НАТО: численность войск и вооружения

НАТО, или Организация стран Североатлантического блока – военно-политический союз, созданный в 1949 году как противовес растущей опасности, исходящей со стороны Советского Союза, который проводил политику поддержки коммунистических движений в Европе. Сначала в организацию входили 12 государств – десять европейских, а также США и Канада. Сейчас НАТО представляет собой крупнейший альянс, состоящий из 28 стран.

Образование альянса

Спустя несколько лет после окончания войны, в конце 40-х годов, возникла опасность новых международных конфликтов - произошел переворот в Чехословакии, в странах Восточной Европы установлены недемократические режимы. Правительства западноевропейских стран были обеспокоены растущей военной мощью Страны Советов и прямыми угрозами с ее стороны в адрес Норвегии, Греции, других государств. В 1948 году пять стран Западной Европы подписали Договор о намерении создания единой системы для защиты своего суверенитета, который потом стал основой для оформления Североатлантического альянса.

Главной целью организации стало обеспечение безопасности ее членов и политическая интеграция европейских стран. За годы своего существования НАТО несколько раз принимала новых членов. В конце 20-го и начале 21-го века, после распада СССР и Организации стран Варшавского Договора Североатлантический блок принял несколько восточноевропейских стран и бывших республик СССР, которые увеличили численность войск стран НАТО.

Стратегия «сдерживания»

Время действия договора между странами-членами НАТО в момент его подписания было определено в двадцать лет, но было предусмотрено и его автоматическое продление. В тексте договора подчеркивалось обязательство не проводить действия, противоречащие Уставу ООН, содействовать международной безопасности. Была провозглашена стратегия «сдерживания», которая опиралась на концепцию «щита и меча». Основой политики «сдерживания» предполагалось сделать военную мощь союза. Один из идеологов этой стратегии подчеркивал, что из пяти регионов во всем мире с возможностью создания военного могущества – это США, Великобритания, СССР, Япония и Германия - один контролируется коммунистами. Поэтому главной целью политики «сдерживания» стало не допустить распространения идей коммунизма в остальные регионы.

Концепция «щита и меча»

Заявленная концепция основывалась на превосходстве США в обладании ядерным оружием. Ответным ударом на агрессию было возможное применение ядерного оружия малой разрушительной силы. Под «щитом» подразумевались сухопутные войска Европы при мощной поддержке авиации и ВМС, а «меч» - стратегические бомбардировщики США с атомным оружием на борту. Согласно такому пониманию, рассматривались следующие задачи:

1. США должны были осуществлять стратегические бомбардировки.

2. Главные морские операции выполнялись американскими и союзными ВМС.

3. Численность войск НАТО обеспечивала мобилизация в Европе.

4. Главные силы ВВС ближнего действия и ПВО также предоставляли европейские страны во главе с Великобританией и Францией.

5. Остальные страны, являющиеся членами НАТО, должны были оказывать помощь в решении специальных задач.

Образование вооруженных сил альянса

Однако в 1950 году произошло нападение Северной Кореи на Южную. Этот военный конфликт показал недостаточность и ограниченность стратегии «сдерживания». Необходимо было выработать новую стратегию, которая стала бы продолжением концепции. Ею стала стратегия «передовой обороны», согласно которой было решено создать Объединенные вооруженные силы блока - коалиционные силы государств-членов НАТО, дислоцированные в Европе под единым командованием. Развитие Объединенных сил блока можно условно разделить на четыре периода.

Советом НАТО был разработан «короткий» план, рассчитанный на четыре года. Он строился на возможности использования тех военных ресурсов, которые на тот момент имелись в распоряжении НАТО: численность войск составляла 12 дивизий, около 400 самолетов, определенное количество кораблей. План предусматривал вероятность конфликта в ближайшем будущем и вывод войск на границы Западной Европы и в порты Атлантики. Одновременно велась разработка «среднего» и «долгосрочного» планов. Первый из них предусматривал поддержание вооруженных сил в состоянии боевой готовности, а в случае военного конфликта сдерживание сил противника до реки Рейн. Второй же был рассчитан на подготовку к вероятной «большой войне», в которой предусматривалось проведение главных военных операций уже восточнее Рейна.

Стратегия «массированного возмездия»

В результате этих решений за три года численность войск НАТО выросла с четырех миллионов человек в 1950 году до 6,8 миллионов. Увеличилось и количество регулярных вооруженных сил США – с полутора миллионов человек за два года оно выросло в 2,5 раза. Характерен в этот период переход к стратегии «массированного возмездия». Соединенные Штаты уже не имели монополии на ядерное оружие, но у них было превосходство в средствах доставки, а также в количестве, что давало им некоторые преимущества в вероятной войне. Данная стратегия предполагала ведение против советской страны тотальной ядерной войны. Поэтому США видели свою задачу в усилении стратегической авиации для нанесения ядерных ударов по глубоким тылам противника.

Доктрина ограниченной войны

Началом второго периода истории развития вооруженных сил блока можно считать подписание Парижских соглашений 1954 года. Согласно доктрине ограниченной войны было принято решение обеспечить страны Европы ракетами ближнего и дальнего радиуса действия. Возрастала роль объединенных сухопутных сил союзников как одной из составляющих частей системы НАТО. Предусматривалось создание на территории европейских стран ракетных баз.

Общая численность войск НАТО составляла более 90 дивизий, свыше трех тысяч средств доставки атомного оружия. В 1955 году была создана ОВР - Организация Варшавского договора, несколькими месяцами позже состоялась первая встреча на высшем уровне, посвященная проблемам разрядки напряженности. В эти годы произошло определенное потепление отношений между США и СССР, тем не менее гонка вооружений продолжалась.

В 1960 году в НАТО численность войск насчитывала более пяти миллионов человек. Если же к ним добавить резервные части, территориальные формирования и национальную гвардию, то общая численность войск НАТО составила свыше 9,5 млн человек, около пятисот установок оперативно-тактических ракет и более 25 тысяч танков, примерно 8 тысяч самолетов, из которых 25 % - носители атомного оружия на борту и двух тысяч военных кораблей.

Гонка вооружений

Третий период характеризовался новой стратегией «гибкого реагирования» и перевооружением объединенных войск. В 60-е годы снова обострилась международная обстановка. Произошли Берлинский и Карибский кризисы, потом были события Пражской весны. Был принят пятилетний план развития вооруженных сил, предусматривающий создание единого фонда для систем связи и другие меры.

В 70-х годах 20-го века начался четвертый период развития объединенных сил коалиции и принята очередная концепция «обезглавливающего удара», которая ставила первоочередной задачей уничтожение узлов связи противника, чтобы он не успел принять решение об ответном ударе. На основе этой концепции было начато производство новейшего поколения крылатых ракет, с высокой поражающей точностью заданных целей. Войска НАТО в Европе, численность которых увеличивалась с каждым годом, не могли не тревожить Советский Союз. Поэтому он также приступил к модернизации средств доставки атомного оружия. А после ввода советских войск в Афганистан началось новое обострение отношений. Однако с приходом к власти в Советском Союзе нового руководства произошел коренной поворот в международной политике страны, а в конце 90-х годов был положен конец холодной войне.

Сокращение вооружений НАТО

В рамках реорганизации сил НАТО к 2006 году планировалось создать Силы реагирования НАТО, численность войск которых составила бы 21 тысячу человек, представляющих сухопутные войска, ВВС и ВМФ. Эти войска должны были обладать всеми необходимыми средствами для ведения операций любой интенсивности. В составе Сил быстрого реагирования будут подразделения национальных армий, сменяющих друг друга каждые шесть месяцев. Основную часть военной силы должны были предоставить Испания, Франция и Германия, а также США. Предстояло совершенствовать и командную структуру по видам вооруженных сил, уменьшив на 30 % количество органов управления. Если рассмотреть численность войск НАТО в Европе по годам и сравнить эти цифры, то можно заметить значительное сокращение количества вооружений, которые альянс держал в Европе. США начали выводить свои войска из Европы, часть их перебросили домой, а часть - в другие регионы.

Расширение НАТО

В 90-х годах начались консультации НАТО с партнерами по программам «Партнерство ради мира» - в нем принимала участие и Россия, и «Средиземноморский диалог». В рамках этих программ организация приняла решение о приеме в организацию новых членов – бывших восточноевропейских государств. В 1999 году Польша, Чехия и Венгрия вступили в НАТО, в результате этого блок получил 360 тысяч войск, более 500 военных самолетов и вертолетов, полсотни боевых кораблей, примерно 7,5 тысячи танков и другой техники.

Вторая волна расширения прибавила к блоку семь стран – четыре восточноевропейские, а также бывшие прибалтийские республики Советского Союза. В итоге численность войск НАТО в Восточной Европе увеличилась еще на 142 тысячи человек, 344 самолета, более полутора тысяч танков и несколько десятков боевых кораблей.

Взаимоотношения НАТО и России

Эти события были негативно восприняты в России, однако теракт 2001 года и возникновение международного терроризма снова сблизили позиции России и НАТО. РФ предоставила свое воздушное пространство самолетам блока для нанесения бомбовых ударов в Афганистане. В то же время Россия выступила против расширения НАТО на восток и вхождения в ее состав бывших республик СССР. Особенно сильные противоречия между ними возникли в связи с Украиной и Грузией. Перспективы взаимоотношений НАТО и России сегодня волнуют многих, и по этому вопросу высказываются различные точки зрения. Численность войск НАТО и России практически сопоставима. Никто всерьез не представляет военного противостояния этих сил, и в дальнейшем необходим поиск вариантов диалога и принятия компромиссных решений.

Участие НАТО в локальных конфликтах

Начиная с 90-х годов 20-го века НАТО участвовало в нескольких локальных конфликтах. Первым из них была операция «Буря в пустыне». Когда в августе 1990 года вооруженные силы Ирака вошли в Кувейт, было принято решение о переброске туда многонациональных сил и создана мощная группировка. Численность войск НАТО в операции «Бури пустыни» составила более двух тысяч самолетов с запасом материальных средств, 20 стратегических бомбардировщиков, свыше 1700 самолетов тактической авиации и около 500 – палубной. Вся авиационная группировка была передана под командование 9-й воздушной армии ВВС США. После длительных бомбардировок наземные войска коалиции одержали победу над Ираком.

Миротворческие операции НАТО

Североатлантический блок также участвовал в миротворческих действиях в районах бывшей Югославии. С санкции Совета Безопасности ООН в декабре 1995 года в Боснию и Герцеговину были введены сухопутные войска альянса для предупреждения военных столкновений между общинами. После выполнения воздушной операции с кодовым названием «Обдуманная сила» война была закончена Дейтонским соглашением. В 1998-1999 гг. во время вооруженного конфликта в южном крае Косово и Метохия был введен миротворческий контингент под командованием НАТО, численность войск составила 49,5 тысяч человек. В 2001 году в вооруженном конфликте в Македонии активные действия Евросоюза и Североатлантического блока вынудили стороны к подписанию Охридского соглашения. Крупными операциями НАТО являются также «Несокрушимая свобода» в Афганистане и Ливии.

Новая концепция НАТО

В начале 2010 года НАТО приняло новую стратегическую концепцию, согласно которой Североатлантический блок должен по-прежнему решать три главные задачи. Это:

  • коллективная оборона – при нападении на одну из стран, являющихся членами альянса, остальные окажут ей помощь;
  • обеспечение безопасности – НАТО будет способствовать укреплению безопасности при партнерстве с другими странами и с открытыми дверями для европейских стран, если их принципы соответствуют критериям НАТО;
  • урегулирование кризисов – НАТО будет использовать весь комплекс имеющихся эффективных военных и политических средств, чтобы преодолеть возникающие кризисы, если они угрожают ее безопасности, до того, как эти кризисные ситуации перерастут в вооруженные конфликты.

На сегодняшний день численность войск НАТО в мире составляет, по данным на 2015 год, 1,5 миллиона солдат, из них 990 тысяч – это американские войска. Совместные подразделения быстрого реагирования составляют 30 тысяч человек, они дополняются воздушно-десантными и другими специальными подразделениями. Эти вооруженные силы могут прибыть по назначению в короткий срок – в течение 3-10 суток.

Россия и государства - члены альянса ведут постоянный политический диалог по важнейшим вопросам безопасности. В Совете Россия-НАТО созданы рабочие группы для сотрудничества в разных областях. Несмотря на разногласия, обе стороны осознают необходимость поиска общих приоритетов в деле международной безопасности.

fb.ru

Состояние объединенных вооруженных сил НАТО

Вооруженные силы стран НАТО подразделяются на объединенные вооруженные силы и войска, остающиеся в национальном подчинении. Объединенные вооруженные силы НАТО включают часть вооруженных сил стран-участниц военной организации блока, переданных, выделенных и предназначенных для передачи под оперативное руководство коали­ционных органов управления.

Для руководства ОВС НАТО уже в мирное время созданы объединенные командования и штабы.

Коалиционной военной стратегией блока введена классификация входящих в ОВС НАТО войск (сил) по оперативному предназначению, получившая название «трехкомпонент­ная структура». В соответствии с ней объединенные вооруженные силы блока делятся на силы реагирования, главные оборонительные силы и войска (силы) усиления.

Силы реагирования (СР) являются наиболее боеготовым компонентом ОВС НАТО. Они включают формирования всех видов вооруженных сил стран-участниц военной организа­ции блока. Предназначены для задействования главным образом в кризисных ситуациях и локальных военных конфликтах с целью их урегулирования. При этом они могут быть задействованы как в зоне ответственности альянса, так и за ее пределами. Конкретный состав привлекаемых к операции войск (сил) будет зависеть от складывающейся военно-политической обстановки в районе кризиса и масштабов военного участия в ней альянса.

В зависимости от степени готовности к применению силы реагирования подразделяются на силы немедленного реагирования (СНР) и силы быстрого развертывания (СБР).

Силы немедленного реагирования предназначены для урегулирования кризисных ситуаций не силовыми методами, а путем демонстраций единства и готовности защищать кол­лективные интересы силой оружия. Они включают: командование мобильных сухопутных войск, воздушный компонент, морской компонент, командование дальнего радиолокацион­ного обнаружения и управления авиацией «Авакс - НАТО».

Командование мобильных сухопутных войск включает 12 батальонов: 2 от ФРГ, по одному от США, Великобритании, Бельгии, Канады, Венгрии, Норвегии, Нидерландов, Испании, Италии и Польши, роту от Люксембурга и взвод от Дании.

Воздушный компонент имеет в своем составе: аэ ТА — 17; аэ ВТА — 2; батареи ЗУР -14.

В составе морского компонента насчитывается свыше 45 боевых кораблей.

Боевых самолетов ВВС и ВМС около 300.

Командование ДРЛО и управления авиацией «АВАКС-НАТО» имеет в своем составе 17 самолетов Е-3А.

Силы быстрого развертывания предназначены для задействования в операциях по силовому урегулированию кризисных ситуаций, а также для обеспечения развертывания глав­ных оборонительных сил ОВС НАТО при угрозе возникновения крупномасштабной войны. Их задействование предполагается в случае, если масштабы кризиса превосходят возмож­ности сил немедленного реагирования по его локализации. Они включают сухопутный, воздушный и морской компоненты.

Боевые соединения сухопутного компонента СБР представлены 8 дивизиями: 3 механизированной и 1 бронетанковой дивизиями Великобритании; 1 бронетанковой дивизией США; 7 танковой дивизией ФРГ; 3 механизированной дивизией; 1 механизированной дивизией Турции; 2 мотопехотной дивизией Греции и национальные СБР Испании в составе трех отдельных бригад (эквивалент одной дивизии). 5 отдельными бригадами от ВС Великобритании, Германии, Бельгии, Нидерландов и Италии.

В состав воздушного компонента сил быстрого развертывания НАТО включены 22 эскадрильи тактической авиации (около 500 боевых самолетов) ВВС США, ФРГ, Великобритании, Турции, Норвегии, Бельгии, Нидерландов, Дании, 11 батарей ЗУР (63 ПУ) ВВС США и Дании, а также 2 эскадрильи (около 80 самолетов) военно-транспортной авиации ВВС США, ФРГ, Великобритании и Турции.

Морской компонент сил быстрого развертывания НАТО включает авианосцы, атомные многоцелевые подводные лодки, оснащенные КРМБ «Томахок», дизельные подводные лодки, корабли класса «фрегат» («эсминец»), ракетные катера, корабли охранения и материально-технического обеспечения, амфибийные силы с бригадой морской пехоты на борту, базовую авиацию, авиацию морской пехоты. Всего — до 110 боевых кораблей и около 500 самолетов ВМС США, ФРГ, Великобритании, Канады, Бельгии, Нидерландов, Да­нии, Норвегии, Испании, Греции, Италии, Португалии и Турции.

Главные оборонительные силы (ГОС) являются наиболее значительной по численности и боевому составу частью трехкомпонентной структуры объединенных вооруженных сил НАТО. Они предназначены для ведения крупномасштабных операций в ходе всеобщей или ограниченной войны в Европе и на Атлантике. В мирное время они могут быть задействованы совместно с силами реагирования блока в ходе разрешения вооруженных конфликтов. Они состоят из регулярных и резервных формирований сухопутных войск, военно-воздушных и военно-морских сил стран НАТО, за исключением Франции, Испании и Португалии, и укомплектованы личным составом не менее 65%, боевой техникой — 100%.

ГОС в своем составе имеют: дивизий – около 40, отд. бригад – свыше 95, боевых самолетов ВВС и ВМС - до 4300, боевых кораблей - свыше 500.

Формирования главных оборонительных сил, в соответствии с основным их предназначением, имеют более низкие категории боевой готовности, чем формирования сил реагиро­вания. Вместе с тем около 10% дивизий и 40% отдельных бригад сухопутного компонента главных оборонительных сил в повседневных условиях предполагается содержать в высокой степени боевой готовности (укомплектованность личным составом - не менее 90%, время готовности к выполнению боевой задачи - до 48 ч).

Войска (силы) усиления включают регулярные и отмобилизованные формирования, не вошедшие в состав сил реагирования и главных оборонительных сил.

Сухопутный компонент войск усиления представлен регулярными формированиями сухопутных войск, перебрасываемых в Европу из США и Канады, регулярными войсками Франции, не вошедшими в состав сил реагирования, частями и соединениями сухопутных войск Испании и Португалии, а также вновь отмобилизовываемыми формированиями вооруженных сил европейских стран блока.

В составе войск (сил) усиления имеется: дивизий — 20, бригад –свыше 45, боевых самолетов ВВС и ВМС - до 1000, боевых кораблей - около 200.

Состояние боевой готовности ОВС НАТО. В соответствии с требованиями НАТО для различных компонентов ОВС блока (сил реагирования, ГОС, войск (сил) усиления) установлены определенные категории боевой готовности.

Соединения и части, выделенные в состав сухопутного компонента сил реагирования, имеют следующие категории боевой готовности: мобильные сухопутные войска – А3, силы быстрого развертывания — А4. Готовность формирований воздушного компонента сил реагирования соответствует категориям А1-А3. Корабли объединенных ВМС, выделенные в состав постоянных соединений ОВМС блока, имеют категории боевой готовности А1, а выделенные в состав морского компонента СБР, -А2-А4.

Соединения и части сухопутных войск главных оборонительных сил блока имеют категории боевой готовности А4-В7, формирования объединенных ВВС – категории А2-В9, а боевые корабли объединенных ВМС – В5 и В6.

В войсках (силах) усиления формирования сухопутных войск находятся в категориях боевой готовности В5-С8, соединения и части объединенных ВВС имеют категории А2-С9, а корабли объединенных ВМС в зависимости от времени, необходимого для их перехода из районов базирования или проведения боевой подготовки в районы боевого предназначения, имеют категории боевой готовности В8-С9.

voenservice.ru

Структура, Базы и Армии НАТО

Структура, Базы и Армии НАТО

Структура.

У каждой страны-члена организации имеется постоянное представительство при политической штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Каждое представительство возглавляется «послом», представляющим правительство своей страны в процессе консультаций и принятия решений в Североатлантическом союзе:

Североатлантический совет (САС). Основной политический руководящий орган НАТО. В Совете НАТО за каждой страной-членом закреплено одно место. САС проводит заседания в различных форматах не реже одного раза в неделю или по мере необходимости. Председателем САС является Генеральный секретарь НАТО, который содействует достижению договоренности между членами Совета по ключевым вопросам.

Группа ядерного планирования. Аналог САС, применительно к вопросам ядерной политики.

Подчиненные комитеты. У НАТО существует сеть комитетов, курирующих все вопросы повестки дня организации, начиная с политики и заканчивая более техническими вопросами. В этих комитетах на регулярной основе встречаются национальные представители и эксперты из всех стран-членов НАТО.

Генеральный секретарь – высшее должностное лицо организации. На него возложено руководство процессом консультаций и принятия решений в Североатлантическом союзе и обеспечение выполнения принятых решений. Генеральный секретарь также является главным официальным представителем НАТО и возглавляет Международный секретариат организации, который предоставляет рекомендации, руководящие указания и административную поддержку национальным представительствам при штаб-квартирах НАТО.

Военный комитет. В тех случаях, когда осуществление политических решений имеет военные последствия, к процессу подключаются такие ключевые структуры, как Военный комитет, в состав которого входят начальники генеральных штабов стран-членов НАТО, Международный военный штаб, исполнительный орган Военного комитета, и органы военного управления, состоящие из:

Стратегического командования НАТО по операциям - отвечает за все операции НАТО, независимо от района их проведения. Оно расположено в штабе Верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (ВГКОВСЕ) близ г. Монса (Бельгия).

Главного командования НАТО по трансформации - руководит на стратегическом командном уровне процессом трансформации (преобразования) военной структуры, вооруженных сил, потенциалов и доктрины НАТО. Совершенствует систему учебной подготовки, в частности, командного и штабного состава, проводит эксперименты для оценки новых концепций и способствует оперативной совместимости в Североатлантическом союзе.

У НАТО практически нет собственных постоянных вооруженных сил. На нужды операций, санкционированных САС, членами НАТО выделяются на добровольной основе воинские контингенты, которые возвращаются в пункты изначального базирования по завершении этих операций.

Армии НАТО.

По данным открытых источников численность военнослужащих в стран НАТО, составляет порядка 3,8 миллионов человек.

Армия НАТО включает в себя как объединенные совместные вооруженные силы, так и собственные войска стран Альянса, которые остаются в местном подчинении. Для руководства объединенными войсками НАТО созданы соответствующие органы командования. Основную боевую мощь Альянса представляют вооруженные силы США, Германии, Великобритании, Италии, Франции, Турции.

    Крупнейшие армии стран НАТО

    Страна

    Численность армии

    США    

    1 400 000  

    Турция

    600 000

    Франция

    250 000

    Германия

    320 000

    Великобритания

    190 000

    Италия

    200 000

    Испания

    170 000

    Греция

    170 000

    Польша

    100 000

Общая численность войск армий НАТО в Европе (включая дислоцированные подразделения США) порядка 1,5 миллиона человек. Военная техника включает в себя:

    Вооруженные силы НАТО на территории континентальной Европы

    Танки

    12 000

    ББМ (боевая броневая машина)

    23 000

    Артиллерия

    13 500

    Самолеты

    3 600

    Вертолеты

    1 000

    Корабли

    600

    Крылатые ракеты

    2 500

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Базы НАТО.

Базы НАТО на карте мира, в первую очередь, представлены штаб-квартирами командований структуры военной организации НАТО, учебными и исследовательскими центрами, а также несколькими военными аэродромами, постоянными военно-морскими группами и другими объектами. Таковых объектов в мире – около 80.

Одновременно каждая страна-член НАТО (США, Великобритания, Италия, Турция, Франция и т.д.) имеет свои национальные военные объекты, которые при необходимости должна предоставлять в распоряжение Вооружённых сил блока.

                    

chvk.info

Армии НАТО и России - сравнительный анализ

Злобный Путин довел страну!
Раньше в кризис покупали спички и соль, а теперь телевизоры и машины покупают...

Соловьев

Есть у китайцев такое меткое выражение — бумажный тигр.
Это когда видимость значительно отрывается от реального положения дел. Этакие "Потемкинские деревни" на русский лад.

Укроагентство УНИАН опубликовало сравнительный анализ военных возможностей НАТО и РФ, проведенный польским телеканалом TVN24. Из его выкладок следует, что НАТО по своим возможностям кроет Россию, как слон моську. Взять хотя бы военные бюджеты: 950 млрд долл. в год у альянса и менее 90 млрд долл. у России.

Или по общей численности вооруженных сил: 3,5 млн у НАТО и 766 тыс. у РФ. Словом, на бумаге выходит, что Североатлантический альянс превосходит РФ абсолютно по всем статьям. Но так ли это в действительности? В конце концов, на бумаге Украина на февраль 2014 года по числу солдат и техники являлась шестой армией мира. Однако она почему-то сдулась при встрече с донецким ополчением, отрядами которого командовали бывшие музыканты, артисты самодеятельных театров, камнетёсы и один исторический реконструктор.

Если свести все основные показатели армий стран, входящих в альянс, в одну электронную табличку, то картина открывается несколько иная. На первый взгляд формально все правильно. В блок входят 28 стран с суммарным населением 888 млн человек. У них на всех имеется 3,9 млн солдат, более 6 тыс. боевых самолетов, около 3,6 тыс. вертолетов, 17,8 тыс. танков, 62,6 тыс. всевозможных бронемашин, почти 15 тыс. орудий, 16 тыс. минометов, 2,6 тыс. установок залпового огня и 302 боевых корабля основных классов (включая подводные лодки). Но фишка в том, что все перечисленное вовсе не есть НАТО, потому упомянутый расчет сильно отдает шулерством.

Взять, к примеру, Францию. Ее вооруженные силы часто включают в общий баланс. При этом оставляя за кадром тот факт, что эта страна давно вышла из военной структуры Блока и даже в самом идеальном случае поддержит его только парой «сданных в аренду» корпусных штабных основ. Т.е. из общих цифр сразу пропадают 64 млн населения, 654 тыс. солдат и офицеров, 637 танков, 6,4 тыс. бронемашин и так далее. Казалось бы, мелочь. Подумаешь, даже без 600 французских пушек у НАТО остается еще 14 тыс. стволов. Это так, если не учитывать, что подавляющее большинство перечисленного оружия находится в основном на складах и базах хранения. У Украины тоже числилось более 2,5 тыс. всяких танков. Но когда дело дошло до войны, выяснилось, что реально боеготовых из них примерно 600, и еще в относительно реальные сроки из оставшихся в строй можно поставить в самом идеале «плюс столько же». Остальные — хлам. Не стану спорить. Надеюсь, в Германии (858 ОБТ и 2002 ББМ) или в Испании (456 ОБТ и 1102 ББМ) за складским имуществом следят лучше украинцев. Но сути это не меняет.

Сведенные в таблицу цифры вообще показывают поразительный результат. На бумаге у НАТО есть 55,6 тыс. (62 тыс. минус 6,4 тыс. французских) всевозможных боевых бронированных машин. Из них 25,3 тыс. — в США, из которых 20 тыс. стоят на складах долговременного хранения! Впрочем, ладно бы американцы. Выясняется, что наибольшее количество «запасов» ББМ — 11,5 тыс. шт. — сосредоточено на складах в странах, имеющих армии численностью менее 100 тыс. человек. Например, член НАТО — Болгария — содержит вооруженные силы всего 34.970 человек, а в наследство от Варшавского договора ей досталось 362 танка и 1596 ББМ. Так что на складах стоят там они практически все.

Аналогичная картина в Чехии. Армия — 17.930 человек, а на бумаге «имеется» 175 ОБТ и 1013 ББМ. В общем, даже если не вдаваться в сложности логистики, снабжения запасными частями и заведомую невозможность, скажем, развернуть танковый батальон на основе советских Т-72 из каких-нибудь британских резервистов, все равно выходит, что практически все цифры по бронетехнике и артиллерии можно смело делить на четыре. Из 17,8 тыс. танков «остаются» 4,45 тыс., причем из них лишь половина находится «в войсках» и точно на ходу. Вторая половина еще на складах под толстым слоем солидола, на удаление которого требуется заметное время. Для справки: Украине для развертывания армии потребовалось 4 месяца. Да и то практически в идеальных условиях, когда ей никто не мешал.

Впрочем, Украина наглядно продемонстрировала и другой ключевой момент. Армия это нечто большее, чем простая совокупность людей, автоматов, танков и бронемашин. Армия, прежде всего, является структурой. Так вот, в структурном смысле к НАТО относятся не все национальные ВС стран-участниц, а лишь примерно треть из них. Причем эта треть тоже делится на три очень разные категории. Примерно 15% формирований (т.е. 15% от тех 30% национальных армий, которые «приписаны к альянсу») являются так называемыми «Силами первоочередного задействования» (RNF). Они содержатся по штатам в 75-85% от военного времени и готовы приступить к выполнению боевой задачи в течение 7 суток с момента получения приказа. Еще 25% содержатся в категории «оперативной готовности» (60% от штата) и могут быть использованы через 3-4 месяца. Остальные 60% частей требуют не менее 365 суток на приведение себя в боевую готовность. Все прочие войсковые подразделения стран-участниц содержатся по штатам, предусмотренным их национальными военными программами. Учитывая непрерывное сокращение военных бюджетов, многие из них стали, по советской терминологии, «кадрированными».

В самую первую очередь это касается восточноевропейских государств. Если из 3,6 млн действующей армии отнять 1,5 млн американцев, а также 350 тыс. французов, то остается 1,75 млн штыков. Из которых на Германию, Великобританию и Италию приходится всего 654,3 тыс. человек. Греческую и испанскую армию (156,6 и 128,2 тыс. чел. соответственно) с уверенностью «можно не считать». Равно как под большим сомнением оказывается армия Турции (510 тыс. человек). В свете последних газовых и военных соглашений Стамбул вряд ли пожелает проявлять евроатлантическое единство. Вот так и выходит, что, кроме 100 тыс. «польских штыков», остальные полмиллиона солдат выставляют 19 государств с размером собственной армии от 73 тыс. (Румыния) до 4700 человек (Эстония). Ах, да, еще важно не забыть ВС Люксембурга в составе 900 человек!

Так уж получилось, что «старое» НАТО в лице первых 12 государств слишком переусердствовало в самопиаре. Когда-то истории глянцевых буклетов на самом деле отражали действительность. В 1990 году, после падения Берлинской стены, только один бундесвер имел 7 тыс. танков, 8,9 тыс. бронемашин, 4,6 тыс. орудий. Плюс на территории Германии базировались 9,5 тыс. американских танков и 5,7 тыс. их же БМП и БТР, 2,6 тыс. артсистем и 300 боевых самолетов. Теперь ничего этого на немецкой земле нет. Практически все покинули Германию. В 2016-м домой уедет последний британский солдат. Из всех американских сил остались две бригадные основы без людей и техники и менее 100 самолетов. А собственные размеры бундесвера сократились до 185,5 тыс. человек. Это в 2,5 раза меньше турецкой армии по людям, в 5,2 раза меньше по ОБТ, в 2,2 раза меньше по ББМ. Как говорят в Одессе — вы будете смеяться — но на складах в Польше танков и бронемашин стоит больше, чем в Германии! У поляков 946 ОБТ и 2610 ББМ против 858 и 2002 у немцев.

Ирония в том, что все восточноевропейские и прибалтийские государства стремились в НАТО, прежде всего, чтобы оказаться под оборонительным зонтиком США, Германии, Великобритании и Италии. В первую очередь, чтобы получить возможность самим не нести обременительные военные расходы. Ибо оборона — это всегда очень дорого. Уже к началу нулевых сложилась парадоксальная ситуация. Всего в альянс входят более двух десятков стран, но обороноспособность блока продолжает держаться на мечтах о военном могуществе Германии на суше и Великобритании на море. К примеру, рост агрессивности риторики и поведения руководителей некоторых государств Прибалтики по сей день основывается на убеждении, что, «если что», защищать, скажем, Вильнюс, примчатся все восемь сотен немецких «Леопардов».

За кадром остаются кардинальные перемены, произошедшие в НАТО за минувшие 15 лет. Брюссель почти открыто признает: имеющихся у альянса сил и ресурсов хватит лишь на две категории задач. На ограниченное участие в гуманитарной операции (т.е. без войны совсем) и операции по обеспечению режима эмбарго. Да и то, во втором случае — только по отношению к небольшой и слабой стране, а вовсе не России. Даже такие задачи, как эвакуация гражданского населения, поддержка контртеррористической операции и демонстрация силы, уже не являются возможными. Как ввиду ограниченности собственных сил, так и в свете неприемлемо высокого уровня потерь. А задачи класса «операция по урегулированию кризиса» и «обеспечение немедленного вмешательства» вообще находятся за пределом возможностей блока. От слова совсем.

Да, в прошедшее десятилетие НАТО участвовало во множестве военных операций. Ирак. Афганистан. Ближний Восток. Но в реальности везде воевали, прежде всего, США. Силы НАТО только «присутствовали». Причем делали это хитро. Германия и Великобритания, конечно, отправляли в Афганистан некоторые небольшие подразделения, но в первую очередь они эти войны, что называется, отдавали на аутсорс! Т.е. платили деньгами литовцам, латышам, эстонцам, чехам, полякам и прочим «партнерам», чтобы те могли отправить «на войну» какие-нибудь собственные контингенты. Там рота, тут взвод, здесь батальон, вот и набралось мала-мала солдат для выполнения боевых задач ВМЕСТО немцев и британцев.

В этом нюансе и кроется ответ на вопрос, с каждым днем все больше возмущающий украинцев. Почему США и НАТО так много вкусняшек обещали прошлой зимой, а Нэнька до сих пор воюет в полном одиночестве? Все просто. Потому что на бумаге НАТО есть, а в реальности его уже практически нет. Вообще. Можно ли былое могущество возродить? Безусловно, можно. Но лишь ценой снижения европейского уровня жизни процентов так на 20-25.

Повторюсь, армия — это очень дорого. Армия ничего не производит, зато очень много проедает. Как в прямом смысле, в виде бюджетных денег на ее содержание, так и опосредованно, в виде отрыва людей от работы в гражданском секторе, следовательно, превращения их из плательщиков налогов в налогопроедателей. Европейским странам такой вариант не интересен ни разу. Младонатовцы так вообще стремились в альянс именно для того, чтобы за свою армию не платить, чтобы их защищала чужая. Немецкая там или какая-нибудь португальская. А португальцам совершенно не интересно отказываться от своего бутерброда с маслом, чтобы идти защищать какую-нибудь Прибалтику, которую не любой европеец даже на карте сразу сможет правильно показать.

Пора бы этот нюанс современных реалий наконец понять. И в Прибалтике, и на Украине. Тигр НАТО, он еще пока большой и красивый, но уже давно бумажный. И озабочен этот тигр в первую очередь собственными внутренними проблемами. Остальные служат лишь основой для красивой риторики на телекамеры.

(С) Александр Запольскис Источник: http://www.regnum.ru/news/polit/1874722.html

А если сравнивать армию Китая с армией НАТО, то армия Китая по технике и живой силе ее превосходит, но сильнее ли армия Китая? Разве силу армии все можно измерять только танками и стволами? Сила духа, единоначалие, вера в победу и в справедливость борьбы, желание и умение воевать за свою Родину, готовность отдать свою жизнь ради ее защиты - вот что ГЛАВНОЕ в любой войне, как скоротечной, так и длительной... и в этом плане (на мой лично взгляд), НАТО, с ее местечковым националистическим патриотизмом и верой в американскую избирательно- дебильную дерьмократию нам вообще не конкурент.

Сунутся, огребут.

С наступающим!

pantv.livejournal.com

Ядерные силы блока НАТО | Военсервис.рф

«Военный Паритет». В проекте бюджета ВВС США на 2015 год предусмотрена интеграция ядерных бомб B61-12 на истребители F-16 и Tornado ВВС пяти стран НАТО, сообщает fas.org 13 марта. Оборудование самолетов под носители ядерного оружия начнется в 2015 году и завершится в 2017-2018 годах.

Оснащение тактической авиации неядерных стран блока ядерным оружием значительно усилит мощь ядерных сил НАТО в Европе. Ядерным оружием оснастят истребители бомбардировщики F-16A/B ВВС Бельгии, Нидерландов и Турции, а также PA-200 Tornado ВВС Германии и Италии (на фото).

Ядерными бомбами также будут оснащены американские истребители-бомбардировщики F-15E (интеграция началась в прошлом году) и F-16C/D, стратегические бомбардировщики B-2A, а также истребители пятого поколения F-35A Lightning II, которые позже заменят F-16. ВВС США планирует оснастить ядерным оружием все истребители F-35 в Европе к 2024 году. F-35, способные нести ядерное оружие, будут поставляться ВВС Нидерландов, Италии, Турции и, возможно, Бельгии.

С середины 2020-х годов ядерными бомбами В61-12 будут оснащаться тяжелые бомбардировщики нового поколения LRS-B ВВС США.

Переоборудование самолетов под носители ядерного оружия включает в себя работы по обновлению программного обеспечения, оперативные летные испытания с полной интеграцией оружия. В 2015 году запланировано семь летных испытаний подобного характера. Поступление на вооружение полностью готовых к применению ядерных бомб В61-12 запланировано на 2020 год. На эту программу планируется израсходовать более 1 млрд долл США, еще 154 млн будет направлено на обеспечение безопасности ядерных баз в Европе.

Интеграция американского ядерного оружия на боевых самолетах государств, не обладающих ядерным оружием и которые подписали Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), является, по меньшей мере, дискуссионной и противоречит нормам ДНЯО.

Как повлияет расширение количества стран в Европе, получивших доступ к ядерному оружию, на «смелые сокращения» нестратегических (тактических) ядерных вооружений США и России на континенте для создания в будущем безъядерного мира, это другой вопрос.

Из истории

Одновременно с реорганизацией военных органов НАТО подверглись пересмотру ядерная стратегия и структура ядерных сил блока. Именно в этих областях были осуществлены самые радикальные перемены.

Во времена "холодной войны" ядерные силы занимали центральное место в стратегии "гибкого реагирования". Они были интегрированы в общую структуру сил НАТО и обеспечивали Североатлантическому союзу ряд политических и военных вариантов сдерживания крупного военного конфликта в Европе. У Североатлантического союза было несколько планов нанесения ядерных ударов, которые могли быть осуществлены в кратчайшие сроки. Такое предназначение этих сил требовало высокой степени боевой готовности и несения боевого дежурства для решения задач быстрого реагирования.

В новых условиях опора на ядерные силы существенно уменьшилась. ЯО НАТО теперь уже не нацелено на какую-либо конкретную страну и условия, при которых может рассматриваться его применение, являются маловероятными. Их предназначение в настоящее время - преимущественно политическое и уже не направлено на отражение конкретной угрозы. Ядерные силы содержатся на минимальном уровне, достаточном для сохранения мира и стабильности.

В соответствии с понижением статуса ЯО произошло радикальное сокращение состава и структуры ядерных сил Североатлантического союза. После окончания "холодной войны" ядерные державы НАТО предприняли односторонние меры по отмене запланированных программ модернизации своих ядерных сил.

Франция объявила о досрочном прекращении производства ракеты "Хадес". США и Великобритания отменили планы создания ядерной тактической ракеты класса "воздух-поверхность". В качестве меры, предшествующей последующим решениям о ликвидации ядерных ракетных комплексов, США отказались от планов создания ракетного комплекса, способного нести ЯО, который должен был заменить ракету "Ланс", и от производства нового 155 мм ядерного артиллерийского снаряда.

Начиная с 1991 года, Франция сократила количество типов систем доставки ЯО с шести до двух; в настоящее время независимые французские ядерные силы состоят только из четырех подводных лодок с баллистическими ракетами и самолетов "Мираж 2000N", оснащенных ракетами класса "воздух-поверхность" средней дальности.

С 1992 года Великобритания отказалась от ядерных ракет "Ланс" и ствольной артиллерии, от морского тактического ЯО, базировавшегося на надводных кораблях, а также от всего ядерного оружия воздушного базирования, тем самым ликвидировав ядерные возможности своих самолетов двойного предназначения. Единственной системой, оснащенной ЯО, в Великобритании являются подводные лодки "Трайдент".

В октябре 1991 года по инициативе президента Буша-старшего НАТО приняла решение сократить на 85% количество оружия своих субстратегических сил1 в Европе. Это сокращение завершилось в июле 1992 года. Как часть этих сокращений были ликвидированы все ядерные боевые части субстратегического оружия наземного базирования (в том числе ядерная артиллерия и ракеты класса "поверхность-поверхность") и более чем на 50% сокращены ядерные бомбы свободного падения, доставляемые к цели по воздуху. В дополнение к этому было снято с вооружения все ЯО надводных ВМС. При этом были сняты с вооружения 1300 единиц ядерной артиллерии и 850 боевых частей ракет "Ланс". Из арсеналов НАТО были исключены все ядерные боевые части, входившие в боевой состав этих сил. Большая часть этого оружия уже ликвидирована, а оставшееся будет ликвидировано в ближайшем будущем. США также полностью ликвидировали все морские нестратегические и субстратегические ядерные комплексы, за исключением ядерных крылатых ракет на подводных лодках, которые в мирное время больше не базируются в море. В дополнение к этому они полностью прекратили использование в ядерных целях своих самолетов двойного предназначения авианосной авиации. В настоящее время единственным видом ЯО наземного базирования, имеющимся у НАТО, являются ядерные бомбы США, которые могут доставляться к цели самолетами двойного назначения нескольких союзников по НАТО.

Было проведено также масштабное (примерно на 80%) сокращение мест хранения ядерного оружия НАТО, вызванное ликвидацией оружейных комплексов и численным сокращением оружия. Одновременно с этим были внедрены новые, более надежные и "живучие" системы хранения оружия.

После окончания "холодной войны" НАТО отказалась от постоянных планов действий своих субстратегических ядерных сил в особой обстановке мирного времени и назначаемых им целей для нанесения ударов. Используя возможности новой обстановки в области безопасности, НАТО предприняла ряд шагов по сокращению числа самолетов двойного предназначения и понижению степени их боеготовности.

Кроме того, министры иностранных дел и министры обороны стран НАТО объявили (декабрь 1996 г.), что расширение Североатлантического союза не потребует изменений в составе и структуре его ядерных сил, подвергшихся большим сокращениям, и что у НАТО "нет намерений, плана или причины развертывать ядерное оружие на территории новых государств-членов, а также отсутствует необходимость менять какой-либо из аспектов ядерного построения или ядерной политики НАТО, и что не предвидится какой-либо потребности в этом в будущем"2. Остающиеся у НАТО субстратегические силы будут в обозримом будущем продолжать удовлетворять потребности Североатлантического союза в области сдерживания.

В то же время страны НАТО подтверждают свою "долговременную приверженность" контролю над ядерными вооружениями, разоружению и нераспространению ОМП, являющуюся неотъемлемой частью их политики в области обеспечения безопасности. Как утверждается в официальных документах альянса, эта политика прочно встроена в более широкий политический контекст, в котором союзники стремятся к упрочению стабильности и безопасности за счет снижения уровней вооружения, увеличения военной "прозрачности" и взаимного доверия. Следует подчеркнуть, что этот процесс начался еще в первой половине 80-х годов ХХ века, когда было принято "Монтебельское решение"3.

США и Россия активно участвуют в процессе, направленном на радикальное сокращение их стратегического ядерного оружия. По Договору об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), подписанному в июле 1991 года и вступившему в силу с 1994 года, стратегическое оружие, развернутое обеими сторонами, сокращалось с более чем 10 тыс. до 6 тыс. единиц. В соответствии с договором СНВ-2 (подписан в январе 1993 г., ратифицирован США в январе 1996 г. и Россией в апреле 2000 г.), предусматривалось дальнейшее сокращение вооружений обеих сторон до 3000-3500 единиц. По этому договору ликвидировались разделяющиеся боевые части индивидуального наведения межконтинентальных баллистических ракет (МБР), а также предусматривались процедуры "интрузивных" проверок соблюдения договора. После ратификации Россией договора СНВ-2, США и Российская Федерация выразили готовность начать переговоры но договору СHB-3 с целью дальнейшего сокращения стратегического оружия до 2000-2500 единиц и принятия мер для повышения "прозрачности" арсеналов боевых частей стратегических ракет, а также для уничтожения стратегических ядерных боевых частей.

Страны НАТО предпринимают действия и в других областях, связанных с ЯО, в частности все они являются участниками и активными сторонниками Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который подписали 187 стран. На проводимой каждые пять лет Конференции по рассмотрению действия ДНЯО в Нью-Йорке (май 2000 г.) пять ядерных держав - постоянные члены Совета Безопасности ООН - Великобритания, Китай, Россия, США и Франция - наряду с другими практическими шагами в области контроля над ядерными вооружениями, выразили приверженность "твердому обязательству ... осуществить полную ликвидацию своих ядерных арсеналов, ведущую к полному разоружению". Эти намерения ядерных держав, безусловно, отражают значительный прогресс в области контроля над ядерными вооружениями и могут оказать положительное влияние на деятельность в области контроля над вооружениями в будущем.

Согласно заявлениям руководства НАТО, альянс поддерживает тщательно продуманные и постепенные усилия в области сокращения ЯО и положительно оценил сокращение стратегических наступательных вооружений Россией и США в рамках СНВ-1 и СНВ-2.

Как подчеркивается в официальных материалах НАТО, в выступлениях и заявлениях руководства блока, все эти обязательства и тенденции соответствуют цели Североатлантического союза: обеспечить безопасность и стабильность при минимально возможных численных уровнях сил для обороны. Насколько в целом эти заявления соответствуют действительным намерениям НАТО, а СНВ-1 и СНВ-2 соответствуют национальным интересам России - вопрос, на который однозначного ответа пока нет. Доводов сторонников "за" и "против" подобных шагов России у нас в стране достаточно много и их аргументация весьма обоснована.

Каково предназначение остающихся в распоряжении НАТО ядерных сил?

Главная цель этих сил имеет политический характер: сохранение мира и предотвращение принуждения силой. Их присутствие делает последствия агрессии против НАТО непредсказуемыми и неприемлемыми, чего невозможно добиться, используя лишь неядерные силы. При сочетании с адекватными обычными силами они также создают реальную неопределенность относительно возможных ответных действий у любой страны, рассматривающей возможность получения военного или политического преимущества посредством угрозы оружием массового поражения или его применением против Североатлантического союза.

Коллективная безопасность, обеспечиваемая ядерным построением сил НАТО, распространяется на всех членов союза. Более того, присутствие ядерных сил США, базирующихся в Европе и связанных обязательствами с НАТО, подкрепляет, как и в предыдущие годы, политические и военные связи между европейскими и североамериканскими членами союза. При этом присутствие неядерных государств в осуществлении ядерной политики союза должно продемонстрировать всем солидарность его членов, а также их общую приверженность поддержанию своей безопасности и широкому распределению между ними бремени ответственности и риска. Что касается "бремени ответственности и риска" - это безусловно так, а вот основные решения при "осуществлении ядерной политики", безусловно, принадлежат США, в меньшей мере - Великобритании и Франции.

Политический контроль за ядерным построением НАТО, согласно официальным документам альянса, осуществляется совместно государствами-членами союза. Министры обороны как ядерных (за исключением Франции), так и неядерных государств союза участвуют в принятии решений о ядерном построении НАТО и разработке ядерной политики альянса через совещательный орган - Группу ядерного планирования НАТО. Эта деятельность основана на договоренности между государствами-членами о том, что НАТО должна сохранять свой главный военный потенциал (и демонстрировать его сохранение) при соответствующем сочетании сил, обеспечивающем ей базовую военную мощь, необходимую для коллективной обороны. Ядерные силы НАТО продолжают быть важнейшей частью этого главного потенциала, несмотря на то, что изменения в условиях безопасности позволили НАТО произвести определенные сокращения ядерных сил и существенно уменьшить опору на ЯО.

Но, говоря сегодня о роли ЯО, необходимо учитывать появление принципиально новых видов угроз и вызовов в сфере международной безопасности. В первую очередь это связано с выходом международного терроризма на одно из первых мест в иерархии приоритетов. Сегодня, когда нападение, в том числе военное, на одно или несколько государств может быть осуществлено не со стороны какого-либо конкретного государства или группы государств, то и ответные меры, в том числе военные, а тем более с применением ЯО, становятся все более проблематичными с точки зрения традиционных военных мер, а возможно, и просто не реальными.

Итак, суммируя итоги реорганизации военных структур НАТО и ее ядерных сил, можно утверждать, что:

1. В стратегических концепциях 1991 и 1999 годов была сформулирована задача по реорганизации вооруженных сил и средств альянса при их численном сокращении и изменении дислокации. Совершенствование военных структур НАТО идет постоянно, в том числе с образованием новых категорий ОВС.

Все это, с одной стороны, позволило объединенным и национальным силам НАТО достичь численности боевого состава, вооружений и военной техники, определенных ДОВСЕ, а с другой стороны, реформирование военной составляющей блока существенно увеличило её эффективность за счет оснащения вооруженных сил качественно новыми видами вооружений и военной техники (В и ВТ), повышения их мобильности.

Однако следует подчеркнуть, что повышение эффективности вооруженных сил НАТО - это в значительной части только теоретические предпосылки и выкладки, не прошедшие проверку практикой. Военные действия в Афганистане и Ираке при весьма незначительном участии стран НАТО не опровергают, но и не подтверждают стратегических конструкций руководства альянса, а югославский конфликт продемонстрировал превосходство прежде всего технических средств, которые, однако, находятся в основном на вооружении армии США.

2. Кроме обычных вооружений, НАТО провела сокращение ядерных сил, не утратив значения ядерного потенциала, который имеет сегодня не столько военное значение, сколько политическое: принуждение к миру и обеспечение безопасности стран-членов блока. Этого нельзя добиться, имея лишь неядерные силы.

К заявлениям руководства НАТО, что все члены блока (ядерные и неядерные страны) участвуют в осуществлении его ядерной политики, следует, безусловно, относиться с определенной поправкой. Очевидно, что "бремя ответственности и риска" для США и их европейских партнеров совершенно различно, а принятие основных решений является практически монопольной прерогативой США.

Следует отметить и позицию блока по договорам СНВ-1 и СНВ-2. Во всех документах НАТО, в выступлениях и заявлениях руководства альянса эти договоры приветствуются как соответствующие его целям по обеспечению безопасности и стабильности. При этом для России, учитывая состояние её ВС и военно-промышленного комплекса, этот вопрос не является столь однозначным.

3. Следует подчеркнуть то значение, какое НАТО уделяет вопросам военного планирования, единому для всех стран порядку с учетом политических, экономических, технических и военных факторов, которые могут оказать влияние на развитие сил и средств союзников в военной сфере. При этом учитываются и те операции, которые могут проходить под руководством ЗЕС. Из этого можно сделать один единственный вывод - НАТО существует и развивается в строго плановой системе координат с соответствующими отчетностью и контролем за выполнением намеченных программ.

4. Как показывает анализ официальных документов НАТО, развитие военного потенциала блока (военной структуры, планирования, системы управления, совершенствования В и ВТ) идет постоянно с учетом вновь появляющихся или уточненных по ходу событий задач. Теоретически можно говорить об адекватности принимаемых НАТО решений на стратегическом и оперативном уровнях в соответствии с возникающими глобальными проблемами и изменениями в политико-стратегических условиях на субрегиональном и региональном уровнях.

Одновременно, оценивая действия руководства НАТО по безусловно имеющему место количественному уменьшению военного потенциала блока, необходимо четко понимать и тот безусловный факт, что практически все шаги в области частичного разоружения были предприняты Западом в новых геополитических условиях, когда военный потенциал (в том числе и ядерный) России абсолютно не соответствовал аналогичному потенциалу СССР. Более того, возможности России по совершенствованию своих вооруженных сил были сведены к минимуму.

Исходя из этого, всестороннее рассмотрение всех аспектов по реорганизации сил и средств НАТО говорит только об одном: мощнейший военный потенциал НАТО остается по-прежнему мощным, а вот возможности его боевого применения существенно возрастают.

Примечания:
1. Термин «субстратегическое ядерное оружие» используется в документах НАТО с 1989 г. по отношению к ядерному оружию средней и малой дальности и в настоящее время применяется, в основном, по отношению к оружию авиационной доставки самолетов НАТО двойного назначения и небольшому числу боевых частей ракет субстратегического предназначения на подводных лодках «Трайдент» (прочее субстратегическое ядерное оружие было выведено из Европы).
2. NATO Communiques 1996 (Texts of Statements, Declarations and Communiques). NATO Office of Information and Press. Brussels, 1996.
3. В «Монтебельском решении» (1983 г.) союзники по НАТО объявили о выводе 1400 ядерных боевых частей ракет из Европы, что и было затем выполнено. По договору между СССР и США о ракетах средней и меньшей дальности (Договор по РСМД) были ликвидированы на глобальной основе ядерные ракеты средней дальности наземного базирования, что позволило реализовать в аспекте контроля над вооружениями «двойное решение» НАТО, принятое в 1979 г. (подробнее см. Справочник НАТО. 2001. Отдел информации и прессы НАТО. Брюссель, 2001. С. 540).

voenservice.ru

Объединенные вооруженные силы - РИА Новости, 29.03.2015

В состав объединенных вооруженных сил от каждого государства входят, как правило, наиболее подготовленные и оснащенные современным вооружением, техническими средствами соединения и части.

Объединенные вооруженные силы — войска, силы и средства, органы управления, выделенные по согласованию между двумя или более государствами для совместных действий в целях обеспечения их безопасности. В состав объединенных вооруженных сил от каждого государства входят, как правило, наиболее подготовленные и оснащенные современным вооружением, техническими средствами соединения и части.

Объединенные вооруженные силы образуются государствами, вступившими в военно-политический союз (блок, коалицию и др.) и находятся под объединенным (совместным) командованием. Этому командованию в мирное время передаются в оперативное или непосредственное подчинение воинские формирования различных видов (родов) войск вооруженных сил государств-союзников для подготовки и проведения совместных учений, боевых операций. Типичными примерами таких сил являются Объединенные Вооруженные Силы НАТО, Коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ и др.

Коллективные силы оперативного реагирования Организации Договора о коллективной безопасности (КСОР ОДКБ) — совместные военные силы стран-участников ОДКБ (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Российская Федерация, Таджикистан, Узбекистан). Соглашение о Коллективных силах оперативного реагирования ОДКБ было подписано 14 июня 2009 года. КСОР являются компонентом постоянной готовности сил и средств системы коллективной безопасности ОДКБ, предназначены для оперативного реагирования на вызовы и угрозы безопасности государств-членов. КСОР не могут использоваться для разрешения споров между сторонами.

Среди основных задач КСОР — отражение военной агрессии, проведение специальных операций по борьбе с международным терроризмом, транснациональной организованной преступностью, наркотрафиком, а также для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

Военная компонента КСОР состоит из соединений и частей постоянной боевой готовности.

Силы специального назначения КСОР состоят из представителей органов внутренних дел или полиции, внутренних войск, органов безопасности и специальных служб, а также органов по предупреждению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

Вооруженные силы ООН — объединенные вооруженные силы государств-членов Организации Объединенных Наций, порядок их создания регламентируется статьей 43 Устава ООН. Военные контингенты, предоставляемые странами-членами ООН в распоряжение Совета Безопасности, под его руководство и командование по-существу и представляют собой объединенные вооруженные силы ООН. Их задачей является содействие предотвращению военных действий, восстановление и поддержание порядка, оказание гуманитарной помощи. В их функции включены также контроль за соблюдением договоренности о прекращении огня, наблюдение за выводом войск и патрулирование буферных зон. Традиционно в формировании многонациональных сил ООН принимали участие вооруженные силы скандинавских стран, Канады, Австрии, Ирландии, Франции, Великобритании, а также Ганы, Непала, Фиджи. В современных условиях к участию в них привлекаются также военные формирования США, России, Украины и других государств.

Объединенные Вооруженные Силы НАТО (ОВС НАТО) — коалиционные вооруженные силы государств, входящих в Организацию Североатлантического договора. Созданы в соответствии с решениями пятой сессии Совета НАТО в сентябре 1950 года.

В настоящее время членами НАТО являются 28 государств: Албания, Бельгия, Болгария, Канада, Хорватия, Чехия, Дания, Эстония, Франция, Германия, Греция, Венгрия, Исландия, Италия, Латвия, Литва, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, США, Испания, Великобритания, Турция. Главной задачей НАТО является защита свободы и безопасности его государств-членов политическими и военными средствами. НАТО придерживается того принципа, что нападение на одного или нескольких членов организации рассматривается, как нападение на союз в целом.

Структура Объединенных вооруженных сил НАТО по численности, боевому составу и оснащению в большей степени ориентирована на военные действия локального масштаба и проведение миротворческих операций (в том числе за пределами зоны ответственности блока), решение задач по предупреждению или ликвидации источников угроз, связанных с терроризмом и распространением оружия массового поражения (ОМП).

ОВС НАТО состоят из ядерных сил на театре войны и сил общего назначения. Ядерным силам отводится роль сдерживающего фактора для потенциальных агрессоров. Они включают эскадрильи самолетов-носителей тактической авиации военно-воздушных сил (ВВС) и военно-морских сил (ВМС). Силы общего назначения являются наиболее значительными по составу и представлены формированиями сухопутных войск, ВВС и ВМС, не входящими в ядерный компонент блока.

Многократно звучала идея о создании объединенных вооруженных сил ЕС. Проект Европейского оборонительного сообщества был оглашен французским премьером Рене Плевеном в 1950 году. Тогда, в июле 1950 года, Северная Корея при поддержке Китая напала на Южную Корею, чтобы объединить страну под коммунистическим флагом. В Европе нарастали опасения, что здесь также может быть осуществлен подобный сценарий, и тогда был разработан проект, согласно которому вооруженные силы Франции, Италии, Западной Германии и стран Бенилюкса должны были объединиться под общим командованием. Четыре года спустя план провалился, его не поддержало Национальное собрание Франции.

Попытки создания единой европейской армии продолжались и далее. В 1991 году Франция, Германия, Бельгия, Люксембург и Испания образовали объединенные бригады с единым командованием в Страсбурге и назвали их "Еврокорпус". В 1995 году французы, итальянцы, испанцы и португальцы договорились о создании Eurofor (European Operational Rapid Force).

На Хельсинской конференции в 1999 году Европейский Союз приступил к выработке единой оборонной политики, была разработана концепция сил быстрого реагирования. Участники конференции решили использовать силы быстрого реагирования только для осуществления миротворческих операций и проведения гуманитарных миссий. При этом была признана прерогатива ООН при принятии решений о начале миротворческих действий, а также "право первого отказа" НАТО, позволявшее использовать европейские войска только в случае, если альянс по каким-то причинам откажется участвовать в операции. Решение о создании сил быстрого реагирования Европейского Союза (EUFOR, European Union Force) было принято в сентябре 2000 года.

В декабре 2013 года вопросы обеспечения военной безопасности стояли во главе повестки дня саммита Евросоюза, тогда премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон высказался против создания объединенных вооруженных сил ЕС.

8 марта 2015 года немецкая газета Welt am Sonntag опубликовала интервью главы Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера, который заявил, что ЕС необходимо создать собственную единую армию как инструмент отстаивания интересов Европы. Эта идея была одобрена министром обороны ФРГ Урсулой фон дер Ляйен, а немецкая оппозиция раскритиковала предложение Юнкера.

Осторожно к предложению Юнкера отнеслись в Великобритании, Швеции, Польше. Как заявил официальный представитель ЕК Маргаритис Схинас, Евросоюз пока не располагает конкретным проектом создания европейской армии, этот вопрос будет поднят на саммите ЕС в июне.

29 марта 2015 года страны Лиги арабских государств (ЛАГ) одобрили создание межарабских объединенных вооруженных сил быстрого реагирования, целью которых является устранение угроз в регионе.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

 

ria.ru

Сколько солдат может выставить НАТО против России

НАТО, 09 февраля – Новости. Не так давно мы уже делали обобщенный анализ реальных масштабов военных возможностей Североатлантического альянса, однако после заявления Франсуа Олланда возникло желание рассмотреть военную машину НАТО подробнее.

Вообще тех, кто сейчас бряцает прикладами винтовок о булыжную мостовую, можно понять. Еще двадцать лет назад только одна Северная группа армий альянса со штабом в Рендалене (ФРГ) состояла из 4 армейских корпусов (британский, немецкий, бельгийский, голландский) в первой линии и имела еще два (французский и американский) в резерве.

Зона ответственности NORTHAG простиралась от Геттингена (Германия) — Льежа (Бельгия) на юге до устья реки Эльбы и всей территории Нидерландов на севере. Более 200 тыс. штыков. Один лишь 1-й армейский корпус бундесвера насчитывал более 1200 танков и около 350 ПУ ПТУРС. Сила.

Но это была не самая главная сила, так как самой главной являлась Центральная группа армий (Central Army Group, CENTAG) в составе двух американских и двух германских корпусов. А еще существовало Южное командование, включавшее в себя силы Испании, Италии, Греции и Турции, опиравшиеся на ударную мощь американского 6-го (Средиземноморского) флота.

С 1952 года эта военная махина пополнялась, тренировалась, перевооружалась, опять тренировалась и снова перевооружалась для отражения возможного наступления СССР в Западную Европу. Впрочем, в штабах НАТО не исключали и возможности нанесения превентивного удара по Советскому Союзу, если для этого подвернутся подходящие условия.

Генеральный штаб ВС СССР к такой перспективе относился более чем серьезно. Так что в европейской культуре вера в могущество НАТО складывалась десятилетиями, а после распада СССР вера в безмерность его могущества стала абсолютной. В особенности — после «победы» над Югославией. Раз — и нет страны, обладавшей одной из крупнейших армий в Центральной Европе.

Словом, были славные времена. Только сейчас они прошли. Совсем. Как всегда это бывает после любой окончательной победы, армия начинает масштабно сокращаться. Ибо содержать современные вооруженные силы удовольствие не из дешевых. Раз СССР больше нет, то зачем на него тратиться? Именно так решили на саммитах Евросоюза в Кельне (июнь 1999 года) и в Хельсинки (декабрь того же года).

Полагая, что дальше Европа справится сама, после 11 сентября 2001 года США начали вывод своих войск, частично домой, частично — их переброску в другие регионы. В частности, в Афганистан, где Америка начала большую охоту на Усаму бен Ладена. Позднее случился «первый» Ирак. За ним — «второй». И Вашингтону стало вовсе не до Европы.

На первый взгляд, процесс имел веские основания. Население США на тот момент составляло 275 млн человек. Оно содержало и кормило армию численностью в 1,4 млн солдат и офицеров. В Европе насчитывалось 375 млн человек населения и 1,6 млн «штыков» в европейских армиях. Да и война в Югославии наглядно показала, что война будущего перестанет быть массовой, став преимущественно контрпартизанской. Для ее ведения такие огромные силы больше не нужны. А, значит, и тратиться на них незачем. Начался длительный период многочисленных военных реформ и структурных реорганизаций.

В результате к настоящему моменту все ВС НАТО насчитывают 1,5 млн человек, из которых 990 тыс. составляют американские войска (из них лишь 30 тыс. солдат и офицеров размещены в Европе, остальные дислоцируются в США, причем многие их них задействованы в войнах, ведущихся Америкой на Ближнем Востоке).

Т.е. собственно «европейцев» в составе сил альянса насчитывается лишь 600 тыс. Причем это количество включает в себя все национальные вооруженные силы стран-участниц, хотя под командование штабных структур альянса отдано менее трети.

Таким образом, в реальности военный блок располагает лишь 200 тысячами солдат европейских армий. Кстати, тут становится понятна заносчивость, возникшая весной 2014 года у Киева, на бумаге «имевшего» 130 тыс. солдат и офицеров. Впрочем, по сравнению с бундесвером, общая численность которого к 2010 году сократилась до 201 тыс. человек, украинская военная машина тоже смотрелась солидно.

Организационно все силы НАТО сегодня сведены в два стратегических командования: Стратегическое командование ОВС НАТО в Атлантике и Стратегическое командование ОВС НАТО в Европе.

Первое в основном занимается войной на море, второе сосредоточено на ведении сухопутных боевых действий. СК НАТО в Европе состоит из двух частей, из ОВС НАТО в Северной Европе со штабом в Брюнссуме (Нидерланды) и ОВС НАТО в Южной Европе со штабом в Неаполе (Италия). Каждое из них, в свою очередь, делится на отдельные территориальные и видовые командования. Так, например, есть отдельный командующий объединенными ВВС НАТО «Север», есть такой же командующий объединенными ВМС «Север», и даже два командующих сухопутными (общевойсковыми) силами — ОВС НАТО «Север» и ОВС НАТО «Центр».

Вообще сложная, перегруженная многочисленными штабами и объединенными командованиями структура управления является первым главным слабым местом альянса, значительно снижающим его реальную боевую эффективность. Американские военные специалисты считают, что из-за этого реальные возможности европейской части военного блока на сегодняшний день едва дотягивают до 10% от американских.

Но самое интересное начинается с подсчетом реальных солдат, пушек и танков, имеющихся в распоряжении блока. Фактически выходит так, что НАТО существует только на бумаге. Если формально, то европейские страны альянса обязуются в срок до 90 суток сформировать аж девять корпусов быстрого развертывания. В том числе: объединенный армейский корпус; Еврокорпус, германо-голландский, испанский, итальянский, французский, турецкий, германо-датско-польский и греческий корпуса.

Времена, когда 200 тыс. штыков Северной группы армий за 48 часов не только подымались по тревоге, но еще и занимали оборонительные позиции, совершив 450-километровый марш из района своей постоянной дислокации, давно прошли.

Нынешнему НАТО только на развертывание частей до военных штатов требует три месяца. И то — это под большим вопросом. Учитывая нынешние события в Греции, на ее долю в 50 тыс. штыков Брюсселю вряд ли стоит рассчитывать. Как, впрочем, на турецкие войска тоже. Под большим вопросом участие Испании. Так что заявленные сроки в реальности наверняка будут сорваны.

Тут важно учесть еще один нюанс, придуманный натовскими планировщиками. По «зеленому свистку» военные части формируются не абы как. За конкретные подразделения отвечают конкретные страны. Так, ответственной за формирование германо-датско-польского корпуса является Германия. Стало быть, не менее 60% его структуры, прежде всего тыла и штабного элемента, заполняются немецкими солдатами и офицерами.

Насколько Польша реально согласится отдать под прямое германское командование свои национальные силы — большой вопрос. На бумаге-то как бы да, но в реальности различные польско-германские политические трения никуда не денутся. Что как минимум отразится на сроках создания части. Да и на исполнительской дисциплине, скорее всего, тоже.

Представьте себе картину. Некий коварный агрессор вторгается в Польшу и громит ее армию, а польскому Генштабу надо взять наиболее боеспособную свою бригаду и отправить в Германию, в район формирования совместного корпуса. Да еще ждать, когда туда же прибудут датчане. Как вы думаете, насколько легко Варшава в реальности расстанется с остродефицитными своими резервами? Причем резервами еще и самого лучшего качества, так как силы, входящие в подчинение НАТО, обычно обучаются и комплектуются лучше всех остальных национальных формирований.

С германо-голландским корпусом проблем возникает не меньше. Нидерланды свою часть сил, конечно, дадут. Между этими странами существует мало политических трений. Но вот технический уровень этих сил немцев не радует уже сейчас. С армиями стран Бенилюкса за последние 10 лет вообще возникла одна большая проблема. Их командования решили, что гусеничная техника больше не соответствует вызовам современности. Она дорогая, сложная в обслуживании и крайне неэкологичная в эксплуатации. Танки на марше портят дорожное покрытие и грунт. Да и вообще, стоимость одного их моточаса такова, что львиную долю времени танки возят на колесных траках. В общем, лишние ненужные расходы.

Имеющиеся на вооружении танки пошли под списание и продажу за рубеж. К примеру, Бельгия 40 Leopard 1A5 из своих бронетанковых частей продала Ливану. Германия пытается блокировать подобные сделки, но особого успеха не имеет. Взамен танкам армии Бельгии и Нидерландов основным типом бронетехники закупают швейцарские бронетранспортеры MOWAG Piranha, устанавливая на них различные боевые модули. В целом получается неплохо. Крупнокалиберный пулемет плюс автоматическая 20- или 30-мм пушка против папуасов с автоматами — серьезный козырь. Но как замена основному боевому танку — полное ничто.

Что больше всего возмущает немцев, так это убежденность бельгийцев и голландцев, что «если случится», то их прикроют немецкие танки. Те самые, которые бундесвер тоже оказывается вынужден сокращать ввиду сокращения национального военного бюджета. Но соседи бюджеты режут еще быстрее. Так, общая численность ВС Нидерландов уже сокращена до 47 тыс. человек. Всего! Включая офицеров Генерального штаба, отдельный медицинский корпус и всяких там кладовщиков с хлеборезами. Из кого они станут набирать свою часть совместного корпуса — остается загадкой.

На счет Еврокорпуса — отдельная история. Формально речь идет о старом, еще 1992 года, совместном франко-германском проекте создания многонационального объединения корпусного уровня. Изначально оно позиционировалось как прообраз новой армии Единой Европы, которая заменит НАТО. Но с заменой не выгорело, и Еврокорп спешным порядком стали встраивать в мобилизационные структуры альянса.

На бумаге все выглядело красиво. Межнациональный Еврокопус в мирное время имеет штабной батальон, 53-й полк связи ВС Франции и франко-германскую мотопехотную бригаду. Т.е. в мирное время реально боевых частей во всем Еврокорпусе всего четыре батальона, из них два немецких и два французских, общим количеством от 900 до 1300 человек.

Конечно, Еврокорпус каждый год проводит множество учений, к участию в которых привлекаются всякие прочие германские и французские танковые и механизированные дивизии. Но и тут есть нюанс. Не все дивизии целиком, а лишь отдельные подразделения. Максимум до батальона численностью. Что снова ставит ребром вопрос о степени реальной боеготовности всего корпуса.

Но самое главное даже не в этом. Фактически вся военная мощь НАТО держится на становом хребте всего двух европейских армий: германской, общей численностью в 201 тыс. человек, и французской, общей численностью 135 тыс. человек. И… все! Формально там еще есть Великобритания, сухопутные войска которой насчитывают 100 тыс. человек, но реально боевых частей из них менее половины.

Еще хуже обстоят дела в Италии. Теоретически сюда уместно посчитать армию Польши, самую большую в Восточной Европе. Сухопутные силы Войска польского составляют 68 тыс. человек, но численность реально боевых подразделений в них примерно соответствует британскому. Т.е. в случае большой войны в распоряжение НАТО Варшава сможет передать едва ли более 15 тыс. штыков.

Таким образом, получается, что на фронт, если считать по линии соприкосновения с Россией и Беларусью протяженностью более 3 тыс. километров, в случае «если что», весь могучий блок НАТО может выставить от силы 50-70 тыс. солдат и офицеров. Ну, или 300 тысяч, если агрессор даст альянсу три месяца на спокойное формирование своих воинских частей. Подчеркиваю, если даст.

А что США? Во-первых, сухопутные силы американской армии сокращаются с нынешних 560 тыс. штыков до предусмотренных планом 490 тысяч. Это значит, что некогда положенных в основу расчетов 960 тыс. только в качестве поддержки НАТО у Брюсселя нет. И даже тех 30 тысяч, которые ранее дислоцировались в Европе, уже нет тоже. Из четырех пехотных бригад, и без того ужатых до штатов в 3800 человек каждая, 170-я (пункт дислокации Баумхольдер, Германия) и 172-я (ППД Графенвер, Германия) бригады в течение 2015 года будут не просто выведены домой, а полностью сокращены. Сворачивается и ряд других обеспечивающих структур американской армии, а территории и имущество занимаемых ими военных баз возвращается местным правительствам.

Свое резкое ослабление НАТО пытается замаскировать расширением списка проводимых учений и громкой пиар-программой формирования всяких новых сил «особо быстрого развертывания». Это не шутка. VJTF расшифровывается как «Very High Readiness Joint Task Force» или «Совместные силы очень быстрого реагирования». Общая численность — 5 тыс. человек. 5 февраля текущего года их решили усилить аж до 30 тыс. человек. В основе этого «острия копья» лежат парашютно-десантные, аэромобильные и всякие прочие «специальные» подразделения из 28 стран альянса. Включая два легких пехотных батальона. В том числе 371-й мотопехотный батальон из состава германо-голландского корпуса.

Вся особость новой структуры заключается лишь в том, что она может быть использована по назначению действительно «очень быстро» — в течение от 3 до 10 суток.

Это все, что весь Североатлантический альянс сегодня способен выставить на поле боя. Вообще. И даже это остается под вопросом. Во всяком случае, штабные офицеры в Брюсселе не скрывают того факта, что реальный уровень мобильности VJTF неизвестен.

Транспортная авиация стран НАТО безнадежно устарела и сильно сократилась в численности. Так что перебросить все силы только по воздуху, скорее всего, невозможно. А на железных дорогах недостаточно платформ повышенной грузоподъемности для перевозки тяжелой военной техники. Поэтому предполагается, что часть ее, вместе с боеприпасами, питанием и другим снаряжением будет заранее дислоцирована в специальных пунктах снабжения в восточноевропейских странах — членах НАТО. Полной боеготовности «Острие копья» должно достичь к 2016 году. Ключевое слово — должно.

В общем, выходит так, что воевать НАТО нечем. От слова — совсем. Сей факт подтверждает и генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг. На прошедшей в Мюнхене 6 февраля 2015 года Конференции по безопасности, той самой, на которой Порошенко размахивал якобы российскими паспортами, Столтенберг прямо заявил: « НАТО не хочет конфронтации с Россией, а совсем наоборот».

Лично я таким заявлением генсека НАТО совершенно не удивлен. При таких-то реальных условиях. Ибо НАТО не то что с Россией, а вообще ни с каким сколько-нибудь серьезным противником воевать возможностями не располагает. Ни военными, ни политическими, ни идейно-психологическими. Стучать тапкой по столу — да. Безответно разбомбить каких-нибудь бедуинов в пустыне — да. А вот пойти воевать с серьезным противником — абсолютно точно нет.

Источник: http://regnum.ru

Читайте также:

www.news-usa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *