляющихся на Кубу. Кеннеди предупредил также, что любая ракета, выпущенная с территории Кубы против любой нации в Западном полушарии, будет рассматриваться как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты Америки и вызовет немедленную акцию возмездия. Перечислив ряд других мер военного и дипломатического характера, президент США призвал Хрущева прекратить наращивать провокационную угрозу миру, отказаться от курса на завоевание мирового господства и искать мирного разрешения кризиса. Он предупредил советское правительство об опасности новых попыток прекратить доступ к Западному Берлину.

Приказ Кеннеди о контроле над доставкой оружия на Кубу вошел в силу 24 октября.

Советские суда с вооружением продолжали путь на Кубу. На самой Кубе продолжался монтаж советских ракетных установок.

Президент Кеннеди вел дело очень осторожно и искусно. Первый досмотр был проведен на не-советском судне, для того чтобы продемонстрировать Советскому Союзу, что меры по досмотру будут проводиться, но в то же время давая советским руководителям возможность еще раз поразмыслить над последствиями открытой конфронтации. Одновременно США обратились в ООН.

Брат президента, Роберт Кеннеди, несколько раз встречался с послом Добрыниным, стараясь объяснить ему, что действия СССР ставят мир на грань войны. Вероятно, Добрынин не был полностью осведомлен о планах советского правительства, и не исключено, что его также вводили в заблуждение.

26 октября Хрущев послал президенту Кеннеди длинное письмо. в котором настаивал на заверениях со стороны США, что они не нападут на Кубу. Однако в письме Хрущева не было обязательства демонтировать советские установки земля–земля. В тот же день американский корреспондент телевидения Джон Скали был приглашен на неофициальную беседу сотрудником советского посольства в Вашингтоне А. Фоминым, который сообщил, что ракеты будут удалены, если США дадут обязательства не нападать на Кубу.

Однако, на следующий день, 27 октября, из Москвы пришло второе письмо, подписанное Хрущевым, которое решительно отличалось от первого, полученного 26 октября. В нем довольно резко говорилось, что Советский Союз уберет ракеты с Кубы, если США уберут ракеты из Турции. Советский Союз даст обязательства не вмешиваться во внутренние дела Турции и не нападать на нее, а США примут аналогичное обязательство в отношении Кубы.

Между тем положение осложнилось, так как над Кубой советской ракетой был сбит американский разведывательный самолет У-2, пилот погиб. Военные использовали это, чтобы потребовать немедленного нанесения ответного удара. Мир подошел к грани войны, как никогда прежде.

Президент решил игнорировать второе, более резкое письмо Хрущева и ответить на первое, от 26 октября.

В ответе Кеннеди от 27 октября, составленном в примирительном тоне, говорилось о желании США договориться о постоянном разрешении кубинской проблемы США готовы дать гарантию, что они не собираются нападать на Кубу. Со своей стороны, Советский Союз должен немедленно прекратить всякие попытки создания стартовых ракетных установок на Кубе, предназначенных для нападения.

Роберт Кеннеди дал затем необходимые разъяснения советскому послу Добрынину президент Кеннеди не желает военного конфликта и сделает все возможное, чтобы избежать военного столкновения с Кубой и с Советским Союзом. Но они вынуждают его к этому.

«Советский Союз, — продолжает Р. Кеннеди, — тайно установил ракеты на Кубе, заявляя в то же время частным образом и публично, что это никогда не будет сделано. Мы должны к завтрашнему дню иметь доказательства, что эти установки будут удалены Это не объявление ультиматума, а заявление о происходящем. Посол должен понять, что если они не ликвидируют эти установки, то мы сделаем это сами. Президент Кеннеди питает огромное уважение к стране посла и к мужеству его народа. Может быть, его страна почувствует необходимость предпринять акцию возмездия; но прежде, чем это произойдет, будут не только мертвые американцы, но также и мертвые русские».

На следующий день, 28 октября, пришло сообщение из Москвы, что Хрущев согласился на демонтаж ракетных установок и вывоз их под наблюдением и инспекцией.

…Таким образом, кризис вокруг Кубы разрешился мирно. Но могла произойти и катастрофа.

Об этом пишут, например, авторы советской «Истории внешней политики СССР»: «Кризис, равного которому по остроте не было во все послевоенные годы, который поставил человечество вплотную перед угрозой всемирной термоядерной катастрофы…»

Ответственность за это они возлагают, разумеется, на правительство США.

Оно действительно несет ответственность, но за… предотвращение войны. Надо, однако, отдать справедливость Хрущеву — поставив мир на грань катастрофы, он оказался в конце концов достаточно рассудительным, чтобы схватить протянутую ему президентом Кеннеди руку помощи и тем самым помочь спасти мир, который чуть было не был сброшен в бездну из-за его и «коллективного руководства» авантюризма.

Вывоз советских ракет с Кубы вызвал на некоторое время охлаждение в советско-кубинских отношениях, так как Кастро надеялся на использование ракет в качестве «большой дубинки» против США и для поддержки революционного движения в Латинской Америке.

Спустя год после кубинского кризиса, 5 августа 1963 года, после долгих и нелегких переговоров в Москве был подписан «Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой» между правительствами СССР, США и Великобритании. 10 октября того же года Московский договор вступил в силу. Позднее договор был подписан более 100 государствами, но среди них не было Китая. Китай опубликовал в июле-сентябре 1963 года ряд заявлений, осуждающих договор, как сделку империалистов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Карибский кризис | lemur59.ru

 

Карибский кризис

28 октября 1962 года Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв объявил о демонтаже советских ракет на Кубе – Карибский кризис завершился.
 

                                                        Фидель Кастро вступает в должность премьер-министра

1 января 1959 года на Кубе победила революция. Гражданская война, продолжавшаяся с 26 июля 1953 года, окончилась бегством с острова диктатора Фульхенсио Батисты-и-Сальдивара

                                            

 и приходом к власти Движения 26 июля во главе с 32-летним Фиделем Алехандро Кастро Рус, который 8 января въехал в Гавану на трофейном танке Шерман  точно так как в августе 1944 года въехал в освобожденный Париж генерал Леклерк. 

Первое время у Кубы не было тесных отношений с Советским Союзом. Во время своей борьбы с режимом Батисты в 1950-е годы Кастро несколько раз обращался к нам за военной помощью, но получал неизменный отказ. Первый зарубежный визит после победы революции Фидель совершил в США, однако тогдашний президент Эйзенхауэр встречаться с ним  отказался. Конечно, Эйзенхауэр также поступил бы и с Батистой – Куба должна была знать своё место. Но, в отличие от Батисты – сына солдата и проститутки – благородный Фидель Анхелевич Кастро, происходивший из семьи богатых латифундистов, владевших сахарными плантациями в провинции Ориенте, был не таким человеком, который мог бы просто проглотить эту обиду. В ответ на выходку Эйзенхауэра Фидель устроил американскому капиталу необъявленную войну: были национализированы телефонная и электрическая компании, нефтеперегонные предприятия, а также 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших гражданам США.

Ответ не заставил себя долго ждать: американцы прекратили поставлять на Кубу нефть и покупать у неё сахар, наплевав на ещё действовавшее долговременное соглашение о покупке. Такие шаги поставили Кубу в очень тяжёлое положение.

К тому времени кубинским правительством уже были установлены дипломатические отношения с СССР, и оно обратилось к Москве за помощью. Отвечая на запрос, СССР направил танкеры с нефтью и организовал закупки кубинского сахара.

Поняв, что Куба выходит из-под контроля, американцы решили действовать военным путём, и в ночь на 17 апреля высадили в заливе Свиней так называемую бригаду 2506, состоявшую из окопавшихся в США сторонников Батисты. 

 

 До этого двое суток американская авиация бомбила места расположения кубинских войск. на зная, что казармы пусты, а танки и самолёты уже заменены макетами.

С рассветом кубинская правительственная авиация, которую американцы не смогли уничтожить бомбардировками, нанесла несколько ударов по силам высадки и смогла потопить четыре транспорта эмигрантов, в том числе «Хьюстон», на котором находился в полном составе пехотный батальон «Рио-Эскондидо», транспортировавший большую часть боеприпасов и тяжёлого вооружения бригады 2506. К середине дня 17 апреля наступление десантников было остановлено превосходящими силами правительства Кубы, а 19 апреля бригада 2506 капитулировала.

 

 

                                                        пленные из бригады 2506

Кубинский народ радовался победе, но Кастро понимал, что это только начало – со дня на день следовало ожидать открытого вступления в войну армии США.

К началу 60-х годов американцы окончательно обнаглели – их разведчики U-2 летали где хотели, пока один из них не был сбит советской ракетой над Свердловской областью . А в 1961 году они дошли до того, что разместили в Турции свои ракеты PGM-19 Юпитер с радиусом действия 2400 км, напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза, доставая до Москвы и основных промышленных центров. Другим преимуществом ракет средней дальности является малое подлётное время – менее 10 минут. 

                                              PGM-19 “ Юпитер “ на стартовой позиции

Наглеть Америка имела все основания: американцы имели на вооружении  примерно 183 МБР Атлас и Титан. Кроме того, в 1962 году на вооружении США находилось 1595 бомбардировщиков, способных доставить на территорию СССР около 3000 ядерных зарядов. 

                                                                  В-52 “ Stratofortress “

Советское руководство было чрезвычайно обеспокоено фактом наличия в Турции 15 ракет, но ничего поделать не могло. Но вот однажды, когда Хрущёв, находясь на отдыхе, прогуливался с Микояном по крымскому берегу, ему в голову пришла идея запустить Америке ежа в штаны.

Военные специалисты подтвердили, что можно эффективно достичь некоторого ядерного паритета, разместив ракеты на Кубе. Советские ракеты средней дальности Р-14, размещённые на кубинской территории, имея дальность стрельбы до 4 000 км, могли держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических бомбардировщиков ВВС США с подлётным временем менее 20 минут.

 Баллистическая ракета средней дальности
Р-14 (8К65) / Р-14У (8К65У)
Р-14
SS-5 (Skean)

Тактико-технические характеристики

Максимальная дальность стрельбы, км

4500

Стартовая масса, т

86,3

Масса полезной нагрузки, кг

до 2155

Масса топлива, т

79,2

Длина ракеты, м

24,4

Диаметр ракеты, м

2,4

Тип головной части

Моноблочная, ядерная

 

20 мая 1962 года Хрущёв провёл в Кремле совещание с министром иностранных дел Андреем Андреевичем Громыко, и министром обороны   Родионом Яковлевичем Малиновским,

                               

 в ходе которой изложил им свою идею: в ответ на постоянные запросы Фиделя Кастро об увеличении советского военного присутствия на Кубе разместить на острове ядерное оружие. 21 мая на заседании Совета обороны поставил этот вопрос на обсуждение. Больше всех был против такого решения Микоян, однако, в конце концов члены Президиума ЦК КПСС, входившие в Совет обороны, поддержали Хрущёва. Министерствам обороны и иностранных дел было поручено организовать скрытное перемещение войск и военной техники по морю на Кубу. Из-за особой спешки план был принят без утверждения – к реализации приступили сразу после получения согласия Кастро.

28 мая из Москвы в Гавану вылетела советская делегация в составе посла СССР Алексеева, главнокомандующего РВСН маршала Сергея Бирюзова,

                                                       

                                                             Сергей Семёнович Бирюзов

 генерал-полковника Семена Павловича Иванова, а также главы Компартии Узбекистана Шарафа Рашидова. 29 мая они встретились с  Фиделем Кастро и его братом Раулем и изложили им предложение ЦК КПСС. Фидель попросил сутки на переговоры со своими ближайшими соратниками.

 

                                                Фидель Кастро, Рауль Кастро, Эрнесто Че Гевара

Известно, что 30 мая у него состоялся разговор с Эрнесто Че Геварой, однако о сущности этого разговора до сих пор ничего не известно.

 

                                                            Эрнесто Че Гевара и Фидель Кастро Рус

 В тот же день Кастро дал положительный ответ советским делегатам. Было решено, что Рауль Кастро в июле посетит Москву для уточнения всех деталей.

План предполагал размещение на Кубе двух видов баллистических ракет – Р-12 с радиусом действия около 2000 км и Р-14 с дальностью в два раза больше. Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью 1 Мт.

                                                 Баллистическая ракета средней дальности
                                                 Р-12 (8К63) / Р-12У (8К63У)   Р-12   SS-4 (Sandal)

Тактико-технические характеристики

Максимальная дальность стрельбы, км

2000

Стартовая масса, т

41,7

Масса полезной нагрузки, кг

1600

Масса топлива, т

37,0

Длина ракеты, м

22,1

Диаметр ракеты, м

1,65

Тип головной части

Моноблочная, ядерная

 

 

 

 Малиновский также уточнил, что вооружённые силы разместят 24 ракеты среднего радиуса действия Р-12 и 16 ракет промежуточного радиуса действия Р-14 и оставят в резерве по половине от количества ракет каждого типа. Предполагалось снять 40 ракет с позиций на Украине и в европейской части России. После установки этих ракет на Кубе количество советских ядерных ракет, способных достичь территории США увеличивалось в два раза.

      

Предполагалось направить на Кубу группу советских войск, которая должна была сконцентрироваться вокруг пяти подразделений ядерных ракет (трёх Р-12 и двух Р-14). Помимо ракет в состав группы входили также вертолётный полк Ми-4, четыре мотострелковых полка, два танковых батальона, эскадрилья МиГ-21, 42 лёгких бомбардировщика Ил-28, 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками по 12 Кт с радиусом действия 160 км, несколько батарей зенитных орудий, а также 12 установок С-75 (144 ракеты). Каждый мотострелковый полк насчитывал 2 500 человек, танковые батальоны оснащались танками Т-55 .

        

В начале августа на Кубу пришли первые корабли. Ночью 8 сентября в Гаване была разгружена первая партия баллистических ракет средней дальности, вторая партия прибыла 16 сентября.  

 

                                                                  корабли с грузом ракет

 Штаб ГСВК расположился в Гаване. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова – близ деревни Сан-Кристобаль и в центре Кубы – у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы – в сотне километров от военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 на Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования. 

14 октября 1962 самолет-разведчик Lockheed U-2 4080-го стратегического разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, сфотографировал позиции советских ракет. Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту.             

          

Президент США Джон Кеннеди и министр обороны Роберт Макнамара

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе, президент Кеннеди собрал особую группу советников на секретное совещание в Белом Доме. Эта группа из 14 человек, ставшая позднее известной как «Исполнительный комитет» EXCOMM. Комитет состоял из членов Совета национальной безопасности США и нескольких специально приглашенных советников. Вскоре комитет предложил президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова. Военные предложили вторжение, и вскоре началась переброска войск во Флориду, а Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия B-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков B-52 Stratofortress.

 

22 октября Кеннеди объявил Кубе морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов острова. Блокада вступила в силу 24 октября в 10:00.

 

180 кораблей ВМС США окружили Кубу с четким приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента. К этому времени на Кубу шли 30 кораблей и судов, в том числе «Александровск» с грузом ядерных боеголовок и 4 корабля, везущие ракеты для двух дивизионов БРСД. Кроме того, к Острову свободы приближались 4 дизельные подводные лодки, сопровождавшие корабли. На борту «Александровска» находились 24 боеголовки для БРСД и 44 для крылатых ракет. Хрущёв решил, что подводным лодкам и четырём судам с ракетами Р-14 – «Артемьевску», «Николаеву», «Дубне» и «Дивногорску» – следует продолжать идти прежним курсом. Стремясь свести к минимуму возможность столкновения советских кораблей с американскими, советское руководство решило развернуть остальные не успевшие добраться до Кубы корабли домой. Одновременно с этим Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности. Отменили все увольнения. Срочникам, готовящимся к демобилизации предписано оставаться на местах несения службы до дальнейших распоряжений. Хрущёв отправил Кастро ободряющее письмо, заверив в непоколебимости позиции СССР при любых обстоятельствах.

24 октября Хрущёв узнал, что «Александровск» благополучно добрался до Кубы. Одновременно с этим ему пришла короткая телеграмма от Кеннеди, в которой тот призвал Хрущёва «проявить благоразумие» и «соблюдать условия блокады». Президиум ЦК КПСС собрался на заседание, чтобы обсудить официальный ответ на введение блокады. В тот же день Хрущёв направил президенту США письмо, в котором обвинил его в том, что тот ставит «ультимативные условия». Хрущёв назвал блокаду «актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны». В письме Первый секретарь предупредил Кеннеди, что «капитаны советских кораблей не станут соблюдать предписания американских ВМС», а также что «если США не прекратят своих пиратских действий, правительство СССР примет любые меры для обеспечения безопасности судов».

 

В ответ на послание Хрущёва, в Кремль пришло письмо Кеннеди, в котором он указал, что советская сторона нарушила свои обещания в отношении Кубы и ввела его в заблуждение. На сей раз, Хрущёв решил не идти на конфронтацию и начал искать возможные выходы из сложившейся ситуации. Он объявил членам Президиума, что «невозможно хранить на Кубе ракеты, не вступая в войну с США». На заседании было решено предложить американцам демонтировать ракеты в обмен на гарантии США оставить попытки сменить государственный режим на Кубе. Брежнев, Косыгин, Козлов, Микоян, Пономарёв и Суслов поддержали Хрущёва. Громыко и Малиновский при голосовании воздержались.

26 октября утром Хрущёв принялся за составление нового, менее воинственного послания Кеннеди. В письме он предложил американцам вариант демонтажа установленных ракет и возвращения их в СССР. В обмен он требовал гарантий того, что «Соединенные Штаты не вторгнутся своими войсками на Кубу и не будут поддерживать никакие другие силы, которые намеревались бы совершить вторжение на Кубу». Закончил он письмо знаменитой фразой «Нам с вами не следует сейчас тянуть за концы верёвки, на которой вы завязали узел войны». Хрущёв составил это письмо в одиночку, не собирая Президиум. Позднее, в Вашингтоне была версия, что второе письмо писал не Хрущёв, и что в СССР, возможно, произошёл государственный переворот. Другие считали, что Хрущёв, наоборот, ищет помощи в борьбе против сторонников жёсткой линии в рядах руководства Вооружённых сил СССР. Письмо пришло в Белый дом в 10 часов утра. Ещё одно условие было передано в открытом обращении по радио утром 27 октября, призвавшем вывести американские ракеты из Турции в дополнение к требованиям, указанным в письме.

В пятницу 26 октября, в 13-00 по вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера ABC News Джона Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин – резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Occidental. Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу.
Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно».

Тем временем в Гаване политическая обстановка накалилась до предела. Кастро стало известно о новой позиции Советского Союза, и он сразу же направился в советское посольство. Команданте решил написать Хрущёву письмо, чтобы подтолкнуть его к более решительным действиям. Ещё до того как Кастро закончил письмо и отправил его в Кремль, глава резидентуры КГБ в Гаване известил Первого секретаря о сути послания Команданте: «По мнению Фиделя Кастро, интервенция почти неминуема и произойдёт в ближайшие 24-72 часа». Одновременно, Малиновский получил донесение от командующего советскими войсками на Кубе генерала И. А. Плиева об усилившейся активности американской стратегической авиации в районе Карибского бассейна. Оба сообщения доставили в кабинет Хрущёва в Кремль в 12 дня, в субботу, 27 октября.

                                 

                                                               Исса Александрович Плиев

В Москве было 5 часов вечера, когда на Кубе разбушевался тропический шторм. В одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-разведчик U-2.

 

Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб – никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. По другим сведениям, приказ об уничтожении самолёта-разведчика мог быть отдан заместителем Плиева по ПВО генерал-лейтенантом авиации Степаном Гречко или командиром 27-й дивизии ПВО полковником Георгием Воронковым. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. U-2 был сбит.

 

                                                                         обломки U-2

 Пилот самолёта-шпиона майор Рудольф Андерсон погиб.

                                  

                                                                                   Рудольф Андерсен

В ночь с 27 на 28 октября по заданию президента его брат Роберт Кеннеди встретился с советским послом в здании Министерства юстиции. Кеннеди поделился с Добрыниным опасениями президента о том, что «ситуация вот-вот выйдет из под контроля и грозит породить цепную реакцию».

Роберт Кеннеди заявил, что его брат готов дать гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы. Добрынин спросил Кеннеди о ракетах в Турции. «Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса» – ответил Кеннеди. По словам тогдашнего министра обороны США Роберта Макнамары, с военной точки зрения ракеты Юпитер были устаревшими, однако в ходе приватных переговоров Турция и НАТО выступали резко против включения подобного пункта в официальное соглашение с Советским Союзом, так как это было бы проявлением слабости США и ставило бы под сомнение гарантии США по защите Турции и стран НАТО.

На следующее утро в Кремль пришло сообщение от Кеннеди, где было указано: «1) Вы согласитесь вывести свои системы вооружения с Кубы под соответствующим наблюдением представителей ООН, а также предпринять, с соблюдением соответствующих мер безопасности, шаги по

остановке поставок таких же систем вооружения на Кубу. 2) Мы же, со своей стороны, согласимся – при условии создания с помощью ООН системы адекватных мер, обеспечивающих выполнение данных обязательств, – а) быстро отменить введённые в настоящий момент блокадные мероприятия и б) дать гарантии ненападения на Кубу. Я уверен, что и остальные государства Западного полушария будут готовы поступить подобным образом».
В полдень Хрущёв собрал Президиум у себя на даче в Ново-Огарёво. На собрании шло обсуждение письма из Вашингтона, когда в зал вошёл человек и попросил помощника Хрущёва Олега Трояновского к телефону: звонил Добрынин из Вашингтона. Он передал Трояновскому суть его беседы с Робертом Кеннеди и выразил опасения, что президент США испытывает сильное давление со стороны чиновников из Пентагона. Добрынин передал дословно слова брата президента США: «Мы должны получить ответ из Кремля сегодня же, в воскресенье. Осталось очень мало времени для разрешения проблемы». Трояновский вернулся в зал и зачитал собравшимся то, что успел записать в своем блокноте, пока слушал доклад Добрынина. Хрущёв сразу же пригласил стенографистку и начал диктовать согласие. Он также надиктовал два конфиденциальных письма лично Кеннеди. В одном он подтвердил факт того, что послание Роберта Кеннеди добралось до Москвы. Во втором, что он расценивает это послание как согласие на условие СССР по выводу советских ракет с Кубы – убрать ракеты из Турции.
Опасаясь всяких «неожиданностей» и срыва переговоров, Хрущёв запретил Плиеву использовать зенитное оружие против американских самолётов. Он также приказал вернуть на аэродромы все советские самолёты, патрулирующие Карибское море. Для пущей уверенности первое письмо было решено транслировать по радио, чтобы оно как можно скорее дошло до Вашингтона. За час до начала трансляции послания Никиты Хрущева Малиновский послал Плиеву приказ начать демонтаж стартовых площадок Р-12.
Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли 3 недели.

 

 

 

                                         Хроника операции «Анадырь»

                 О размещении стратегических ядерных ракет на острове Куба

Апрель 1962 года. Никита Хрущев высказывает идею о размещении стратегических ракет на острове Куба.

20 мая. На расширенном заседании Совета обороны, на котором присутствуют весь состав Президиума ЦК КПСС, секретари ЦК КПСС, руководство Министерства обороны СССР, принято решение о подготовке к созданию Группы советских войск на острове Куба (ГСВК).

24 мая. Министр обороны представляет руководству страны план создания ГСВК. Операция получает название «Анадырь».

27 мая. Президиум ЦК КПСС утверждает план операции полностью и единогласно.

27 мая. Для согласования с кубинским руководством вопроса о размещении советских стратегических ракет на Кубу вылетает делегация во главе с первым секретарем ЦК КП Узбекистана Ш. Рашидовым. Военную часть делегации возглавлял главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза Сергей Бирюзов.

13 июня. Выходит директива министра обороны СССР о подготовке и передислокации частей и соединений всех видов и родов Вооруженных сил.

14 июня. Директивой Главного штаба РВСН определены задачи по формированию 51-й ракетной дивизии (РД) для участия в операции «Анадырь».

1 июля. Личный состав управления 51-й РД приступает к исполнению обязанностей по новым штатам.

5 июля. Директивой Главного штаба РВСН определены конкретные мероприятия по подготовке 51-й РД к передислокации за границу.

12 июля. Рекогносцировочная группа во главе с командиром 51-й РД генерал-майором И. Стаценко прибывает на Кубу.

10 августа. Начинается погрузка первого железнодорожного эшелона в полку полковника И. Сидорова для передислокации дивизии на Кубу.

9 сентября. С прибытием теплохода «Омск» в порт Касильда начинается сосредоточение дивизии на острове. Этим рейсом доставляются первые шесть ракет.

16 сентября. Начата доставка ядерных боеприпасов на остров.

4 октября. Дизель-электроход «Индигирка» доставляет в порт Мариель ядерные боеприпасы к ракетам Р-12.

14 октября. Американская разведка по данным аэрофотосъемки делает вывод о наличии советских ракет на Кубе.

15 октября. Головные части к ракетам Р-12 подготовлены к боевому применению.

20 октября. Ракетный полк И. Сидорова полностью приведен в боевую готовность.

22 октября. Правительство США объявило блокаду Кубы.

23 октября. В Республике Куба объявлено военное положение. Воинские части 51-й советской ракетной дивизии переведены в повышенную боевую готовность. На КП доставлены боевые пакеты с полетными заданиями и боевыми распоряжениями на пуск ракет. В порт Ла-Исабела приходит теплоход «Александровск» с головными частями к ракетам Р-14. В СССР решением правительства приостановлено увольнение военнослужащих в запас и прекращены плановые отпуска.

24 октября. Командир ракетной дивизии принимает решение на подготовку новых позиционных районов с целью совершения маневра. Отдан приказ на рассредоточение техники в позиционных районах.

25 октября. Ракетный полк полковника Н. Бандиловского и 2-й дивизион полка подполковника Ю. Соловьева приведены в боевую готовность.

26 октября. С целью сокращения времени на подготовку первого залпа ракет головные части с группового склада переброшены в позиционный район полка полковника И. Сидорова. 1-й дивизион полка подполковника Ю. Соловьева приведен в боевую готовность и полностью закончил проверку боезапаса ракет. Сбит самолет-разведчик ВВС США над Кубой.

28 октября. До командира РД доводится директива министра обороны СССР о демонтаже стартовых позиций и передислокации дивизии в СССР.

29 октября. Начало демонтажа стартовых позиций на Кубе.

1 ноября. Выходит директива министра обороны СССР, определяющая порядок отправки стратегических ракет в Советский Союз.

5 ноября. Теплоход «Дивногорск» выходит с первыми четырьмя ракетами на борту из порта Мариель.

9 ноября. Теплоход «Ленинский комсомол» с острова Куба транспортирует последние восемь ракет.

1 октября 1963 года. Указом Президиума Верховного Совета СССР за умелые действия в период выполнения особо важного правительственного задания по защите завоеваний кубинской революции участники операции «Анадырь» награждены орденами и медалями СССР.

Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы. Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты.

 

lemur59.ru

Операция «Анадырь»: советское ядерное оружие на Кубе

Шестидесятые – пик напряжённости в отношениях сверхдержав. Период, когда истерия в средствах массовой информации, государственная пропаганда и неугомонившиеся военные обеих сторон едва не перевели относительно мирное холодное противостояние в горячую фазу. Чего же хотели добиться те, кто сознательно поставил мир на грань ядерного холокоста?

Предпосылками операции «Анадырь» осенью 1962 года стало заметное неравенство ядерных потенциалов США и СССР. Несколько тысяч американских изделий заметно превышали доступный СССР ядерный арсенал.

Речь шла о превосходстве буквально на порядок. Количество ракет на боевом дежурстве в США измерялось сотнями. Настоящий флот высотных бомбардировщиков позволил бы в горячей фазе конфликта получить решающее превосходство над советской обороной. С момента подавления активных средств ПВО СССР превратился бы в практически беззащитную мишень.

Количество ядерного оружия США и СССР/России

Наличие собственного ядерного арсенала и ракетных средств доставки у СССР не позволяло военным США говорить о быстрой лёгкой победе – но и только. Действительно весомых гарантий безопасности у СССР не было.

К тому же, несовершенство ракетных технологий ещё не позволяло говорить о быстром запуске межконтинентальной баллистической ракеты или о сколько-то продолжительном её пребывании на боевом дежурстве.

Основная МБР в СССР, Р-7, заправлялась жидким кислородом непосредственно перед стартом. Заправлялась долго и с большими потерями. Более совершенная Р-16 на тот момент ещё не прошла основных испытаний без оговорок. Более того, её принятие на вооружение сопровождали настолько заметные катастрофы, что всерьёз говорить о надёжности ещё не приходилось. Выбора у СССР, конечно, не было, но и назвать ракету гарантией безопасности ещё не представлялось возможным.

В таких неравновесных условиях ракеты США малой и средней дальности в Европе действительно позволяли говорить об уничтожении основных советских административных, промышленных и военных объектов раньше, чем ответ СССР вообще станет возможным.

Речь шла о подлётном времени порядка десяти минут, полноценном боевом дежурстве без необходимости постоянного обслуживания и более чем приемлемом радиусе поражения целей.

PGM-19 Jupiter (на переднем плане)

При дальности в 2400 километров, ракеты средней дальности PGM-19 «Юпитер» могли с пусковой в Измире (Турция) поразить Москву и большую часть крупных целей в европейской части СССР.

При мощности боеголовки в 1,44 мегатонны предполагаемая цифра потерь от подрыва изделия в крупном населённом пункте составляла бы до миллиона человек.

На пяти стартовых площадках разместили в общей сложности пятнадцать ракет – более чем достаточно для того, чтобы серьёзно подорвать любой наступательный потенциал СССР одним удачным пуском.

За симметричным ответом на подобное давление на государственную безопасность дело не встало. У СССР появился лояльный «младший товарищ» фактически в мягком подбрюшье США. Куба.

Дальности поражения целей на территории США ракетами средней дальности разных типов. Обратите внимание, что крупные промышленные (Даллас, штат Техас) и административные (Вашингтон) центры безусловно попадают в радиусы поражения

Малый радиус – дальность поражения тактических ракет малой дальности. Средний – Р-12, большой – Р-14

После кубинской революции 1959 года попытка США обрушить экономику страны товарным эмбарго фактически толкнула Кубу навстречу СССР. Бессмысленное в условиях внешней поддержки эмбарго дало эффект, строго противоположный задуманному.

Фидель Кастро отлично сознавал, что без внешней экономической и военной поддержки небольшое государство в изоляции долго не проживёт. Не удивительно, что советское правительство регулярно получало дипломатические просьбы увеличить любое присутствие на Кубе. В том числе – военное.

Уже в конце мая 1962 года начались переговоры о подобной военной акции. По итогам переговоров 24 пусковых установки Р-12 и 16 Р-14 предполагалось разместить на территории Кубы. Это значительно увеличивало количество советских ракет, способных оперативно поразить цели на территории США.

Малое количество ядерных боеприпасов в распоряжении СССР означало, что ракеты для этого потребовалось брать с позиций на территории европейской части СССР, но стратегический выигрыш значительно перевешивал тактическое ослабление европейской группировки.

Разумеется, столь ценному оружию полагалась и не менее достойная охрана:

Флотская группировка прикрытия – 2 крейсера, 4 эсминца, 12 ракетных катеров с противокорабельными ракетами и одиннадцать подводных лодок. Семь из них могли нести собственное ядерное оружие.

В состав наземного прикрытия вошли:

  • Фронтовые крылатые ракеты с 16 пусковыми установками и в общей сложности 80 тактическими боеголовками по 12 килотонн.
  • Ракеты ПВО С-75.
  • Истребители МиГ-21
  • Четыре полка мотопехоты численностью 2500 человек и два танковых батальона Т-55

Позднее в список добавили бомбардировщики Ил-28, пригодные в том числе к использованию ядерного боеприпаса, и тактические ракетные комплексы 2К6 «Луна».

Тактическая ракетная установка 2К6 «Луна»

В общей сложности речь шла о почти что пятидесяти тысячах человек – население далеко не самого маленького города. Операция по их переброске и размещению со всем оружием и снаряжением и получила название «Анадырь».

Возглавил планирование операции маршал Баграмян. Активными участниками планирования выступили также генерал-полковник Семён Иванов и генерал-лейтенант Анатолий Грибков. Непосредственное руководство исполнением возложили на генерала армии Иссу Плиева.

Классическое проявление советской конспирации диктовало не только «северное» название для тропической операции, но и широкий спектр защитных информационных мер. Среди них значились даже приказы на выдачу тёплой зимней одежды в достаточном количестве.

Персонал также получал ложные сведения о месте предполагаемой дислокации вместо подлинных. Конверты с настоящими пунктами назначения капитаны восьмидесяти пяти транспортных кораблей вскрывали уже в море, в присутствии особиста. Первые два конверта отвечали только за ключевые точки первых этапов доставки, без уточнения финального пункта назначения. Информации о содержимом трюмов капитанам знать не полагалось.

Отбытие проводилось из шести разных портов на всей территории СССР. Прибытие маскировалось оживлённым товаропотоком СССР – Куба. Даже несколько десятков теплоходов на общем фоне отнюдь не выглядели чем-то внезапным. Для стороннего наблюдателя речь шла бы о некотором оживлении поставок – но и только.

Первая часть ракет прибыла в Гавану ночью 8 сентября. Вторая – 16 сентября. К 14 октября на Кубу доставили 40 ракет и большую часть сопутствующего оборудования.

Как и ожидалось, на этой стадии выполнения операции как-то заметить подлинное назначение и состав груза ещё не представлялось возможным.

Правда, все эти грамотные меры целиком перечёркивались одним принципиальным упущением. Не было ровным счётом никакой возможности сгустить «туман войны» на территории Кубы, чтобы замаскировать ракетные позиции с момента их развёртывания.

Советские военные объекты на Кубе на конец октября 1962 года. Схема департамента обороны США

Советские военные объекты на Кубе, фактическое размещение

Можно дискутировать, насколько эффективной могла бы оказаться предварительная работа по созданию хоть как-то скрытых позиций, но итог один. С момента обнаружения позиций баллистических ракет маховик кризиса раскрутился на полную, а маскировочная составляющая операции «Анадырь» полностью утеряла любой свой ранее достигнутый эффект.

Самолёт-разведчик U-2 майора Ричарда Хейзера 14 октября 1962 года за один пролёт над Кубой получил фотографии, которые безусловно свидетельствовали о наличии ракет средней дальности на позициях.

Майор Хейзер у трапа Lockheed U-2.

Источник: http://www.thisdayinaviation.com/14-october-1962/

Типичная для президента Кеннеди привычка к самообману больше не работала. Незадолго до вылета он успел принять участие в дискуссии, в которой утверждал, что всё ограничится чисто оборонительными позициями зенитных ракет. Продолжать эту линию с такими аргументами на руках оппонентов у Кеннеди не получилось бы и при всём желании.

22 октября началась жёсткая морская блокада Кубы. Единственная линия поведения США, которая ещё выглядела приемлемой с политической и военной точки зрения. Любое немедленное силовое решение имело слишком тяжёлые политические или военные последствия.

Фотографии ракетных позиций на Кубе с борта самолёта-разведчика

Шесть почти дошедших советских транспортов с ядерными боеприпасами и снаряжением на борту успели прибыть в порты. Всё, что находилось слишком далеко, пришлось возвращать обратно в СССР.

Выполнение операции «Анадырь» в полном объёме приостановили. На Кубу попало достаточно ядерного оружия, чтобы исключить любые силовые варианты. Ни точечные бомбардировки, ни масштабная силовая операция больше не выглядели приемлемыми для США по возможному соотношению потерь (в том числе гражданских, на территории страны) и результата.

Основные задачи операции «Анадырь» оказались выполнены. Угроза выглядела достаточно весомой, чтобы стать поводом к дипломатическому урегулированию проблемы.

США пришлось обменять ракетные базы в Европе на вывоз советского ядерного оружия с Кубы. Куба получила гарантию отказа США от свержения кубинского правительства силовым путём. СССР укрепил временную шаткость своих военных позиций дипломатическим путём.

Уже 29 мая 1963 года на Кубе осталась лишь символическая группа военных советников.

Военная задача операции «Анадырь» оказалась выполнена с минимальными потерями – и полностью.

warspot.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о