Нацисты из «Правого сектора» ищут второе дыхание. Но они никому не нужны — 28.08.2018

Причиной возбуждения дела стало решение «Центральным национальным судом «Правого сектора» от 10 мая 2018 года, которое расценивается Следственным комитетом как месть за арест украинского участника Майдана Александра Костенко. В решении прозвучал призыв в «удобное время и целесообразными в конкретных случаях способами» убийств 50 должностных лиц российских государственных, судебных и правоохранительных органов, принимавших участие в расследовании уголовного дела в отношении Костенко, а также вынесении ему приговора.

Александр Костенко — бывший сотрудник украинской милиции, был уволен из органов. Впоследствии пошел в политику и стал помощником народного депутата Эдуарда Леонова из фракции Всеукраинского объединения «Свобода». Активно участвовал в боях с «Беркутом» на Майдане, но после «революции достоинства» был задержан сотрудниками СБУ по обвинению в терроризме, но затем отпущен. Принял участие в формировании батальона «Крым», так как является уроженцем Симферополя. В феврале 2015 года был задержан сотрудниками ФСБ в Симферополе. СК РФ: «Правый сектор» призвал расправиться с 50 гражданами России

Костенко был обвинен в том, что бросил камень в сотрудника «Беркута» из Крыма Виталия Полиенко и осужден на 4 года колонии, но в 2018 был освобожден и отправлен на Украину.

Хоть сам Костенко и не состоял в ПС, однако для правосеков он все равно «свой», из одной и той же компании русофобов-националистов. Арест Александра Костенко для них был всего лишь поводом, чтобы объявить о терроре против России.

«Правосеки в кризисе»

В последнее время руководители ПС переживают кризис, так как фактически основной состав движения разделился на три направления: часть занялась банальным бандитизмом, другая же часть пытается интегрироваться в политические процессы в Украине, а третьи — ушли либо в другие группировки, либо создав свое, не связанное с ПС движение.

С первыми все ясно. Украинские криминальные новости пестрят сообщениями о том, что бывшие участники националистических движений совершают нападения, грабежи, участвуют в рейдерских захватах. А иногда просто становятся «разбойниками с большой дороги». Например, в поселке Стрелковое Херсонской области группа бойцов добровольческого украинского корпуса «Правого сектора»* (ДУК ПС) под руководством командира Сергея Акулова занялась разбоем, останавливая машины и обыскивая пассажиров под угрозой оружия. Приехавшие правоохранители задержали националистов, изъяв незарегистрированные стволы.«Правый сектор» угрожает генералам: националисты не хотят уходить с фронта

В общем, эта часть бывших националистов пытается получить доступ к благам цивилизации с помощью привычных способов: оружия, физической силы и наглости. Это анархисты, живущие по заветам батьки Махно (киношного, а не реального).

С третьими тоже все понятно. Они, как тот же Ярош, разочаровавшись в результатах Евромайдана, на котором они были одной из главных движущих сил, откололись от ПС и стали искать пути создания либо отдельного движения (не приобретя в сравнении с ПС ни славы, ни признания), либо предпринимают попытки индивидуально проникать в другие радикальные политсилы.

Нам же здесь интересна третья часть, те, кто другая часть пытается занять свое место в украинском политикуме нынешней европейской Украины и хотя бы в каком-то формате сохранить ПС как партию и общественное движение.

Радикалы всех мастей объединяются

17 августа в интервью каналу Guildhall глава партии «Правый сектор» Андрей Тарасенко заявил о том, что после подписания в марте 2017 года вместе с ВО «Свобода», «Национальным корпусом», С14 и другими «Националистического манифеста» планируется выдвижение единого кандидата в Президенты от радикальных организаций. Также планируется скоординированное участие в выборах в Верховную Раду в 2019 году и создание общей фракции. Среди прочего, Тарасенко заявил, что «Правый сектор» намерен бороться с неолиберализмом, проникающим в Украину с Запада.

Но тут дают о себе знать «родовые пятна» нацистски настроенных радикалов. Из них никак не получаются европейские политики.
Вот, например, высказывание одного из тех, кто стоит во главе ПС.

«Если известно о сепаре или об их структуре или пророссийской сволочи, надо сообщить официально СБУ. В случае их бездействия (а это 90%), их должны нейтрализовать неизвестные украинцы. […] Если с ними не могут справиться те, кто обязаны это сделать по Конституции, это сделают граждане Украины. Да, я призываю к насилию и нетерпимости! Ради спокойной жизни наших жен, детей и будущего нации». Это заявление главы ПС Андрея Стемпицкого, сделанный 7 января 2018 года на своей странице в Facebook.

Другой руководитель ПС — Андрей Тарасенко, в недавнем интервью обратился к руководству Украины с призывом раздать всем оружие и создать аналог эстонской нацистской организации, действовавшей в 40-е годы «Кайсейлийт»: «Как показали события 2014 года, только таким образом мы смогли «остановить» россиян в Донбассе, но мы, к сожалению, делали это голыми руками». «Правый сектор» ворвался в горсовет Никополя: стрельба, кефир, зеленка

Сейчас эти «замечательные люди» занимаются, кроме прочего, созданием молодежной организации «Правая молодежь». Достаточно активные организации появились лишь в Кривом Рогу и в Харькове, видимо там, где нашлись толковые лидеры. В Кривом Рогу молодые националисты занимаются борьбой с незаконными точками продажи алкоголя, при активной поддержке сотрудников полиции, что видно из видеозаписей, вывешенных в паблике вКонтакте, а также занятиями по тактике и рукопашному бою. Кроме этого, молодые криворожские правосеки «кошмарят» продавцов книг за продажу неправильных книг российского издания. Численность организации, судя по фотография паблика — около 10 молодых людей арийской наружности криворожского происхождения.

Харьковская организация несколько менее активна и занимается борьбой с продажей легких наркотиков, помощью фронту и тоже занятиями по тактике и рукопашному бою. Численность такая же, как и в Кривом Рогу.

Актуальным для ПС остается вопрос финансирования. В отличие от «Азова» у движения нет постоянных спонсоров. О проблемах с финансированием часто говорят в ПС: «Сейчас нас никто не финансирует. У нас с этим реально большая проблема. Весь малый и средний бизнес, который ранее помогал «Правому сектору», ушел с Ярошем. Все эти контакты были на нем заточены».

Отдельно следует упомянуть ту часть ПС, которая до сих пор участвует в войне на Донбассе и входит в Добровольческий украинский корпус (ДУК). После объявления об окончании АТО и начала Операции объединенных сил (ООС) на фронте началась кампания по выдавливанию добровольцев из зоны боевых действий.

Часть бойцов ПС переходит в другие добровольческие структуры: в середине июля на сайте МВД появилось заявление командира 7-го отдельного батальона ДУК ПС Руслана Качмалы («Рэм») о том, что 40 бойцов батальона, практически полным составом, переходят в полк «Азов»: «Мотив простой, сколько времени воюем, а «Правый сектор» стал более коррумпированным и вышел за рамки закона».

То есть, постепенно происходит «приведение к общему знаменателю» в рамках которого боевики ПС либо полностью вливаются в состав ВСУ и растворяются там, либо покидают зону боевых действий. Ни о какой самостоятельности в формате нынешнего ООС для добробатов уже речь не идет, как и о никакой отдельной идеологии.

Принятие же националистического лозунга как официального приветствия в армии является лишь способом заигрывания Порошенко с националистическим электоратом, так же как и нашивка «Циничный бандера». Петру Алексеевичу нужна поддержка правого крыла избирателей, так как поддержку другого электората он уже потерял. Поэтому в этом — принятии на вооружение лозунга предшественников ПС — бандеровцев, для членов ПС нет никакой господдержки, даже идеологической.

В роли мавра

И все-таки, после победы Майдана ПС пытается найти второе дыхания для всей оставшейся организации, переориентируясь на общественно-политическую деятельность. Общественное движение, как и его молодежная часть, создается в надежде продать этот проект под выборы, президентские или парламентские. Кроме того, стоит ожидать попыток реализовать политические амбиции, используя объединение националистических организаций. Однако какое именно место в альянсе с более активными и обеспеченными организациями сможет занять ПС — большой вопрос. У них нет ни мощной сети организаций в регионах, ни финансовой поддержки крупных украинских олигархов, как у «Азова», ни разветвленного депутатского корпуса различных уровней как у ВО «Свободы», ни, в конце концов, «крыши» спецслужб как у С14. С единственным народным депутатом Ярошем у нынешнего руководства ПС отношения неоднозначные. Единственный их актив — это раскрученный бренд времен Майдана. Им может быть уготована участь движения «ПОРА» времен первого Майдана, полностью растворившейся в других партиях уже в 2007-2008 годах.

С другой стороны, количество радикалов в украинском обществе растет из-за катастрофической ситуации в экономике и социальной сфере. Но в этой среде присутствует запрос на новые движения, не дискредитировавшие себя сотрудничеством с властью и многочисленными обещаниями «похода на Киев». Сможет ли ПС вписаться в этот тренд — большой вопрос, ведь для этого нужен доступ к СМИ и ресурс для формирования сети в регионах. А главное — обеспечение безопасности от давления со стороны государства в лице Порошенко. В случае если эта организация понадобится кому-то из действующих политических акторов в рамках предвыборной кампании — шансы сохраниться есть. Если же, что вернее всего, таких не найдется из-за слишком однозначного имиджа правосеков у населения и политической элиты, то их движение тоже ждет медленное угасание и забвение.

На самом деле, что никак не могут осознать руководители ПС, эта группировка никогда и не была самостоятельной политической силой на Украине. Они — расходным материал западных спонсоров Украины, затеявших в свое время госпереворот. И вот, когда они сделали свое дело, перевернув страну, западным спонсорам стало неудобно с моральной точки зрения продолжать игры (уже официально) с нацистским отребьем… За это ведь в той же Германии в тюрьму сажают.Запрещенный в РФ «Правый сектор» не планирует мешать ветеранам в День Победы

Немногим лучше дела и у их идеологических коллег из «Свободе» и «Национального корпуса». С ними, если они не цивилизируются, со временем может произойти тоже самое — спишут в утиль. Будущей украинской власти (если выборы состоятся), как и нынешней, если она сумеет себя сохранить, уже нужны не боевики и радикалы, а кредиты и инвестиции. А нацисты — это напоминание о том грязному пути, которым нынешние политики пришли к власти. Такая память им точно не будет нужна.

То есть вместо нациста в камуфляже власти нужны будут со временем «белые воротнички». Перефразируя известное выражение Шекспира про мавра, можно сказать «наци сделал свое дело, наци должен уйти».

ПС, как и «Азов» или «Свобода» не нужны Порошенко, пытающемуся создать для европейцев и американцев симпатичную картинку европейского государства. Поэтому-то сейчас подспудно идет зачистка всех радикалов. Но пока они еще на виду. 24 августа на параде в честь Дня независимости, ПС выставил своих участников. Однако, смогли собрать лишь около 50 человек в форме. А может, больше чем 50 просто не дали выйти. Закономерный итог по истечении четырех лет прошедших после Майдана.

*Организация, деятельность которой запрещена на территории РФ

 

ukraina.ru

Правый сектор | politizm

Неформальная организация правоэкстремистского толка «Правый сектор» объединила вокруг себя приверженцев украинского национализма из различных общественных движений и партий. Впервые о ней стало широко известно в ходе так называемой «революции достоинства», основные события которой проходили зимой 2013-2014 гг.

Название «Правый сектор» впервые прозвучало в средствах массовой информации Украины и некоторых зарубежных стран 1 декабря 2013 года после столкновений, проходивших возле администрации президента с участием специальных подразделений милиции и внутренних войск. В этот же день активисты этой правоэкстремистской организации захватили несколько зданий, в которых размещались государственные органы власти. Так получилось, что именно эти люди взяли на себя все силовые действия по дестабилизации ситуации в центре украинской столицы. За день до событий 1 декабря многие телеканалы показывали процесс формирования отрядов самообороны, но название «Правый сектор» еще не звучало. В это же время через социальные сети активисты «вербовали» добровольцев и проводили с ними инструктаж по поводу правил взаимодействия с милицией и другими силовыми органами.

Лидером «Правого сектора» признан Дмитрий Ярош, ранее возглавлявший организацию националистического толка «Тризуб».
Во время событий на Майдане зимой 2013-2014 гг. «Правый сектор» считался в качестве одной из «сотен», но на самом деле был совершенно независимой структурой со своей иерархической подчиненностью.

Ближе к концу января 2014 года руководство правоэкстремистской организации выступило с конкретными требованиями к законно избранной власти и объявило «Правый сектор» общественно-политической силой. Кроме того, лидеры этой организации выявили желание участвовать в переговорном процессе между оппозицией и руководством страны.

Основными целями, которые были провозглашены «Правым сектором» стали полная смена власти, реформа судебной системы, спецслужб и силовых органов. Следует отметить, что после прихода к руководству страны лидеров Майдана лидеру «Правого сектора» предлагали стать заместителем секретаря СНБО.

В середине февраля у Яроша состоялась встреча с Януковичем, на которой руководитель правых радикалов отверг предложение главы государства о перемирии.

После свержения законного президента и правительства руководство «Правого сектора» объявило о своем намерении получить часть полномочий по участию в формировании новых силовых структур.

В марте Дмитрий Ярош сделал официальное заявление о том, что планирует принять участие в выборах Президента Украины. В том же месяце состоялся съезд, где на базе политической силы УНА-УНСО была образована новая партия «Правый сектор».

В середине июля лидер правых экстремистов заявил о начале деятельности на основе силовых подразделений «Правого сектора» военизированного образования «Добровольческий украинский корпус».

В конце осени 2014 года Верховным судом Российской Федерации «Правый сектор» был признан экстремистской организацией, подлежащей к запрету на территории РФ.

Многие представители СМИ, которым довелось общаться с Дмитрием Ярошем во время событий зимы 2013-2014 гг. отмечали, что он пропагандирует идеи «воинствующего национализма» и нацизма близкого к фашизму. Из уст руководства «Правого сектора» неоднократно шли заявления о том, что их идеологическим направлением деятельности является «революционный национализм», а за его основу взяты идеи Степана Бандеры.

По заявлению идеологов «Правого сектора» к русским и другим нацменьшинствам на территории Украины их организация относится одобрительно, если представители этих народов вместе с ними борются за утверждение украинской государственности. К сочувствующим и признающим главенствующей в стране титульную нацию у «правосеков» толерантное отношение, а к тем, кто является сторонником вступления в союз с Россией и идей федерализации Украины – крайне негативное, вплоть до враждебного.

Врагом украинского государства №1 правые радикалы считают Российскую Федерацию.

Также как и предшественник «Правого сектора» организация «Тризуб», новая партия является ярым приверженцем национализма, отвергая при этом любую идеологию социалистического, демократического, гуманистического, либерального, атеистического и космополитического толка. Идеологи «Правого сектора» считают, что все вышеперечисленные течения способствуют формированию у человека сознания раба и превращают людей в «космополитическое стадо» с местом обитания под названием «всемирный концентрационный лагерь». Конечной целью «Правого сектора» является построение «украинского соборного независимого государства» с титульной нацией.

politizm.ru

Правый сектор Википедия

Правый сектор
укр. Правий сектор
Флаг движения
Идеология украинский национализм
Девиз Слава Украине! Героям слава!
Слава нации! Смерть врагам!
Лидеры Дмитрий Ярош (2013—2015)
Андрей Тарасенко (с марта 2016)
Штаб-квартира Киев
Дата формирования декабрь 2013
Союзники
  • При создании в состав вошли:
  • После Евромайдана структурно включает в себя:
  • Союзники:

ru-wiki.ru

Правый сектор — Gpedia, Your Encyclopedia

«Правый сектор» (укр. Правий сектор) — изначально, неформальное объединение активистов ряда украинских националистических («национально ориентированных») праворадикальных организаций[6][7][8], образовавшееся в ходе протестных акций в Киеве (декабрь 2013 — февраль 2014 гг.)[9]. Первую известность получило своим участием 1 декабря 2013 года в столкновениях с внутренними войсками и спецподразделениями МВД Украины, охранявшими здание Администрации президента[9], а также в захвате нескольких административных зданий[10] — один из этажей захваченного Дома профсоюзов они и занимали в ходе Евромайдана[10]. В Российской Федерации «Правый сектор» признан экстремистской организацией[11], его деятельность запрещена.

Украинский политолог Владимир Корнилов ещё в начале событий приводил доказательства того, что активисты «Правого сектора» начали координировать свои действия уже в преддверии разгона Евромайдана в ночь с 29 на 30 ноября и во время начавшейся силовой акции против участников Евромайдана своей агрессивностью спровоцировали милицию на ответную жёсткость в отношении тех, кто остался на площади Независимости (тогда как сами провокаторы организованно покинули её)[9]. Андрей Тарасенко, один из лидеров «Тризуба» и «Правого сектора», в интервью радиостанции «Эхо Москвы» в январе 2014 года заявил, что «Правый сектор» начал формироваться в первые же дни протестов, 23-24 ноября 2013 года[12].

Как отмечали в середине января 2014 года аналитики Киевского центра политических исследований и конфликтологии, уже с первых дней протестов среди их участников появилось разделение на основную массу, которая полагала, что «новый» Майдан должен копировать мирный Майдан-2004, и так называемый «правый сектор» (футбольные ультрас, «Свобода», «Патріот України» (Социал-национальная ассамблея[13]) и др.), рассматривавший Майдан лишь как удобный повод для начала «национальной революции»[14], которая, по словам Яроша, должна была завершиться «полным устранением режима внутренней оккупации и получением украинского национального государства с системой всеохватывающего национального народовластия»[15]. Хотя лидеры парламентской оппозиции (даже председатель партии ВО «Свобода» Олег Тягнибок) старались дистанцироваться от радикалов и первоначально называли их провокаторами[9][16], отказаться от их услуг они не могли — именно «Правый сектор» наряду с «Самообороной Майдана» исполнял функции охраны (как внешней, так и охраны порядка), участвовал в организации акций за пределами Майдана[17]. Лидеры «Правого сектора», впрочем, сравнительно долго держались в тени, вдали от публичной политики — по мнению специалистов, это объясняется тем, что изначально «Правый сектор» представлял собой достаточно искусственное объединение мало совместимых сил, между которыми систематически возникали конфликты. На Майдане их объединил радикализм взглядов, а после Нового года — ещё и общий источник финансирования[18] (в этой связи упоминается один из украинских олигархов Пётр Порошенко[19], будущий президент Украины).

Лишь в конце января 2014 года лидеры «Правого сектора» начали выдвигать властям свои собственные требования, позиционируя себя как самостоятельную общественно-политическую силу, и заявили о желании выступить в качестве третьей стороны в переговорах между властью и парламентской оппозицией. «Правый сектор» требовал полной «перезагрузки» власти, реформирования органов юстиции, правоохранительных органов, спецслужб[20] (характерно, что Дмитрию Ярошу после победы Евромайдана предлагалась должность заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины)[18]. 20 февраля Дмитрий Ярош лично встречался с президентом Виктором Януковичем и, по собственным словам, отказался принять предложение президента о перемирии[21][22]. 21 февраля, при публичном объявлении лидерами парламентской оппозиции условий подписанного с президентом Януковичем Соглашения об урегулировании политического кризиса на Украине, Дмитрий Ярош заявил, что в Соглашении отсутствуют чёткие обязательства в отношении отставки президента, роспуска Верховной рады, наказания руководителей силовых ведомств и исполнителей «преступных приказов, в результате которых были убиты около сотни украинских граждан», назвал Соглашение «очередным замыливанием глаз» и заявил об отказе выполнять его[23].

В новой структуре украинской власти «Правый сектор» с самого начала претендовал на особую роль в силовом блоке, а Дмитрий Ярош, выдвинувший свою кандидатуру на внеочередных президентских выборах, именовал себя «главнокомандующим» «Правого сектора»[24].

22 марта 2014 года на закрытом съезде в Киеве было принято решение преобразовать «Правый сектор» в политическую партию «на юридической и кадровой базе» партии «Украинская национальная ассамблея» (УНА-УНСО), которая была переименована в партию «Правый сектор»[25]. Однако, как было заявлено, помимо партии «Правый сектор» продолжили существование и общественная организация, и так называемый «силовой блок»[26].

По заявлению руководителя информационного сектора «Правого сектора» Борислава Берёзы от 4 июня 2014 года, «Правый сектор» обязался всецело поддерживать все действия новоизбранного президента Украины Петра Порошенко «по объединению и сохранению Украины, по наведению порядка на востоке Украины». В этих целях «Правый сектор» заявил о готовности мобилизовать более 5 тысяч человек, если им гарантируют обеспечение, вооружение и «нормальное сотрудничество со всеми госструктурами»[27]. 16 июля 2014 года Ярош объявил о создании «Добровольческого украинского корпуса» на базе силового блока «Правого сектора»[28] для «борьбы с московской агрессией, уничтожения врагов украинского народа — террористов и сепаратистов, возвращения под полный контроль государства Донецкой и Луганской областей и Крымского полуострова»[26]. С этого времени «Правый сектор» позиционировал себя как Национально-военное движение (укр. Національний військовий рух). Движению, однако, так и не удалось на организационном уровне легализовать свою деятельность и интегрироваться в государственные и силовые структуры, что привело к резкому изменению в его отношении к руководству Украины, которое теперь в официальных документах «Правого сектора» именуется «режимом внутренней оккупации», чьи действия, по мнению руководства ПС, «не имеют ничего общего с нашими национальными интересами»[29]. В частности, в сентябре 2014 года Дмитрий Ярош осудил принятие Верховной радой по инициативе президента Порошенко закона о статусе отдельных районов Донбасса, назвав его антиконституционным и антигосударственным[30].

21 июля 2015 года на чрезвычайном всеукраинском съезде, созванном после очередного столкновения с властью в Мукачеве, было объявлено о переименовании «Правого сектора» в Национально-освободительное движение (укр. Національний визвольний рух) (укр. НВР Правий сектор)[31] в связи с началом «нового этапа революционной борьбы»:

Национально-освободительное движение «Правый сектор» — организованное движение, которое ставит своей целью украинское национальное освобождение от внешней и внутренней оккупации и создание государства. Миссией движения является создание и развитие Украинского Самостоятельного Соборного Государства — национального государства украинцев, путём национальной революции.[32]

Военным крылом движения является Добровольческий украинский корпус (лидер Андрей Стемпицкий), политическим — партия «Правый сектор» (Андрей Тарасенко). Имеется также некое «молодёжное движение» — «Правая молодёжь»[33].

Лидером (укр. провідник) «Правого сектора» изначально являлся Дмитрий Ярош[20], один из руководителей украинской националистической организации «Тризуб»[14]. 11 ноября 2015 года он заявил, что слагает с себя полномочия лидера движения[34]. Движение возглавил Андрей Тарасенко, избранный на IV съезде ПС, прошедшем 19 марта 2016 года[35].

В опубликованном в начале июня 2016 года докладе спецдокладчика ООН по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства и произвольных казнях «Правый сектор» отнесён к числу «склонных к насилию ополчений, которые действуют в качестве самостоятельной силы благодаря официальному потворству на высоком уровне и при почти полной безнаказанности». В частности, речь идёт о насилии над людьми (журналистами, писателями), с убеждениями которых они не согласны, а также об угрозах применения насилия в адрес адвокатов и судей. Авторы доклада заявили: «…ультранационалистические группы и другие вооружённые формирования, такие как „Правый сектор“, „Свобода“ и „Самооборона“, должны быть признаны незаконными и реально разоружены, распущены и привлечены к ответственности или подчинены закону. Акты насилия или запугивания со стороны лидеров и членов этих групп не должны встречать попустительства государства на любом уровне, а подстрекательство с их стороны к насилию и ненависти по отношению к другим общинам следует наказывать»[13][36].

Название

По версии журналистов Reuters, первоначальную основу группировки составили футбольные фанаты-националисты[37], которые на стадионе традиционно размещались в правом секторе. Отсюда и название «Правый сектор».

Андрей Пастушенко («Седой», участник Евромайдана), на пресс-конференции 10 апреля 2014 года высказал версию, что название «Правый сектор» возникло в ночь с 24 на 25 ноября 2013 года:

Где-то в два ночи начал накрапывать дождь. Чтобы вы понимали — милиция тогда панически боялась даже какого-либо движения в сторону установки палаток. Девушки пробовали накрыться обычной клеёнкой. И здесь сразу рванула милиция. Они подумали, что там реально ставят палатки. И Володя Стретович, выступая тогда с трибуны, крикнул через микрофон: «Парни-националисты, держите правый сектор!», то есть защищайте правую сторону.

— А. Пастушенко (Седой) о начале Майдана и Правого Сектора[38]

Состав, структура, вооружение в период Евромайдана

Группировка, созданная по инициативе украинской националистической организации «Тризуб им. Степана Бандеры» (с самого начала игравшей в «Правом секторе» ведущую роль), изначально объединяла несколько праворадикальных организаций — «Патриот Украины» (Соціал-національна асамблея), УНА-УНСО, «Білий Молот»[К 2], «Карпатська Січ», а также футбольных «ультрас»[6][12][39]. У неё отсутствовала чёткая структура управления и формальные лидеры, координация действий происходила с помощью социальных сетей и мобильной связи. Информационными каналами «Правого сектора» являются сайт организации «Тризуб»[40], а также собственные страницы в сетях Facebook и Vkontakte[6].

Агитацию, сбор средств и вербовку «Правый сектор» осуществлял, в частности, через УНА-УНСО, имеющую статус легальной партии. Именно через неё «Правый сектор» из Киева осуществлял координацию действий по захвату областных госадминистраций на Западе Украины в январе 2014 года[41][42]. Среди представителей УНА-УНСО, делегированных в «Правый сектор», числились руководитель политсовета Александр Музычко (прозвище «Билый»), член центрального руководства ОУН Роман Коваль, Юрий Шухевич (председатель УНА-УНСО), Николай Карпюк (заместитель председателя УНА-УНСО)[К 3], Игорь Мазур («Тополь»), Валерий Воронов («Вульф»), Владислав Мирончик («Мирон»), Юрий Довженко («Ганс», «Дитрих», «Артур», «Ратибор») и Валерий Бобрович («Устим»)[43].

«Правый сектор» формально входил как отдельная «сотня» в «Самооборону Майдана»[44], но фактически лишь координировал свои действия с её руководителем Андреем Парубием.

К концу января 2014 года, однако, «Правый сектор» начал позиционировать себя как самостоятельную общественно-политическую силу[18], 14 февраля объявил о сформировании своего политического совета и потребовал от «демократической парламентской оппозиции», учитывая необходимость единства оппозиционных сил и роль «Правого сектора» в протестных акциях, начать с политическим советом «Правого сектора» консультации относительно участия его представителей в политическом процессе, направленном на урегулирование противостояния[45].

Как утверждал в начале февраля 2014 года Дмитрий Ярош, «Правый сектор» сосредоточил в своих руках целый арсенал оружия, которого «достаточно, чтобы защитить всю Украину от внутренних оккупантов». В ходе противостояния с силами правопорядка боевики «Правого сектора» использовали дубинки, булыжники, «коктейли Молотова» и даже метательные машины, построенные по образцу средневековых осадных орудий[10].

Участие в резонансных силовых акциях

Андрей Тарасенко, один из лидеров «Тризуба» и «Правого сектора», в интервью радиостанции «Эхо Москвы» заявил, что «Правый сектор» начал формироваться в первые же дни протестов, 23-24 ноября 2013 года[12]. Украинский политолог Владимир Корнилов ещё в начале событий приводил доказательства того, что активисты «Правого сектора» начали координировать свои действия уже в преддверии разгона Евромайдана в ночь с 29 на 30 ноября и во время начавшейся силовой акции против участников Евромайдана своей агрессивностью спровоцировали милицию на ответную жёсткость в отношении тех, кто остался на площади Независимости (тогда как сами провокаторы организованно покинули её)[9]. Вот как впоследствии описывал эти события вебсайт «Бандеровец» — официальный сайт организации «Тризуб»: «Националисты „Правого сектора“ вступили в неравную схватку со спецподразделениями мусоров и, оказывая яростное сопротивление, до последнего сдерживали натиск хорошо экипированных и вышколенных шакалов». Участие «Правого сектора» в ночных событиях подтвердил и Ярош[14]. Корнилов указывает, что он отметил небывалое повышение активности ультраправых интернет-форумов сразу же после известия о срыве подписания Соглашения об ассоциации Украины и Европейского союза, то есть ещё до событий 29/30 ноября[9].

30 ноября 2013 года телевизионные каналы демонстрировали видеосюжеты о том, как «на Михайловской площади формируются отряды самообороны» — на них были запечатлены те же люди в масках и с такими же дубинками, какие днём позже будут зафиксированы телекамерами в ходе штурма правительственного квартала на ул. Банковой. Весь день и ночь накануне митинга 1 декабря в интернете шли призывы к мобилизации «Правого сектора». Боевиков тщательно инструктировали, как следует вооружаться и как следует нападать на милицию:

Берите баллоны с краской, любой… Заливайте их не газом, а краской — каски. Не будет им видно, будут вынуждены их снимать… Ножи, портите шины всему, чему только можно, создавайте проблемы с движением на улицах (пусть все простят, время такое)… Баллон газовый, желательно несколько, лучше использовать в закрытых помещениях. Выгоняйте всех из подземок на улицу[9].

Именно боевики из «Правого сектора» стали основной силой в нападениях на милицейские кордоны в правительственном квартале Киева 1 декабря, вопреки заявлениям лидеров парламентской оппозиции, что эти нападения совершили некие «провокаторы», действующие по указаниям властей[9][46]. Объявив сгоряча инициаторов штурма правительственного квартала «провокаторами» и «титушками», лидеры оппозиции уже вскоре начали добиваться их освобождения[17]. Олег Однороженко, идеолог организации «Патриот Украины», входящей в «Правый сектор», ещё в декабре прямо заявлял, что основные участники событий 1 декабря у администрации президента на Банковой — это «правые активисты» и что «действовали там те самые „провокаторы“, которые [в тот же день] заняли для митингующих Киевсовет и Дом профсоюзов». Про участие украинских ультраправых в стычках с милицией уже тогда говорили многие специалисты, но вплоть до событий 19 января вся подобная информация проходила мимо широкой аудитории, воспринимавшей участников любых столкновений вокруг Майдана исключительно как «титушек»[47].

<…>

Подожжённый автобус на улице Грушевского 19 января 2014 года

19 января 2014 года боевики из «Правого сектора», как позднее выразился Ярош, «придали новый импульс революции»[39] — начали уличные бои в Киеве в районе улицы Грушевского и Европейской площади, пытаясь прорваться к зданиям правительства и Верховной рады Украины.

Как отмечают эксперты из Киевского центра политических исследований и конфликтологии, анализ содержания социальных сетей позволяет сделать вывод, что подготовка к очередным силовым акциям началась ещё до 16 января. «Правый сектор» вначале ожидал приказа штурмовать или блокировать Верховную раду в день голосования по пакету законопроектов. Когда же стало очевидно, что лидеры парламентской оппозиции не дадут на это санкции, сроки были смещены в сторону 18-19 января. Проводилась соответствующая подготовка — заранее готовились бутылки с зажигательной смесью, форма, защитные приспособления: «В общем, на тот момент, когда был подан соответствующий сигнал, всё было готово, и атака милицейских заграждений просто не могла не состояться». Эксперты указывают, что подготовка акций «Правого сектора» не имела никакого отношения к принятию «законов 16 января»: «Если бы Партия регионов ограничилась принятием бюджета и двух оппозиционных проектов, реакция радикалов была бы точно такая же»[48]. Сам же Дмитрий Ярош утверждал, что именно принятие «диктаторских законов» 16 января послужило толчком для их радикальных действий[44].

19 января, в ходе девятого «народного вече», не получив ответа от парламентской оппозиции о едином лидере сопротивления, лидер Автомайдана С. Коба заявил с трибуны: «Пусть они определяются, а мы идём под Верховную раду и будем стоять там, пока не отменят позорные законы». Активисты «Правого сектора» и Автомайдана, а за ними и 3-4 тысячи обычных участников вече, направились на Европейскую площадь, где перелезли через КамАЗы и попытались прорваться сквозь кордон. Завязалась драка с милицией, которая была вынуждена применить светошумовые и газовые гранаты. Позже со стороны нападавших были использованы дымовые шашки, файеры и бутылки с зажигательной смесью, которыми подожгли блокирующие проход грузовики и автобусы. Со стороны милиции был использован водомёт и резиновые пули[48][49].

Ночью 20 января «Правый сектор» взял на себя ответственность за столкновения на улице Грушевского. Его представитель сообщил, что активисты пришли, чтобы охранять людей: «А что остаётся митингующим, простым украинцам, когда в стране введена диктатура и царит режим внутренней оккупации?»[48][50][51].

Позиционирование в качестве самостоятельной общественно-политической силы

Хотя «Правый сектор» не возник из ниоткуда, многие либералы и средства массовой информации предпочитали не замечать его появление и существование[46]. «Правый сектор» подвергался критике как внутри Украины, так и за её пределами: все лидеры парламентской оппозиции (В. Кличко, О. Тягнибок, А. Яценюк) ещё в начале протестных акций (1 декабря) осудили нападения боевиков «Правого сектора» на милицию и охарактеризовали их как провокаторов[7], тем более что они сами не имели на них никакого влияния[48]. Когда один из лидеров оппозиции В. Кличко 19 января попытался остановить насилие и предотвратить столкновение с милицией, его освистали[46], после чего он получил в лицо струю из порошкового огнетушителя. Арсений Яценюк, пытаясь дистанцироваться от радикалов, заявлял в то время: «Это не наш путь, это путь Януковича»[48]. Госдепартамент США, требовавший от президента Виктора Януковича продолжать переговоры с оппозицией[52], одновременно подвергал резкой критике действия «Правого сектора»: «Агрессивные действия членов крайне правой группировки „Правый сектор“ неприемлемы, они нагнетают страсти на улицах и подрывают усилия мирных участников протестов»[53][54].

Ярош жаловался в интервью «Украинской правде» (04.02.2014):

А если говорить про всю оппозицию, то по большому счёту у нас отношений никаких. Они не замечают нашего существования. Мне кажется, что это большая ошибка оппозиции, что они не учитывают силы афганцев, тот же «Правый сектор», да даже «Самооборону».
Мне кажется, что даже у Андрея Парубия не совсем всё так просто с координацией действий с этой тройкой лидеров оппозиции…
Меня, например, удивляет, что после 19 числа лидеры оппозиции не поднялись наверх и не поблагодарили ребят
[44].

А вот что заявлял 20 января 2014 года по поводу парламентской оппозиции заместитель Яроша Андрей Тарасенко:

— Каково ваше отношение к оппозиционным партиям Батькивщина, УДАР и Свобода?
— Мы постоянно пытаемся координировать с ними деятельность, но, к сожалению, революционности в них слишком мало. Соответственно, мы постоянно выдвигаем условия. Украинцы сами требуют от оппозиции делать конкретные шаги. И мы, в том числе, заставляем оппозицию действовать, а не сидеть сложа руки. Если поднимете заявления Правого сектора за последнее время, то увидите, что процентов 70 % наших условий они вынуждены выполнять…
[55]

27 января лидеры «Правого сектора» (Дмитрий Ярош, главный командир «Тризуба» А. Стемпицкий и заместитель главы УНА-УНСО Н. Карпюк), позиционируя себя как самостоятельную общественно-политическую силу, выдвинули власти свои требования:

  • проведение конституционной реформы;
  • прекращение силовых действий в отношении оппозиции;
  • объявление полной амнистии — освобождение всех без исключения участников протестных акций и закрытие всех уголовных дел и производств;
  • привлечение к ответственности правительства Азарова;
  • переформатирование Центральной избирательной комиссии;
  • отмена законов от 16 января;
  • роспуск спецподразделения «Беркут» и формирование качественно иного спецподразделения МВД;
  • наказание виновных в убийствах, издевательствах и избиениях протестующих;
  • розыск пропавших активистов Майдана;
  • легализация спортивно-патриотических организаций;
  • недопущение к власти дискредитировавших себя политических деятелей. «Правый сектор», таким образом, требовал полной «перезагрузки» власти, реформирования органов юстиции, правоохранительных органов, спецслужб[18][20][56].

Киев, 22 февраля 2014 года.

31 января на пресс-конференции представители «Правого сектора» и ветеранов-афганцев заявили о желании выступить в качестве третьей стороны в переговорах между властью и парламентской оппозицией, иначе «Правый сектор» оставляет за собой право на «самостоятельные адекватные действия, которые могут выходить за конституционные рамки»[18]. Переговоры, однако, прошли без их участия[57].

10 февраля Дмитрий Ярош объявил на своей странице в одной из социальных сетей, что «Правый сектор» намерен возобновить активные действия и не обязан «продлевать перемирие с властью»: «Ставя себе за цель победоносное завершение Национальной революции, но осознавая все опасности, которые тяготеют над относительно независимым государством Украиной, „Правый сектор“ согласился на перемирие. Мы предлагали и оппозиции, и тем отдельным представителям нынешнего режима, которые не потеряли остатков здравого смысла, свой сценарий решения ситуации в стране», однако, по его словам, большинство требований «не были выполнены в достаточной мере». Ярош призвал участников протестов «приготовиться к общенациональной мобилизации с перспективой дальнейшего блокирования правительственного квартала»[58].

14 февраля «Правый сектор» объявил о сформировании политического совета (політичний провід, куда вошли руководители составляющих его организаций) и потребовал от «демократической парламентской оппозиции», учитывая необходимость единства оппозиционных сил и роль «Правого сектора» в протестных акциях, начать с политическим советом «Правого сектора» консультации относительно участия его представителей в политическом процессе, направленном на урегулирование противостояния[45].

16 февраля «Правый сектор», пытаясь снять с себя обвинения в терроризме, провокаторской деятельности и экстремизме, обратился к США, ЕС, ООН и странам Европы с заявлением, которое было размещено на его странице в социальной сети «Вконтакте». «Правый сектор» обвинил государственную власть в разгуле коррупции и развязывании войны против собственного народа — поэтому, по мнению политсовета движения, все обвинения в адрес «Правого сектора» в экстремизме и провокаторстве были абсолютно безосновательными[59].

К середине февраля переговоры между президентом Украины Виктором Януковичем и лидерами парламентской оппозиции привели к уступкам со стороны властей: на внеочередном заседании Верховной рады были отменены законы от 16 января, объявлена и осуществлена амнистия для участников массовых беспорядков, принята отставка премьер-министра Николая Азарова и кабинета министров[60], президент Янукович согласился пойти на формирование коалиционного правительства, оппозиция приступила к частичному разблокированию улиц в центре Киева и освободила остававшиеся под её контролем здания Киевской государственной городской администрации и областных администраций. Однако 17 февраля, «Правый сектор» привёл в полную готовность все свои подразделения в Киеве и регионах в связи с «мирным наступлением», объявленным «Штабом национального сопротивления»[61]. Столкновения, возобновившиеся в результате «мирного наступления» колонны вооружённых активистов на Верховную раду, привели к срыву наметившейся стабилизации ситуации и массовому кровопролитию в центре Киева. В течение дня и последовавшей ночи погибло 25 человек, более 350 получили ранения, свыше 250 были госпитализированы[62]. Всего за период с 18 по 21 февраля, по уточнённым данным Минздрава Украины, в Киеве погибли 77 человек[63].

20 февраля Дмитрий Ярош лично встречался с президентом Виктором Януковичем и, по его словам, отказался принять предложение президента о перемирии. 21 февраля, при публичном объявлении лидерами парламентской оппозиции условий подписанного с президентом Януковичем Соглашения об урегулировании политического кризиса на Украине, именно представители «Правого сектора» заявили, что их не устраивает оговорённая в документе постепенность политических реформ, и потребовали немедленного ухода в отставку президента Януковича — в противном случае они заявили о намерении пойти на штурм администрации президента. «Правый сектор» так и не выполнил один из основных пунктов Соглашения — о сдаче оружия.

Деятельность после смены власти на Украине

22 февраля 2014 года Ярош призвал к запрету деятельности Партии регионов и КПУ как «антинародных, антиукраинских сил, на совести которых лежат многочисленные несчастья украинского народа»: «Первая является костяком нынешнего уголовно-олигархического режима и, слившись с государственным аппаратом, фактически обеспечивает господство в стране отчётливо авторитарной диктатуры. Вторая является правопреемницей оккупантов-большевиков и ныне представляет собой важный элемент преступной олигархической системы»[64]. Специалисты отмечают, что ненависть Яроша к КПУ и её лидеру П. Симоненко имеет давние корни: в ходе президентских выборов 1999 года организация «Тризуб», которой руководил Ярош, впервые выступила в поддержку Леонида Кучмы, мотивируя это необходимостью противостоять коммунистической угрозе, персонализированной в лице Петра Симоненко. В своих агитационных листовках «Тризуб» называл Кучму «настоящим украинским державником», что в то время подорвало репутацию «Тризуба» и возмутило многих радикальных националистов. В 2001 году, во время акций «Украина без Кучмы», газета «Бандеровец» жёстко критиковала протестующих, а активисты «Тризуба» нападали на колонны КПУ и СПУ[65].

26 февраля на Майдане были представлены кандидатуры формируемого правительства (см. Правительство Яценюка), в котором Ярошу предлагалась должность заместителя секретаря СНБО Украины[66].

6 марта назначенный Верховной радой премьер-министром Украины Арсений Яценюк подписал распоряжение об увольнении трёх заместителей министра обороны Украины — Александра Олейника, Владимира Можаровского и Артуро Франциско Бабенко — в связи с тем, что они на закрытом совещании в минобороны Украины резко высказались против придания боевикам «Правого сектора» статуса регу

www.gpedia.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о