F–86 Sabre против МиГ–15

Корейская война длилась с 25 июня 1950 по 27 июля 1953 года, но официального ее окончания не было объявлено. Этот конфликт времен холодной войны часто рассматривают, как опосредованную войну между США c их союзниками и силами КНР и СССР. Майкл Пек (Michael Peck) пишет в 'The National Interest', что в небе над Северной Кореей F–86 Sabre сражались с МиГ–15 в первых в истории воздушных боях реактивных самолетов, где противники "отличались технологически, но были удивительно похожими". Американский Sabre не мог летать так же высоко, не обладал той скороподъемностью и маневренностью, как советский МиГ–15, но и F–86 имел свои преимущества. Но самая спорная статистическая величина Корейской войны – это соотношение сбитых самолетов.

Фотомонтаж: F-86 Sabre и МиГ-15

Американский и советский самолет.

Фотомонтаж: pro-samolet.ru.

Корейская война была первой из тех малых войн после 1945 года, чьи жернова тащили американского орла через Вьетнам, а затем в Афганистан и Ирак. Армии и коммунистов, и Организации Объединенных Наций поднимались вперед-назад по корейским холмам, не вполне понимая, с кем они боролись и за что они боролись.

Но воздушная война над Кореей была возвратом к прошлому. Не ко Второй мировой войне, хотя многие из пилотов в Корее получили боевое крещение в том, более раннем конфликте. Эта тяжелая, глобальная борьба была индустриализированной войной в воздухе, где воюющие стороны бросили тысячи самолетов друг против друга, а пилоты и машины были просто расходными боеприпасами.

F-86 Sabre сражались с МиГ-15 над Северной Кореей в первых в истории воздушных боях реактивных самолетов, что больше всего напоминало бои в воздухе Первой Мировой войны и ее знаменитых "рыцарей неба". Не то чтобы там, в воздухе над Кореей или на земле, было что-то по-рыцарски. Но по сравнению с позиционной войной внизу, "Аллея МиГов" была почти романтической, как арена, где сравнительно небольшое число истребителей сошлись в конфликте осмотрительно, чтобы избежать перерастания в Третью мировую войну.

F-86 Sabre

Американский реактивный истребитель F-86 "Сейбр", разработан компанией North American Aviation в конце 1940-х годов. Принят на вооружение ВВС США в 1949 году. Был основным американским реактивным истребителем воздушного боя во время Корейской войны, единственным серьезным соперником советского истребителя МиГ-15.

Фото: Wikimedia Commons, Paul Maritz.

"Там лучшие с обеих сторон тренировались и сражались, боролись и погибали - или умирали - на арене, почти полностью стоящей особняком от окопной войны Первой мировой далеко на юге, и даже - от результатов войны в целом. Это было сражение больше за престиж участвующих стран - и репутацию их соответствующей авиакосмической промышленности - и во славу летчиков-истребителей, и меньше - за ход или результат этого конфликта", - пишут авторы Дуглас Дилди (Douglas Dildy) и Уоррен Томсон (Warren Thompson) в "F-86 Sabre vs MiG-15: Korea 1950-53".

Противники отличались технологически, но были удивительно похожими. Привыкшие к наиболее передовым самолетам, американцы были шокированы, когда столкнулись с легким, быстрым, маневренным и хорошо вооруженным истребителем МиГ-15 (чьи двигатели были копиями британских реактивных двигателей, предусмотрительно предоставленные Лондоном после Второй мировой войны в качестве жеста доброй воли). Миг-15 был киллером бомбардировщиков, чьей добычей были B-29 Superfortress, бомбардировавшие Северную Корею.

"Суперфортрессы", которые терроризировали Токио в 1945 году, стали легкой добычей в 1950 году и были вынуждены перейти к ночным бомбардировкам, когда МиГ-15 были гораздо менее опасны (это также говорит о том, что B-29 Superfortress были бы столь же уязвимы для нацистских истребителей Me-262, если бы они были использованы над Германией).

Разве B-29 не должны были быть окружены истребителями сопровождения? Они были. К сожалению, сопровождавшие истребители F-80 и F-84 - с их прямыми крыльями вместо стреловидных, крыльями более продвинутой конструкции - были одинаково бессильны. Какова была бы судьба сил ООН, лишенных превосходства в воздухе, страшно подумать. К счастью этого не произошло, потому что подобно почти сверхзвуковой коннице (максимальная скорость около 680 миль в час), прибыли несколько эскадрилий F-86. Не огромное количество, потому что американские планирующие органы опасались, что Корея была отвлекающим ударом, чтобы втянуть американские войска, защищавшие Западную Европу. Но их было достаточно.

МиГ-15

Советский истребитель МиГ-15, разработан ОКБ Микояна и Гуревича в конце 1940-х годов. Наиболее массовый реактивный боевой самолет в истории авиации, состоявший на вооружении многих стран мира.

Фото: Wikimedia Commons, Greg Goebel.

Российские, китайские и северокорейские пилоты МиГов обнаружили, что сабля (F-86 "Сейбр") была остра как бритва. Истребитель F-86 Sabre не мог летать так высоко, не обладал той скороподъемностью и не маневрировал так же проворно, как его советский противник. Но он мог быстрее пикировать, был более аэродинамически стабильным, и имел радиолокационный прицел, что пригодилось во время высокоскоростных реактивных воздушных боев.

В то время, как самолеты захватили воображение общественности, пилоты были наиболее интересны. Вторая мировая война была войной молодых летчиков, когда молодые люди были связаны с мощными самолетами, которые слишком часто убивали их. Но Советы послали многих своих лучших асов времен Второй мировой войны, таких людей, как Иван Кожедуб (62 победы на Восточном фронте), кто пережил лучших летчиков люфтваффе и, таким образом, не испытывал никакого страха перед американцами. Со своей стороны, американцы послали лучших асов, таких как "Габби" Габрески (28 побед).

МиГ-15 и F-86 Sabre

Советский и американский самолеты.

Фото: Wikipedia, Elliottwolf.

Обе стороны были довольно равномерно подобраны в плане пилотов и качества самолетов, но у американцев был недостаток политических ограничений, запрещавших неотступное преследование коммунистических МиГов до баз в Китае через Ялу (прим. pro-samolet.ru: река Ялуцзян, или Ялу, или Апрккан, или Амноккан - определяющая юго-западную часть границы между Китаем и КНДР). К счастью, Советы заменили своих асов молодыми пилотами, которые вскоре продемонстрировали, что их подготовка и тактика уступают западным противникам. Они были дополнены ордами китайских и северокорейских пилотов, сразу после фермерского плуга. Именно тогда самолеты Sabre начали набирать очки.

Каковы были эти воздушные победы? Возможно, самая спорная статистическая величина Корейской войны - соотношение сбитых самолетов. В течение многих лет соотношение 10:1 в пользу Sabre считалось верным. Эта цифра в настоящее время представляется крайне сомнительной (американские летчики завышали победы, как и все остальные). Дидли и Томпсон подсчитали, что 224 самолета F-86 Sabre были потеряны, из которых около ста в результате воздушных боев. По их оценкам, F-86 уничтожили 566 истребителей МиГ-15, и получается соотношение примерно 5,6 к 1. Однако, против лучших советских летчиков Второй мировой войны, отношение резко падает до 1,4 к 1.

В конце концов, дуэли самолетов F-86 против МиГов идеально подходят для газет. Но как и Корейская война в конечном счете, они не имели большого значения.

Источник:

Читайте также:

< Назад   Вперед >

pro-samolet.ru

«МиГ» и «Сейбр»: захватить и изучить

65 лет тому назад, 6 октября 1951 года, советскому лётчику, командиру полка Евгению Пепеляеву удалось выполнить крайне сложную и важную миссию. Он смог не просто сбить новейший истребитель США F-86А «Сейбр», но и сделал это настолько аккуратно, что самолёт остался практически целым и пригодным для изучения. США удалось заполучить МиГ-15 лишь после окончания войны. Какими были перепетии этого соперничества и что оно дало противникам по воздушной войне?

Аллея «МиГов»

Парадоксально, но в начале войны в Корее 1950–1953 годов никто не ожидал противостояния МиГ-15 и «Сейбров», ставшего одним из самых ярких символов всего конфликта. Поначалу Южная Корея едва не была захвачена войсками КНДР целиком. Затем авиация вмешавшихся сил ООН (прежде всего, конечно, США) сравнительно легко убрала с неба немногочисленные поршневые северокорейские «Яки», «Ла» и «Илы». Последующая цепочка малопредсказуемых заранее событий привела к появлению в небе Северной Кореи советских истребителей, которые первоначально защищали воздушное пространство КНР от налётов авиации Чан Кайши.

В прицеле В-29. Из коллекции Диего Зампини
http://www.airspacemag.com/

Воюющим с 1 ноября 1950 года в Корее «МиГам», по признанию военных властей США, удалось то, что не смогли сделать ни «Мессершмитты», ни «Фокке-Вульфы» во Второй мировой — «приземлить» стратегическую авиацию США. Конечно, интенсивный, но сравнительно локальный конфликт преследовал совершенно иные цели, чем мировая война. Но после ряда тяжёлых потерь с 8 ноября 1951 года B-29 прекратили появляться над Кореей днём (в т. ч. и благодаря развитию систем ночной навигации). Несмотря на все старания, лётчики F-80 «Шутинг Стар» и F-84 «Тандерджет» не могли восстановить недавнее безраздельное господство в воздухе. «Сейбров» же (переброшенных в декабре 1950 года) и флотских «Пантер» катастрофически не хватало.Район, в котором действовали над Кореей советские лётчики, получил у американцев название — «Аллея «Мигов».

Катапультирование из «МиГа». NARA

Однако до появления «Сейбра» за полтора месяца боёв советские лётчики потеряли три МиГ-15, и столько же — за две недели боёв с «Сейбрами». Неудивительно, что как лётчики, так и конструкторы СССР испытывали горячее желание поближе познакомиться с заокеанским «визави».

Поймать «Сейбр»

Именно с этой целью в апреле 1951 года в Маньчжурию, где базировались советские части, прибыла специальная группа лётчиков-испытателей НИИ ВВС (от 13 до 16 человек). Перед ними стояла задача принудить «Сейбр» к посадке на аэродром. Однако, несмотря на солидный налёт и даже боевой опыт Великой Отечественной, у группы ничего не вышло. Сначала в воздушном бою при собственном численном превосходстве был сбит и погиб майор Перевозчиков, ещё два самолёта получили повреждения. А затем при посадке разбился командир группы подполковник Дзюбенко. На этом история специальной «охоты» завершилась.

И снова парадокс, столь часто встречающийся на войне — после неудач «спецов» добыть желанный трофей удалось в «обычном» бою. Это сделал один из наиболее выдающихся истребителей Корейской войны Евгений Пепеляев. Он учился летать ещё на И-16, в учебном бою «сражался» против будущего маршала Савицкого. Затем и сам учил лётчиков. Стажировался на 2-м Белорусском фронте, где совершил 10 боевых вылетов, но из-за затишья противника так и не встретил. Зато в 1945 году Пепеляеву довелось на Як-9Т сражаться против японцев в Маньчжурии, командуя 300-м истребительным полком. После войны лётчик освоил новейший реактивный истребитель Ла-15, а затем и МиГ-15. Причём Пепеляев не только летал сам, но и снова обучал пилотов.

С началом Корейской войны Пепеляев, по его собственному признанию, буквально ухватился за возможность отдать долг погибшим друзьям и государству, много лет готовившему его как лётчика. При этом, как командир 196-го авиаполка, Пепеляев ставил подчинённым задачу — «после войны всем вернуться домой с победой». Благо, молодые летчики, как правило, не получали опыта реальных воздушных схваток.

Момент истины настал 6 октября 1951 года. К юго-западу от Пакчхона в бою сошлись 10 МиГ-15 под командой Пепеляева и 16 «Сейбров». Сначала Пепеляев обстрелял ведомого пары «Сейбров», но тут же и сам попал под лобовую атаку другой пары. Пепеляев изобразил правый боевой разворот, а перешёл в левый — этот приём он отрабатывал ещё до войны. Теперь советский истребитель, по описанию лётчика, оказался сзади, выше и немного правее «Сейбра». Пепеляев перевернул машину, чтобы отрицательная перегрузка придавила его к сиденью, наложил марку прицела на фонарь противника и дал очередь. 37-мм снаряд вошёл точно за кабиной «Сейбра». Поэтому Пепеляев не преследовал «оппонента» — с ним было покончено.

«Стащить Сейбр». Рисунок Dan Zoernig. oldgloryprints.com

Дымящий и еле держащийся в воздухе «Сейбр» заметил капитан Шеберстов из соседнего 176-го полка — и тоже обстрелял. Ему на счёт и записали победу. «Сейбр» всё же смог дотянуть до берега и сесть в полосу отлива, лётчик на резиновой лодке был подобран вертолётом. Советские авиатехники при помощи полутысячи китайцев, несмотря на массированные бомбардировки всего района, вытащили самолёт, погрузили на «студебеккеры» и доставили в полк.

Лётчики, конечно, не могли упустить случая посидеть в кабине давнего противника. Самому Пепеляеву понравились просторная кабина американского истребителя и удобный авиагоризонт, прекрасный обзор. Позднее Пепеляев писал, что «МиГ» уступает «Сейбру» в горизонтальной манёвренности, дальности, критической скорости и скольжении. Преимуществами советских истребителей были сильное вооружение, вертикальный манёвр и потолок.

По прибытии в Москву трофей попал «на препарирование» в НИИ ВВС им. Чкалова. К сожалению, летать на истребителе с помятым носом, повреждённым силовым набором и многочисленными пробоинами было нельзя. Пришлось ограничиться продувками в аэродинамической трубе ЦАГИ.

«Сейбр» был больше и тяжелее МиГ-15бис, при этом его двигатель обладал меньшей тягой. Неудивительно, что F-86 по выводам специалистов ЦАГИ значительно уступал «МиГу» по вертикальной скорости и скороподъёмности на всех высотах, на малых высотах несколько уступая и по максимальной скорости. Благодаря большим тормозным щиткам «Сейбр» в горизонтальном полёте тормозился быстрее «МиГа». Сразу стоит уточнить, что в реальных воздушных боях всё могло сложиться и по-другому.

Из-за строжайшей секретности число допущенных к трофею специалистов было крайне ограничено, поэтому разобраться в назначении некоторых приборов удалось не сразу. Особый интерес вызывал радиодальномер AN/APG-30 с антенной в виде рупора, сопряжённый с оптическим прицелом. Этот прибор быстро давал точную дальность до цели, и полученные данные сразу же вводились в оптический прицел. Два гироскопа в прицельной системе AIC позволяли вырабатывать углы упреждения по азимуту и по вертикали (если гироскоп был один, как на советском АСП-3, то требовалось более длительное сопровождение прицельной маркой цели). Дальность действия дальномера, по испытаниям на Чкаловском аэродроме, доходила до 2500 м и более. Но первые испытания проводились на земле, а вот в воздухе на Ли-2 НИИ-17 получались совсем другие цифры — сначала до 800 м, а потом, после перенастройки, до 4500 м! Причём официальное руководство для F-86F давало… от 137 до 2700 м (450–9000 футов).

Ещё один «Сейбр» удалось захватить 5 мая 1952 года — самолёт ветерана Второй мировой подполковника Уокера «Бада» Махурина был повреждён зенитным огнём и в июле тоже перекочевал в СССР. Лётчик попал в плен. По одной из легенд, именно он просил показать корейского лётчика, который в бою говорил по-русски.

Благодаря испытаниям удалось разработать меры противодействия радарам США. В СССР появились прицел АСП-4Н «Снег» и радиодальномер СРД-3 «Град» — аналоги трофейных. А в небе Кореи даже прошёл испытания советский тепловизор.

«МиГ» в чужих руках

Закончилась война. 20 сентября 1953 года лейтенант северокорейских ВВС Ким Сум Но (No Kum-Sok), поднявшись с авиабазы Сунан неподалёку от Пхеньяна, перелетел на самолёте МиГ-15бис на авиабазу Кимпо в Южной Корее. При этом он даже не подозревал о награде в 100 000 долларов, ещё во время боёв обещанной любому лётчику, который сам преподнесёт свой «МиГ» «Свободному миру». Ким Сум Но, согласно его мемуарам, начал воевать с 1951 года, в возрасте 19 лет. Во время полёта к базе США он особенно боялся, что визит «МиГа» сочтут атакой — и даже если ему повезёт приземлиться, лётчика отправят в плен. При посадке он чуть не столкнулся с мирно летящим по расписанию «Сейбром».

МиГ-15бис в ВВС США, с закрашенными опознавательными знаками. wikimedia.org

Для испытаний буквально свалившейся с неба долгожданной «диковинки» вызвали лучших лётчиков, в т. ч. живую легенду мировой авиации Чака Игера.

Во время Второй мировой Игер испытывал «Аэрокобру», которая ему очень понравилась — в отличие от мнения большинства пилотов США. Следующим самолётом стал Р-47 «Тандерболт», на котором Игер пережил даже взрыв движка. Затем его эскадрилью послали в Англию — бить немцев. 5 марта 1944 года в бою с тремя ФВ-190 21-летний Игер был сбит над Францией. К счастью, местные жители помогли добраться пилоту до партизан-маки. Дальше путь пилота лежал через Пиренеи в нейтральную Испанию, причём Игер ещё и тащил на себе раненого штурмана сбитого В-24. Испанская полиция… немедленно бросила Игера в тюрьму. Однако пилот, переживший куда более тяжёлые испытания, при помощи спаскомплекта вырезал латунную решётку в окне и сбежал. К маю Игер был уже в Англии.

В теории сбитого пилота отправляли домой — попав в плен ещё раз, он мог бы выдать помогших ему прежде подпольщиков. Но не таков был Игер, чтобы сделать за войну всего лишь 8 вылетов. Он дошёл до генерала Эйзенхауэра — и снова начал воевать, на этот раз на «Мустанге». До конца войны Игеру засчитали 11 сбитых немецких самолётов, причём 5 — всего за один вылет.

После войны, 27 октября 1947 года Игер стал первым в мире человеком, преодолевшим звуковой барьер в горизонтальном полёте. Считалось, что МиГ-15 тоже может быть сверхзвуковым, поэтому среди прочих испытателей именно Игеру доверили испытать советский самолёт. Не будем забывать, что лётчикам надо было пилотировать самолёт с незнакомой системой мер. К тому же погода при испытаниях была ненастной. Вторым испытателем стал Том Коллинз. Испытания продлились всего 11 дней.

По сравнению с «Сейбром», «МиГ» в США показал больший потолок и лучшую скороподъёмность. Также трофей лучше ускорялся. А вот оборудование МиГа сильно «ругалось», поскольку требовало постоянного внимания пилота. Также самолёт отличался тягой к неожиданному кабрированию и штопору. Работа Игера была оценена исключительно высоко. Генерал Бойд даже заявил, что «…благодаря Игеру теперь мы знаем больше о «МиГе», чем русские».

Поскольку «МиГи», по оценке ВВС США, могли с высоты около 15 км (потолок — до 16 км) спокойно выбрать время и место для атаки, ударить и тут же уйти вверх, в качестве противоядия им придумали тактику «потока» («jet stream»). 16 истребителей делились на четвёрки, летящие с пятиминутным интервалом и на разной высоте — от 9 до 10 км. Машины шли на большой скорости, поэтому, если одну группу внезапно атакуют, другие могли быстро придти ей на помощь.

Сам Игер отмечал, что пилот с большим опытом «надерёт зад» противнику на любой машине — «Сейбре» или «МиГе». Любопытно, что точно такого же мнения придерживался и Пепеляев.

Евгений Пепеляев и Чак Игер. Фото из архива семьи Пепеляева. Снято автором

Много лет спустя два выдающихся лётчика XX века — Евгений Пепеляев и Чак Игер — встретились и подружились.


Источники:

  1. http://www.chuckyeager.com/
  2. https://forums.eagle.ru
  3. http://forums.airforce.ru/
  4. Colleen Madonna Flood Williams. Chuck Yeager. Chelsea House Publications, 2003.
  5. Joiner Stephen. The Jet that Shocked the West. http://www.airspacemag.com/
  6. No Kum-sok. A MIG-15 to Freedom: Memoir of the Wartime North Korean Defector Who First Delivered the Secret Fighter Jet to the Americans in 1953. McFarland & Company, 2007.
  7. Мацкевич В. В. Солдат империи. — М.: Русское слово — PC, 2006.
  8. Плунский П. Хроника рождения ОКБ-1. Самолёты мира. 1997. № 1–2.
  9. Тепсуркаев Ю., Крылов Л. «Сталинские соколы» против «Летающих крепостей». Хроника воздушной войны в Корее 1950–1953. — М.: Эксмо, 2008.
  10. Пепеляев Е. «Миги» против «Сейбров». — М.: Яуза, Эксмо, 2005.

warspot.ru

Миг-15 против F-86 - is2006

Пауза в боевом применении истребителей после Второй мировой войны длилась всего пять лет. Не успели еще историки дописать труды о прошедших сражениях, как в небе далекой Кореи разразились новые. Был открыт счет широкомасштабным локальным войнам, которые потрясали мир регулярно в каждом последующем десятилетии.


Многие специалисты называют эти войны своеобразными полигонами для испытаний новой боевой техники. По отношению к начавшейся в ноябре 1950 года войне в Корее это определение подходило в полной мере. Впервые проверяли свои боевые возможности реактивные истребители, самолеты-разведчики, истребители-бомбардировщики. Особое значение придавалось противоборству советского МиГ-15 и американского "Сейбра" F-86.

За три года войны в Корее летчики-интернационалисты 64 ИАК (истребительного авиационного корпуса) провели 1.872 воздушных боя, сбили 1.106 самолетов американского производства, из них 650 "Сейбров". Потери МиГов составили 335 самолетов.

МиГ-15 и "Сейбр" - представители первого поколения реактивных истребителей, мало отличавшиеся по своим боевым возможностям. Наш самолет был легче на две с половиной тонны (взлетный вес 5.044 кг),однако "тяжесть" "Сейбра" компенсировалась большей тягой двигателя (4.090кг против 2.700 кг у МиГа). Тяговооруженность же у них была практически одинаковой - 0,54 и 0,53, как и максимальная скорость у земли - 1.100 км/ч. На большой высоте МиГ-15 получал преимущество в разгоне и скороподъемности, а "Сейбр" лучше маневрировал на малой высоте. Он мог также продолжительнее держаться в воздухе, располагая 1,5тоннами "лишнего" топлива.

Установка реактивных двигателей на самолеты, и реализация в их конструкции последних достижений в аэродинамике сделали "рабочим" околозвуковой диапазон скоростей полета. Истребители вторглись в стратосферу (практический потолок "Сейбра" - 12.000 м, а МиГ-15 - 15.000 м).

Разные подходы были очевидны только в вооружении. МиГ15 имел одну 37 мм и две 23 мм пушки,"Сейбр" - шесть 12,7 мм пулеметов (в конце войны появились "Сейбры" с четырьмя 20 мм пушками). В целом анализ "анкетных" данных не позволял даже искушенному эксперту определить потенциального победителя. Ответ могла дать только практика.

Уже первые бои показали, что вопреки прогнозам, технический прогресс кардинально не изменил форм и содержания вооруженного противоборства в воздухе. Бой сохранил все традиции и закономерности прошлого. Он остался ближним, маневренным, групповым.

Во многом это объяснялось тем, что вооружение истребителей качественных изменений практически не претерпело. На борт реактивных самолетов перекочевали пулеметы и пушки с поршневых истребителей - участников второй мировой войны. Поэтому "убойная" дальность и область возможных атак почти не изменились. Относительная слабость разового залпа вынуждала, как и прежде, компенсировать ее количеством "стволов" участвующих в атаке самолетов.

Трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб, командовавший дивизией в корейской войне, писал: "Главное - в совершенстве владеть техникой пилотирования и стрельбой. Если внимание летчика не поглощено процессом управления самолетом, то он может правильно выполнить маневр, быстро сблизиться с противником, точно прицелиться и нанести ему поражение".

МиГ-15 был создан для воздушного боя, то есть полностью соответствовал своему целевому назначению. Конструкторы сохранили в самолете идеи, воплощенные еще в МиГ-1 и МиГ-3: скорость -скороподъемность - высота, что позволяло летчику ориентироваться на ярко выраженный наступательный бой. У наших летчиков-интернационалистов не возникало сомнения в том, что они воюют на лучшем истребителе в мире.

Одной из сильных сторон МиГ-15 " был более высокий поражающий потенциал, что позволяло ему иметь выигрыш на основном этапе боя - атаке. Однако для победы требовалось накопить информационное и позиционное преимущество на предыдущих этапах.

Летчик (ведущий группы) мог захватить инициативу и начать диктовать "Сейбрам" свои условия, если первым получал сведения о противнике. Резерв времени использовался для составления плана (замысла) боя, занятия выгодной исходной позиции, перестроения боевого порядка. Здесь летчику помогал наземный командный пункт, располагавший техническими средствами дальнего обнаружения. Перед установлением ближнего зрительного контакта с "Сейбрами" боевой расчет КП информировал летчика об обстановке и местонахождении всех обнаруженных "целей". МиГ-15, располагая несколько большим избытком тяги (особенно на большой высоте), мог быстрее "Сейбра" сократить дистанцию и подойти к противнику. Скрытность обеспечивалась камуфляжной окраской самолета ("под местность" - сверху, "под небо" - снизу). Тактические требования обязывали умело использовать солнце и облака, варьировать плотностью построений самолетов в воздухе.

Прямолинейный полет, совмещавший встречное сближение с атакой, стал возможным только через тридцать лет - после оснащения истребителей радиолокаторами и ракетами средней дальности. МиГ-15 сочетал сближение с крутым маневром в заднюю полусферу противнику. Если "Сейбр"замечал МиГ на безопасном расстоянии, то стремился навязать ему маневренный бой (особенно на малых высотах), который нашему истребителю был невыгоден.

Хотя МиГ-15 и несколько проигрывал "Сейбру" в горизонтальном маневре, но не настолько, чтобы отказываться от него при необходимости. Активность обороны связывалась со слетанностью пары и реализацией тактического (организационного) принципа "меча" и "щита". Функция первого -атака, второго - прикрытие. Опыт показывал: неразрывная и согласованно действующая пара самолетов МиГ-15 неуязвима в ближнем маневренном бою.

F-86

Миг-15

Схватка (наш взгляд)

Схватка и реконструкция (взгляд из США)

Еще о Корейской войне http://is2006.livejournal.com/tag/Корейская%20война

is2006.livejournal.com

Сражение в небе времен холодной войны: истребители F-86 Saber против МиГ-15 | Мир | ИноСМИ

Корейская война была первым из серии небольших военных конфликтов, ставших вехами для вовлеченного в них американского орла после 1945 года — Вьетнам, а затем Афганистан и Ирак. Коммунистическая армия и армия ООН продвигались то вперед, но назад по холмам Кореи, не совсем понимая, против кого и за что они воюют.

Однако война в воздухе в Корее была, по сути, возвратом к прошлому. Не ко Второй мировой войне, хотя многие из воевавших в Корее пилотов одержали свои первые победы на противником в этом более раннем по времени вооруженном конфликте. Это масштабное глобальное сражение было индустриальной войной в воздухе, в которой участвовали тысячи самолетов с каждой стороны, а пилоты и машины были просто одним из многочисленных расходных военных материалов.

Когда истребители F-86 Sabres вступили в бой с самолетами МиГ-15 в небе Северной Кореи — это было первым в истории воздушным сражением с участием реактивных самолетов с обеих сторон, — то их бои больше напоминали поединки в воздухе времен первой мировой войны и прославленных «рыцарей неба». Нельзя сказать, что в небе над Кореей или на корейской земле присутствовало что-то рыцарское. Однако в сравнении с траншейной войной на земле «Аллея МиГов» (Mig Alley) представлялась чем-то почти романтическим, своего рода ареной, где относительно небольшое количество летчиков сталкивались друг с другом в ходе конфликта, которым весьма осторожно управляли для того, чтобы избежать эскалации и превращения его в третью мировую войну.

«Там, в Корее, лучшие воины с обеих сторон проводили спарринги и дуэли, они сражались и погибали — или умирали, — тогда как арена тех битв почти полностью отличалась от траншейных сражений, характерных для первой мировой войны, которые велись далеко на юге, и даже отличались от итогов той войны в целом. Это было в большей степени сражением за престиж вовлеченных в конфликт наций — и за репутацию соответствующих аэрокосмический отраслей, — а еще это была борьба за славу участвовавших в воздушной войне боевых пилотов и в меньшей степени за воздействие на ход этого конфликта или на его результат», — отмечают Дуглас Дилди (Douglas Dildy) и Уоррен Томсон (Warren Thompson) в своей книге «F-86 Sabre против МиГ-15: Корея 1950 — 1953 гг.» (F-86 Sabre vs MiG-15: Korea 1950-53, Osprey Publishing).

С точки зрения технологии, участники Корейской войны были различными, однако они оказались удивительным образом похожими. Американцы, привыкшие к обладанию наиболее современными самолетами, были шокированы, столкнувшись с легкими, маневренными и хорошо вооруженными истребителями Миг-15 (их двигатели являлись копиями британских реактивных двигателей, которые были заботливо поставлены британцами после Второй мировой войны в качестве жеста доброй воли). Миг-15 был убийцей бомбардировщиков, и его добычей стали самолеты B-29 Superfortress, использовавшиеся в Корее для нанесения ударов с воздуха.

Самолеты B-29, терроризировавшие Токио в 1945 году, оказались просто сидящими утками в 1950 году и были вынуждены перейти к ночным бомбардировкам, поскольку в это время истребители МиГ-15 были менее опасны (можно предположить, что бомбардировщики B-29 были бы столь же уязвимыми для нацистских реактивных истребителей Me-262, если бы они использовались в небе над Германией).

А не нужно ли было устраивать сопровождение из истребителей для бомбардировщиков B-29? Так и делалось. К сожалению, сопровождавшие их истребители F-80 и F-84 — у них были прямые крылья в отличие от стреловидных крыльев более современных моделей — также были бессильны что-либо сделать.

Страшно подумать, какова была бы судьба сил ООН, если бы они были лишены превосходства в воздухе. К счастью, этого не произошло, потому что, подобно почти сверхзвуковой кавалерии (их максимальная скорость достигала 1000 километров в час), появились несколько эскадрилий истребителей F-86. Их было не очень много, поскольку американские планировщики опасались того, что Корея представляла собой лишь способ отвлечения американских вооруженных сил, защищавших Западную Европу. Но их оказалось достаточно.

Русские, китайские и северокорейские пилоты истребителей МиГ обнаружили, что F-86 — весьма достойные противники. Они не могли летать так же высоко, не могли так же быстро набирать высоту и так же легко маневрировать, как их сделанные Советами противники. Но они могли быстрее снижаться, были более стабильными с точки зрения аэродинамики, а также имели радиолокационный прицел, который оказался очень полезным в ходе воздушных дуэлей, проходивших на больших скоростях.

Хотя и сами самолеты привлекали к себе внимание публики, наибольшее впечатление производили их пилоты. Вторая мировая война была войной юных авиаторов, в ходе которой не достигшие еще 20 лет молодые люди оказывались на борту мощных самолетов, которые слишком часто являлись причиной их смерти. Однако Советы направили многих своих ведущих летчиков-асов, имевших опыт сражений Второй мировой войны. В их числе был Иван Кожедуб (62 воздушных победы на Восточном фронте), который оказался сильнее лучших пилотов Люфтваффе, и поэтому не боялся американцев. Но и американцы направили туда своих лучших пилотов, в том числе «Габби» Габрески (28 побед).

Обе стороны были в равной степени вооружены как с точки зрения пилотов, так и с точки зрения качества авиационной техники, однако американцы находились в невыгодном положении, поскольку их действия подвергались политическим ограничениям, и им было запрещено преследовать коммунистические Ми-Ги по горячим следам до их баз в Китае на другом берегу реки Ялуцзян. К счастью, Советы заменили своих асов на неопытных летчиков, и вскоре обнаружилось, что в своей подготовке и в тактике ведения воздушного боя они уступали своим западным противникам. Помимо советских летчиков, в боях принимали участие целые полчища китайских и северокорейских пилотов, недавно оторванных от крестьянского плуга. И именно в этот момент F-86 стали резко увеличивать счет своих воздушных побед.

Так сколько же было этих воздушных побед? Возможно, наиболее спорной является статистика соотношения потерь самолетов в Корейской войне. В течение многих лет соотношение 10:1 в пользу F-86 считалось соответствующим действительности. Однако в настоящее время эти цифры представляются крайне сомнительными (американские пилоты, как и все другие, преувеличивали количество своих побед). По данным Дидли и Томпсона, было потеряно 224 истребителя F-86, при этом около сотни из них были сбиты в ходе воздушных боев. Они считают, что F-86 уничтожили 566 истребителей МиГ-15, и в таком случае соотношение будет 5,6:1. Однако если учитывать результаты ведущих советских летчиков, участвовавших во Второй мировой войне, то тогда это соотношение снизится до 1,4:1.

В конечном итоге дуэль между F-86 и МиГ-15 привлекла к себе большое внимание печати. Однако, как и Корейская война в целом, большого значения она не имела.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

МиГ и Сейбр: захватить и изучить

Для испытаний буквально свалившейся с неба долгожданной «диковинки» вызвали лучших лётчиков, в т. ч. живую легенду мировой авиации Чака Игера.
Во время Второй мировой Игер испытывал «Аэрокобру», которая ему очень понравилась — в отличие от мнения большинства пилотов США. Следующим самолётом стал Р-47 «Тандерболт», на котором Игер пережил даже взрыв движка. Затем его эскадрилью послали в Англию — бить немцев. 5 марта 1944 года в бою с тремя ФВ-190 21-летний Игер был сбит над Францией. К счастью, местные жители помогли добраться пилоту до партизан-маки. Дальше путь пилота лежал через Пиренеи в нейтральную Испанию, причём Игер ещё и тащил на себе раненого штурмана сбитого В-24. Испанская полиция… немедленно бросила Игера в тюрьму. Однако пилот, переживший куда более тяжёлые испытания, при помощи спаскомплекта вырезал латунную решётку в окне и сбежал. К маю Игер был уже в Англии.

В теории сбитого пилота отправляли домой — попав в плен ещё раз, он мог бы выдать помогших ему прежде подпольщиков. Но не таков был Игер, чтобы сделать за войну всего лишь 8 вылетов. Он дошёл до генерала Эйзенхауэра — и снова начал воевать, на этот раз на «Мустанге». До конца войны Игеру засчитали 11 сбитых немецких самолётов, причём 5 — всего за один вылет.
После войны, 27 октября 1947 года Игер стал первым в мире человеком, преодолевшим звуковой барьер в горизонтальном полёте. Считалось, что МиГ-15 тоже может быть сверхзвуковым, поэтому среди прочих испытателей именно Игеру доверили испытать советский самолёт. Не будем забывать, что лётчикам надо было пилотировать самолёт с незнакомой системой мер. К тому же погода при испытаниях была ненастной. Вторым испытателем стал Том Коллинз. Испытания продлились всего 11 дней.
По сравнению с «Сейбром», «МиГ» в США показал больший потолок и лучшую скороподъёмность. Также трофей лучше ускорялся. А вот оборудование МиГа сильно «ругалось», поскольку требовало постоянного внимания пилота. Также самолёт отличался тягой к неожиданному кабрированию и штопору. Работа Игера была оценена исключительно высоко. Генерал Бойд даже заявил, что «…благодаря Игеру теперь мы знаем больше о «МиГе», чем русские».

Поскольку «МиГи», по оценке ВВС США, могли с высоты около 15 км (потолок — до 16 км) спокойно выбрать время и место для атаки, ударить и тут же уйти вверх, в качестве противоядия им придумали тактику «потока» («jet stream»). 16 истребителей делились на четвёрки, летящие с пятиминутным интервалом и на разной высоте — от 9 до 10 км. Машины шли на большой скорости, поэтому, если одну группу внезапно атакуют, другие могли быстро придти ей на помощь.
Сам Игер отмечал, что пилот с большим опытом «надерёт зад» противнику на любой машине — «Сейбре» или «МиГе». Любопытно, что точно такого же мнения придерживался и Пепеляев.

Много лет спустя два выдающихся лётчика XX века — Евгений Пепеляев и Чак Игер — встретились и подружились.

Фото: Евгений Пепеляев и Чак Игер. Фото из архива семьи Пепеляева. Снято автором

У меня всё...

fishki.net

Что лучше миг 15 или сейбр? Только не надо "миг 15 потому что наш"

http://www.youtube.com/watch?v=1V7i1C9HHdY
Применение МиГ-15 в Корее показало преимущества его мощного трехпушечного вооружения: F-86 был весьма уязвим для огня из пушек калибра 23 мм и 37 мм (например, протектированные баки F-86A не обеспечивали защиту от снарядов такого калибра) . Значительно более слабое вооружение "Сейбров" (шесть 12,7-мм пулеметов) зачастую было способно лишь повредить МиГ-15. Американцам, несмотря на предпринятые усилия по разработке пушечного вооружения, не удалось его доработать в сжатые сроки, и пушки (четыре М39 калибра 20 мм) на F-86 были установлены уже после окончания войны в Корее. МиГ-15 был значительно легче, чем F-86, и при близкой удельной нагрузке на крыло (МиГ-15 - 262, МиГ-15бис - 296, F-86A - 275, F-86E - 302 кг/м для максимальной взлетной массы с ПТБ) существенно превосходил истребитель F-86 в тяговооруженности (МиГ-15 - 0,42, МиГ-15бис - 0,44, F-86A - 0,32, F-86E - 0,29). Это обусловило преимущество МиГ-15 на вертикальных маневрах благодаря лучшим характеристикам разгона и набора высоты. Высотность и предельные маневренные характеристики у МиГ-15 также были лучше (практический потолок МиГ-15 - 15 200 м, МиГ-15бис - 15 500 м, максимальная эксплуатационная перегрузка - 8, тогда как у F-86 соответственно 14 630 м и 7).

К преимуществам F-86 относится его более совершенное оборудование и, в частности, прицел с радиолокационным дальномером, автоматически вносившим поправки по дальности, тогда как на МиГ-15 прицел автоматически строил лишь углы упреждения, а данные о дальности летчик фактически вводил в прицел вручную, обрамляя цель в поле зрения прицела даль-номерным кольцом. F-86 быстрее набирал скорость при пикировании и имел меньшую, чем МиГ-15, "просадку" при выводе из пикирования. При пикировании в воздушном бою F-86 и МиГ-15 часто выходили на околозвуковые скорости, где F-86 обладал большей устойчивостью, тогда как МиГ-15 мог столкнуться с "валежкой". "МиГ" несколько уступал самолету F-86 в горизонтальной маневренности (из-за применения на F-86 предкрылков) и в радиусе действия с ПТБ.

otvet.mail.ru

почему советский истребитель МиГ-15 стал легендой

На кладбище в китайском Люйшунькоу (бывший Порт-Артур) есть 248 могил советских военнослужащих и членов их семей. Если не изменяет память, то около 60 захоронений принадлежат летчикам, которые воевали в небе Кореи и были сбиты в воздушных боях. Где захоронены американские пилоты, соотношение потерь которых в два раза больше, доподлинно неизвестно – частично на Арлингтонском национальном кладбище под Вашингтоном, частично в Южной Корее. Война в воздухе стала здесь основным противостоянием недавних союзников по антигитлеровской коалиции – США и СССР - и ее исход решался не только боевым мастерством, но и силой моторов, в данном случае реактивных.

Советский Союз в развитии реактивных и сверхзвуковых самолетов изначально существенно уступал западным странам – лидерство держали Германия, Штаты, Англия и Италия. И хотя первые разработки реактивных двигателей в нашей стране начались еще в конце 30-х годов прошлого столетия, первый испытательный полет состоялся 27 марта 1943 года на аэродроме НИИ ВВС Кольцово в Свердловской области. Самолет БИ-1, который пилотировал летчик-истребитель Георгий Башчиванджи, достигнув скорости в 800 км/ч, неожиданно перешел в пике и столкнулся с землей. Спустя 30 лет пилоту было посмертно присвоено звание Героя, его именем был назван поселок и одноименная железнодорожная станция вблизи от Звездного городка в Подмосковье. Но эта катастрофа стала важным этапом в развитии самолетостроения с реактивными двигателями.

Разработки велись с модификациями Як-3, Ла-7 и Су-6 с ускорительным ЖРД (жидко-реактивным двигателем), но потребовалось еще несколько лет, до появления воздушно-реактивных моторокомпрессорных двигателей ОКБ Микояна и Сухого. И к 1950 году появился знаменитый МиГ-15, который стал лучшим истребителем в мире на тот момент. Доказывать это пришлось в небе над Кореей в противостоянии с американским реактивным F-80 Shooting Star и новыми истребителями F-86 Sabre.

Советским пилотам на «мигарях» предполагалось вести переговоры на корейском языке, которые они заучивали перед вылетом – по нескольку фраз. В ходе воздушного боя, естественно, переходили на родной язык, не без какой-то там матери, что в ситуациях боестолкновений позволяло одерживать победу. Американцы, не сведущие в тонкостях русского языка, так и не могли понять, какой соперник им противостоит в небе.

1 ноября 1950 года советским летчикам впервые разрешили пересекать корейскую границу, чтобы вести поиск и уничтожение американских самолетов. В этот же день состоялся и первый бой «мигов» – пять наших самолетов вылетели в район Аньдуня и вскоре обнаружили тройку P-51 «Мустанг». В результате скоротечного боя один самолет противника был поврежден, еще один сбит. Так был открыт счет побед советских летчиков в корейском небе. В тот же день МиГ-15 впервые проявили себя в бою с реактивными самолетами американцев. Тройка наших истребителей встретила десяток самолетов F-80 и внезапно атаковала их сверху. В результате один Shooting Star был подбит, остальные предпочли ретироваться.

За первые полтора месяца воздушных боев были подбиты всего три советских МиГа, тогда как потери противника были в разы больше. А зону действия наших истребителей вдоль корейско-китайской границы американские летчики позже назвали «Аллея МиГов», признав, что небо в этой части корейского полуострова уверенно контролировали советские асы.

Если сравнивать технические характеристики нашего МиГа и американского F-86, то они практически одинаковы. Максимальная скорость у земли 1042 против 1093 км/ч. МиГ-15 имел преимущество в скороподъемности, а «Sabre» лучше маневрировал на малых высотах. Практический потолок «мигаря» достигал 15100 метров, американец поднимался чуть меньше – на 14300. По вооружению – МиГ был оснащен 37-мм пушкой и еще двумя 23-мм пушками, а F-86 был вооружен шестью 12,7-мм пулеметами. При таких соотношениях в силе главным считалось именно мастерство пилотов, их готовность идти на риск и переигрывать противника чисто тактически. Тут трудно переоценивать мастерство соперников, но, судя по количеству сбитых самолетов, советские пилоты имели явное преимущество.

«Первый бой между МиГ-15 и F-86 произошел 17 декабря 1950 года, – пишет в книге "Красные дьяволы в небе Кореи" Игорь Сейдов. – Победить американцам помогла военная хитрость. В районе Аньдуня четверка советских самолетов обнаружила четверку истребителей с красными носами, о чем и было доложено ведущему группы. Тот ответил: "Вижу, это наши!" - и продолжил полет по маршруту. Но неожиданно группа была обстреляна сзади и сверху. Машина ведущего загорелась, двигатель заглох, и летчику пришлось катапультироваться. К слову, это было первое катапультирование с МиГ-15 в боевых условиях в советских ВВС. Как выяснилось позже, у первых "Сейбров" для введения в заблуждение противника была окрашена в красный цвет носовая часть фюзеляжа, подобно тому, как на МиГах были красные круги вокруг носовой части фюзеляжа. Поэтому после боя на всех наших самолетах красные носы были стерты техниками».

Первую победу над новым американским истребителем советские летчики одержали только через неделю, спустя десяток боев. Наши летчики еще изучали противника и на первых порах попадались на приманку из одной группы «Сейбров», не замечая следовавшую за ней и с превышением другую группу F-86, и попадали под ее удар. За это время СССР потерял три истребителя МиГ-15. Дальнейший счет побед в воздушных боях оказался на стороне советских истребителей. 12 апреля 1951 года стал «черным четвергом» для авиации США. В тот день американцы совершали массированные налеты через реку Ялуцзян. В налете участвовали 48 бомбардировщиков В-29 и 76 истребителей прикрытия. На перехват вылетело 44 МиГа, которые сбили 10 бомбардировщиков и 3 истребителя, полностью сорвав бомбардировку.

В октябре того же года МиГи вылетели на перехват воздушной армады из двадцати бомбардировщиков и около 200 истребителей сопровождения. Советских самолетов было опять 44 (еще 12 прикрывали аэродромы), которые сбили 12 «бомберов» и 3 истребителя, потеряв при этом один свой самолет.

Всего, по неофициальным данным, во время боевых действий в небе Кореи советские летчики, в основном на истребителях МиГ-15, провели около двух тысяч воздушных боев и сбили 1097 американских самолетов. Собственные потери оцениваются в 319 самолетов МиГ-15 и Ла-11.

tvzvezda.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о