Германия — Всё о Второй мировой

Тяжелый крейсер «Bluchеr»

Тяжелый крейсер «Admiral Hipper»

Тяжелый крейсер «Prinz Eugen»

Серия тяжелых крейсеров типа «Admiral Hipper» состояла из 3 единиц («Admiral Hipper», «Bluchеr», «Prinz Eugen») и была построена на верфях «Deutsche Werke» и «Blohm + Voss». Корабли были введены в эксплуатацию в 1939-1940 гг. Крейсера «Bluchеr» и «Admiral Hipper» погибли в 1940 и 1945 гг. соответственно. «Prinz Eugen» в 1945 г. по репарациям передан в США где был потоплен при испытании атомного оружия в 1946 г. ТТХ корабля: водоизмещение стандартное — 14,2 – 14,5 тыс. т, полное — 18,2 — 19 тыс. т; длина – 195 – 200 м, ширина – 21 — 22 м; осадка – 5,8 – 7,3 м; скорость – 32 узл.; энергетические установки — 3 паротурбинных установки и 12 паровых котлов; мощность – 132 тыс. л.с.; запас топлива – 3,4 – 3,7 тыс.т. нефти; дальность плавания – 6,8 тыс. миль; экипаж – 1 400 – 1 600 человек. Бронирование: борт – 40 — 70 мм, траверсы – 80 мм, башни – 160 – 50 мм, барбеты – 80 мм, палуба – 30 + 30 мм; рубка – 150 — 50 мм. Вооружение: 4х2 — 203-мм орудия; 6х2 — 105-мм орудий; 6х2 – 37-мм зенитных автоматов, 10х1 – 20-мм зенитных автоматов, 4х3 — 533-мм торпедных аппарата, катапульта и 3-4 гидросамолета.

Тяжелый крейсер «Deutschland» (Lützow)

Тяжелый крейсер «Admiral Scheer»

Тяжелый крейсер «Admiral Graf Spee»

Серия тяжелых крейсеров (броненосцев) типа «Deutschland» была построена на верфях «Deutsche Werke» и «Reichsmarinewerft» и состояла из 3 единиц («Deutschland», «Admiral Scheer», «Admiral Graf Spee»). Корабли были введены в эксплуатацию в 1933-1936 гг. Крейсера «Deutschland», «Admiral Scheer» погибли в 1945 г., а «Admiral Graf Spee» затоплен в 1939 г. Благодаря высокой скорости и мощному вооружению корабли получили негласное обозначение «карманные линкоры». Крейсера различались между собой бронированием. ТТХ Deutschland/Scheer/Spee: водоизмещение — стандартное 10,6/11,6/12,1 тыс. т, полное — 14,3/15,2/16 тыс. т; длина – 182 м, ширина – 21 м; осадка – 5,8 – 7,3 м; скорость – 28 узл.; энергетические установки – 8 дизельных двигателей; мощность – 56,8 тыс. л.с.; запас топлива – 2,8/2,4/2,5 тыс.т. соляра; дальность плавания – 16 тыс. миль; экипаж – 1 150 человек. Вооружение: 2х3 — 283-мм орудия; 8х1 — 150-мм орудий; 3х2 – 88-мм зенитных орудия (Spee – 3х2 – 105-мм), 4х2 – 37-мм зенитных автомата; 10х1 – 20-мм зенитных автоматов, 2х4 — 533-мм торпедных аппарата, катапульта и 2 гидросамолета. Бронирование «Deutschland»: пояс — 50 — 80 мм, нос — 18 мм, корма — 30 — 40 мм, продольная переборка — 40 мм, палуба — 18+45 — 30 мм, траверсы — 60 мм, башни — 140 — 85 мм, барбеты — 125 мм, рубка — 150 — 50 мм, ПТП — 45 мм. Бронирование «Admiral Scheer»: — пояс — 50 — 80 мм, нос — 17 мм, корма — 40 мм, продольная переборка — 40 мм, палуба — 18+40 — 20 мм, траверсы — 50 мм, башни — 140 — 85 мм, барбеты — 125 мм, рубка — 150 — 50 мм, ПТП — 40 мм. Бронирование «Admiral Graf Spee»: пояс — 100 мм, нос — 18 мм, корма — 45 мм, продольная переборка — 40 мм, палуба — 18+45 — 30 мм, траверзы — 60 мм, башни — 140 — 85 мм, барбеты — 125 мм, рубка — 150 — 50 мм, ПТП — 45 мм.

Легкий крейсер «Emden»

Легкий крейсер «Konigsbtеg»

Крейсер был построен на верфи «Reichsmarine» и к моменту принятия в эксплуатацию (1926 г.) являлся морально устаревшим. Большую часть службы использовался в качестве учебного корабля и был затоплен в 1945 г. ТТХ корабля: водоизмещение — стандартное 5,6 тыс. т, полное — 7 тыс. т; длина – 150 м, ширина – 14,3 м; осадка – 5,2 м; скорость – 29 узл.; энергетические установки — 2 паротурбинных установки и 10 паровых котлов; мощность – 46,5 тыс. л.с.; запас топлива – 1,3 тыс.т. нефти; дальность плавания – 5,3 тыс. миль; экипаж – 680 человек. Бронирование: борт – 50 мм; щиты орудий – 20 мм; палуба – 40 мм; рубка – 100 мм. Вооружение: 8х1 — 150-мм орудий; 6х2 — 105-мм орудий; 3х1 – 88-мм зенитные орудия, 2х2 — 533-мм торпедных аппарата, 120 мин.

Легкий крейсер «Karlsruhe»

Легкий крейсер «Koln»

Серия легких крейсеров типа «К», состоявшая из 3 единиц («Konigsbtеg», «Karlsruhe», «Koln») была построена на верфях «Deutsche Werke» и «Reichsmarinewerft» и принята в эксплуатацию в 1929-1930 гг. Крейсер «Karlsruhe» в период ремонта в 1938-1939 гг. прошел модернизацию. Корабли «Konigsbtеg» и «Karlsruhe» погибли в 1940 г., а «Koln» — в 1945 г. ТТХ корабля: водоизмещение стандартное — 6 – 6,7 тыс. т, полное – 7,7 – 8,4 тыс. т; длина – 169 м, ширина – 15,2 м; осадка – 5,6 – 6,2 м; скорость – 32 узл.; энергетические установки — 2 паротурбинных установки, 6 паровых котлов и 2 дизельных двигателя; мощность – 68,2 + 1,8 тыс. л.с.; запас топлива – 1,1 тыс.т. нефти и 139 т. соляра; дальность плавания – 3,1 тыс. миль; экипаж – 850 человек. Бронирование: борт – 50 мм; траверсы – 70 мм; башни 30 – 20 мм; палуба – 20 мм; рубка – 100 мм. Вооружение: 3х3 — 150-мм орудия; 3х2 – 88-мм зенитных орудия, 4х2 – 37-мм зенитных автоматов, 4х1 – 20-мм зенитных автоматов, 4х3 — 533-мм торпедных аппарата, катапульта и 2 гидросамолета, 120 мин.

Легкий крейсер «Leipzig»

Крейсер был построен на верфи «Reichsmarine» и принят в эксплуатацию в 1931 г. В 1940 г. после повреждения преобразован в учебный корабль, который был затоплен в 1945 г. ТТХ корабля: водоизмещение стандартное — 6,3 тыс. т, полное – 8,1 тыс. т; длина – 166 м, ширина – 16,3 м; осадка – 5,7 м; скорость – 32 узл.; энергетические установки — 2 паротурбинных установки, 6 паровых котлов и 4 дизельных двигателя; мощность – 60 + 12,6 тыс. л.с.; запас топлива – 1,2 тыс.т. нефти 250 т. соляра; дальность плавания – 5,7 тыс. миль; экипаж – 850 человек. Бронирование: борт – 50 — 20 мм, траверсы — 70 мм, башни 30 – 20 мм, палуба – 20 — 25 мм; рубка – 100 мм. Вооружение: 3х3 — 150-мм орудия; 3х2 – 88-мм зенитных орудия; 4х2 – 37-мм зенитные автоматы; 4х1 – 20-мм зенитные автоматы; 4х3 — 533-мм торпедных аппарата; катапульта и 2 гидросамолета, 120 мин.

Легкий крейсер «Nurnberg»

Крейсер был построении на верфи «Deutsche Werke» и принят в эксплуатацию в 1935 г. По репарациям в 1945 г. передан СССР где проходил службу под наименованием «Адмирал Макаров». В 1960 г. направлен на слом. ТТХ корабля: водоизмещение стандартное — 7 тыс. т, полное – 8,9 тыс. т; длина – 170 м, ширина – 16,4 м; осадка – 4,9 – 5,7 м; скорость – 32 узл.; энергетические установки — 2 паротурбинных установки, 6 паровых котлов и 4 дизельных двигателя; мощность – 60 + 12,6 тыс. л.с.; запас топлива – 1,1 тыс.т. нефти 250 т. соляра; дальность плавания – 5,7 тыс. миль; экипаж – 890 человек. Бронирование: борт – 50 — 18 мм; траверсы — 70 мм; башни 80 – 20 мм; барбеты – 60 мм; палуба – 20 — 25 мм; рубка – 100 мм. Вооружение: 3х3 — 150-мм орудия; 4х2 – 88-мм зенитные орудия; 4х2 – 37-мм зенитные автоматы; 4х1 – 20-мм зенитные автоматы; 4х3 — 533-мм торпедных аппарата; катапульта и 2 гидросамолета; 120 мин.

wwii.space

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Появление новых тяжёлых крейсеров, строившихся в Германии с середины 1930-х годов, ознаменовало собой отход от концепции «карманного линкора» и возвращение к схеме 203-мм крейсера, но уже на новом уровне. Эти корабли строились для действий в открытом океане, но обстоятельства внесли свои коррективы в немецкие планы. «Блюхер» погиб в первом же бою, «Адмирал Хиппер» полвойны простоял в резерве, а «Принц Ойген» завершил свою карьеру в роли канонерки, обстреливая наступавшие советские войска…

При создании новых тяжёлых крейсеров немцы вернулись к турбинной силовой установке (но с повышенными параметрами пара) и традиционному вооружению из восьми 203-мм орудий. Система бронирования была упрощена – теперь она состояла из наклонного 80-мм пояса по цитадели, а также 20-мм верхней и 30-мм нижней броневых палуб (последняя имела 50-мм скосы к нижней кромке корпуса). Помимо булевых наделок, с каждого борта имелись две 20-мм продольные переборки – между броневыми палубами примерно на трети ширины корабля и под нижней броневой палубой по бокам от машинно-котельных отделений. Кроме того, у кораблей частично бронировались оконечности, что выгодно отличало их от тяжёлых крейсеров других стран.

«Адмирал Хиппер»

Этот корабль стал первым из двух крейсеров одноимённого типа. Он был заложен в 1935 году и формально вступил в строй 29 апреля 1939 года. На момент начала Второй мировой войны «Хиппер» всё ещё проходил испытания.

Тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер», схема, 1941 год
Источник – С. Патянин, А. Дашьян, К. Балакин. Все крейсера Второй мировой. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Впервые «Хиппер» открыл огонь по противнику 8 апреля 1940 года в 9:59. Жертвой крейсера стал английский эсминец «Глоуворм», отставший от своего отряда и случайно оказавшийся на пути немецкого «Соединения 2», шедшего на захват Тронхейма. Дистанция огня составляла 45 каб. Опасаясь возможной торпедной атаки, немцы держали противника на острых курсовых углах, поэтому стреляли только носовыми башнями. Тем не менее, третий залп дал накрытие: в цель попал один 203-мм снаряд, разрушивший радиорубку английского эсминца.

В ходе дальнейшего боя «Хиппер» выпустил 31 снаряд главного калибра и 104 снаряда универсального калибра. Из них в «Глоуворм» попал ещё как минимум один 203-мм и несколько 105-мм снарядов, но эсминец упорно продолжал бой. Он выпустил все торпеды (ни одна из них в цель не попала, поскольку «Хиппер» не подставлял борт), добился одного попадания 120-мм снарядом (он пробил борт в носу крейсера, не причинив иного вреда) и в итоге предпринял легендарную попытку тарана. Впрочем, это могло быть просто столкновением, поскольку от единственного спасённого из воды британского офицера стало известно, что в конце боя рулевое управление на эсминце уже не действовало.

Гибель эсминца «Глоуворм». Снимок с мостика «Адмирала Хиппера»
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Вопреки существующим легендам, «Хиппер» не получил серьёзных конструкционных повреждений и не утратил боеспособности, приняв 500 т воды и получив крен в 3° на правый борт. После боя крейсер продолжил участие в операции по захвату Тронхейма, где норвежские береговые батареи оказали слабое сопротивление и ни в один немецкий корабль не попали. Вечером 12 апреля «Хиппер» вернулся в устье реки Яде, где встал на доковый ремонт, занявший три недели. Это не помешало кораблю поучаствовать во втором «морском» этапе Норвежской операции в начале июня. Утром 9 июня огнём 105-мм орудий «Хиппер» потопил британский вооружённый траулер «Джунипер» (530 т), выпустив 97 снарядов с «пистолетной» дистанции в 10 каб. В тот же день его жертвой оказался шедший пустым военный транспорт «Орама» (19 840 брт). В последнем случае применялись 203-мм фугасные снаряды с донным взрывателем. Цель была поражена третьим залпом с дистанции в 70 каб, всего же крейсер произвёл семь залпов, выпустив 54 снаряда главного калибра.

Первым морским боем «на равных» для «Хиппера» стала встреча с конвоем WS.5A рано утром 25 декабря 1940 года к северу от Азорских островов. То, что конвой охранялся сразу тремя крейсерами (одним тяжёлым и двумя лёгкими), немцы заметили только после начала боя. Более того, лёгкие крейсера они поначалу приняли за эсминцы, а шедший с конвоем авианосец «Фьюриес» просто не заметили. В итоге командир «Хиппера» капитан-цур-зее Майзель решил использовать артиллерию, отказавшись от сулившей успех неожиданной торпедной атаки.

Огонь был открыт в 6:39, немцы стреляли фугасными снарядами сразу по нескольким целям и поэтому никуда не попали. Вскоре Майзель обнаружил, что противник значительно превосходит его в силах, и в 6:50 «Хиппер» лёг на курс отхода, продолжая вести огонь двумя башнями по тяжёлому крейсеру «Бервик», а 105-мм орудиями – по лёгким «Бонавенчуру» и «Дьюнедайну». Только в 7:05, когда «Бервик» отвернул, чтобы ввести в действие всю артиллерию главного калибра, он получил первое попадание в четвёртую башню. Снаряд не взорвался, но пробил 25-мм броню и вывел башню из строя.

Тяжёлый крейсер «Бервик», схема, конец 1941 года
Источник – Jacek Jarosz. Brytyjskie crazowniki ciezkie typu «County». Czesc I. Tarnowskie Gory, 1995

Лишь после этого немцы сосредоточили огонь на самом крупном корабле противника, перейдя на бронебойные снаряды. Точность стрельбы сразу же улучшилась: в 07:08 второй снаряд попал английскому крейсеру в ватерлинию у второй башни (через пробоину начала поступать вода). Третий снаряд попал в носовую 102-мм зенитку правого борта, срикошетил от броневой палубы и взорвался в дымоходе. Наконец, четвёртый 203-мм снаряд попал ниже ватерлинии прямо в середину корабля – как раз в то место, где крейсер при модернизации получил короткий 114-мм броневой пояс. Соприкоснувшись с поясом под острым углом, снаряд взорвался на броне и разрушил тринадцать метров буля, вызвав поступление воды внутрь корпуса. После этого «Хиппер» отвернул в сторону, и в 7:14 бой прекратился.

Всего немецкий крейсер выпустил 174 203-мм снаряда, добившись четырёх попаданий (2,3% от общего количества выпущенных). Однако бронебойных снарядов было выпущено лишь 38, из них в цель попали три (7,7%). Кроме того, от огня 105-мм орудий (выпущено 113 снарядов) получили повреждения два вражеских транспорта. Британский историк С. Роскилл пишет о том, что «Бервик» получил лишь «незначительные повреждения», однако другие авторы сообщают о серьёзных повреждениях и затоплениях. На британском крейсере погибло пять человек, ещё несколько были ранены. 31 декабря «Бервик» пришёл в Гибралтар, где был проведён предварительный ремонт, 5 января направился в Портсмут для окончательного ремонта, а в мае перешёл в Росайт. Ремонт, совмещённый с модернизацией и испытаниями нового оборудования, затянулся до октября.

Сами англичане в том бою не попали в противника ни разу, хотя «Бервик» вёл огонь только по одной цели и временами вводил в действие все башни. В целом можно сказать, что в условиях «регулярного» боя, когда есть возможность правильно распределить цели, а маневрирование не мешает стрельбе, немецкая система управления огнём показывала гигантское преимущество над СУАО противника. Немецкие радары тоже работали лучше – и «Бервик», и «Бонавенчур» имели современные РЛС, однако о противнике узнали только когда он начал стрелять.

Из-за нерешительности и судорожной смены планов немецкий командир упустил серьёзные шансы на успех, который сулила неожиданная торпедная атака. Возможно, ему не следовало так быстро выходить из успешного боя. С другой стороны, максимум, чего он мог добиться – это потопить или сильно повредить «Бервик», а Майзель рассчитывал на продолжение крейсерства. Действительно, три часа спустя «Хиппер» встретил и потопил одиночный транспорт «Джамна» – это стало единственной его добычей за весь 28-дневный поход. Рейдер «отыгрался» в следующем, февральском походе, когда за две недели действий в Центральной Атлантике потопил как минимум восемь транспортов общей вместимостью 34 000 брт.

«Адмирал Хиппер» вскоре после вступления в строй
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Далее в течение почти двух лет кораблю не удавалось встретиться с противником – вплоть до печально известного «Новогоднего боя» отряда адмирала Кумметца (в отряд входили крейсера «Хиппер» и «Лютцов», а также шесть эсминцев) c конвоем JW-51B 31 декабря 1942 года. После обнаружения конвоя и сумбурного маневрирования в 9:23 «Хиппер», наконец, открыл огонь по британским эсминцам, за 10 минут выпустил 5 залпов с дистанции около 150 каб, но ни в кого не попал. Отчасти это объясняется очень плохими погодными условиями: шёл мокрый снег, объективы дальномеров и визиров постоянно покрывались коркой льда, стрельбу часто приходилось прекращать, чтобы их протереть. Радар вышел из строя от сотрясений после первого же залпа.

До 10 часов единственным успехом «Хиппера» стало одно попадание в английский эсминец «Экейтес» с дистанции около 80 каб, не причинившее противнику особого вреда. Лишь когда после 10 часов два других эсминца («Онслоу» и «Оруэлл») приблизились на дистанцию 50 каб и попытались выйти в торпедную атаку, немецкий крейсер достиг некоторого успеха. Между 10:16 и 10:20 он сделал шесть полных залпов – 48 снарядов, четыре из которых попали во флагманский «Онслоу». На 1600-тонном эсминце были уничтожены оба носовых 120-мм орудия и пробит борт в районе машинного отделения. «Онслоу» вышел из боя, но, тем не менее, остался на плаву.

«Новогодний бой» 31 декабря 1942 года. Первая фаза (с 8:30 до 10:30)
Источник – С. Роскилл. Флот и война. Том 2. М.: Воениздат, 1970

Следующей жертвой «Хиппера» в этом бою стал океанский тральщик (тральный шлюп) «Брэмбл» – его приняли за эсминец, поэтому старались держать на носовых курсовых углах и возились с ним более получаса (с 10:36 до начала двенадцатого). Несмотря на дистанцию всего в 30 каб, «Хиппер» выпустил по 875-тонному кораблю 89 снарядов главного и 93 снаряда универсального калибра, прежде чем тот пошёл ко дну. Между 11:20 и 11:30 немецкий крейсер несколькими залпами наконец-то поразил «Экейтес», приблизившийся на 60 каб – теперь эсминцу хватило двух-трёх 203-мм снарядов, один из которых разрушил мостик, а другой разорвался в машинном отделении. Корабль продержался на воде почти два часа и затонул в 13:15. Наконец, в 11:30 было достигнуто одно попадание в эсминец «Обидиент».

«Новогодний бой» 31 декабря 1942 года. Вторая фаза (с 10:30 до 12:00)
Источник – С. Роскилл. Флот и война. Том 2. М.: Воениздат, 1970

Однако британские эсминцы, охранявшие конвой, добились главного: пользуясь плохой видимостью и постоянно имитируя торпедные атаки, они превратили бой в беспорядочную свалку, отвлекли внимание немцев от конвоя и дождались подхода ближнего прикрытия – лёгких крейсеров «Шеффилд» и «Ямайка». «Лютцов» и «Хиппер» имели значительное преимущество в калибре и дальнобойности орудий, но по весу минутного залпа даже уступали противнику, а на коротких дистанциях боя преимущество крупного калибра снижалось. К тому же, немецкие корабли разделились, не видели друг друга, и «Лютцов» фактически не принимал участия в бою – то есть, «Хиппер» в одиночку оказался против двух крейсеров, пусть и лёгких, но современных и хорошо защищённых.

Англичане открыли огонь в 11:32 с дистанции в 70 каб и первыми добились попадания в «Хиппер», причём исключительно удачного – на повороте, когда крейсер накренился. В результате 152-мм снаряд попал ему в правый борт ниже броневого пояса, в районе носовой рубки и котельного отделения №3 (124-й шпангоут). Правда, курсовой угол был острым (немецкий крейсер разворачивался, чтобы держать противника строго по корме), поэтому сам снаряд взорвался в бортовом отсеке с нефтью. Внутренняя 20-мм продольная переборка под нижней бронепалубой пробита не была, но вдавилась внутрь и дала трещину, через которую в 3-е котельное отделение (VIII отсек) постепенно начала проникать вода. Всего корабль принял 1000 т воды, а после боя из строя поочерёдно вышли восемь котлов (во 2-м и 3-м котельных отделениях), в результате чего скорость упала до 15 узлов.

Из-за плохой погоды англичане также стреляли с довольно большими перерывами, но в 11:35 добились ещё двух попаданий. Один из снарядов пробил левый борт выше пояса, не взорвался, но вызвал пожар в районе VII отсека. Другой попал в ангар, уничтожил оба самолёта и также вызвал пожар на верхней палубе, одновременно перебив противопожарную магистраль. Эти повреждения не были серьёзными, но командующий немецкой эскадрой адмирал Кумметц имел чёткую инструкцию избегать ненужного риска, поэтому в 11:37 принял решение прекратить бой и отходить. Это не спасло его эсминцы, на которые перенесли огонь английские крейсера – в итоге «Дитрих Экольдт» был потоплен. Результаты этого боя (и в первую очередь, их интерпретация английской пропагандой) вызвали настоящую истерику у Гитлера, потребовавшего у флотского командования отказаться от использования крупных надводных кораблей. Таков был эффект одного удачного попадания 152-мм снаряда. Лишь благодаря усилиям гросс-адмирала Карла Дёница, занявшего пост главнокомандующего кригсмарине после отставки Эриха Редера, «Хиппер» отправился не на слом, а в резерв и находился в Готенхафене в течение двух лет.

«Адмирал Хиппер» в Киле после налёта союзной авиации, май 1945 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

1 января 1945 года крейсер был выведен из резерва, а 29 января направился в Киль, где 2 февраля был поставлен в сухой док. В отличие от других немецких тяжёлых крейсеров, уцелевших к 1945 году, «Адмирал Хиппер» так и не был до конца отремонтирован – котельное отделение №3 в строй не ввели. Поэтому для обстрела берега он не привлекался, передав боезапас на другие крейсера. 3 мая 1945 года крейсер, стоявший в доке, был разбомблен во время массированного налёта британской авиации.

«Блюхер»

Подобно своему «тезке» начала века, этот крейсер оказался крайне неудачливым и погиб в первом же боевом столкновении – при форсировании Осло-фьорда утром 9 апреля 1940 года. Сначала «Блюхер» получил два 280-мм снаряда с норвежской береговой батареи «Оскарборг» с дистанции в 10–15 каб и на достаточно острых носовых углах, затем – большое количество 150-мм снарядов с батареи «Копос», выпущенных почти в упор, с дистанции порядка 5 каб. Количество попаданий точно установить невозможно: всего норвежская 150-мм батарея сделала 25 выстрелов, и считается, что большинство её снарядов (до 20) попали в цель.

Тяжёлый крейсер «Блюхер». Копия подлинного чертежа
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

280-мм орудие образца 1891 года имело довольно низкие баллистические характеристики и относительно небольшую массу снаряда – всего 240 кг (для сравнения, 283-мм орудия «карманных линкоров» стреляли 300-кг снарядами).

Тяжёлый крейсер «Блюхер», схема, 1940 год
Источник – А. В. Платонов, Ю. В. Апальков. Боевые корабли Германии, 1939–1945. СПб, 1995

В 5:00 первый 280-мм снаряд попал в верхнюю часть башенноподобной надстройки «Блюхера» в районе директора зенитной артиллерии. Сам директор остался цел, но осколками было ранено несколько моряков на мостике. Второй снаряд попал в ангар левого борта и нанёс более существенные повреждения: были уничтожены оба самолёта и спаренная 105-мм зенитная установка, загорелись канистры с бензином и ящики с боеприпасами для десанта. На живучесть и боеспособность крейсера эти попадания повлияли незначительно.

Бой в Осло-фьорде, 9 апреля 1940 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Эффект от попаданий 150-мм снарядов оказался куда более существенным. Были выведены из строя кормовой зенитный директор, ещё одна 105-мм спарка, а главное – вышла из строя рулевая машина. Её 70-мм бронирование не спасло от 150-мм снаряда, выпущенного практически в упор, и руль заклинило переложенным налево. На палубе в центральной части корабля вспыхнули и начали рваться боеприпасы, приготовленные для десанта, при этом была выведена из строя часть средств пожаротушения.

280-мм береговая батарея «Оскарборг» на острове Южный Кахольм
Источник – История Второй мировой войны 1939–1945. Том 3. М.: Воениздат, 1974

Тем не менее, на крейсере смогли быстро перейти на управление машинами, и корабль продолжал движение вперёд. Через несколько минут (в 5:20 по Берлину) в него попали две 450-мм торпеды, выпущенные с расстояния всего в 1–1,5 каб с береговой установки острова Северный Кахольм. Обе торпеды попали в центральную часть корабля: одна – в районе 1-го котельного, другая – в районе 3-го турбинного отделения. Благодаря наличию противоторпедной защиты площадь затопления была сравнительно небольшой, но всё же обе турбины носового отделения пришлось остановить. Вышла из строя электросеть, крен постепенно достиг 18°.

Корабль встал на якорь и начал борьбу за живучесть, но тут (в 6:00, через 40 минут после торпедных попаданий) взорвался погреб 105-мм снарядов в VII отсеке. После этого машинные отделения оказались окончательно затоплены, остановить распространение воды не удалось. Корабль начал валиться на левый борт и через полтора часа (в 7:30) перевернулся.

Гибель крейсера «Блюхер» в Осло-фьорде 9 апреля 1940 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Остаётся неясным, по какой причине произошёл взрыв в погребе – огонь противника к этому моменту уже прекратился. Очевидно одно – причиной взрыва стало не торпедное попадание, а результаты артиллерийского огня, причём, скорее всего, не из-за пробития брони погребов, а из-за пожаров на палубах и детонации боеприпасов, взятых для десанта, а также снарядов в кранцах первых выстрелов. Кроме того, эти пожары сильно затруднили борьбу за живучесть. В классическом морском бою, когда на верхних палубах корабля нет такого количества чрезвычайно опасных грузов, крейсер, скорее всего, уцелел бы.

«Принц Ойген»

Этот корабль принадлежал ко второй серии, а потому иногда выделяется в отдельный тип. Всего на воду были спущены три таких крейсера, но в итоге достроили только один. Первое поражение он получил за месяц до ввода в строй: 2 июля 1940 года в Киле во время налёта британских бомбардировщиков в него попала 227-мм фугасная бомба, сброшенная с большой высоты. Бомба пробила небронированную палубу полубака, 30-мм верхнюю палубу в районе носового машинного отделения и разорвалась сразу под ней, так что основные разрушения пришлись на верхнюю палубу. Под ней пострадали только жилые помещения.

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» в 1940 году, рисунок
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Первый бой крейсера состоялся утром 24 мая 1941 года в Датском проливе. С «Ойгена» (шедшего первым из-за неисправности РЛС на «Бисмарке») сначала заметили британские тяжёлые крейсера («Норфолк» и «Саффолк») и подготовили к бою фугасные снаряды, но затем (в 5:55) крейсер вместе с «Бисмарком» с дистанции в 100 каб открыл огонь по появившемуся линкору «Худ». Уже второй восьмиорудийный залп «Ойгена» дал накрытие, а третий – одно попадание в шлюпочную палубу «Худа» у основания грот-мачты, вызвавшее пожар деревянных конструкций. Этот факт стал основанием для легенды о том, что «Худ» был потоплен именно «Ойгеном», а не «Бисмарком». На самом деле оснований для такой версии нет – хотя бы потому, что огонь вёлся фугасными снарядами (отсюда и пожар).

Бой «Бисмарка» и «Принца Ойгена» с линкорами «Худ» и «Принц Уэльский» 24 мая 1941 года
Источник – С. Роскилл. Флот и война. Том 1. М.: Воениздат, 1967

С 5:59 «Ойген» вёл огонь по «Принцу Уэльскому» на дистанции 90–80 каб, выпустив 133 снаряда, из которых в линкор попало три или четыре. Всего за 24 минуты артиллерийского боя корабль выпустил в общей сложности 157 снарядов, добившись 2,5–3% попаданий (у «Бисмарка» – 5–7%). При этом стрельба велась практически в полигонных условиях, потому что британские крейсера не стреляли (до этого они получили приказ не вступать в бой, а лишь вести разведку), а оба линкора сосредоточили свой огонь на «Бисмарке».

2 июля, стоя в сухом доке в Бресте, «Ойген» вновь получил попадание 227-мм авиабомбы – на этот раз полубронебойной. Бомба, сброшенная с большой высоты, попала в полубак слева от второй башни, пробила обе бронепалубы (80 мм брони) и взорвалась глубоко внутри корпуса в помещении электрогенераторов, заодно уничтожив расположенный над ним носовой артиллерийский вычислитель и повредив центральный пост. Была также повреждена обшивка днища. Погиб 61 человек, однако погреба боезапаса, рядом с которыми произошёл взрыв, не сдетонировали. Если бы корабль находился на плаву, неизбежны были бы обширные затопления в самом «неприятном» месте. С другой стороны, в доке крейсер представлял собой удобную неподвижную цель для высотных бомбардировщиков, а при движении вероятность попасть в него с большой высоты (когда бомба набирает высокую скорость, необходимую для пробития брони) была бы минимальной. В итоге ремонт «Ойгена» занял ещё полгода.

12 февраля 1942 года «Ойген» участвовал в операции «Церберус» – прорыве немецких тяжёлых кораблей из Бреста в Германию через Ла-Манш. Беспорядочно атакуя немецкое соединение, англичане не попали ни в один корабль – ни торпедами с эсминцев и самолётов, ни снарядами береговых батарей. В свою очередь, «Ойген» одним 203-мм снарядом поразил эсминец «Уорчестер», который тут же вышел из боя.

23 февраля в 7:02 на подходе к Тронхейму «Ойген» был поражён одной торпедой из трёх выпущенных с британской подводной лодки «Трайдент». Торпеда попала в корму в 11 метрах от среза и надломила её, свернув вниз под углом в 45°. Погибло 11 человек и было ранено 25 – в основном, располагавшиеся в кормовых отсеках солдаты-отпускники, возвращавшиеся в Норвегию. Руль заклинило, но винты и валы не пострадали – лишь канал центрального вала на некоторое время оказался затоплен. От сильного удара остановились турбины, но через некоторое время их удалось запустить. Крейсер 10-узловым ходом дошёл до Тронхейма, откуда после временного ремонта (скорость была ограничена 29 узлами) в мае отправился в Германию (на переходе он подвергался упорным атакам английских самолётов).

Повреждения «Ойгена» при попадании торпеды с подводной лодки «Трайдент» 23 февраля 1942 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

До конца 1942 года корабль ремонтировался в Киле. Затем «Ойгена» хотели отправить в Норвегию, но в итоге он так и остался на Балтике, где участвовал лишь в действиях против берега. В конце июня 1944 года он был направлен в Выборгский залив для артиллерийской поддержки финских войск в боях за архипелаг Койвисто, но из-за сложной обстановки на берегу и отсутствия взаимодействия с корректировщиками немцы так и не решились ввести в действие главный калибр. 20 июля крейсер находился в Рижском заливе и вёл огонь по советским войскам, прорвавшимся к побережью в районе Тукумса. 11–12 октября он обстреливал побережье у Мемеля, выпустив 633 снаряда главного калибра. 14 октября было выпущено ещё 246 снарядов.

«Принц Ойген», протаранивший лёгкий крейсер «Лейпциг», 15 октября 1944 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Однако самим немцам эта акция нанесла большой ущерб: возвращаясь в Готенхафен, «Ойген» в тумане протаранил только что вышедший из ремонта лёгкий крейсер «Лейпциг», смяв себе нижнюю часть форштевня. На «Лейпциге» погибло 27 человек, и он вышел из строя до конца войны. Сам «Ойген» ремонтировался до середины ноября. 20–21 ноября он участвовал в обстреле советских войск, штурмовавших полуостров Сырве, выпустив 514 снарядов главного и около 200 снарядов вспомогательного калибра, а 29–30 января 1945 года вновь вёл обстрел берега, на этот раз в районе Данцига (было выпущено 850 снарядов).

Последний раз «Принцу Ойгену» довелось стрелять в конце марта и начале апреля 1945 года – со своей стоянки в Готенхафене вновь по району Данцига. 1 апреля крейсер получил несколько попаданий реактивными снарядами с советских штурмовиков (погибло 9 человек). 20 апреля «Ойген», полностью израсходовав боезапас главного калибра, прибыл в Копенгаген, где и капитулировал 9 мая.


Список литературы:

  1. В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012
  2. С. Роскилл. Флот и война. Том 1. М.: Воениздат, 1967
  3. С. Роскилл. Флот и война. Том 2. М.: Воениздат, 1970
  4. Jacek Jarosz. Brytyjskie crazowniki ciezkie typu «County». Czesc I. Tarnowskie Gory, 1995
  5. http://www.navweaps.com
  6. http://www.naval-history.net

warspot.ru

Крейсера — Всё о Второй мировой

Крейсер – класс многоцелевых больших быстроходных надводных артиллерийских кораблей, способных выполнять различные задачи обороны и нападения, как самостоятельно так и в составе соединений кораблей. Разнообразность задач, выполняемых крейсерами, породила целый ряд подклассов — специализированных кораблей. Так во время войны различали: линейные крейсера, тяжелые и легкие, броненосные и бронепалубные, минные и противовоздушные, авианосные и учебные. Меньше трети крейсеров всех видов было построено в период войны, треть были довоенной постройки, а остальные принимали участие еще в Первой мировой войне.

Ориентировочное количество крейсеров, использовавшихся в войне в разрезе стран и видов кораблей (без трофейных и переданных/полученных)

Страны

Виды крейсеров (всего/погибло) Всего
Линейные Тяжелые Брон. 1) Легкие

Прочие

Аргентина 2 4 1 7
Бразилия 2/1 2/1
Великобритания 3/2 18/6 80/26 7/3 108/37
Германия 6/5 6/5 12/10
Греция 1 1/1 2/1
Испания 1 5 6
Италия 11/11 1 13/4 25/15
Нидерланды 5/4 5/4
Перу 2 2
Польша 2/1 2/1
СССР 9/2 1/1 10/3
США 2 30/6 52/3 84/9
Турция 1 2 3
Франция 7/4 10/5 2/1 19/10
Чили 3 3
Швеция 4 4
Югославия 1/1 1/1
Япония 4/4 18/17 4/3 22/21 3/2 51/47
ИТОГО 10/6 93/49 16/4 210/73 17/7 346/138

1) Броненосные и бронепалубные

В дополнение к приведенным данным следует учесть, что 3 легких крейсера Великобританией проданы Австралии, 1 – передан Канаде.

Под приведенной выше классификацией крейсеров следует понимать такое.

Линейный крейсер — класс артиллерийских кораблей, имеющих вооружение, близкое к линкорам, но обладающих большей скоростью хода при более лёгком бронировании. Они появились как развитие броненосных крейсеров и должны были составлять авангард главных сил флота, а в бою играть роль его быстроходного крыла. Фактически линейные крейсера занимали промежуточное положение между линкорами и тяжёлыми крейсерами. На них возлагались следующие задачи: разведка боем; поддержка и содействие меньшим крейсерам-разведчикам; самостоятельные экспедиции с целью окружить вражеские рейдеры; преследование отступающего флота врага и по возможности постановка его в безвыходное положение путём сосредоточения огня на отставших кораблях; быстрое окружение противника в ходе боевых действий. Все корабли были довоенной постройки, являлись несбалансированными по ТТХ и в силу своего промежуточного положения между классами, стали ненужными флотам. В итоге, «вымирающие» корабли в период войны каких либо существенных результатов не достигли.

Тяжёлый крейсер  — боевой надводный корабль, подкласса тяжеловооруженных артиллерийских скоростных крейсеров, предназначенных для действий на дальних расстояниях с целью нарушения морских коммуникаций, ведения морского боя в составе соединений, защите своих морских путей, обеспечения высадки морских десантов, постановке минных заграждений и других задач. В системе морских вооружений он занимал промежуточное место между лёгким и линейным крейсером. Корабль имел развитую бронированную защиту, рассчитанную на противодействие артиллерии крейсера противника. Водоизмещение крейсеров находилось в пределах 10 -28 тыс. т, вооружение состояло из 6 — 9 орудий 203 — 305-мм калибра, 8 — 12 орудий среднего калибра (100-127-мм), 80 — 90 зенитных автоматов и пулеметов.

К началу войны в составе флотов ведущих морских стран насчитывалось следующее количество тяжёлых крейсеров: по 18 в Англии, США и Японии, по 7 в Италии и Франции, 5 — в Германии.

Будучи важной силой всех крупных флотов, тяжёлые крейсера использовались очень интенсивно, однако результаты их деятельности оказались неоднозначными. Британские крейсера хорошо проявили себя в роли защитников коммуникаций. Их автономность обеспечивала длительные операции на океанских просторах и позволила нанести серьёзный ущерб вражескому судоходству и перехватить ряд рейдеров. Весьма полезны оказались эти корабли и при эскортировании полярных конвоев. Однако при столкновении с адекватным противником, слабая защиты и примитивная система управления огнём крайне ограничивали их боевые возможности. Также крайне уязвимыми они были для атак с воздуха ввиду слабой системы ПВО.

Американские крейсера понесли тяжёлые потери от японских одноклассников и эсминцев. Наиболее полезными они оказались в качестве кораблей огневой поддержки десантных операций, а новейшие крейсера и как корабли ПВО.

Высокоскоростные итальянские тяжелые крейсера оказались неспособны добиться успеха в бою на больших дистанциях, а идти на сближение опасались из-за слабого бронирования. Они редко выходили в море, в том числе и из-за нехватки топлива, и никаких успехов не достигли. При этом они серьёзно пострадали от авиации и подлодок противника, а также британских человеко-торпед.

Немецкие тяжёлые крейсера тоже не лучшим образом выступили на поле боя. Карманные линкоры использовались по своему рейдерскому назначению лишь в первый период войны, когда каждый из них совершил по одному океанскому походу. В дальнейшем их результативность была низкой, а гибель пришла от британской авиации. Более тяжёлые крейсера Германии также не оправдали затраты на свое строительство.

Японские тяжёлые крейсера превосходно показали себя на первом этапе войны, легко расправляясь с сопоставимым противником. За всё время войны японцы потеряли от артиллерийского огня лишь один тяжёлый крейсер, и то устаревший. В дальнейшем их главными противниками стали авиация и подводные лодки, противостоять которым они не смогли. В целом японские тяжелые крейсера потопили 6 тяжелых и 3 легких крейсера, эскортный авианосец, 8 эсминцев и два десятка вспомогательных судов и транспортов союзников.

Бронепалубный крейсер — корабль, защита механизмов и орудийных погребов которого состояла из броневой палубы, плоской либо выпуклой. Броненосный крейсер — корабль оснащенный броневым поясом по ватерлинии. Корабли этих подклассов представляли собой устаревшие суда Первой мировой войны. Их остатки применялись во Второй мировой войне в качестве вспомогательных кораблей.

Лёгкий крейсер  — боевой надводный артиллерийский корабль с развитой броневой защитой, водоизмещением до 15 тыс. т. и вооруженный артиллерией среднего калибра (до 152-мм). К началу войны в составе флотов ведущих морских стран насчитывалось следующее количество легких крейсеров: Великобритания имела 47 кораблей, Япония — 20, США — 19, Италия — 13, Франция — 12, СССР — 7, Германия — 6 и Нидерланды — 4. Массовое строительство крейсеров в годы войны смогли позволить себе только США (38) и Великобритания (13). Незначительное количество кораблей этого класса было построено в Италии (3), СССР (2) и Японии (4).

Легкие крейсера разных стран в период войны принимали участие практически во всех операциях, однако их эффективность оказалась разной. Немецкие лёгкие крейсера показали крайне низкую мореходность и командование было вынуждено перевести их на Балтику, где они без особых успехов действовали до конца войны.

Итальянские лёгкие крейсера не смогли использовать на практике свою высокую скорость, броневая защита была явно недостаточной, а артиллерия — несовершенной. В итоге, после первых поражений итальянские крейсера действовали крайне осторожно, но даже в этих случаях несли потери, причём опасными для них оказались и британские эсминцы.

Общая устарелость большинства японских лёгких крейсеров не позволяла им рассчитывать на успех в открытом бою с однотипными американскими кораблями. Однако, действуя в составе соединений с более крупными кораблями, они достигли успеха. Часто лёгкие крейсера применялись для эскортирования отрядов десантных кораблей и транспортов. Основные потери японские корабли этого класса понесли от атак подводных лодок и авиации.

Лёгкие крейсера Великобритании успешно сражались даже с более сильным противником. Более того, эти корабли доказали, что в определённых обстоятельствах могут быть опасны даже для кораблей формально более мощного класса. По мнению ряда авторов, британские корабли типа «Фиджи» могут считаться идеальным лёгким крейсером Второй мировой по критерию «стоимость/эффективность». Основные потери в ходе войны британские корабли этого класса понесли от действий авиации.

Новейшие лёгкие крейсера США с 12-15 орудиями 152-мм вступали в ночные артиллерийские дуэли с тяжелыми японскими крейсерами и нередко выходили победителями за счет огневой производительности.

Высокой эффективности достигали легкие крейсер и в качестве судов ПВО.

Советские лёгкие крейсера в ходе войны использовались отнюдь не в том ключе, какой предполагался при их строительстве. Крейсера Балтийского флота практически всю войну провели в качестве плавучих батарей, поддерживавших защитников Ленинграда. Черноморские крейсера активно применялись для решения самых разнообразных задач, включая даже непосредственную высадку десантов. Основной угрозой для них стала немецкая авиация, и с 1943 года крупные корабли Черноморского флота не участвовали в боевых операциях, опасаясь потерь.

Во флотах Великобритании и Франции получил некоторое развитие класс крейсеров — минных заградителей. Например, британские корабли были вооружены лишь универсальной артиллерией, но брали на борт до 156 мин и отличались необычной для британских кораблей ставкой на максимально возможную скорость — более 39 узлов. Легкобронированный французский корабль, способный принять до 200 мин, имел полноценное вооружение крейсера из девяти 152-мм орудий и развивал на испытаниях скорость более 30 узлов. Флоты других стран специализированных крейсеров-минных заградителей не строили, но нередко предусматривали возможность размещения мин на кораблях обычных типов.

В 1930-х годах в ряде флотов появились специализированные крейсера, впоследствии именовавшиеся крейсерами ПВО. Они строились на базе небольших, но бронированных крейсеров с универсальной артиллерией главного калибра, способных и бороться с воздушным противником и выступать в качестве лидеров эсминцев. В британском флоте такими кораблями были крейсера типа «Дидо». Американский флот пополнился крейсерами типа «Атланта». Однако в целом новый класс себя не оправдал. Слишком слабые для морского боя с серьёзным надводным противником, эти крейсера, вместе с тем, не показали себя и как оплот флотской ПВО. Британским крейсерам не хватало огневой мощи и скоростей наводки, американские имели проблемы с количеством систем управления.

ТТХ основных видов крейсеров в разрезе стран изложено ниже.

wwii.space

Четыре линкора и крейсер Второй мировой » Военное обозрение

Гибель «Бисмарка», возрождение «Калифорнии» и невостребованность «Ямато» — «Русская планета» вспоминает линейные корабли Второй мировой войны


Линейные корабли появились в составе европейских флотов в XVII столетии из-за развития линейной тактики, господствовавшей на суше и море вплоть до начала XX века. После завершения эры парусного флота в середине XIX века на полстолетия основой ВМФ стали тихоходные броненосцы. Но в первое десятилетие XX века в Великобритании был создан «Дредноут» — корабль, вернувший линкорам ключевой статус на море. Новая реинкарнация линкоров совмещала в себе главные достижения корабельного строительства тех лет: маневренность, защищенность, вооружение крупнокалиберной артиллерией. Чуть позже появился линейный крейсер — тип линейного корабля, преимуществом которого было сочетание высокой скорости и мощного вооружения.

Линкоры первого поколения создавались для участия в Первой мировой. На море в 1914—1918 годы удалось создать аналог окопной войны, заполнив акватории Северного и Балтийского морей минными полями. По-настоящему все свои недостатки и преимущества линкорам удастся показать во время Второй мировой войны. Именно в эти годы были созданы самые совершенные типы этого морского вооружения.

После 1945 года из-за развития авиации, подводного флота и ракетного вооружения линкоры окончательно устарели и были отправлены на металлолом.

«Русская планета» рассказывает о самых крупных линейных кораблях, которые участвовали во Второй мировой войне.

«Бисмарк», Германия

Единая Германия, появившаяся во второй половине XIX века, опоздала к колониальному разделу мира, но была полна решимости это упущение исправить. Для этих целей неизбежно требовался современный большой военно-морской флот. В Германии его назвали Флотом открытого моря, намекая, что он не будет довольствоваться акваторией Северного и Балтийского морей, а нацелен на океан. Но в результате Первой мировой войны уцелевший по большей части Флот открытого моря в полном составе с экипажами был перебазирован в Великобританию. Здесь немецкие моряки, не желая отдавать корабли врагу, их затопили.

Третий рейх в 1935 году начал воссоздавать ВМФ почти с нуля. Его флагманом стал линкор «Бисмарк» — один из крупнейших когда-либо построенных кораблей. Водоизмещение этого судна при максимальном снаряжении составляло 50,9 тысячи тонн. Общая длина — 251 метр. Вооружен «Бисмарк» был восемью 380-милиметровыми орудиями и двенадцатью 150-милимитровыми пушками. На немецком флагмане службу несли 2200 офицеров и матросов.

Появление этого корабля в составе германского ВМФ и добавление к нему позже построенного по такому же плану линкора «Тирпиц» серьезно взволновало британское руководство. Поэтому, когда «Бисмарк» в составе небольшой эскадры начал участие в Битве за Атлантику, для его уничтожения был брошен едва ли не весь британский флот. В результате многодневной погони «Бисмарк» после тяжелых повреждений в безвыходной ситуации был затоплен самой командой.

Гибель капитана «Бисмарка» Эрнста Линдеманна документально не засвидетельствована. По одной версии, он погиб во время боя, по другой — остался на затапливаемом судне, не желая сдаться врагу. Из экипажа «Бисмарка» спаслось около 200 человек.

«Тирпиц» — аналог «Бисмарка» был потоплен британцами в 1944 году.

«Калифорния», США

Военно-морской флот США в период между двумя мировыми войнами стал одним из самых сильных в мире. Американские адмиралы и конструкторы учли уроки Первой мировой войны, и поэтому приступили к созданию так называемых постютландских линкоров (по названию крупнейшего морского сражения Первой мировой).


Одним из них был линкор «Калифорния», спущенный на воду в июне 1920 года. Водоизмещение линкора равнялось 40,9 тысячи тонн. Длина составляла 222 метра. Основу вооружения составляли 12 стандартных для линкоров орудий калибра 356 миллиметров. В команду входили 2220 матросов и офицеров.


Линкор «Калифорния», 1921 год. Источник: wikimedia.org

Впервые принять участие в войне «Калифорнии» довелось только через двадцать лет после введения в эксплуатацию. В декабре 1941 года база американского ВМФ на Гавайях — Перл-Харбор — подверглась воздушной атаке Японии, в ходе которой «Калифорния» получила значительные повреждения и пошла на дно. Однако уничтожить линкор полностью японцам не удалось. Корабль был поднят и отремонтирован. Это имело не только большое военное, но и символическое значение.

«Калифорния» прошла всю Вторую мировой, сыграв важную роль в сражениях в заливе Лейте и за остров Окинава. В 1947 году корабль был распилен на металлолом.

«Принц Уэльский», Великобритания

Королевский военно-морской флот Великобритании к началу Второй мировой войны оставался сильнейшим в мире. Но США, Япония и Германия все настойчивее пытались отнять у него этот статус. Это заставляло правительство Великобритании принимать неотложные меры по модернизации военно-морских сил. В частности, были построены линейные корабли нового поколения.

В их числе был линкор «Принц Уэльский», заложенный на верфи компании «Кэммел-Лэрд» (англ. Cammell Laird) в январе 1937 года. В мае 1939 года новый линкор был спущен на воду. Его длина составляла 227 метров, водоизмещение достигало 43,7 тысяч тонн. Основным вооружением были десять орудий калибра 356 миллиметров. В состав экипажа входило 1422 человека.


Линкор «Принц Уэльский», 1941 год. Источник: Imperial War Museums

«Принцу Уэльскому» довелось недолго пробыть в составе Королевского флота. В течение 1940—1941 годов он участвовал в битве за Атлантику, был ударной силой эскадры, брошенной для уничтожения немецкого линкора «Бисмарк».

Но погиб он в другой части света — у берегов Малайи. Осенью 1941 года «Принц Уэльский» был включен в состав Восточного флота и перебазировался в Тихий океан. В первые дни войны с Японией в декабре 1941 года вышел в боевой поход совместно с крейсером «Рипалс» и несколькими эсминцами для перехвата вражеского флота. Во время боя 10 декабря был торпедирован и затонул. Погибли 513 членов экипажа, включая адмирала Филипса — командующего Восточным флотом.

Гибель «Принца Уэльского» и «Рипалса» означала завоевание морского господства Японией в Южно-Китайском море накануне вторжения в Индокитай.

«Ямато», Япония

В силу островного характера территории страны флот был жизненно необходим Японии. С конца XIX века Токио прикладывал максимальные усилия по увеличению своей военно-морской мощи. После победы в Русско-японской войне в 1905 году Императорский ВМФ стал сильнейшим в регионе. Но в период между двумя мировыми войнами США удалось не только потеснить, но и превзойти по некоторым показателям японцев. Токио вступил в гонку морских вооружений, в ходе которой был создан «Ямато» — крупнейший линкор в истории.

Его полное водоизмещение достигало 72,8 тысячи тонн. Но длина не сильно его выделяла на фоне других кораблей аналогичного класса — 263 метра. Вооружен «Ямато» был нестандартными для линкоров орудиями крупного калибра 460 миллиметров. На линкоре несли службу 2500 человек.


Линкор «Ямато», 1941 год. Источник: wikimedia.org

Спущен на воду «Ямато» был в декабре 1941 года уже после начала войны с США. Долгое время японское командование берегло корабль для предполагаемого решающего сражения с американским флотом. Но в декабре 1943 года в линкор попала торпеда, после чего почти невоевавший «Ямато» был отправлен на ремонт. В боевой обстановке кораблю удалось открыть огонь только в июне 1944 года. Как оказалось, решение беречь крупные линейные корабли для генерального морского сражения было ошибочным — американцам удалось значительно снизить боевой потенциал японского флота в мелких стычках.

На протяжении оставшегося года войны «Ямато» участвует в оборонительных сражениях. Летом 1945 года основной тактикой японской армии и флота стали самоубийственные атаки на противника. После начала сражения за Окинаву корабль было решено использовать для атаки на десантные корабли противника, несмотря на полное доминирование США на море и в воздухе. «Ямато» был быстро обнаружен и подвергся массированной атаке. Крупнейший в мире линкор смог оказывать сопротивление только два с половиной часа. После взрыва носового погреба артиллерийских снарядов 7 апреля 1945 года линкор пошел ко дну. Из трех тысяч человек, находившихся на борту, в живых остались только 269 человек. Потери США составили 12 человек.

Линейный крейсер «Шарнхорст», Германия

В 1930-е годы для Германии имело большое значение не просто восстановление былой морской мощи, но и символическое возвращение к прежнему «Флоту открытого моря». Многим новым суднам присваивались названия кораблей времен Первой мировой. Среди них был и линейный крейсер «Шарнхорст». Его предшественник был в декабре 1914 года уничтожен у Фолклендских островов.

Новый корабль был спущен на воду в 1936 году и стал одной из флотских легенд Второй мировой войны. На нем служили 1968 человек. Максимальное водоизмещение «Шарнхорста» 38,9 тысячи тонн. Длина составляла 229 метров. Вооружен был типичными для линейных крейсеров пушками калибра 283 миллиметров — всего их было на борту девять.


Линейный крейсер «Шарнхорст», 1939 год. Источник: Deutsches Bundesarchiv

С осени 1939 года крейсер активно участвует в операциях против британского флота. Прикрывает с моря вторжение вермахта в Норвегию. Во время Битвы за Атлантику совершил эффективный рейд, в ходе которого потопил четыре британских судна.

С начала 1942 года участвовал в нападении на британские арктические конвои, следовавшие в Советский Союз. В течение почти двух лет «Шарнхорст» расстреливал британские судна в Норвежском море. Уничтожить его удалось только в ходе специально спланированной операции в конце декабря 1943 года. Такие попытки предпринимались и до этого, но были неудачным. Но в этот раз британцам удалось расшифровать немецкие коды. «Шарнхорст» попал в ловушку у мыса Нодркап на севере Норвегии. Спаслось только 36 матросов, ни одного офицера.

Гибель «Шарнхорста» вошла в историю как самое северное морское сражение. Британские моряки, участвовавшие в этой операции, получили награды от Советского правительства.

topwar.ru

немецкий крейсер против трех английских : spetsialny

13 декабря 1939 года у устья реки Ла-Плата в Южной Америке/Атлантике состоялся первый морской бой 2-й Мировой войны между немецким броненосцем «Адмирал граф Шпее» (6х280-мм орудий в двух 3-х орудийных башнях и 8х150-мм орудий в одноорудийных башенноподобных установках – по 4 на каждый борт) и британскими крейсерами «Эксетер» (тяжелый, 6х203-мм орудий в трех 2-х орудийных башнях), «Аякс» и «Ахиллес» (легкие, по 8х152-мм орудий в четырех 2-х орудийных башнях; «Ахиллес» — новозеландский).

Тяжелый крейсер «Шпее», целехонький еще.

Если британские крейсера были типичными представителями «договорных» кораблей межвоенного периода, то их немецкий противник — весьма необычная конструкция. Он был создан в рамках версальских ограничений для замены устаревших броненосцев времен периода русско-японской войны (более крупные корабли немцам иметь не разрешалось). Правда, предел в 10.000т в/и немцам удержать не удалось, но результат оказался неплох – новые корабли превосходили по силе все «договорные крейсера» и были быстрее большинства линкоров, т.е. в теории могли уничтожить первого и убежать от второго. Лишь 5 кораблей в 1939 году представляли для них опасность – 3 британских («Худ», «Рипалс» и «Ринаун», соответственно 8 и 6х 381-мм орудий) и 2 французских («Дюнкерк» и «Страсбург», 8х330-мм), имевших превосходство в скорости и бронировании. Особенно необычной была ГЭУ корабля – 8 (!) дизелей обеспечивали скорость в 26 уз. Бронирование было посредственным. Сами немцы использовали для классификации традиционный термин «броненосец» (позднее перевели в крейсера), британцы придумали термин «карманный линкор» (встречал и термин «дизельный линкор»). Всего немцы построили 3 корабля этого типа («Шпее» — 3-й), их основное предназначение – рейдерские операции на морских коммуникациях противника. И вот судьба распорядилась довольно скоро проверить на практике теоретические расчеты.

«Шпее» вышел в море еще до начала войны и приступил к операциям в южной части Атлантического и Индийского океанов после того как исчезли надежды на заключение мира между Германией и Британией. Нельзя сказать что его охота была удачной – он уничтожил всего 9 британских «купцов», критически ценного груза ни на одном из них не было. Для поимки рейдера британцы сформировали несколько поисковых групп, одна из к-рых – коммодора Г.Харвуда (флаг на «Аяксе») – и сыграла свою роль (кроме упомянутых выше крейсеров в группу входил еще тяжелый крейсер «Камберленд» — 8х203-мм орудий, но в момент боя он ремонтировался на Фолклендах). Харвуд верно угадал время и р-н «встречи» — у устья Ла-Платы и распорядился действовать в бою двумя группами – «Эксетер» отдельно и два легких крейсера вместе, с целью разделения огня противника. Для «приманивания» броненосца британцы использовали случайно встреченного голландского купца, силуэтом похожего на немецкое вспомогательное судно снабжения «Уссукума» (везло для «Шпее» з/ч и пр.), перехваченное и уничтоженное ими ранее.

В 6:10 утра 13 декабря стороны обнаружили друг друга, причем немцы неверно идентифицировали противника (как тяжелый крейсер и 2 эсминца – сказались однотрубные силуэты британских легких крейсеров типа «Линдер» и неисправность самолета броненосца) и командир «Шпее» Г.Лангсдорф быстро пошел на сближение (говорят сказалось его торпедно-катерное прошлое). Нек-рые считают это его ошибкой, но это не так – британские корабли превосходили броненосец в скорости (на 4-6 уз) и могли бы выбирать дистанцию в любом случае. В 6:18 броненосец открыл огонь, британские корабли начали отвечать в 6:20/23. Уже в 6:23 «Эксетер» получил первое попадание (немцы стрелять умели!). А вот свою ПЕРВУЮ ОШИБКУ Лангсдорф совершил в 6:30 – он разделил огонь главного калибра (т.е. сделал то, чего и добивались британцы) – стрельба 150-мм орудий броненосца, не имевших центральной наводки была абсолютно неэффективной (планировалось, что с их помощью будут топить неподвижные или медленно идущие торговые суда) и он решил использовать против легких крейсеров британцев одну из двух башен 280-мм…

К 7:30 на «Эксетере» были выведены из строя все орудия ГК и он вышел из боя, имея крен, пожары на борту и скорость упавшую до 18 уз. Тут Лангсдорф совершил свою ВТОРУЮ ОШИБКУ – не добил противника («Эксетер» дойдет до Фолклендов, где пройдет минимально необходимый ремонт, за к-рым последует уже основательный 13-месячный в Британии – и лишь для того, чтобы попасть на Восток и быть потопленным японцами в 1942 году…) – а ведь Харвуд не прошел бы мимо барахтающихся в воде моряков – даже для сброса спасательных средств нужно время!


«Шпее» после боя — видны надводные пробоины в носовой части

Повреждения получил и «Шпее» (включая топливную систему), для их исправления Лангсдорф и решил зайти в нейтральный порт, выбрал Монтевидео – ТРЕТЬЯ ОШИБКА (аргентинцы к немцам относились лучше). В 7:40 бой практически закончился, хотя стороны изредка обменивались залпами. В ночь с 13-го на 14-е декабря броненосец вошел в порт Монтевидео, где и получил разрешение находиться 72 часа. Тут британцы мастерски развернули информационную войну – создали у немцев впечатление, что к ним присоединились линейный крейсер «Ринаун», авианосец «Арк Ройял» и еще 3 крейсера (на самом деле они могли прибыть только 19-го, а 14-го вечером с Фолклендов подошел только «Камберленд», но боевой дух немцев из-за этих липовых новостей сильно упал). Лангсдорф вел интенсивные переговоры с Берлином, но в результате лишь совершил ЧЕТВЕРТУЮ ОШИБКУ – 17-го вышел на рейд Монтевидео (на набережной в предвкушении зрелища морского боя собрался весь город, радиокомментаторы вели прямые репортажи) и там покинул и взорвал свой корабль – считают, что повлияла контузия, полученная во время боя (напомню – устье Ла-Платы шириной ок. 100 км, с тремя основными проходами, британцы физически не в состоянии были их перекрыть тремя кораблями, особенно в темное время суток)… Экипаж перешел на вспомогательный корабль «Такома», на к-рой пришел в Буэнос-Айрес, где и интернировался.


Взорванный броненосец горел 3 дня

Противники «Шпее»:


«Эксетер» до и после боя (на Фолклендах)


Крейсер потоплен японцами 1 марта 1942 года в Яванском море



«Аякс» до и после боя


Колокол «Аякса» в порту Монтевидео. Крейсер пережил войну (2 года, правда, стоял в ремонте — с перерывом на полутонную немецкую бомбу), списан в 1948 году


«Ахиллес» получил в бою наименьшие повреждения

Одна из башен «Ахиллеса» в Окленде (Н.Зеландия), крейсер тоже пережил войну, в 1948 году продан Индии, там списан только в 1978 г.

Конечно, такой оборот событий негативно сказался на общественном мнении в Германии – надо вспомнить, что шла «странная война» — т.е. после Польши особых событий не было – гибель броненосца в бою была бы, несомненно, достойнее. 19 декабря, видимо осознав, что он совершил Лангсдорф застрелился… Результат то совсем неважный – против 9 британских торговых судов (50.000т) и 2 поврежденных крейсеров («Ахиллес» практически не имел повреждений) – 1.000 интернированных моряков (в бою погибло 72 британца и 36 немцев), потерянный броненосец (один из всего 10 немецких тяжелых кораблей в войну) и 3 вспомогательных судна (кроме «Уссукумы» и «Такомы» британцы перехватили в норвежских водах в феврале 1940 года «Альтмарк» с частью экипажей судов, потопленных «Шпее» — этот инцидент подтолкнул Гитлера к захвату Норвегии). В 1940 году головной корабль серии — «Дойчланд» был переименовпн в «Лютцов» (Гитлер не хотел услышать что Германия утонула).

Кстати, говорят в юности соседом Лангсдорфа был сам адмирал фон Шпее, что и повлияло на выбор профессии. Напомню, что сам Шпее погиб со своей эскадрой и двумя сыновьями в той же самой Южной Атлантике (у Фолклендов) за 25 лет до описанных событий – об этом напишу отдельно.

Из почти 1.000 немцев из экипажа броненосца, интернированных в Аргентине нек-рые так там и остались, но был и другой пример – главный артиллерист «Шпее» П.Ашер сумел вернуться в Германию, стал 1-м офицером штаба адмирала Лютьенса на «Бисмарке» и погиб на нем в мае 1941 года – как вам «типичная» судьба «еврейского паренька» (а Ашер именно такой!) в гитлеровской Германии?!

В 1956 году британцы сняли фильм о бое — The Battle of the River Plate – он переведен на русский язык. Немцы там чуть ли не друзья британцев (надо вспомнить что это за время – их только в НАТО приняли, общий враг – мы), «Шпее» «играет» американский тяжелый крейсер «Салем», а вот «Ахиллес» — настоящий (в это время он уже служил в индийском флоте под именем «Дели»). В фильме вовсю присутствует типичный британский юмор – например при осмотре повреждений «Аякса» Харвуд делится со своим штабом: «хорошо стреляет, на деревенской ярмарке он бы получил плюшевого мишку».

С 1940 года предпринимались попытки подьема отдельных частей «Шпее» (особенно британцев интересовал радар), последние – в 2006 году. Часть поднятого установлена в порту и музее Монтевидео, кое-что я сфотографировал… Есть даже проект подьема остатков корабля целиком – но это фантастика уругвайских масштабов.

P.S. На первый взгляд эпизод схож с нашим «Варягом», но не стоит забывать о том, что японцы имели изначально подавляющее превосходство в силах, ТТЭ кораблей, на их стороне были особенности места боя.


Дальномер «Шпее» в порту Монтевидео — мое фото (вообще об этом исключительно комфортном городе см. тут: http://nosikot.livejournal.com/1547592.html + по ссылкам внутри)

spetsialny.livejournal.com

ПРОЕКТ ГЕРМАНСКОГО ЛИНЕЙНОГО КРЕЙСЕРА ПЕРИОДА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

ПРОЕКТ ГЕРМАНСКОГО ЛИНЕЙНОГО КРЕЙСЕРА ПЕРИОДА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В отделе проектирования военно-морского флота в 1937-40 гг. под руководством главного конструктора Хеннига создали проект нового линейного крейсера. К постройке были запланированы три корабля под индексами «О» на верфи «Дейтче-верке» в Киле (строительный N 265), » Р » на Государственной верфи в Вильгельмсхафене (строительный N 1330) и «Q» на верфи «Германия-верфь» в Киле (строительный N 623).

Водоизмещение каждого составляло: нормальное 28900 т, стандартное 31650 т, полное 35400 т. Корабли имели размерения: длину наибольшую 256 м; между перпендикулярами 248,2 м; ширину 30 м; осадку кормой 8,02 м. Высота борта в середине равнялась 14,35 м. Корпус разделили водонепроницаемыми переборками на XX основных отсеков. Двойное дно установили на 78% длины корабля. Способ связей конструкции корпуса – сборка по набору продольных стрингеров с широким применением сварки.

На вооружении главной артиллерии линейного крейсера находилось шесть 381-мм орудий с длиной ствола 47 калибров (17900 мм) в трех двухорудийных башнях. Из них две линейно-возвышенные башни располагались в носовой части и одна в кормовой. Установки орудий имели угол склонения – 8° и угол возвышения +35°, что обеспечивало дальность стрельбы 36200 м (196 каб.). Орудия стреляли снарядами весом 760 кг с начальной скоростью 939 м/с. Боекомплект насчитывал 105 снарядов на орудие (всего 630 снарядов для всех орудий).

Артиллерия среднего калибра состояла из шести 150-мм орудий с длиной ствола 48 калибров (7200 мм) в трех двухорудийных башенных установках, которые спроектировали для эскадренных миноносцев. Две из них стояли по бортам в средней части, одна на надстройке перед задней башней орудий главного калибра. Боекомплект насчитывал 150 снарядов на орудие (общий боекомплект – 900 снарядов). Дальность стрельбы составляла 23500 м (126 каб.).

Вспомогательную артиллерию, предназначенную для стрельбы по морским и воздушным целям, ограничили восемью 105-мм универсальными орудиями с длиной ствола 65 калибров (6825 мм) и углом возвышения +80°. Четыре двухорудийные башенные установки стояли попарно на высоких барбетах в средней части корабля. Боекомплект составлял 400 выстрелов на орудие (общий боекомплект – 3200 выстрелов).

Зенитная артиллерия состояла из четырех двухствольных 37-мм автоматов с длиной ствола 83 калибра (3070 мм), расположенных в средней части корабля рядом с 105-мм установками (общий боекомплект 16000 выстрелов) и двадцати 20-мм автоматов с общим боекомплектом 40000 выстрелов.

На крейсере перед задней дымовой трубой, палубой ниже ангара гидросамолетов стояли шесть 533-мм бортовых надводных торпедных аппаратов (по три с каждого борта) с общим боекомплектом 18 торпед.

На вооружении крейсера для ведения воздушной разведки и корректировки артиллерийской стрельбы находились четыре гидросамолета «Арадо 196». Большой ангар для них был расположен за передней дымовой трубой. Там же стояла и катапульта. Еще два небольших ангара располагались рядом с задней дымовой трубой.

Главный броневой пояс из 190-мм крупповской цементированной брони простирался по ватерлинии в средней части корабля от башни «А» и заходил за башню «С». В носовой и кормовой оконечностях главный броневой пояс не достигал верхней палубы и соответственно имел толщину 100 мм, не доходя до форштевня, и толщину 110 мм, не доходя до ахтерштевня, где оканчивался поперечными 80-мм переборками. Носовая и кормовая оконечности корабля имели защиту толщиной 60 мм.

Башни орудий главного калибра имели толщину лобовой части 210 мм, боковых стенок 180 мм, наклонных и плоской частей крыши 50 мм. Толщина бронирования башен 105-мм и 150-мм артиллерии и ангаров гидросамолетов составляла 14 мм. Бронирование цитадели в средней части корабля имело толщину 80 мм, в оконечностях 25 мм.

Бронирование передней боевой рубки выполнили толщиной 200 мм, ее крыши 60 мм (задней боевой рубки соответственно 50 мм и 30 мм). Передний и задний пункты управления артиллерийским огнем с дальномерами имели бронирование толщиной 20-30 мм. Верхняя палуба из крупповской брони была толщиной 50 мм в носовой части, в средней увеличиваясь до 60-80 мм, в то время как в кормовой части она имела толщину от 80 до 110 мм.

Машинная установка линейного крейсера была комбинированная и состояла из дизельной и турбинной установок. В этом проекте отошли от традиционной для германских линейных крейсеров схемы с четырехвальной машинной установкой и перешли на характерную для германских линейных кораблей трехвальную. Восемь двухтактных 24-цилиндровых дизелей двойного действия фирмы MAN общей мощностью 116000 л.с. в шести машинных отделениях, разделенных переборкой по диаметральной плоскости по три с каждой стороны, через два редуктора (разработки верфи «Вулкан») приводили во вращение два боковых вала с трехлопастными винтами диаметром 4,85 м.

Четыре нефтяных котла Вагнера при давлении пара 55 атмосфер (расположенные в одном котельном отделении) снабжали паром один комплект паровых турбин Броун-Бовери (для линейного крейсера под индексом «О» паровых турбин верфи «Блом унд Фосс») мощностью 60000 л.с, расположенный в одном машинном отделении. Турбина приводила во вращение средний вал с трехлопастным винтом диаметром 4,9 м.

Общая проектная мощность на валах составляла 176000 л.с, что при частоте вращения гребных валов 285 об/мин. должно было обеспечить кораблю скорость 33,5 узла, а при частоте вращения гребных валов 300 об/мин. – 35 узлов. Нормальный запас топлива составлял 1 540 т нефти для дизельной установки и 330 т для турбинной (полный – 4610т нефти для дизельной установки и 1000 т нефти для турбинной). Расчетную дальность плавания определили в 19 000 миль при скорости 19 узлов.

Электроэнергией обеспечивали 4 дизель-генератора по 920 кВт, приводимые в движение от дизельной установки, и 4 дизель-генератора по 920 кВт, приводимые в движение от турбинной установки, общей мощностью 7360 кВт, напряжением 220 В.

Впервые в германском военно-морском флоте на корабле спроектировали три руля (каждый в струе от расположенного впереди винта). Экипаж корабля насчитывал 1900 человек, из них 65 офицеров. Выдача в начале 1939 г. верфям-строителям заказа тем не менее не привела к началу работ, несмотря на запланированный короткий срок постройки 3,5 года.

Проект германского линейного крейсера периода Второй мировой войны. (Проект «Q». 1939-1941 гг.) (Водоизмещение 28900 т, скорость 33,5-35 узлов, вооружение: 6 381-мм, 6 150-мм и 8 105-мм орудий)

После установления в 1939 г. «теплых» отношений между СССР и фашистской Германией, наряду с покупкой у нее трех строящихся тяжелых крейсеров типа «Принц Ойген», линейного корабля «Тирпиц», двух орудийных башен калибра 406 мм заложенных линкоров «Н» и «J», советское правительство хотело приобрести вооружение главного калибра планировавшихся к постройке линейных крейсеров «О», «Р» и «Q» с двухорудийными 381-мм башнями. Однако 8 декабря 1939 г. Гитлер принял решение об отказе в продаже двух тяжелых крейсеров из трех и башен с заложенных линкоров, а затем и башен с 381-мм орудиями для тяжелого крейсера «Кронштадт». [Судостроение, 1990, N7, с.73].

ГРАФИК ПОСТРОЙКИ ГЕРМАНСКИХ ЛИНЕЙНЫХ КРЕЙСЕРОВ

ГРАФИК БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛИНЕЙНЫХ КРЕЙСЕРОВ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Крейсера Германии — часть 3: рейдеры-переростки

Первая часть
Вторая часть


После Скапа-Флоу

Когда война закончилась, немецкий флот сдался англичанам и был похоронен в бухте Скапа-Флоу. Сначала победители очень разозлились на немцев, потому что желали присвоить эти корабли себе. Англичане разевали роток шире всех, утверждая, что корабли следует распределить в соответствии с потерями, понесенными во время войны. То есть, Великобритании — 70%, Франции — 10%, Италии — 10%,, Японии — 8%, США — 2%. Прикол был в том, что Англия потеряла за время войны только один линкор, а получила бы целых 13, что, конечно же, никого не устраивало. И больше всего не устраивало США, потому что, по итогам такого раздела, соотношение сил между английским и американским флотом составило бы три к одному. Со своей стороны, США предлагали создать на основе трофейных кораблей «флот Лиги Наций», но эта идея была, очевидно, утопической[5].

Вскоре все ведущие морские державы вынуждены были списать значительную часть собственных флотов, и на этом фоне «самосписание» германского быстро забыли. Однако, прежде, чем забыть похороненный флот, англичане предусмотрительно вбили в крышку гроба гвозди в виде Версальских ограничений. Германии разрешалось теперь иметь не более шести линкоров. Это было необходимо для соблюдения баланса на Балтике, где возникла потенциально опасная Советская Россия. Причем если для всех нормальных стран линкор определялся как корабль водоизмещением свыше 10 тысяч тонн или с орудиями калибра свыше 203 мм (на практике – 305 мм), для Германии линкором назывался корабль водоизмещением НЕ БОЛЕЕ 10 тысяч тонн. Вопреки распространенному заблуждению, в тексте Версальского договора нет ограничения на калибр строящихся кораблей. Однако, оно представляется довольно естественным. Линкор размером с крейсер либо не сможет иметь достойного вооружения и бронирования, либо вынужден будет ограничиться крайне низкой скоростью и автономностью, превращаясь фактически в броненосец береговой обороны. Естественно, для Германии предполагался второй вариант, после которого она бы окончательно «kann nicht in Ozean». И не беспокоила бы торговые пути ни англичан, ни других великих морских держав[8].

Проблемы могла бы испытывать только Франция, но значительную часть своих проблем она уготовила для себя сама. Именно французы настояли на том, чтобы немцы были лишены даже их первых дредноутов типа «Нассау». Дозволение заменять корабли только после двадцати лет службы означало, что этот процесс можно было начинать уже в 1922 году. Тогда как оставив Германии все-равно устаревшие к тому моменту дредноуты, можно было, во-первых, заблокировать для нее полностью строительство любых тяжелых кораблей вплоть до 1930 года, во-вторых, заставить тратить значительные средства на содержанию и модернизацию существующих. Теперь же Германия могла полностью заменить все броненосцы уже в 1926[8]. Но этого не давало сделать отсутствие средств. Как финансовых – из-за кризиса, – так и банально заводов, которые производили пушки, из-за оккупации французами Рейнланда. Поэтому «Эмден», первый крейсер, заложенный в Веймарской Республике, строился по кайзеровским чертежам целых четыре года и вступил в строй только в 1925-м[11]. К тому моменту, можно было думать о чем-то более серьезном. И вот тут в действие вступили Версальские ограничения, в рамках которых была невозможна даже эффективная оборона побережья или действия на Балтике против переживающего не лучшие времена российского флота. Максимум, который требовался от Рейхсмарине, заключался в том, чтобы наличие пусть небольшого, но эффективного флота при возникновении в Европе военного конфликта сделало бы Германию выгодным союзником.

Мэхэн против Вегенера

До войны в руководстве германского флота господствовали идеи американского адмирала Альфреда Мэхэна, семь принципов которого вдохновили Тирпица на создание «теории риска». Так вот, Мэхэном второстепенный характер крейсерской войны выделялся в отдельный, седьмой принцип. Но в сложившейся ситуации воевать «по Мэхэну» Германия могла разве что с Советской Россией. С другой стороны, большой резонанс вызвали работы Вольфгана Вегенера, который наоборот считал, что Германии необходимо иметь флот, приспособленный для действиях на коммуникациях, и развитую сеть военно-морских баз[2].

Кроме Советской России, воевать Германия могла с Польшей и (или) Францией. Также был не исключен новый конфликт с Данией, которая, в условиях договорных ограничений германских вооруженных сил, тоже представляла некоторую опасность. Наиболее вероятным театром военных действий в каждом случае оказывалось Балтийское море, где роль минных постановок была решающей. Дредноутам там развернуться негде, и Франция вряд-ли стала бы посылать их туда. В качестве двух вариантов замены устаревших кораблей, морское министерство Веймарской республики рассматривало броненосец береговой обороны с 380-мм пушками, ориентированный на Балтику, и «вашингтонский» крейсер с 210-мм, ориентированный на французские коммуникации. К счастью, во главе обновляющегося Рейхсмарине находился Ганс Ценкер, командовавший в свое время крейсером «Фон дер Танн». Он не хотел идти на поводу у англичан, желавших ограничить возможности Германии обороной своего побережья, и сделал выбор в пользу крейсера, который по документам проходил бы как линкор. Но не «вашингтонского»[8].

Отсутствие ограничений на калибр, особенно после того, как французы вывели войска из Рейнланда, позволило немцам избрать для своих кораблей 280-мм пушки, обеспечивавшие преимущество перед «вашингтонскими» крейсерами, и позволяющие вести бой с почти любыми кораблями других стран, имеющих выход к Балтике. Тот же калибр, что и на «Фон дер Танне», но не совсем те же возможности. Ведь рост калибра – не единственный способ увеличить мощь. Пушка 28 cm SKC/28 имела длину 52,5 калибра, а ее усовершенствованная версия – 28 cm SKC/34 – 54,5. Против пятидесяти на довоенной пушке 28 cm SK L/50. В результате, в первой пушке тот же снаряд имел скорость на 30 м/с больше. А во второй использовался снаряд на 30 кг тяжелее и на 10 м/с быстрее. Что позволило довести дальность стрельбы до 42 км, каковое значение считалось избыточным, так как вести бой на таких дистанциях тогда казалось невозможным. А вот выбор вместо единого универсального калибра 150-мм вспомогательных и 88-мм зенитных пушек оказался неудачным, ослабив противовоздушную оборону корабля. Ошибка прошла через всю ветвь развития немецких послевоенных линкоров и снизила эффективность отражения атак авиации, ставших роковыми для большинства из них[8,9].

Запас карман тянет

Когда истек срок, после которого разрешалось заменить старые «Дойчланд» и «Брауншвейг», оба броненосца отправились на свалку истории, а на смену им пришло то, что давно вынашивал сумрачный немецкий гений. Новый корабль, также получивший имя «Дойчланд», названный в шутку «карманным» линкором, воплотил в себе отнюдь не новую идею крейсера, который был бы быстрее любого линкора и сильнее любого корабля своего класса. В обычной обстановке идея была бы непременно запорота. Однако, в условиях искусственных ограничений Вашингтонского договора все крейсера ведущих держав оснащались 203-мм пушками. Возможность немцев свободно выбирать главный калибр автоматически решила вторую половину задачи и позволила сконцентрироваться на первой.

Линкор-обрезок «Адмирал Шеер»


Оставалось лишь разобраться с ограничением по массе. Ведь имея более мощное вооружение, чем «вашингтонские» крейсера, при одинаковой массе «Дойчланд» должен был существенно уступать либо в скорости, либо в автономности, либо в защищенности. Немцы, как всегда бывает в таких случаях, выбрали «либо», рассчитывая, во-первых, на облегчение корпуса за счет широкого внедрения электросварки, во-вторых, на дизельные установки с гидравлической передачей в качестве двигателя. В итоге, броневой пояс сократился со ста до 60—80 мм, но на фоне современных «Дойчланду» крейсеров других стран это все-равно смотрелось неплохо. Осталось место и на противоторпедную защиту шириной около 4,5 м (вместе с булями), завершавшуюся 40-мм продольной переборкой.[8]

Как всегда бывает в таких случаях, в относительных величинах немцы облажались. По броневой защите «карманные» линкоры превосходили далеко не все «вашингтонские» крейсера[12], а по скорости стабильно уступали большинству из них на 4-5 узлов. Решение, к тому моменту уже знали итальянцы, наплевав ради защищенности «Зароы» на некоторые ограничения. Но лютый вин был в том, что «Дойчланд» мог, прорвавшись в Атлантику, дойти до мыса Горн, вернуться обратно и иметь 20% запас топлива для боя – без единой дозаправки. Беспрецедентная по тем временам автономность[10].

Поступательное развитие

Немцы тоже мухлевали, превышая весовой лимит в среднем на четверть. Пересмотр Версальских ограничений в Лондоне привел в 1935 году к тому, что Германии позволили иметь флот в 35% от британского. То есть, равный флоту Франции, чье мнение было проигнорировано. Англичане такими тонкими намеками пытались натравить Гитлера на континентальных соседей. Но фюрер смотрел гораздо дальше, в глубину мирового океана. Поэтому генеральная линия не изменилась. «Шарнхорст» и «Гнезенау» – следующая пара германских линкоров – не стали линкорами в традиционном смысле. Это были просто выросшие до нормальных размеров «Дойчланды», которые теперь уж точно превосходили любой «вашингтонский» крейсер просто потому, что весили втрое больше. Теперь им предстояло столкнуться еще и с новыми французскими «Дюнкерками», то ли линейными крейсерами, то ли быстроходными линкорами – в это время классификация уже размывается[9].

Главный калибр остался тем же, что и на «Дойчланде», только выросли длинна ствола и масса снаряда. Для пробития брони «Дюнкерка» орудий 28 cm SKC/34 было вполне достаточно. А вот шести пушек – недостаточно. С одной стороны, в условиях ограниченного водоизмещения требовалось рациональное по весу расположение орудий главного калибра. С другой – трехорудийные башни были уже готовы. Все это определило их применение для «Шарнхорста» и «Гнейзенау» и отличие от кораблей Первой Мировой. До того все немецкие линейные крейсера использовали двухорудийные башни, что обеспечивало равномерное распределение огня на нос и корму, лучшее управление и более высокую скорость перезарядки. Схема бронирования была похожа на ту, что применялась на «Зейдлице». А вот в чем «Гнейзенау» существенно продвинулся по сравнению с ним, так это в мощности паровых турбин, скорости и автономности[9].

Еще бы, ведь если «Зейдлиц» и его собратья создавались для участия в эскадренном сражении, то теперь ни о чем подобном не могло идти речи в связи с отсутствием у Германии эскадр дредноутов. Гитлер лично контролировал строительство кораблей 1-го ранга и ставил перед ними задачу разрушения британской торговли. Чем больше крейсер, тем больше затруднений ждет противника, ведь для сопровождения конвоев требуется задействовать корабли, которые как минимум вооружены не хуже рейдера. Логика подталкивала к дальнейшему росту размеров крейсера и установке на него дредноутных орудий. Вот и получилось, что один из мощнейших линкоров, которые когда-либо были созданы, на деле использовался как крейсер-переросток, но это уже совсем другая история.

Очень легкие крейсера

Помимо эрзац-линкоров, немцам дозволялось иметь шесть легких крейсеров, ограниченным, между прочим, водоизмещением в шесть тысяч тонн. И конечно же Веймарская республика использовала этот лимит. Первым стал упомянутый «Эмден», построенный по кайзеровским чертежам. Следующая тройка крейсеров – «Кенигсберг», «Карлсруэ» и «Кельн» – создавались по оригинальному проекту, основными особенностями которого стали первые в германском флоте трехорудийные башни и такое спорное нововведение, как комбинированная силовая установка. К паровой турбине прилагался дизель, который тогда считался более экономичным. Если мощность турбин «Кенигсберга» составляла 68 тысяч л.с., то дизелей – только 1800 л.с. Что это означало для скорости при «экономичном» ходу – догадаться несложно. Поэтому в боевой обстановке капитан, не будь дурак, вынужден был держать турбины в готовности. При ходе на турбинах, дизель оказывался бесполезным балластом. Кроме того, в случае совместных действий как с чисто дизельными линкорами «Дойчланд», так и с чисто паротурбинными кораблями, которые будут созданы позднее, экономичного хода было совершенно недостаточно, что заставляло использовать турбины. Однако, влажные мечты о действиях на океанских коммуникациях побуждали немцев улучшать дизельную установку, и на четвертом корабле – «Лейпциге» – она имела сравнимую с основной мощность в 12 тыс. л.с. и приводила в действие отдельный винт. Только за счет дизеля удалось увеличить дальность плавания на 10%. Оставался последний разрешенный крейсер. Немцы не спешили его строить, названный «Нюрнбергом» корабль разрабатывался в течении пяти лет в обстановке строжайшей секретности. А когда его спустили на воду, оказалось, что это всего лишь увеличенный вариант «Лейпцига» с усиленным зенитным вооружением. Продолжить серию не позволял лимит[11].

Очень тяжелые крейсера

Когда же он был отброшен, ушли и качественные ограничения. «Вашингтонские» крейсера немцы проектировали еще в 20-е годы. Тогда на бумаге получался довольно неплохой корабль, особенно по сравнению с другими тяжелыми крейсерами первого поколения. Сделать его тогда не позволили финансы, ограничения и то, что предпочтение было отдано типу «Дойчланд»[8]. Теперь задача снова была актуальна, поскольку «Дойчланд», имея хорошее преимущество перед тяжелыми крейсерами первого поколения, был, тем не менее, довольно уязвим для 155-мм артиллерии, которая набирала популярность. В такой обстановке, Германия стала строить более сбалансированные тяжелые крейсера, с оглядкой на итальянскую «Зару» и французский «Альжери». Только немецкий крейсер был ориентирован не на Средиземное море, а на куда менее гостеприимную Атлантику. От него хотели 8 203-мм пушек, скорость 32 узла, запас топлива на 12 тысяч миль 15-узловым ходом и защиту как минимум не хуже, чему у «Альжери». Ясно, что при той же массе так не бывает, и сев на стул в Вашингтоне, эту рыбку съесть не смогли державы с более серьезным опытом судостроения. И немцы стали думать, чего бы им сократить.

Рассматривался вариант снижения калибра орудия для экономии веса. Но сэкономить таким образом можно было не более пятисот тонн, а цена вопроса – пробитие брони «Альжери». Впрочем, совещание по этому поводу проводилось не зря. Немцы вспомнили, как англичане обманули их со своими линейными крейсерами, и распустили слухи, будто новый крейсер будет нести 155-мм пушки. Англичане поверили, ведь это было бы вполне в духе немецкого судостроения. Когда в 1939 году в строй вступил полноценный тяжелый крейсер, кто-то наверняка радостно воскликнул: «Один-один, чаехлебы!». Причем этот тяжелый крейсер превосходил все, что было у англичан, даже в большей мере, чем японский «усовершенствованный Такао». Потому что японцы смухлевали на две тысячи, а немцы совершенно честно превысили договорной лимит на целых четыре.

Но вот как распорядиться этими четырьмя тысячами, чтобы получить преимущество не только перед легкими крейсерами? Немцы не имели права на полный провал, но им это почти удалось. Хотя «Хиппер» был самым тяжелым из тяжелых крейсеров, его вооружение было минимальным для кораблей этого класса, а бронирование уступало как «Альжери», так и «Заре». Не получилось догнать французов и по противоторпедной защите. Да, слава лучших корабелов мира так просто не дается. Энергетическая установка, по поводу которой было сломано много копий, и которую было решено делать чисто паротурбинной, без дизеля, не обеспечивало достаточно высоких ходовых характеристик, и разница с «Альжери» здесь была несущественна.

На что же ушел лишний вес? Во-первых, на зенитное вооружение, по которому с «Хиппером» могли тягаться только американцы. Во-вторых, дублирование всех систем управления огнем, как на линкоре. В-третьих, целых 12 торпедных аппаратов, непонятно зачем нужные кораблю таких размеров. В-четвертых, все перечисленное закономерно вело к значительному (чуть ли не вдвое по сравнению с другими тяжелыми крейсерами) росту экипажа, который должен спать и кушать.


Не то чтобы «Хиппер» был совсем плохим кораблем. Да, у него не было превосходства по формальным ТТХ, но качество управления огнем и универсальность – это направление послевоенного развития крейсеров. Есть мнение, что успей немцы создать полноценный флот, крейсера типа «Хиппер» заняли бы в нем достойное место. Помешала война, во время которой универсальность не дала существенного преимущества, а вот все остальное снизило соотношение цена/эффективность. Поэтому когда встал вопрос о сокращении трат на флот, немцы прекратили строить тяжелые крейсера в первую очередь. Всего было принято на вооружение три крейсера этого типа (также «Блюхер» и «Принц Ойген»). Четвертый был почти завершен, но так и не введен в строй. Пятый продан СССР и под именем «Таллин» принимал активное участие в боевых действиях против страны-производителя[10].

[Начиная с этого места, идет текст без источников в квадратных скобках. Возможно, он будет переписан, когда я дочитаю [1]]
Триумф немецкого оружия


К началу Второй Мировой войны выбитый двусторонним соглашением с Великобританией лимит в 35% от английского флота достигнут не был. Причем отставание было не только количественным, но и качественным: самым мощным немецким линкором на тот момент был «Гнейзенау», а авианосцев у Германии вообще не было. Как и Ценкер, Гитлер, может быть, и рад был бы следовать доктрине Мэхэна, но реальность говорила в пользу Вегенера. В полном соответствии с идеями этого выдающегося теоретика, Германия оккупировала Норвегию, получив развитую сеть военно-морских баз. Задача стояла совершенно нетривиальная, потому что операцию было невозможно провести без широкой поддержки надводных кораблей всех классов. И происходить все это должно было прямо под носом у британского флота. Действия Рейхсмарине, переименованного по случаю в Кригсмарине – военный флот – были быстрыми и решительными. В отличии от остальной армии скандинавских королевств, береговая охрана Норвегии сражалась достойно. Кригсмарине безвозвратно потерял 24 крупных корабля, в том числе три из девяти задействованных в операции крейсеров, но поставленную задачу выполнил. И это хороший пример того, как грамотное планирование позволяет достичь решительных успехов даже при подавляющем превосходстве противника в силах.

Как же немцам удалось провести такую масштабную операцию на виду у англичан? Просто никто не думал, что Гитлеру хватит наглости лезть в Норвегию. Более того, англичане сами собирались ее оккупировать. И хотя самолеты-разведчики закономерно обнаружили немецкое соединение на первый же день, британское командование решило, что гитлеровцы собираются прорваться в Атлантику для действия на коммуникациях. На перехват было отправлено соединение эсминцев во главе с линейным крейсером «Ринаун», который обменялся любезностями с «Шарнхорстом» и «Гнейзенау», лишился башни, нанес противнику такие же повреждения, но вынужден был прекратить бой из-за плохой погоды.

На долю немецких эрзац-линкоров пришлась еще одна действительно эпичная победа – они потопили авианосец «Глориес» (фото выше — кадр из хроники). Сегодня это звучит как курьез, но тогда капитаны кораблей не знали, какой ужас начнет твориться через пару лет на Тихом океане, и просто делали свою работу. Секрет успеха – удачная тактическая ситуация, решительные действия и пушки 28 cm SKC/34.

Кстати, можно оценить, насколько велики были расстояния морского боя в сравнении с размерами корабля. Подбитого «Глориеса» не видно. Только поднимающийся в небо столб дыма. Истребители, поверьте, замечательно горят(с).

Рейдеры в бою

Норвежская операция была уникальным случаем и повториться с Британией не могла. Даже не потому, что немецкий флот понес тяжелые потери. Просто англичане теперь были начеку, и подавляющее превосходство во флоте позволяло им не допустить десанта в метрополии. Даже если бы сам десант Royal Navy проворонили, его все-равно требовалось снабжать через Северное море. Что означает регулярные рейсы, невозможные при столь значительном превосходстве противника. Такой поворот чуть не привел к провалу в Нарвике, отдаленном и вместе с тем стратегически важном норвежском порту.

Все, что оставалось немецкому флоту, это действовать в соответствии с доктриной Вегенера, используя обретенные базы. В январе 1941 года «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вышли в Атлантику. Они захватили и потопили 22 парохода общим тоннажем свыше 115 тыс. тонн и безнаказанно возвратились в Брест в марте того же года. Англичане не на шутку испугались, и стали активно утюжить рейдеров авиацией, благо до Бреста от британских аэродромов рукой махнуть. Немцы не успевали закончить исправление одних повреждений, как бомбы причиняли новые. Поняв, что так дела не делаются, в феврале 1942 линкоры прорвались через Ла-Манш в Германию. При этом «Шарнхорст» дважды подорвался на мине, но достиг пункта назначения. «Гнейзенау» повезло еще меньше: в порту Киль он был еще раз атакован английской авиацией, и удачное попадание бомбы вызвало взрыв боеприпаса. То, что осталось от линкора, было отбуксировано в Гдыну и больше в строй не возвращалось. «Шарнхорст» же, после ремонта, направился на север.

Критически важной морской коммуникацией к тому моменту стал путь из Америки в Мурманск и Архангельск, проходивший как раз мимо Норвегии. Немцы атаковали конвои, конечно же, не только с помощью подводных лодок и авиации, но и более традиционными средствами. А именно, своими крейсерами, превосходно подходящими для этой цели. 28 декабря 1943 года при нападении на конвой JW-55B (сражение у мыса Нордкап) «Шарнхорст», сопровождаемый пятью эсминцами, вступил в бой с восемью эсминцами и тремя крейсерами сопровождения: «вашингтонским» «Норфолком», типичным крейсером 20-х, и «вроде как легкими» «Шеффилдом» и «Белфастом», типичными крейсерами 30-х. Незадолго до выхода на цель погода ухудшилась, и стало ясно, что сопровождавшие «Шарнхорст» эсминцы не смогут эффективно действовать в таких условиях. Эрих Бэй, командир корабля, доложил об этом командованию с помощью радио. Бэй наивно полагал, что соединению разрешат вернуться на базу, и за нарушенное радиомолчание ему ничего не будет. Ответный приказ продолжать атаку, отделившись от эсминцев, его очень огорчил. А вот британского адмирала Брюса Фрэзера, который тоже слышал этот ответ, находясь в уютной рубке новейшего линкора «Дюк оф Йорк», наоборот, обрадовал. Да, к тому моменту англичане не опять, а снова взломали немецкий шифр.

Бэй дважды атаковал конвой, оба раза – без особого энтузиазма. Все участвовавшие в перестрелке крейсера получили легкие повреждения, эсминцы обеих сторон провести атаку не смогли. Пользуясь преимуществом в скорости, «Шарнхорст» стал отступать. Тут-то его и поймал Фрэзер. «Дюк оф Йорк» расстрелял немецкий рейдер, пользуясь подавляющим преимуществом в артиллерии, а подоспевшие эсминцы добили «Шарнхорст», выпустив по нему 55 торпед, из которых в цель попали 11. К великому сожалению, англичане не увидели конкретного момента, когда германский корабль затонул, потому что он был окружен облаком дыма. И чуть не продолжили стрелять в пустоту. Начали спасать немцев поздно и с ленцой, успев подобрать из воды только 36 матросов и офицеров из двухтысячного экипажа. Бэя среди них не было. За проявленную доблесть Фрэзер получил рыцарское звание и титул «лорда мыса Нордкап».

На заднем плане — башня линкора «Дюк оф Йорк». На переднем — ее расчет. Можно оценить размеры пушек.

Как вы лодку назовете…

В участи гитлеровских сверхрейдеров неизменно прослеживается влияние этой старой приметы. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» произвели огромное воздействие на противника, прежде всего моральное, и геройски погибли. В целом, по соотношению «цена/эффективность», они заслуживают хорошей оценки. Канцлер Отто фон Бисмарк был категорическим противником океанского флота. И линкор «Бисмарк» совершил единственный рейс, распиаренный настолько, что я не вижу смысла его здесь подробно описывать. Действительно, корабль, уже на стадии постройки ставший героем геббельсовской пропаганды, на деле превратился в «пшик». Предполагалось, что он будет действовать совместно не с «Принцем Ойгеном», а со вторым таким же кораблем, «Тирпицем», на боевом использовании которого означенный «пшик» поставил крест.

Как и человек, в честь которого он был назван, линкор «Тирпиц» всю войну прятался по портам, произведя только один результативный рейд – к Шпицбергену, в 1942 году. Естественно, рейд заключался в стрельбе из 380-мм пушек по полярным медведям. Зато англичане развернули целое шоу из охоты на «Тирпиц», и, в конечном счете, его поймали, приложив специально разработанной бомбой.

«Адмирал Хиппер» активно и успешно действовал в Атлантике, будучи, как ни странно, стеснен «Тирпицем», за судьбу которого немецкое командование очень сильно боялось, вплоть до того, что сворачивало весь рейд из-за пустякового попадания торпеды. В неравном бою с противником «Хиппер» получил тяжелые повреждения, но добрался до дома. Правда, бой, на первый взгляд, был неравный в пользу немцев. Речь идет о «Новогоднем бое» в Баренцевом море, курьезной истории, после которой Гитлер отдал приказ о списании всех крупных надводных кораблей. Из-за плохой погоды, криворукости экипажа «Хиппера» и решения Госпожи Удачи принять сторону англичан, сорвалась совместная с «Лютцовом» (бывший «Дойчланд») атака на конвой, защищенный всего шестью эсминцами и двумя легкими крейсерами. Гитлер был очень расстроен и не спешил восстанавливать разбитый в хлам крейсер, который больше не участвовал в боевых действиях.

Да, судьба кораблей в море очень сильно зависит от выучки экипажей и банального везения. Особенно это верно для конца эпохи дредноутов, когда любая броня могла быть пробита главным калибром любого тяжелого корабля. Вопрос был лишь в расстоянии и угле, под которым прилетел снаряд. При этом, если посмотреть на крейсер массой 10 тысяч тонн, жизненно-важных узлов, попадание в которые оказывается фатальным, на нем не слишком много. Выцеливать конкретные узлы корабля на нормальных для ХХ века расстояниях артиллерийской дуэли было невозможно, поэтому речь идет о вероятности попадания.

Вот, для примера, «карманный» линкор в разрезе. Боевой рубки вообще не видно с такого ракурса, она в уголке передней надстройки. Котельные и пороховые погреба хорошо видны, видно и то, как они соотносятся с ватерлинией. Меры, принятые после Доггер-Банки для защиты погребов от пожара, никто не отменял, так что после накрытия в башню корабль сохранил бы боеспособность. Есть еще такие важные штуки, как дальномерные посты и радар (6, 7, 8, 17), но они тоже очень маленькие.

Таким образом, успех в бою существенно зависит не только от общей массы взрывчатых веществ, отправленных в сторону противника, но и от того, как карта ляжет. Если одинаковая масса будет, за счет скорострельности, распределена по большему числу попаданий, вероятность поразить что-то жизненно-важное возрастает. Поэтому американцы не были такими уж дураками, когда отказались от 203-мм пушек для крейсеров в пользу 155-мм. Большая пушка может оказаться более дальнобойной за счет того, что тяжелый снаряд лучше сохраняет кинетическую энергию. А может и не оказаться, потому что если у пушки меньшего калибра будет большая относительная длина, снаряд приобретет более высокую начальную скорость. Впрочем, в условиях полярной ночи, когда обнаружение и обстрел цели на большой дальности затруднены, это не имеет большого значения.

«Новогодний бой» стал хорошей проверкой идей создателей крейсера «Бруклин» и принятой в 30-х годах тенденции. Оказалось, что такой подход имеет право на жизнь, как минимум в Северной Атлантике. Масса залпа обеспечивает преимущество в бою не сама по себе, а в сочетании с водоизмещением. По которому английские легкие крейсера не слишком уступали немецким тяжелым.

Это если говорить о «Хиппере». А вот «Лютцов» был вооружен гораздо лучше, и, помимо шести больших пушек имел восемь 150-мм, по относительной длинне превосходивших орудия английских легких крейсеров. Которых на героях «Новогоднего боя» — «Шеффилде» и «Ямайке» — было по двенадцать. Здесь ответом будет решительность англичан и нерешительность немцев. Фактически два легких крейсера из двадцати четырех 150-мм пушек обстреливали тяжелый, который отвечал им из восьми 203-мм, а корабль, который мог бы выровнять баланс сил, в это время мялся с ноги на ногу.


Последний из «карманных» линкоров, «Адмирал граф Шпее», названный в честь понятно кого, закончил свой путь недалеко от того места, где погиб тот самый граф Шпее. Ссылка на подробное описание боя в устье реки Ла-Платы приведена в статье про английские крейсера. Два его систершипа потоплены авиацией союзников в портах.

В 1945 году затонул «Лютцов», бывший «Дойчланд», и погиб Третий Рейх, бывшая Германия. Уцелевшие к тому моменту корабли Кригсмарине сдались. Немецкий народ надолго утратил государственность. С тех пор Германия не имела флота вообще и крейсеров в частности, хотя ее богатый опыт в строительстве и эксплуатации подводных лодок, заслуживающий отдельной статьи, востребован на мировом рынке до сих пор.


Источники:

1. Фон дер Портен Э. «Германский флот во Второй Мировой войне»

2. Вегенер В. «Стратегия морской войны»

3. Больных А. «Схватка гигантов»

4. Больных А. «На океанских просторах»

5. Вельможко А.В. «Концептуальное развитие тяжелых артиллерийских кораблей в 1916-1939»

6. Вельможко А.В. «Концепция линейных крейсеров и стратегическое планирование перед Первой Мировой войной»

7. Смирнов Г.В. «Корабли и сражения»

8. Кофман В. «Карманный линкор Адмирал граф Шпее»

9. Сулига С. «Линейные корабли типа «Шарнхорст»»

10. Кофман В. «Тяжелые крейсера типа «Адмирал Хиппер»»

11. Кофман В. «Германские легкие крейсера Второй Мировой войны»

12. Патянин С. «Тяжелые крейсера типа «Зара»»

nik-pog.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *