советские пушки в современных конфликтах – WARHEAD.SU

К примеру, сирийские правительственные войска не брезгуют советскими 122-мм гаубицами М-30. А что ими брезговать, если это одно из лучших орудий в классе, хотя и времён Второй Мировой войны? Их разработали и запустили в серию в 1938 году для замены громоздких «царских» гаубиц. Резиновый ход, большие углы горизонтальной наводки и скорострельность на уровне — роскошный набор. Ещё бы хорошего корректировщика на удобном наблюдательном пункте и запас снарядов.

А довезти к фронту можно и на прицепе у реактивных «Градов».

Кстати, в Сирии встречается и американский ровесник М-30 — 105-мм гаубица M101. Поговаривают, что их в рамках братской помощи подвезли запасливые иранцы. Но не будем отвлекаться на посторонних.

Вот ещё одна гаубица-пушка времён Великой Отечественной — 152-мм МЛ-20. Также достойно занимает своё место в боевых порядках сирийской артиллерии.

Есть примеры похтоничней. Что делать, если у тебя есть 203-мм советская гаубица на гусеничном шасси Б-4 по прозвищу «Сталинская кувалда», а со снарядами и зарядами — беда? Бери 115-мм пушку от подбитого бармалеями танка Т-62 и получишь новую — ну, почти новую — артиллерийскую систему. Тем более, запасы исправных Т-62 Сирийской арабской армии пополняются благодаря поставкам «Сирийского экспресса».

Григорий ПастушковГригорий Пастушков

Полевой эксперт в запасе

«Сирийский экспресс» — хорошее название, хоть и журналисты придумали. Так они обозначили наши поставки в Сирию, которые с 2012 года шли на кораблях ВМФ России, после того, как несколько гражданских транспортов с военными грузами были под тем или иным предлогом задержаны в международных водах. Корабль под военным флагом, даже безоружный, просто так не остановить, он экстерриториален.

Зенитная 100-мм пушка КС-19 устарела? Только не против пехоты. 15 выстрелов в минуту 15-килограмовыми снарядами не оставят шансов ни укреплению, ни шайтан-машине.

Кстати. У нас эти пушки мирно используются «климатическими войсками» для борьбы с лавинами, и палят в белый свет, как в копеечку, для рассеивания градовых облаков.

А вот так, с помощью гусеничной базы от советского ЗРК, пушки КС-19 и тихого, незлого слова — «Хезболла» обзавелась мобильной артустановкой.

Но куда более распространена и в Ираке, и в Сирии ещё одна советская зенитка: С-60. В воздухе ей, правда, бороться особо не с кем, зато её автоматический огонь 57-мм снарядами порой решает исход боя. Недаром её потомка российские оружейники установили на новейший боевой модуль для бронетехники «Байкал».

Современный российский грузовик ГАЗ «Садко» и прославившаяся в боях Великой Отечественной 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2 с помощью умелых мастеров превращаются в мобильную бронированную огневую точку.

Не отстают от сирийцев и в Йемене. Там неутомимые хуситы сражаются не только с правительственными войсками, но с боевиками «Аль-Каеды», ИГИЛ и целой коалицией стран Персидского залива. Тут любое лыко в строку. Тем более трёхдюймовое в виде знаменитой 76-мм пушки «ЗиС-3» — самого массового советской орудия Великой Отечественной. Детище Грабина лишено лафета и установлено на поворотную тумбу в кузов пикапа.

В базовом варианте хуситами используется и все та же 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2. Эти пушки обладают отличными показателями скорости снаряда, а, следовательно, неплохим бронепробитием даже по современным меркам.

Григорий ПастушковГригорий Пастушков

Полевой эксперт в запасе

Если унитарные выстрелы к этой пушке хранились в хороших условиях, и пороховой заряд не потерял своих свойств — то в борт можно и современный танк продырявить. Зуб даю!

Впрочем, вариант пушечной тачанки с 57-мм тоже встречается.

Но самый интересный вариант замутили в Афганистане, соорудив САУ в стиле немецких «артштурмов» из БМП-1 без башни и «трёхдюймовки».

Думаете, это всё, на что способны бережливые восточные товарищи? Следите за обновлениями — мы знаем, чем вас удивить!

warhead.su

Альтернативная артиллерия от В. Г. Грабина

Не сильно наверное я и ошибусь, если скажу, что едва ли кто из любителей военной истории (её технической составляющей) не читал книгу А. Б. Широкорада «Гений советской артиллерии», посвящённую Василию Гавриловичу Грабину.

Конечно, можно очень по-разному относиться и к Грабину, и к Широкораду – на вкус на цвет фломастеры, как известно разные, но в очередной раз пролистав на досуге эту книгу (о её содержании пусть каждый судит лично), я вдруг подумал – а что бы имела РККА, если бы она получила-таки кое что из тех разработок Грабина, что не пошли в серию по тем или иным причинам? Как могла бы измениться боеспособность (в частности огневая мощь) РККА? И как это могло бы повлиять на ход ВОВ?

В общем, я просто взял список по тридцатым годам тем, над которыми работал Грабин со товарищи, и немного поразмышлял над некоторыми (только некоторыми!) его девайсами.

Итак:

1932-1933 г.г. Наложение ствола 152 мм пушки большой мощности на лафет 122 мм пушки А-19.

С одной стороны – лафет той самой А-19 был неудачный. Как и все последующие попытки его модернизации. Относительно сносной пушкой А-19 стала только после наложения уже её, кое как доведённого в результате аж трёх последовательных модернизаций, ствола, на лафет 152 мм гаубицы-пушки МЛ-20 – качающаяся часть которой, есть ни что иное, как глубокая модернизация той самой 152 мм пушки большой мощности. Ирония судьбы! Но, если возню с лафетом А-19 можно смело считать работой на мусорную корзину, то сама идея создания мощного дуплекса на общем лафете из 122 мм дальнобойной пушки и 152 мм гаубицы (а не модернизированная 152 мм пушка времён ПМВ без модернизации, больше чем на гаубицу уровня РГК уже не тянула) – более чем здравая.

Хороший дуплекс первой половины 30-х мог бы получиться… но, не в том самом 33-м году! Грабин тогда ещё не имел опыта для успешной реализации такой сложной задачи. Зато когда такой дуплекс был-таки создан в РИ (не Грабиным), он, (опять ирония судьбы!) был уже по большому счёту на фиг армии не нужен. Сами посудите – вот есть 122 мм пушка и 152 мм гаубица-пушка на одном лафете – соответственно сходного веса, близкой себестоимости и, самое смешное – после глубокой модернизации 152 мм пушки – ещё и с довольно близкой дальнобойностью (17 против 19 км). При том, что могущество снарядов у них несравнимое – спрашивается – на кой ляд вообще нужна 122 мм пушка? Лучше бы приняли на вооружение вместо неё 203 мм гаубицу или мортиру на том же лафете (такие работы велись в РИ). Дуплекс 152 мм гаубицы-пушки и 203 мм гаубицы-мортиры на общем лафете с боевой массой в районе 7-8 тонн, надо было разрабатывать раньше. Обязательно! Получился бы прекрасный дуплекс для РГК, и не пришлось бы мучительно пыхтеть-тужиться над теми, неподъёмными ни для одного буксировщика, 18-тонными чудовищами на гусеничном лафете (это я о монструазных Б-4, Бр-2 и Бр-5).

Альтернативная 203 мм мортира М-4 образца 33 года на лафете пушки А-19

1933-35 г.г. 76,2 мм пушка с круговым обстрелом, 76,2 мм пушка на поддоне, дивизионные универсальная и полууниверсальная пушки.

Тут собственно комментировать нечего – этим бредом и Грабин, и многие другие наши конструктора, занимались по прямому приказу идиотушки Тухачевского. Огромные затраты. Время. Отложенные в долгий ящик значительно более важные задачи. А на выходе – вполне предсказуемый пшик. Точно как и с другой дурью от Тухача в виде ДРП Курчевского.

1936 г. РККА принимает на вооружение грабинскую Ф-22.

Это первая, принятая на вооружение, советская дивизионная пушка (чрезвычайно мощная кстати) с раздвижными станинами, допускающая транспортировку механической тягой на высокой скорости, но при этом, и не выпавшая из весовой категории, допускающей возку упряжным шестериком – что для того времени – чрезвычайно важно. Многие альтернативщики занимаются хернёй, выдумывая в начале 30-х разные замечательные быстроходные арттягачи (в т. ч. на «золотых» танковых шасси!), совершенно не задумываясь – какой в них смысл, если всю нашу тогдашнюю артиллерию можно было буксировать на скоростях от 6 до 15 км/ч (с новыми металлическими колёсами и специальной грузошиной, лишь отдельные образцы допускали возку до 25 км/ч).

Принятая на вооружение пушка Ф-22, не была такой, какой её видел сам Грабин. Он создавал орудие под мощный патрон от зенитки 3К и она должна была иметь дульный тормоз (задумывалась как полууниверсальная). Всего этого, ретрограды от АУ, пушку лишили, хотя, позже, она получила всё это обратно, но только когда немцы переделывали трофейные Ф-22 в самые свои мощные в 41-ом противотанковые орудия.

В наследство от своей «полууниверсальности», пушка получила множество косяков и, по сути – была хоть и добротным, но суррогатом.

А если бы не идиот Тухачевский? Если бы Грабин и другие конструктора получили задание разработать НОРМАЛЬНУЮ дивизионную пушку с отличной баллистикой зенитки 3К, под её же патрон, с раздвижными станинами, допускающем скоростную транспортировку рессорным лафетом на колёсах автомобильного типа… Но, не срослось, не по вине Грабина.

В том же 36-ом, Грабин работает над 76,2 мм лёгкими батальонными орудиями. При фактическом отсутствии у РККА миномётов, это вполне актуально. ЕМНИП тот же Широкорад многократно утверждал, что советскую батальонную артиллерию в частности, и мортиры как класс вообще, «съело миномётное лобби». У меня же напротив, такое ощущение, что это какое угодно другое лобби активно тормозило внедрение в РККА миномётов. Тот же 82 мм миномёт, был разработан вчерне ещё в 31-ом, на вооружение официально (практически заочно) принят в 32-ом, доведён до ума был только в 34-ом, выпускаться начал в 35-ом, а по настоящему массово пошёл в армию только уже в виде модели обр. 37 г.

Спрашивается – почему так муторно долго и кого те несчастные «мытари-конструктора» могли по пути съесть?

Если Широкорад так называет тот факт, что на испытаниях, 82 мм миномёт легко выиграл фактически конкурс у всевозможных батальонных мортир и гаубиц – то вина в этом сугубо на их разработчиках.

Ещё печальнее судьба 120 мм миномёта – разработанного ещё в 1933 году, но запущенного в серию лишь в 39-ом.

Крошку 50-мм ротный миномётик тоже начали производить только в 38-ом!

Как такое убогое, годами разрабатывающее и со столь тяжким скрипом продвигающее свои изделия «миномётное лобби» «убило» наше доблестное мортиростроение в 36-ом, когда те самые полковые и даже батальонные мортиры проектировали все кому не лень? Снова встаёт вопрос, а получилось ли у наших конструкторов-пушкарей тогда хоть что-то путнее?

Да и вообще, ИМХО, для уровня рота-батальон 82 мм миномёт намного предпочтительнее чем трёхдюймовая гаубица или мортира, для перемещения которых, необходим хотя бы гужевой, но транспорт. А ещё, миномёт дешевле, проще, легче, намного скорострельнее и при ведении навесного огня соответственно эффективнее. А вот единственное преимущество мортиры-гаубицы – возможность стрельбы прямой наводкой, хрень для таких орудий, во-первых не типичная (мортиры вообще не для того создаются), а во вторых, хто-ж из противников, находясь в здравом уме и технических возможностях, весьма габаритистую мортиру или гаубицу, с их ничтожной дальностью прямого выстрела, к себе на ту самую дальность прямого выстрела подпустит?

Но, допустим, всё же Грабин свою Ф-23 до ума довёл и армии впарил (в смысле, приняли её-таки на вооружение).

(Экое чудо-юдо!)

 Логичный вопрос – батальоны ею вооружать будем вместо миномётов или вместе с миномётами? И то и другое в принципе сомнительно хотя бы с экономической точки зрения – батальонов-то у нас дюже много, а цена сей экзотики выше, чем у миномёта! Хотя, прецеденты были.

Это трофеи РККА после Халхин-Гола – японские 70 мм гаубицы тип 92. Каждому пехотному батальону полагалась лишь пара таких хреновин – хотя количество батальонов у японцев с РККА несопоставимо.

Учитывая разницу в дальнобойности (3 км против 2,7), наши 82 мм миномёты могли уничтожать эти мортиры, находясь вне досягаемости их ответного огня.

Зато, у Грабинской Ф-23, помимо больших чем у япов калибра и дальнобойности,  была ещё одна полезная фишечка (он вообще мастер на разные интересные фишки – чтоб соблазнить потенциального заказчика) -76,2 мм ствол можно было заменить на ствол 45 мм противотанковой пушки! Интересный вариант? Вот тока, полевые испытания Ф-23 не выдержала. Зато, практически все ресурсы, вслед за Широкорадом тупо как мантру повторяют: «это всё происки миномётного лобби!». Я же, повторю своё ИМХО – в батальоне лучше иметь нормальные миномёты и нормальный противотанковые пушки, чем те мортирные суррогаты.

1937 г. Вот, пожалуй, только с этого года чувствуется, что В. Г. Грабин наконец «заматерел», железобетонно утвердился в должности начальника артКБ 92-го завода и начал ТВОРИТЬ нечто похожее на работу Мастера, в которой реально нуждалась РККА. Странно, что сие совпало с устранением «гениального стратега» Тухачевского!

Грабин приступает к проектированию новой 122 мм гаубицы взамен того старья, что досталось РККА в наследство от императорской армии. Но, этим проектом занималось не одно его, а сразу три КБ (хочется спросить – а не поздновато ли? Но, прежде «главный по вооружениям» Тухач на этот вопрос уже не ответит – хотя, возможно, суровые следователи его и об этом спрашивали?). Победителем в конкурсе стал Ф. Петров со своей замечательной М-30, но мне очень хочется обратить Ваше внимание на другой проект Грабина – а именно, лёгкую 107 мм гаубицу на лафете дивизионной Ф-22. Вот это уже был самый настоящий альтернативный вариант!

Всем была хороша петровская 122 мм гаубица М-30 (как смачно выразился один наш прославленный полководец ВОВ: «лучше её ничего не может быть!»), вот только по массе она догнала старую добрую шестидюймовую гаубицу!

(122 мм гаубица М-30 обр. 38 г. В нашей армии всегда считалась лёгкой. В Вермахте же, трофейные М-30 считались тяжёлыми)

А это означает, ни больше ни меньше – катастрофу для тогдашнего СССР, поскольку для её буксировки требуется по нормативам того времени либо десять (!) упряжных лошадей, либо достаточно мощный арттягач, способный таскать её не только по шоссе. Для гаубицы, претендующей на роль самой массовой в армии – такие запросы по тяге, для 30-х годов, просто запредельны. Лучшее, что могла предложить промышленность РККА для самой массовой гаубицы нового поколения – тихоходный сельскохозяйственный трактор.

Поскольку дать армии, в сопоставимом с основной лёгкой гаубицей количестве арттягачи, промышленность не может ни при каких обстоятельствах, к этой проблеме можно было подойти и с другой стороны – просто уменьшить калибр – соответственно снизится и вес. Вариантов таких калибров аж два: 114 мм – именно такими гаубицами до середины 30-х были вооружены все кавалерийские дивизии РККА (эта гаубица весила МЕНЬШЕ, чем трёхдюймовая пушка Ф-22!), либо калибр 107 мм – тоже не чужой в нашей армии и, кстати, наиболее близкий к 105 мм принятым для лёгких гаубиц во многих развитых странах включая Германию.

Соответственно, предложенная Грабиным новая лёгкая 107 мм гаубица смотрится весьма перспективно. Тем более в качестве замечательного дивизионного дуплекса: 76,2 мм пушки и 107 мм гаубицы на общем лафете! (Была бы ещё пушка нормальная – с баллистикой 3К, под её ж патрон).

И ещё один момент. В том же 37-ом, Грабин, к тому времени один из лучших артконструкторов страны, кавалер ордена Ленина (!) работает над рессорными подкатными тележками для старых артсистем от пушки-трёхдюймовки до шестидюймовой гаубицы. Для чего сие нужно надеюсь объяснять не нужно? РККА хотела быть быстрой, мобильной, сокрушительной. Но как такой быть при артиллерии, не оснащённой никаким подрессориванием лафетов и которую нельзя буксировать быстрее 6-15 км/ч? Вот, разве что, только так:

Но, работу Грабина не приняли. В стране росли выпуск и новых артсистем и арттягачей для них (правда, с различной скоростью). А старые орудия, до своего списания, типа обойдутся и гужевой тягой. Кто-ж знал, что им ещё на всю катушку воевать придётся?! Вот только не долго. При своих лошадках и нормативных скоростях возки, они нигде практически не успевали и по большей части нашли свой конец во всевозможных котлах да по кюветам, рядом с трупами расстрелянных «мессерами» несчастных лошадок – грузовиков, чтоб возить пушки в кузовах, хватало только для парадов.

А при наличии таких рессорных тележек? Один «захар» вполне мог погрузить одну старую-добрую трёхдюймовку обр. 02/30 г. или 122 мм гаубицу обр. 10/30 г. в кузов, а другую аналогичную артсистему, на той тележке взять на буксир и шпарить по дороге на максимально возможной скорости. Трёх грузовиков хватило бы для оперативной переброски целой четырёхорудийной батареи с БК и расчётами туда, где её ждут. Для её увода из образующегося котла. Для маневренной войны! Да и упряжка лошадей с орудием, погруженным на такую тележку, могла мчаться хоть галопом, хоть рысью, насколько силёнок у лошадок хватит, без опасений за состояние вверенной матчасти.

Не срослось. Хотя, мне вот лично, совершенно не понятно, какого сена теми самыми телегами для пушек, занимался один из лучших в стране артиллерийских инженеров, а не самые тупые студенты-практиканты НАМИ или НАТИ при любом автозаводе?

(Вот так эти самые рессорные подкатные тележки для скоростной возки старой «безрессорной» артиллерии выглядели в других армиях)

1938 г. А вот тут, Василий Гаврилыч пытался сделать ещё один хитрый финт ушами. Его 122 мм гаубица, как известно, проиграла конкурс М-30 Петрова. «Но, наш герой не сдаётся…» и пытается бросить на чашу весов ещё один козырь – в дополнение к своей 122 мм гаубице (которая, судя по официальным ТТХ, была ну ничуть не хуже гаубицы Петрова, а по некоторым параметрам даже лучше), он проектирует на её же лафете дивизионную 95 мм пушку! А что? Тухача и его подельников с их фетишем в виде трёхдюймовки шлёпнули, и вся армия будто в раз прозрела – «батюшки, а трёхдюймовый снаряд-то слабый! Окромя шрапнели, рассчитанной на поражение передвигающейся по открытой местности вражины, он и не годен ни на что!» Как будто сие не было очевидно и раньше! А 95 мм снаряд был ровно вдвое мощнее трёхдюймового. Круто! Не зря ведь немцы на дивизионном уровне полностью перешли на 105 мм гаубицы, а англичане остановились на 87,6 мм пушках.

Но, загруженной по уши промышленности (а для советской промышленности, с её невысокими качеством и производительностью, это нормальное состояние), геморрой тотального перехода с 76,2 мм на совершенно новый 95 мм калибр и в кошмарном сне присниться не мог. И армия, прикинув теже геморроидальные перспективы (к которым обязательно добавились бы всё теже проблемы с арттягачами), вынуждена была признать, что «слегка погорячилась» и с ней (в смысле с промышленностью) согласиться. Хотя, можно ещё напомнить такую армейскую «хотелку» как 107 мм дивизионная пушка – но, как говорит один мой знакомый: «хотеть не вредно, и главное без убытков». Это уже был апофеоз гигантомании и «антибюджетный» инреал.

Тем не менее, учитывая риск попасть в просак с совершенно новым 95 мм калибром, Грабин (на всякий случай) проектирует ещё и 85 мм дивизионную пушку с баллистикой и патроном новенькой 85 мм зенитки 52К.

Блин! Ну, чем не альтернатива? Дуплекс 122 мм гаубицы и, либо 95 мм, либо 85 мм дивизионной пушки! Гениальное решение! (На полном серьёзе – ведь времени на освоение этого дуплекса и промышленностью и армией ещё предостаточно! Было бы желание с этим возиться, вкладываться, поднимать технологический уровень. Зато в войну это окупилось бы сторицей).

А между делом, в том же 38-ом, Грабин проектирует танковые 95 мм и 76,2 мм пушки (ту самую Ф-32), которая сходу выи

alternathistory.com

Цель в небе | Белые окошки

Зенитная артиллерия — одна из самых молодых. Она родилась только тогда, когда в небе появилась боевая авиация, а точнее — в годы Первой мировой войны. Воюющие стороны ко времени завершения боевых действий в 1918 году уже имели довольно развитые системы противовоздушной обороны (ПВО), и по мере возрастания возможностей и боевой мощи авиации разных стран увеличивалось и значение ПВО. Для борьбы с самолетами противника был создан особый тип орудий — зенитные, и зенитно-артиллерийские комплексы стали играть важнейшую роль в деле охраны воздушного пространства суверенных государств.

Зенитные пушки — это специализированные артиллерийские орудия, установленные на лафетах с круговым обстрелом и имеющие очень большой угол возвышения. Они имеют очень высокую начальную скорость полета снаряда и предназначены для поражения быстро движущихся воздушных целей — боевых самолетов и вертолетов. Эти орудия отличаются высокой скорострельностью и наличием специальных приборов, помогающих мгновенно «поймать» и «удержать» цель. Снаряды, используемые в зенитных орудиях, имеют специальные взрыватели, срабатывающие только по достижении снарядом заранее определенной высоты.

В 1924 году на вооружении английской армии уже были самоходные зенитные установки Мк 2. Они представляли собой универсальные пушки, установленные на открытой платформе

Германское зенитное 88-мм орудие, известное под кличкой «восемь-восемь». Его часто называют самым известным зенитным орудием Второй мировой войны. Оно было грозой авиации союзников, а также послужило прототипом для создания пушки танка «Тигр II»

Зенитное 85-мм орудие образца 1939 г. (СССР). Это орудие прошло всю войну и оставалось на вооружении до появления зенитно-ракетных комплексов. И неудивительно: орудие обладало великолепными характеристиками и могло уничтожать воздушные и наземные цели на дистанции свыше 15 км.

Современные зенитно-артиллерийские комплексы умеют не только поражать цель, но и обнаруживать ее в самых сложных условиях, а также распознавать «своих» и «чужих», следить за передвижением сразу нескольких целей. В наши дни зенитные комплексы включают как артиллерийские орудия, так и ракетные системы. «Глаза и уши» таких установок — радиоэлектронные средства обнаружения и сопровождения целей в дневное и ночное время, все данные от которых поступают в «мозг» комплекса — мощный специализированный компьютер. Компьютер не только обрабатывает информацию, но и предлагает операторам самые оптимальные варианты поражения целей противника. Зенитно-ракетные комплексы способны уничтожать вражеские самолеты и ракеты-носители на расстоянии свыше 150 км и на высотах до 35 км. Однако в семействе «зениток» имеются и комплексы малой дальности, предназначенные для использования против фронтовой и штурмовой авиации непосредственно над полем боя. Они способны успешно поражать цели на расстоянии 6—12 км и на высотах до 3—6 км. Для таких установок не имеет значения ни скорость, ни размеры, ни направление движения целей.

Поскольку атаки боевой авиации тщательно планируются и отличаются внезапностью, каждый зенитный комплекс может действовать как самостоятельно, так и совместно с другими средствами обнаружения противника — разведывательными самолетами и наземными радиолокаторами. Связь между ними осуществляется через пункты управления огнем.

Современный самоходный зенитный пушечно-ракетный комплекс 2К22 «Тунгуска» — великолепный образец новейших артиллерийских орудий малой дальности. «Тунгуска» сочетает в себе все лучшие качества скорострельной малокалиберной зенитной артиллерии и зенитных управляемых ракет. Радиолокатор, которым снабжена эта установка, «видит» цель на расстоянии до 18 километров и постоянно контролирует ее перемещение. На башне «Тунгуски» установлены две 30-мм автоматические пушки и восемь пусковых установок с зенитными управляемыми ракетами. Скорость реагирования и точность стрельбы «Тунгуски» обеспечивает бортовой компьютер.

Видео:

www.white-windows.ru

Грязев Василий Петрович, конструктор оружейник, создатель авиационной скорострельной пушки ГШ, пистолетов ГШ-18, П-96, автомата 9А-91 и др - СССР - Наука/изобретения - Статьи

Василий Петрович Грязев – выдающийся советский и российский конструктор автоматического и стрелкового оружия, ученый, долгие годы занимавший пост главного конструктора Тульского Конструкторского бюро приборостроения. Василий Грязев был доктором технических наук, Героем Социалистического Труда, членом Российской академии ракетно-артиллерийских наук и Российской инженерной академии. Является создателем отечественной унифицированной системы малокалиберного артиллерийского вооружения для всех видов ВС, а также разработчиком системы легкого стрелково-гранатометного оружия специального назначения.

Василий Петрович Грязев прожил достаточно долгую жизнь. Конструктор скончался 1 октября 2008 года на 81-м году жизни, оставив после себя завидное наследие. В качестве главного конструктора В. П. Грязев создал, сдал на вооружение и поставил в серийное производство порядка 40 образцов оружия и боеприпасов. Является автором 76 научных публикаций и 248 изобретений. Василий Петрович являлся почетным гражданином Тулы и Тульской области. По глубине понимания вопросов проектирования автоматического оружия, по размаху деятельности и разнообразию разработанных им схем ему не было равных среди современных конструкторов стрелково-пушечного вооружения.

Созданные Василием Грязевым вооружения повсеместно и широко использовались российскими вооруженными силами в ходе многочисленных военных конфликтов последних десятилетий (Афганистан, Чечня) и получили самую высокую оценку среди военных специалистов. На сегодняшний день любая малокалиберная автоматическая пушка на любом носителе (наземном, воздушном, морском) – это разработка ГУП «КБП» и личная заслуга Грязева, работавшего в тандеме с другим известным оружейником – Шипуновым. 


Будущий конструктор-оружейник Василий Петрович Грязев родился 4 марта 1928 года в городе Тула в простой семье рабочих. В 1945 году после войны он поступил на оружейно-пулеметный факультет механического института. Успешно закончив институт, в 1951 году молодой специалист был направлен в Подольский ЦНИИТМ. На тот момент институт стрелково-пушечного вооружения авиации был образован с привлечением по большей части молодых специалистов, поэтому возможности у начинающих инженеров-конструкторов для работы были абсолютно равными. 

Уже тогда с группой единомышленников он приступил к наработке научно-технического задела для создания современного поколения малокалиберных автоматических пушек. В ЦНИИТМ он проработал до 1966 года, с учетом преддипломной практики – 16 лет. За эти годы Грязев прошел путь от простого техника до главного конструктора ЦНИИ Точмаш. В 1966 году по личному приглашению А. Г. Шипунова конструктор вернулся в родную для него Тулу и приступил к работе в должности главного конструктора по стрелково-пушечному вооружению, являясь замначальником предприятия. Совместно с Шипуновым они разработали и внедрили в производство большое число выдающихся по своей конструкции образцов автоматического оружия, а их фамилии – Грязев и Шипунов стали неотъемлемы одна от другой. 

Доказательством его заслуг является тот факт, что самые авторитетные оружейники нашей страны и всего мира признавали, что среди конструкторов пушечного, гранатометного и стрелкового вооружения трудно найти специалистов, которые были бы равны В. П. Грязеву. Достаточно сказать, что Василий Грязев, как конструктор-оружейник, разработал целую систему образцов современного вооружений, в том числе спецвооружения для МВД и стрелково-пушечного вооружения для всех родов войск. Характерным признаком для его конструкторской деятельности была широта мысли применяемых решений, что позволяло ему разрабатывать различное оружие: от пистолетов до пушек для всех видов и родов войск. Творческий диапазон его мысли имел необычайную широту – среди его разработок и 9-мм пистолет ГШ-18 и 100-мм орудие 2А70, которое сегодня устанавливается на БМП-3. Как правило, созданные Грязевым образцы вооружения по своим характеристикам превосходили аналогичные зарубежные разработки. 

ГШ-6-23


Первым и ставшим одним из самых массовых и известных в наши дни образцов вооружения, который был принят на вооружение и выпускался серийно – стала легендарная 23-мм двуствольная автоматическая пушка Грязева-Шипунова – ГШ-23, обладавшая отличной скорострельностью. Пушка ГШ-23 была первой автоматической пушкой подобного класса, имеющей базовую двуствольную конструкцию, которая позволила довести скорострельность до 3200 выстр/мин при обеспечении требуемой живучести стволов и достаточно интенсивном отстреле большого количества боеприпасов. 

Со временем автоматической пушкой ГШ-23 была оснащена практически вся советская авиация – штурмовики, бомбардировщики, истребители, вертолеты и даже транспортная авиация. В составе многих летательных аппаратов разных классов она была принята на вооружение более чем в 40 странах мира! В будущем неоспоримые преимущества и эффективность используемой конструкции и базовых решений послужили заделом для разработки 30-мм скоростных пушек, получивших обозначение ГШ-30. Пушка ГШ-30 применяется на штурмовиках Су-25 и Су-39, а вариант ГШ-30К используется на ударном вертолете Ми-24П. Помимо этого она послужила прообразом для создания зенитного автомата – 2А38, который используется на известном во всем мире пушечно-ракетном комплексе ПВО – «Тунгуска». 

Все самые массовые в производстве образцы гранатометного (АГ-30 и ЛПО-97), артиллерийского (пушки 2А70, 2А72 и 2А42), стрелкового (пистолеты ГШ-18, П-96М, револьверы «Удар» и Р-92, пистолеты-пулеметы ПП-90М, ПП-90М1, ПП-93, ПП-2000, автомат 9А-91, а также снайперские винтовки ВСК-94 и ОСВ-96 и помповое ружье РМБ) созданные Василием Грязевым отличались высокой технологичностью конструкции. Образцы созданных им вооружений были настолько тщательно отработаны, что обладают полной взаимозаменяемостью деталей и целых узлов. Введение в конструкцию изделий штампосварных решений, а также применение в процессе производства литья, профильного листового проката и термопластика в роли заменителя металла позволило существенно упростить технологию производства, что самым положительным образом сказалось на конечной стоимости изделий. 

ПП-93


Помимо этого, его неиссякаемый талант проявился и при разработке гражданских образцов оружия. В частности Грязевым были спроектированы пользующиеся повышенным спросом на рынке помповые охотничьи ружья типа «Рысь» и достаточно легкие малогабаритные самозарядные карабины серии «Беркут». В 90-е годы прошлого века Василий Петрович Грязев достиг больших успехов в разработке целой линейки вооружений для спецподразделений и милиции. Также он приложил свою руку к созданию ракетно-пушечных зенитных комплексов ближнего радиуса действия: «Тунгуска» и «Панцирь-С1», которые активно поставляются за рубеж. А их боевые возможности были очень высоко оценены военными экспертами различных стран мира. Данные комплексы могут эффективно бороться с различными типами воздушных целей. 

26 февраля 2003 года согласно решению городской Думы города Тулы Василию Петровичу Грязеву за выдающиеся заслуги в области создания современной отечественной унифицированной системы малокалиберного автоматического артиллерийского вооружения и системы стрелкового и гранатометного оружия специального назначения было присвоено звание «Почетный гражданин города-героя Тула». Одновременно с этим ему было присвоено звание «Почетный гражданин Тульской области».

Василий Петрович Грязев скончался 1 октября 2008 года и был похоронен на аллее славы тульского городского кладбища с подобающими воинскими почестями. В родном для оружейника городе на доме, в котором он жил и на фасаде учебного корпуса университета были установлены мемориальные доски. Помимо этого имя выдающегося конструктора было увековечено на стеле конструкторам-оружейникам, которая установлена на территории знаменитого завода им. Дегтярева в Коврове. 

2А70 на БМП-3


За свою долгую жизнь он был награжден многими орденами и медалями. Вот лишь некоторые из них: орден Октябрьской Революции (1976 год), два ордена Ленина (1971 и 1984 год), российским орденом «За слуги перед Отечеством» 3-й (1997 год) и 2-й степени (март 2003 года). Василий Петрович Грязев был дважды лауреатом Государственной премии СССР (1968 и 1976 года) и России (1998 и 1999 годы), четырежды лауреатом премии С. И. Мосина (1966, 1975, 1981, 1986 годы), а также посмертно премии Правительства РФ (2008 год).

Стоит признать, что Василий Петрович Грязев был одним из выдающихся сынов России, которого наша страна навсегда запомнит, как гражданина, настоящего патриота, человека несгибаемой воли и поразительной работоспособности, целеустремленности, железной внутренней дисциплины и безграничной преданности делу защиты своего Отечества. Этому делу он посвятил всю свою сознательную жизнь.

Источники информации:
-http://www.arms-expo.ru/055057052124052052057050.html
-http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=10181
-http://pvo.guns.ru/people/gryazev.htm

slavnyeimena.ru

ПУШКА

Пушка — артиллерийское орудие, используемое для настильной стрельбы для поражения воздушных, наземных, надводных целей.

Для ствола пушки характерно понятие живучести ствола, обусловленное возможностью переносить определенное количество выстрелов без потери баллистических характеристик; требовательность к пушке выражается числом условных выстрелов, при произведении которых износостойкость ствола не исчерпывается.

Казенник пушки представляет собой заднюю, или казенную, часть ствола, с наличием затвора пушки. Функция казенника — соединение ствола с противооткатными устройствами, для равновесия качающейся части пушки.

В современных пушках используется автомат заряжания пушки (АЗП), созданный для соединения разнообразных механизмов, применяемых для автоматического заряжания пушки. АЗП обладает следующими свойствами: высококачественная техническая скорострельность при стрельбе, производимой в разнообразных условиях боя; разнообразие видов снарядов, используемых для определения боевой задачи; четкая учетная возможность количества артиллерийских выстрелов в автоматизированной боеукладке.

Гладкоствольная пушка. Пушка с ненарезным стволом, что говорит о том, что канал ствола такой пушки не обладает нарезами и является трубой с гладкой внутренней поверхностью. Основным достоинством такой пушки является относительная простота эксплуатации устройства, повышение эффективности действия кумулятивных боеприпасов, при стрельбе высокоскоростными снарядами производится минимальный износ канала. Для обеспечения стабилизации снарядов в полете используется хвостовое оперение снаряда.

Нарезная пушка. Пушка с нарезным стволом, т. е. канал ствола снабжен нарезами — винтовыми канавками, которые сообщают снаряду вращательное движение. Вращательные движения придают устойчивость снаряду для прохождения заданной траектории, увеличивают дальность траектории, кучность стрельбы. Правая нарезка ствола, производимая слева вверх направо, принята для производства во многих странах мира.

Автоматическая пушка. Калибр таких орудий варьируется от 20 мм и более, применяются для поражения воздушных целей, а также для вооружения танков и самолетов.

Зенитная пушка используется для поражения воздушных, наземных, подводных целей, подразделяется на малокалиберные зенитные пушки — калибр 20—60 мм, среднекалиберные — 60— 100 мм, крупнокалиберные — калибр свыше 100 мм.

Конструкция орудия может быть автоматического или полуавтоматического типа.
Зенитный артиллерийский комплекс — это совокупность зенитных пушек и разнообразных технических средств, обладающих способностью уничтожения воздушных целей артиллерийским огнем.

Динамореактивные пушки разрабатывались на смену пулеметам, которые уже не справлялись с задачей поражения новой развивающейся авиации. Динамореактивные пушки конструировались как пушки, обладающие малой силой отдачи. При разработке этого вида пушек, создававшихся для эффективного поражения авиации, не удалось избавиться от их громоздкости и большой массы самого орудия, поэтому в 1935 г. этот проект был закрыт.

Скорострельные авиационные пушки. Пушки, применяемые для результативного поражения авиации, этот вид пушек в деле продемонстрировал очень хорошие показатели.

НС-23 — создана для замены ВЯ, разработка велась относительно уменьшенной скорости снаряда, что привело к уменьшению размеров и массы самого пулемета. На истребителях устанавливалась синхронная модификация, на бомбардировщиках — турельная.

НС-37 — авиационная пушка Нудельмана и Суранова 37-мм калибра, разработанная в 1941 г. конструкторским бюро в составе А. Нудельмана, А. Суранова, Г. Жирных, В. Неменова, С. Лунина, М. Бундина.

Орудие производило поражающие выстрелы по наземным и воздушным 40-мм бронированным целям бронебойными и осколочными снарядами. Создана на принципе отдачи ствола. Вес орудия 150 кг, вес применяемого снаряда — 725 кг, скорострельность — 250 выстрелов в минуту. Поставлена на вооружение весной 1942 г., НС-37 устанавливалась на истребители Як-9Т, на штурмовики Ил-2.

НС-45 — аналог НС-37, с замененным стволом, устанавливались на истребителях Як-9К.

Б-20 — авиационная пушка М. Е. Березина, поставленная на смену ШВАК, в связи с удобной конструкцией и уменьшенным почти в два раза весом орудия, в 1945 г. создано три модификации, поставленных на вооружение, — синхронная, турельная, крыльевая.
Пушка создана на принципе применения пороховых газов, которые отводятся из ствола. Использовалась в конце Великой Отечественной войны, затем устанавливатась на больших бомбардировщиках, использующихся в качестве оборонительного вооружения.

Н-37 — разработка 1946 г. конструкторами А. Сурановым, В. Неменовым, Л. Рихтером, П. Грибковым, сменившая НС-37. После 1945 г. конструкторам удалось разработать наиболее совершенные авиационные пушки, отличающиеся меньшим размером и массой по сравнению с предыдущими вариантами, пониженной отдачей и повышенной скорострельностью. Представляет собой облегченный вариант массой примерно в 100 кг, размеры пушки также были уменьшены. Начальная скорость снаряда — 690 м/с, скорострельность — 400 выстрелов в минуту. Устанавливалась на родоначальниках советских реактивных истребителей МиГ-9, МиГ-15.

НР-23 — пушка Нудельмана и Рихтера, разрабатывалась в качестве переходного варианта с 20-мм калибра на 23-мм калибр оборонительной системы тяжелого бомбардировщика, с применением снаряда НС-23. Впервые вводится новая разработка, называемая «ускорители наката», способствующая значительному увеличению скорострельности, которая с 550 выстрелов в минуту достигает 850 выстрелов в минуту. Устанавливались на бомбардировщики и истребители ВВС.

НР-30 — создана на конструктивной основе НР-23, включала ряд нововведений, позволивших скорострельность довести до 900 выстрелов в минуту, на-чатьную скорость пули до 780 м/с, при снаряде массой в 410 г. использовалась как главное орудие истребителей с середины XX в.

АМ-23 — авиационная пушка Афанасьева и Макарова, конструктивная схема пушки основана на принципе применения энергии порохового газа, отводимого от ствола.

В конструкцию введен рычажный досылатель, производящий выталкивание патрона из звена ленты в патронник ствола; газовый буфер, функционирующий благодаря отводимым из ствола пороховым газам. АМ-23 использовалась в качестве оборонительного вооружения бомбардировщиков.

Чугунное и бронзовое литье промышленного производства, увеличение ремесленных возможностей стали толчком к развитию производства ствола пушки. Отмечено создание первой бронзовой пушки в 1327 г. в Аугсбурге. Создание первой чугунной пушки относят к 1471 г., и изготовлена она в Силезии. В XV в. из чугуна также стали производить снаряды, используемые в пушке. Во времена правления Иоанна III на Руси получило широкое развитие литье стволов орудий, для этого привозились искусные иностранные оружейные мастера.

Наибольшую известность приобрел оружейный мастер Муроль, получивший прозвище Аристотель Фиораванти и воспитавший большое количество учеников, ставших хорошими оружейниками. Многие мастеровые на стволах писали свои имена. В Историческом артиллерийском музее находится на хранении орудие 1458 г., в конструкции ствола которого не предусмотрено цапф, торели, дельфинов. Заряжание происходило с дула.

Чугунные ядра практически полностью заменили каменные ядра, применявшиеся исключительно в бомбардах и мортирах. В связи с повышенным в 2,5 раза удельным весом чугуна диаметр чугунных снарядов примерно в полтора раза меньше каменных снарядов такой же массы. Калибр орудий удалось существенно уменьшить, а длину ствола увеличить.

В XV в. самыми лучшими оружейниками пушек и канонирами являлись французы. Основоположниками стали братья Бюро в 1440 г., благодаря качественному превосходству французских артиллерийских мастеров французской армии удалось победить в Столетней войне. Пушки братьев Бюро поражали сооружения, практически сравнивая их с землей.

Во время боевых действий начала XV в. широко использовалось осадное положение, растягивавшееся на длительный срок, например в 1418 г. Руан был осажден пять месяцев, Шербур в 1419 г. подвергся осаде в течение полу-года. С введением пушек французы намного сократили время осадного положения. Замки Средневековья не были приспособлены для установления оборонительных артиллерийских орудий для увеличения обороноспособности замка.

Калибр орудий удалось существенно уменьшить, а длину ствола увеличить. Мастера занимались разработкой увеличения начальной скорости, которая не достигалась при наличии в орудии особых зарядных камор, исключенных со временем из его конструкции, что привело к изготовлению бескаморных пушек. Стволы пушки отливались с готовыми каналами, затем было введено увеличение размера каналов при помощи их рассверливания, также этот способ позволял убрать огрехи производства, возникшие в результате отливки.

Пушки изготавливались главным образом оружейными мастерами по своим секретным методам, державшимся в тайне и передававшимся от отца к сыну. Поэтому каждое орудие представляло собой индивидуальный вариант, исключительный ствол, калибр, для каждой пушки производились снаряды, подходившие только к ней. Основной задачей для развития пушечного производства являлась систематизация опыта и методов изготовления, которые для нужд армии необходимо было перевести в заводское производство.

В середине XVIII в. во Франции производится реорганизация артиллерийского вооружения, создаются облегченные варианты пушек со стволами 18-мм калибра, масса которых соответствовала 4, 8, 12 фн., что в 150 раз выше веса применяемого снаряда.

Полевые орудия оснащались железными осями, стволы обеспечивались мушками, реконструировались устройства наводки, и для создания вертикальной наводки внедрялись металлические вертикальные винты. В осадных пушках производится смещение цапф, теперь они находятся чуть выше канала ствола. При боевых действиях появилась возможность у артиллеристов, производящих выстрелы непосредственно из орудия, вести огонь из укрытия — бруствера.

Пушка скорострельная 2,5-дм калибра с наличием противооткатного устройства разработана в 1827—1877 гг. русским офицером-артиллеристом В. С. Барановским.
Ускоренное заряжание производилось унитарным патроном, представляющим единое целое из снаряда и гильзы и быстродействующего поршневого затвора.

Скорострельная пушка калибра 76,2 мм создана немецким конструктором Энгельгардтом, масса орудия определялась в 1677 кг, оснащалась противооткатными устройствами и сошником. Скорострельность этого орудия составляла 15—20 выстрелов в минуту.

Для стрельбы использовались: стальная шрапнель, состоящая из 300 пуль, которая создавалась из твердого прессованного свинца, каждая пуля массой в 11 г; фугасные и бризантные гранаты. К пушкам прилагался возимый боекомплект в 140 снарядов.
13-фн. пушка 76,2-мм калибра создавала скорострельность 5 выстрелов в минуту, масса орудия с боеприпасами — 1800 кг. В 1897 г. в немецкой армии поставлены на вооружение пушки 77-мм калибра, с наличием клинового затвора, оснащены раздельным заряжанием, масса орудия с передком примерно 1700 кг; в пушке использовались шрапнель, включающая 300 пуль, и гранаты. Полный боекомплект составлял 168 снарядов.

Во Франции на вооружении состояла 75-мм пушка образца 1897 г., отличающаяся скорострельностью в 16 выстрелов в минуту, дальность стрельбы достигала 8500 м, полный боекомплект — 312 снарядов, масса всей системы, с наличием трех орудийных номеров и 26 снарядов, превосходила 2000 кг.

В 1902 г. Н. А. Заблудский, опираясь на разработки В. С. Барановского, сконструировал 76-мм полевое орудие, которое получило название «трехдюймовки». Скорострельность составляла 12 выстрелов в минуту, дальность стрельбы — 6400 м, использовались такие снаряды, как гранаты и шрапнель унитарного заряжания, масса шрапнели 6,5 кг, включая 260 пуль. Головная часть снаряда оснащалась трубкой двойного действия — ударного и дистанционного, которую необходимо было вкручивать в головную часть. Общий боекомплект определялся в 502 снаряда, 128 из которых являлись перевозимым боекомплектом.

Характеристики. Самые большие медные пушки, длина которых достигала 8 футов, применяли ядра размером с человеческую голову, масса орудия примерно 150 пудов, для перемещения пушки необходимо было задействовать 35 лошадей. К концу XVII в. дальность действия пушки малого калибра — 600 м, большого калибра — 1000 м.

Широкое использование получили в полевых боевых действиях. Войсковая артиллерия обеспечивалась фальконетами (пушками небольшого калибра, составляющего 2—8 фн.).

Для перевозки пушек использовали трикабели, представлявшие собой двухколесные повозки, снабженные подъемным устройством и механизмами для подвешивания орудийных стволов и облегчения закладывания их на лафеты.

Считается, что один из первых оружейных заводов в Европе располагался на Руси и являлся пушечным двором московского князя Иоанна III. Пушечный двор, построенный в 1480 г., представлял собой крепость на берегу реки Неглинки.

На дворе оружейные мастера создавали пушки под неусыпным наблюдением великокняжеских дьяков, затем наблюдение проводилось чиновниками, называемыми царскими дьяками. Пушки, произведенные на пушечном дворе, использовались в военных действиях против ливонских рыцарей и польских панов. 14 июля 1500 г. в битве на реке Ведроше удалось одержать победу благодаря пушкам.


enciklopediya-tehniki.ru

Про бред, российские вещества и хомячков. Разрушение легенд.

Прочитал я тут некую байку...
вот она:

Этот прикол произошел во время холодной войны на границе ФРГ и восточной Германии. Светлые головы конструкторов из ФРГ нашли очень оригинальный способ тестировать свои танки в «реальных» условиях – автономно управляемую машину подсовывали под наши пушки, причем специально, сильно нервируя наших погранцов.

Наши в свою очередь тоже не плошали – новые снаряды разрабатывались достаточно регулярно. А подбитый танк ФРГ-шники за привязанный к нему трос затаскивали обратно и изучали повреждения, стараясь максимально улучшить его «непробиваемость». Время шло, прогресс тоже. В один прекрасный день, очередной подарок соседей получил новым, супер крутым снарядом прямо по кумполу но, танк не умер, как это было до этого, а выжил и с успехом был отведен на родину.

Естественно, что нашему командованию такая ситуация очень не понравилась. Пригласили несколько именитых инженеров и поставили им задачу – придумать что-то, способное такой аппарат утихомирить. Инженера же, были люди смекалистые и многоопытные. Решение нашлось очень простое: - «Товарищи, а не шмалянуть ли нам по этой заразе из ПВО-шной пушки старого образца? ». Сказано – сделано! Притащили старую ПВО пушку, предназначенную для убивания стальной болванкой вражеской авиации на высотах до десяти километров (такие пушки ещё до ракет применяли)…

Пушка была страшна! Длинна ствола 10 метров специально разработанная кинетическая болванка. Её без особых изменений установили на бетонный постамент, только ствол развернули ни вверх, а как положено. И так, пришел час «Че». Очередной ФРГ-шный танк нагло вылез, куда ему ни следовало, наши расчехлили новую игрушку и шмалянули. ТАКОГО эффекта не ожидал ни один академик!

Танк не подбили в прямом смысле этого слова. Выглядело это так, словно шестидесятитонный танк «сдуло» со своего места.    Тяжелый танк, от попадания кинетический болванки развалился на отдельные фрагменты, которые, подчиняясь естественным законам, улетели на «родину» своим ходом без всякой буксировки…

С тех самых пор НАТОвцы от своей любимой привычки проводить испытания новой техники на советский границе отказались.


Кто понимает - полный бред. Причем идиотический. Ведь самая мощная пушка была КС-30 130мм и длина ствола была не 10 метров. Да и бетонное основание не нужно было. И остальной бред про "кинетические" болванки доставлял особенно хорошо. Ладно. Но, чегой-то я засомневался, что это выдумка интернетхомячков и стал искать правду. В основном - постоянно натыкался на эту же историю. Но вот повезло и нашел в сети мемуары. Как ни странно это было! Причем били именно из КС-30!
Итак, текст оригинала: (© Copyright Чекмарев Владимир Альбертович ([email protected]))

Тут была круглая годовщина нашего Танкового училища и на банкете, как и на любом офицерском застолье пришло время баек. Ребята служили практически во всех группах войск и округах и сами понимаете, везде был свой сложившийся фольклор и камрад из ГСВГ рассказал нам таку-у-у-ую байку ...  Хотя ржали мы буквально до слез, но было все равно приятно за Державу. А байка была вот такая...

Было начало шестидесятых и еще не вся граница между ГДР и ФРГ была ощетинена сплошной линией укреплений и ловушек и было одно хитрое место, где ГДРовская территория, небольшитм язычком, буквально 500 х 200 метров вдавалась на Бундес-территорию. То ли что то напутали в 1945 наши и американские топографы, то ли рельеф местности был веселые, но оно было и через этот язык проходила из ФРГ в ФРГ дорога, которой по старому договору можно было пользоваться гражданскому транспорту.
  А в эти же времена НАТО решило создать общий основной танк, который бы превосходил наши Пятьдесятчетверки, которых было уже навалом и которых НАТОвцы побаивались не меньше чем тяжелых монстров Т-10. И в танковых КБ  Франции, Германия и Италии закипела работа над основным танком МВТ-70, но немцы естественно со своим вариантом модели подсуетились быстрее всех. И вот, как то на рассвете, неизвестный танк на полной скорости пересек по ой самой дороге, двести метров  исконно ГДРовской земли. Через несколько дней еще раз и пошло.
Командующим ГСВГ был тогда маршал Конев, а  Иван Степанович был крут во всех смыслах и не мудрствуя лукаво приказал, поставить напротив этого географического безобразия пару противотанковых пушек Д-48 и теперь когда бундес-панцер начинал свои маневры, по нему радостно долбили наши. Наши пушки естественно были прикрыты с фланга и тыла и немцы знали, что ежели что, так сразу и поэтому по негласно установленной традиции, одинокому танку едущему по дороге, угрожала только пара стволов ПТО.  Сначала, наши пушки дырявили бундеса как хотели, но потом видимо немцы сделали выводы и усилили броню и наши снаряды стали поражать только ходовую. И тогда маршал вспомнил, о экспериментальной тяжелой батарее ПВО из 130-мм зенитных пушек КС-30, железная дорога проходила в полукилометре от этих мест, добавить подъездные отводки было делом одной ночи для доблестных железнодорожных войск, короче две таких дуры выкатили на прямую наводку, все расчеты, благодаря опыту ПТОшников были сделаны заранее и когда будущее броневой грозы НАТО появилось на дороге, то с нашей стороны бабахнуло. И бабахнуло так, что танк просто разлетелся вдребезги. Больше таких экспериментов западные немцы не проводили.

Казалось бы, расскажи ЭТУ байку - и будет гордость за Державу, все правдиво, никакого уничижающего страну бреда. Ан нет! Хомячок обязательно в меру своего идиотизма придумает "подробности", которые низведут до пошлого анекдота подлинную историю страны.
Пушка КС-30


Танк MBT-70

Д-48

Т-10

oswstudio.livejournal.com

Пушечных дел мастер | Warspot.ru

Чтобы охарактеризовать значение конструкторской работы Грабина для СССР времён войны, необходимо отметить, что орудия (включая танковые), сделанные по проектам его КБ, по численности превышали все остальные орудия, использовавшиеся в стране (включая пушки, произведённые по проектам других советских конструкторов, полученные по ленд-лизу или же сохранившиеся с дореволюционных времён)

Работать главным конструктором советского конструкторского бюро (далее – КБ) военной направленности в 1930–40-е годы было занятием очень почётным и в то же время весьма рискованным. Слишком высока была цена ошибки, допущенной в работе, или же неосторожно сказанного слова. Многие главные конструкторы сложили свои головы в кровавой мясорубке, развернувшейся в стране в этот период. Другие же потеряли свободу и, в лучшем случае, продолжали творить в лагерных «шарашках», а в худшем – томились в лагерях.

Но были и конструкторы, которые, ратуя за обороноспособность страны, не боялись рисковать и смело высказывать своё мнение, даже если оно шло вразрез с мнением руководства, отстаивать его и доказывать свою правоту не только словами, но и делом. Именно о таком конструкторе и пойдёт дальше речь.

Из «иногородних» в конструкторы

Василий Гаврилович Грабин родился в 1900 году в семье отставного фейервекера (высший унтер-офицерский артиллерийский чин в Русской императорской армии), который с трудом мог прокормить своих одиннадцать детей. Семья жила в области Кубанского казачьего войска, но Грабины происходили не из казаков, а были «иногородними». В казачьих областях это автоматически означало второсортность. На практике такое положение выражалось в том, что у «иногородних» не было своей земли, при поиске работы у них возникали дополнительные осложнения. Дети «иногородних» не могли ходить в те же школы, где учились дети казаков, и если казачьи дети учились пять лет, то дети «иногородних» – 3 года. «Иногородних» не пускали на гуляния казачьей молодежи, казаки не роднились с ними, и т. д. Однако революция 1917 года и последующая Гражданская война круто изменили ситуацию. Ранее бывший простым рабочим, в июне 1920 года Грабин становится курсантом объединённых командных курсов в Екатеринодаре.

Василий Грабин в пятнадцатилетнем возрасте
Источник – litmir.net

В числе лучших курсантов его переводят в Петроградскую командирскую школу полевой тяжёлой артиллерии. Здесь Грабин приобретает первый боевой опыт, в марте 1921 года участвуя в подавлении Кронштадтского восстания. В частности, 152-мм гаубичная батарея, в которой он служил, обстреливала мятежный форт «Тотлебен». Вскоре после этих событий Грабина переводят в Коломенское (бывшее Михайловское) артиллерийское училище, которое он и заканчивает в 1923 году.

Василий Грабин (слева) – курсант Петроградских артиллерийских курсов, 1921 год
Источник – kau.su

После окончания учёбы с сентября 1923 года Грабин служит в Красной армии, но в августе 1926 года его зачисляют в Военно-техническую академию РККА имени Дзержинского. Грабину повезло, поскольку в академии в то время преподавали корифеи российской артиллерии: создатель первого серийного российского зенитного орудия Ф. Ф. Лендер, создатель взрывателей и ручных гранат В. И. Рдултовский, конструктор лафетов и станков для пушек Р. А. Дурляхов, автор научной работы «Теория стрельбы» П. А. Гельвих и другие. При разработке 152-мм мортиры (своей дипломной работы) Грабин размещает тормоз отката орудия под стволом, а накатник – над стволом. Это стало новшеством, которое Грабин в дальнейшем использует при создании множества новых артсистем.

Преподаватель Военно-технической академии РККА
П. А. Гельвих
Источник – kau.su

Получивших разностороннюю конструкторскую и теоретическую подготовку выпускников академии распределили между различными военными и гражданскими организациями. Грабин попал в число так называемых «тысячников» – тысячу выпускников военных академий, которых направили в гражданские КБ, разрабатывавшие различные вооружения.

В 1930 году молодого конструктора распределили на завод «Красный Путиловец». В этом Грабину также очень повезло – он получил возможность лично познакомиться с людьми, которые во время Первой мировой войны обеспечивали Россию первоклассными орудиями. Путиловский завод отличался высокой культурой производства и давними заводскими традициями. Так, на этом заводе Грабин воочию увидел мастера, способного при нарезке ствола снимать металлическую стружку, толщина которой измерялась микронами. Здесь он получил первый конструкторский опыт, участвуя в модернизации зенитного орудия своего учителя, конструктора Ф. Ф. Лендера, к тому времени уже ушедшего из жизни.

76-мм зенитная пушка образца 1914/15 годов
Источник – rusempire.ru

Постигая немецкую науку

В 1931 году Грабина переводят в весьма интересную проектную организацию. Дело в том, что для ускорения развития своей промышленности Советский Союз всеми способами привлекал иностранный опыт: закупались иностранные станки, технологии, заключались контракты с зарубежными специалистами. КБ-2 Всесоюзного орудийно-арсенального объединения «Наркомтяжпром» было совместным советско-немецким проектом, где, по замыслу руководства, немецкие конструкторы должны были передавать советским коллегам свой опыт. Здесь впервые проявился несгибаемый характер Грабина. Дело в том, что немецкие конструкторы к коллегам-«аборигенам» относились свысока. Молодых советских конструкторов они не допускали к ответственной и творческой работе, фактически используя их в качестве простых чертёжников или копировальщиков. Немцы объясняли такое положение вещей тем, что будущий конструктор должен вычертить от трёх до пяти тысяч деталей, прежде чем его можно будет допустить к проектированию мелких узлов. При такой программе обучения заказчик получил бы подготовленных конструкторов не ранее чем через 6–10 лет. Такое положение вещей не устраивало молодых советских конструкторов.

Грабин поставил вопрос ребром, заявив, что он и его коллеги должны заниматься делом, чтобы набраться опыта. Глава немецкой команды в КБ-2 Фохт был с этим не согласен и совершил демарш, уехав в Германию. Грабина хотели незаметно перевести на другое место работы, но в поисках правды он добрался до заместителя начальника вооружений РККА комкора Н. А. Ефимова, который в приказном порядке обязал КБ-2 сменить стиль работы. Вскоре от услуг немецких конструкторов отказались полностью, но сотрудничество с ними оказалось полезным – советские конструкторы смогли познакомиться с высокой культурой рабочих чертежей и внедрить её в отечественных КБ.

КБ Всесоюзного орудийно-арсенального объединения, в которое было переформировано КБ-2 после слияния с КБ-1, в 1933 стало главным КБ-38 (далее ГКБ-38) Наркомата тяжёлой промышленности. Но и оно долго не просуществовало.

122-мм гаубица, разработанная в КБ-2 совместно с немецкими конструкторами
и принятая на вооружение в 1934 году
Источник – coollib.com

В первой половине 1930-х годов часть командования Красной армии во главе с маршалом М. Н. Тухачевским «заболела» идеей динамо-реактивной артиллерии, предшественника современных противотанковых гранатомётов. Решив, что за этим видом вооружений будущее, а классическая артиллерия безнадёжно устарела, многие КБ, работавшие над созданием артсистем, ликвидировали. В конце 1933 года в их число попало и ГКБ-38.

В город Горький за «сладкой» жизнью

Инициативная группа бюро во главе с Грабиным решила продолжать начатые работы в городе Горьком, на заводе №92 (сейчас – Нижегородский машиностроительный завод). Работы велись над проектами универсальной пушки А-52 и полууниверсальной пушки А-51 (Ф-20).

Полууниверсальная пушка А-51 (Ф-20), разработанная в ГКБ-38 и доработанная в КБ завода №92
Источник – alternathistory.org.ua

Второй идеей-фикс советского командования во главе всё с тем же маршалом Тухачевским была универсальная дивизионная пушка. В конце 1920-х годов в различных американских журналах были опубликованы статьи, утверждавшие, что в США разрабатывается линейка артсистем, способных вести как огонь прямой наводкой или с закрытых позиций, так и зенитный огонь. Несмотря на то что информацией о принятии на вооружение подобных артсистем советское командование не располагало, целый ряд КБ получил заказ на разработку такого орудия.

Благодаря хлопотам Грабина помимо универсальной и полууниверсальной пушек его КБ в инициативном порядке разрешили сконструировать дивизионную пушку, способную вести огонь на углах до +75°, что приближало её по свойствам к двум первым, но при этом делало орудие значительно более лёгким и дешёвым. Поясним, что обычно угол наведения дивизионных пушек не делали выше +45°, а значит и нагрузки на конструкцию пушки были меньше.

При выборе индекса для наименования будущих орудий молодые конструкторы предложили Грабину присваивать им индекс «Г», по первой букве его фамилии. Грабин от этого отказался, поэтому конструкторы КБ вычеркнули из алфавита все первые буквы своих фамилий и из оставшихся выбрали букву «Ф».

Грабин в кругу семьи в период работы на заводе №92
Источник – kommersant.ru

В результате проведённого 14 июня 1935 года для высшего руководства страны масштабного показа последних артиллерийских разработок, в котором участвовали и три орудия КБ завода №92, Сталину понравилась дивизионная пушка горьковчан. 11 мая 1936 года она была принята на вооружение в качестве основной дивизионной пушки Красной армии под индексом Ф-22.

76-мм дивизионная пушка Ф-22 образца 1936 года, разработанная в КБ завода №92
Источник – rvsn.ruzhany.info

Но КБ не останавливалось на достигнутом. Оно тут же начало совершенствовать своё детище, повышая его надёжность и делая его более экономным. Так на свет появилось второе серийное орудие КБ – Ф-22 УСВ (усовершенствованное). Впервые на пушку установили стандартные автомобильные колёса от грузовика ЗИС-5. Кроме того, была повышена надёжность экстракции гильз даже в случае их деформации в казённике. При этом в новой пушке использовалось ровно 50% деталей предыдущей модели – Ф-22. В дальнейшем для ускорения проектирования и налаживания поточного производства новых пушек КБ Грабина старалось максимально использовать удачные наработки предыдущих проектов.

В июле 1939 года пушка Ф-22 была снята с производства, и её заменила Ф-22 (УСВ). Однако в начале 1941 года производство пушки было остановлено. Такое решение Наркомата обороны было вызвано, во-первых, выполнением мобилизационного плана по дивизионным орудиям (мобилизационный резерв на 1 июня 1941 года составлял 5730 пушек, в наличии же было 8513 пушек), кроме того, на различных КБ начались работы по проектированию 107-мм дивизионного орудия, которым в перспективе планировали заменить 76-мм пушку. Уже в недалёком будущем начало войны покажет всю ошибочность этого решения.

76-мм дивизионная пушка Ф-22 (УСВ) образца 1939 года КБ завода №92
Источник – ruzhany.info

Параллельно с Ф-22 (УСВ) создавались другие модернизированные варианты Ф-22 – антикоррозийная пушка Ф-35 для вооружения подводных лодок и её палубный 76/51-мм вариант Ф-36 для вооружения гражданских судов, мобилизованных во время войны. Разработка обеих пушек была завершена в 1940 году, и они были рекомендованы комиссиями к запуску в производство. Однако на вооружение их так и не приняли, так как заказчики от флота отказались от этих орудий, несмотря на успешное выполнение задачи, поставленной ими конструкторам. Единственный экземпляр Ф-35 так и остался на подводной лодке «Щ-204», на которой он испытывался. Не пошла в серию и гаубица Ф-25, также разработанная КБ Грабина.

76-мм универсальная (опытная) артиллерийская установка с подводной лодки «Щ-204», погибшей
в ноябре 1941 года. Вес – 791 кг
Источник – ic.pics.livejournal.com

С подачи Грабина завод №92 стал первым предприятием, отказавшимся от временной технологии производства. Военные заказчики обычно торопили заводы в производстве орудий после их приёмки на вооружение. Вместо того чтобы позволить заводам потратить несколько месяцев на создание необходимой оснастки и отработку валовой технологии, их заставляли сразу начинать делать пушки по временной технологии, что приводило к полукустарному производству с огромным процентом брака и нестабильным качеством готовых изделий. Грабин отказался заниматься такой авральщиной, сознательно пойдя на конфликт с военными при внедрении на заводе №92 валового производства гаубиц М-30. В результате этого время, потерянное на создание оснастки, отладку технологии и усовершенствование конструкции гаубицы, завод с лихвой наверстал за последующие месяцы валового производства. Необходимо отметить, что в те времена завод №92 находился на хозрасчёте, поэтому благосостояние его работников во многом зависело от расторопности администрации и конструкторов. Благодаря новаторству Грабина работники завода №92 постоянно получали премии, в том числе и за рационализаторские предложения по снижению себестоимости продукции, а также оптимизации использования оборудования и рабочего времени.

122-мм гаубица образца 1938 года (М-30), доработанная в КБ завода №92 и производившаяся
на этом же заводе по собственной технологии
Источник – fr.academic.ru

Кроме всего прочего, на заводе №92 ввели новшество, позволившее ускорить процесс приёмки орудий государственными комиссиями. Программу заводских испытаний новых прототипов по стрельбе и возке сделали такой же объёмной, как и полигонные испытания. Это позволяло заводчанам с полной уверенностью отправлять свои «детища» на любые испытания и гарантировать их качество.

Новый производитель танковых пушек

Летом 1937 года на отдыхе Грабин знакомится с сотрудником Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (далее – ГАУ) Р. Е. Соркиным. Тот считал, что пушки, в то время стоявшие на вооружении советских танков, обладали недостаточной мощностью. Наслышанный о передовых методах работы нового КБ, он предложил Грабину «выбить» для него госзаказ на разработку танковой пушки на базе Ф-22. Грабин согласился.

Рувим Евелевич Соркин
Источник – starodub-sv.ru

Исходя из собственного взгляда на тенденции развития мирового танкостроения, конструкторы решили не только создавать 76-мм танковые орудия, но и в инициативном порядке разработать 85-мм танковое орудие.

Первая 76-мм танковая пушка получила индекс Ф-32. Главное автобронетанковое управление (далее – ГАБТУ) не разделяло мнения конструкторов о необходимости вооружения танков такими мощными орудиями, поэтому разработчикам с трудом удалось получить в своё распоряжение лишь лёгкий танк БТ-7, вооружённый 45-мм орудием. Конструкторы решили, что если их пушка вместится в маленькую башню лёгкого танка, то в средний танк она встанет и подавно.

Испытания пушки Ф-32 в танке БТ-7 при курсовом угле 90° и угле возвышения 27°. Весна 1939 года
Источник – historica.ru

Для новой пушки был создан совершенно новый затвор, более простой в обращении и изготовлении – впоследствии унифицированная конструкция этого затвора была применена во всех других разработках танковых пушек КБ Грабина. Длину отката пушки уменьшили до 30 см, а в производстве орудийного ствола решили использовать высоколегированные стали для уменьшения его веса и габаритов.

Теперь возникла необходимость убедить руководство ГАБТУ в замене 76-мм танковой пушки Л-11 образца 1938 года конструкции И. А. Маханова (тогдашнего главного конструктора Кировского завода) на пушку их конструкции. При испытаниях, инициированных Грабиным и проведённых в мае 1939 года, у Л-11 был обнаружен дефект, присущий всем орудиям конструкции Маханова последних серий. Грабин знал об этом, так как по поручению начальника ГАУ маршала Кулика уже дорабатывал казематное 76-мм орудие Маханова Л-17 сходной с Л-11 конструкции. Очевидно, именно поэтому Грабин и инициировал эти испытания. Пушка Л-11 была снята с производства, а всё руководство КБ Маханова в июне 1939 года было арестовано и расстреляно за вредительство. Однако в 1940 году, когда началось серийное производство танков КВ-1, на них устанавливали и грабинскую пушку Ф-32, и доработанную махановскую Л-11. Так как последних было произведено много и было известно, каким образом их нужно дорабатывать, от уже изготовленных орудий решили не отказываться. К началу войны из 386 танков КВ-1, стоявших на вооружении Красной армии, 148 машин были вооружены пушкой Л-11 и 238 – Ф-32.

Казематное орудие Л-17 образца 1940 года конструктора Маханова, доработанное Грабиным
Источник – slovnik.com

В 1938 году, когда работа над Ф-32 была в разгаре, ГАБТУ сформулировало новые тактико-технические требования для пушки, которая должна была поступить на вооружение средних и тяжёлых танков, находящихся в разработке. В частности, в требованиях указывалась баллистика для пушки длиной в 40 калибров, то есть более настильная, чем у разрабатываемой Ф-32. Это объяснялось противотанковой специализацией новой пушки. КБ Грабина приступило к разработке, присвоив новой пушке индекс Ф-34. Рабочие чертежи на Ф-34 были закончены к 15 марта 1939 года. Первоначально Ф-34 испытывалась на танке Т-28, для которого и предназначалась, а в ноябре 1940 года прошли её испытания на новом танке Т-34. В результате пушка начала устанавливаться на Т-34, но на вооружение принята не была. Сложилась парадоксальная ситуация – в начале войны пушка стояла на танках Т-34, хорошо зарекомендовала себя в боях, а принятой на вооружение не числилась. Ситуация «всплыла» на одном из профильных совещаний у Сталина. Тот отдал распоряжение провести положенные испытания постфактум и принять орудие на вооружение, что и было немедленно выполнено. Всего за период с 1940 по 1944 год было изготовлено 38 580 орудий Ф-34 – это была самая массовая танковая пушка Второй мировой войны.

Производство танков Т-34-76. На переднем плане – 76,2-мм пушки Ф-34 образца 1940 года.
Цех Челябинского Кировского завода, 1943 год
Источник – waralbum.ru

Практически параллельно с конструированием пушки Ф-34 КБ начинает создавать 85-мм, 107-мм и 122-мм танковые пушки, используя в них наработки из созданных ранее полевых орудий. Расходы на инициативные научные изыскания завода покрывал главный бухгалтер завода №92 В. И. Бухвалов, относивший «неразрешённые» расходы на себестоимость «разрешённых» проектов.

Экспериментальный тяжёлый танк КВ-3, вооружённый танковой 107-мм пушкой ЗИС-6 КБ завода №92.
Ни танк, ни пушка в серию не пошли
Источник – gamer.ru

85-мм пушка Ф-30 испытывалась на танке Т-28 по причине того, что КВ-1 заводу так и не дали. В декабре 1940 года Кировский завод выпустил опытный танк КВ-220, вооружённый этой пушкой, но ни танк, ни пушка в серию не пошли.

Экспериментальный тяжёлый танк КВ-220, вооружённый танковой 85-мм пушкой Ф-30 КБ завода №92
Источник – dev.theaces.ru

Для установки в танк КВ-1 пушка Ф-34 была переработана, в результате чего появилась пушка Ф-27, позже получившая индекс ЗИС-5. Завод №92 стал называться заводом им. Сталина, поэтому индекс сменился с «Ф» на «ЗИС». В декабре 1941 года КБ провело работы по установке пушки ЗИС-5 в получаемые по ленд-лизу английские танки «Матильда», 40-мм орудия которых не устраивали командование РККА. Новая пушка получила индекс ЗИС-96.

Экипаж на броне советского тяжёлого танка КВ-1 с литой башней и орудием ЗИС-5
Источник – waralbum.ru Британский танк «Матильда II» с пушкой ЗИС-96
Источник – foto-transporta.ru

Противотанковая ЗиС-2

Во второй половине 1940 года в инициативном порядке была спроектирована и выполнена в металле легендарная 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2. В 1941 году было выпущено всего 371 такое орудие, после чего производство было остановлено, и в 1942 году пушка не производилась. Однако когда 18 января 1943 года на Ленинградском фронте были захвачены проходившие боевые испытания танки Pz.VI «Тигр», советское командование с удивлением для себя обнаружило, что из всех противотанковых пушек Красной армии только ЗИС-2 пробивают его броню. Производство ЗИС-2 было сразу же возобновлено.

57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 образца 1941 года
Источник – gerodot.ru

Часть этих пушек была установлена на полубронированный тягач Т-20 «Комсомолец». Получившаяся самоходная установка открытого типа получила индекс ЗИС-30. Всего было произведено около 100 единиц этой техники, которая использовалась на фронте в 1941–42 годах.

Советская лёгкая противотанковая САУ открытого типа ЗИС-30
Источник – http1941-1945.at.ua

Так как тягачей не хватало, в начале октября 1941 года была создана САУ ЗИС-41 – ствол пушки ЗИС-2 установили на бронированное шасси полугусеничного автомобиля ЗИС-22М. В серию эта САУ не пошла, так как производство автомобилей ЗИС-22М было остановлено.

Советская экспериментальная противотанковая САУ ЗИС-41
Источник – valka.cz

Для установки на танки Т-34 часть пушек ЗИС-2 была изготовлена в танковом варианте под индексом ЗИС-4. Бронированные машины с такими пушками считались специализированными истребителями танков. Первоначально было выпущено около 30 пушек, после чего её мощность посчитали излишней. После появления на поле боя немецких «Тигров» производство этих пушек было возобновлено в модернизированном варианте ЗИС-4М. Но к сентябрю 1943 года их производство вновь прекратили в связи с продвижением работ по созданию 85-мм танковых пушек С-53 и ЗИС-С-53.

Танк Т-34-85 на берлинской улице в мае 1945 года. Танк с пушкой ЗИС-С-53 поздних выпусков 1944 года
Источник – waralbum.ru

Новые пушки на новом месте

В 1943 году Грабин и костяк его КБ переезжают в Подмосковье, в город Калининград (современный Королёв) – сбылась мечта конструктора о создании Центрального артиллерийского конструкторского бюро (далее ЦАКБ). В 1946 году его переименовали в Центральный научно-исследовательский институт ЦНИИ-58. В этом КБ и была создана знаменитая 85-мм танковая пушка ЗИС-С-53, которой был вооружён танк Т-34-85, 100-мм противотанковая пушка БС-3 и множество других артсистем. В 1943 году Грабин вместе с коллективом КБ передал в Фонд обороны Сталинскую премию, присуждённую ему за создание танковых и противотанковых орудий.

Чтобы охарактеризовать значение конструкторской работы Грабина для СССР времён войны, необходимо отметить, что орудия (включая танковые), сделанные по проектам его КБ, по численности превышали все остальные орудия, использовавшиеся в стране (включая пушки, произведённые по проектам других советских конструкторов, полученные по ленд-лизу или же сохранившиеся с дореволюционных времён).

Самым массовым орудием Второй мировой войны, самым удачным орудием в мире того периода по праву считается дивизионное 76-мм орудие ЗИС-3, созданное КБ завода №92 в 1940 году. Оно является одним из символов ВОВ наряду с противотанковым ежом и танком Т-34. Пушка была разработана в инициативном порядке, «подпольно» (то есть, без уведомления ГАУ) выпускалась заводом в 1941 году, хотя военные приёмщики прекрасно знали о том, что завод сдаёт не заказанные у него Ф-22УСВ, а более прогрессивные, дешёвые и простые в обращении ЗИС-3. Когда ситуация стала известна высшему руководству страны, в феврале 1942 года провели формальные испытания, и уже давно воюющее на фронте орудие приняли на вооружение. Всего было выпущено более 103 000 пушек ЗИС-3, ещё около 13 300 стволов было установлено на САУ СУ-76 различных модификаций.

76-мм дивизионная пушка образца 1942 года (ЗИС-3)
Источник – wikimedia.org

Мастер, оставшийся не у дел

После смерти Сталина звезда Грабина закатилась. Во времена Хрущёва большую популярность получают ракетные вооружения, и из всех систем, разработанных Грабинским КБ в этот период, на вооружение принимают только 180-мм пушку С-23. Причиной тому во многом был давний конфликт конструктора с министром оборонной промышленности СССР, а затем председателем Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам маршалом Д. Ф. Устиновым. В 1959 году его стараниями Грабина убрали с должности главного конструктора, а ЦНИИ-58 было влито в ОКБ-1, которым руководил С. П. Королёв. Из 5000 сотрудников Грабина более 4000 остались в новом КБ и в дальнейшем работали над созданием баллистических межконтинентальных ракет. Сам же Василий Гаврилович долго не мог устроиться на работу, пока его не пригласили преподавать в МВТУ им. Баумана. Умер выдающийся конструктор в 1980 году в возрасте восьмидесяти лет.

Генерал-полковник В. Г. Грабин
Источник – warheroes.ru

warspot.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *