Содержание

Цвета военного неба: русские асы Первой мировой

Если не считать короткого периода лета-осени 1914 года, авиация восточного фронта Первой мировой войны была бледной тенью западного как по количеству самолётов, так и по интенсивности боевых действий. Особенно сильный контраст возникает, если рассматривать «плотность» в летательных аппаратах на километр фронта. Тем не менее, со временем воздушные асы появились и в русской авиации. Какова была их результативность?

Истребительная авиация в России появилась весной 1916 года – позднее, чем во Франции и Германии, и одновременно с Великобританией. А уже год спустя первые русские лётчики сумели преодолеть «барьер» пяти побед, став асами.

Линейка самолётов 1-й боевой авиагруппы, осень 1917 года

В отличие от Великой Отечественной войны, в годы Первой мировой в российской авиации не было специальных журналов, в которых на постоянной основе фиксировались бы официально подтверждённые воздушные победы. Поэтому они известны в первую очередь из различных отчётов о действиях отрядов за определённый период и сводок, составлявшихся их командирами летом 1917 года по запросу командующего авиацией подполковника В. М. Ткачёва. К сожалению, сохранились далеко не все подобные сводки, поэтому составление полного списка официальных побед вряд ли когда-либо станет возможным, но сравнение известных побед с данными из первичных документов позволяет легко определить критерии, по которым шло подтверждение:

  • Вражеские самолёты, севшие или упавшие на нашей территории, разумеется, засчитывались.
  • Также засчитывались самолёты, упавшие или разбитые при вынужденной посадке на территории противника.
  • Самолёты, совершившие вынужденные посадки на своей территории, в подавляющем большинстве случаев рассматривались как сбитые, что роднит русскую «победную систему» с австрийской и итальянской; в остальных странах система была более жёсткой.
  • Самолёты, которые наши лётчики заставили бежать с «поля боя» (со снижением и без, с дымом и без), не засчитывались, но и из этого правила встречались редкие исключения, обычно относившиеся к дымившим и/или сильно повреждённым аппаратам.

Для зачёта победы требовалось свидетельство других лётчиков или наземных наблюдателей. Групповые победы могли записать как на кого-то одного из победителей, так и на всех участников боя. В последнем случае они никак не отделялись от личных. Победы на двухместных самолётах записывались и на летчика, и на наблюдателя, и также никак не отделялись от остальных. Аэростаты засчитывались на равных с самолётами, но для них «принуждение к посадке» не считалось победой.

В отсутствие возможности получить список официальных побед остаётся только рассматривать «заявки на победы», зафиксированные в отрядных документах, благо они неплохо сохранились. Если учитывать только упавшие и севшие самолёты противника, то получится список, максимально приближенный к искомому официальному. Разумеется, он не будет идеально точным, но его уже можно рассматривать на равных со списками побед лётчиков-истребителей других стран.

При таком подходе к подсчёту побед список русских асов Первой мировой войны будет следующим:


Козаков Александр Александрович         16
Аргеев Павел Владимирович               12  *
Лойко Иван Александрович                11
Янченко Василий Иванович                10
Смирнов Иван Васильевич                 9
Сук Григорий Эдуардович                 7
Пульпе Эдуард Мартынович                6   **
Фёдоров Виктор Георгиевич               6   **
Борисов Василий Иосифович               5
Вакуловский Константин Константинович   5
Земблевич Михаил Иосифович              5
Карклин Рудольф Крустинович             5
Кокорин Николай Кириллович              5
Макиёнок Донат Адамович                 5
Сапожников Георгий Степанович           5   ***
Стржижевский Владимир Иванович          5

*   в том числе 9 во французских ВВС на западном фронте
**  все во французских ВВС на западном фронте
*** в том числе 1 в составе РККА в советско-польской войне

Лучшему российскому асу Первой мировой Александру Александровичу Козакову на сайте посвящена отдельная статья, поэтому здесь мы расскажем о тех, кто следует за ним в первой пятёрке асов. Примечание: все относящиеся к России даты по январь 1918 года приводятся по старому стилю.

Павел Владимирович Аргеев

Поручик П. В. Аргеев, кадровый офицер русской армии, выпустившийся из училища в 1907 году, летом 1912 года попал под суд за «неисполнение приказа». 30 сентября его приговорили к месяцу гауптвахты, а 30 ноября он уволился в запас, затем уехал за границу и поступил на обучение в университет во Франции.

30 августа 1914 года по направлению русского посольства «Поль д'Аргеефф» был принят лейтенантом на французскую службу и воевал в пехоте, с ноября 1914 года уже в чине капитана, командуя ротой.

В мае 1915 года он получил пятое по счёту ранение, в результате которого был признан негодным к дальнейшей службе в пехоте. В авиации тогда требования к здоровью были ниже, и Аргеев подал рапорт о переводе туда, приступив к обучению в сентябре. 1 июня 1916 года новоиспечённый лётчик прибыл для прохождения службы в эскадрилью N.48 (префикс «N» означает самолёты «Ньюпор»). В этой части он провоевал ровно два месяца, не успев добиться никаких успехов, и в августе был отправлен в командировку в Россию.

В первой половине октября лётчика восстановили на русской службе в чине штабс-капитана (соответствует современному капитану) и зачислили в состав 12-го авиаотряда истребителей, но в боевых вылетах там он не участвовал, а вместо этого 25 ноября был переведён в 19-й корпусной авиаотряд 1-й боевой авиагруппы.

Во второй половине 1916 года группа успешно действовала в районе Луцка, но затем в результате нерасторопности командования была более чем на два месяца выведена из строя бессмысленными перебазированиями на юг в Румынию и обратно. К моменту возобновления боевых действий командир 19-го као А. А. Козаков исполнял обязанности командира соединения, а Аргеев стал «у руля» отряда. В апреле эти назначения были официально утверждены.

Аргеев Павел Владимирович, 1887–1922

Весной 1917 года оба лётчика часто летали в паре. Совместно они одержали три воздушные победы над неприятельскими разведчиками: 23 апреля, 4 мая и 26 мая. Первый самолёт упал за линией фронта (эту победу записали только на Аргеева), а два других были принуждены к посадке на нашей территории и записаны на обоих победителей.

6 июля он уже самостоятельно провёл несколько атак по одиночному самолёту противника, и тот, явно повреждённый, устремился к земле. В рапорте лётчик честно признавал, что просто потерял неприятеля из виду, и высказывал предположение, что тот всё же упал в лес.

В конце июля штабс-капитана Аргеева перевели во 2-ю боевую авиагруппу. Ему прочили должность командира, но в итоге это назначение не состоялось, и лётчик на некоторое время стал одним из офицеров управления (штаба), а 4 октября всё же стал командиром группы, но 3-й.

В составе обоих соединений он участвовал в немногочисленных боевых вылетах, в которых не произошло ничего примечательного, а 1 декабря 1917-го убыл в трёхмесячный отпуск «по причине крайнего физического утомления и начавшейся неврастении», на чём его служба в русской армии завершилась.

В начале 1918 года Аргеев выехал в Архангельск, а оттуда морем во Францию, в апреле вернувшись на службу. После кратковременного ознакомления с современной техникой и тактикой, 11 мая он был направлен на фронт в GC 21 (21-я истребительная группа) и определён в состав эскадрильи SPA.124 (истребители «Спад»), где за ним закрепили самолёт с бортовым номером 19.

С конца мая капитан стал участвовать в боевых вылетах, и уже 1 июня на его счёт записали сбитый истребитель противника, а до конца месяца к нему добавили ещё 3 победы над двухместными аппаратами.

Spad XIII (серийный номер S4472) из состава эскадрильи SPA.124, на котором в июне-июле 1918 года летал капитан французской армии Павел Аргеев. Самолёт несёт стандартный французский многоцветный камуфляж последнего года мировой войны, в котором на верхние и боковые поверхности несли пятна чёрного, двух зелёных и двух коричневых цветов, а нижние поверхности были выкрашены в бежевый или светлый серо-голубой цвет. Опознавательные знаки – крыльевые кокарды и триколор на руле поворота. Белая наклонная полоса на фюзеляже была обозначением эскадрильи. Позже на части самолётов, в том числе и истребителе Аргеева, поверх полосы появилось изображение головы Жанны д'Арк

С 21 августа ас служил в штабе группы, но сохранил за собой прежний персональный истребитель и продолжал выполнять боевые вылета вместе с лётчиками 124-й эскадрильи. Пятой «французской» победой Аргева стал Fokker D.VII, засчитанный ему совместно с другим пилотом, а за оставшиеся до конца войны полтора месяца он одержал ещё четыре подтверждённые и три предположительные победы (все лично), доведя итоговый счёт до 12 побед (три российских и девять французских), став, таким образом, вторым по результативности русским лётчиком.

В марте 1919 года Аргеев был демобилизован. В революционную Россию он решил не возвращаться, к белым присоединяться тоже не захотел, поэтому остался во Франции. Позже он стал пилотом оперировавшей в Восточной Европе франко-румынской авиакомпании CFRNA, и 30 октября 1922 года погиб в авиакатастрофе во время очередного рейса Прага – Варшава.

Иван Александрович Лойко

Подпоручик И. А. Лойко был выпущен из военного училища в октябре 1914 года и в декабре приступил к обучению в лётной школе. С мая 1915 по июнь 1916 гг. он служил в 30-м корпусном авиаотряде, совершив за это время 156 боевых вылетов на разведку, а 7 июля его назначили командиром 9-го авиаотряда истребителей, который только предстояло сформировать. 20 августа отряд всё же убыл на фронт, но до конца месяца в нём летал только один командир.

27 августа Лойко совершил первый боевой вылет части и провёл первый воздушный бой: во время «сторожевого» полёта на двухместном «Ньюпоре» атаковал и погнал на запад аэроплан противника. Вскоре тот перешёл в нисходящую спираль, но в этот момент врагу на помощь подоспел ещё один аппарат, и русскому экипажу пришлось переключиться на него. Через некоторое время самолёты разошлись в разные стороны, так и не сумев причинить друг другу серьёзного ущерба.

13 сентября Лойко с наблюдателем вылетел на «препятствование корректированию стрельбы аэропланом противника» по вызову из штаба 3-го конного корпуса. Обнаружив неприятеля, он пошёл с ним на сближение. Тот поначалу начал уходить, но затем развернулся и принял бой. Под пулемётным огнём русский летнаб дождался, пока дистанция не сократится до минимальной, и только тогда сам начал стрелять. Затем «германец» круто пошёл вниз и опустился на землю за линией фронта.

Лойко Иван Александрович, 1892–1936

Это была первая и на следующие полгода единственная победа 9-го истребительного отряда. С началом весны 1917 года активность действий отряда увеличилась, и боевой счёт части начал расти. Первые несколько побед одержали подчинённые Лойко, а ему самому удача улыбнулась 26 апреля. Тогда он встретил пару самолётов противника и некоторое время следовал за ними в отдалении, а затем, подгадав момент, атаковал одного из них с пикирования. Вражеский стрелок встретил его ответным огнём, но прицел истребителя оказался точнее. Аппарат с крестами на крыльях быстро пошёл к земле и, согласно докладу пилота, совершил вынужденную посадку на своей территории. Всё произошло так быстро, что второй самолёт успел только развернуться в сторону опасности, но не вступить в бой.

В начале июля лётчики отряда стали летать звеньями (этот термин появился уже тогда) по 2–4 самолёта. 5 июля звено Лойко – Стржижевский – Карклин во время патрулирования встретило и атаковало одиночный разведчик противника, который, получив явные повреждения, скрылся в облаках на небольшой высоте над горами. Наши лётчики полагали, что он там же где-то опустился на землю, и были правы, но точно не были в этом уверены, поэтому отнесение эпизода к победам немного сомнительно, но всё же возможно.

21 июля очередное патрульное звено по разрывам зенитной артиллерии обнаружило неприятельский разведчик. Лойко, Карклин и Сапожников последовательными атаками заставили его сначала снизиться, а затем (по докладам лётчиков) сесть на вынужденную. Четвёртый лётчик звена в этом бою не участвовал.

20 августа Лойко в паре с прапорщиком (соответствует современному младшему лейтенанту) Суком вылетел на перехват одиночного разведчика. Первую атаку лётчики провели одновременно и вели огонь длинными очередями. Потом командир отошёл в сторону исправить задержку пулемёта, а подчинённый сделал ещё один заход на цель. Противник перешёл в крутое пикирование и опустился на нашей территории. Это была уже пятая победа командира отряда, а затем он до конца месяца удвоил свой счёт, одержав ещё три личные и две групповые победы.

Последнего успеха Лойко добился 11 сентября. В тот день он в ходе одиночного патрулирования провёл три воздушных боя и видел, как один из его противников совершил вынужденную посадку. С учётом этой победы он вышел на второе место по числу побед в русской авиации и закончил войну в чине поручика.

Nieuport XXI (серийный номер N1719) из состава 9-го авиаотряда истребителей, состоявший на балансе этой части с января по сентябрь 1917 года. На нём в разное время летали все четыре аса отряда: прапорщик Стржижевский с января по май, подпоручик Лойко в июне, прапорщик Сук в июле-августе и подпоручик Карклин в сентябре. Фирма «Ньюпор» с конца весны 1916 по начало 1918 гг. использовала однотонную «алюминиевую» (светло-серую) окраску своих самолётов. Экспортные машины ещё на заводе получали нужные знаки различия и стандартную французскую «техничку»

Зимой 1917–1918 гг. лётчик оказался на украинской службе, но лишь потому, что не хотел служить большевикам. Уже летом Лойко дезертировал в русскую Белую армию, как и большая часть персонала украинских ВВС. Позже он воевал в 4-м авиаотряде Добровольческой армии, частях гидроавиации Чёрного моря, 1-м Кубанском казачьем авиаотряде, 1-м, 4-м и 6-м авиаотрядах Русской армии. К моменту эвакуации из Крыма Лойко был уже полковником.

С 1921 года Лойко жил в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, работая вольнонаёмным инструктором в армейской лётной школе, а 8 августа 1923 года на угнанном самолёте перелетел в СССР. С января 1924 года состоял на службе в РККА, где также был инструктором в лётной школе. В 1929 году был арестован по обвинению в шпионаже и приговорён к 10 годам лагерей. Погиб Лойко в 1936 году, но о точной дате и обстоятельствах смерти существуют разные версии.

Василий Иванович Янченко

Вольноопределяющийся В. В. Янченко c началом войны пошёл добровольцем в армию и был зачислен механиком в Гвардейский корпусной авиаотряд. В ноябре 1914 года он получил звание ефрейтора, а в феврале 1915 года был отправлен в лётную школу и 24 августа получил назначение в 12-й као.

В этой части он совершил 10 боевых вылетов на разведку, а затем 6 ноября был отправлен в Москву для переучивания на аэроплан нового типа «Моран-Парасоль». На фрот Янченко вернулся 23 декабря уже в 3-й као, в котором также выполнил 10 боевых вылетов. 25 марта 1916 года старший унтер-офицер Янченко был переведен в состав только что сформированного 7-го авиаотряда истребителей, но фактически перелетел на аэродром этой части только 22 апреля.

Янченко Василий Иванович, 1894 – не ранее 1950-х годов

Первого успеха в воздушных боях лётчик добился 12 июня. В тот день он поднялся на перехват неприятельского разведчика и, догнав его, провёл несколько атак, расстреляв весь боекомплект. Оставшись безоружным, он не вышел из боя, а начал маневрировать вокруг противника, стараясь загнать его под огонь двухместного «Ньюпора», также участвовавшего в погоне. В итоге враг с креном и снижением обратился в бегство, а затем скрылся из виду, совершив, по мнению наших лётчиков, вынужденную посадку на своей территории. Это была третья победа отряда, которую записали как групповую.

На следующий день ситуация повторилась, только противник благополучно ушёл со снижением, отстреливаясь из пулемёта, а 22 сентября те же пилоты перехватили и совместно сбили ещё один самолёт противника (победа, четвёртая для отряда, также была записана как групповая) и обратили в бегство второй. Следующую победу прапорщик Янченко одержал самостоятельно, 2 октября вступив в бой с парой австрийских разведчиков и сбив один из них.

После окончания осенне-зимнего снижения боевой активности авиации череда успехов Янченко продолжилась: 22 февраля и 31 марта 1917 года ему записали по одной победе в паре с поручиком Макиёнком, что сделало его первым асом русской авиации.

Июнь 1917 года выдался самым напряжённым как для отряда в целом, так и лично для Янченко, выполнившего 57 боевых вылетов (больше всех остальных пилотов) и одержавшего две победы лично и одну в паре. Ещё одна победа за ним числится в июле, и это был последний успех лётчика в составе 7-го истребительного. 7 сентября Янченко вместе с закреплённым за ним истребителем перевели в 32-й као. Причиной перевода было опасение солдатского самосуда за недавнее избиение лётчиком солдата из аэродромной команды.

Nieuport XI (серийный номер N1232) из состава 7-го авиаотряда истребителей, на котором с лета 1916 по весну 1917 гг. летал старший унтер-офицер (позже прапорщик) Янченко. Самолёт несёт камуфляж, характерный для самолётов «Ньюпор», выпущенных весной 1916 года: пятна зелёного и коричневого (или двух коричневых) цветов на верхних и боковых поверхностях при неокрашенных нижних. Опознавательные знаки нанесены по французским правилам для аппаратов в таком камуфляже (кокарды на верхних поверхностях крыльев отсутствуют)

8 сентября Янченко добился десятой победы. В тот день во время вылета на сопровождение разведчиков он вступил в бой с истребителем противника, который по донесениям пехоты упал на неприятельской территории.

1 октября ас принял участие в воздушном бою нескольких лётчиков из разных отрядов с тройкой немецких разведчиков, одного из которых они сбили. На победу претендовали трое, но командование выбрало одного из них. Янченко в этом не повезло, зато в том же месяце ему присвоили звание подпоручика.

В 1918 году Янченко командовал одним из истребительных отрядов украинских ВВС, но летом дезертировал и в дальнейшем воевал во 2-м ао Добровольческой армии, а затем 4-м и 5-м авиаотрядах Русской армии, поднявшись в чине до штабс-капитана.

С октября 1920 года лётчик был в эмиграции. Перебрался в США и до выхода на пенсию в 1952 году работал инженером-конструктором на разных фирмах. Точная дата смерти не известна.

Иван Васильевич Смирнов

И. В. Смирнов с началом войны пошёл добровольцем в армию, и с октября 1914 года воевал в пехотном полку. В декабре был тяжело ранен и после излечения перевёлся в авиацию, прошёл обучение сначала на механика, затем на пилота, и 27 августа 1916 года в чине ефрейтора был зачислен в состав 19-го као.

Осенью того же года он летал на двухместных самолётах и в декабре провёл несколько успешных боёв: 8 декабря его противник ушёл с сильным снижением, а 20 декабря они с летнабом сумели сбить немецкий «Авиатик» C.I, упавший на нашей стороне фронта. За эту победу Смирнов был представлен к чину прапорщика, но это производство состоялось только 30 апреля 1917 года, а пока Козаков своей властью командира части присвоил ему звание старшего унтер-офицера.

Смирнов Иван Васильевич, 1895–1956

8 января 1917 года Смирнов уже на одноместном истребителе обстрелял привязной аэростат, но тот быстро опустили на землю. 5 апреля он атаковал самолёт противника и преследовал его, пока тот не скрылся в облаках, поэтому победы опять не получилось. Зато 19 апреля вылет на перехват, наконец, увенчался успехом, и после второй атаки неприятельский разведчик приземлился в нашем расположении. В этом бою участвовали и другие пилоты группы, и победу записали на двоих, хотя именно Смирнов внёс основной вклад.

10 августа Смирнову засчитали сбитый в паре самолёт, а 25 августа он в составе шестёрки встретил одиночный разведчик, которого наши лётчики принудили к посадке, но записи об этом бое не позволяют установить, на кого именно записали эту победу. Всего победителей было не менее трёх, и Смирнов точно был в их числе.

30 августа они с напарником вступили в бой с двумя истребителями и обратили их в бегство, но сбить не сумели. Однако чуть позже пришло сообщение от пехотинцев, что один из самолётов всё же сел на вынужденную. Так как было непонятно, чья это была жертва, победу записали как групповую, и это был уже пятый успех Смирнова.

11 сентября он уже самостоятельно атаковал и сбил над нашей территорией немецкий «Альбатрос» C.X, а 28 октября вдвоём (но не совместно) атаковал тройку австрийских «Бранденбургов». Одного из них он быстро сбил, затем атаковал другого, но вынужден был прекратить бой из-за отказа пулемёта. Потом этот самолёт был добит вторым русским лётчиком, и в итоге каждому из пилотов записали по одной победе.

Morane Saulnier I (серийный номер MS740) из состава 19-го као, на котором в марте-апреле 1917 года летал старший унтер-офицер Смирнов, одержавший на нём свою вторую победу. «Мораны» французского производства выпуска 1916 года отличались жёлтой окраской стоек и металлических панелей на носу при неокрашенном полотне. Белая «адамова голова» на чёрном хвосте – эмблема отряда

10 ноября Смирнов атаковал пару неприятельских самолётов и сумел сбить одного из них – это оказался довольно редкий «Ллойд» C.V, а 13 ноября ему совместно с Козаковым записали принуждение к посадке ещё одного самолёта противника.

Это был последний воздушный бой и последняя победа 1-й боевой авиагруппы. Вскоре боевые действия на восточном фронте закончились, и началось повальное бегство офицеров, опасавшихся расправы со стороны революционных солдат. Кто-то уходил в отпуск или выбивал себе командировку, а Смирнов в середине декабря просто дезертировал из части под покровом ночи.

В начале 1918 года он через Владивосток добрался до Англии, где был принят в RAF и до демобилизации во второй половине 1919 года служил инструктором в лётной школе, где обучались русские курсанты. В 1920 году несколько месяцев проработал на заводе «Хэндли Пейдж» в Англии, в 1920–1921 гг. был пилотом бельгийской авиакомпании SNETA, в 1922–1940 гг. – голландской KLM. После оккупации метрополии перешёл в ост-индийскую KNILM и вместе с ней был в чине капитана мобилизован после японского нападения. До марта 1942 года выполнял транспортные рейсы. В 1943 году, также в звании капитана, служил добровольцем в американской военно-транспортной авиации в Австралии и на Новой Гвинее. С осени 1944 года до выхода на пенсию в 1949 году Смирнов снова работал в европейском отделении KLM.

Рисунки Михаила Быкова

warspot.ru

Штопор, таран и пулемет на самолете: лучшие русские летчики Первой мировой

Сергей Варшавчик, для РИА Новости

Ровно 100 лет назад, 24 сентября 1916 года, русский летчик Константин Арцеулов впервые преднамеренно выполнил штопор и вывел из него самолет. Будущий учитель Валерия Чкалова был одним из прославленных пилотов Первой мировой, но далеко не единственным.

Опасный маневр, ставший фигурой высшего пилотажа

Военная авиация от "этажерок" до реактивных истребителей24 сентября 1916 года в 11 часов утра "Ньюпор-21" начальника истребительного отделения Качинской авиашколы набрал высоту 2 тысячи метров и по воле летчика после сваливания на крыло вошел в штопор. Арцеулов дважды выполнил опасный маневр, сделав в общей сложности восемь витков.

Через несколько дней штопор вошел в обязательную программу Качинской авиашколы, став фигурой высшего пилотажа.

Сергей Люшин, Сергей Королев и Константин Арцеулов возле планера "Коктебель"

Потомственный моряк и внук знаменитого художника-мариниста Ивана Айвазовского Арцеулов встретил начало мировой войны в кавалерии. Воевал храбро, но небо переманило. Еще в мирный период он увлекся полетами и в 1911 году стал дипломированным летчиком.

В 1915 году был переаттестован на военного пилота и приступил к разведывательным полетам. В 1916-м был переведен в истребительную авиацию, где успешно провел 18 воздушных боев. К концу войны был награжден пятью боевыми орденами.

Смертельный таран Нестерова

После революции Арцеулов вступил в ряды РККА, а после гражданской войны стал инструктором 1-й московской высшей школы красных военных летчиков. Одним из его учеников был будущий Герой Советского Союза Валерий Чкалов.

Будучи еще начинающим пилотом, Арцеулов с восхищением следил за воздушными достижениями другого русского летчика, Петра Нестерова. 7 августа 1913 года в Киеве Петр Николаевич впервые в мире исполнил на своем аэроплане "Ньюпор-4" мертвую петлю, которая впоследствии получила название по его имени.

Рисунок летчика Константина Арцеулова, на котором изображен самолет Петра Нестерова, выполняющий "мертвую петлю"

К сожалению, этот прославленный пилот погиб в начале Первой мировой, протаранив 8 сентября 1914 года австрийский "Альбатрос", который вел разведку русских позиций.

Сбил врага и остался жив

Первая мировая войнаПойти на этот шаг 27-летнему штабс-капитану пришлось из-за того, что в начале войны пилоты всех стран не имели на вооружении пулеметов. Считалось, что они им ни к чему, поскольку главными целями авиации считались разведка, корректировка артиллерийского огня, аэрофотосъемка и бомбежка, но не поединки друг с другом.

Долгое время никто из коллег не решался повторить этот опасный маневр. Первым стал поручик Александр Казаков, 31 марта 1915 года он в воздушном бою не только протаранил германский биплан "Альбатрос", который был сбит, но и, что немаловажно, сам благополучно приземлился.

За этот бой он был впоследствии награжден золотым Георгиевским оружием. Это была первая, но далеко не последняя воздушная победа Казакова.

Лучший из лучших

В период Великой войны (как называли тогда Первую мировую) асом считался тот пилот, на счету которого было не менее пяти сбитых вражеских самолетов. На счету Александра Казакова их было 32.

Самый результативный русский пилот начинал свою военную карьеру в кавалерии. Но затем получил навыки летчика в Офицерской воздухоплавательной школе под Петроградом и начало войны встретил в Военной авиационной школе.

В декабре 1914 года Казаков был направлен на фронт младшим летчиком. Сначала выполнял разведывательные полеты и корректировал огонь артиллерии. Но его влекли к себе воздушные бои в качестве истребителя.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Первая мировая война и ее последствия для Российской империи. Архивные кадры

Стрелять в упор, наверняка

Начальство оценило летное мастерство, отвагу и отличные организаторские способности Казакова и назначило его в августе 1915 года главой 19-го корпусного авиационного отряда, произведя в чин штабс-ротмистра. Во время Брусиловского прорыва летом 1916 года Казаков одержал четыре победы, став первым русским асом.

К тому времени на аэропланах стали массово устанавливаться авиационные пулеметы, что существенно повысило их огневую мощь. Со временем у Казакова выработался свой фирменный стиль боя: он бесстрашно устремлялся навстречу врагу и открывал огонь с небольшой дистанции, чтобы поразить противника наверняка.

Октябрьскую революцию Казаков не принял, во время гражданской войны воевал на стороне белых на севере России. Служил командиром 1-го славяно-британского авиационного отряда, был удостоен чина майора ВВС Великобритании.

Когда британские экспедиционные части начали покидать Мурманск и Архангельск, 30-летнему Казакову предложили отплыть вместе в Лондон. Но он отказался, а 1 августа 1919 года погиб в авиакатастрофе, которую знавшие его офицеры назвали самоубийством. Всего же за свои бои подполковник Казаков был награжден 16 боевыми орденами.

Из артиллерии в авиацию

Броня крепка: от первых танков до Курской дугиЕще один ас, поручик Евграф Крутень, перешел в авиацию из артиллерии. Он начинал летать с прославленным Петром Нестеровым еще до войны, в одном экипаже с ним приняв участие на маневрах Киевского военного округа в 1913 году.

По рекомендации того же Нестерова он поступил в Гатчинскую военную авиашколу и закончил ее аккурат к началу войны. Молодой пилот блестяще справлялся с вылетами на разведку и бомбометание. В начале 1915 года организовал ночной групповой вылет на вражескую базу в тылу.

Он, как и многие другие молодые пилоты, жаждал открытого боя с вражескими аэропланами. Весной 1915 года, уже награжденный Георгиевским крестом за храбрость и произведенный в чин штабс-капитана, Крутень подал демонстративное прошение о переводе обратно в артиллерию. Ему было отказано.

Но соответствующие выводы начальство сделало, назначив вскоре Крутеня командиром 2-го армейского авиаотряда. 30 июля 1915 года пилот одержал свою первую воздушную победу.

Именно Евграф Крутень настойчиво добивался от руководства российских ВВС создания специальных истребительных частей. В итоге весной 1916-го ему и поручили возглавить 2-й авиационный отряд истребителей.

Военный лётчик, ас истребительной авиации Первой мировой войны Крутень Евграф Николаевич

Крутень любил сбивать вражеские самолеты, подныривая под них и внезапно атакуя сзади.

Несмотря на свою молодость, 26-летний Евграф Крутень успевал не только воевать в небе, но и готовить молодых пилотов. Ему принадлежат девять работ по теории воздушного боя. В них он ратовал за полет истребителей парами и описывал более двадцати способов воздушных атак.

Погиб он 19 июня 1917 года, возвращаясь из боевого полёта, в котором был тяжело ранен. Его "Ньюпор-17" при посадке попал в штопор и врезался в землю. В этот день капитан Евграф Крутень сбил австрийский "Фоккер", одержав 17-ю и последнюю победу.

В боях на Западном фронте

Еще одним результативным отечественным пилотом Первой мировой считается прапорщик Василий Янченко. С началом войны он добровольцем вступил в авиацию, после чего получил солидную теоретическую подготовку — сначала на курсах в Петрограде, а затем в Севастопольской военной школе.

Завершил он обучение в школах высшего пилотажа и воздушной стрельбы во Франции, куда был послан на стажировку вместе с группой русских летчиков осенью 1916 года.

Свое боевое умение Василий Иванович продемонстрировал на Западном фронте, сбив в воздушных боях 16 вражеских самолетов. Был награжден многими орденами, в частности Георгиевскими крестами всех четырех степеней.

Русский офицер французской роты

Во Франции засверкал талант и другого аса, Павла Аргеева, чья судьба напоминает авантюрный роман. До войны он служил поручиком в пехотном полку. Однажды отказался наказывать солдата, посчитав его невиновным. За это сам был приговорен к месяцу гауптвахты, после чего ушел из армии и уехал из России.

Война застала его во Франции, где германские войска стремительно подходили к Парижу. Аргеев подал прошение о зачислении добровольцем и уже в сентябре 1914 года в чине лейтенанта французской армии сражался в ожесточенной битве на Марне, в которой немецкие части были отброшены от столицы страны.

Потери союзников были очень высокими. Аргеев неоднократно оставался единственным офицером в своей роте и к ноябрю 1914-го был произведен уже в капитаны. Воевал отважно, не раз возглавляя контратаки. К весне 1915 года был несколько раз ранен и награжден Военным крестом и орденом Почетного легиона.

Поскольку врачи признали его негодным к службе в пехоте, Павел Аргеев решил продолжить службу в авиации. И его просьбу удовлетворили, решив, что уметь поднимать машину в небо легче, чем вести роту в атаку. В итоге осенью 1915 года бравый капитан получил диплом пилота и был принят на службу в разведывательную эскадрилью.

День Военно-воздушных сил РоссииНо Аргеев жаждал боя и потому вернулся в Россию, получив чин штабс-капитана. На родине его стремление оценили по достоинству, направив в ряды истребительной авиации. Он служил в 19-м корпусном авиационном отряде под началом Александра Казакова. После того, как последнего перевели на Юго-Западный фронт, с марта 1917-го Аргеев возглавил отряд.

На русско-германском фронте Павел Владимирович добился шести воздушных побед. Октябрьскую революцию не принял и вновь уехал во Францию, где продолжала полыхать мировая война. Там он продолжал сбивать германские самолеты, одержав еще девять побед, и таким образом довел список своих побед до 15 уничтоженных вражеских аэропланов.

ria.ru

Асы Первой мировой - Любовь к жизни

    В 1916 году французские летчики, воевавшие на Западном фронте, решили посоревноваться - кто больше собьет бошей (так французы называли немцев). Командование идею поддержало: за немецкими самолетами началась самая настоящая охота...
  После кровопролитных сражений под Верденом в 1916 году на Западном фронте установилось некоторое затишье. Так как у французских летчиков появилась возможность расслабиться, они стали придумывать любую возможность, чтобы как-то развлечься. Молодым летчикам воздушный бой чем-то напоминал азартную карточную игру: мастерство плюс везение, как говорят картежники - "расклад". Поэтому сбивший 5 бошей получал неофициальный титул "ас" ("туз" по-французски).

    Идею подхватили немцы, но не желая копировать противника, соих асов они называли "каноне" - т.е. "пушка". Одновременно повысили планку: чтобы удостоиться почетного звания, надо было иметь не менее 8 побед.
    Никаких особых преимуществ ни то, ни другое звание не давало, но позволяло выходить в одиночку на "вольную охоту", да еще разрисовывать свои машины как заблагорассудится. Часто на фюзеляжах машин таких летчиков красовались карточные тузы всех мастей.

    На первых порах среди пилотов царил поистине рыцарский дух: свято чтились традиции не добивать подбитых, не атаковать взлетающих и т.п. Однако азарт погони за добытыми любой ценой победами покончил с джентельменством, не свойственным тотальной войне ХХ века. Желание во что бы то ни стало отличиться и взаимная жестокость сделали свое дело. Зато росло число асов.

    Среди зачинателей соревнования - французов - 52 пилота сбили по 10 и более самолетов противника, вдвое превысив норматив, необходимый, чтобы стать "тузом". Наибольшее достижение было у капитана Рене Фонка - 75 сбитых самолетов, за ним шел Жорж Гинемер - 54 победы. Он был молод и, вероятно, мог бы еще продолжать счет победам, но в сентябре 1917 года погиб в бою. А Фонк, уже вышедший в отставку, во время Второй мировой войны оказался в немецком концлагере как участник Сопротивления.

Рене Фонк:


    Не меньших успехов на фронтах Первой мировой добились и немецкие пилоты, первым из которых был барон Манфред фон Рихтгофен, прозванный Красным Бароном. Прозвище это никоим образом не связано с Красной армией или чем-либо подобным. Красным Бароном его назвали не за революционный дух, а за ярко-красный цвет самолетов, на которых он летал, - только асу дозволялась такая демаскирующая окраска.Красный Барон:

  По пятам Манфреда пошли и другие представители Рихтгофенов - Лотар и Вольфрам. Последний, став "каноне" в Первую мировую, сделал блестящую карьеру в рядах уже гитлеровского люфтваффе. Командуя печально известным легионом "Кондор" Вольфрам фон Рихтгофен участвовал в уничтожении испанской Герники, а став командующим воздушной армией, превращал в руины Сталинград. После этого он побывал в американском лагере для военнопленных, но остался жив.
"Обвиняем убийц женщин и детей!
(республиканский плакат 1937 года,
изданный после уничтожения легионом "Кондор" Герники):


    Историки авиации насчитывают 1860 асов Первой мировой войны. В их число вошли и 26 летчиков Российской империи. По справедливости их там могло бы быть намного больше. Несмотря на то, что на счету русских асов значилось меньше побед, чем у союзников-французов или у противников-немцев, их отличали и другие доблести. Военный обозреватель газеты "Pester Loyd" писал: "Было бы смешно говорить с неуважением о русских летчиках. Они более опасные враги, чем французские пилоты. Хлоднокровны, в воздухе непоколебимы и могут переносить большие потери без всякой паники. Русский летчик есть и остается страшным противником".Русские летчики Первой мировой:

  В составленный после войны список асов не попал, например, Петр Нестеров, своей "мертвой петлей" заложивший основы высшего пилотажа и совершивший первый в мире воздушный таран, ставший для него самого смертельным. Нет в нем и Константина Арцеулова, который впервые сознательно ввел в штопор свой самолет и вывел его невредимым. Имена многих российских асов Первой мировой с СССР были забыты, поскольку в ходе Гражданской войны они оказались в рядах Белой армии, а потом вынуждено покинули родину.

    Необычна судьба забытого родиной, но не забытого миром русского летчика прапорщика Ивана Смирнова, сбившего 12 вражеских самолетов на фронтах Первой мировой. Уйдя в армию добровольцем, он стал смелым разведчиком, Георгиевсим кавалером. После тяжелого ранения и излечения попросился в авиацию. Наставником его стал один из лучших летчиков России Александр Казаков. В конце 1916 года Иван Смирнов открыл счет сбитым самолетам. После Октябрьского переворота Смирнов (кстати, выходец из крестьян), предупрежденный о готовящейся расправе над офицерами, покинул часть. Дальнейшая его судьба напоминает приключенческий роман.

Иван Смирнов:

  Вначале через всю страну добрался до Владивостока, оттуда с бесчисленными мытарствами, до Англии. Поработал там, опять подался в Россию, в Добровольческую армию, которая терпя поражения, отсупила в Крым. Смирнов снова вернулся в Англию. Там служил в королевских ВВС, в составе которых оказался на севере России с английским экспедиционным корпусом. После изгнания интервентов из России Смирнов из Англии отправился в Голландию и с 1922 года служил в голландских авиалиниях (KLM). Здесь он стал известным летчиком, одним из первых освоившим трассу Амстердам - Джакарта.
    Когда в Юго-Восточную Азию пришла война, Смирнов в чине капитана голландских ВВС летал на транспортных самолетах в Австралию. После войны уже немолодой пилот (в возрасте 53 лет) совершил 100-суточный полет-турне, организованный для бизнесменов. Они посетили 28 стран на пяти континентах, побывали в 45 городах. Выйдя в отставку, хотел пожить спокойно, поселился на Майорке. Умер он в 1956 году. Уже после смерти Смирнов совершил свой последний перелет: похороненный на Майорке, он был перезахоронен в Голландии. Там среди летчиков его имя хорошо известно, а в авиционном музее KLM и сегодня можно видеть самолет, на борту которого начертано "Иван Смирнов". Уже более 50 лет сотрудники KLM ухаживают за скромной могилой русского аса, чье имя забыто на его родине в России.

    Среди многих забытых летчиков Первой мировой - один из создателей воздушных частей России, первый Георгиевский кавалер в авиации Вячеслав Ткачев. В 1913 году он служил в только что сформированном авиаотряде вместе с Нестеровым, а через четыре года стал начальником авиации при Верховном главнокомандующем. Октябрьских переворот не принял. Создал на Кубани "белый" авиаотряд, командовал авиацией у Врангеля.
    После Крыма оказался в Сербии. С оккупировавшими ее гитлеровцами сотрудничать отказался. Тем не менее, после освобождения Югославии Красной армией в 1944 году был арестован НКВД и 10 лет провел в лагерях.


Вячеслав Ткачев:


    Интересные воспоминания об асах Первой мировой войны оставил Николай Данилевский, один из первых русских летчиков, также ставший жертвой репрессий. Во время Гражданской войны служил в Красной армии. Выйдя в отставку в звании комдива, работал в гражданской авиации. В 1933 году был арестован и 3 года строил Беломорканал. В 1938 году был арестован повторно по смехотворному обвинению в оскорблении Героя Советского Союза Михаила Водопьянова, наставником которого ранее являлся. Нелепость этого обвинения подтверждал сам Водопьянов, ходатовавший за своего учителя. Данилевский вины не признал, никого не оговорил и был расстрелян.Николай Данилевский:

  В своих воспоминаниях, написанных между арестами, Николай Данилевский был полон оптимизма: "Нас осталось мало, иные разбились, иные по воле судьбы далеко от нас. Но все же хочется надеяться, что тот дух и традиции, которые воодушевляли нас в свое время, не пропали. Остается пожелать, чтобы связь между нами и новыми свежими силами никогда не прерывалась".

    Благодарю за внимание.
    Сергей Воробьев.

sergeyurich.livejournal.com

Русские военные летчики Первой Мировой и Гражданской войны - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914 - 1953. Russian Fighter Aces of 1914

Фамилия, Имя, ОтчествоОбщее число
одержанных побед
Театры военных
действий
Примечания
Козаков Александр Александрович32  ( 17 )Первая Мировая + ГражданскаяПогиб 21 июля 1919 г.
Крутень Евграф Николаевич17  ( ? )Первая МироваяПогиб 6 июня 1917 г.
Аргеев Павел Васильевич17  ( 15 )Первая МироваяПогиб 30 октября 1922 г.
Янченко Василий Иванович16  ( ? )Первая Мировая 
Сергиевский Борис Васильевич14  ( ? )Первая МироваяВключая 3 аэростата
Северский Александр Николаевич13  ( 3 )Первая Мировая 
Сук Григорий Эдуардович12  ( 10 )Первая МироваяПогиб 28 ноября 1917 г.
Смирнов Иван Васильевич12  ( 10 )Первая МироваяУмер 23 октября 1959 г.
Сафонов Mихаил Иванович11  ( 5 )Первая МироваяПогиб в мае 1924 г.
Фёдоров Виктор Георгиевич11  ( 6 )Первая МироваяУмер 4 марта 1922 г.
Томсон Эдуард Мартынович11  ( ? )Первая Мировая + ГражданскаяПогиб в 1917 году
Лойко Иван Александрович10  ( 6 )Первая Мировая + ГражданскаяУмер после 1936 года.
Шереметьевский Г.10  ( ? )Первая МироваяКомандир 3-й истребительной
авиагруппы ( Западный фронт )
Стрижевский Владимир Иванович9  ( 7 )Первая Мировая 
Макиёнок Донат Адамович9  ( 4 )Первая МироваяПогиб 18 июня 1941 г.
Ширинкин Алексей Дмитриевич9  ( ? )Первая Мировая + ГражданскаяПогиб 8 февраля 1938 г.
Вакуловский Константин Константинович8  ( 5 )Первая Мировая 
Кокорин Николай Кириллович8  ( 5 )Первая МироваяПогиб 17 мая 1917 г.
Пульпе Эдуард Мартинович8  ( 6 )Первая МироваяПогиб 20 июля 1916 г.
Орлов Иван Александрович7  ( 4 )Первая МироваяПогиб 30 июня 1917 г.
Сапожников Григорий Степанович7  ( ? ) + 1 аэростатПервая Мировая + ГражданскаяПогиб 8 сентября 1920 г.
Гильшер Юрий Владимирович6  ( 5 )Первая МироваяПогиб 7 июля 1917 г.
Пишванов Александр Михайлович6  ( 5 )Первая Мировая 
Тетер О. И.6  ( ? )Первая МироваяЛатыш, до войны окончил рижский
Политехнический институт.
С 1914 года - в Русской армии.
Погиб летом 1917 года.
Махлапуу Ян М.6  ( ? )Первая МироваяПогиб в июле 1917 года
Ольгерд Пётр6  ( ? )Первая Мировая 
Утгоф Виктор Викторович5  ( ? )Первая МироваяПогиб 10 октября 1930 года.
Леман Эрнст Христианович5  ( ? )Первая МироваяПогиб в декабре 1917 г.
Багровников Иван Михайлович5  ( ? )Первая МироваяВ период Гражданской войны
служил в Белой Армии
Васильченко Николай Николаевич4  ( ? )ГражданскаяПогиб в 1941 году.
Губер Борис Александрович3  ( ? )Первая Мировая 
Ингаунис Феликс Антонович3  ( ? )Первая Мировая + Гражданская 
Свешников Александр Николаевич3  ( 2 )Первая МироваяПогиб зимой 1919 г.
Д. Щёкин + А. Коротков3  ( ? )ГражданскаяПобеды одержаны в паре
Туманский Алексей Константинович3  ( ? )Первая Мировая + Гражданская 
Стоман Евгений Карлович3  ( ? )Первая Мировая 
Липский Лонгин3  ( ? )Первая Мировая 
Башинский ?.?.2  ( ? )Первая Мировая 
Крекис Юлиус2  ( ? )Гражданская 
Мачавариани Михаил Сергеевич2  ( ? )Первая Мировая 
Ткачёв Вячеслав Матвеевич2  ( ? )Первая Мировая 
Зверев Фёдор Трофимович2  ( ? )Первая Мировая + Гражданская 
Меос Эдгар Иванович2  ( ? )Первая МироваяВключая 1 аэростат
Гусев А. М.2  ( ? )Первая МироваяПогиб 23 марта 1917 г.
Чарухин ? ?1  ( ? )Первая Мировая 
Янковский Г.В.1  ( ? )Первая Мировая 
Навроцкий Николай Васильевич1  ( ? )Первая Мировая 
Арцеулов Константин Константинович1  ( ? )Первая МироваяПервый покоритель штопора
Лебедзь Степан Александрович1  ( ? )Первая МироваяПогиб 13 сентября 1916 г.
Бербеко Александр Тихонович1  ( ? )Гражданская 
Смирнов Сергей Фёдорович1  ( ? )ГражданскаяВ паре с А. С. Слепяном
Шиуков Алексей Владимирович1  ( ? )Первая Мировая 
Компанеец Н. И.1  ( ? )Первая Мировая 
Мульков Н. А.1  ( ? )Первая Мировая 
Шелухин Пётр Семенович1  ( ? )Гражданская 
Петрожицкий Иван Иосифович1  ( ? )Первая Мироваяс наблюдателем
Кострицкий ? ?1  ( ? )Первая Мироваяс наблюдателем
Панкратов ? ?1  ( ? )Первая МироваяПогиб 20 сентября 1916 г.
Покровский Виктор Леонтьевич1  ( ? )Первая МироваяПогиб в ноябре 1923 г.
Иванов + Алексеев1  ( ? )Первая Мировая 
Осипов Н. В.1  ( ? )Первая Мировая 
Павлов Иван Ульянович1  ( ? )Первая Мировая + ГражданскаяУмер в 1936 году
Пентко ? ?1  ( ? )Гражданская 
Ф. А. Граб и А. Шульц1  ( ? )Гражданскаяс наблюдателем
Киселевич ? ?1  ( ? )Первая Мировая 
Зиновьев ? ?1  ( ? )Первая МироваяПогиб 18 мая 1917 г.
Кожевников Александр Тимофеевич1  ( ? )Первая МироваяРасстрелян 8 августа 1938 г.
Гуляев Яков Яковлевич1  ( ? )Гражданская 
Мельников Н. С.1  ( ? )Гражданская 
Нестеров Пётр Николаевич1  ( тараном )Первая МироваяПогиб 26 августа 1914 г.
Томашевский Апполинарий Иванович?Первая Мировая + Гражданская 
Межерауп Пётр Христофорович?Гражданская 
Спатарель Иван Константинович?Гражданская 
Братолюбов Юрий Александрович?Первая Мировая + ГражданскаяПогиб 21 сентября 1919 г.
Тихоцкий Александр Сергеевич?Первая МироваяПогиб 28 декабря 1915 г.
Ефимов Михаил Никифорович?Первая МироваяПогиб в августе 1919 г.
Смирнов Григорий Степанович?Первая Мировая + ГражданскаяПогиб 24 января 1923 года.
Кудрин Борис Николаевич?Первая Мировая + Гражданская 
Виноградов Иван Николаевич?Первая Мировая + Гражданская 

airaces.narod.ru

Воздушные асы над полями сражений Первой мировой » Военное обозрение

Первая Мировая война стала настоящим катализатором для развития летного дела и авиационного конструирования. Начиная эту войну с одиночных разведывательных полетов, тогдашние авиаторы вначале даже не боялись друг друга, так как считали, что все они были коллегами – воздухоплавателями.

Однако ситуация вскоре резко изменилась. Противники поняли, что не только необходимо жестко противодействовать своим коллегам на аэропланах, а попросту их уничтожать. Известно, что одно из первых боестолкновений в воздухе в начале войны произошло между французским пилотом Жаном Наваррэ и его немецким противником. Это когда француз увидел в полете германский аэроплан, летчик которого приветливо помахал ему рукой. Жан ответил на приветствие, а потом, не долго думая, открыл огонь по неприятелю из своего карабина. После этого инцидента бои за воздушное пространство на фронтах Первой мировой развернулись не на жизнь, а на смерть.

Авиаторы 5-го армейского АО у самолета "Вуазен", вооруженного пулеметом "Максим". Апрель 1916 г.

Правда, элементы рыцарства среди летчиков продолжали иметь место, так сбив вражеский самолет, они нередко сбрасывали на территории неприятеля записку примерно такого содержания:"Сожалею об убитом муже и отце, но война есть война, не я его - так он меня".

В самом начале войны, 26 АВГУСТА 1914 года, наш соотечественник капитан Петр Нестеров первым в мире открыл счет воздушным победам. Именно в этот день, поднявшийся в воздух П.Нестеров направил свой «Моран» наперерез противнику. Настигнув неприятельскую машину, он таранным ударом сбил ее. Петр Нестеров не стал асом, в том же бою он погиб и сам.

Слово «ас» утвердилось в авиации чуть позже. В переводе с французского оно означает туз, искаженное старофранцузское «Deus» -Бог. Вначале официальное звание аса присваивалось летчику, одержавшему не менее 5 зарегистрированных побед (подтвержденных тремя и более очевидцами боя) во Франции, Великобритании и России, не менее 7 - в Германии и Австро-Венгрии. Чуть позже для получения звания аса требовалось сбить не менее 10 неприятельских самолетов. (http://www.soldiering.ru/avia/file/record.php)

Техническое несовершенство вооружения аэропланов начала Первой мировой позволяло использовать самолеты, в основном, только в разведывательных целях. Именно отсутствие бортового оружия и заставляло многих летчиков применять тараны и уничтожать врага ценой собственной жизни.

Однако война двигала конструкторскую мысль необычайно быстро, так, уже 3 ноября 1914 г. французский военный пилот сержант Роланд Гарро совместно с майором де Роз изобрел устройство, позволяющее стрелять из пулемета через плоскость, сметаемую винтом работающего мотора. Вскоре серийные военные самолеты Моран-Сольнье оснащаются новинкой Гарро и пулеметом, он устанавливался параллельно оси летательного аппарата. В марте 1915 года самолеты, оснащенные курсовыми пулеметами, бросаются в бой на разных участках германо-французского фронта, именно с этого момента в воздухе закипели ожесточенные бои, уже без стрельбы из револьверов и карабинов, а по-серьезному.

Не отставали в авиационном деле и немцы, вскоре за французами известный Антони Фоккер, работавший в Германии, установил на самолет синхронизатор пулеметного огня, что значительно повысило его боевые возможности. В результате появляются самолеты-истребители, а вслед за ними асы - французские, немецкие, русские, австрийские. Однако самой первой сформировалась французская школа воздушного боя, ее прошли и многие русские летчики.

Сильнейший представитель французской школы воздушного боя капитан Рене Пауль Фонк одержал 75 побед. На счету самого известного аса национального Героя Франции капитана Георга Гинемера чуть меньше, всего 54 выигранных поединка. Третий результат у лейтенанта Карлса Ненжессера - 43 победы. Во французских ВВС в Первую мировую 52 летчика сбили не менее 10 самолетов каждый. Всего они уничтожили 908 машин противника. Французские летчики добились основных побед на истребителях собственного производства - Моран-Сольнье «N», SPAD-VII конструкции Луи Бешеро, SPAD-VIII, Ньюпор 11 и Ньюпор 17. Так, SPAD-III (на нем воевали асы - Фонк, Гинемер, Ненжессер), оснащенный 150-сильным двигателем, развивал скорость около 180 км/ час и был самым скоростным из всех военных самолетов. Его вооружение - один синхронный пулемет с большим запасом патронов - 500 штук.

В 1916 году французы уже имели крупные истребительные отряды, которые могли участвовать в прикрытии и поддержке сухопутных войск участников масштабных наземных операций. Так, в самый разгар Первой мировой бои в воздухе стали перерастать в настоящие сражения. В Верденской операции (февраль - декабрь 1916 года ) противоборствующие стороны впервые стали применять авиацию над полем боя массированно: бомбовые и штурмовые удары по объектам тыла и войскам на передовых позициях наносились большими по составу группами. В наряд истребителей входило сразу несколько пар патрулей, использовавшихся для наращивания усилий.

Об ожесточённом характере воздушных схваток говорит хотя бы тот факт, что в живых порой оставалась лишь половина экипажей, участвовавших в них. (http://www.soldiering.ru/avia/file/record.php)

Следующими по результативности среди авиаторов западных союзников шли британские ВВС, в них тогда помимо самих англичан служили и выходцы из Канады, Австралии, Новой Зеландии, некоторых африканских государств. По индивидуальному мастерству они ни чем не уступали французам. Так, на счету майора Эдварда Маннока 73 сбитых самолета, майора Вильяма Бишопа (Англия) - 72, майора Р. Коллишоу (Канада) - 60. 29 английских пилотов одержали более 10 побед каждый, уничтожив при этом 681 самолет. Если учитывать и достижения пилотов государств, входивших в Британию, то результат более весом. Так, 18 самых результативных летчиков одержали более 35 побед каждый, сбив в общей сложности 881 самолет. Английские асы сражались на истребителях Де Хэвилленд Dh3, Бристоль F2, Сопвич Е.1. «Кемел». (http://www.soldiering.ru/avia/file/record.php)

В ВВС США 10 пилотов стали асами, уничтожив вместе 142 вражеских самолета. Американские летчики сражались и в составе ВВС других стран Антанты, а потому общий счет асов США более весом - 293 сбитых самолета. Сильнейший пилот капитан Эдвард Рикенбакер выиграл 26 воздушных поединков.

В число асов Первой мировой вошли и 9 итальянских летчиков, которые уничтожили 183 самолета. Самый результативный из них - Франсиско Баракка - 34 воздушные победы. Отважно сражались и бельгийские летчики, трое из которых уничтожили более 10 самолетов противника каждый. А лидер лейтенант Вилли Коппенс одержал 37 побед.

Были среди авиаторов в Первую мировую и русские летчики. Первые истребительные авиаотряды в русской армии были созданы в начале 1915 года. Один защищал Варшаву, второй охранял от нападения с воздуха царскую ставку. Весной 1916 года формируются еще 12 истребительных отрядов - по одному на полевую армию. В том же году в связи с тем, что Германия перебросила на восток большее количество авиации, создаются фронтовые истребительные отряды. Русские летчики воевали на самолетах французского производства, в 1915 году появляется первый истребитель отечественного производства Сикорский С-16.

Русские летчики-асы стали первыми, кто смог выходить из смертельного штопора. Кроме того, именно русские летчики Первой мировой войны совершили первые в истории авиации воздушные тараны.

Да, список у русских асов гораздо скромнее, чем у французов, англичан или немцев, но этому есть определенные причины. Русские асы имели меньше побед, чем французские или немецкие лётчики, так как они воевали в более худших условиях, на худших самолётах, с более слабым вооружением. Несмотря на все это, русские лётчики своей смелостью и отвагой сумели внушить противнику страх перед русским воздушным флотом. На 150 лётчиков - истребителей в России было 26 асов, уничтоживших в общей сложности 188 самолётов противника.

Наибольшее количество сбитых вражеских самолетов было на счету у штабс-капитана А.Казакова - 17 побед (неофициально - 32), далее за ним в списке асов шел капитан французской армии П.В.д'Аргеефф – 15 побед, третьим был капитан второго ранга А.Прокофьев-Северский, на счету у этого удивительного и мужественного авиатора было 13 побед, он сбивал вражеские самолеты и командовал бомбардировочной эскадрильей, не имея при этом одной ноги. Однажды летчик вел бой в одиночку против 7 немецких самолетов и вышел победителем, за что был награжден Золотым Георгиевским оружием. Разрешение летать, будучи инвалидом, ему дал лично царь Николай II после свидания с героем. Далее в списке поручик И.Смирнов – 12 побед, за ним следуют сразу три летчика, имевших на боевом счету 11 побед, двое по 7 и трое по 6 побед, шесть русских авиаторов сбили по 5 вражеских машин. Замыкает список капитан второго ранга В.В.Утгофф, сколько он сбил вражеских самолетов - точных данных не имеется, однако судьба этого авиатора необычна и очень интересна, так известно, что Утгофф Виктор был заместителем командующего воздушными силами Черноморского флота. Среди его наград - ордена св. Георгия, Владимира, Станислава и Георгиевский крест. Считается первым пилотом, взлетевшим с корабля во время войны. В июне 1917 года едва избежал смертного приговора от матросского комитета авиатранспорта "Император Николай Первый" за то, что вопреки его запрету сбросил бомбы на немецкую подводную лодку, обнаруженную неподалеку от корабля, после октябрьской революции эмигрировал в Америку. (http://www.volk59.narod.ru/asypm.html)

Всего, по данным зарубежных исследователей, на сегодня известны 1860 (тысяча восемьсот шестьдесят) асов Первой мировой войны. При этом русских известны только двадцать фамилий. Однако известный русский исследователь данного вопроса Ткачев говорит о двадцати шести, необходимо прислушаться к словам выдающегося летчика, командующего авиадивизионом, позднее инспектора авиации Юго-Западного фронта, подполковника, кавалера Георгия IV степени В. М. Ткачева, так, например, в его книге об использовании авиации в Первую мировую говорится: «…наш первый ас Козаков имел 17 официальных и 32 неофициальные победы. Француз Фонк – 75, а немец Рихтгофен – 80. У нас примерно на 150 летавших истребителей было 26 асов, которые сбили 188 вражеских аэропланов, по 7 побед на аса. А у французов на 1200 истребителей было 80 асов, сбивших 1185 аэропланов, по 14–15 аэропланов на аса. Но надо принять во внимание, что русская истребительная авиация работала лишь один год, а западная три года, к тому же густота сосредоточения – число аэропланов на километр фронта – у них была в 10 раз больше, чем у нас.»

Известно, что за четыре года воюющими государствами было проведено около ста тысяч воздушных боев, в ходе которых было сбито 8073 самолета, огнем с земли уничтожено 2347 самолетов. Немецкая бомбардировочная авиация сбросила на противника свыше 27 000 тонн бомб, английская и французская – более 24 000.

Англичане претендуют на 8100 сбитых самолетов противника. Французы – на 7000. Немцы признают потерю 3000 своих самолетов. Не более 500 машин потеряла Австро-Венгрия и прочие союзники Германии. Таким образом, коэффициент достоверности побед Антанты не превышает 0,25. (http://www.modernlib.ru/books/nikolay_georgievich_bodrihin/velichayshie_vozdushnie_asi_xx_veka/rea/​)

Всего асами Антанты было сбито свыше 2.000 германских самолетов. Немцы признали, что потеряли в воздушных боях 2.138 самолетов и что не вернулось из расположения противника около 1.000 машин. (http://www.soldiering.ru/avia/file/record.php)

Отдельно хочется остановиться на достижениях немецких асов, а они выглядят более чем весомо. Так, в германских ВВС 161 летчик имел на своем счету 10 и более воздушных побед (такого количества асов не имели ВВС ни одной страны). Они уничтожили 3.270 машин противника. Многие авиаспециалисты считают, что и личное первенство за немецким асом - ротмистром Манфредом фон Рихтгофеном. По их утверждению, он сбил наибольшее количество самолетов противника - 80, по другим данным - около 60. 62 победы в своем активе имеет старший лейтенант Эрнст Удет, 53 - старший лейтенант Эрнст Левенхардт. В числе асов и союзники немцев - летчики ВВС Австро-Венгрии. Так, капитан Годвин Брушовский выиграл 40 поединков.

Так кто же все-таки был самым результативным летчиком Первой мировой? Тщательный анализ документов и литературы о применении истребительной авиации в 1914-1918 годах показывает, что им является французский летчик Рене Пауль Фонк с 75 воздушными победами. Ну, а как тогда Манфред фон Рихтгофен, которому некоторые исследователи приписывают почти 80 уничтоженных самолетов противника и считают именно его самым результативным асом Первой мировой? Это его называли «красным бароном». Он был народным любимцем. До сих пор точно не известно, кто же оборвал жизнь этого национального героя Германии.

Однако часть других исследователей полагает, что есть все основания считать, что 20 побед Рихтгофена не являются достоверными. Так, что данный вопрос до сих пор остается открытым. Начав свою военную карьеру в кавалерии на Восточном фронте, Рихтгофен завершил ее лучшим асом Первой мировой, интересны его записи в дневнике, особенно о своих противниках, так, он о них писал: "За всю жизнь у меня не было лучшей охоты, чем в ходе битвы на Сомме. Утром, как только я поднимался, первый англичанин был сбит, а последнего эта участь постигала после заката".

Бельке (первый германский ас, командир Рихтгофена) однажды заметил, что это похоже на Эльдорадо для летчиков. Французских пилотов Рихтгофен вообще не считал за летчиков. Совсем по-другому Рихтгофен описывает воздушные сражения на Востоке: "Мы часто летали, редко вступали в бой и не имели особых успехов".

Исходя из дневника М. фон Рихтгофена, можно сделать вывод о том, что российские авиаторы не были плохими летчиками, просто их было меньше по сравнению с количеством французских и английских пилотов на Западном фронте. Редко на Восточном фронте устраивались так называемые "dog fight", т.е. "собачья свалка" (маневренный воздушный бой с участием большого количества самолетов), которые были обычным явлением на Западном фронте. Зимой же в России самолеты вообще не летали. Потому-то все германские асы и одержали столько побед именно на Западном фронте, где небо просто кишело самолетами противника.

topwar.ru

Первая Мировая в небе | SmolBattle

Первая Мировая в небе


Первая мировая война была первым крупным конфликтом, в котором широкое применение получили летательные аппараты, изобретенные чуть более, чем за десятилетие до начала войны. Самолеты, наряду с воздушными змеями, привязными аэростатами и дирижаблями, обеспечили всем основным видам войск новые тактические возможности для разведки и атаки вражеских сил с воздуха.

В течение войны роль военного летчика прошла путь от обычного наблюдателя до смертельного орудия наступления. Если ранее пилоты летали, вооружившись только пистолетами (или вовсе безоружными), то к 1918 году истребители и массивные бомбардировщики были вооружены несколькими пулеметами и большими запасами мощных по разрушительности боеприпасов. Более старые технологии, такие как привязные аэростаты и воздушные змеи, чаще использовались на линии фронта, чтобы получить дополнительное преимущество в небе. Вследствие того, что самолет становился всё большей угрозой и это вело к усовершенствованию зенитных вооружений и тактик ПВО, пилотам приходилось изобретать новые способы, чтобы избежать быть сбитым с земли и неба. Аэрофотосъемка превратился в незаменимый инструмент для проведения артиллерийских атак и оценки ущерба от них. Пилоты таких новых самолетов несли огромные риски - они были уязвимы для огня противника, нередко зависели от погоды и летали на новых, часто экспериментальных, самолетах. Аварии и крушения были частым делом и многие из пилотов поплатились своими жизнями.


Французский двухместный биплан SPAD S.XVI, разведчик, пролетает над сектором Compeign, Франция ок. 1918.
Обратите внимание на зигзагообразные узоры оборонительных окопов на полях ниже. / (San Diego Air and Space Museum Archive)


Немецкий летчик Ричард Шолль и его второй пилот лейтенант Андерер в лётных костюмах рядом со своим бипланом Hannover CL.II, 1918 год. / (CC BY SA Carola Eugster)


Британские бомбардировщики Handley-Page на задании, Западный фронт. Этот снимок, который, по-видимому, был сделан из кабины бомбардировщика, приписывают Тому Айткену. На нём мы видим другой бомбардировщик Handley-Page, изготавливающийся к бомбометанию. Модель бомбардировщика 0/400, которая была введена в 1918 году, могла нести 2000 фунтов (907 килограмма) бомб и могла оснащаться четырьмя пулемётами Льюиса (Lewis). / (Tom Aitken/National Library of Scotland)


Немецкие солдаты заправляют через распределитель газовые баллоны, чтобы надуть привязной аэростат, на Западном фронте. / (National Archives/Official German Photograph)


Поднимается немецкий привязной аэростат наблюдения типа АЕ 800. / (Brett Butterworth)


Трофейный немецкий моноплан Taube на показе во дворе дома Инвалидов в Париже, в 1915 году. Taube выпускался перед ПМВ и использовался в военных действиях на передовой совсем недолго, позднее был заменен на новую конструкцию. / (Bibliotheque nationale de France)


Солдат с пулемётом Hythe Mk III Gun позирует перед камерой во время учений на Ellington Field, Хьюстон, Техас в апреле 1918 года. Mk III, схожий по размеру, управлению и весу с пулемётом Льюиса, использовался для подготовки воздушных стрелков. Снимок, сохраненный после его извлечения, использовался для последующего просмотра при инструктаже и тренировках стажеров при повышении квалификации. / (Harry Kidd/WWI Army Signal Corps Photograph Collection)


Капитан Росс-Смит (слева) и наблюдатель перед современным истребителем Bristol, 1-ой эскадрилья боевой авиации в Палестине, февраль 1918 года. Эта фотография была сделана с помощью Paget process, в начале экспериментов с цветной фотографии. / (Frank Hurley/State Library of New South Wales)


Лейтенант Кирк Бут из войск связи США поднялся на большом воздушном змее Perkins, в Camp Devens, Ayer, Массачусетс. В то время как Соединенные Штаты никогда не использовали эти змеи во время войны, немецкие и французские войска иногда применяли их на фронте. / (U.S. National Archives)


Обломки немецкого истребителя-биплана Albatross D. III. / (Library of Congress)


Неизвестный пилот в дыхательном аппарате. Изображение сделано O.I.C Photographic Detachment в Hazelhurst Field, Лонг-Айленд, Нью-Йорк. / (National World War I Museum, Kansas City, Missouri, USA)


Аэроплан Фарман с ракетами, прикрепленными к стойкам. / (National World War I Museum, Kansas City, Missouri, USA)

Сбитый немецкий воздушный шар. / (National World War I Museum, Kansas City, Missouri, USA)


Самолет, объятый онём, падает с неба. / (National World War I Museum, Kansas City, Missouri, USA)


Немецкий одноместный триплан-истребитель Pfalz Dr.I, ок. 1918. / (San Diego Air and Space Museum Archive)


Воздушные шары наблюдения, рядом с Кобленцем, Германия. / (Keystone View Company)


Наблюдатель в гондоле немецкого воздушного шара стреляет из сигнального пистолета. / (U.S. National Archives)


Ночной полет в Ле Бурже, Франция. / (National World War I Museum, Kansas City, Missouri, USA)


Британский самолет-разведчик летит над вражеской линией фронта, во Франции. / (National Library of Scotland)


Бомбардировка города Montmedy, в 42 км на север от Вердена, в то время как американские войска продвигаются в сектор Meuse-Argonne. Три бомбы были выпущены американским бомбардировщиком, одна попала в водопроводную станцию, две других мы видим падающими в воздухе. Черные клубы дыма указывают на зенитный огонь. Справа (на западе) можно увидеть здание Красного креста с соответсвующим символом. / (U.S. Army Signal Corps)


Немецкие солдаты у перевернутого немецкого самолёта. / (CC BY SA Carola Eugster)


Японский летчик, 1914. / (Bibliotheque nationale de France)


Воскресное утро, служащие аэродрома, во Франции. Капеллан, стоя на самолёте, проводит службу. / (National Library of Scotland)


Наблюдатель в хвостовой оконечности английского дирижабля R33, 6 марта 1919 года, Селби, Англия. / (Bibliotheque nationale de France)


Солдаты несут комплект крыльев от немецкого самолета. / (National Archives)


Капитан Морис Хаппе, на заднем месте, командир французской эскадры MF 29, сидит в своём командирском Фармане MF.11 Пилот бомбардировщика (спереди) - капитан Берто. На самолёте изображена эмблема первого юнита - Военный крест, ок. 1915. / (Library of Congress)

Немецкий самолет над пирамидами Гизы в Египте. / (Der Weltkrieg im Bild/Upper Austrian Federal State Library)


Движитель французского военного дирижабля "Republique". / (Library of Congress)


Немецкий пилот лежит мертвым в своем рухнувшем самолете, во Франции, в 1918 году. / (National World War I Museum, Kansas City, Missouri, USA)


Приземление немецкого Pfalz E.I, апрель 1916 года. / (Brett Butterworth)


Спуск аэростата наблюдения. Небольшая, в сравнении с размерами воздушного шара, группа мужчин контролирует его множеством канатов. Корзина на двух человек, прикрепленная к шару, как видим, уже стоит на земле. Будучи часто мишенью для обстрела, лица, проводящие наблюдения в этих шарах, были обязаны носить парашюты для скорейшего спуска, если это было необходимо. / (National Library of Scotland)


На снимке аэрофотосъёмки показан пейзаж, испещерённый линиями траншей и воронками взрывов. Фото: пилот Ричард Шолль и его второй пилот лейтенант Anderer, рядом с Guignicourt, северная Франция, 8 августа 1918 года. Через месяц Ричард Шолль был объявлен пропавшим без вести. / (CC BY SA Carola Eugster)


Немецкий гидроплан, ок. 1918. / (U.S. National Archives)


Французская кавалерия наблюдает за пролетающим мимо военным самолетом. / (Keystone View Company)


Навешивание 100-кг бомбы на немецкий самолет. / (National Archives/Official German Photograph)


Силуэты зенитчиков со своим орудием на фоне неба. Справа, солдат передаёт снаряд для пушки. Битва при Broodseinde (октябрь 1917 г.) была частью более крупного сражения - третьей битвы при Ипре, известной как битва за перевал Пашендаль (Passchendaele), проводившейся под командованием сэра Дугласа Хейга. / (National Library of Scotland)


Самолёт, рухнувший и сгоревший на немецкой территории, ок. 1917. / (Brett Butterworth)


Биплан Sopwith 1 1/2 Strutter взлетает с площадки, построенной на башне орудия в средней части автралийского корабля HMAS "Q", в 1918 году. / (State Library of New South Wales)


Аэрофотограф с камерой Graflex, ок. 1917-18. / (U.S. Army)


14-е фотоотделение 1-й армии "Отделение воздухоплавателей". Капитан A. W. Stevens (центр, передний ряд) и личный состав, ок. 1918. Служба подразделений аэрофотосъёмки. / (Army Air Forces)

Аэрофотоснимок поля боя, покрытого воронками. Темные диагональные линии - тени от немногих оставшихся стволов деревьев. / (National World War I Museum, Kansas City, Missouri, USA)


Британский командующий отправляется в рейд на биплане Airco DH.2. / (Nationaal Archief)


Разбомбленные казармы в Ипре, вид с высоты 500 футов / (Australian official photographs/State Library of New South Wales)


1-я эскадрилья, юнит (подразделение) австралийского авиакорпуса ВВС, в Палестине в 1918 году. / (James Francis Hurley/State Library of New South Wales)


Возвращаясь из разведывательного полета, вид на облака сверху. / (Bibliotheque nationale de France)

 

smolbattle.ru

Лучшие летчики Первой Мировой войны.

Итак, представляю вашему взору подборку лучших асов Первой Мировой войны.
Как известно летчики все были дворянских родов, и чуть ли не знали друг друга и учились в одних школах, и уважение к противнику было на высшем уровне.

Самый выдающийся ас Российской Империи.
За три года войны Казаков сбил лично 17 и в групповых боях ещё 15 самолётов противника и был признан самым результативным российским лётчиком-истребителем периода Первой мировой войны. В некоторых публикациях указывается, что он сбил 32 самолета лично, но скорее всего их авторы объединяют личные и групповые победы Казакова.
1 августа 1919 года Казаков погиб в авиакатастрофе.

Аргеев Павел Владимирович.
Второй по результативности Российский ас.
На его счету было 15 самолетов противника.
30 октября 1922 года, летя с грузом почты из Праги в Варшаву, погиб в авиакатастрофе в Чешских Татрах, в районе Трутнова (Трантенау), врезавшись в густом тумане в скалу.
Похоронен в Париже.

Италия.
Франческо Барака

Самый результативный ас Италии за Первую Мировую войну да и пожалуй за все войны Италии.
На его счету 34 самолета противника, сам погиб при неизвестных обстоятельствах 19 июня 1918 года.
Так же он известен своим гарцующем жеребцом который впоследствии был получен от матери Франческо гонщиком Энцо Феррари.
Именно этот жеребец является эмблемой автомобилей Феррари.

Англия.

Рой Браун.
И хоть Рой является не самым результативным асом Британии за Первую Мировую войну, но
именно его я решил включить в свой рейтинг по причини его выдающейся победы-ведь он считается
виновником гибели лучшего аса Первой Мировой-Манфреда фон Рихтгофена 21 апреля 1918 года.
22 Апреля Рой принял участие в похоронах «Красного Барона», вот как он сам описывает те события:
«В горле у меня стоял ком. Если бы он был моим лучшим другом — моё горе было бы точно таким же.»

США
Эдвард Рикенбакер
был одним из самых результативных американских пилот истребителей 1-й Мировой войны. Всего на его счету числится 26 сбитых самолетов противника.
После войны стал бизнесменом. Во время 2-й Мировой выполнял специальные задания для ВВС США, в том числе и на территории СССР.

Франция.
Рене Фонк

Французский лётчик-истребитель Первой мировой войны,
с 75 сбитыми самолётами противника является асом № 1 Антанты и вторым асом всей войны (после Манфреда фон Рихтгофена).

Германия.
Манфред Фон Рихтгофен.

Ма́нфред А́льбрехт фрайхерр фон Рихтго́фен- Германский лётчик-истребитель, ставший лучшим асом Первой мировой войны с 80 сбитыми самолётами противника. Он широко известен по прозвищу «Красный барон», которое он получил после того, как ему пришла мысль покрасить в ярко-красный цвет фюзеляж своего самолета Albatros D.V., затем Fokker Dr.I., и благодаря своей принадлежности к немецкому баронскому дворянскому сословию фрайхерр.
До сих пор считается многими «асом из асов».

Гибель
Вот что пишут по гибели лучшего аса Первой Мировой:
Обратимся вновь к письменам Рихар­да Венцля:
— Рихтгофен всегда стремился проявить себя во всем. Он хотел слетать из Фрейбурга в Брейсгау вместе с Вольфсхеном (Ганс-Иоахим Вольф по прозвищу волчонок, Wolffchen) поохотиться в Черном лесу. Все было готово — дело за погодой.
Возможно Рихтгофен раздумал ле­теть, рассчитывая в короткий срок дог­нать свой победный счет до сотни, воз­можно — были иные причины. В роковой день 21 апреля Рихтгофен совершил несколько ошибок.
Летчикам JG I была поставлена зада­ча расчистить небо над долиной Соммы восточнее Амьена, чтобы позволить двухместным разведчикам сфотографи­ровать позиции австралийской артилле­рии в районе моста Морланкур. Эти пуш­ки представляли угрозу для концентри­рующихся в районе Хамеля перед ата­кой Амьена войск. Боевое задание пред­полагало наступательные действия лет­чиков «Цирка Рихтгофена», а не типич­ный полет на патрулирование и перехват неприятельских самолетов над террито­рией, занятой германцами.
Утром 21 апреля фон Рихтгофен на своем красном триплане Dr.l 425/17 возглавил группу Фоккеров и «Альбатро­сов».

Над линией фронта немцы встретили пару разведчиков RE.8 из 3-й эскад­рильи австралийского авиационного корпуса. Красноносые трипланы атако­вали самолеты противника, однако на самолете барона отказали пулеметы. В то же время наблюдатель одного из развед­чиков угостил хорошей очередью Dr.l лейтенанта Ганса Вейсса, перебив ему тягу управления рулем направления. Вейсс вышел из боя.
Рихтгофен обнаружил обрыв спусковых тяг пулеметов. Стрелять можно было только вручную, для чего необходимо было наклоняться к самой приборной доске. Для удобства барон отстегнул при­вязные ремни.
Перестроившись после атаки разведчиков, германские самолеты столкнулись с «Кэмелами» из 209-й британской эскадрильи. Британские истребители вел в бой опытнейший командир канадец капитан А. Рой-Браун. Теперь известно, что с обо­их сторон в бою принимали участие нович­ки: кузен Рихтгофена Вольфрам по прозви­щу Ульф на Dr. 1 и Уилфред Мэй (школь­ный приятель Брауна) на «Кэмеле».
Мэй пытался атаковать самолет Вольфрама фон Рихтгофена, однако пулеметы на «Кэмеле» отказали. Мэй взял курс до­мой. Это заметил риттмейстер, которому не терпелось одержать 81-ю победу.
Как уже говорилось, в тот фатальный день Рихтгофен допустил сразу несколь­ко ошибок. С самого начала он не учел направления дувшего в тот день ветра. Обычно над Северной Францией ветер дует с запада на восток, но поздним ут­ром 21 апреля ветер дул с востока на за­пад. Германские летчики-истребители считали, что дующий с запада на восток ветер дает им преимущество. Попутный ветер «затягивал» британские самолеты вглубь территории, контролируемой нем­цами, в то же время британцам приходи­лось возвращаться к линии фронта про­тив ветра — скорость самолетов падала. Рихтгофен не учел направления ветра, ко­торый оказался для немцев попутным. Бла­годаря восточному ветру Рихтгофен ока­зался западнее, чем рассчитывал, над тер­риторией занятой британскими войсками.
Как правило, германские летчики не пересекали линию фронта, делая исклю­чения только для атак целей наивысше­го приоритета — аэростатов и некоторых самолетов-разведчиков.
Мэй снизился до самой земли, надеясь оторваться от триплана, маневрируя среди холмов и деревьев. Фон Рихтгофен неотступно следовал за своим визави. Из-за постоянного отвлечения внимания на пулемет барон вскоре столкнулся сразу с двумя проблемами.
Первой проблемой стал подлетевший слева «Кэмел» Роя Брауна, вторая — вы­соты южнее Соммы.
Рихтгофен легко увернулся от атаки Роя Брауна, однако с хвоста «Кэмела» молодого летчика ас сорвался. Рихтгофен стал набирать высоту, чтобы пересечь возвышенность. Попутно барону подвер­нулся какой-то левый «Кэмел». Британс­кий истребитель уцелел только благода­ря окончательному отказу вооружения на красном Dr.l. Рихтгофену оставалась лишь одна дорога — как можно скорее на восток, к высоте Морланкурт.
По триплану велся ожесточенный огонь с земли. Сразу как только триплан перевалил гребень высоты Рихтгофен получил сквозное ранение, пуля вошла в спину и вышла чуть ниже левого соска — в районе сердца.
Опытный летчик на автомате выклю­чил двигатель, перекрыл топливную ма­гистраль, после чего стал пытаться поса­дить самолет. У тяжелораненого аса не хватило сил выполнить посадку по всем правилам. Триплан при касании земли снес шасси, летчик дополнительно к ра­нению получил еще и травмы. Когда к самолету подбежали британские артил­леристы, Рихтгофен был еще жив. Умер он через несколько минут.
Ошибки Рихтгофена стоили ему жизни. Он ошибся при выборе места боя, так как не учел направление и скорость вет­ра. В бою Рихтгофен оторвался от ведо­мых, которые обычно страховали коман­дира от атак сзади. Барон в тот день ле­тал слишком низко, промедлил с реше­нием возвращаться домой по причине отказа оружия.

Еще один выдающийся человек из Рихтгофенов.
Лотар Фон Рихтгофен.

Младший брат Красного Барона.

Как и старший брат войну начал в кавалерии. Перевелся в Luftstreitkräfte в 1915 году. Поступил в Jasta-11 6 марта 1917 года. К окончанию Кровавого Апреля имел 16 побед. После смерти Красного Барона некоторое время командовал Jasta-11.

К 13 мая Лотар имел уже 23 победы. 13 мая был ранен огнем противовоздушной обороны. 14 мая был награжден орденом Pour le Mérite. Из-за ранения не принимал участия в боевых действиях 5 месяцев.

Последнюю победу одержал 12 августа 1918 года на самолете Fokker DVII. За время войны был ранен три раза. С учетом времени, проведенного в госпиталях, его можно назвать самым эффективным асом Первой Мировой.

После войны работал в коммерческой авиации. Погиб в авиакатастрофе 4 июля 1922 года. У пассажирского самолета D1481 Берлин-Гамбург отказал двигатель.

Вернер Фосс
Родился в Крефельде в еврейской семье. «Крефельдский Гусар». 48 побед.
Войну начал Вестфальском гусарском полку в 1914. Перевелся в авиацию. Проходил обучение в Игельсберге. Был направлен в Jasta 2 Освальда Бёльке. Летал вместе с Манфредом фон Рихгтофеном (Красный Барон). Albatros D.III Вернера был украшен свастикой и сердцем. За 4 месяца в Jasta 2 одержал 25 побед. Красный Барон считал его своим лучшим другом и главным конкурентом.

17 марта 1917 получил орден Pour le Merite.
В мае 1917 после скандала был переведен в Jasta 5. В Jasta 5 пробыл всего 1 месяц. 28 июня 1918 переведен на должность командира в Jasta 29. Через 5 дней назначен командиром Jasta 14. В конце июля 1917 Манфред фон Рихгтофен назначил его командиром Jasta 10. После этого счет побед Фосса снова начал расти.

23 сентября Фосс одержал 48-ую победу, и собрался уезжать в отпуск. Но решил совершить еще один боевой вылет. Один напал на 7 британских самолетов 60 и 56 эскадрильи в составе которых был майор Джеймс МакКудден. Был сбит лейтенантом Артуром Дэвидсом (25 побед). Упал под Фрезенбургом, Бельгия.

После смерти Фосса его лучший друг — Манфред фон Рихтгофен — продолжал навещать семью друга.

В отличие от Красного Барона Фосса похоронили без воинских почестей, как обычного солдата.

Гибель.

Через восемь дней после гибели Вольфа летчиков I гешвадера ждал новый удар — с боевого задания не вернулся Вернер Фосс. Утром 23 сентября Фосс одер­жал свою 48-ю победу и собирался в кам­пании с братом отправиться в отпуск до­мой в фатерлянд.
Фосс уже паковал чемоданы. Но вдруг передумал. Возможно он решил использовать остаток дня, чтобы довес­ти свой победный счет до ровного пол­тинника. Фосс приказал подготовить к полету F I 103/17. К этому времени на капоте двигателя триплана уже была на­рисована белой краской рожица, дизайн которой позаимствовали с рисунков на японских воздушных змеях. Среди энту­зиастов истории авиации идут ожесто­ченные споры по поводу цвета окраски капота. Накал страстей по этому поводу превосходит даже ожесточенность спо­ров в отношении формы головок болтов на ведущих колесах танка Pz.Kpfw IV. Еще сохраняется надежда на появление талантливых молодых ученых, способных пролить свет на эти две величайшие тайны истории XX века. Их ждет Нобелевка! В отношении цвета капота само­лета F I 103/17 мир раскололся на две части: одни с пеной у рта доказывают, что капот перекрасили в желтый цвет (идентификационный колер Jasta 10), другие утверждают будто бы капот ос­тался в заводской оливково-коричневой окраске.
Ближе к вечеру Фосс в одиночку патрулировал район, прилегающий к линии фронта. Здесь он напоролся на группу SE.5 из 60-й британской эскадрильи. Фосс был один (впрочем отдельные продвинутые энтузиасты говорят, что компанию асу составлял в том полете некий «Альбатрос» красного цвета), но это не помешало ему атаковать. За короткий промежуток времени гунн сбил двух анг­личан. Фосс надеялся, что его победу подтвердят наземные наблюдатели. Меж­ду тем на сцене появилось еще семь SE.5 звена В 56-й эскадрильи. Вскоре к ним присоединились истребители звена С той же эскадрильи.
56-я эскадрилья считалось одной из лучших Королевском авиационном кор­пусе. Фосс понятия не имел с кем ему при­дется драться. Оппонентами Фосса явля­лись самые опытные и результативные асы британской авиации, в том числе Дж.Т.Б. МакКудден (57 побед в общей сложности), Ф. Рис-Дэвис (25 побед), Р.А. Мэйбери (21 победа), Г.Х. Боумэн (32 победы), Р.Т.С. Хойдж (28 побед), К.К. Маспратт (8 побед). Самый логичный поступок любого нормально летчика в тех условиях — как можно скорее уносить ноги, тем более, что SE.5 не могли дог­нать триплан.
Фосс являлся летчиком, агрессивным до безрассудности. Скорее всего, Фосс вознамерился завалить одного-двух про­тивников, а после уже сделать ноги в смысле крылья. Надо сказать, основания для самоуверенности у Фосса имелись. За несколько минут схватки попадания пуль, выпущенных из пулеметов герман­ского триплана получили все самолеты звена В, а Кронину и Масспратту при­шлось даже выйти из боя.
Красный «Альбатрос» (если он вообще существовал) в схватке участия не принял, Фосс остался в одиночку разбираться с шестью лучшими пилотами Империи. Об легендарном бое написано много, но лучше всех написал его участ­ник МакКуддин в своих воспоминаниях «Five Years in the Royal Flying Corps». История боя в изложении МакКуддена была переведена на многие языки и вошла в ряд официальных историчес­ких исследований, в том числе и в офи­циальную историю JG I «Jgd in Flanderns Himmel», написанную Боденшатцем. МакКудден писал:
— Теперь германский триплан находился прямо в центре нашего строя.

Самолет великолепно маневрировал. Лет­чик умудрялся вести огонь по всем нам одновременно. Я зашел немцу в хвост, но удержаться за ним сумел всего пару се­кунд. Реакция противника была мгновен­ной и непредсказуемой. Никто из наших не мог держать его в прицела достаточ­ное для стрельбы время… триплан кру­жился в середине шестерки SE.5. Мы все вели огонь. В один момент на триплане сошлись трассы сразу с пяти самолетов.
Нет ничего удивительно в том, что самолет Фосса получил таки приличную порцию свинца. Самолет начал падать, однако затем перешел в планирование, двигатель остановился. Вероятно Фосс перекрыл кран подачи бензина, опасаясь пожара. На планировании триплан стал преследовать лейтенант А.П.Ф. Рис-Дэвидс, он и всадил в самолет Фосса реша­ющую очередь. Фоккер упал севернее Фрезенбурга на британской стороне ли­нии фронта. К месту падения устреми­лись «томми» во главе с лейтенантом Киганом. Они вытащили из самолета мертвое обгоревшее тело. В отличие от Рихтгофена Фосса похоронили без воин­ских почестей, как обычного солдата, павшего на поле брани.
После возвращения на аэродром летчики 56-й эскадрильи долго спорили какую «дичь» они завалили, кто этот летчик-мастер. Пилоты SE.5 не удивились, узнав, что «дичью» являлся Фосс. В то же время по другую сторону фронта, в JG I, никто толком не знал как окончил свой жизненный путь Вернер Фосс. Единственной информацией послужил рапорт лейтенанта Вендельмана из Jasta 8, в ко­тором высказывалось предположение о гибели Фосса в бою с «Сопвичами».
Потеря двух опытнейших летчиков в течение восьми дней подорвало доверие к триплану Фоккера.

down-house.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о